Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [938]
Капитализм [132]
Война [432]
В мире науки [61]
Теория [656]
Политическая экономия [13]
Анти-фа [48]
История [492]
Атеизм [38]
Классовая борьба [394]
Империализм [179]
Культура [989]
История гражданской войны в СССР [205]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [29]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [194]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Октябрь » 2 » Тайная война против Советской России.От Мюнхена к Сан-Франциско. Процесс шестнадцати. Объединенные нации
23:58

Тайная война против Советской России.От Мюнхена к Сан-Франциско. Процесс шестнадцати. Объединенные нации

Тайная война против Советской России.От Мюнхена к Сан-Франциско. Процесс шестнадцати. Объединенные нации

Встреча на Эльбе


Заговор обреченных

01:37:12

Глава XXIV.

Процесс шестнадцати

В последние месяцы второй мировой войны стержневой темой антисоветской пропаганды и агитации в Англии и Соединенных Штатах сделался польский вопрос. Когда Красная армия перешла польскую границу и двинулась на запад, освобождая все новые и новые районы Польши от нацистских захватчиков, английские консерваторы и американские изоляционисты завопили о том, что Советский Союз ставит под угрозу «свободу Польши». В Соединенных Штатах пресса Херста и Паттерсона — Маккормика изо дня в день призывала к действиям, направленным против Советов во имя спасения Польши от «большевизма». На трибуну конгресса США и английского парламента то и дело поднимались ораторы, разоблачавшие «цели красного империализма в Польше» и обвинявшие Советский Союз в измене принципам Объединенных наций. Большая часть этой антисоветской пропаганды основывалась на материалах, официально публикуемых польским эмигрантским правительством в Лондоне и его представителями в Вашингтоне. Лондонское польское эмигрантское правительство состояло из представителей польской военщины, земельной аристократии Польши, группы польских фашистов и нескольких социалистов и руководителей крестьянского движения, нашедших пристанище в Лондоне после падения Польши в 1939 г.{104}

Фактически в то время существовало два польских правительства. Кроме эмигрантского правительства в Лондоне, в самой Польше сформировалось временное правительство, так называемое варшавское правительство. Варшавское правительство, созданное на основе коалиции польских антифашистских партий, отменило фашистскую конституцию Пилсудского, которой продолжали придерживаться лондонские поляки. Варшавское правительство стояло за кардинальные экономические и политические реформы внутри самой Польши, за упразднение помещичьих землевладений и за тесные дружественные отношения с Советским Союзом.

На Ялтинской конференции в феврале 1945 г. Рузвельт, Черчилль и Сталин подробно обсудили вопрос о будущих судьбах Польши и согласились на том, что варшавское правительство должно быть «реорганизовано на более широкой демократической базе со включением демократических деятелей из самой Польши и поляков из-за границы» и что оно затем будет признано законным временным правительством страны.

Польские эмигранты в Лондоне и их американские и английские друзья встретили ялтинское решение в штыки. Они кричали, что союзники «предали Польшу». Начались дипломатические интриги с целью помешать выполнению постановлений, принятых в Ялте.

Антисоветская агитация и вся атмосфера интриг вокруг польского вопроса достигли наивысшего напряжения в мае 1945 г., когда советское правительство объявило об аресте шестнадцати агентов лондонского польского правительства по обвинению в заговоре против Советского Союза. Эта акция советского правительства, заявили польские эмигранты в Лондоне, является лучшим доказательством московского плана задушить «польскую демократию» и навязать польскому народу «красную диктатуру».

Самой крупной фигурой среди шестнадцати арестованных советским правительством поляков был генерал Леопольд Бронислав Окулицкий, бывший начальник штаба польской эмигрантской армии. Эта армия играла основную роль в антисоветской кампании, проводившейся польскими эмигрантами...

Армия, о которой идет речь, была первоначально, в 1941 г., сформирована на советской земле по договоренности между советскими и польскими властями для того, чтобы вместе с Красной армией бороться против немцев. Ее возглавлял генерал Владислав Андерс, бывший участник «полковничьей клики», которая фактически правила Польшей во времена диктатуры Пилсудского. Для обучения и снаряжения этой армии и подготовки ее к войне с Германией советское правительство предоставило Польше беспроцентный заем в 300 млн. рублей и создало армии все условия для проведения рекрутского набора и лагерных учений. Несмотря на это, генерал Андерс, генерал Окулицкий и другие представители польской военщины втайне относились недоброжелательно к военному союзу с Красной армией. Они были уверены, что Советская Россия обречена на быстрый разгром немецкими войсками, и действовали, исходя из этого.

Из донесения подполковника Берлинга, впоследствии главы вооруженных сил варшавского правительства, выяснилось, что в 1941 г., вскоре после того как были сформированы первые польские части на советской территории, генерал Андерс созвал своих офицеров на совещание и заявил им следующее:

Как только Красная армия спасует под натиском немцев, что произойдет через несколько месяцев, мы сможем через Каспийское море прорваться к Ирану. Поскольку мы будем единственной вооруженной силой на этой территории, мы вольны будем делать все, что нам вздумается.

Когда, вопреки ожиданиям генерала Андерса, Красная армия не спасовала перед нацистским блицкригом, польский командир сказал своим офицерам, что им незачем беспокоиться относительно выполнения условий польско-советского военного соглашения, предусматривающего совместные военные действия против Германии. «Торопиться некуда», — сказал Андерс генералу Борута-Спеховичу, командиру польской 5-й пехотной дивизии.

По словам подполковника Берлинга, Андерс и его офицеры «делали все для того, чтобы затянуть период обучения и вооружения своих дивизий», так чтобы им не пришлось выступить против Германии. Польский начальник штаба генерал Окулицкий активно саботировал снаряжение польских войск. По свидетельству Берлинга,

Окулицкий саботировал организацию на Каспийском море базы для приема английского оружия и продовольствия из Ирана. Советское правительство построило на каспийском побережье специальную железнодорожную ветку и складские помещения, но командование генерала Андерса позаботилось о том, чтобы ни одна винтовка, ни один танк и ни один мешок с продовольствием не попали на эти склады.

Реакционная клика во главе с Андерсом и Окулицким терроризировала тех польских офицеров и солдат, которые желали принять помощь советского правительства и с оружием в руках идти на захватчиков своей родины. Составлялись списки «друзей Советов», считавшихся «изменниками Польше». В специальный указатель под названием «картотека Б» заносились имена и характеристики всех, кто считался «сочувствующим Советам», Антисемитизм фашистского толка поощрялся польским командованием. По словам Берлинга, в армии Андерса «открыто велись разговоры о необходимости свести счеты с евреями, и нередки были случаи избиения евреев». Так называемая «Двойка», отдел разведки армии Андерса, начала собирать сведения о советских военных заводах, совхозах, железных дорогах, полевых складах и о расположении войск Красной армии.

Наступила весна 1942 г., а польская армия в России все еще не принимала участия ни в одном сражении с врагом. Зато ее офицерам и солдатам, не теряя времени, усиленно внушали антисоветскую и антисемитскую идеологию генералов. В конце концов, польское командование выразило желание, чтобы армия была эвакуирована в Иран, под покровительство англичан. В августе 1942 г. 75491 польский офицер и солдат и 37756 членов их семей покинули советскую территорию, не сделав ни одного выстрела в защиту родной страны.

13 марта 1944 г. австралийский журналист Джеймс Олдридж в обход цензуры прислал в «Нью-Йорк таймс» корреспонденцию, касавшуюся фашистских методов руководителей польской эмигрантской армии в Иране. Олдридж сообщал, что он более года пытался обнародовать факты о поведении польских эмигрантов, но союзная цензура не давала ему это сделать. Один из цензоров сказал Олдриджу: «Я знаю, что все это верно, но что же я могу сделать? Ведь мы признали польское правительство».

Вот несколько фактов из тех, которые приводил Олдридж:

В польском лагере существовало деление на касты. Чем ниже было занимаемое человеком положение, тем хуже условия, в которых ему приходилось жить. Евреи были выделены в особое гетто. Управление лагерем осуществлялось на тоталитарных началах... Реакционные группы вели непрестанную кампанию против Советской России... Когда предстояло вывезти в Палестину свыше трехсот еврейских детей, польская верхушка, среди которой процветал антисемитизм, оказала давление на иранские власти, чтобы еврейским детям было отказано в транзите...

Я слышал от многих американцев, что они охотно рассказали бы всю правду о поляках, но что это ни к чему не поведет, так как у поляков сильная «рука» в вашингтонских кулуарах...

Из Ирана польские эмигранты перебрались в Италию и там, под руководством английского верховного командования и при покровительстве Ватикана, сформировали главный штаб польской эмигрантской армии. Генералы Андерс, Окулицкий и другие уже не скрывали своих замыслов — сделать польскую эмигрантскую армию ядром новой белой армии для будущего нападения на Советский Союз.

Весною 1944 г., с приближением Красной армии к границам Польши, лондонские поляки усилили свою антисоветскую кампанию. «Непременным условием нашей победы и самого нашего существования является, если не полное поражение, то хотя бы ослабление России», — писала «Панство польске», одна из подпольных газеток, распространявшихся в Польше агентами эмигрантского правительства. В секретных инструкциях своим агентам лондонские поляки писали: «Любой ценой необходимо поддерживать добрые отношения со всеми немецкими гражданскими властями».

Польское эмигрантское правительство готовилось к вооруженному выступлению против Советского Союза. Фактически осуществить это выступление должна была Армия Крайова, или АК, подпольная военная организация в самой Польше, созданная и контролируемая лондонскими эмигрантами. Во главе Армии Крайовой стоял генерал Бур-Комаровский.

В начале марта 1944 г. генерал Окулицкий был вызван в штаб генерала Соснковского, военного представителя лондонского польского правительства. Впоследствии генерал Окулицкий так описывал состоявшееся там секретное совещание:

...Когда я перед вылетом в Польшу был на приеме у генерала Соснковского, он сказал, что в недалеком будущем следует ожидать наступления Красной армии, которое приведет к разгрому немцев в Польше. В этом случае, говорил Соснковский, Красная армия оккупирует Польшу и не допустит существования на территории Польши Армии Крайовой как военной организации, подчиненной лондонскому польскому правительству.

Соснковский предложил, после того как Красная армия прогонит нацистов из Польши, фиктивно распустить Армию Крайову и одновременно создать засекреченный «запасной штаб» для подрывной работы в тылу Красной армии.

Соснковский сказал, что этот запасной штаб будет руководить борьбой Армии Крайовой против Красной армии,

Соснковский просил передать эти инструкции командиру Армии Крайовой в Польше генералу Бур-Комаровскому.

Вскоре после этого генерал Окулицкий был тайно переброшен на самолете в оккупированную немцами Польшу, где он, не теряя времени, снесся с генералом Бур-Комаровским и передал ему инструкции Соснковского. Бур-Комаровский сказал генералу Окулицкому, что он создаст специальный аппарат для выполнения следующих задач:

1. Сохранять оружие для нелегальной работы и подготовки восстания против СССР.

2. Создавать вооруженные боевые отряды в количестве не более шестидесяти человек в каждом.

3. Создавать террористические, т.н. «ликвидационные», группы для убийства противников Армии Крайовой и представителей советского военного командования.

4. Подготовлять кадры диверсантов для подрывной работы в тылу советских войск.

5 Заниматься военной разведкой и контрразведывательной работой в тылу Красной армии.

6. Сохранять имеющиеся у АК радиостанции и поддерживать радиосвязь с главным командованием АК в Лондоне.

7. Проводить печатную и устную пропаганду против СССР.

Осенью 1944 г. Красная армия достигла берегов Вислы и остановилась перед Варшавой, чтобы произвести перегруппировку войск и пополнить запасы довольствия после длительного летнего наступления. План советского верховного командования состоял в том, чтобы не штурмовать польскую столицу в лоб, но взять ее методом внезапного окружения, пощадив таким образом город и жителей. Но генерал Бур-Комаровский, действуя без ведома советского командования, по приказу из Лондона, спровоцировал восстание польских патриотов в самой Варшаве, объявив, что Красная армия собирается приступом брать город. Красная армия не была в этот момент подготовлена к переходу Вислы, и немецкое верховное командование получило возможность систематически обстреливать и бомбить с воздуха все районы города, занятые польскими повстанцами. Вот как генерал Окулицкий описывает роль генерала Бур-Комаровского в последовавшей под конец капитуляции польских сил в Варшаве.

В конце сентября 1944 г. командир Армии Крайовой генерал Бур-Комаровский вел переговоры о капитуляции с командующим германскими войсками в Варшаве обергруппенфюрером СС фон ден Бахом. Для ведения переговоров Бур-Комаровский выделил в качестве представителя от главного штаба Армии Крайовой заместителя начальника второго (разведывательного) отдела штаба полковника Богуславского. Докладывая в моем присутствии Бур-Комаровскому о предложенных немцами условиях капитуляции, Богуславский сказал, что фон ден Бах считает необходимым для поляков прекратить вооруженную борьбу с немцами, так как общим врагом Польши и Германии является Советский Союз. При встрече с Бур-Комаровским в день капитуляции я сказал ему, что, возможно, фон ден Бах прав, и Бур-Комаровский со мной согласился.

Всю осень и зиму 1944 г. и весенние месяцы 1945 г., в то время как Красная армия разворачивала свое грандиозное наступление, стремясь к окончательному разгрому немецкой военной машины на Восточном фронте, Армия Крайова, под руководством генерала Окулицкого, усиленно занималась террористическими актами, диверсиями, шпионажем и вооруженными налетами в тылу советских войск.

«Мероприятия советского военного командования в зоне военных действии саботировались, — заявил впоследствии Станислав Ясюкович, министр подпольного правительства в Польше и один из сподвижников Окулицкого. — Наша печать и радио вели клеветническую пропаганду. Польский народ натравливали на русских».

Отряды АК Окулицкого пускали под откос эшелоны с войсками Красной армии, уничтожали советские продовольственные склады, минировали дороги перед прохождением русских частей и всячески разрушали советские средства транспорта и связи. Приказ, изданный одним из помощников Окулицкого 17 сентября 1944 г., гласил:

Операция должны быть всеобъемлющими — взрывы воинских эшелонов, автомашин, железнодорожного полотна, разрушение мостов, ликвидация складов и сельсоветов. Выполнение конспиративное.

Командир одного отряда Армии Крайовой, по фамилии Лубиковский, руководивший специальной тайной школой шпионов и диверсантов, говорил впоследствии по поводу заданий, выполнявшихся его агентами:

Я получил письменный отчет от Рагнера о выполнении моего приказа... Он сообщал, что им было совершено двенадцать диверсий: два поезда пущено под откос, взорвано два моста и повреждено железнодорожное полотно в восьми местах.

Специально обученные террористические группы АК подстерегали и убивали красноармейцев и деятелей варшавского правительства. По неполным данным, опубликованным позднее советскими военными властями, террористы из АК за восемь месяцев убили 594 офицера и бойца Красной армии и ранили еще 294...

В то же время, действуя согласно инструкциям, полученным по радио из Лондона от польского командования, агенты генерала Окулицкого энергично развивали шпионскую деятельность в советском тылу. Приводим выдержки из директивы лондонского польского правительства за №7201–1–777 от 11 ноября 1944 г., адресованной генералу Окулицкому:

Так как знание военных намерений и возможностей... Советов на востоке имеет основное значение для предвидения и планирования дальнейшего развития событий а Польше, вы должны... передавать разведывательные донесения согласно указаний разведывательного отдела штаба.

Дальше в директиве запрашивались детальные сведения о советских воинских частях, транспортах, укреплениях, аэродромах, вооружении, данные о военной промышленности и т.д.

Разветвленная сеть нелегальных радиостанций, работающих в советском тылу, систематически передавала лондонским полякам шифрованные информации. Вот типичный образец такой радиограммы за №621–2, посланной из Кракова лондонскому главному командованию, перехваченной и расшифрованной советской военной разведкой:

Во второй половине марта в западном направлении проходило в среднем 20 эшелонов в день с войсками и амуницией (артиллерия, американские танки и пехота, в том числе одна треть — женщины)... В Кракове расклеено распоряжение о срочном призыве в армию 1895–1925 гг. рождения. В Кракове состоялся, при участии генерала Жимерского, выпуск 800 офицеров, привезенных с востока...

22 марта 1945 г. генерал Окулицкий выразил заветные чаяния своих лондонских начальников в секретной директиве полковнику «Славбору», командующему западным округом Армии Крайовой. Чрезвычайная директива Окулицкого гласила:

В случае победы СССР над Германией это будет угрожать не только интересам Англии в Европе, но и вся Европа будет в страхе... Считаясь со своими интересами в Европе, англичане должны будут приступить к мобилизации сил Европы против СССР. Ясно, что мы станем в первых рядах этого европейского антисоветского блока; и также нельзя представить этот блок без участия в нем Германии, которая будет контролироваться англичанами.

Эти планы и надежды польских эмигрантов оказались недолговечными. В начале 1945 г. советская военная разведка стала арестовывать польских заговорщиков, действовавших в советском тылу. К лету 1945 г. главные зачинщики заговора были уже в руках Советов. Шестнадцать из них, включая генерала Окулицкого, предстали перед Военной Коллегией Верховного Суда СССР.

Процесс начался 18 июня в Доме Союзов в Москве и продолжался три дня. На суде было с точностью установлено, что польские эмигранты и их подпольная организация, движимые ненавистью к Советской России, оказывали существенную помощь нацистским захватчикам своей родины.

Во время суда между советским прокурором генерал-майором Афанасьевым и главным руководителем польского антисоветского подполья генералом Окулицким, низкорослым человеком, с поджатыми тонкими губами, произошел следующий разговор:

Афанасьев: Ваша деятельность мешала военным действиям Красной армии против немцев?

Окулицкий: Мешала.

Афанасьев: Кому эта деятельность помогала?

Окулицкий: Конечно, немцам.

Генерал-майор заявил суду, что не намерен требовать смертного приговора никому из обвиняемых, потому что они являлись только «марионетками» польского эмигрантского правительства в Лондоне и потому что «мы сейчас переживаем радостные дни великих побед, и эти люди не представляют уже опасности».

Советский прокурор добавил:

Данный судебный процесс подводит итог преступной деятельности представителей польской реакции, боровшейся в течение многих лет против Советского Союза. Их политика привела к оккупации Польши немцами. Красная армия боролась за свободу и независимость, против варварства...

Советский Союз, при содействии союзников, сыграл решающую роль в поражении Германии. Но Окулицкий и другие хотели вонзить Красной армии нож в спину... »Санитарный кордон» вокруг России они предпочитали дружбе с ней...

21 июня Военная Коллегия Верховного Суда объявила свой приговор. Трое из обвиняемых были оправданы. Генерал Окулицкий и одиннадцать его сообщников были признаны виновными и приговорены к тюремному заключению на разные сроки, от десяти лет до четырех месяцев{105}.

После процесса Соединенные Штаты и Англия отказались признавать в дальнейшем лондонское эмигрантское польское правительство{106}. Варшавское правительство, реорганизованное в соответствии с решениями Ялтинской конференции, получило официальное признание в качестве временного правительства Польши.

 

Глава XXV.

Объединенные нации

В борьбе за жизнь люди учатся ценить друзей и распознавать врагов. За время второй мировой войны обнажилась истинная сущность многих иллюзий и многих вымыслов.

Война преподнесла миру немало сюрпризов. Мир был ошеломлен, когда из подполья Европы и Азии поднялись «пятые колонны», чтобы при содействии нацистов и японской военщины захватить во многих странах власть. Быстрота, с которой державы оси одержали свои первые победы, поразила всех тех, кто не подозревал о долгих годах тайной подготовки со стороны оси, о годах интриг, террора и конспирации.

Но величайшим из всех сюрпризов второй мировой войны оказалась Советская Россия. Словно за одну ночь рассеялся густой туман лжи, и во всем своем величии и значении предстала миру Советская страна, ее вожди, ее экономика, ее армия, ее люди и, говоря словами Корделла Хэлла, «эпический характер ее патриотического пыла».

Первым великим откровением, которое принесла вторая мировая война, было то, что Красная армия, руководимая маршалом Сталиным, оказалась самой могущественной и действенной боевой силой на стороне мирового прогресса и демократии.

23 февраля 1942 г. генерал армии Соединенных Штатов Дуглас Макартур сказал своим соотечественникам о Красной армии следующее:

Ситуация, сложившаяся сейчас в мире, показывает, что надежды цивилизации покоятся на славных знаменах доблестной русской армии. Я на своем веку участвовал в нескольких войнах и был свидетелем других; кроме того, я пристально изучал походы выдающихся полководцев прошлого.

Но я не знаю примеров такого эффективного отпора тяжелейшим ударам непобедимого до той поры врага и, вслед за тем, — такого сокрушительного контрнападения, оттеснившего его назад, к собственным границам.

Масштабы и величие этих усилий являются величайшим военным достижением в мировой истории.

Вторым великим откровением было то, что Советский Союз сумел с поразительной эффективностью организовать и вести массовое производство при неслыханно трудных условиях.

Возвратясь из Москвы, куда он в 1942 г. ездил с официальной миссией, вице-председатель Совета военной промышленности США Вильям Батт заявил:

Я ехал с чувством некоторой неуверенности в том, способна ли Россия выдержать испытания такой войны; но мне очень скоро пришлось убедиться, что в борьбе принимает участие все население, вплоть до женщин и детей.

Я ехал с довольно скептическим отношением к технике русских, но я увидел, что они очень твердо и умело руководят своими предприятиями и выпускают нужную для войны продукцию.

Я ехал весьма смущенный и озабоченный ходившими у нас толками о разброде и произволе в органах управления страной, но я нашел сильное, опытное правительство, опирающееся на огромный энтузиазм масс.

Короче говоря, я ехал за ответом на вопрос: является ли Россия надежным, способным союзником?.. И я получил ясный, положительный ответ.

Третьим великим откровением было то, что весь многонациональный состав Советского Союза сплотился вокруг своего правительства с патриотическим рвением, какого еще не бывало в истории.

31 августа 1943 г. в Квебеке премьер-министр Черчилль, говоря о советском правительстве и его руководителях, заявил:

Не было еще в человеческом обществе правительства, способного пережить такие серьезные и жестокие удары, какие нанес России Гитлер... Россия не только пережила эти страшные удары и оправилась от них, но и нанесла в свою очередь немецкой военной машине смертельный удар, которого никакая другая сила в мире не смогла бы нанести.

Четвертым великим откровением было то, что союз западных демократий с Советской Россией открыл реальные перспективы нового международного режима мира и безопасности для всех наций.

11 февраля 1943 г. «Нью-Йорк геральд трибюн» писала в передовой статье:

Демократическим государствам предоставляются сейчас на выбор два пути. Либо — сотрудничать с Россией в переустройстве мира, к чему есть сейчас все возможности, если мы уверуем в силу собственных принципов и докажем это, применив их на деле. Либо — увязнуть в интригах со всеми реакционными и антидемократическими силами Европы, что только поведет к полному отчуждению Кремля.

8 ноября 1943 г. в Нью-Йорке председатель Совета военной промышленности США Дональд Нельсон сообщил по поводу своей поездки в Советскую Россию:

Я вернулся из своей поездки, исполненный твердой веры в будущее России и в те блага, которые это будущее сулит всему миру, включая и нас. Насколько я могу предвидеть, когда мы одержим победу и война отойдет в прошлое, нам нечего будет страшиться, кроме недоверия друг к другу. Если мы, в сотрудничестве с другими Объединенными нациями, будем стремиться к тому, чтобы производить для мирного потребления и поднимать повсюду жизненный уровень народа, что будет означать, что мы находимся на пути к новым высотам, к новому благосостоянии, и к такому полному удовлетворению человеческих нужд, какого не знал еще мир.

1 декабря 1943 г., на исторической конференции в Тегеране, был дан ответ тем антидемократическим и антисоветским конспиративным силам, которые двадцать пять лет заставляли весь мир постоянно вариться в котле контрреволюционных интриг, тайной дипломатии, террора, страха и ненависти и неизбежно должны были привести к войне за порабощение человечества осью Рим — Берлин — Токио.

Руководители трех самых могущественных держав на земле — президент Соединенных Штатов Америки Франклин Делано Рузвельт, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль и маршал Союза Советских Социалистических Республик Иосиф Сталин — впервые встретились и после ряда военных и дипломатических совещаний опубликовали Декларацию Трех Держав.

Тегеранская Декларация заключала в себе гарантию, что соединенные усилия трех великих союзников позволят покончить с нацизмом. Более того, Декларация открывала перед истерзанным войной человечеством перспективы устойчивого мира и новую эру дружбы народов.

Декларация гласила:

Мы, президент Соединенных Штатов, премьер-министр Великобритании и премьер Советского Союза, встречались в течение последних четырех дней в столице нашего союзника — Ирана и сформулировали и подтвердили нашу общую политику.

Мы выражаем нашу решимость в том, что наши страны будут работать совместно как во время войны, так и в последующее мирное время.

Что касается войны, представители наших военных штабов участвовали в наших переговорах за круглым столом, и мы согласовали наши планы уничтожения германских вооруженных сил. Мы пришли к полному соглашению относительно масштаба и сроков операции, которая будет предпринята с востока, запада и юга.

Взаимопонимание, достигнутое нами здесь, гарантирует нам победу.

Что касается мирного времени, то мы уверены, что существующее между нами согласие обеспечит прочный мир. Мы полностью признаем высокую ответственность, лежащую на нас и на всех Объединенных нациях, за осуществление такого мира, который получит одобрение подавляющей массы народов зеленого шара и который устранит бедствия и ужасы войны на многие поколения.

Совместно с нашими дипломатическими советниками мы рассмотрели проблемы будущего. Мы будем стремиться к сотрудничеству и активному участию всех стран, больших и малых, народы которых сердцем и разумом посвятили себя, подобно нашим народам, задаче устранения тираний, рабства, угнетения и нетерпимости. Мы будем приветствовать их вступление в мировую семью демократических стран, когда они пожелают это сделать.

Никакая сила в мире не сможет помешать нам уничтожать германскую армию на суше, их подводные лодки на море и разрушать их военные заводы с воздуха.

Наша наступление будет беспощадным и нарастающим.

Закончив наше дружественное совещание, мы уверенно ждем того дня, когда все народы мира будут жить свободно, не подвергаясь действию тирании и в соответствии со своими различными стремлениями и своей совестью.

Мы прибыли сюда с надеждой и решимостью. Мы уезжаем отсюда действительными друзьями по духу и цели.

Подписано в Тегеране 1 декабря 1943 года.

РУЗВЕЛЬТ, СТАЛИН, ЧЕРЧИЛЛЬ.

За историческим тегеранским соглашением последовали конкретные решения Крымской конференции в феврале 1945 г.

Снова Рузвельт, Черчилль и Сталин встретились, на этот раз в Крыму, в Ялте, чтобы сообща выработать меры, направленные к окончательному разгрому нацистской Германии и полной ликвидации немецкого генерального штаба. На совещаниях в Ялте был предусмотрен и грядущий период мира и заложены основы для всемирно-исторической конференции Объединенных наций в Сан-Франциско в апреле, которой предстояло выработать устав всемирной организации коллективной безопасности, опирающейся на союз трех величайших держав.

Накануне конференции в Сан-Франциско, 12 апреля 1945 г., Советская Россия утратила великого друга, а мир лишился великого демократического вождя: умер президент США Франклин Делано Рузвельт.

Гарри Трумэн, тотчас же по занятии им президентского поста, обещал довести до победного завершения войну против агрессоров в союзе с другими членами Объединенных наций и выполнить рузвельтовскую послевоенную программу установления прочного мира в добром согласии с Великобританией и Советской Россией.

8 мая 1945 г. представители немецкого верховного командования в присутствии главных американских, английских и советских военных руководителей подписали в разрушенном Берлине акт о безоговорочной капитуляции нацистских вооруженных сил. Война в Европе закончилась. Уинстон Черчилль в послании к маршалу Сталину сказал: «Будущие поколения так же чистосердечно признают все, чем они обязаны Красной армии, как признаем мы, кому довелось быть свидетелями ее необычайных достижений».

Не было во всей мировой истории другой такой яростной войны, как война между нацистской Германией и Советской Россией. Тысячу четыреста восемнадцать дней, сорок семь месяцев, четыре года шли на гигантских плацдармах Восточного фронта бои, не имевшие себе равных по масштабу и ожесточенности.

Конец наступил 2 мая 1945 г., когда бронетанковые части Красной армии штурмом ворвались в самое сердце нацистской цитадели — Берлин. Неизвестный красноармеец водрузил над рейхстагом красное знамя.

Знамена свободы развевались теперь во всей Европе{107}.

* * *

Когда эта книга уже находилась в печати, авторы имели беседу с человеком, с истории которого она начинается — с полковником Рэймондом Робинсом.

Полковник Робинс уже несколько лет как удалился от общественной деятельности и живет на покое в своем 2000-акровом поместье в Чайнсгат Хилл (штат Флорида), которое он завещал правительству Соединенных Штатов для устройства там заповедника и сельскохозяйственной экспериментальной станции.

Полковник Робинс сохранил свой «трезвый ум», свою горячую заинтересованность в благополучии рядового человека, свою нетерпимость к предрассудкам, алчности, свой живой интерес к государству, рождение которого в вихре революции ему пришлось наблюдать.

Вот что полковник Робинс сказал нам:

Счастливейшим временем своей жизни я считаю то, когда мне довелось увидеть свет надежды на освобождение от вековой тирании и гнета в глазах рабочих и крестьян России, откликнувшихся на призыв Ленина и других вождей советской революции.

Советская России всегда стремилась к миру между народами. Ленин знал, что война нарушит, если не сорвет, его великий план внутреннего строительства в стране. Русский народ всегда хотел мира. Все свои помыслы, энергию и надежды он отдает просвещению, производству, разработке естественных богатств огромной территории своей родины...

Советская Россия не имеет эксплуатируемых колоний и не стремится их иметь. Советская Россия не контролирует международных торговых картелей и не добивается этого. Политика Сталина устранила все расовые, религиозные, национальные и классовые противоречия в Советской стране. Единство и гармония, царящие среди советских народов, указывают путь к миру во всем мире.

Сейерс Майкл - Кан Альберт - Тайная война против Советской России



Просмотров: 33 | Добавил: kvistrel | Теги: кинозал, наше кино, история СССР, история, литература, Фильм, политика, Большевик, кино
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь Лекции работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика китай советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм учение о государстве Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября семья построение социализма поэзия Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2017