Меню сайта
...
Категории раздела
Коммунизм [1055]
Капитализм [141]
Война [457]
В мире науки [86]
Теория [777]
Политическая экономия [25]
Анти-фа [65]
История [574]
Атеизм [38]
Классовая борьба [410]
Империализм [181]
Культура [1068]
История гражданской войны в СССР [207]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [41]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [66]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [319]
Биографии [11]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Главная » 2018 » Февраль » 4 » Сомерсет Моэм. Жиголо и жиголетта
12:55

Сомерсет Моэм. Жиголо и жиголетта

Сомерсет Моэм. Жиголо и жиголетта

Жиголо и Жиголетта

00:38:32

 

 

 

Моэм (Maugham) Уильям Сомерсет (25.1.1874, Париж, - 16.12.1965, Сен-Жан-Кап-Ферра, Франция), английский писатель.

Родился в семье юриста британского посольства во Франции. Получил медицинское образование; практика в бедном квартале Лондона дала материал для первого романа М. «Лиза из Ламбета» (1897). Участник 1-й мировой войны 1914-1918; агент британской разведки, в том числе в России (сборник новелл «Эшенден, или Британский агент», 1928). Первый успех принесли Моэму пьесы: «Леди Фредерик» (пост. 1907), позднее - «Круг» (1921), «Шеппи» (1933).

В романах «Луна и грош»(1919, рус. пер. 1927, 1960), «Пряники и эль» (1930) выразилось неприятие Моэмом религиозного лицемерия, уродливых мещанских нравов. Попытки освободиться от низменности буржуазных норм жизни показаны в романе «Остриё бритвы» (1944). Наиболее известен во многом автобиографический роман воспитания «Бремя страстей человеческих» (1915; рус. пер. 1959); тонкий психологизм в изображении нравственных исканий героя сочетается с широтой изображаемой картины мира.

Творчество Моэма развивалось в русле критического реализма, иногда с элементами натурализма. Произведения его всегда остросюжетны. Записные книжки Моэма, предисловия к своим и чужим книгам и особенно книга «Подводя итоги» (1938, рус. пер. 1957) полны интересных наблюдений над творческим процессом, содержат ряд проницательных литературных оценок и самооценок.

 

Соч.: The collected edition of the works, v. 121, L., 193459; A writer's notebook, L., 1949; Points of view, Garden City (N. Y.), 1959; в рус. пер. ≈ Дождь, М., 1961; Заметки о творчестве, «Вопросы литературы», 1966, № 4; Театр, в сб.: Современная английская новелла, М., 1969.

 

Лит.: Kanin G., Remembering Mr., Maugham, N. Y., [1966]; Brown I., W. S. Maugham, L., 1970; Calder R. L., W. S. Maugham and the quest for freedom, L., 1972.

Е. А. Гусева.

 

 

Сомерсет Моэм

Жиголо и жиголетта

 

В баре было людно. Сэнди Весткот выпил пару коктейлей и теперь почувствовал, что хочет есть. Он взглянул на часы. Скоро десять, а он был приглашен к обеду на половину десятого. Ева Баррет всегда опаздывает, как бы не пришлось ему просидеть голодным еще целый час. Он опять решил заказать себе коктейль, обернулся к бармену, и в это время к стойке подошел человек.

– Хэлло, Котмен, – сказал Сэнди, – выпьете со мной?

– Пожалуй, не откажусь, сэр.

Котмен был красивый мужчина лет, вероятно, около тридцати, маленького роста, но такой ладный, что это впечатление скрадывалось, в элегантном двубортном смокинге, пожалуй, чуть зауженном в талии, и с галстуком-бабочкой, определенно великоватым. У него были густые вьющиеся черные волосы, зачесанные со лба назад и блестящие до лоска, и большие жгучие глаза. Выражался он очень интеллигентно, но выговор у него был простонародный.

– Как Стелла? – спросил Сэнди.

– Отлично, сэр. Она любит немного полежать перед выступлением. Говорит, это успокаивает.

– Я бы и за тысячу фунтов не взялся повторить ее фокус.

– Да, уж конечно. Кроме нее, этого никто не может, то есть, понятно, с такой высоты и если воды всего пять футов.

– В жизни не видывал такого жуткого зрелища.

Котмен хмыкнул. Он счел это высказывание лестным.

Стелла была его женой. Правда, ныряла и рисковала жизнью она, но пламя придумал он, а ведь именно пламя так нравилось публике и принесло их номеру такой шумный успех. Стелла прыгала в воду с шестидесятифутовой высоты, а вода была в резервуаре, имевшем, как он только что упомянул, глубину всего пять футов. Перед самым ее прыжком на воду выливали немного бензина, Котмен поджигал его – пламя взмывало кверху, и она бросалась вниз, прямо в огонь.

– Пако Эспинель говорит, что у них в казино никогда еще не было такой приманки для публики, – сказал Сэнди.

– Я знаю. Он говорил, что они продали в июле больше обедов, чем обычно в августе. И все, он говорит, благодаря нам.

– Ну, вам, я надеюсь, тоже довольно перепадает.

– Да как сказать, сэр. У нас ведь контракт. А мы, конечно, не могли знать, что будет такой успех. Но мистер Эспинель поговаривает о том, чтобы оставить нас еще на месяц. Так вот, откровенно скажу вам: на прежних условиях или вроде того он нас, больше у себя не увидит. Да мне только сегодня утром прибыло письмо от одного агента – нас зовут в Довилль.

– Вон пришли мои друзья, – сказал Сэнди.

Он кивнул Котмену и отошел. Из дверей выплыла Ева Баррет в сопровождении остальных гостей, которые ждали ее в вестибюле. Всего с Весткотом было восемь человек.

– Я так и знала, что мы найдем вас тут, Сэнди, – сказала она. – Я не опоздала?

– Только на полчаса.

– Спросите всех, кому какой коктейль, и пошли обедать.

Когда они подошли к стойке, где теперь уже почти никого не было, так как публика перебралась на террасу к обеденным столикам, проходивший мимо Пако Эспинель остановился, чтобы поздороваться с Евой Баррет. Пако Эспинель был молодой человек, который промотал свои деньги и теперь зарабатывал на жизнь тем, что устраивал зрелища для привлечения в казино посетителей. В его обязанности входило быть любезным с богатыми и знатными. Миссис Челонер Баррет была американка, вдова и обладательница огромного состояния; она не только щедро угощала знакомых, но также играла. А ведь в конечном-то счете все эти обеды и ужины и два эстрадных номера в придачу существовали только для того, чтобы публика расставалась со своими деньгами за зеленым столом.

– Найдется для меня хороший столик, Пако? – спросила Ева Баррет.

– Самый лучший. – Его глаза, красивые, черные аргентинские глаза, выражали восхищение обильными стареющими прелестями миссис Баррет. Это тоже полагалось по должности. – Вы уже видели Стеллу?

– Конечно. Три раза. Никогда в жизни не видела ничего страшнее.

 

Читать полностью

Моэм Уильям Сомерсет - Жиголо и жиголетта

 



Категория: Капитализм | Просмотров: 247 | Добавил: lecturer | Теги: экранизация, кино, фильм-балет, наше кино, капитализм, культура
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Февраль 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература политика Большевик буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь работы Ленина Лекции СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций экономика китай советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память Сталин вождь писатель боец Аркадий Гайдар Парижская Коммуна пролетарское государство учение о государстве научный коммунизм Ленинизм музыка Карл Маркс Биография философия украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война Энгельс МАРКС наука США классовая война коммунисты театр титаны революции Луначарский сатира песни молодежь комсомол профессиональные революционеры Пролетариат Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября социал-демократия поэзия рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция рабочий класс Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино научный социализм рабочее движение история антифа культура империализм исторический материализм капитализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2018