Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [938]
Капитализм [132]
Война [432]
В мире науки [61]
Теория [656]
Политическая экономия [13]
Анти-фа [48]
История [492]
Атеизм [38]
Классовая борьба [394]
Империализм [179]
Культура [989]
История гражданской войны в СССР [205]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [29]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [205]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Ноябрь » 7 » ВТОРОЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ. 2. ДЕКРЕТЫ ВЕЛИКОЙ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.
14:09

ВТОРОЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ. 2. ДЕКРЕТЫ ВЕЛИКОЙ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.

ВТОРОЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ. 2. ДЕКРЕТЫ ВЕЛИКОЙ ПРОЛЕТАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.

Пастух и царь


Остаток ночи на 26 октября большинство делегатов-большевиков провело здесь же, в Смольном. Весь следующий день, 26 октября, был заполнен лихорадочной работой. По телеграфным и телефонным проводам разослано было воззвание II съезда Советов ко всей стране и всем армиям. Почти непрерывно шло заседание Военно-революционного комитета. Решения его согласовывались с Лениным, а часто и прямо писались вождём революции. Ленин предложил как можно скорее восстановить прерванную восстанием нормальную деятельность городских учреждений. Утром появилось распоряжение Военно-революционного комитета: открыть с 27 октября все торговые заведения. Все пустующие помещения и квартиры были взяты под контроль Военно-революционного комитета.

Главное внимание было уделено окончательному разгрому контрреволюции. Военно-революционный комитет приказал приостановить и задержать в пути все войсковые эшелоны, идущие на Петроград.

«Отдавая настоящее предписание, — так заканчивалось распоряжение; — Военно-революционный комитет надеется на всемерную поддержку его со стороны Всероссийского железнодорожного союза и призывает к бдительности всех железнодорожных служащих и рабочих, верных делу революции»1.

Ко всем железнодорожникам было разослано особое обращение, в котором сообщалось, что революционная власть Советов берёт на себя задачу улучшения материального положения железнодорожников.

Это обращение в свете недавнего конфликта железнодорожников с Временным правительством сыграло огромную роль. Оно вбило клин между низами и верхами железнодорожников. Оно помешало руководителям союза железнодорожников увлечь за собой массы на борьбу против революции.

Много времени уделили Ленин, Сталин и Свердлов организации продовольственного дела, подвозу хлеба в Петроград и на фронт.

Вечером, после бурного дня, состоялось заседание Центрального Комитета большевиков. На этом заседании обсуждался состав нового, советского правительства. Было утверждено название нового правительства — Совет народных комиссаров.

Второе, и последнее заседание съезда Советов открылось в 9 часов вечера 26 октября. На нём были приняты решения огромной исторической важности. Первое из них — об отмене восстановленной Керенским смертной казни на фронте и о немедленном освобождении всех арестованных солдат и офицеров-революционеров. Затем было принято постановление об освобождении арестованных правительством Керенского членов земельных комитетов и о переходе всей власти на местах к Советам.

«Вся власть отныне принадлежит Советам. Комиссары правительства отстраняются. Председатели Советов сносятся непосредственно с революционным правительством»1.

Особым постановлением съезд предписал всем армейским организациям принять меры для немедленного ареста Керенского и доставки его в Петроград.

Утвердив постановление, съезд перешёл к обсуждению декларации по основным вопросам — о мире и земле. С докладами по этим вопросам на съезде выступил Владимир Ильич Ленин. До этого момента съезд не видел его. Ленин работал в Смольном, всецело занятый организацией восстания. Теперь он всходил на трибуну съезда не только как вождь и учитель, каким знали его массы раньше, но и как организатор одержанной пролетариатом победы над объединёнными силами контрреволюции.

Не успел председатель назвать это прогремевшее на весь мир имя, . как зал дрогнул от взрыва неслыханных аплодисментов. Будто внезапный порыв ветра пронёсся по залу. Делегаты вскочили с мест. Весь съезд был на ногах. Бурные рукоплескания, восторженные крики встретили вождя величайшей в мире революции.

Сотни глаз с восторгом и любовью были обращены к трибуне, где стоял, возвышаясь над залом, невысокий человек с большим открытым лбом и внимательными острыми глазами.

Он ждал, пока стихнет буря приветствий. Но вот по его настойчивому требованию овации, наконец, смолкли. Он начал доклад.

Речь Ленина, как бы подчёркивающая всем своим содержанием — «много говорено, пора перейти к делу», ставила грань на рубеже двух эпох.

«Вопрос о мире,— сказал Ленин, — есть жгучий вопрос, больной вопрос современности. О нём много говорено, написано, и вы все, вероятно, немало обсуждали его. Поэтому позвольте мне перейти к чтению декларации, которую должно будет издать избранное вами правительство»1.

Декларация эта — декрет о мире — была принята съездом Советов в виде «Обращения к народам и правительствам всех воюющих стран». «Обращение» начиналось словами:

«Рабочее и крестьянское правительство, созданное революцией 24—25 октября и опирающееся на Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, предлагает всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом, демократическом мире»2.

«Обращение» указывало, что

«справедливым, или демократическим, миром... правительство считает немедленный мир без аннексий (т. е. без захвата чужих земель, без насильственного присоединения чужих народностей) и без контрибуций»3.

«Обращение» предлагало заключить мир немедленно, выражая готовность сделать тотчас же все решительные шаги

«впредь до окончательного утверждения всех условий такого мира полномочными собраниями народных представителей всех стран и всех наций»4.

Вместе с тем в «Обращении» говорилось, что советское правительство

«отнюдь не считает вышеуказанных условий мира ультимативными, т. е. соглашается рассмотреть и всякие другие условия мира, настаивая лишь на возможно более быстром предложении их какой бы то ни было воюющей стороной и на их полнейшей ясности, на безусловном исключении всякой двусмысленности и всякой тайны при предложении условий мира»6.

При этом советское правительство заявляло об отмене им тайной дипломатии, выражало твёрдое намерение вести все переговоры совершенно открыто перед всем народом. Советское правительство обещало приступить немедленно к полному опубликованию тайных договоров, объявив эти договоры безусловно и немедленно отменёнными.

«Обращение», предлагая немедленно заключить на три месяца перемирие, заканчивалось призывом к пролетариату передовых капиталистических стран — Англии, Франции, Германии.

«Рабочие названных стран поймут лежащие на них задачи освобождения человечества от ужасов войны и её последствий... помогут нам успешно довести до конца дело мира и вместе с тем дело освобождения трудящихся и эксплуатируемых масс населения от всякого рабства и всякой эксплуатации»6.

«Декрет о мире», принятый II съездом Советов, имел большое международное значение.

Экономическое развитие России, национальные интересы народов страны требовали выхода её из несправедливой войны. За время империалистской войны Россия всё более превращалась в полуколонию иностранного капитала. При буржуазном Временном правительстве колониальная зависимость усилилась. Английские, французские империалисты с помощью займов подготовляли полное закабаление страны. Россия должна была окупить жертвы иностранного империализма; за счёт России пыталась империалистическая Германия добиться уступок на Западе. Но российская буржуазия неспособна была спасти страну от превращения в колонию. В силу своих классовых, своекорыстных интересов, опутанная, как силками, займами, российская буржуазия всё более превращалась в агентуру иностранного империализма. Не могла спасти страну и мелкая буржуазия, верхи которой целиком поддерживали крупных капиталистов.

Мало того, мира жаждало почти всё крестьянство. Оно добивалось мира не во имя социализма. Оно вовсе не требовало только «демократического» мира, без аннексий и контрибуций. Ему нужен был мир прежде всего для передела помещичьей земли.

Только один класс мог разрешить задачи национального развития страны — это пролетариат.

Задолго до того, как партия большевиков пришла к власти, большевики выработали свою платформу мира. Ещё в 1915 году Ленин говорил, что, став у власти, большевики предложили бы демократический мир всем воюющим странам на условиях освобождения зависимых и угнетённых народов. При существующих правительствах ни Германия, ни другие воюющие страны не согласились бы на эти условия. Тогда большевики полностью провели бы в жизнь все меры, намеченные в программе партии, перестроили бы хозяйство страны, подготовили бы и повели революционную войну в защиту социалистического общества.

Только руководимый большевиками рабочий класс освободил страну от полуколониальной зависимости, вырвал её из несправедливой войны и заложил основы для ведения справедливой войны.

Российский пролетариат стал выразителем национальных интересов страны. Он воплотил в себе надежды демократических слоёв. Но пролетариат разрешил национально-демократические задачи страны не путём мирного соглашения с правительством, а единственно возможным революционным путём: превращением войны империалистской в войну гражданскую. Российский пролетариат совершил социалистическую революцию, попутно заканчивая неразрешённые задачи буржуазно - демократической революции.

В «Декрете о мире» была сформулирована основа всей внешней политики советского государства. Декрет четко и недвусмысленно объявил о полном отказе советского правительстве от всяких захватнических целей. «Декрет о мире» нанёс решающий удар по империалистским целям войны, разоблачив перед всем миром её грабительский характер. В своём докладе по вопросу о мире на съезде Советов Ленин указывал:

«Ни одно правительство не скажет всего того, что думает. Мы же против тайной дипломатии, и будем действовать открыто перед всем народом»1.

Программа мира пролетарского государства была ясна и до конца определена. Она возвещалась как государственный акт, обращённый и к правительствам и к народам воюющих стран. Это обстоятельство Ленин особо отмечал в своём докладе съезду Советов. Он говорил:

«Мы не можем игнорировать правительства, ибо тогда затягивается возможность заключения мира, а народное правительство не смеет это делать, но мы не имеем никакого права одновременно не обратиться и к народам. Везде правительства и народы расходятся между собой, а поэтому мы должны помочь народам вмешаться в вопросы войны и мира»2.

И далее, останавливаясь на вопросе о недопустимости предъявления ультимативных условий мира, Ленин указывал:

«Мы, конечно, будем всемерно отстаивать всю нашу программу мира без аннексий и контрибуций. Мы не будем отступать от неё, но мы должны вышибить из рук наших врагов возможность сказать, что их условия другие, и поэтому нечего вступать с нами в переговоры. Нет, мы должны лишить их этого выигрышного положения и не ставить наших условий ультимативно»3.

Против этого пункта на заседании съезда Советов выступил товарищ Еремеев. «Могут подумать, что мы слабы, что мы боимся»4,— сказал он.

В заключительном слове Ленин решительно возражал Еремееву.

«Ультимативность может оказаться губительной для всего нашего дела,—разъяснял он. — Мы не можем требовать, чтобы какое-нибудь незначительное отступление от наших требований дало возможность империалистическим правительствам сказать, что нельзя было вступить в переговоры о мире из-за нашей непримиримости»5.

Но особенно ярким доводом против ультимативности, приведённым Лениным в заключительном слове на съезде, было указание на то, что крестьянин «какой-нибудь отдалённой губернии» скажет:

«Товарищи, зачем вы исключили возможность предложений всяких условий мира. Я бы их обсудил, я бы их просмотрел, а затем бы наказал моим представителям в Учредительное собрание, как им поступить»1.

Каждое слово Ленина падало, как освежающий дождь на высохшую, покрытую запекшейся кровью землю. Сотни делегатов в зале Смольного жадно прислушивались к каждому ленинскому слову. Простые, безыскусственные слова ленинского доклада и «Обращения» отвечали наболевшим сердцам миллионов людей разных наций. Они выражали самые глубокие их чаяния и надежды.

Представители угнетённых наций дружно поддержали большевистский декрет о мире. На трибуне съезда появилась высокая, стройная фигура Феликса Дзержинского.

Суровое, аскетическое лицо его светилось радостью победы.

«Мы внаем, — говорил Дзержинский, — что единственная сила, которая может освободить мир, это — пролетариат, который борется за социализм...

Те, от имени которых предложена эта декларация, идут в рядах пролетариата и беднейшего крестьянства; все те, кто покинул в эти трагические минуты этот зал, — те не друзья, а враги революции и пролетариата. У них отклика на это обращение вы не найдёте, но вы найдёте этот отклик в сердцах пролетариата всех стран. Вместе с такими союзниками мы достигнем мира.

Мы не выставляем отделения себя от революционной России. С ней мы всегда столкуемся. У нас будет одна братская семья народов без распрей и раздоров»2.

В зале стояла тишина. Делегаты напряжённо слушали взволнованную речь польского революционера и заражались его уверенностью в победе. Его страстные слова, казалось, раздвигали стены зала, и делегаты съезда видели, как рушатся вековые оковы царской России — тюрьмы народов. На трибуну поднимались один за другим борцы за освобождение угнетённых наций. Старый революционер Стучка от имени латышского пролетариата и бедноты поддержал декрет о мире. Товарищ Капсукас-Мицкевич добавил от имени литовских трудящихся:

«Нет сомнения, что «Обращение» найдёт отклик в сердцах всех народов, населяющих не только Россию, но и народов других стран. Голос революционного пролетариата, армии и крестьянства пройдёт через штыки и проникнет в Германию и другие страны и будет способствовать всеобщему освобождению»2

На другой же день после революции, на рассвете, радио разнесло по всему миру разрывающие железные оковы империалистской войны великие, мудрые слова советского «Декрета о мире». Люди плакали, слушая их, и в давно угасших глазах снова загоралась надежда.

С энтузиазмом приняли делегаты съезда Советов на заседании в Смольном этот исторический декрет. Порядок заседания был нарушен. Люди вскочили со скамей, делегаты смешались с членами президиума. В воздух полетели шапки, лица раскраснелись, глаза загорелись воодушевлением.

ВЫСТУПЛЕНИЕ В. И. ЛЕНИНА НА ВТОРОМ ВСЕРОССИЙСКОМ СЪЕЗДЕ СОВЕТОВ.

Картина В. Е. Владимирского.

Звуки «Интернационала» — гимна пролетарской борьбы — смешались с приветственными криками и громовым «ура» в честь великого вождя революции.

На трибуну вышел один из делегатов съезда и под общий гул одобрений предложил приветствовать Ленина как «автора обращения и стойкого борца и вождя рабоче-крестьянской победоносной революции»1.

Все делегаты встали и устроили овацию Ленину. Председатель съезда объявил о переходе ко второму пункту порядка дня. При бурных аплодисментах Ленин снова занимает трибуну съезда. На очереди — вопрос о земле.

«Я прочту вам те пункты декрета, который должно выпустить ваше советское правительство»,— говорит Ленин, и в притихшем зале раздаются волнующие слова «Декрета о земле». В нём говорилось:

«1. Помещичья собственность на землю отменяется немедленно без всякого выкупа.

2. Помещичьи имения, равно как и все земли удельные, монастырские, церковные, со всем их живым и мёртвым инвентарём, усадебными постройками и всеми принадлежностями переходят в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных советов крестьянских депутатов, впредь до Учредительного собрания»2.

Далее декретом оговаривалось, что «какая бы то ни была порча конфискуемого имущества, принадлежащего отныне всему народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом»3. Уездные Советы обязывались обеспечить строжайший порядок при конфискации помещичьих имений и революционную охрану всего переходящего к народу хозяйства.

«Для руководства по осуществлению великих земельных преобразований, впредь до окончательного их решения Учредительным собранием, должен повсюду служить... крестьянский наказ, составленный на основании 242 местных крестьянских наказов редакцией «Известий Всероссийского совета крестьянских депутатов»... 4

В заключение декрет оговаривал, что «земли рядовых крестьян и рядовых казаков не конфискуются»6.

Вместе с декларацией о мире декрет о земле занимает основное место в ряду важнейших решений советской власти.

В огромной своей массе крестьянство давно ждало экспроприации помещиков. Эта задача, перед решением которой оказалась бессильна буржуазно-демократическая революция, была разрешена декретом о земле. Основную мысль его тогда же, на II съезде Советов, Ленин выразил в следующих словах:

«Суть в том, чтобы крестьянство получило твердую уверенность в том, что помещиков в деревне больше нет, что пусть сами крестьяне решают все вопросы, пусть сами они устраивают свою жизнь»1.

«Декрет о земле» показывал крестьянину, что советская власть окончательно и бесповоротно ликвидирует в деревне помещиков с их гнётом и эксплуатацией, и в то же время давал крестьянину уверенность, что земля действительно переходит в его распоряжение.

Ряд нападок на большевиков со стороны эсеров и меньшевиков вызвал 4-й пункт «Декрета о земле», которым предлагался в качестве «руководства по осуществлению великих земельных преобразований» так называемый «Крестьянский наказ». На основании 242 наказов, данных крестьянами делегатам I Всероссийского съезда крестьянских депутатов, эсеры составили «Примерный наказ», суммировавший все крестьянские требования. Эсеры напечатали наказ 19 августа 1917 года в «Известиях Всероссийского совета крестьянских депутатов». В нём провозглашалось, что вся земля становится всенародным достоянием и «переходит в пользование всех трудящихся на ней»2, он устанавливал «уравнительное землепользование», запрещал применение наёмного труда в сельском хозяйстве. Эсеровская программа расходилась с большевистской программой национализации земли. Большевики отвергали уравнительное землепользование, запрещение наёмного труда и другие пункты «Наказа».

Но в одном — и притом решающем — вопросе «Наказ» имел общее с программой большевиков, сформулированной на Апрельской конференции в пункте 17. Это общее заключалось в требовании конфискации всех помещичьих, удельных и монастырских земель и в передаче их в руки местных советских органов — Советов и волостных комитетов. А именно это и являлось основным и важнейшим революционным мероприятием, которого ждало крестьянство. Важно было отобрать землю у помещиков и объявить, что крестьяне имеют право пользоваться ею, что помещичий гнёт ликвидирован. И поскольку большинство крестьянства организованно выразило желание устроить пользование захваченной землёй так, как это было намечено в «Наказе», постольку Октябрьская социалистическая революция первым своим актом о земле должна была подтвердить это право крестьян.

Необходимо отметить, что такое положение и для Ленина и для всей партии не было неожиданным. Ещё задолго до Октябрьской революции, перед IV съездом партии, Ленин в брошюре «Пересмотр аграрной программы» указывал:

«Чтобы устранить всякую мысль о том, будто рабочая партия хочет навязывать крестьянству какие бы то ни было прожекты реформ независимо от воли крестьянства, независимо от самостоятельного движения внутри крестьянства, к проекту программы приложен вариант А, в котором, вместо прямого требования национализации, говорится сначала о поддержке партией стремления революционного крестьянства к отмене частной собственности на землю»1.

Эту мысль, как известно, Ленин защищал всегда при обсуждении аграрной программы. И он подчёркивал, что эта программа «не внесёт ни в каком случае розни между крестьянством и пролетариатом, как борцами за демократизм» 2.

Ленин имел поэтому все основания на II съезде Советов отвести, как несерьёзное, обвинение, в том, что большевики проводят, мол, чужую программу. Ленин разъяснил:

«Здесь раздаются голоса, что сам декрет и наказ составлены социалистами-революционерами. Пусть так. Не всё ли равно, кем он составлен, но, как демократическое правительство, мы не можем обойти постановление народных низов, хотя бы мы с ним были несогласны. В огне жизни, применяя его на практике, проводя его на местах, крестьяне сами поймут, где правда. И, если даже крестьяне пойдут и дальше за социалистами-революционерами и если они даже этой партии дадут на Учредительном собрании большинство, то и тут мы скажем: — пусть так. Жизнь — лучший учитель, а она укажет, кто прав, и пусть крестьяне с одного конца, а мы с другого конца будем разрешать этот вопрос»3.

Вся мудрость, прозорливость и реальность ленинской политики в этом вопросе заключались именно в том, что, не скрывая своего несогласия с отдельными пунктами «Наказа», большевики всё же положили его в основу аграрной платформы Октября. Партия предвидела, что крестьяне, применив закон на практике, сами придут «с другого конца» к большевистскому решению вопроса, что они сами откажутся от мелкобуржуазной эсеровской «уравнительности» и перейдут к организации новых форм сельского хозяйства. Крестьянство на опыте жизни убедится, что одно уравнение земли не делает маломощного крестьянина свободным от кулацкой кабалы. Сейчас же за ликвидацией помещичьего гнёта разгорится борьба между бедняцкими слоями деревни и кулачеством по вопросу о распределении земли, её обработке, инвентаре и т. д.

Намеченная в «Наказе» программа по существу уже перестала быть эсеровской программой, так как именно эсеры рьяно поддерживали Временное правительство в его борьбе против попыток крестьян отобрать землю у помещиков, т. е. провести в жизнь требование своего же «Наказа». Декрет о земле в этих условиях является особой формой изоляции эсеров от крестьянства. Одним ударом советская власть вырвала огромные массы из-под влияния соглашателей. Первый акт советской власти, перед которой стояла задача отвоевать массы у буржуазии и мелкобуржуазных партий «посредством революционного удовлетворения их наиболее насущных экономических нужд»1 (Ленин), и состоял в удовлетворении именно этого требования крестьянства.

«Крестьянский наказ» был напечатан эсерами 19 августа. А через два месяца — 18 октября — с участием этих же эсеров, членов правительства Керенского, был опубликован министерский проект закона о земле, в корне противоречивший «Наказу». «Крестьянский наказ» пролежал больше двух месяцев без движения. Только пролетарская революция вызвала его к жизни. По предложению Ленина II съезд Советов превратил «Крестьянский наказ» в незыблемый закон, в «Декрет о земле». Превратив «Наказ» в закон, большевики тем самым показали крестьянам, что партия Ленина — Сталина в один день сделала для трудящихся больше, чем эсеры за семь месяцев революции.

«Декрет о земле» был принят всеми голосами против одного при восьми воздержавшихся. Настроение съезда ярко выразил делегат, крестьянин Тверской губернии. Он заявил в своём выступлении, что «привёз низкий поклон и привет настоящему собранию».

От имени своих избирателей он передал «приветствие и благодарность товарищу Ленину как самому стойкому защитнику крестьянской бедноты»2.

Речь крестьянина потонула в восторженных криках делегатов.

Сотни лет боролись крестьяне за землю. В течение веков крестьяне всех народов России вспахали миллионы десятин нетронутой целины. С неимоверным трудом очищали они землю от цепких корней дремучего, глухого леса, отвоёвывали её у пустошей и болот.

Но веками отбирали у крестьян эту землю, добытую трудом поколений. Крепостники-помещики захватывали землю, превращая самих крестьян в крепостных. Капиталисты, помещики и кулаки силой экономического принуждения, силой капитала сгоняли крестьян «на песочки». Не раз поднимались крестьяне против захватчиков, против помещиков. Но не было тогда пролетариата, единственного последовательно-революционного до конца класса, способного возглавить крестьянское движение. Только в Октябрьскую социалистическую революцию сбылись вековые смутные, бессильные чаяния трудового крестьянства: земля была конфискована, без выкупа отобрана у помещика победившими угнетёнными классами под руководством пролетариата.

«Декрет о земле» уничтожал помещичью Россию. Но земли помещиков были заложены и неоднократно перезаложены в банках.

Удар по помещичьей собственности являлся ударом и по всей системе капитализма. Ликвидация частной собственности на землю подрывала и частную собственность на все средства производства. Сверх того ликвидация частной собственности на землю разрушала вековые собственнические предрассудки крестьян. Открывалась дорога для новых, социалистических форм хозяйства вместо старых, крепостнических, державших большинство крестьян в нищете и голоде на крошечных клочках земли. В этом заключалось социалистическое лицо «Декрета о земле».

«Декрет о земле», как и «Декрет о мире», доводил до конца буржуазно-демократическую революцию, разрешал задачи, не завершённые буржуазно-демократической революцией, но делал это «походя, мимоходом».

«...чтобы закрепить за народами России завоевания буржуазно-демократической революции, мы должны были продвинуться дальше, и мы продвинулись дальше. Мы решали вопросы буржуазно-демократической революции походя, мимоходом, как «побочный продукт» нашей главной и настоящей, пролетарски-революционной, социалистической работы»1.

Так писал Ленин о завоеваниях Великой пролетарской революции.

Последним пунктом в порядке дня съезда стоял вопрос о структуре власти. По этому вопросу съезд принял декрет об образовании рабоче-крестьянского правительства — Совета народных комиссаров. Принятый съездом декрет гласил:

«Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов постановляет:

Образовать для управления страной впредь до созыва Учредительного собрания Временное рабочее и крестьянское правительство, которое будет именоваться Советом народных комиссаров.

Контроль над деятельностью народных комиссаров и право смещения их принадлежит Всероссийскому съезду Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и его Центральному исполнительному комитету»2.

Председателем Совета народных комиссаров был утверждён Владимир Ильич Ленин, а народным комиссаром по делам национальностей — Иосиф Виссарионович Сталин.

В состав первого советского правительства вошли только большевики. «Левые» эсеры отклонили предложение большевиков разделить с ними власть. Их представитель заявил на съезде, что 

«вступление в большевистское министерство создало бы пропасть между ними и ушедшими со съезда отрядами революционной армии — пропасть, которая исключила бы возможность посредничества их между большевиками и этими группами»3

Отражая идеологию зажиточных верхушек деревни и вместе с тем крестьянскую жажду земли, «левые» эсеры колебались между большевиками и мелкобуржуазными партиями. Тяготея идеологически к последним, они в то же время прекрасно понимали, что крестьяне могут получить землю только из рук большевиков. Отсюда и возникали метания «левых» эсеров между большевиками и мелкобуржуазными партиями. Это были попутчики пролетарской революции до поры до времени, которые, однако, в критический момент могли изменить и предать.

В заключение съезд избрал Центральный исполнительный комитет в составе 101 человека, в который вошли: 62 большевика, 29 «левых» эсеров, 6 объединённых социал-демократов-интернационалистов, 3 украинских социалиста и 1 социалист-революционер-максималист.

В 5 часов 15 минут утра 27 октября II съезд Советов закрылся под шумные возгласы: «Да здравствует революция! Да здравствует социализм!»1 и пение «Интернационала».

Так родилась советская власть — первое в мире рабоче-крестьянское правительство.

Уже светало, когда делегаты покидали Смольный. Забирая пачки свежеотпечатанных газет и листовок, нагруженные большевистской литературой, они спешили на вокзалы, торопясь к себе на места, чтобы поскорее разнести по всей стране весть о победе пролетарской революции.

История гражданской войны в СССР



Категория: История гражданской войны в СССР | Просмотров: 530 | Добавил: lecturer | Теги: Ленин, классовая война, История гражданской войны в СССР, Гражданская война, Горький, история, история СССР, СССР, классовая память
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь Лекции работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика китай советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм учение о государстве Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября семья построение социализма поэзия Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2017