Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [934]
Капитализм [132]
Война [429]
В мире науки [61]
Теория [652]
Политическая экономия [7]
Анти-фа [48]
История [513]
Атеизм [37]
Классовая борьба [353]
Империализм [176]
Культура [978]
История гражданской войны в СССР [170]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [19]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [159]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Август » 4 » УИЛЬЯМ 3. ФОСТЕР ОЧЕРК ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ АМЕРИКИ. 19. Мексиканская революция
14:00

УИЛЬЯМ 3. ФОСТЕР ОЧЕРК ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ АМЕРИКИ. 19. Мексиканская революция

УИЛЬЯМ 3. ФОСТЕР ОЧЕРК ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ АМЕРИКИ. 19. Мексиканская революция

Да здравствует Мексика! (1932)


 

УИЛЬЯМ 3. ФОСТЕР

ОЧЕРК ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ АМЕРИКИ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ОТ ВОЙН ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ДО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ войны

19. Мексиканская революция   -  417

Правление Диаса — 419
Революция и контрреволюция — 422.
Разработка революционной программы — 424.
Борьба за осуществление программы революции — 427.
Режим Карденаса — 430.
Вмешательство Соединенных Штатов в дела Мексики — 433.
Оценка революции — 436.

19. МЕКСИКАНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ


На протяжении столетия после окончания войн за независимость угнетенные трудящиеся массы Латинской Америки неоднократно вступали в ожесточенную борьбу со своими угнетателями. Наибольшего размаха эта борьба достигла во время Мексиканской революции, которая до сих пор остается источником вдохновения для угнетенных народов Латинской Америки. Эта аграрная, антиимпериалистическая революция является до сих пор самым успешным из всех выступлений, направленных против союза крупных землевладельцев, реакционных капиталистов и иностранных империалистов.

Мексиканской революции, начавшейся в 1910 году, предшествовало движение за реформы 1855—1872 годов. Эту трудную борьбу возглавил великий мексиканский демократ, индеец Бенито Хуарес, которого Грюнинг назвал «самым выдающимся представителем народов, населяющих Мексику»'. Подобно погибшим вождям революции Идальго и Морелосу, Хуарес сыграл выдающуюся роль в выработке знаменитой конституции 1857 года и «Законов о реформах» 1859 года. Эти документы предусматривали отделение церкви от государства, конфискацию и распродажу крупных земельных поместий, установление контроля государства над образованием, упразднение специальных церковных и военных судов, запрещение деятельности монашеских орденов, введение гражданского брака, регистрацию рождений и ряд других крупных реформ. В 1858 году Хуарес стал президентом. Он был з первую очередь представителем мелкой буржуазии и первым индейцем, возглавившим мексиканский народ после «императора» ацтеков Кваутемока, жившего почти за 350 лет до него.

К тому времени, когда развернулось движение за реформы (середина XIX в.), большая часть недвижимого имущества в Мексике уже давно принадлежала католической церкви. Французский священник Тестори заявлял, что различные источники дохода «давали духовенству ежегодно гораздо больше средств, чем получало само государство» 2. Вокруг церкви сплотились все реакционные силы, выступавшие против Хуареса, в результате чего в течение трех лет страну раздирала «война из-за реформ», одна из самых ожесточенных и самых кровопролитных гражданских войн в истории Латинской Америки. В конце концов войска либералов разгромили консерваторов, и в I860 году Хуарес с триумфом вернулся в Мехико. Однако едва закончилась эта опустошительная война, как началась другая. Англия, Франция и Испания, искавшие лишь удобного случая, чтобы подчинить себе Латинскую Америку, оккупировали! Мексику под предлогом взимания репараций за понесенный ущерб. В 1862 году французские войска вступили в страну, низложили правительство Хуареса и в 1864 году по ходатайству церкви возвели на «трон» в качестве императора Мексики французскую марионетку эрцгерцога Максимилиана. Последовала долгая и кровопролитная война, победителем из которой вышел неукротимый Хуарес. В 1867 году он освободил город Мехико и расстрелял Максимилиана.

Характерно, что эту тяжелую борьбу против реакционного духовенства и его союзников вели католики и руководили ими тоже католики. В этой связи Ломбардо Толедано пишет: «Кто вел революционную войну за независимость? Мексиканцы, мексиканцы - католики. Кто руководил борьбой за отделение церкви от государства? Кто гарантировал свободу совести? Кто же, как не творцы конституции 1857 года! Бенито Хуарес верил в бога, был католиком, а массы, шедшие за ним... тоже были католиками» 3. По утверждению церкви, 99 процентов населения Мексики были католиками.

В 1872 году Хуарес внезапно умер от приступа сердечной болезни. Разруха, вызванная двумя тяжелыми войнами, которые силы реакции развязали против его либеральной программы, не позволила Хуаресу провести эту программу в жизнь. Тем не менее он совершил великое дело, бросив вызов крупным землевладельцам и их союзникам. Но его реформам и многим другим мероприятиям суждено было осуществиться лишь несколько десятилетий спустя, в период принявшей широчайший размах Мексиканской революции 1910 года.

ПРАВЛЕНИЕ ДИАСА

В 1876 году пост президента Мексики захватил индеец Порфирио Диас — генерал, сражавшийся под командованием Хуареса в «войне из-за реформ» и в борьбе против французских интервентов. С этого времени и до 1911 года (за исключением периода 1880—1884 годов, когда пост президента занимал его ставленник) Диас был президентом и хозяином страны. Он находился у власти дольше, чем любой другой латиноамериканский диктатор. Подобно многим другим деспотам, Диас в начале своего правления носил маску либерала, разглагольствовал о демократии и охотно обещал индейцам вернуть их землю. Однако от этой демагогии скоро ничего не осталось, и Диас проявил себя как послушный агент мексиканских и чужеземных реакционеров, стремившихся превратить Мексику в колонию и еще больше поработить ее. Для мексиканского народа долгое правление Диаса было настоящим бедствием.
По территории Мексика примерно в четыре раза меньше Соединенных Штатов. В 1910 году ее население составляло примерно 15 миллионов человек, в том числе свыше 8 миллионов метисов, около 6 миллионов индейцев и примерно 1150 тысяч белых. Индейцы говорят на 51 языке и диалекте. В Мексике и Центральной Америке насчитывается 29 языковых групп. К наиболее крупным индейским племенам относятся ацтеки, майя, сапотеки, тласкаланцы, яки, мексе, уичоль и тарасканы. В 1910 году примерно 77 процентов населения Мексики занималось сельским хозяйством, а 7 процентов было занято в горнорудной промышленности. Для земледелия в Мексике пригодно только около 10 процентов земли (против 50 процентов в Соединенных Штатах). Остальную территорию занимают обрывистые горы, голые пустыни и болотистые леса.

Диктатор Диас щедрой рукой раздавал земли владельцам латифундий. Активные сторонники его режима получали за бесценок или даром крупные поместья. Таким образом он роздал 55 миллионов гектаров народной земли, то есть около 27 процентов всей территории Мексики. Многие из этих асьенд имели баснословные размеры. Так, в Нижней Калифорнии четыре человека получили 12 миллионов гектаров земли; на северо-востоке одному было подарено 5 миллионов гектаров, а в Чиуауа на севере еще один получил в дар 7 миллионов гектаров. 39 миллионов гектаров, то есть около одной пятой территории республики, было подарено 17 человекам4. В 1910 году около половины территории Мексики принадлежало 3 тысячам семейств. В руках одного процента сельского населения было сосредоточено 85 процентов земли. Всего же в Мексике было только 834 крупных землевладельца.

Диас не скупился и на льготы для церкви, тем самым сведя на нет антиклерикальные реформы Хуареса. Церковь в значительной мере восстановила привилегированное положение, которого она лишилась в период реформ. Она снова заняла монопольное положение в области образования и, вопреки конституции, фактически стала государственной церковью Мексики. Духовенство, подобно светским землевладельцам и руководителям армии, по существу составляло государство в государстве, и в основном жило по своим собственным законам. Опека церкви над образованием привела к тому, что почти 85 процентов населения было неграмотно.

Исключительным расположением Диаса пользовались иностранные империалисты, особенно империалисты Соединенных Штатов, уже давно стремившиеся грабить и эксплуатировать Мексику. Для капиталистов, искавших дешевое сырье и рабов, наступила золотая пора. Из Соединенных Штатов хлынул поток капиталов, а агенты Уолл-стрита превозносили Диаса как одного из величайших политических деятелей современности. В итоге к 1910 году американские капиталовложения в Мексике достигли 1 058 миллионов долларов, тогда как капиталовложения самих мексиканцев составляли всего около трех четвертей этой суммы (793 миллиона долларов). В подавляющем большинстве случаев шахты, заводы по переработке руды, нефтяные промыслы, железные дороги и другие решающие отрасли хозяйства и промышленные предприятия находились в руках американских и английских империалистов. Прибыли, получаемые в промышленности Мексики, были одними из самых высоких в мире.

С другой стороны, Диас, щедро раздававший богатства Мексики землевладельцам, духовенству, империалистам и, разумеется, их ставленникам из военной среды, держал народные массы в железной узде. В 1910 году 95 процентов всех семей в сельских районах Мексики не имели земли, а государственные земли были почти полностью расхищены. Сельскохозяйственные рабочие фактически были низведены до положения рабов, получая 15—20 центов в день, то есть столько же, сколько получали их предки за 100—200 лет до этого, хотя стоимость жизни возросла с тех пор на 200—500 процентов. Столь же бедственным было и положение подвергавшихся варварской эксплуатации промышленных рабочих, которые работали по 12—14 часов в день.

Всякое проявление недовольства народа жестоко подавлялось. В стране не было ни профсоюзов, ни кооперативов, ни оппозиционных политических партий. Власть Диаса и его государственного аппарата была совершенно неограниченной. Если рабочие отваживались начать забастовку, войска применяли против них массовые расстрелы. Во время забастовки на медных рудниках в Кананее в 1906 году было зверски убито 20 рабочих; в 1907 году подавление забастовки текстильщиков Рио-Бланко, требовавших отмены 13-часового рабочего дня, сопровождалось расправой, во время которой было убито 200 мужчин, женщин и детей. Своих политических противников Диас либо убивал, либо гноил в отвратительных тюрьмах. «При нем [Диасе] большая мрачная тюрьма была всегда заполнена его политическими противниками и журналистами, отказавшимися прекратить критику его правительства, — пишет Кроу. — Пол в камерах был покрыт слоем жидкой грязи, в них никогда не проникало солнце. Они медленно умирали или сходили с ума. Оппозиция Диасу не сулила ничего хорошего» 5.


Такой была Мексика Порфирио Диаса. Она была раем для эксплуататоров и паразитических элементов общества и настоящим адом для трудящихся. Имея все возможности стать богатой страной, Мексика оставалась одной из самых нищих и угнетенных стран мира, трагическим символом алчности капиталистов. Неудивительно, что этот позорный режим был сметен волной революции. В результате широкого распространения в народе революционных настроений режим Диаса, внешне казавшийся чрезвычайно прочным, рухнул при первом же революционном потрясении. Миллионы угнетенных крестьян, так же как и промышленные рабочие, были готовы принять участие в революции. Глубокое недовольство царило и в среде мелкой буржуазии города. Тяжелый гнет власти крупных землевладельцев порождал недовольство и в среде национальной буржуазии, сильное недовольство существовало и в армии, где господствовала порочная система фаворитизма. Даже среди крупных помещиков и духовенства были люди, недовольные прогнившим режимом Диаса. Нужен был лишь один сильный удар, чтобы развалить весь этот карточный домик.

Этот удар был нанесен в 1910 году, когда богатый землевладелец Франсиско Мадеро решил выставить на президентских выборах свою кандидатуру против кандидатуры Диаса. Отстранив кандидатуру Мадеро, Диас переизбрал себя в седьмой раз, хотя ему уже было 85 лет. В октябре 1910 года Мадеро выступил против Диаса, призвав народ к восстанию. Его призыв нашел широкий отклик, что дало ему возможность опрокинуть одряхлевший и прогнивший режим Диаса. Мадеро со своей армией с триумфом вступил в Мехико. 24 мая 1911 года Диас спешно ушел в отставку и бежал в Европу, где и умер. Так кончил самый «известный» в истории Западного полушария диктатор.

Наиболее слабым местом Мексиканской революции была ее неподготовленность. До восстания 1910 года революционное движение в результате господствовавшего в стране террора не было организационно оформлено и не имело ни программы, ни руководства. Ни профсоюзов, ни рабочих партий не было, и, как говорят, «в Мексике не было своего Ленина».

Действия разрозненных партизанских отрядов начались в стране за несколько лет до 1910 года; развернули свою агитацию анархистские и социалистические группы, особенно группа известных братьев Магон. Буржуазная национал-либеральная партия была слаба и не имела ясной политической физиономии, а коммунистическая партия возникла лишь 10 лет спустя. В результате руководители масс имели лишь самое смутное представление о задачах революции и методах ее осуществления.

Мексиканская революция была аграрной революцией, поскольку ее главный удар был направлен против владельцев латифундий. Однако президент-либерал Мадеро не понимал необходимости коренной земельной реформы и не сочувствовал ей. Он считал, что Мексика нуждается лишь в некоторой демократизации политической жизни. Поэтому он почти ничего не сделал для разрешения столь важного для страны земельного вопроса. За свое менее чем двухлетнее пребывание у власти он постепенно утратил свое влияние в массах, которым он пользовался в период победы над Диасом. Более того, Мадеро допустил еще одну ошибку, которая оказалась для него роковой. Он не очистил от сторонников режима Диаса государственный аппарат, армию, промышленность, церковь и другие ключевые позиции, где они прочно засели. Вместо этого он предпочитал разглагольствовать о «национальном примирении».

Случилось неизбежное. В феврале 1913 года поднял восстание бывший соратник Диаса, начальник штаба армии Мадеро, генерал Викториано Уэрта. Его поддержали объединенные силы реакции — владельцы латифундий, высшее духовенство, империалисты — одним словом, все те, кому удалось в условиях либерального режима Мадеро собраться с силами после катастрофического крушения диктатуры Диаса. В результате кровопролитной борьбы Уэрта захватил Мехико и взял Мадеро в плен. Затем по приказу Уэрты бывший президент был убит по дороге в тюрьму, куда его направили якобы для того, чтобы обеспечить его безопасность.

Судя по опыту большого числа предшествовавших «революций» в Латинской Америке, Мексиканская революция должна была бы закончиться поражением после этой кровавой победы контрреволюции. Но на этот раз события приняли иной оборот. Постепенная индустриализация Мексики сопровождалась усилением молодого и энергичного рабочего класса, новой мелкой буржуазии города и немногочисленного класса капиталистов. Как показали события, эти классы вместе с крестьянством и сельскохозяйственными рабочими (в большинстве своем индейцами и метисами) оказались достаточно сильными, чтобы продолжать упорную революционную борьбу. Поэтому задушить революцию, как это неоднократно бывало в предшествующие годы, когда народ брался за оружие, не удалось. Наоборот, захват власти реакционером Уэртой пробудил боевой революционный дух во всей стране. На этот раз реакционному каудильо не удалось сыграть свою классовую роль.

Вскоре возникла народная армия, руководимая Эмилиано Сапатой на юге и Франсиско («Панно») Вилья, Обрегоном, Каррансой и другими на севере. Разыгралось много кровопролитных сражений. Благодаря широкой поддержке народных масс армии конституционалистов (так называли себя революционные войска) после ожесточенной борьбы разгромили Уэрту. Уэрта был вынужден уйти с поста президента и в июле 1914 года бежать из страны. Он продержался у власти около 17 месяцев. Президентом стал генерал Венустиано Карранса, принимавший активное участие в революции. Подобно Мадеро, он был одним из тех землевладельцев, которые по 14 лет сидели в качестве сенаторов в послушном Диасу конгрессе, не обнаруживая ни малейших признаков либерализма.

Одной из главных особенностей борьбы с контрреволюционными силами, возглавлявшимися Уэртой, было то, что в ней рабочие впервые выступили как организованный класс. Так, в 1914 году «Дом рабочих мира» организовал «красные батальоны». Этот временный национальный центр профсоюзного движения был создан в 1913 году во времена Мадеро, но ликвидирован Уэртой. «В ряде местностей рабочие проявили такой энтузиазм, что их приходилось уговаривать посылать на военную службу только отдельных людей; они же хотели закрыть мастерские и фабрики, чтобы всем уйти в армию» 6. В дальнейшем синдикалисты, организовавшие «Дом рабочих мира», сыграли реакционную роль, дав Каррансе возможность использовать себя против Сапаты и Вильи.


РАЗРАБОТКА РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПРОГРАММЫ


Шел четвертый год революции, а ее программа, особенно в вопросе о земле, все еще оставалась туманной. Однако неграмотный метис-издольщик Эмилиано Сапата со своей армией, состоявшей из индейцев и метисов, смело осуществлял эту часть программы в южных штатах.

Судя по выдвинутому им в 1911 году так называемому «плану Аяла», его программа была очень проста: раздел крупных поместий и передача земли крестьянам. Его лозунгом было «земля и свобода». Борясь с Диасом, Мадеро, Уэртой, Каррансой и Обрегоном, Сапата неизменно ставил во главу угла свою программу по земельному вопросу. «Повстанцы юга!—говорил он.— Лучше умереть стоя, чем жить на коленях». Талантливый полководец и чрезвычайно популярный руководитель, Сапата к 1913 году установил свою власть над шестью южными штатами; его штаб-квартирой был Морелос. 10 апреля 1919 года Сапата был коварно убит. Танненбаум пишет о Сапате: «С первого же дня восстания и до последнего дня своей жизни он ни разу не капитулировал, не потерпел ни одного поражения, ни на минуту не прекращал борьбы» 7. Сапата — неустрашимый крестьянин-боец, преисполненный решимости получить землю любой ценой, вопреки проискам открытых врагов и коварных лжереволюционных политических деятелей,— был олицетворением революции. Он был одним из величайших вождей, выдвинутых революцией.

На севере в штате Чиуауа успешно боролась за землю армия неграмотного крестьянина «Панчо» Вилья. Не будучи столь последовательным и дальновидным, как Сапата, Вилья, тем не менее, отважно и умело боролся за дело революции до 1923 года, когда его убили так же коварно, как Сапату. По мере продвижения своих армий Вилья отбирал землю у помещиков и отдавал ее крестьянам. Так, на севере Мексики он конфисковал гигантское поместье семейства Террасо площадью в 7 миллионов гектаров. Джон Рид, сопровождавший 40-тысячную армию Вилья в качестве корреспондента, восхищался его политической принципиальностью и военными способностями. Он считал, что в военном отношении Вилья был «величайшим вождем в истории Мексики. Его тактика поразительно напоминала тактику Наполеона» 8.

Пока Сапата и Вилья со своими армиями, состоявшими из крестьян — индейцев и метисов, осуществляли аграрную программу революции на полях сражений, промышленные рабочие также приступили к составлению своей программы по вопросам труда. За исключением периода 1913—1914 годов, когда у власти находился реакционер Уэрта и рабочее движение было подавлено, все остальное время происходил неуклонный рост профсоюзов. Сопровождавшийся рядом успешных забастовок рабочего класса. Рабочий класс пришел в движение.

В 1917 году был созван Национальный конгресс и разработана конституция Мексики. Это было трудное время для революции: Сапата вел борьбу против Каррансы на юге, а отчаянная борьба между Каррансой и Вилья только что закончилась поражением последнего. На конгрессе радикальные силы, стоявшие за либералом и богатым скотоводом генералом Обрегоном, одержали верх над сторонниками более консервативного президента Каррансы. Однако рабочее движение все еще было слабо и имело на этом весьма важном съезде только двух представителей. В конце концов конгресс выработал конституцию, которая, если учесть, что дело происходило до социалистической революции в России, была в то время безусловно самой демократической конституцией в мире. Таким образом, семилетняя революционная борьба завершилась созданием конкретной, зафиксированной на бумаге программы.

Что касается исключительно важного вопроса о земле, то в знаменитой статье 27-й новой конституции в частности провозглашалось, что: 1) земля, воды и недра являются собственностью народа; 2) народ имеет право ограничивать или экспроприировать частную собственность; 3) только мексиканцы имеют право владеть землей, водами и недрами; 4) церкви запрещается владеть или распоряжаться недвижимой собственностью, а также давать ссуды под ее залог; 5) акционерные компании не могут владеть земельной собственностью; 6) общины могут иметь в своем пользовании земельную собственность; 7) народу будут возвращены государственные земли и воды, отчужденные при режиме Диаса, и, наконец, самый важный пункт — 8) будут приняты необходимые меры для раздела крупных поместий, развития мелкого землевладения, создания новых центров сельского населения и вообще для поощрения и охраны сельского хозяйства 9.

По вопросам труда конституция в не менее широко известной статье 123-й предусматривала: 1) полное признание прав профсоюзных организаций; 2) введение восьмичасового рабочего дня при шестидневной рабочей неделе и семичасового рабочего дня для ночных смен; 3) установление минимального уровня заработной платы с удвоенной уплатой за сверхурочную работу; 4) перерывы для отдыха для работающих женщин и детей, а также другие ограничения их труда; 5) запрещение выдачи рабочим вместо заработной платы бон или купонов в фабричную лавку (пресловутая система «тьенда де райя») и отмена феодальных ростовщических порядков; 6) арбитраж и примирительную процедуру при улаживании трудовых конфликтов; 7) обязанность работодателя обеспечивать рабочих удовлетворительным жильем, а их детей — школами, а также принимать меры к предотвращению несчастных случаев и профессиональных заболеваний на предприятиях. Многие из этих положений распространялись и на сельскохозяйственных рабочих 10.

Что касается реформ общеполитического порядка, то конституция 1917 года в основном закрепляла и развивала конституцию 1857 года, составленную Хуаресом. Она предусматривала отделение церкви от государства, избирательное право для мужчин, но не для женщин, право на политическую организацию и демократическую деятельность, расширение школьной системы и борьбу с неграмотностью, организацию кооперативного движения, улучшение народного здравоохранения и ряд других реформ.

Это была буржуазно-демократическая конституция, хотя многие политические деятели характеризовали ее как социалистическую. Конституция предоставила различные демократические права крестьянам и рабочим и установила ряд ограничений для капиталистов и особенно для землевладельцев, но она все же не предусматривала уничтожения капитализма и построения социализма. История революции после 1917 года (как, впрочем, и до 1917 г.) — это в основном история борьбы трудящихся масс Мексики за претворение в жизнь демократической программы, изложенной в конституции 1917 года.


БОРЬБА ЗА ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ПРОГРАММЫ РЕВОЛЮЦИИ


Президент Карранса не хотел претворять в жизнь радикальную конституцию 1917 года, которую он был вынужден принять под нажимом рабочих и крестьян, и не делал этого. Он пытался внести в статьи 27 и 123 поправки с тем, чтобы ослабить их, и срывал раздел земли. За все пять лет его президентства крестьянам было роздано всего около двухсот тысяч гектаров земли. Ведя борьбу против организованного рабочего движения, он казнил ряд руководителей рабочих, отказавшихся выполнять его деспотические приказы. Он восстановил и стал применять по отношению к стачечникам закон 1862 года, ставивший революционеров вне закона. Кроме того, Карранса мирился с тем, что в его правительственном аппарате было много явных реакционеров. Он был огранизатором убийства Сапаты. Закончил он тем, что на президентских выборах 1921 года попытался навязать народу своего ставленника. Однако в 1920 году генерал Альваро Обрегон — в прошлом богатый скотовод — поднял восстание и привлек на свою сторону массы народа. Вскоре Карранса потерпел поражение и был убит.

Во время ожесточенных гражданских войн этого периода между революционно настроенными рабочими и крестьянами, к несчастью, не было никакой солидарности. Крупнейшие крестьянские вожди Сапата и Вилья не имели в своих аграрных программах «рабочих пунктов»; с другой стороны, организованные рабочие весьма слабо разбирались в вопросе о земле. В результате эти потенциальные союзники (рабочие и крестьяне) зачастую без веских причин выступали друг против друга в этой сложной и ожесточенной вооруженной борьбе. Педруэса пишет по поводу этого печального обстоятельства: «Вследствие недостаточной классовой сознательности рабочие вновь выступили с оружием в руках против своих эксплуатируемых братьев — крестьян»11. В ходе этой ожесточенной борьбы сторонники Сапаты и Вильи неоднократно занимали Мехико, однако армия последнего в 1915 году была почти полностью уничтожена.

В течение четырех лет страной руководило «деловое» правительство левого либерала Обрегона. Он улучшил правительственный аппарат и реорганизовал армию. При нем наблюдался быстрый рост профсоюзов, особенно Мексиканской региональной рабочей конфедерации, МРРК (CROM). Этот национальный профсоюзный центр был создан в 1918 году, а в 1927 году он уже объединял до 2.2 миллиона членов. Но и Обрегон не торопился с раздачей земли крестьянам. За весь период его пребывания у власти было распределено всего около 1,2 миллиона гектаров. В результате «через 13 лет после начала революции на долю менее двух процентов асьенд приходилось 58.2 процента всей земли»12.

После Обрегона президентом в 1924 году был избран, при поддержке последнего, Плутарко Элиас Кальес. (Как раз накануне избрания Кальеса Адольфо де ла Уэрта поднял против него восстание, но потерпел поражение.) Бывший школьный учитель левый либерал Кальес образовал «конструктивное правительство», стоявшее у власти четыре года. Он роздал крестьянам около 3 миллионов гектаров земли. Кроме того, он сотрудничал и с представителями организованного рабочего движения. Руководитель МРРК Люис Н. Моронес стал при нем членом кабинета. Моронес, тесно связанный с кликой Гомперса в Соединенных Штатах, играл в свое время крупную роль в организации рабочего движения в Мексике. Однако, разбогатев, он превратился в продажного политического деятеля, и это наносило большой вред делу МРРК. Тем временем МРРК организовала рабочую партию, которая поддерживала Кальеса. В 1926—1927 годах Кальес подавил вооруженное восстание католиков. Церковь открыто отвергала конституцию 1917 года и грозила отлучением всем крестьянам, получившим экспроприированную землю. Князья церкви открыто призывали к вооруженному восстанию. На это Кальес ответил национализацией церковной собственности. Вспыхнувшее в связи с этим восстание после ожесточенной борьбы было подавлено.

На выборах 1928 года президентом был вновь избран генерал Обрегон. Но едва успел Обрегон вступить на пост президента, как его убил агент католиков Леон Тораль. Исполнение обязанностей президента до выборов, назначенных на ноябрь 1929 года, было поручено Портесу Хилю. За это время ему пришлось подавить новое восстание католиков, охватившее в течение двух месяцев до полдюжины штатов. На очередных выборах победу одержал инженер Ортис Рубио. Однако в 1932 году он ушел в отставку по болезни; его преемником стал генерал Абелярдо Родригес.

С самого начала революции церковь выступала в союзе с реакционерами. Танненбаум пишет: «Мексиканская церковь поддерживала режим Диаса, относилась враждебно к Мадеро, показала себя другом Уэрты, а в дальнейшем выступала против конституции 1917 года. В конце концов она открыто отказалась выполнять относящиеся к ней статьи конституции» 13.



РЕЖИМ КАРДЕНАСА


В июле 1934 года президентом был избран метис генерал Ласаро Карденас, бывший типографский рабочий. Этот ветеран революционных войн пользовался поддержкой большинства населения — многих капиталистов, городской мелкой буржуазии и в первую очередь поддержкой организованного рабочего класса, крестьянских организаций, а также всех левых группировок. Против него выступали золоторубашечники и другие фашистские организации, католическая церковь, землевладельцы и прочие реакционеры. За Карденасом шло подавляющее большинство народа. Его Национально-революционная партия была организована в 1929 году в Керетаро, где за 60 лет до этого был расстрелян «император» Максимилиан. Карденас в основном представлял интересы мелкой и национальной буржуазии.

Карденас стал президентом в то время, когда во всем мире быстро развертывалась борьба с фашизмом и вообще с реакцией. Его правление совпало по времени с периодом рузвельтовского «нового курса» в Соединенных Штатах. Под сильным давлением мексиканских рабочих и крестьян Карденас провел ряд коренных реформ, предусмотренных его шестилетним планом. Этот план Карденас характеризовал как «кооперативную систему с уклоном к социализму». Основным достижением Карденаса было распределение земли между крестьянскими общинами индейцев и метисов. Он первым из президентов серьезно взялся за разрешение этой важнейшей проблемы. За шесть лет своего правления он роздал около 18 миллионов гектаров земли, то есть в два с лишним раза больше, чем все его предшественники с начала революции. Кроме того, в помощь крестьянству Карденас учредил «Национальный банк по кредитованию сельских общин». Он поощрял крестьян к организации, и через несколько лет в «Национальной конфедерации крестьян» уже насчитывалось три миллиона членов, а вместе с членами семей — 12 миллионов человек, то есть подавляющее большинство населения Мексики.

Правительство Карденаса сделало много уступок организованному рабочему движению. Однако в результате продажности руководства Моронеса МРРК за эти годы полностью утратила авторитет среди рабочих. Это привело к расколу МРРК и образованию в 1936 году Конфедерации трудящихся Мексики (КТМ). Новая рабочая организация была создана под руководством Висенте Ломбардо Толедано, выдающегося молодого представителя левой интеллигенции. По данным КТМ, в 1940 году число ее членов достигло 1 471 тысячи человек14. В тесном сотрудничестве с Карденасом Конфедерация трудящихся Мексики активно боролась за осуществление ряда реформ. Под давлением рабочего класса Карденас пересмотрел и улучшил Национальный трудовой кодекс; его правительство национализировало железные дороги и нефтяные промыслы, передав их под управление рабочих. В то же время он не колеблясь использовал войска, чтобы сорвать намечавшуюся в 1936 году забастовку железнодорожников.

Карденас и его правительство (самое прогрессивное с начала революции) уделяли большое внимание школьному строительству и народному образованию вообще. «К 1940 году,— пишет Вильгус,— в Мексике насчитывалось около 22 тысяч школ с двумя миллионами учащихся и 45 тысячами учителей, в то время как в 1910 году было всего 600 школ с 70 тысячами учащихся» 15. Кроме того, Карденас поощрял развитие кооперации. При нем женщины впервые участвовали в первичных выборах. В 1935 году в Мексику вернулся Кальес — некогда друг Карденаса — с целью организовать движение против Карденаса. Однако Карденас быстро выпроводил Кальеса и его подручного в профсоюзах Моронеса на самолете в Соединенные Штаты на постоянное жительство.

Одним из самых важных мероприятий правительства Карденаса была национализация в 1937 году железных дорог страны, принадлежавших в основном иностранцам, а в 1938 году — нефтяных промыслов, принадлежавших американским и английским капиталистам. Так в конце концов были наглядным образом утверждены суверенитет Мексики и права мексиканского народа. Конституция санкционировала эти мероприятия еще 20 лет назад, однако ни один из президентов не рискнул практически осуществить соответствующие статьи конституции. Экспроприированные нефтяные промыслы, стоившие по различным оценкам от 100 до 500 миллионов долларов, принесли в 1935 году своим владельцам за границей в среднем 18 процентов дохода. Их национализация была большой потерей для империалистов. Непосредственным поводом для национализации промыслов был категорический отказ американских и английских владельцев удовлетворить требования рабочих-нефтяников, хотя они и были одобрены правительством и Верховным судом Мексики. Национализация нефтяной промышленности вызвала длительный и острый международный конфликт, который был частично урегулирован в 1941 году путем выплаты американским компаниям 35 525 тысяч долларов, причем из этой суммы были произведены некоторые вычеты.

Внесенная незадолго до этого в конституцию Мексики поправка ограничивала срок пребывания на посту президента шестью годами. Поэтому Карденас, несмотря на свою огромную популярность, не мог быть избран на новый срок. Его сменил крупный землевладелец генерал Авила Камачо (1940—1946 гг.). За ним пришел Мигуэль Алеман, который занимает пост президента и сейчас. При этих двух президентах политика правительства дала сильный крен вправо; у рабочих и крестьян были отняты плоды многих побед, одержанных ими в ходе долгой революционной борьбы. Они ослабили систему общинного землевладения («эхидо»), а в настоящее время президент Алеман вновь создает для империалистов возможность делать в Мексике капиталовложения подобно тому, как они это делали раньше.

Вильгус следующим образом оценивает деятельность Камачо: он «помог церкви в значительной мере восстановить свое прежнее влияние, провел реформу судебных органов и предпринял ряд других мер консервативного порядка» 16. Генеральный секретарь Коммунистической партии Мексики Дионисио Энсина охарактеризовал правительство Алемана следующим образом: «Решающим влиянием в правительстве пользуются объединившиеся с самыми черными силами реакции банкиры, крупные дельцы и землевладельцы, которые готовы капитулировать перед империалистами и стремятся покончить с аграрной реформой и вытравить все прогрессивное из Федерального трудового кодекса»17. Представитель этих реакционных групп президент Алеман превратился почти в такое же орудие американского империализма, какими являются Дутра в Бразилии и Видела в Чили.

Читать полностью

https://drive.google.com/open?id=0B5Ukzv8_4OCxOVJpaVo1X0hPQ2M

 



Категория: История | Просмотров: 140 | Добавил: lecturer | Теги: классовая память, марксизм, Фостер, США, Америка, история, коммунисты
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь Лекции работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм самодержавие фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр сталинский СССР титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября построение социализма поэзия съезды Советов Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2017