Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [911]
Капитализм [133]
Война [428]
В мире науки [53]
Теория [615]
Политическая экономия [5]
Анти-фа [50]
История [508]
Атеизм [37]
Классовая борьба [343]
Империализм [180]
Культура [980]
История гражданской войны в СССР [171]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [18]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [40]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [148]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [26]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Июль » 1 » Уроки истории. Перевооружение Германии в 1933—1935 годах. Расторжение Германией военных статей Версальского договора
10:05

Уроки истории. Перевооружение Германии в 1933—1935 годах. Расторжение Германией военных статей Версальского договора

Уроки истории. Перевооружение Германии в 1933—1935 годах. Расторжение Германией военных статей Версальского договора

Генерал и маргаритки

01:40:28

Попытка фашистской Германии захватить Австрию (июль 1934 г.)

Германские фашисты, считая, что обстановка является для них благоприятной, уже летом 1934 года попытались реализовать давнее требование немецких милитаристов — осуществить «аншлюс», то есть захват Австрии1. Ссылаясь на общность языка, гитлеровцы лживо заявляли, что австрийцы принадлежат к немецкой нации и «аншлюс» Австрии явится лишь актом исторической справедливости. Еще задолго до прихода к власти Гитлер писал: «Немецкая Австрия должна снова вернуться в немецкое отечество... Даже если это объединение будет вредным в экономическом отношении, оно все же должно осуществиться».

Прикрываясь демагогическими заявлениями о «воссоединении двух немецких народов», гитлеровцы стремились прежде всего прибрать к рукам и передать в распоряжение военных концернов промышленность Австрии и ее природные богатства. Кроме того, захват Австрии серьезно улучшил бы и военно-стратегическое положение фашистской Германии. Перед ней открылся бы коридор для экспансии в страны Дунайского бассейна и Балканского полуострова; Чехословакия оказалась бы с трех сторон зажатой в тиски. «Присоединение Австрии, — объяснял впоследствии на совещании фашистских «старых бойцов» 7 ноября 1943 г. начальник штаба оперативного руководства верховного командования германских вооруженных сил генерал-полковник Иодль, — привело к усилению нашей военной мощи и к улучшению наших стратегических позиций... Чехословакия была заключена в клещи. Отныне ее стратегические позиции стали настолько неблагоприятны, что она не смогла оказать никакого сопротивления»2.

Вопрос об аннексии Австрии был поставлен гитлеровцами на повестку дня с первого дня их прихода к власти. «С самого начала возникновения нацистского режима, — показал на Нюрнбергском процессе бывший американский посол в Вене Мессерсмит, — высшие и второстепенные чиновники германского правительства говорили мне, что включение Австрии в состав Германии... должно быть осуществлено любыми средствами... Единственное сомнение, которое обнаруживалось во всех этих разговорах и сообщениях, касалось только одного вопроса — как и когда»3.

Летом 1934 года руководители фашистской Германии полагали, что не только международное положение, но и внутриполитическая обстановка в самой Австрии благоприятствуют их планам аннексии Австрии. Ставленник австрийских реакционных кругов канцлер Дольфус, ориентировавшийся во внешней политике на фашистскую Италию, в марте 1933 года ликвидировал демократические права и свободы австрийского народа и развернул поход против антифашистских сил. «Наша главная задача, — объявил он, — борьба против марксизма»4. В феврале 1934 года правительство Дольфуса потопило в крови выступление австрийских рабочих, боровшихся за укрепление независимости страны и восстановление демократических свобод. Таким образом возникли благоприятные условия для роста в Австрии фашистского влияния. Австрийских национал-социалистов всемерно поддерживали католические круги, возглавляемые ставленником Ватикана кардиналом Инницером. Созданная им организация «Католическое действие» вела широкую пропаганду в пользу «аншлюса»5. При попустительстве правительства Дольфуса нацисты захватили важные позиции в государственном аппарате Австрии. 85% офицеров австрийской армии принадлежали к национал-социалистам. Однако подавляющее большинство австрийского народа отвергало гитлеровскую идею «аншлюса», выступало за самостоятельное государственное существование Австрийской республики.

Гитлеровцы считали, что наиболее подходящим способом захвата Австрии, учитывая военную слабость Германии, является внутренний фашистский путч, активно поддержанный извне. После захвата власти путчисты должны были провозгласить присоединение Австрии к Германии и поставить весь мир перед свершившимся фактом6.

К лету 1934 года угроза переворота приняла такие размеры, что австрийское правительство было вынуждено запретить деятельность национал-социалистской партии, возглавляемой Ринтеленом7. Большинство ее членов бежало в Германию. В Баварии из них и немецких эсэсовцев Гитлер создал так называемый «австрийский легион», вооружил его и дислоцировал на границе с Австрией. Легион постоянно организовывал пограничные столкновения и создавал на австро-германской границе напряженную обстановку. Мюнхенское радио непрерывно вело враждебную кампанию против австрийского правительства и давало австрийским фашистам конкретные директивы о подрыве австрийской государственности. Лишь одной подрывной нацистской литературы в Австрию еженедельно забрасывалось до 40 тыс. экземпляров. «Не давать нынешнему австрийскому правительству покоя», — гласил секретный приказ штаба нацистского подпольного движения в Австрии.

В этой обстановке 25 июля 1934 г. 14 нацистов, переодетых в форму австрийской полиции, проникли во дворец канцлера и убили Дольфуса8. Одновременно другая группа гитлеровцев захватила помещение венской радиостанции и объявила, что правительство Дольфуса ушло в отставку, а «ведение дел принял Ринтелен»9. Однако путч потерпел провал. В течение суток армия и полиция овладели положением. Нацистские отряды были разоружены, а главари путча арестованы или бежали в Германию.

В первые же часы путча всему миру стало очевидно, что его инспираторы находятся в Берлине. Радио Мюнхена передало сообщение о смерти Дольфуса еще за несколько часов до его убийства. Арестованные путчисты один за другим показывали, что центральная штаб-квартира заговора находится в Мюнхене. Все путчисты были вооружены немецким оружием. «Путч, — говорил на Нюрнбергском процессе Мессерсмит, — не только был осуществлен с ведома правительства Германии, но и организован им... Почти за месяц до путча Геббельс заявил, что через месяц в Австрии будет нацистское правительство»10.

Видя в путче очевидную попытку фашистской Германии свергнуть проитальянское правительство Дольфуса и полностью захватить Австрию в свои руки, правительство фашистской Италии организовало военную демонстрацию. К австро-итальянской границе у Бреннера были направлены четыре итальянских дивизии11. Муссолини, стремившийся упрочить позиции фашистской Италии в Дунайском бассейне, заявил о своей решимости защищать независимость Австрии12.

Вследствие военной слабости фашистской Германии не оставалось ничего другого, как бить отбой. Немецкий посол фон Рит, скомпрометировавший себя связями с путчистами, был отозван из Вены. Фашистский официоз «Фелькишер беобахтер» заявил, что «никакие немецкие учреждения не находятся в какой-либо связи с событиями в Австрии»13. Лживость этого заявления впоследствии подтвердили сами гитлеровцы. Захватив в 1938 году Австрию, они установили в Вене обелиск с надписью: «157 военнослужащих-немцев 89-го полка СС выступили 25 июля 1934 г. за Германию»14.

Вынужденные временно отступить, гитлеровцы не отказались от планов порабощения Австрии и лишь изменили свою тактику. В качестве нового немецкого посла в Вену был направлен Папен якобы с целью «ввести австро-германские отношения в нормальные и дружественные рамки». На деле опытный разведчик и диверсант Папен прибыл с целью воссоздания в Австрии провалившейся «пятой колонны», чтобы с ее помощью в подходящий момент открыть границы страны для вторжения в нее фашистского вермахта.

Немецко-фашистская агрессия против Австрии в июле 1934 года как первая попытка гитлеровцев ликвидировать независимость самостоятельного европейского государства не встретила какого-либо отпора со стороны Англии и Франции, которые начиная с 1922 года трижды подтверждали свои гарантии независимости Австрии. Позиция «невмешательства» в австро-германский конфликт, занятая Англией и Францией, не только показала немецким фашистам, что они не встретят с их стороны какого-либо противодействия в случае «аншлюса», но явилась лишним доказательством того, что западные державы не выступят против разрыва военных статей Версальского договора.

 

Перевооружение Германии в 1933—1935 годах

 

После прихода к власти гитлеровское правительство с молчаливого одобрения западных держав начало осуществлять подготовительные мероприятия к введению всеобщей воинской повинности и развертыванию массовой армии.

Ассигнования на вооруженные силы возрастали год от году. 29 марта 1934 г. гитлеровцы в последний раз обнародовали бюджет Германии. Он предусматривал, что в 1934/35 бюджетном году военные расходы возрастут по сравнению с предыдущим годом на 352 млн. марок. 17 апреля 1934 г. французское правительство направило Германии ноту, указывая на очевидное нарушение Версальского договора. Через десять дней гитлеровское правительство дало ответ. На собранной в Берлине пресс-конференции Нейрат издевательски заявил, что «французское правительство возражает против немецкого военного бюджета исключительно по тому соображению, что Версальский договор не заменен еще никаким другим... Однако военные статьи Версальского договора вообще ничего не содержат о размерах военного бюджета Германии»1.

Численность вермахта неуклонно возрастала. Первоначально фашистское министерство рейхсвера планировало постепенное увеличение к 1937 году фашистской сухопутной армии до 300 тыс. человек в составе 21 дивизии2. Однако затем эти наметки постоянно пересматривались в сторону сокращения сроков и увеличения численности войск. Уже в апреле 1933 года под видом замены увольняемых в запас началось удвоение численности вооруженных сил. 20 тыс. солдат были переведены во «вспомогательный персонал», а их место заняли рекруты3. 4 апреля 1933 г. секретное решение гитлеровского правительства обязало все министерства и имперские органы «всемерно содействовать развертыванию вооруженных сил»4. В октябре 1933 года началось формирование 4 новых дивизий, общее число которых достигло 11. Однако эти темпы не удовлетворяли фашистское руководство, и Гитлер потребовал утроить численность вооруженных сил не к 1937 году, а к осени 1934 года. Командующий V военным округом генерал Либман информировал своих подчиненных весной 1934 года, что цель увеличения рейхсвера состоит в том, чтобы к концу 1937 года иметь 700—800 тыс. хорошо обученных солдат5.

Развертывание сухопутных сил гитлеровской Германии осуществлялось под непосредственным руководством начальника управления сухопутных войск министерства рейхсвера генерала Фрича и начальника войскового управления генерала Бека. К концу 1934 года, сообщает гитлеровский генерал Мюллер-Гиллебранд, «численность армии возросла до 240 тыс. человек. Тем самым была создана достаточная база для комплектования армии на основе всеобщей воинской повинности»6.

Важным источником пополнения офицерских и унтер-офицерских кадров являлась и полиция. Массовое военное обучение мужчин с 1900 года рождения, не призывавшихся в Веймарской республике на военную службу, осуществлялось в штурмовых отрядах. В июле 1933 года в CA вошел «Стальной шлем», насчитывавший около 250 тыс. человек, и «Союз Кифхойзер». Первый стал именоваться «СА-резерв I», второй — «СА-резерв II»7. Численность собственно штурмовых отрядов составляла 500—600 тыс. человек. После 30 июня 1934 г. CA были реорганизованы в 21 группу (корпус), каждая из которых состояла из 4 бригад, а те в свою очередь делились на штандарты (полки), включавшие кавалерийские, артиллерийские, саперные и санитарные подразделения8.

Военная подготовка молодежи с июля 1933 года осуществлялась и в лагерях трудовой повинности. Официально здесь занимались такими общественными работами, как осушение болот, проведение дорог и т. п. Однако находившиеся в лагерях юноши обучались стрельбе, метанию гранат, вождению танков и бронемашин. Допризывную подготовку молодежи в возрасте 15—18 лет проводила в своих клубах и спортивных лагерях организация «Гитлерюгенд». Наконец, немаловажную роль в начальной военной подготовке играли фашистские спортивные союзы, охватывавшие в 1934—1935 годах до 5 млн. человек.

Особое внимание уделяли гитлеровцы подготовке к развертыванию мощных военно-воздушных сил. Эта деятельность осуществлялась под руководством созданного в апреле 1933 года министерства авиации во главе с Герингом, который немедленно выставил лозунг: «Освободить германский воздушный флот от оков Версальского договора!».

На базе всех существовавших до этого спортивных авиационных союзов и клубов нацисты создали «германский авиационный спортивный союз», который в тесном сотрудничестве с обществом воздушных сообщений «Люфтганза» занялся ускоренной подготовкой военных пилотов. В октябре 1934 года союз насчитывал 500 тыс. членов. Одновременно была создана сеть местной противовоздушной обороны. «Имперский союз противовоздушной обороны» насчитывал 5 млн. членов и имел 2100 школ с 9 тыс. инструкторов9. По всей стране быстрыми темпами сооружалась сеть военных аэродромов с подземными ангарами и хранилищами для горючего.

Однако упомянутые мероприятия являлись лишь прелюдией к основному — созданию военной авиации. Первый шаг в таком направлении был сделан нацистами 19 февраля 1934 г. В этот день Геринг в интервью корреспонденту английской газеты «Дейли мейл» потребовал, чтобы западные державы предоставили Германии возможность создать «оборонительный» военно-воздушный флот в размере 30—40% объединенных ВВС четырех соседей Германии — Франции, Польши, Чехословакии и Бельгии.

На следующий день в беседе с приехавшим в Берлин Иденом Гитлер заявил, что «сокращение определенных видов оружия может стать предметом переговоров только в том случае, если участники переговоров обладают относительно равным количеством этого оружия»10. Вслед затем 16 апреля 1934 г. германское правительство в специальной декларации потребовало «права» для нацистской Германии иметь военную авиацию, равную 50% французских ВВС. Эти притязания не встретили какого-либо отпора со стороны западных держав.

24 июня 1934 г. фашистское министерство пропаганды опубликовало провокационное сообщение о том, что над Берлином якобы были замечены иностранные самолеты, которым удалось скрыться, так как Германия не имеет военной авиации. После этого гитлеровцы под видом полицейских самолетов стали оснащать свою армию военными самолетами.

В 1933—1934 годах фашистская Германия приступила к строительству крупного военно-морского флота. Осенью 1933 года был заложен крейсер «Нюрнберг», вскоре на государственной верфи в Вильгельмсгафене закладываются линкоры «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Их водоизмещение составляло не 10 тыс. т, как было объявлено, а 27 тыс. т.

В марте 1934 года морское командование доносило в Берлин, что ведется работа по маскировке вспомогательных крейсеров под транспортные суда11. В течение 1934—1935 годов было заложено 16 эсминцев, тоннаж которых более чем вдвое превышал нормы, установленные Версальским договором12.

Особое внимание гитлеровское правительство уделяло подготовке широкого строительства подводных лодок. «В неофициальном порядке высказывается мнение, — писал в марте 1933 года орган военно-морских кругов журнал «Марине рундшау», — что если английский план полного упразднения подводных лодок не будет принят другими державами, то появление новой германской подводной флотилии будет лишь вопросом времени». Строительство деталей и механизмов для подводных лодок, осуществлявшееся до этого в Нидерландах, Финляндии, Испании и других странах, стало переводиться непосредственно в Германию.

Несомненно, создание массовой немецкой армии являлось для правящих кругов США, Англии и Франции «секретом полишинеля». Английская и французская пресса публиковала точные данные о развертывании в Германии вооруженных сил. 28 ноября 1934 г. заместитель премьер-министра Англии Болдуин признал в палате общин, что, по имеющимся в его распоряжении данным, Германия уже располагает 600—1000 военных самолетов13. Молчаливо одобряя начавшееся в Германии перевооружение, правительства Англии и Франции полагали, что гитлеровцев удовлетворит новый пересмотренный Версальский договор, который позволит западным державам контролировать уровень вооружений Германии. Порочность этой концепции стала очевидной очень скоро. Каждое согласие западных держав на «ограниченное» вооружение фашистской Германии гитлеровцы рассматривали лишь как этап на пути к ничем не ограниченному вооружению.

 

Расторжение Германией военных статей Версальского договора

 

В январе 1935 года военный и промышленный потенциал Германии значительно возрос: при содействии правительств Англии и Франции к ней была присоединена Саарская область. По Версальскому договору Саарская область была на 15 лет отделена от Германии и поставлена под контроль Лиги наций. Дальнейший статус Саара подлежал определению в результате опроса населения: выступает ли оно за сохранение существующего положения либо за присоединение области к Германии или Франции. Плебисцит был назначен на 13 января 1935 г.

Коммунистическая партия Германии и демократические силы в самом Сааре выступали против присоединения области к фашистской Германии, за сохранение существующего положения. «Было совершенно ясно, что возврат Саарской области приведет к уничтожению последнего островка легального германского рабочего движения и к отдаче в фашистское рабство саарских рабочих. Ясно было также и то, что в случае благоприятных для них результатов плебисцита в Сааре нацисты начнут форсировать гонку вооружений и примутся за осуществление своих агрессивных замыслов по отношению к другим народам»1, — пишет немецкий историк-коммунист О. Винцер.

Правительства Англии и Франции оказали Гитлеру прямое содействие в присоединении Саарской области2. Они спешили поскорее покончить со всеми спорными территориальными вопросами в отношениях с Германией, чтобы та обратила свои агрессивные устремления на Восток. Играя на этих настроениях правящих кругов западных держав, Гитлер и другие фашистские руководители развернули накануне плебисцита шумную кампанию, заявляя, что после возвращения Саара никаких территориальных претензий у них к Франции якобы не будет3. 8 декабря 1934 г. Гесс выступил в Бохуме с докладом о перспективах развития франко-германской «дружбы» после возвращения Саара Германии.

В ходе плебисцита 477 тыс. саарских избирателей, запуганных фашистским террором и обманутых раздутой гитлеровцами националистической кампанией, проводимой под лозунгом «возвращения к матери-родине», проголосовали за присоединение Саара к фашистской Германии; 46,5 тыс. высказались за сохранение статус-кво и 2,1 тыс. — за присоединение к Франции4. Совет Лиги наций одобрил результаты плебисцита и 1 марта 1935 г. был подписан протокол о передаче Саарской области Германии5.

В начале 1935 г. английское правительство усилило свои попытки достичь соглашения с фашистской Германией о замене военных статей Версальского договора двухсторонним англо-германским соглашением об уровне германских вооруженных сил. С этой целью Берлин посетил личный представитель премьер-министра Макдональда лорд Хартвуд. 25 января 1935 г. Гитлер заверил Хартвуда, что отмена военных статей Версаля имеет для Германии якобы лишь чисто «моральное значение». Но тут же заявил, что «раздел V Версальского договора (предусматривавший ограничения для Германии в военной области. — Г.Р.) должен быть устранен раз и навсегда»6.

Вскоре в Берлин прибыл другой эмиссар английских правящих кругов лорд Лотиан. 31 января 1935 г. он встретился с Гессом, генералом Бломбергом, Риббентропом и Гаусгофером. Ратуя за заключение между Германией и Англией соглашения, которое разрешило бы все спорные вопросы, Лотиан в то же время провокационно призывал гитлеровцев к антисоветской агрессии. «Достаточно вооруженная немецкая армия, — заявил он Бломбергу, — пройдет через русскую армию как нож через масло»7. Немецкие собеседники, сообщает фашистский дипломат Э. Кордт, выслушали эти слова «с внутренним удовлетворением»8. Наконец, 21 февраля 1935 г. было объявлено, что в марте Берлин посетит английский министр иностранных дел Саймон.

Позиция, занятая английским правительством, дезорганизовала ряды противников перевооружения Германии. Гитлеровская клика сочла момент благоприятным, чтобы односторонним актом расторгнуть военные статьи Версальского договора и форсировать неограниченную гонку вооружений. 26 февраля 1935 г. Гитлер, Бломберг и Геринг подписали указ о том, что «с 1 марта 1935 г. военно-воздушные силы будут являться третьей составной частью вооруженных сил империи».

10 марта 1935 г. в беседе с корреспондентом английской газеты «Дейли мейл» Геринг цинично заявил, что воздушная конвенция, которую Англия предлагает заключить Германии, вызывает необходимость четко разграничить гражданскую авиацию и военно-воздушные силы. Что касается размера военно-воздушных сил Германии и их процентного отношения к ВВС других стран, то «особое угрожаемое положение Германии»9 требует предоставить ей свободу рук.

Поскольку притязания гитлеровцев на создание ничем неограниченных ВВС не встретили какого-либо противодействия западных держав, 13 марта 1935 г. германское правительство демонстративно объявило, что оно больше не считает себя связанным статьей Версальского договора, запрещающей создание в Германии военной авиации.

Через три дня, 16 марта 1935 г., германское правительство опубликовало прокламацию о введении в стране всеобщей воинской повинности. Таким образом, гитлеровская Германия односторонним актом разорвала важнейшие положения Версальского договора. Свои агрессивные действия гитлеровцы пытались прикрыть пространными ссылками на «большевистскую опасность» и на то, что Германия после первой мировой войны якобы разоружилась, а другие страны продолжали вооружаться. В качестве составной части прокламации был опубликован «закон о восстановлении вооруженных сил», который предусматривал, что:

1) служба в вооруженных силах осуществляется на основе всеобщей воинской повинности;

2) германская армия мирного времени, включая военную полицию, состоит из 12 корпусных округов и 36 дивизий10.

Принятый 21 мая 1935 г. «закон о военной службе» установил, что военнообязанными считаются все лица мужского пола от 18 до 45 лет. Срок действительной службы первоначально был установлен в один год, а затем в августе 1936 года увеличен до двух лет. Лица, отбывшие действительную службу, до 35 лет находились в резерве, в возрасте 35—45 лет числились в ландвере, а после 45 лет — в ландштурме11.

Гитлеровцы, конечно, и не помышляли ограничивать численность вермахта 36 дивизиями. Уже осенью 1936 года эта цифра была превзойдена, а еще через год состав армии достиг 42 дивизий (из них 3 — танковые и 4 — моторизованные12). Подверглось реорганизации и командование вооруженных сил. Начальник управления сухопутных войск Фрич и начальник управления военно-морских сил адмирал Редер были назначены Гитлером главнокомандующими соответствующих родов вооруженных сил. Министр рейхсвера Бломберг стал военным министром. Войсковое управление превратилось в генеральный штаб, а его руководитель генерал Бек стал начальником генерального штаба.

Введение в фашистской Германии всеобщей воинской повинности явилось серьезным шагом по пути подготовки второй мировой войны. Немецко-фашистская армия стала самой сильной в Западной Европе, ее численность в два раза превосходила численность французской армии. Над народами Европы, и прежде всего соседями Германии, нависла непосредственная угроза гитлеровской агрессии.

Получив в свои руки массовую армию, фашистское руководство приступает к разработке конкретных военных планов. 26 июня 1936 г. военный министр Бломберг издает секретную директиву «о единой подготовке вооруженных сил к войне», которая была затем расширена и детализирована в июне 1937 года. Признавая, что «Германии не следует ожидать никакого нападения с чьей-либо стороны», Бломберг тем не менее требовал от фашистских вооруженных сил постоянной готовности к войне, чтобы «использовать в военном плане благоприятные в политическом отношении возможности, когда они представятся»13.

Осенью 1935 года фашистский генеральный штаб разрабатывает «план Рот», предусматривавший временную оборону гитлеровских войск на Востоке с нанесением первоначального удара по Франции. За ним последовал «план Грюн» — внезапный, без объявления войны удар по Чехословакии с последующим развертыванием военных действий против Франции. Необходимо, говорилось в этом плане, «путем разгрома вражеских войск и занятия Богемии и Моравии заранее исключить на время войны угрозу с тыла со стороны Чехословакии для ведения борьбы на Западе»14.

«Особый план Отто» предусматривал вооруженную интервенцию против Австрии. «Надо использовать внутренние политические разногласия в Австрии, — указывали его авторы. — Вступление в эту страну произойдет в направлении Вены, и, таким образом, будет сломлено всякое сопротивление»15. Характерно, что одновременно с разработкой этого плана 11 июля 1936 г. гитлеровское правительство лицемерно заключило с Австрией соглашение о дружбе. Затем последовал план «расширенный Рот-Грюн», предусматривавший ведение фашистским вермахтом агрессивной войны не только против СССР, Франции и Чехословакии, но также против Англии, Польши и Литвы16.

Современные западногерманские историки пытаются выдать эти агрессивные планы за некие безобидные «игры военных специалистов». Так, один из них, Г. Мейнк, утверждает, что гитлеровские планы носили в рассматриваемый период якобы сугубо оборонительный характер и предназначались на случай «обороны границ рейха от возможного нападения». Однако он тут же перед лицом неопровержимых документов вынужден признать, что планы предусматривали вторжение на чужую территорию. Но это представлялось, с точки зрения западногерманских реваншистов, делом вполне оправданным, ибо речь шла о «превентивной войне, которую сам Бисмарк рассматривал как необходимость»17.

Агрессивные планы против других государств, разработанные в фашистской Германии в 1935—1936 годах, послужили основой, на которой развертывалось затем порабощение гитлеровцами народов Европы.

Как же реагировали западные державы на расторжение Германией военных статей Версальского договора? Английское и французское правительства ограничились формальным протестом по поводу нарушения Германией Версальского договора. Что касается правительства США, то оно уклонилось даже от посылки формального протеста Германии, молчаливо одобряя действия гитлеровцев. Не была отменена и запланированная ранее поездка в Германию английского министра иностранных дел. 24 марта 1935 г. Саймон прибыл в Берлин. В ходе двухдневных переговоров не было и речи о каком-либо осуждении английской стороной только что совершенного Гитлером агрессивного акта. Напротив, Саймон ясно дал понять Гитлеру, что в случае достижения соглашения с Англией перед ним откроются новые большие «возможности». Саймон напомнил, что «в прошлом Англия в большинстве случаев была на стороне Германии, например при ликвидации репарационных платежей, эвакуации Рейнской области и т. д.»18. Гитлер поставил перед Саймоном вопрос о предоставлении Германии свободы рук на Востоке, включая Австрию, «судетские районы» Чехословакии, «польский коридор», а также о возвращении Германии ее бывших колоний.

Хотя в результате переговоров никаких соглашений заключено не было, почва для них была создана. В официальном совместном коммюнике подчеркивалось, что «англо-германская беседа велась в духе дружбы и полной откровенности и имела результатом окончательное выяснение соответствующих точек зрения»19. Гитлеровцам было ясно показано, что их политика и впредь встретит полное понимание со стороны Англии. На конференции представителей правительств Англии, Франции и Италии, созванной по предложению Франции в Стрезе 11—14 апреля 1935 г. для обсуждения одностороннего акта Германии и проблем безопасности в Европе, Саймон решительно выступил против применения в отношении Германии каких-либо санкций.

После того как фашистская Германия открыла себе путь к неограниченному вооружению на суше и в воздухе, она поставила вопрос о легализации ее военно-морских вооружений. Гитлеровцы понимали, что этот вопрос является особенно чувствительным для Англии. Поэтому они стремились усыпить бдительность английской стороны и покончить с военно-морскими статьями Версаля легально, путем заключения соответствующего англо-германского соглашения. И на этот раз гитлеровцы использовали антисоветские устремления английских правящих кругов.

Во время переговоров с Саймоном в марте 1935 года Гитлер потребовал согласия на создание Германией военно-морского флота, тоннаж которого составлял бы 35% английского флота20. Выдвигая это требование, нацисты не сомневались в том, что германский флот будет использован и против Англии. Однако в беседах с представителями английского правительства гитлеровцы постоянно подчеркивали свою «слабость на Балтийском море по сравнению с Советским Союзом».

После переговоров с Саймоном руководители фашистской Германии считали, что путь к легализации военно-морских вооружений открыт. 25 апреля 1935 г. Гитлер позволил опубликовать в печати сведения о строительстве 12 подводных лодок. «...Эти подводные лодки начали строиться.., — заявил на Нюрнбергском процессе адмирал Редер, — когда мы стали вести переговоры с Англией относительно морского договора... К этому времени мы увидели, что Версальский договор будет аннулирован путем такого договора с Англией...»21. 21 мая 1935 г. Гитлер выступил в рейхстаге с пространной речью, в которой сформулировал «13 пунктов мира» как основы по урегулированию отношений Германии с западными странами. Речь Гитлера носила подчеркнуто антисоветский, антикоммунистический характер. Запугивая английских и французских реакционеров мнимой советской угрозой, Гитлер изображал все международное рабочее и демократическое движение как результат «подрывной деятельности» Советского Союза. Заявив о своей готовности заключить двусторонние пакты о ненападении с западными странами, Гитлер в то же время подчеркнул, что он отклоняет «Восточный пакт» именно из-за предполагаемого участия в нем Советского Союза.

Правящие круги Англии и Франции встретили речь Гитлера с большим удовлетворением, видя в ней новое доказательство направленности агрессии фашистской Германии на Восток и возможность урегулировать свои разногласия с Германией мирным путем. «Изложенные Гитлером пункты, — писала на следующий день газета «Таймс», — являются основой для полнейшего урегулирования отношений (западных стран. — Г.Р.) с Германией»22. Премьер-министр Англии заявил в палате общин, что речь Гитлера «достойна самого тщательного рассмотрения».

Гитлеровское правительство только этого и ожидало. 2 июня 1935 г. по приглашению английского правительства в Лондон для переговоров о морских вооружениях прибыла германская делегация во главе с Риббентропом. На первой же встрече с Саймоном Риббентроп, которого Гитлер произвел в ранг «чрезвычайного посла для особых поручений», резко заявил: «Германия требует признания немецких военно-морских сил в размере 35% флота Британской империи» и, если английская сторона не принимает этого условия, «нет смысла продолжать переговоры»23. Саймон ответил, что обычно при переговорах не требуют принятия предварительных условий, которые могут явиться результатом всей работы конференции, и покинул зал заседаний. Однако уже на следующий день, сообщает участник переговоров Э. Кордт, «настроение английской стороны полностью изменилось. Риббентропу было передано заявление английского правительства о том, что оно готово принять требование Гитлера»24.

4 июня 1935 г. начались официальные переговоры. Английскую делегацию возглавлял первый лорд адмиралтейства Монселл. Переговоры носили секретный характер. Информацию о них Англия предоставила французскому правительству лишь в день подписания англо-германского соглашения с таким расчетом, чтобы Франция не имела возможности заявить о своих возражениях. Соглашение между фашистской Германией и Англией было заключено 18 июня 1935 г. в виде обмена письмами между Риббентропом и вновь назначенным английским министром иностранных дел Хором. В письме Хора указывалось, что главной целью переговоров являлась «подготовка почвы для заключения всеобщей конвенции по ограничению морских вооружений»25. Тем самым английское правительство пыталось затушевать тот факт, что Англия соглашалась с гонкой военно-морских вооружений в Германии и официально становилась на путь нарушения Версальского договора.

Соглашение устанавливало соотношение в тоннаже между английским и немецко-фашистским флотами в 100 : 35. Англо-германское соглашение не ограничивало морское перевооружение Германии, как заявляет английский буржуазный историк Джордан26, а, напротив, предоставляло ей полную возможность наряду с сухопутной армией и военной авиацией развертывать военно-морские силы. К моменту заключения англо-германского соглашения тоннаж английского флота составлял 1,2 млн. т, а германского — 78,6 тыс. т. Даже если бы тоннаж английского флота оставался в ближайшие годы неизменным, Германия получала право создать флот тоннажем в 420 тыс. т, то есть увеличить его более чем в пять раз.

В отношении подводных лодок соглашение носило для гитлеровской Германии еще более благоприятный характер. Предусматривалось, что немецкий подводный флот будет обладать тоннажем, равным подводному флоту Англии27.

Заключая соглашение с Гитлером, правительство Англии рассчитывало превратить немецкий военный флот в мощную антисоветскую силу на Балтийском море. Англия, признает в своих мемуарах У. Черчилль, «согласилась на создание такого германского флота, который, хотя и составит всего одну треть английского, даже в этих пределах будет хозяином Балтийского моря»28.

Сразу же после заключения соглашения гитлеровцы поспешили легализовать свои военно-морские вооружения. 29 июня 1935 г., через пять дней после отъезда Риббентропа из Лондона, в Германии в торжественной обстановке были спущены на воду первые подводные лодки. 8 июля 1935 г. было объявлено, что в течение 1935 года будут заложены на верфях 2 линкора водоизмещением по 26 тыс. т, 2 крейсера по 10 тыс. т, 16 эсминцев, 20 подводных лодок29. На Нюрнбергском процессе главнокомандующий немецко-фашистским военным флотом адмирал Редер признал, что Германия и не думала ограничиваться рамками соглашения.

Если в соответствии с англо-германским соглашением Германия имела право построить до 1938 года 55 подводных лодок, то в действительности было построено или находилось в стадии строительства 118. Представленные гитлеровцами Англии сведения о водоизмещении новых германских линкоров «Бисмарк» и «Тирпиц» были сознательно занижены: указывалось 35 тыс. т вместо 41,7 тыс. т.

Заключение англо-германского соглашения означало политическую и дипломатическую победу фашистской Германии, так как оно являлось официальным признанием со стороны Англии ликвидации важнейших статей Версальского договора и наносило тяжелый удар делу коллективной безопасности народов Европы. Это хорошо было понято гитлеровцами. «В политической области англо-германское соглашение означало особый успех, — писал 15 июля 1935 г. адмирал Редер, — потому что оно явилось первым шагом к практическому соглашению и привело к первому ослаблению фронта наших бывших противников». Еще более откровенно оценивал значение англо-германского соглашения другой видный гитлеровец Абец. «Этим соглашением, — писал он в книге «Открытая проблема», опубликованной в 1951 году в Западной Германии, — крупнейшая версальская держава сама сломала созданную в 1919 году договорную систему и тем самым создала прецедент, на который «третья империя» при дальнейших ревизиях могла опираться с политической и международно-правовой точек зрения»30.

Что касается правительства США, то оно в день подписания англо-германского морского соглашения официально одобрило эту сделку31.

 

Розанов Г. Л. - Германия под властью фашизма (1933-1939)

http://www.katyn-books.ru/library/germaniya-pod-vlastyu-fashizma.html



Категория: Анти-фа | Просмотров: 185 | Добавил: lecturer | Теги: капитализм, марксизм, кинозал, классовая борьба, экономика, наше кино, фашизм, антифа, документальное кино
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война коммунизм теория Лекции Ленин - вождь работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм самодержавие фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр сталинский СССР титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября Дзержинский слом государственной машины история Великого Октября построение социализма поэзия съезды Советов Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история съезд партии антифа культура империализм капитализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский
Приветствую Вас Товарищ
2017