Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [911]
Капитализм [133]
Война [428]
В мире науки [53]
Теория [615]
Политическая экономия [5]
Анти-фа [50]
История [508]
Атеизм [37]
Классовая борьба [343]
Империализм [180]
Культура [980]
История гражданской войны в СССР [171]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [18]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [40]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [148]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [26]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Июль » 13 » Уроки истории. "о Эсерах" Продолжение
13:59

Уроки истории. "о Эсерах" Продолжение

Уроки истории.

Правду! Ничего кроме правды!

01:10:09

Внизу фильм "Шестое июля"

***

У Джона Рида в «10-ти днях» один солдат говорил: «Есть два класса — пролетариат и буржуазия. И кто не за один класс, тот, значит, за другой».

"о Эсерах"

Продолжение. Начало здесь

Социалисты-революционеры, понятно, «несуразный, глупый и устаревший» марксизм с его «крайностями» отринули и начали искать «другие пути построения социализма». Поиски, в конце концов, привели их в лагерь белогвардейцев, в объятия помещиков, попов, буржуев, банкиров и генералов.

Конечно, рядовые большевики в те времена тоже зачастую полагались скорее на «революционное чутьё», чем на науку. Но у большевиков был Ленин, был Сталин, был Свердлов — большевиков было кому поправить в случае ошибки. А вот эсеры были неграмотны — все, поголовно. Даже лидеры ПСР «плавали» в простейших понятиях — как самые заурядные мещане-обыватели. Только эсеры, в отличие от обывателей-мещан, были ещё и политически активны. Со своими убогими познаниями и вздорными теориями они лезли в политику и, ясное дело, приносили только вред себе и людям. Вот посмотрите, товарищи, что пишет из большевистских застенков Мария Спиридонова, краса и гордость Партии Левых Социалистов-революционеров:

И как ни верти, ни хитри, ни блуди языком «видные советские деятели», редакторы и пр., и пр. — палачество есть всегда палачество, охранник есть всегда охранник, и жандарм — всегда жандарм.

Ну ёлки-палки! При всём уважении к редким душевным качествам Марии Александровны! Это насколько же нужно не понимать диалектики, не иметь классового подхода, не понимать сущности государства, сущности диктатуры пролетариата и сущности классовой борбы, чтобы нести такую чушь! Ведь государство-то — орган классового господства! Ясное дело, что любое государство будет применять репрессии в отношении врагов правящего класса! И так будет вплоть до наступления полного коммунизма, коим во время написания Спиридоновой грустного письма даже и не пахло.

Вся соль не в том, проводит государство репрессии, или нет. Соль в том, какой класс представляет государство! Как же можно приравнивать чекиста, который убивает врагов пролетариата, к царскому жандарму, который убивает врагов аристократии и буржуазии?! Я бы ещё понял, если бы подобным образом рассуждал дурачок-толстовец, который отрицает насилие в принципе. Но эсеры-то уж точно от насилия отказываться не собирались!

И ладно бы всякую жеребятину нёс рядовой член партии, от которого толком ничего не зависело. Но Спиридонова-то — Вождь! И куда же такой Вождь заведёт свою партию? А туда, куда Спиридонова завела ПЛСР. Все здравые партийцы перебежали к настоящим социалистам, большевикам. А остальные — оказались в казематах. Пели там «Интернационал», эпатируя охранников, и сочиняли грустные письма о том, какие же все большевики циничные сволочи. И сама Спиридонова тем же самым занималась:

Изобретались пачками заговоры правых эсеров и меньшевиков. Еще работая с большевиками, сколько раз со злобой спорила с ними, что все эти «заговоры» — вранье чрезвычайных истериков. А позднее, без нас, эти «заговоры» стали уже массовыми явлениями. Изобретались (уверена теперь) сознательно, не панически мерещились, а планомерно фабриковались.

Учитывая обстоятельства, такие подачи звучат как реплика персонажа из бородатого анекдота: «А нас-то за шо?» «Планомерно фабриковались», ну конечно! Заговор 6-го июля 1918-го года — тоже, наверное, сфабриковали подлые большевики. И это большевики, наверное, заставили эсера Блюмкина убить немецкого посла, это они заставили эсера Попова взять в заложники Дзержинского, это они заставили эсера Савинкова вырезать Совет в Ярославле, это они заставили эсерку Каплан стрелять в Ленина. Вот же хитрые большевики. Ещё и мерзкие карикатуры на эсеров рисовали. С намёком на то, что ПСР, мол, «спелась с Антантой и хочет англичанам Россию продать».

Скажете, большевистская клевета? А поглядите, как распиналась перед американскими сенаторами старая эсерка Брешко-Брешковская:

Я писала вашему посольству в России, что если бы вы оказали нам поддержку (в виде 50 000 хороших солдат вашей армии), большевики были бы свергнуты. Я не получила ответа.
Тем временем в Сибири и по всей России уголовные преступники были выпущены на свободу, и после Брестского мира у нас в Москве было два всемогущих властелина — Ленин и прусский генерал Мирбах…
…Я утверждаю далее, что большевики разрушили и раздробили Россию и развратили русский народ. Они напустили на народ всех преступников, которые были в тюрьмах и на свободе. Эти преступники теперь заодно с большевиками. У них нет ни одного Совета, в который бы входили честные люди. Они представляют собой отбросы русского народа.
У меня есть письмо от одного из моих молодых товарищей, который привез свою жену из Петрограда во Владивосток. Везде, где находятся большевики, нет интеллигентных людей, нет интеллигенции; вся она либо перебита, либо загнана в подполье: ибо они не только нарушили наши фабрики и заводы, не только разгромили наши школы, но и уничтожили, перебили всю интеллигенцию.
Все крестьяне до такой степени измучены большевизмом, что только и молят: «Ах, если бы пришли какие-нибудь добрые люди и освободили нас!» Неоднократно мне приходилось говорить им: «Как не стыдно вам просить помощи у посторонних людей, у американцев. Почему вы не поможете себе сами?» На это был один ответ: «Ох, мы так устали и притом мы разоружены».

Прямо как будто статейку из журнала «Спутник и Погром» читаешь.Большевики — преступники, уголовники. И интеллигенцию-то эти «отбросы русского народа» перебили поголовно… Видимо, Тимирязев, Павлов, Вернадский, Мичурин, Прянишников, Гедройц, Зелинский, Земятченский, Иоффе, Кольцов, Циолковский и другие учёные мирового уровня, поддержавшие большевиков — никакая не «интеллигенция», а так… Их можно в расчёт не принимать.

И вообще мнение Русского Народа можно особо в расчёт не принимать, ибо этот Народ уже «развращён большевиками«. Хотя при этом Русский Народ только и мечтает освободиться от ига «отбросов«, но не восстаёт потому, что «устал«. И очень просит американских оккупантов скорее принести в Россию на сияющих штыках Свободу и Демократию. А мадам Брешко-Брешковская — не то отговаривает и стыдит Русский Народ, не то сама забрасывает американское посольство письмами с просьбой прислать «50 000 хороших солдат» (этот момент не очень ясен, мадам путается в показаниях).  Ну да, ну да. Знакомые мотивы.

Вскоре я поставил Власову решающий вопрос — не является ли борьба против Сталина делом не одних только немцев, но также, и в гораздо большей степени, делом русских и других народов Советского Союза? Он задумался. Потом он рассказал мне о долголетней борьбе за свободу, которую вели крестьяне и рабочие, офицеры и студенты, мужчины и женщины. А мир наблюдал и молчал. Из экономических и иных корыстных побуждений, с советской властью, держащейся на крови, заключались договоры и союзы. «Может ли всё это ободрить народ, чтобы он взял в свои руки свою судьбу?» — спросил он. В такие минуты генерал выглядел, как старый, мудрый китаец. Умные и неподвижные черты лица его не выдавали его чувств. «Куда он клонит?» подумал я.

Потом он сказал, что в Советском Союзе не только народные массы, но и многие военные, даже ответственные работники, настроены хотя и не против советской системы, но против Сталина. Террор подавляет в России всякую попытку к созданию организованного движения сопротивления. Здесь, в плену, он имел возможность говорить со многим старшими офицерами. Только некоторые держатся выжидательно, большая же часть считает, что патриотический долг русских — начать борьбу против Сталина.

Вот так, значит, дженераль Власов перед Штрик-Штрикфельдтом распинался. Всё те же сказочки: Русский Народ стенает под игом и жаждет избавления, но сам особо не рыпается, ибо — террор и всё такое. Конечно, «стыдно просить помощи у посторонних людей», надо «самим взять в руки свою судьбу», но помощь господ германских генералов таки оченно пригодится, ага. Ну, хоть насчёт «развращённости» русских Власов не говорит, в этом плане Брешко-Брешковская Андрея Андреевича переплюнула. А переподличать такого обер-подлеца — это, знаете ли, достижение!

Но с Власовым-то всё понятно — гнида и трус, ради спасения своей шкуры готов на всё, вот и лижет сапоги поганому фашисту. А как до такой жизни дошла «бабушка русской революции»?

Как она, всю свою жизнь отдавшая борьбе за свободу русского народа, отмотавшая по самым лютым тюрьмам, лагерям и ссылкам (включая и печально знаменитую Карийскую каторгу) больше двадцати лет, ставшая живой иконой для революционеров — вдруг начала призывать иностранных оккупантов? Крыша у бабуси заморосила на старости лет? Да нет, всё вполне логично. На самом деле, падение Брешко-Брешковской в частности и гибель всей партии эсеров вообще — были объективно обусловлены и закономерны. Так бывает с каждым, кто лезет в политику, не озаботившись сперва повышением политической грамотности.

Не знаешь законов функционирования и развития общества? Значит — в политике будешь обречён отстаивать чужие интересы, будешь безвольной марионеткой в руках политически грамотных людей, которые понимают, чего хотят и знают, как достичь желаемого. Прекрасная иллюстрация этого тезиса — судьба не только Брешко-Брешковской, но и Савинкова, ещё одного легендарного эсера. Вот, как сам Савинков рассказывал о своей «политической карьере» благодарным слушателям из Военной Коллегии Верховного Суда СССР:

Пошел я против коммунистов по многим причинам. Во-первых, по своим убеждениям я был пусть плохой, но эс-эр, а следовательно, был обязан защищать Учредительное собрание; во-вторых, я думал, что преждевременно заключенный мир гибелен для России; в-третьих, мне казалось, что если не бороться с коммунистами нам, демократам, то власть захватят монархисты; в-четвертых, кто мог бы в 1917 году сказать, что русские рабочие и крестьяне в массе пойдут за РКП?.. Я разделял распространенное заблуждение, что октябрьский переворот не более как захват власти горстью смелых людей, захват возможно только благодаря слабости и неразумию Керенского. Будущее мне показало, что я был неправ во всем. К сожалению, истину я увидел только в процессе борьбы, но не раньше…

…Что было? На Дону — интриги, мелкое тщеславие, «алексеевцы» и «корниловцы», надежда на буржуазию, тупое непонимание положения, подозрительность к каждому демократу и тайное «Боже, царя храни». Я говорю о «верхах», конечно… Я уехал с Дона уже отравленный мыслью, что «рыба гниет с головы». Потом Ярославль. Геройское, но бесполезное дело. И… французы. Тогда я впервые почувствовал, как относятся иностранцы к нам… Потом Казань, эс-эры, громкие слова, безволие, легкомыслие, бездарность и малодушие. Опять «рыба гниет с головы». Потом Париж, представительство Колчака. Конечно, та же картина. Те же интриги, то же легкомыслие, та же тупость, те же звонкие фразы и… ложные сведения из Сибири. Я был в отчаянии. Мне все еще казалось, что коммунисты — захватчики власти, и что русский народ не с ними, и неудачи наши я приписывал только неспособности «белых», точнее — белых «верхов». Меня ждало еще более горькое разочарование. Я говорю о Варшаве. С одной стороны — Балахович, с другой — Глазенап и Перемыкин, — их «превосходительства» и золотые погоны. А тут же и польский штаб. Сразу оговорюсь насчет этого штаба. Заподозрить меня в шпионстве смешно. Могу ли я быть шпионом? Но я стоял во главе большого дела и должен был иметь базу. А база неразрывно связана с штабом. Никаких деталей я не знал и в них физически входить не мог, занятый с утра до вечера всевозможнейшими делами. Я поступал так, как поступали все белые, опиравшиеся на иностранцев. А без опоры на иностранцев мы воевать не могли…

«Я разделял заблуждение«, «мне казалось«… Детский лепет какой-то. Это было бы смешно, если бы не было так грустно. Вот уж воистину — «тупое непонимание положения«. Пошёл воевать на стороне белогвардейцев-золотопогонников, против большевиков-коммунистов, чтобы власть не захватили монархисты.

И «в процессе борьбы«, когда кровь уже льётся рекой, и кишки во все стороны разлетаются, вдруг приходит в голову гениальная мысль — «что-то я делаю не так!» Да неужто — что-то не так?! Заметил пробелы в своей логике? Лучше поздно, чем никогда. Хотел «спасти русский народ» от злых большевиков, а в конце концов пришлось искать опоры у иностранцев. Пришёл в себя — в голове понимание, что «был неправ во всём«, только руки уже по локоть в крови русских трудящихся и запоздалыми прозрениями положения не исправить. Политическая безграмотность — страшное дело, товарищи.

Это ещё хорошо, что Савинков проиграл. А если бы он победил? Кто бы воспользовался плодами победы? Да этого даже сам Савинков не знал:

Говорилось о промежуточном периоде, заявлялось, что большевики падут и, пока Учредительное Собрание будет созвано, какая власть нам нужна на этот небольшой период времени: нужно ли вернуться к керенщине, или нужна твердая власть? Соглашались на том, что керенщина совершеннно невозможна, что нужна твердая власть. Она будет осуществляться, вероятно, путем диктатуры. Какой? — Это не наше дело. Мы этим заниматься не будем. Это дело будущего.

Ага, Савинков, который буквально через слово с гордостью называет себя «демократом», на деле расчищал поле для диктатуры. Причём непонятно чьей. То есть политически грамотным людям всё было понятно:

Вся деятельность Б. В. Савинкова направляется на пользу помещичье-капиталистической реакции и иностранного империализма, борющихся за то, чтобы обратить Союзную Федерацию в колонию англо-франко-американских биржевиков.

А вот сам Савинков искренне полагал, что борется за «трудовой народ», «за Россию», «за демократию». Короче, «мы на Майдане не за то стояли», ага. И ведь это «помутнение» у эсеров не после Революции началось, а намного раньше. Они давно своими руками делали чужие дела. Тот же Савинков много лет организовывал убийства царских сановников ради «борьбы с самодержавием», а потом вдруг выяснилось, что он «боролся с самодержавием» под руководством штатного агента царской охранки, который от самодержавия получал министерский оклад — настолько начальство было довольно «работой» своего давнего, испытанного сотрудника.

Но почему мы прицепились к Савинкову? Речь же об эсерах идёт. А разве Савинкова можно назвать типичным эсером? Ведь Борис Викторович сам сказал, что он — «плохой эсер«. Однако, его безграмотные убеждения слишком очевидно совпадают с тезисами программы Партии Социалистов-Революционеров. Например, вот это высказывание:

Я думал, что Россия, это трудовой русский народ и, прежде всего, крестьянин, и прежде всего — распаханное поле, засеянное поле; если действительно любить свою родину и трудовой народ, то власть, конечно, должна принадлежать не только рабочим, но и крестьянам, а, может быть, в особенности крестьянам.

Типичные эсеровские рассуждения. Очень красиво и поэтично сказано, конечно. Только существующих реалий эти красивые слова не отражают. Вообще. Потому что не существовало никакого «крестьянина». Существовали — батрак (сельский пролетарий), середняк (мелкий буржуа) и кулак (сельская буржуазия). И опираться сразу на все три эти класса было решительно невозможно: у них разные экономические интересы. Если до «Декрета о земле» ещё была одна общая для всего крестьянства мечта — покончить с помещичьим землевладением, то после ликвидации оного землевладения дорожки классов на селе окончательно разошлись в разные стороны. Мелкобуржуазная крестьянская среда, в строгом соответствии с постулатами марксизма, рождала капиталистические отношения. Мелкая буржуазия разлагалась на капиталистов и пролетариев. Собственность (а значит и власть) на селе захватывали капиталисты-кулаки — уже в начале XX века кулачьё владело почти что половиной всех крестьянских посевов. А потом в село приходили НАСТОЯЩИЕ капиталисты, немножко проплачивали кулакам и все самые доходные предприятия прибирали к рукам. Писатель-народник Глеб Успенский пишет, как это происходило на практике, на примере выгодного «бизнеса» по торговле сеном:

Года два тому назад приехали из Лондона в ближний к нашим местам губернский город два англичанина. По-русски они ни слова не говорили и не говорят; приехали они честь честью, наняли дом самый лучший, завели какие-то экипажи, необыкновенные, на высоких колесах и т. д. В этих экипажах они разъезжают по городу с своими семействами перед обедом и после обеда и живут в свое удовольствие. Как же могло случиться, что немедленно же по их приезде вся сенная операция на сотни верст очутилась у них в руках? А между тем это факт, и сенное дело теперь находится в следующем виде: кулачишко, заняв деньги в ссудном товариществе, закупает у крестьян в «нужное» время, летом, за бесценок и поставляет «англичанам», а англичане поставляют в Петербург в разные казенные учреждения…

…Кулачишко, так тот просто благоговеет перед «англичанами», и именно потому, что они, кажется, и пальцем не шевельнут, всё только в экипажах на красных колесах ездят, а всё дело забрали в руки. «Уж гос-с-спода! — говорит кулачишко. — Одно слово! Хоть бы взять Чарльз Иваныча или Диксон Петровича — одно слово, как ни оберни, — господа на отделку!»

После ликвидации последних пережитков феодализма — изгнания помещиков и фактического упразднения общины — развитие капиталистических отношений на селе должно было значительно ускориться. К вящему удовольствию «Диксон Петровичей» с «Чарльз Иванычами». Вот и получалось «земля крестьянам, а крестьяне — англичанам», в самом что ни на есть прямом и буквальном смысле.

Но чтобы всё это понимать, нужно было хорошо владеть марксизмом. А эсеры не только не желали учиться марксизму сами, они и других старались от Единственно Верного Учения отвадить. Вы посмотрите, как радуется автор эсеровской брошюры об Иване Каляеве тому, что Иван Платонович отрёкся от Е.В.У.:

Минуло юношеское увлечение «догмой русского марксизма», ага. О «социал-демократическом оттенке» революционных стремлений Ивана Платоновича говорится как о чём-то нехорошем, о чём-то, что нужно поскорее изживать. Всё это живо напоминает мне рассуждения белоленточных комми образца 2012-го года — белоленточные комми тогда очень любили противопоставлять вдумчивое изучение теории непосредственному действию. И считали, что второе — предпочтительнее первого. Мол, «массы сознают свои интересы, не слушая абстрактные речи, а в ходе непосредственной борьбы, рефлексируя о своем непосредственном опыте, таких мурзилок, ремимейснеров, мухоножек и прочих петровичей сознательный рабочий класс будет гнать от себя ссаными тряпками». Вот и досточтимый Иван Платонович решил не учиться, а «непосредственно действовать». Стать террористом.

Разумеется, упыря, которого наш террорист прикончил, нисколечко не жалко. Жалко — самого террориста. Жизнь Каляева на жизнь Сергея Александровича — неравноценный получился обмен. Хорошего революционера, каких в России считанные единицы, разменяли на средненького князька, каких у правящего класса были сотни и сотни. А если вспомнить, что покушение на московского генерал-губернатора организовал всё тот же жандармский провокатор с многолетним стажем работы в охранке, то всё станет ещё печальнее. Получается, какие-то группировки внутри правящего класса решили какие-то свои мутные задачи руками Каляева. Замечательный человек отдал свою жизнь за то, чтобы… не знаю… чтобы в Москве новый губернатор появился. Других результатов теракта какбе не просматривается. Неужели оно того стоило? Я так не считаю.

И марксисты так не считали. Ленин писал:

«Ставя в свою программу террор и проповедуя его как средство политической борьбы в современной его форме, социалисты-революционеры приносят этим самый серьезный вред движению, разрушая неразрывную связь социалистической работы с массой революционного класса. Никакие словесные уверения и заклятья не могут опровергнуть того несомненного факта, что современный террор, как его применяют и проповедуют социалисты-революционеры, ни в какой связи с работой в массах, для масс и совместно с массами не стоит, что партийная организация террористических актов отвлекает наши крайне немногочисленные организаторские силы от их трудной и далеко еще не выполненной задачи организации революционной рабочей партии, что на деле террор социалистов-революционеров является не чем иным, как единоборством, всецело осужденным опытом истории. Даже иностранные социалисты начинают смущаться той крикливой проповедью террора, которую ведут теперь наши социалисты-революционеры. В русских же рабочих массах эта проповедь прямо сеет вредные иллюзии, будто террор «заставляет людей политически мыслить хотя бы против их воли» («Революционная Россия» № 7, с. 4), будто он «вернее, чем месяцы словесной пропаганды, способен переменить взгляд… тысяч людей на революционеров и на смысл (!!) их деятельности», будто он способен «вдохнуть новые силы в колеблющихся, обескураженных, пораженных печальным исходом многих демонстраций» (там же) и т. п. Эти вредные иллюзии могут привести только к быстрому разочарованию и к ослаблению работы по подготовке натиска масс на самодержавие».

Кстати сказать, эсеры и сами довольно скоро разочаровались в терроре и практически полностью прекратили свою охоту на царских чиновников… Чтобы, немного погодя, начать охотиться на вождей Революции, вождей пролетариата…

Эсеровские «теоретики» предпочитали над марксизмом смеяться:

Это эсеровский теоретик Гоц писал в своей работе «О критике и догме, теории и практике». Знакомая тема. Сегодня тоже многие деятели норовят Маркса «исправлять», «заменять» и «перерабатывать». И всегда с одинаковым успехом. Всегда «левый» деятель, затеявший «переработку» марксизма, заканчивает тем, что целиком и полностью переходит на сторону буржуев. Исключений — нет. Впрочем, я отвлёкся.

Ну так что же, как социалисты-революционеры, эти гениальные «новые марксы«, «переработали» Е.В.У.? Они «открыли», что:

Законы развития сельского хозяйства совершенно иные, чем в индустриальной (фабрично-заводской) промышленности. Если в индустрии концентрация капитала не только факт, но при условии частной собственности на капитал — закон, если здесь мелкие хозяйства, не выдерживая конкуренции крупных предприятий, поглощаются последними, то в сельском хозяйстве наряду с мелкими погибают и крупные хозяйства, а за счет обоих растет среднее трудовое крестьянское хозяйство.

facepalm.jpg

Ну, Глеб Иванович Успенский отлично показал на примере торговли сеном, как В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ на селе «росло среднее трудовое хозяйство». Народник Успенский, в отличие от эсеровских теоретиков, долгое время лично прожил в русской деревне, попытался осмыслить и систематизировать увиденное там. Потому он, даже не будучи марксистом, чисто эмпирически пришёл к выводу, что крестьянин-середняк в исторической перспективе обречён, что очень скоро:

«ему подобным нельзя будет жить на свете: они воспроизведут к тому времени два новые сословия, которые будут теснить и напирать на «крестьянство» с двух сторон: сверху будет наседать представитель третьего сословия, а снизу тот же брат мужик, но уже представитель четвертого сословия, которое неминуемо должно быть, если будет третье».

«Третье сословие» — это кулаки, а «четвёртое» — деревенская беднота, нищее батрачество, разорившиеся мелкие хозяйчики, вынужденные устраиваться работать на завод или продавать свой труд кулакам, чтобы с голоду не пропасть. Умница Успенский даже предсказывал, что в результате такого расслоения на селе всемерно обострится классовая борьба, а в конце концов нищий батрак поймёт, что оказался в своём незавидном положении не потому, что «лузер по жизни«, а из-за дурной организации общества — и тогда всему обществу придётся туго:

Этот представитель четвертого деревенского сословия непременно будет зол и неумолим в мщении, а мстить он будет за то, что очутился в дураках, то есть поймет наконец (и очень скоро), что он платится за свою дурость, что он был и есть дурак, дурак темный, отчего и разозлился сам на себя. И горько поплатятся за это все те, кто, по злому, хитрому умыслу, по невниманию или равнодушию, поставили его в это «дурацкое» положение. Другим словом нельзя определить этого положения, ибо если в русской деревне завелся хронический нищий, то только существованием какого-то неумного места в организации общественной, ничем другим это явление объяснить нельзя. Все есть для того, чтобы такого явления не было, — а оно уже есть; никакими резонами, мало-мальски подходящими к тому, что определяется словами «необходимость», «неизбежность», нельзя этого явления объяснить.

Почему же многомудрые эсеровские теоретики не понимали того, что понимал весьма слабо подкованный в области общественных наук Успенский? Они, может, и понимали всё, только закрывали на понятое глаза. Уж очень им хотелось «расширить социальную базу для агитации«. А если признать правильными тезисы Маркса (и Успенского, хе-хе), то получится, что середняки — мелкая буржуазия — есть отживший, «умирающий» класс, и социалист в селе может опереться только на батраков. Этого ПСР было мало, потому эсеры и совершили следующий «могучий шаг в области теории социальных явлений«, они «открыли» так называемый «трудовой класс«, к которому относили всех людей, живущих своим трудом — это и рабочие, и крестьяне-середняки, и интеллигенция. То есть, если на пальцах, они решили опираться не на тот класс, на который НУЖНО, а на тот, на который УДОБНО. Искали не там, где потеряли, а под фонарём. К чему могла привести такая вот позиция? Снова процитирую упомянутую в прошлом посте работу Ленина:

«Пренебрежительное отношение к теории, уклончивость и виляние по отношению к социалистической идеологии неминуемо играет на руку идеологии буржуазной»

Если ты идёшь против пролетарской идеологии, против марксизма, то ты воюешь на стороне буржуазии. По-другому не бывает. Сколько бы ты не тщился изображать из себя некую «третью силу», в оконцовке получится как у Савинкова, который скорбно жалился судьям-большевикам на «бездушных» белогвардейцев:

Я сразу же по приезде беседовал с покойным Митрофаном Богаевским и сразу же поставил ему вопрос: «На что вы рассчитываете в вашей борьбе с большевиками?» Я пытался доказать ему, — я об этом очень много и упорно говорил, и это было целью моей поездки на Дон, — говорил я также с Калединым, Красновым, Алексеевым и со всеми членами Донского Гражданского Совета, — что совершенно невозможно бороться против вас, не опираясь на крестьянство, что нужно во что бы то ни стало опираться на крестьянство, что настоящая Россия в огромной степени — это крестьянство, и, защищая интересы крестьянства, для крестьянства и во имя крестьянства, можно бороться с вами. Иначе борьба, по моему мнению, рано или поздно должна окончиться неудачей. Покойный Митрофан Богаевский мне на это ответил (и меня это поразило): «Нет, время демократии прошло. Мы рассчитываем на буржуазию и казаков». Вот это — второе, что бросилось мне в глаза, что меня потрясло.

Хоть Савинкова и «поразило», и «потрясло», он таки справился со «стрессом» и продолжил воевать на стороне богаевских, на стороне калединых и корниловых, на стороне буржуазии. Вон, с Корниловым фоткался, типа товарищи.

Лавр Корнилов, Борис Савинков

Потому, что второй вариант был — воевать на стороне пролетариата, на стороне большевиков. Других вариантов — не было. Как у Джона Рида в «10-ти днях» один солдат говорил: «Есть два класса — пролетариат и буржуазия. И кто не за один класс, тот, значит, за другой». Запомните эту формулу, товарищи. Это очень важная формула, несмотря на её простоту и кажущуюся примитивность. Только руководствуясь этой формулой, можно по-настоящему, по-взрослому, по-научному рассуждать о политике. Альтернатива — разделить судьбу членов ПСР: растратить свои силы на эффектные, но малозначительные пустяки, а в оконцовке запутаться настолько, что начать призывать в родную страну оккупантов. Помните о печальной судьбе эсеров, товарищи. И посылайте лесом каждого горе-«теоретика», который начнёт вам втирать про «устаревшего Маркса».

remi_meisnerremi_meisner (57 публикаций)

 

http://red-sovet.su/post/29080/sprosi-esera-kakova-ego-vera

 



Категория: История | Просмотров: 294 | Добавил: lecturer
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война коммунизм теория Лекции Ленин - вождь работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм самодержавие фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр сталинский СССР титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября Дзержинский слом государственной машины история Великого Октября построение социализма поэзия съезды Советов Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история съезд партии антифа культура империализм капитализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский
Приветствую Вас Товарищ
2017