Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [967]
Капитализм [133]
Война [432]
В мире науки [71]
Теория [687]
Политическая экономия [13]
Анти-фа [48]
История [504]
Атеизм [38]
Классовая борьба [395]
Империализм [179]
Культура [990]
История гражданской войны в СССР [205]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [29]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [219]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Декабрь » 2 » Светлой памяти Климента Ефремовича Ворошилова . Трудное детство. Рабочая закалка
11:03

Светлой памяти Климента Ефремовича Ворошилова . Трудное детство. Рабочая закалка

Светлой памяти Климента Ефремовича Ворошилова . Трудное детство. Рабочая закалка

Пастух и царь


Акшинский, Василий Семенович

 

Ворошилов
 

 

Трудное детство

Климент Ефремович Ворошилов родился 4 февраля (22 января) 1881 года в семье железнодорожника и крестьянки, недалеко от разъезда Волчеяровка Екатерининской (ныне Донецкой) железной дороги. Отец К. Е. Ворошилова — Ефрем Андреевич (1844 — 1907) был шестым сыном в большой крестьянской семье. Молодым парнем его призвали в армию. Он тянул солдатскую лямку более десяти лет, участвовал в русско-турецкой войне 1877 — 1878 годов. А вернувшись домой и оставшись без земельного надела, пошел работать на рудники и в шахты, пас скот в помещичьих имениях, был сторожем, путевым обходчиком. Мытарства подорвали его здоровье: ослабели силы, стал плохо слышать. Однажды в непогоду Ефрем Андреевич не различил шума настигавшего его поезда. Тяжело изуродованного его доставили в Луганскую больницу, и там он вскоре скончался.

Мать К. Е. Ворошилова — Мария Васильевна (1857 — 1919) — вынесла тяжелую долю русской крестьянки: изнурительный труд поденщицы, болезни и смерть детей. Великий Октябрь принес ей раскрепощение. Но в 1919 году она умерла от брюшного тифа. Нужда рано коснулась маленького Клима «С раннего детства пришлось познакомиться с самой горькой нуждой, — писал К. Е. Ворошилов. — В один из периодов безработицы отца ходил с сестрой «по миру» просить хлеба. С 6 — 7 лет пошел на работу выбирать колчедан на шахтах, за что получал по 10 копеек в день».

В поисках заработка семье Ворошиловых приходилось часто менять место жительства, но куда бы она ни попадала, ее как и все [4] другие рабочие семьи, ожидало одно и то же: полуголодное существование. «Жили Ворошиловы страшно бедно. Нуждались во всем, — писал товарищ Клима, рабочий Е. С. Плуготаренко. — В землянке Ворошиловых очень темно, пол был глиняный. Обстановка самая бедная. Вместо кровати были нары. Вместо стульев сбитая из досок скамейка».

Клим рос общительным и любознательным мальчиком, мечтал об учебе. Однако лишь в 1893 году в селе Васильевка, где в то время жила семья, открылась двухгодичная школа, и Клим впервые сел за парту. Ему шел тринадцатый год. Он учился и помогал матери, нанимался к помещику на сельскохозяйственные работы.

Два года учебы в школе дали К. Е. Ворошилову самую начальную, элементарную подготовку. Но он вспоминал о ней с неизменной благодарностью: школа привила ему любовь к книге, открыв тем самым путь к неисчерпаемому источнику знаний. С особым теплом Климент Ефремович говорил об учителе Семене Мартыновиче Рыжкове, который в свою очередь привязался к пытливому, способному мальчику.

«Смуглый, коренастый, с большими, умными глазами, вихрастый, он резко выделялся своей смышленостью, детской непринужденностью, наивной прямотой и независимостью характера, удивительной для его возраста, — писал С. М. Рыжков. — Он был очень правдив, никогда не запирался в проказах, не перелагал вину на товарищей, не лгал и не подхалимствовал перед своими более счастливыми товарищами. ...Это был живой, общительный и очень толковый мальчик, всегда жизнерадостный, несмотря на свою бедность, хороший товарищ и ученик».

Весной 1895 года К. Е. Ворошилов окончил Васильевскую школу. Очень хотелось учиться дальше.

«Школа, школа! — писал Климент Ефремович. — Как часто вспоминал я потом ее стены, небогатое убранство классных комнат, старенький глобус, по которому мы с Семеном Мартыновичем совершали увлекательные путешествия! Разбуженная школой жажда знаний не покидала меня потом всю жизнь...»

Но о продолжении учебы нечего было и мечтать: семье стало особенно тяжело. И Клим поступил на [55] большой завод Донецко-Юрьевского металлургического общества (ДЮМО), строительство которого развернулось в 1896 году в Алчевске. Как наиболее грамотного, его определили посыльным в заводскую контору. Но Клим не порвал своих связей со школой и с С. М. Рыжковым. Он помогал учителю вести занятия с неграмотными, читал им вслух книги.

Бывая на репетициях драматического кружка, на спевках, а иногда и участвуя в постановках, Клим встречался с молодыми рабочими и местными интеллигентами — конторскими служащими, учителями. Новые знакомые снабжали его книгами, беседовали с ним о прочитанном.

«Работа курьером-рассыльным, — писал К. Е. Ворошилов в своих воспоминаниях «Рассказы о жизни», — была своеобразной переходной ступенькой от школы к производству. Я по-прежнему был тесно связан с ребятами-подростками, с которыми вместе учился у Семена Мартыновича Рыжкова, да и с самим нашим учителем и его семьей. И в то же время круг моих знакомств расширялся. Встречаясь вечерами, во внерабочее время, со своими друзьями, молодыми рабочими Сергеем Сараевым, Павлом Пузановым, Иваном Придорожко, Епифаном Плуготаренко и другими, я все чаще ловил себя на мысли, что нас объединяет нечто большее, чем общее времяпрепровождение на танцах под гармошку или на скромных пирушках в субботний или воскресный день. Мы могли часами говорить о положении рабочих, заработках, штрафах, поведении заводских начальников, а также о событиях в стране или за ее пределами, вести о которых так или иначе доходили до наших мест».

Бывая по роду своей работы в конторе заводоуправления, заводских цехах, лаборатории, больнице, на почте, К. Е. Ворошилов хорошо узнал многих передовых рабочих, мастеров, учителей, врачей и с некоторыми из них сошелся довольно близко.

Его все больше тянуло на завод, и он решил перейти из конторы в цех.

 

Рабочая закалка

По признанию самого Климента Ефремовича, главной школой его жизни было «общение с людьми, заводская выучка, пребывание в рядах донецкого пролетариата».

Сначала он работал помощником машиниста на водокачке, а затем его направили слесарем в электротехнический цех. Заинтересовавшись устройством динамо-машин, Клим стал читать специальную литературу по электротехнике, и спустя некоторое время он уже знал о Фарадее, Ампере, Вольте, Оме, Эдисоне, Яблочкове, Ладыгине, Ленце, Якоби и других ученых, внесших большой вклад в науку об электричестве.

«Все это, — писал он впоследствии, — открывало передо мной целую область знаний, о которой я раньше не имел никакого представления.

Я готов был проводить в цехе дни и ночи — так было мне все здесь интересно. И не только здесь. Я уже не мог жить без книг, без друзей. Их радости и беды становились все более и более близкими мне».

Круг знакомых молодого рабочего расширялся с каждым днем. Среди них были люди разного общественного положения — конюх Берещанский и его сыновья Ананий, Иван, Павел, главный бухгалтер заводской конторы со своеобразной фамилией Граф и слесарь Антон Сложеникин, начальник механического цеха немец Генеман и фельдшер заводской больницы Василий Соколов, учительница Анна Романовна Шустова и ее коллеги — сестры Анна, Ольга и Мария Крюковы (они вместе участвовали в драматическом кружке). В Климе привлекали людей смелость и справедливость, простота и общительность, постоянная готовность поделиться всем, что имел, помочь другим.

В 1898 году К. Е. Ворошилов, несмотря на то, что ему не исполнилось и 18 лет, был назначен помощником машиниста портального электрического крана в чугунолитейный цех, а вскоре ему доверили и самостоятельную разливку жидкого чугуна. Такое случалось не часто.

«У нас был такой порядок, — писал алчевский рабочий И. А. Толсторебров, — прежде чем попасть в машинисты [6] крана, надо 2 — 3 года поработать помощником… а Климентий Ефремович помощником был только 6 — 7 месяцев».

К. Е. Ворошилов становится заметной фигурой на заводе и в городе. Рос его авторитет среди молодых рабочих.

Частые встречи молодежи не могли оставаться незамеченными. «Всевидящее око» местной полиции наблюдало за ними. А вскоре заводской пристав Греков перешел к действиям. Обвинив Климента Ефремовича в «неуважении к чину полиции» — тот не поприветствовал пристава, — арестовал его.

На второй день он был освобожден. Но с тех пор преследования стали систематическими и настойчивыми.

В 1898 году К. Е. Ворошилов принял участие в работе первого в Алчевске социал-демократического кружка, познакомился с марксизмом. Организатором кружка был передовой рабочий-литейщик Иван Алексеевич Галушка. Вначале он просто беседовал с теми, кому доверял, о политическом бесправии трудящихся в России и других капиталистических странах, а затем они стали тайно собираться в определенные дни. Здесь вместе с К. Е. Ворошиловым были его друзья — рабочие Дмитрий Константинович Паранич, братья Степан и Роман Побегайло, Иван Придорожко, Антон Сложеникин, конторщик Николай Федорович Иванов, фельдшер Василий Мануилович Соколов. Все они активно посещали занятия, старались понять, почему тяжело живется трудовому люду, как найти дорогу к лучшей жизни.

«Так возникла, — отмечал впоследствии Климент Ефремович, — наша дюмовская нелегальная группа рабочих — зародыш социал-демократического кружка...»

В одном из журналов К. Е. Ворошилов встретил статью об учении Карла Маркса. И хотя сущность марксизма излагалась в ней в извращенном, либерально-буржуазном духе, Климент Ефремович заинтересовался личностью Карла Маркса, его политическими взглядами и стал читать о Марксе и марксизме все, что удавалось отыскать в книгах и в периодических изданиях той поры. Обо всем прочитанном он рассказывал товарищам.

Иван Алексеевич Галушка, отлучаясь из Алчевска в Ростов-на-Дону, где находились его семья и близкие, поручал Климу провести занятия кружка, предварительно снабжая его необходимой литературой.

Однажды И. А. Галушка дал ему «Манифест коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса. Книга потрясла Климента Ефремовича. Особенно ему понравилось, как Маркс и Энгельс писали о рабочем классе — могильщике буржуазии. Еще и еще раз возвращался он к чтению гениального труда, анализировал его в беседах с товарищами, приводя примеры из жизни завода.

«Сознание своей правоты и силы, — вспоминал Климент Ефремович, — окрыляло нас, и мы старались очень осторожно разъяснять рабочим все то, что узнавали сами на занятиях кружка. Мы старались внушить нашим товарищам по работе, что мы должны быть смелыми и настойчивыми в отстаивании своих справедливых требований к заводской администрации, действовать организованно, и тогда хозяева завода будут вынуждены считаться с нами».

Вскоре сама жизнь подтвердила силу пролетарской солидарности.

Условия труда в литейном цехе были невыносимо тяжелыми. Но хуже всех было крановщикам. Выделявшиеся при разливке чугуна газы скапливались наверху, где находились их кабины. К концу смены крановщики угорали до такой степени, что едва держались на ногах. В один из дней крановщики во главе с Климом прекратили работу и потребовали от администрации немедленно принять меры. Их поддержали литейщики. И хотя эта «крановщичья забастовка» была краткосрочной, рабочие добились своего — в цехе были установлены вентиляторы. Весть об этом разнеслась по всему заводу.

«Инициативу в выступлении крановщиков, — писал Климент Ефремович, — стали связывать с моим именем, но я в то время еще не имел никакого опыта работы в массах и, скорее всего, выразил общий протест против тяжелых условий труда лишь потому, что боялся не выдержать и тем самым подвести товарищей, допустить аварию. Однако то, что произошло, оставило глубокий след в сознании рабочих нашего цеха и [8] даже всего завода: мы поняли, что если будем твердо и настойчиво поддерживать друг друга, то заводская администрация не может с этим не считаться».

После этого полицейская слежка за молодым рабочим еще более усилилась. Ворошилова уволили с завода и внесли в «черный список».

Около трех лет скитался он по Донбассу и югу России в поисках хотя бы случайного заработка. Вынужденный вернуться в Алчевск, К. Е. Ворошилов снова подвергся здесь преследованиям со стороны полиции. Однажды его жестоко избили. Товарищи не оставили его в беде. По вечерам они приходили в дом к сестре и матери Клима, лечили его, как могли, приносили еду, книги. Оставаться в городе было опасно, и Ворошилов, оправившись от побоев, тайно уехал в Луганск.

Город Луганск уже в то время был крупным промышленным центром. Климент Ефремович встретил многих своих знакомых по заводу ДЮМО — Дмитрия Паранича, Павла Пузанова, Сергея Сараева и других. Друзья помогли устроиться слесарем в ремонтную мастерскую паровозостроительного завода Гартмана (ныне тепловозостроительный завод имени Октябрьской революции), связали с местными социал-демократами — Я. И. Моргенштейном («Павел») и Т. Л. Бондаревым. Однако активно проявить себя в революционной работе Клименту Ефремовичу тогда не довелось: вскоре он был уволен с завода и выдворен из города за то, что выразил протест против обысков рабочих в проходной.

И снова скитания в поиске работы. Летом 1903 года К. Е. Ворошилов вернулся на гартмановский завод. На сей раз ему удается включиться в деятельность луганских революционеров.

Зарождение Луганской социал-демократической организации было связано с именем В. И. Ленина, с созданным им в 1895 году петербургским «Союзом борьбы за освобождение рабочего класса» и возникшими под его влиянием «Союзами борьбы» в Екатеринославе (ныне Днепропетровск) и Киеве. Сосланный в Екатеринослав Иван Васильевич Бабушкин сыграл большую роль в создании социал-демократических кружков в Екатеринославе, Нижнеднепровске, Каменске (ныне Днепродзержинск), в установлении их связи с Петербургом, [9] Киевом, Харьковом, Луганском, Уралом. В Луганске организатором первого в городе марксистского кружка стал Константин Максимович Норинский, а вскоре стал ему помогать и прибывший из ссылки Василий Андреевич Шелгунов — оба они были товарищами И. В. Бабушкина по «Союзу борьбы».

Преследуемые полицией, К. М. Норинский, а затем и В. А. Шелгунов вынуждены были покинуть Луганск, но революционная работа в городе не прекратилась. Укрепились связи луганских рабочих с пролетариатом Бахмута, Мариуполя, Таганрога, Юзовки (ныне Донецк). В 1902 году луганские марксистские кружки объединились в единую городскую социал-демократическую организацию, был создан ее руководящий центр — Луганский комитет РСДРП.

Возвратившись в Луганск, К. Е. Ворошилов работал помощником машиниста-крановщика на разливке металла, а затем — машинистом крана в чугунолитейном цехе. Он быстро установил контакт с членами партийного комитета, стал бывать на нелегальных собраниях. По заданию комитета проводил беседы с рабочими, выполнял другие поручения.

В октябре 1903 года К. Е. Ворошилов навсегда связал свою судьбу с ленинской партией — стал членом РСДРП.

В книге «Рассказы о жизни» К. Е. Ворошилов так писал о своем пути в партию:

«...После того как впервые услыхал имя В. И. Ленина и все более узнавал о его неутомимой борьбе за сплочение наиболее сознательной части рабочего класса в боевую революционную партию, глубоко поверил ленинской правде. Ленин занял в моем сознании какое-то особое, главное место.

Мой путь в партию не был извилистым, но он был в то же время весьма своеобразным. Фактическую свою принадлежность к рабочему социал-демократическому движению я мог бы отнести к 1898 году, когда я вместе со своими ближайшими товарищами — Иваном Алексеевичем Галушкой, Павлом Ильичом Пузановым, Дмитрием Константиновичем Параничем и другими передовыми рабочими создал революционную группу на заводе ДЮМО, в Алчевске, но то были лишь первые робкие шаги моей революционной деятельности, [10] и понадобилось известное время для того, чтобы в полном смысле созреть для вступления в партию, для сознательной революционной работы в массах. Такая пора наступила как раз в тот момент, когда я вторично поступил на работу на гартмановский завод и когда во всей стране стал чувствоваться революционный подъем, предшествовавший первой революционной буре в России — революции 1905 — 1907 годов».

Луганская партийная организация выступила в поддержку решений II съезда РСДРП. Луганские большевики дали организованный отпор меньшевикам на городской партийной конференции, состоявшейся 20 ноября 1903 года. После этого их влияние среди рабочих социал-демократов окружающих Луганск рудников, шахт и других промышленных предприятий значительно усилилось.

В 1904 году Климента Ефремовича избрали в состав Луганского комитета РСДРП(большевиков). Его авторитет все более растет, и вскоре он становится руководителем Луганской партийной организации.

«Я познакомился с Ворошиловым на заводе Гартмана в 1904 году... — вспоминал один из старейших участников революционной борьбы в Донбассе, И. И. Алексеев («Кум»). — Ворошилов на Гартманском руководил положительно всей революционной работой.

...В подполье Клим Ворошилов пользовался громаднейшим авторитетом»{1}.

О неразрывной связи Климента Ефремовича с массами вспоминают и многие другие его товарищи и соратники по революционной борьбе. «Ворошилова у нас в Луганске знали все и любили здорово, — писал луганский рабочий П. И. Мальцев. — Прятаться ему было где. Переходил от одного подпольщика к другому»{2}.

Луганский партийный комитет возглавил борьбу наиболее сознательной и стойкой части рабочих города против попыток захваченного меньшевиками «Союза горнозаводских рабочих» навязать местным социал-демократам [11] свои оппортунистические взгляды. Порвав с этим «Союзом», луганские большевики создали свой Горный комитет, еще более укрепили связи с Екатеринославским комитетом РСДРП и под его руководством широко развернули политическую работу в массах. Они создали подпольную типографию, наладили нелегальное издание большевистских листовок и прокламаций, направленных против царизма и начавшейся в январе 1904 года ненавистной народу русско-японской войны.

В прокламации «К обществу», выпущенной 27 мая 1904 года, Луганский комитет РСДРП писал: «Товарищи! Ведь мы рабочие и крестьяне, только мы можем сбросить самодержавие со своего пути к свободе, равенству и братству. Вперед, товарищи!»{3}.

Призывы «Долой самодержавие!», «Да здравствует политическая свобода!» все чаще начинают звучать в листовках и подпольных выступлениях луганских большевиков. Они настойчиво разоблачали антиреволюционную, антиленинскую сущность меньшевизма. Эта борьба, как отмечал впоследствии Климент Ефремович, стала большой школой идейной закалки не только для членов Луганской социал-демократической организации, но и для всех сознательных рабочих Луганска.

В.С. Акшинский - Климент Ефремович Ворошилов.
Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru

 



Категория: Классовая борьба | Просмотров: 956 | Добавил: kvistrel | Теги: биографии, Ворошилов, титаны революции
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь Лекции работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций экономика китай советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм учение о государстве Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Карл Маркс Биография украина дети Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Пролетариат Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября семья построение социализма поэзия Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция рабочий класс Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2017