Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [911]
Капитализм [133]
Война [428]
В мире науки [53]
Теория [615]
Политическая экономия [5]
Анти-фа [50]
История [508]
Атеизм [37]
Классовая борьба [343]
Империализм [180]
Культура [980]
История гражданской войны в СССР [171]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [18]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [40]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [148]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [26]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Июль » 17 » Тегеран – Ялта – Потсдам. Сборник документов
13:03

Тегеран – Ялта – Потсдам. Сборник документов

Тегеран – Ялта – Потсдам. Сборник документов

 

Берлинская конференция (17 июля - 2 августа 1945 года)

00:20:41

Встреча на Эльбе


Урок не в прок

00:05:16

Тегеран – Ялта – Потсдам
Сборник документов

 

Составители: Ш.П. Санакоев, Б.Л. Цыбулевский.

2-е издание

 

М.: Издательство «Международные отношения», 1970. – 416 с.

 
ПРЕДИСЛОВИЕ

...

В послевоенные годы на Западе было предпринято немало попыток фальсифицировать дух и содержание конференций союзников, извратить смысл их решений. Этому способствовали, в частности, разного рода “документальные публикации”, многочисленные мемуары, книги, брошюры, статьи “очевидцев”. В США, ФРГ, Англии ряд авторов, стремясь своими исследованиями оправдать реакционный курс правящих кругов этих стран, пытаются в ложном свете представить те или иные стороны внешней политики и дипломатии Советского Союза – страны, которая приняла на себя основную тяжесть войны против гитлеровской Германии и внесла решающий вклад в дело победы над фашизмом.

Разумеется, спекуляции вокруг конференций союзных держав – не единственная попытка буржуазных ученых и политиков в извращенном виде изложить историю второй мировой войны.

С целью исказить роль Советского Союза в войне и принизить значение побед Советской Армии буржуазные фальсификаторы истории пускают в ход различного рода теории о “роковых ошибках” Гитлера, дают противоречащую исторической правде хронологию “поворотных пунктов” войны и т.п.

Так, одни всячески навязывают мысль о том, что поражение Германии носило случайный характер. Гитлеровский фельдмаршал Манштейн в книге “Потерянные победы” пытается, в частности, доказать, что если бы Гитлер следовал советам военных специалистов (и конечно, советам самого Манштейна), то ход и исход войны были бы совершенно иными.

Другие исследователи превозносят победы англо-американских войск в Африке, на Дальнем Востоке и лишь вскользь, между прочим говорят о боях на советско-германском фронте. Таким образом, оказывается, что поворотными пунктами второй мировой войны были не героическая защита Москвы, не историческая Сталинградская битва и сражение на Курской дуге, внесшие коренной перелом в ход войны, а сражение под Эль-Аламейном в октябре 1942 года, когда английские войска в [c.5] Северной Африке одержали победу над итало-немецкой группировкой Роммеля, а также битва в Коралловом море и у о. Мидуэй.

Английский историк Дж. Фуллер, например, в такой последовательности называет победы над гитлеровской Германией: сначала морское сражение у о. Мидуэй на Тихом океане, затем победа под Эль-Аламейном и высадка англо-американских войск в Африке и наконец – Сталинградская битва1.

Подобные “концепции”, разумеется, не выдерживают критики. С такой же, мягко говоря, недобросовестностью излагается и ход переговоров на межсоюзнических конференциях. Так, пытаясь пересмотреть суть и значение Тегеранской конференции, буржуазные ученые выдвинули версию об “уступчивости Рузвельта Сталину”, в результате чего Черчилль со своей военно-политической программой якобы оказался в изоляции.

Если в первые послевоенные годы Крымскую конференцию именовали в США “высшей точкой единства большой тройки” и одобряли ее результаты, то впоследствии Ялта в устах реакционных американских историков стала синонимом предательства, изображалась ими как некий новый “Мюнхен”, где США и Англия капитулировали перед Советской Россией.

Фальсификация Потсдамской конференции идет прежде всего по линии извращения вопроса о границах Польши. Английский буржуазный историк Уилмот утверждает, будто “Сталин уполномочил польское правительство принять под управление германские территории до рек Одера и Нейсе, линии, которую президент и премьер-министр никогда не признавали”2. В то время как общеизвестно, что вопрос о границах обсуждался еще на Тегеранской и Крымской конференциях и именно в Ялте было достигнуто решение о передаче Польше земель вплоть до реки Одер3.

Это лишь некоторые примеры грубого искажения исторической правды буржуазной наукой. [c.6]

Ссылаясь на архивные документы и как бы выступая под маской “объективности”, буржуазные ученые пытаются ввести читателя, и прежде всего молодое поколение, не знавшее ужасов фашизма, в заблуждение, создать превратное представление о ходе и значении важнейших событий второй мировой войны.

Собранные в книге “Тегеран – Ялта – Потсдам” материалы открывают путь к правильному определению политических курсов участвовавших в конференциях держав, выявлению их тактических и стратегических целей как в период войны, так и в послевоенное время. Установление истины о позициях и намерениях ведущих стран антигитлеровской коалиции представляет не только чисто научный, исторический интерес, но имеет большое актуальное значение.

Материалы конференций еще раз свидетельствуют о неизменной верности Советского Союза делу мира, демократии и прогресса, о его неустанной борьбе за создание условий, навсегда исключающих возрождение нацистской и милитаристской Германии и повторение агрессии, о стремлении СССР к справедливому урегулированию послевоенных проблем в интересах народов, о его всемерном содействии международному сотрудничеству.

 

* * *

 

Говоря о работе конференций трех держав, надо мысленно представить себе, в каких исторических условиях они проводились, какие огромные трудности преодолевались на пути к Тегерану, Ялте и Потсдаму. Даже сам процесс подготовки к этим встречам был сопряжен с большими препятствиями, он каждый раз требовал огромных усилий не только в сфере дипломатии. Победы Советской Армии на фронтах Отечественной войны, как правило, делали более сговорчивыми наших партнеров по переговорам.

Дело не только в том, что между тремя великими державами существовали серьезные разногласия по ряду коренных военных и политических вопросов. Существовали трудности и другого порядка, иногда чисто престижного характера и т.п. Вот что пишет У. Черчилль по поводу подготовки первой встречи глав правительств трех держав в Тегеране: “В принципе было достигнуто общее согласие относительно того, что она должна быть [c.7] организована в самом ближайшем будущем, но тот, кто сам не участвовал во всем этом, не может представить себе, сколько тревоги и осложнений пришлось испытать, прежде чем была достигнута договоренность о времени, месте и обстановке этой первой конференции большой тройки, как ее стали называть потом”4.

Шли довольно длительные переговоры по поводу места проведения первой, да и последующих встреч глав трех правительств. Англичане и американцы, например, называли различные удобные для них места, где они хотели бы организовать конференцию. Они предлагали Каир, Асмару, порты восточной части Средиземного моря, окрестности Багдада, Басру и т.д. Черчилль даже предложил провести встречу в пустыне. “В пустыне есть место, – писал он 14 октября 1943 г. Рузвельту, – которое я теперь именую “Кипром”, но настоящее название которого – Хатбания. Сюда Вам было бы гораздо легче прибыть из Каира, чем в “Кайр Три” (условное название Тегерана. – Авт.), а для дяди Джо (И.В. Сталин. – Авт.) это лишь немного дальше. Мы могли бы разбить здесь три лагеря и жить комфортабельно в полном уединении и безопасности. Я собираюсь заняться деталями на случай согласия троицы”5.

В своих посланиях Сталину и Черчиллю американский президент в основном ссылался на то, что он не может покинуть страну надолго по конституционным причинам. “Я должен с сожалением сказать, – писал Рузвельт главе Советского правительства, – что мне, главе государства, нельзя выехать в то место, где я не могу выполнять свои обязанности согласно нашей конституции… Поэтому с большим сожалением я должен сообщить Вам, что я не смогу отправиться в Тегеран. Члены моего кабинета и руководители законодательных органов полностью согласны с этим”6. В этом же послании Рузвельт предложил Басру, Асмару, Багдад и даже Анкару в качестве предполагаемого места встречи. [c.8]

Все это свидетельствует о тех трудностях, которые пришлось преодолевать на пути к встрече трех руководителей. Трудности эти, разумеется, были не чисто технического характера. Наши союзники и в этом вопросе пытались игнорировать реальную обстановку, сложившуюся в войне против фашистской Германии, выдвигая на первый план не интересы дела, а соображения престижного порядка.

Советское правительство с самого начала считало наиболее подходящим местом встречи глав трех государств Тегеран. Оно исходило из следующего. В ходе наступления советских войск летом и осенью 1943 года выяснилось, что наши войска могут и впредь продолжать наступательные операции против германской армии, и при этом складывалось такое положение, когда летняя кампания перерастала в зимнюю. “Все мои коллеги считают, – писал И.В. Сталин Рузвельту 19 октября 1943 г., – что эти операции требуют повседневного руководства Главной ставки и моей личной связи с командованием. В Тегеране эти условия могут быть обеспечены наличием проволочной телеграфной и телефонной связи с Москвой, чего нельзя сказать о других местах. Именно поэтому мои коллеги настаивают на Тегеране как месте встречи”7.

После длительных переговоров союзники согласились на встречу в Тегеране. При этом надо иметь в виду, что блестящие победы советских войск, историческое сражение под Сталинградом сыграли свою роль и в этом деле. Наши союзники видели воочию, что Советская Армия наращивает с каждым днем удары по врагу, что она способна одна освободить Европу от гитлеризма. Нельзя не обратить внимания в связи с этим на замечание У. Черчилля, высказанное в одном из его посланий Рузвельту, которое наглядно показывает тревогу британского премьер-министра за развитие и исход событий. Имеется в виду его заявление о том, что “кампания 1944 года будет гораздо более опасной, чем все, что мы предпринимали до сих пор, и лично я беспокоюсь за ее исход больше, чем я беспокоился за 1941, 1942 или 1943 годы”8. [c.9]

Вопрос о месте проведения последующих двух конференций глав трех правительств также был предметом серьезных переговоров. Однако он решался уже сравнительно быстрее, чем это было при подготовке Тегеранской конференции. Очевидно, это объяснялось прежде всего стремительным развитием событий на фронтах Отечественной войны, создавшим новую обстановку в Европе. Теперь наши союзники сами были заинтересованы в созыве этих конференций. Особую активность в этом отношении проявлял премьер-министр Великобритании. Он был недоволен своими американскими коллегами, обвинял их в том, что “до их сознания очень медленно доходило резкое усиление коммунистического влияния, которое предшествовало и следовало за продвижением мощных армий, управлявшихся из Кремля”9.

По мере приближения победы над фашистской Германией тревога и страх перед будущим у Черчилля усиливались. Читая его мемуары, относящиеся к последнему периоду войны, невольно приходишь к выводу, что он в это время был занят не столько делами ведения войны, сколько размышлениями о будущем и главным образом вынашиванием планов против демократического движения в Европе, против Советского Союза, великая армия которого приносила свободу и независимость европейским народам. “Коммунизм поднимал голову за победоносным русским фронтом, – сетовал Черчилль. – Россия была спасительницей, а коммунизм – евангелием, которое она с собой несла”10. Его постоянно преследовал вопрос: “Гитлер и гитлеризм… обречены, но что произойдет после Гитлера?”11.

Стремясь повлиять на течение событий, правящие круги Англии и США в то же время не могли не учитывать все возрастающую роль и авторитет Советского Союза на международной арене. Они вынуждены были считаться с объективной реальностью, которая сложилась в результате того, что Советский Союз, его вооруженные силы играли и сыграли решающую роль в разгроме фашистских полчищ. Именно эти обстоятельства явились [c.10] главной причиной, толкавшей правительства союзных держав на переговоры и на проведение встреч на высшем уровне.

11 мая 1945 г., то есть через 2 дня после победы над Германией, Черчилль писал новому президенту США Трумэну: “Я считаю, что мы должны вместе или по отдельности в один и тот же момент обратиться к Сталину с приглашением встретиться с ним в июле в каком-нибудь неразрушенном городе Германии, о котором мы договоримся, чтобы провести трехстороннее совещание. Нам не следует встречаться в каком-либо пункте в пределах нынешней русской военной зоны. Мы шли ему навстречу два раза подряд”. И тут же он высказал сомнение в том, чтобы “с помощью каких-либо соблазнов от Сталина удалось добиться предложения о трехсторонней встрече”12. Его тогда уже обуревала идея о так называемом “железном занавесе” между Востоком и Западом, который в послевоенные годы стал своеобразным символом “холодной войны”. Через три дня после великой победы в послании президенту США Черчилль писал: “Железный занавес опускается над их фронтом. Мы не знаем, что делается позади него”13.

Таковы коротко обстоятельства, которые побуждали наших союзников идти на проведение совещаний на уровне глав правительств. На этих совещаниях обсуждался большой круг вопросов, непосредственно связанных с военным и политическим сотрудничеством трех держав в ведении войны против общих врагов, а также с послевоенным устройством.

 

* * *

 

Среди крупных военных проблем, обсуждавшихся союзниками, видное место занимает открытие второго фронта. История вопроса как будто общеизвестна. Однако фальсификаторы на Западе до сих пор не унимаются в своих попытках обелить политику правительств Англии и США и извратить советскую позицию по этому вопросу. Вопреки историческим фактам они стремятся [c.11] доказать недоказуемое: якобы правящие круги Англии и США не нарушили достигнутой договоренности с Советским Союзом об открытии второго фронта еще в 1942 году. Как известно, об этом было достигнуто соглашение в июне 1942 года во время пребывания советского наркома иностранных дел В.М. Молотова в Лондоне. В англо-советском коммюнике, опубликованном 11 июня, говорилось: “Во время переговоров В.М. Молотова с премьер-министром Великобритании У. Черчиллем между обеими сторонами была достигнута полная договоренность в отношении неотложных задач создания второго фронта в Европе в 1942 году”14. Речь шла о высадке англо-американских войск в Северную Францию.

Уинстон Черчилль, а затем и многие западные историки впоследствии пытались объяснить нарушение этой договоренности чуть ли не каким-то тактическим маневром в отношении гитлеровской Германии. В своих мемуарах Черчилль пишет, что такое публичное заявление могло бы внушить немцам опасение и “задержать как можно больше их войск на Западе”15. Оправдывая свои действия, он ссылается на памятную записку, которую вручил В.М. Молотову, где якобы он не связывал себя подобным обязательством. Однако и “памятная записка” говорит не в пользу ее автора. Текст ее приводится в мемуарах английского премьера. “Записка” начинается буквально следующими словами: “Мы ведем подготовку к высадке на континенте в августе или в сентябре 1942 года”16.

О том, что правительства Англии и США злонамеренно нарушили достигнутое соглашение о втором фронте, свидетельствуют и их практические действия. Всем известно, что целью поездки Черчилля в Москву в середине августа 1942 года было сообщить Советскому правительству о том, ч-то англо-американские союзники не намерены открыть второй фронт. Накануне отъезда, 5 августа 1942т., он писал Рузвельту, что у него “несколько неприятная задача”, и просил президента помочь ему в выполнении [c.12] этой “неприятной миссии”17. Об этом же он думал в самолете, когда летел из Тегерана в Москву: “Я размышлял о моей миссии в это угрюмое, зловещее, большевистское государство, которое я когда-то так настойчиво пытался задушить при его рождении и которое вплоть до появления Гитлера я считал смертельным врагом цивилизованной свободы. Что должен был я сказать им теперь? Генерал Уэйвелл, у которого были литературные способности, суммировал все это в стихотворении, которое он показал мне накануне вечером. В нем было несколько четверостиший, и последняя строка каждого из них звучала: “Не будет второго фронта в 1942 году”. Это было все равно что везти большой кусок льда на Северный полюс. Тем не менее я был уверен, что я обязан лично сообщить им факты и поговорить обо всем этом лицом к лицу со Сталиным…”18. “Эта поездка была моим долгом. Теперь им известно самое худшее…”19, – писал после визита в Москву Черчилль американскому президенту.

Спрашивается: если не было серьезной договоренности об открытии второго фронта в 1942 году, почему же британский премьер решился на такой далекий вояж? Почему он с такими тяжелыми раздумьями летел в Москву? И, наконец, почему он считал свою миссию такой неприятной?

Совершенно ясно, что наши англо-американские союзники, нарушив соглашение об открытии второго фронта в 1942 году, вынуждены были выкручиваться, оправдывать свое поведение не только перед Советским Союзом, который вел в это время смертельную схватку один на один с германским фашизмом, но и перед мировым общественным мнением, перед народами своих стран. Кроме того, первая поездка Черчилля в Москву не могла не преследовать определенных, так сказать, разведывательных целей. Величайший ненавистник Советской России, очевидно, сам лично хотел проверить, на что она способна, выдержит ли натиск нацистских орд. Не случайно, видимо, главой Советского правительства была произнесена “довольно длинная речь” об “Интеллидженс [c.13] сервис” на обеде в Кремле, устроенном в честь британского премьер-министра. Правда, последний воспринял речь как комплимент20.

Второй фронт, как известно, не был открыт ни в 1942 году, ни в 1943 году. Поэтому вопрос об осуществлении операции “Оверлорд” (условное название операции по высадке англо-американских войск в Северной Франции) и накануне, и на самой конференции в Тегеране оставался в центре внимания глав правительств трех держав.

На Московской конференции министров иностранных дел в октябре 1943 года по инициативе Советского правительства рассматривались “мероприятия по сокращению сроков войны против Германии и ее союзников в Европе”. Представители Англии и США сообщили, что на англо-американской встрече в Квебеке было принято решение об осуществлении плана вторжения в Северную Францию в 1944 году. Однако они всячески уклонялись от определения сроков операции. Они говорили, что готовы осуществить вторжение, как только климатические условия в районе Ла-Манша это позволят. Кроме того, реализацию плана вторжения они оговорили целым рядом условий военного порядка21.

Советский Союз, как и прежде, придавал большое значение открытию второго фронта как важному фактору сокращения сроков войны.

Однако решение вопроса о конкретных сроках начала операции умышленно затягивалось англо-американской стороной. К тому же не был назначен к концу 1943 года командующий союзническими войсками, которым предстояло высадиться на территорию Северной Франции.

На Тегеранской конференции советская делегация настаивала на вторжении союзных войск в Северную Францию в течение мая 1944 года22. Она исходила из того, что с точки зрения благоприятных климатических условий это время самое подходящее для проведения такой операции.

Уинстон Черчилль на конференции приложил немало усилий к тому, чтобы уйти от конкретного решения [c.14] вопросов, связанных с открытием второго фронта. На требование советской делегации начать осуществление операции в Северной Франции примерно 10–15–20 мая Черчилль заявил: “Я не могу дать такого обязательства”23. При этом он пытался прикрыть свою позицию на сей раз разглагольствованиями о военных действиях в районе Средиземного моря, имевшими явно второстепенное значение: “…Я не думаю, что те многие возможности, которые имеются в Средиземном море, должны быть немилосердно отвергнуты, как не имеющие значения, из-за того, что использование их задержит осуществление операции “Оверлорд” на 2–3 месяца”24.

Надо иметь в виду, что по этому вопросу существовали разногласия и между самими нашими союзниками. Это видно и из материалов Тегеранской конференции. Президент США Рузвельт, например, не поддерживал главу британского правительства в его попытках сорвать намеченные сроки операции на Западе. В момент наибольшего накала обстановки на конференции вокруг этого вопроса он заявил: “Я возражаю против отсрочки операции “Оверлорд”, в то время как г-н Черчилль больше подчеркивает важность операции в Средиземном море”25. По возвращении из Тегерана глава Советского правительства сказал: “Рузвельт дал твердое слово открыть широкие действия во Франции в 1944 году. Думаю, что он слово сдержит. Ну, а если не сдержит, у нас хватит и своих сил добить гитлеровскую Германию”26.

В результате твердой и всесторонне аргументированной позиции советской делегации англо-американская сторона на третьем заседании Тегеранской конференции 30 ноября заявила о том, что “начало операции “Оверлорд” состоится в течение мая месяца”27.

На этом же заседании глава советской делегации сделал заявление о том, что “русские обязуются к маю организовать большое наступление против немцев в нескольких местах с тем, чтобы приковать немецкие дивизии на Восточном фронте и не дать возможности немцам [c.15] создать какие-либо затруднения для "Оверлорда"”28. Союзники и на этот раз постарались взвалить на плечи Советской Армии значительную тяжесть, обусловив по существу начало операции подобными обязательствами со стороны Советского Союза.

“Таким образом благодаря политике Советского Союза, который делал все возможное для сокращения сроков окончания войны, вопрос об открытии второго фронта в Европе был наконец урегулирован”29.

Документы конференции “большой тройки” вносят ясность и в ряд других вопросов, по которым западная пропаганда не без помощи официальных кругов фальсифицировала историческую правду, искажала советскую позицию. Сколько сил и энергии было потрачено на Западе, например, для того, чтобы доказать, что якобы Советский Союз, а не англо-американская сторона, вынашивал планы расчленения Германии.

Документы конференций вскрывают лживость этих утверждений. Правящие круги США и Англии подобными спекуляциями пытались и пытаются прикрыть собственный политический курс на раздробление Германии на отдельные “государства”, который им не удалось осуществить из-за твердой и последовательной политики Советского Союза.

Вопрос о расчленении Германии был поставлен на обсуждение Тегеранской конференции нашими союзниками.

На дневном заседании 1 декабря Рузвельт выдвинул подробный план расчленения Германии на пять государств Он заявил, что этот план был составлен за два месяца до встречи в Тегеране30. Черчилль поддерживал идею расчленения Германии. Более того, примерно через год после Тегерана, в октябре 1944 года, во время переговоров Черчилля и Идена с Советским правительством в Москве, англичане от имени британского правительства представили свой план раздела Германии на три части.

Этот вопрос поднимался нашими союзниками и на Крымской и Потсдамской конференциях глав трех правительств. [c.16]

На Крымской конференции по их инициативе даже было принято решение создать в Лондоне комиссию для рассмотрения германской проблемы под председательством Идена31.

На Потсдамской конференции глав трех правительств англичане и американцы предложили конкретный план расчленения Германии на три государства: южногерманское, северогерманское и западногерманское. Советское правительство вновь подтвердило свою позицию. Глава советской делегации заявил: “Это предложение мы отвергаем, оно противоестественно: надо не расчленять Германию, а сделать ее демократическим, миролюбивым государством”32.

Этим англо-американским планам раздела Германии не суждено было осуществиться. Советский Союз с самого начала относился к ним отрицательно. Об этом свидетельствуют и документы данного Сборника. “Нет никаких мер,– заявил глава советской делегации на Тегеранской конференции, – которые могли бы исключить возможность объединения Германии”33. По свидетельству Гопкинса, присутствовавшего при обсуждении вопроса, И.В. Сталин “отнесся без восторга” к предложениям Рузвельта и Черчилля о разделе Германии34.

Заседание комиссии для рассмотрения германской проблемы состоялось 7 марта 1945 г. в Лондоне. 9 марта английский представитель в комиссии Стрэнг по поручению Идена направил советскому представителю Ф.Т. Гусеву проект директивы для Комиссии по расчленению, в котором, в частности, говорилось:

“I. При изучении процедуры по расчленению Германии Комиссия по расчленению, созданная Крымской конференцией, построит свою работу в свете следующих положений:

…в) если будет найдено необходимым для достижения этой цели разделить Германию, то необходимо рассмотреть следующее: [c.17]

1) каким образом Германия должна быть разделена, на какие части, в каких границах и каковы должны быть взаимоотношения между частями;

2) в какой момент должно быть осуществлено такое разделение;

3) какие меры потребуются со стороны союзников, чтобы осуществить и сохранить такое разделение”35.

Английский проект был согласован с американским представителем Вайнантом, который внес лишь небольшие поправки.

Совершенно иную позицию занимало Советское правительство. 26 марта 1945 г. советский представитель в Комиссии Ф.Т. Гусев в связи с письмом Стрэнга от 9 марта в письме на имя А. Идена изложил советскую точку зрения. “Советское правительство, – писал он, – понимает решение Крымской конференции о расчленении Германии не как обязательный план расчленения Германии, а как возможную перспективу для нажима на Германию с целью обезопасить ее в случае, если другие средства окажутся недостаточными”36.

Предельно ясно и четко была изложена позиция Советского правительства в выступлении его главы в день победы над Германией 9 мая 1945 г. Он заявил, что Советский Союз “не собирается ни расчленять, ни уничтожать Германию”37.

Если вскоре после войны все же произошел раскол Германии, то в этом всецело повинны правящие круги западных держав, которые в 1949 году в нарушение союзнических соглашений создали сепаратное западногерманское государство, включив его в свои агрессивные блоки. Известно, что лишь после этого в восточной части страны образовалась Германская Демократическая Республика – первое рабоче-крестьянское государство на немецкой земле.

Важные решения по координации военных усилий против гитлеровской Германии были приняты на Ялтинской конференции. Здесь прежде всего следует отметить согласование планов окончательного разгрома фашистской [c.18] Германии и империалистической Японии. Эти решения предусматривали тесное сотрудничество между штабами армий трех держав с тем, чтобы добиться скорейшей победы над общими врагами.

На этой же конференции был решен вопрос о вступлении СССР в войну против Японии. 11 февраля 1945 г. было подписано секретное соглашение, которое предусматривало вступление Советского Союза через 2–3 месяца после капитуляции Германии в войну на Дальнем Востоке.

Обсуждение и принятие решений по всем военным вопросам на конференциях трех держав, несмотря на разногласия, которые существовали между ними, имели большое значение для координации военных действий союзных стран для приближения конца войны с агрессорами.

На конференциях “большой тройки” рассматривались важнейшие политические вопросы, которые главным образом были связаны с поражением гитлеровской Германии. Естественно, что эти вопросы интенсивно обсуждались союзниками на завершаемом этапе войны. На Крымской конференции главы трех правительств утвердили условия безоговорочной капитуляции Германии и общие принципы обращения с побежденной Германией, соглашения о зонах оккупации Германии, об управлении “Большим Берлином” и о контрольном механизме в Германии, которые были разработаны Европейской консультативной комиссией, а также протокол о репарациях с Германии и ряд других решений.

Важное политическое значение имела принятая на конференции “Декларация об освобожденной Европе”, в которой три державы заявили, что установление порядка в Европе после войны должно быть достигнуто таким путем, который позволил бы освобожденным народам “уничтожить последние следы нацизма и фашизма и создать демократические учреждения по их собственному выбору”38.

В ходе войны, и особенно на ее завершающем этапе, западные державы стремились помешать демократическому развитию освобожденных от гитлеровских оккупантов европейских стран, свободному избранию [c.19] народами пути дальнейшего социально-экономического развития. С этой целью союзники старались продвинуть “как можно дальше на Восток”39 фронт западных армий, исходя из того, что “коммунизм явится той опасностью, с которой цивилизации (т.е. капитализму. – Авт.) придется бороться после разгрома нацизма и фашизма”40.

В майские дни 1945 года английский премьер-министр сделал заявление, которое красноречиво свидетельствует о провале стратегических планов западных держав. Он заявил: “…Эта атмосфера кажущегося (!) безграничного успеха была для меня самым несчастным периодом. Я ходил среди торжествующих толп или сидел за столом, украшенным поздравлениями и благословениями от всех частей великого союза, с ноющим сердцем и угнетенный дурными предчувствиями”41.

Правящие круги Англии и США старались направить ход событий так, чтобы народно-освободительное движение не вышло за рамки борьбы против немецкого фашизма, чтобы оно не затронуло устоев капиталистических порядков в странах, освобождаемых от гитлеровских оккупантов.

Естественно, что правящие круги США и Англии пытались использовать в этом плане и дипломатические методы, в частности и межсоюзнические конференции. В связи с этим нельзя не обратить внимания на материалы конференций “большой тройки”, в которых виден ход борьбы вокруг так называемого “польского вопроса”, вокруг положения в Югославии и др. Эти документы свидетельствуют о том, что Советский Союз твердо и последовательно отстаивал права и национальные интересы народов Европы, его политика была направлена на всемерную поддержку прогрессивных сил во всех европейских государствах. Западные же державы стремились восстановить во всех этих странах старый прогнивший режим, поставить у власти прежние реакционные силы.

Именно эту цель преследовали руководители западных держав, когда они на всех трех конференциях ставили на обсуждение “польский вопрос”. Уже на Тегеранской [c.20] конференции они настаивали на том, чтобы Советское правительство начало переговоры и восстановило свои отношения с польским эмигрантским правительством в Лондоне42. При этом союзники, прикрываясь всякого рода фальшивыми доводами, хотели скрыть истинные цели своей политики. Глава советской делегации, давая соответствующие разъяснения, в то же время раскрыл подоплеку такой постоянной “заботы” западных держав о Польше. “…Россия не меньше других, – говорил И.В. Сталин на Тегеранской конференции, – а больше других держав заинтересована в хороших отношениях с Польшей, так как Польша является соседом России. Мы – за восстановление, за усиление Польши. Но мы отделяем Польшу от эмигрантского польского правительства в Лондоне. Мы порвали отношения с этим правительством не из-за каких-либо наших капризов, а потому, что польское правительство присоединилось к Гитлеру в его клевете на Советский Союз”43.

Документы показывают, кто на самом деле стоял на страже национальных и государственных интересов польского народа; они свидетельствуют о той острой борьбе, которая шла не только по проблемам будущего государственного устройства, но и относительно границ новой возрожденной Польши. Вопрос о границах Польши подробно обсуждался на Крымской конференции. На ней представители западных держав предприняли попытки изменить ход событий в Польше. Под видом защиты интересов поляков они стремились навязать свое решение вопросов о границах и о создании польского правительства. Они хотели сформировать польское правительство в основном из представителей реакционной польской эмиграции в Лондоне. Черчилль, например, потребовал, чтобы участники конференции не разъезжались, “не предприняв практических мер по польскому вопросу”, причем под “практическими мерами” он подразумевал создание польского правительства тут же, на конференции44. Советская делегация, разумеется, отклонила предложения., которые означали грубое вмешательство во внутренние Дела польского народа. Она заявила, что нельзя [c.21] создавать Польское правительство без поляков. “Польское правительство может быть создано, – указывала советская делегация, – только при участии поляков и с их согласия”45.

Глава советской делегации заявил, что для Советского Союза польский вопрос “является не только вопросом чести, но также и вопросом безопасности. Вопросом чести потому, что у русских в прошлом было много грехов перед Польшей. Советское правительство стремится загладить эти грехи. Вопросом безопасности потому, что с Польшей связаны важнейшие стратегические проблемы Советского государства… На протяжении истории Польша всегда была коридором, через который проходил враг, нападающий на Россию… Почему враги до сих пор так легко проходили через Польшу? Прежде всего потому, что Польша была слаба. Польский коридор не может быть закрыт механически извне только русскими силами. Он может быть надежно закрыт только изнутри собственными силами Польши. Для этого нужно, чтобы Польша была сильна. Вот почему Советский Союз заинтересован в создании мощной, свободной и независимой Польши. Вопрос о Польше – это вопрос жизни и смерти для Советского государства”46.

Советская делегация заявила о своем согласии на “линию Керзона” с отклонениями от нее в некоторых районах в пользу Польши47.

Вместе с тем Советский Союз боролся за возвращение Польше ее исконных западных земель, предложив установить границу по Западной Нейсе. Глава английского правительства, не решаясь выступить прямо против итого предложения, пытался отделаться ничем не обоснованными заявлениями и сделать вид, будто он печется об интересах Польши. Он заявил, что Польша должна взять такую территорию, которой сможет управлять. “Едва ли было бы целесообразно, – грубо шутил он, – чтобы польский гусь был в такой степени начинен немецкими яствами, чтобы он скончался от несварения желудка”48.

Разумеется, глава британского правительства [c.22] заботился не об интересах польского народа. Еще в ходе войны правящие круги Англии и США добивались, чтобы Польша по-прежнему оставалась политической игрушкой в руках империалистов, удобным плацдармом для антисоветских авантюр. Подобные устремления, вызвавшие негодование как польской демократической общественности, так и советских людей, получили достойный отпор со стороны Советского правительства. “Следует иметь в виду, – писал И.В. Сталин 27 декабря 1944 г. Черчиллю, – что в укреплении просоюзнической и демократической Польши Советский Союз заинтересован больше, чем любая другая держава, не только потому, что Советский Союз несет главную тяжесть борьбы за освобождение Польши, но и потому, что Польша является пограничным с Советским Союзом государством и проблема Польши неотделима от проблемы безопасности Советского Союза”49.

Перед непреклонной позицией советской делегации представители США и Англии вынуждены были официально признать право Польши на древние польские земли на западе и севере страны. Крымская конференция высказалась за то, чтобы Польша получила “существенное приращение территории на севере и на западе”50.

В дальнейшем вопрос о западных границах Польши обсуждался на Потсдамской конференции. Руководители трех держав согласились с тем, что бывшие германский территории к востоку от линии, проходящей от Балтийского моря чуть западнее Свинемюнде и оттуда По реке Одер до впадения реки Западная Нейсе и по Западной Нейсе до чехословацкой границы, включая ту часть Восточной Пруссии, которая в соответствии с решением Берлинской конференции не отошла к Советскому Союзу, и территорию бывшего свободного города Данциг, должны отойти к Польше. В связи с этим конференция приняла решение о переселении немцев из Польши в Германию, что логически вытекало из соглашения об установлении новой польской границы на западе.

Что же касается вопроса о советско-польской границе, то он был окончательно урегулирован договором между [c.23] СССР и Польской Народной Республикой, подписанным 16 августа 1945 г. в Москве. Этот договор устанавливал границу между СССР и Польшей вдоль “линии Керзона” с отступлением от нее в пользу Польши в некоторых районах на 5–8 км.

Воссоединение польских земель способствовало глубоким изменениям в этнографической, географической и экономической структуре Польши, расширению ее территорий, укреплению народного хозяйства. Ныне Польская Народная Республика по территории занимает восьмое место в Европе, она превратилась в одно из крупных, экономически развитых европейских государств.

Проблемы послевоенного мирного устройства постоянно находились в поле зрения участников союзнических конференций, особенно Крымской и Потсдамской. Трудно переоценить значение усилий союзных держав по созданию международной Организации Объединенных Наций. Как известно, главные принципы деятельности этой организации разрабатывались еще в период войны, ее основы были заложены во время переговоров в Думбартон-Оксе51. Тогда уже шла политическая борьба вокруг некоторых принципов будущей международной организации. Серьезные разногласия существовали по вопросу о Процедуре голосования в Совете Безопасности. И естественно, этот вопрос стал предметом тщательного обсуждения глав трех правительств на встрече в Ялте.

Советское правительство придавало огромное значение этой организации; оно стремилось разработать такие принципы, которые превратили бы ее в подлинный инструмент мира и международной безопасности и в то же время исключали бы всякую возможность использовать организацию против того или иного государства, прежде всего против Советского Союза, как это случилось в свое время с Лигой Наций. Советская делегация на Крымской конференции предупредила об этой опасности. Она заявила, что во время советско-финской войны “англичане и французы подняли Лигу Наций против русских, изолировали Советский Союз и исключили его из [c.24] Лиги Наций, мобилизовав всех против СССР. Надо создать преграду против повторения подобных вещей в будущем”52.

На встрече в Ялте вопрос о процедуре голосования был решен. Было достигнуто соглашение о “принципе вето”– единогласие великих держав при решении в Совете Безопасности вопросов, касающихся принятия принудительных мер. Принцип этот действует и сейчас и полностью оправдал себя.

Надо подчеркнуть, что в решениях глав правительств были четко определены задачи и цели ООН. Предпринимаемые ныне попытки определенными политическими кругами, так сказать, “перелицевать” организацию, придать несвойственные ей функции с тем, чтобы превратить ее в какое-то “благотворительное общество”, ничего общего не имеют с подлинными целями и задачами ООН, выработанными при ее создании. В Коммюнике о Крымской конференции руководителей трех союзных держав говорилось: “Мы решили в ближайшее время учредить совместно с нашими союзниками всеобщую международную организацию для поддержания мира и безопасности (подчеркнуто нами. – Авт.). Мы считаем, что это существенно как для предупреждения агрессии, так и для устранения политических, экономических и социальных причин войны путем тесного и постоянного сотрудничества всех миролюбивых народов”53.

ООН была создана для поддержания мира и предотвращения войны. И кому не ясно, что попытки увести ее в сторону от решения этой главной задачи, все равно с какими бы намерениями они ни предпринимались, подрывают основы ООН, основы всей системы послевоенного мирного устройства, создают благоприятные условия для агрессивных сил империалистических государств.

Эти силы стремятся ревизовать совместно выработанные союзниками решения и по германскому вопросу. Известно, что в Потсдаме главы трех держав приняли решения исторического значения. В них были изложены политические и экономические принципы координированной политики в отношении побежденной Германии, которые предусматривали уничтожение германского [c.25] милитаризма и фашизма. “Германский милитаризм и нацизм будут искоренены, и Союзники, в согласии друг с другом, сейчас и в будущем, примут и другие меры, необходимые для того, чтобы Германия никогда больше не угрожала своим соседям или сохранению мира во всем мире”, – говорилось в решении Потсдамской конференции54. Союзники поставили перед собой вполне определенные цели и задачи в отношении Германии, а именно: полное разоружение, демилитаризация Германии и ликвидация всей германской промышленности, которая может быть использована для военного производства, или контроль над ней55.

Эти решения всецело отвечали и отвечают жизненным интересам всех миролюбивых народов, интересам создания необходимых условий для прочного мира в Европе и во всем мире, для предотвращения новой агрессии со стороны германского империализма. Вместе с тем в них были определены принципы демократического развития Германии, демократического переустройства всей политической и экономической жизни страны, пути искоренения германского милитаризма, уничтожения фашистской партии и создания необходимых предпосылок для предотвращения вооружения Германии в любой форме. Вот почему Потсдамские соглашения в свое время были встречены с огромным воодушевлением и были одобрены всей мировой общественностью.

Эти соглашения сохранили свою силу и в наше время, они должны составлять основу политики стран, входивших в антигитлеровскую коалицию, по германскому вопросу, поэтому их последовательное проведение в жизнь является священной обязанностью всех миролюбивых государств.

Однако западные державы сразу же после окончания войны приняли меры, которые не имели ничего общего с намеченной в Потсдаме политической линией в отношении Германии. Сразу же последовали акции в нарушение союзнических соглашений. Создание сепаратного боннского государства, включение его в агрессивные военные группировки, создание бундесвера и его вооружение, восстановление западногерманских монополий, породивших [c.26] и вскормивших нацизм с его человеконенавистнической политикой, возрождение неофашистских организаций, словом, милитаризация Западной Германии и поощрение ее реваншистской политики – все эти факты свидетельствуют о том, что западные державы давно встали на путь нарушения потсдамских решений, на путь поощрения милитаристской и реваншистской политики ФРГ и тем самым вновь создали угрозу миру и безопасности в Европе.

Что же касается Германской Демократической Республики, то здесь, как известно, последовательно осуществлены принципы Потсдама, принципы демилитаризации и денацификации.

Советский Союз и другие социалистические страны ведут неустанную борьбу против всех происков империалистической реакции, за создание надежной системы коллективной безопасности в Европе, которая смогла бы оградить континент от новых военных столкновений. Они считают, что незыблемой основой европейской безопасности является неприкосновенность существующих границ, в том числе границ по Одеру и Нейсе, а также границ между ГДР и ФРГ, признание факта существования двух германских государств, отказ Бонна от его притязаний на представление всего немецкого народа, на Западный Берлин, являющийся самостоятельной политической единицей, отказ от владения в какой-либо форме ядерным оружием.

Говоря о Потсдамской конференции, принявшей решения большой исторической важности, нельзя не отметить, что наши западные союзники уже во время ее работы предприняли атаки на проводившуюся в годы войны координированную политическую линию, стремясь оказать нажим на Советский Союз. “Советской делегации, – пишет маршал Г.К. Жуков, входивший в ее состав, – пришлось столкнуться с единым фронтом и заранее согласованной позицией США и Англии”56.

По всей вероятности, правящие круги этих стран еще тогда пришли к выводу об использовании атомного оружия, которое США уже испытывали и которое вскоре после Потсдама применили против беззащитных японских городов Хиросимы и Нагасаки, в целях оказания нажима [c.27] на СССР, в целях политического шантажа. Не случайно Трумэн и Черчилль, сговорившись между собой, в ходе конференции в Берлине сообщили Сталину о наличии у американцев атомной бомбы. Вокруг этого факта в то время в западной печати поднялась шумиха. Особенно усердствовал английский премьер-министр, который был очевидцем состоявшейся беседы между главами делегаций США и СССР. “Я стоял в ярдах пяти от них, – пишет он в своих мемуарах, – и внимательно наблюдал эту важнейшую беседу. Я знал, что собирается сказать президент. Важно было, какое впечатление это произведет на Сталина… Казалось, что он был в восторге… Такое впечатление создавалось у меня в тот момент, и я был уверен, что он не представляет всего значения того, о чем ему рассказывали… Если бы он имел хоть малейшее представление о той революции в международных делах, которая совершилась, то это сразу было бы заметно”57.

Опровергая эту версию, Г.К. Жуков в своих воспоминаниях восстанавливает истину. Он отмечает, что, вернувшись с заседания, И.В. Сталин в его присутствии “рассказал В.М. Молотову о состоявшемся разговоре с Г. Трумэном. В.М. Молотов тут же сказал: "Цену себе набивают". И.В. Сталин рассмеялся: "Пусть набивают. Надо будет переговорить с Курчатовым об ускорении нашей работы"”58.

Правящие круги западных держав, смертельно напуганные размахом народно-освободительного движения, ростом международного авторитета первой страны социализма, ее всевозрастающим влиянием на развитие мировых событий в результате решающей роли Советской Армии и народа в разгроме фашистских агрессоров, тогда уже решили ввергнуть мир в “холодную войну”, которая многие послевоенные годы отравляла международную обстановку, держала мир на грани войны.

Известно, что империалистические державы недолго занимали монопольное положение в области атомного оружия, поэтому и их “атомная дипломатия”, политика “холодной войны” были обречены и потерпели крах. [c.28]

 

* * *

 

Конференции руководителей правительств трех держав – СССР, США и Англии – в Тегеране, Ялте и Потсдаме занимают особое место в дипломатической истории второй мировой войны. Практика их работы, их военные и политические решения, дипломатическая борьба между ведущими державами антигитлеровской коалиции, и прежде всего между СССР и западными державами, по всем важным и принципиальным вопросам ведения войны и послевоенного мирного урегулирования – все это, нашедшее свое отражение в предлагаемом читателю Сборнике документов, и в наше время представляет большой интерес не только для науки. Ученые и практические работники еще долго будут изучать опыт и результаты встреч “большой тройки”, формы и методы решения на них жизненно важных и сложных проблем, связанных с судьбами всего человечества.

Материалы конференций показывают процесс преодоления серьезных разногласий между союзниками, сложный и трудный процесс выработки согласованных решений. Разногласия эти были прежде всего обусловлены тем, что СССР и западные державы в силу господства в них различных социально-экономических систем преследовали в войне различные цели. Если Советский Союз, его вооруженные силы стремились избавить навсегда человечество от коричневой чумы, освободить народы Европы от гитлеризма и дать им возможность встать на путь прогрессивного развития, то западные державы преследовали узкокорыстные цели: избавиться от своего империалистического соперника, но сохранить во что бы то ни стало во всех освобожденных странах старые реакционные режимы, утвердив там свое безраздельное господство.

Вместе с тем публикуемые документы показывают, что каждый раз брал верх основной курс – курс на военное и политическое сотрудничество трех великих держав в совместной борьбе против стран нацистского блока, и это было обусловлено исторической необходимостью и объективными условиями, которые возникли в ходе войны под воздействием определенных военных и политических факторов.

Советские люди высоко ценят вклад, внесенный нашими союзниками по антигитлеровской коалиции. “Мы [c.29] отдаем должное тем, кто стоял во главе правительств союзных с нами стран в годы совместной антифашистской борьбы”59, тем, кто способствовал проведению координированной политики в отношении общих врагов.

Выход в свет второго, дополненного издания Сборника документов, содержащего материалы конференций “большой тройки”, бесспорно, окажет значительную помощь в правильном понимании и научном освещении вопросов истории второй мировой войны, в объективном исследовании весьма сложного, порой противоречивого процесса становления и развития антигитлеровской коалиции. Вместе с тем документы, вошедшие в Сборник, способствуют изобличению буржуазных фальсификаторов истории войны, дают возможность по достоинству оценить политику каждой из стран–участниц конференций и прежде всего определить историческую роль советской внешней политики и дипломатии как в решении вопросов военного времени, так и в разработке важнейших проблем послевоенного мирного устройства.

 

Ш. Санакоев

Б. Цыбулевский

 

 

Читать полностью

 

Ш.П. Санакоев, Б.Л. Цыбулевский - Тегеран. Ялта. Потсдам.

 

http://grachev62.narod.ru/stalin/confer/introd.htm

 



Категория: История | Просмотров: 659 | Добавил: kvistrel | Теги: Сталин, Фильм, политика, кинозал, война, история, наше кино, Великая Отечественная Война
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война коммунизм теория Лекции Ленин - вождь работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм самодержавие фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр сталинский СССР титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября Дзержинский слом государственной машины история Великого Октября построение социализма поэзия съезды Советов Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история съезд партии антифа культура империализм капитализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский
Приветствую Вас Товарищ
2017