Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [1005]
Капитализм [134]
Война [432]
В мире науки [76]
Теория [729]
Политическая экономия [13]
Анти-фа [48]
История [537]
Атеизм [38]
Классовая борьба [396]
Империализм [179]
Культура [1008]
История гражданской войны в СССР [205]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [34]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [54]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [280]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2018 » Январь » 31 » Победа кадетов и задачи рабочей партии. I и II Государственная дума
14:09

Победа кадетов и задачи рабочей партии. I и II Государственная дума

Победа кадетов и задачи рабочей партии. I и II Государственная дума

Сквозь ледяную мглу

01:16:51


Выборы в I Государственную думу.



Во время декабрьского вооружённого восстания (11 декабря 1905 г.) был опубликован закон об избирательной системе при выборах в Государственную думу. Этот закон был нужен царизму для обмана народа. Закон 11 декабря предоставлял избирательное право главным образом имущим классам — помещикам и капиталистам. По этому закону рабочие и крестьяне получали избирательные права с большими ограничениями. Выборы не были всеобщими. Вовсе не имели избирательного права батраки, подёнщики и многие другие группы трудящихся. Не имели права участвовать в выборах также женщины, солдаты и матросы, состоявшие на действительной военной службе, учащиеся и лица моложе 25 лет. Выборы не были равными. Городские избиратели должны были иметь высокий имущественный ценз, т. е. получать большие доходы от домов или торгово-промышленных предприятий. Все избиратели разбивались на 4 курии (избирательные группы)— землевладельческую (помещики), городскую (буржуазия), крестьянскую и рабочую. Разные курии имели неодинаковые права. Землевладельческая курия посылала одного выборщика от 2 тыс. человек, городская — от 4 тыс., крестьянская от 30 тыс. и рабочая — от 90 тыс. Выборы были не прямые, многостепенные. Для крестьян, например, были установлены четырёхстепенные выборы: крестьяне на сельских сходках выбирали сначала выборных на волостной сход, посылавший двух уполномоченных на уездное собрание. Уездные собрания избирали выборщиков на губернское избирательное собрание, которое выбирало депутата в думу. Фактически выборы в думу не были тайными.

Витте рассчитывал с помощью крестьян, ещё не изживших своих царистских иллюзий, созвать монархическую Государственную думу. Поэтому проведённый им закон предоставил крестьянским выборщикам 40% всех мест. В феврале 1906 г. правительство издало «Положение о выборах в Государственную думу», которое ещё более, чем закон 11 декабря, урезывало избирательные права рабочих и городских демократических избирателей. Выборы в Государственную думу происходили в марте — апреле 1906 г. в условиях жесточайшего полицейского террора.

Большевики провели в жизнь решение объединённого ЦК партии о бойкоте выборов в 1 Государственную думу. На предвыборных собраниях большевики раскрывали царский обман и предательскую роль либералов, агитируя за бойкот думы и подготовку вооружённого восстания. Организованные сознательные рабочие не участвовали в выборах. Меньшевики на Кавказе сорвали решение партии о бойкоте и провели в1 Государственную думу своих лидеров. В единственном крупном промышленном центре Кавказа — Баку — большевики провели бойкот выборов.



I Государственная дума.



Несмотря на разгром декабрьского восстания, царское правительство вынуждено было созвать Государственную думу. Но царизм стремился всячески урезать её права. Так, за три дня до начала работ думы, в конце апреля 1906 г., были спешно изданы «Основные государственные законы», в которых утверждалось, что «императору всероссийскому принадлежит верховная самодержавная государственная власть». За царём сохранялось право изменения основных законов и издания ряда особо важных законов, изъятых из обсуждения думы. Кроме того, те же права, что и Государственная дума, получал и Государственный совет, который подвергся преобразованию и впредь должен был состоять наполовину из назначенных царём крупных чиновников, наполовину — из выборных представителей от дворян, земств, университетов и духовенства.

Законы после обсуждения и утверждения их в думе переходили на рассмотрение Государственного совета и лишь в случае принятия им представлялись царю, который окончательно утверждал или отвергал их. Таким образом, обещанные манифестом 17 октября законодательные права думы оказались сведёнными почти на нет. Витте, с именем которого был связан манифест 17 октября, для проведения нового, откровенно реакционного курса уже не годился. Он был уволен в отставку. Председателем совета министров был назначен представитель реакционной бюрократии Горемыкин. Но состав думы оказался неблагоприятным для царского правительства. В думу было избрано 478 депутатов. Из них: кадетов— 179, беспартийных — 105, трудовиков — 97, автономистов — 63, социал-демократов—18, октябристов—16. Почти 25% состава думы составляли беспартийные крестьяне. Но это были совсем не те крестьяне, на которых рассчитывал граф Витте. Оппозиционно настроенные крестьянские депутаты образовали в думе «трудовую группу». Самой многочисленной партией в I Государственной думе были кадеты (179 депутатов), которые в погоне за крестьянскими голосами перед выборами переименовали себя в партию «народной свободы».

Выбирая своих депутатов, крестьяне верили, что через думу они мирным путём получат землю. Эти конституционные иллюзии распространяли кадеты, меньшевики и эсеры. Кадеты предлагали отдать крестьянам лишь часть помещичьих земель, и то по «справедливой оценке». Крестьяне из личного опыта знали, что помещичья «справедливая оценка» была в два-три раза выше установившихся цен на землю. По мере того как крестьяне уясняли себе отношение правительства и кадетов, как руководящей партии в думе, к насущнейшим требованиям крестьян о земле,— их конституционные иллюзии разрушались. Прояснению классового сознания крестьянских депутатов способствовала также неустанная пропаганда большевиков, которые помогали рабочим депутатам в думе занять по ряду вопросов правильную классовую позицию.

Разоблачая кадетов как врагов трудового крестьянства, Ленин и Сталин призывали крестьян выступать совместно с рабочими, создавать и укреплять союз пролетариата и крестьянства. Только такой союз мог привести крестьян к победе в борьбе за землю и за свободу. Трудовики внесли в думу свой проект земельного закона, по которому всё помещичье землевладение подлежало принудительному отчуждению на основе уравнительного землепользования. Когда в Государственной думе началось обсуждение аграрного вопроса, страстные речи крестьян-депутатов о земле находили горячий отклик во всей стране. В мае — августе 1906 г. крестьянские волнения охватили 50% всех уездов. Усиление революционных крестьянских выступлений сильно встревожило царское правительство. Оно обратилось к крестьянам с официальным сообщением, что правительство никогда не согласится на принудительное отчуждение помещичьих земель; оно обещало купить за счёт государства добровольно продаваемые владельцами земли и продать их крестьянам по доступным ценам. В ответ на это заявление правительства трудовики попытались провести через думу обращение к народу, но оно было провалено кадетами.

Правительство было испугано обсуждением вопроса о земле и решило разогнать думу. 8 июля 1906 г. царское правительство заявило о роспуске думы, мотивируя это тем, что крестьянство «перешло в целом ряде губерний к открытому грабежу, хищению чужого имущества, неповиновению закону и законным властям».

После разгона I Государственной думы председателем совета министров вместо Горемыкина, оказавшегося с точки зрения царизма недостаточно способным на решительную борьбу с революцией, был назначен министр внутренних дел Столыпин. Его политическую биографию Ленин дал в следующих немногих словах: «Помещик и предводитель дворянства становится губернатором в 1902 г., при Плеве,— «прославляет» себя в глазах царя и его черносотенной камарильи зверской расправой над крестьянами, истязаниями их (в Саратовской губернии),— организует черносотенные шайки и погромы в 1905 г. (Балашевский погром),— становится министром внутренних дел в 1906 г. и председателем совета министров со времени разгона цервой Гос. думы» (Ленин, Соч., т. 17, стр. 218).

Обстановка в стране продолжала оставаться революционной. Летом в 1906 г. вспыхнули крупные восстания солдат и матросов в Свеаборге и Кронштадте. Но восстания произошли преждевременно, когда подготовка к ним ещё не закончилась. Против восставших матросов были посланы военные суда и артиллерия. Восстания были разгромлены. Участники их были преданы военно-полевому суду и казнены.

Для расправы с революционерами Столыпин в августе 1906 г. провёл закон о военно-полевых судах. Смертная казнь через повешение стала обычным явлением.

Стремясь расколоть крестьянство, которое во время революции дружно боролось за землю, Столыпин в период между I и II думами провёл указ 9 ноября 1906 г.,. дававший право крестьянам выходить из общины и закреплять в собственность свои земельные наделы.



II Государственная дума.



К осени 1906 г. революционная волна начала спадать. Изменившаяся обстановка потребовала пересмотра думской тактики. Большевики отказались от тактики бойкота при выборах во II Государственную думу и приняли участие в избирательной кампании с тем, чтобы использовать трибуну думы для пропаганды идей революции. Участие левых партий в выборах способствовало тому, что II дума была по своему составу левее первой. Число кадетов в ней уменьшилось почти вдвое (98 против 179). Трудовики вместе с эсерами имели 157 мест вместо 97. Социал-демократы увеличили своё представительство с 18 до 65 депутатов. Деятельностью депутатов-большевиков руководил Ленин. Он составлял тезисы к выступлениям депутатов, направляя их по революционному пути. Меньшевики же стремились к мирной законодательной думской работе в союзе с либералами при правительстве Столыпина-вешателя.

На V съезде РСДРП (апрель — май 1907 г., Лондон) большевики развернули ожесточённую борьбу против предательской тактики меньшевиков. Съезд принял большевистскую резолюцию, требовавшую систематически разоблачать контрреволюционную тактику либералов.

Выборы во II Государственную думу показали, что на основе существовавшего избирательного закона, хотя он сильно урезывал избирательные права трудящихся, достигнуть угодного царизму состава думы нельзя. Поэтому царское правительство стало подготовлять роспуск II Государственной думы и изменение избирательного закона.

На заседании думы 6 марта 1907 г. Столыпин от имени правительства зачитал декларацию, которая требовала восстановить в стране «порядок и спокойствие». Это выступление означало объявление царизмом войны народу. Кадеты всячески стремились сотрудничать с правительством и выдвинули предательский лозунг: «Беречь думу».

Главным вопросом во II думе, как и в первой, был вопрос аграрный. Кадеты во II думе приблизили свой аграрный законопроект к столыпинскому. Царизм и буржуазия надеялись оторвать крестьянство от революции, но это им не удалось. Депутаты-крестьяне попрежнему требовали взять у помещиков все земли, хотя и за выкуп правительством.

Для разгона думы царское правительство устроило прямую провокацию, предъявив социал-демократической фракции II Государственной думы заведомо ложное, сфабрикованное охранкой обвинение в подготовке «государственного заговора». 1 июня 1907 г. Столыпин потребовал выдачи депутатов социал-демократов суду. Кадеты согласились выполнить требование правительства.

3 июня 1907 г. II Государственная дума была разогнана и одновременно был объявлен новый избирательный закон, обеспечивавший большинство блоку помещиков и крупной буржуазии.

Этот день принято называть третьеиюньским государственным переворотом, так как царское правительство нарушало свой же собственный манифест от 17 октября 1905 г., по которому издавать новые законы правительство могло только с согласия думы. Социал-демократы— депутаты II думы — были осуждены царским судом и отправлены на каторгу и в ссылку.

***

В.И. Ленин
ПОБЕДА КАДЕТОВ И ЗАДАЧИ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ


Написано 24—28 марта (6—10 апреля) 1906 г.

Напечатано в апреле 1906 г. отдельной брошюрой в изд. «Наша Мысль»

Печатается по тексту брошюры


I

КАКОЕ ОБЪЕКТИВНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИМЕЛО НАШЕ УЧАСТИЕ В ВЫБОРАХ В ДУМУ?

Победы кадетов вскружили голову нашей либеральной печати. Кадеты объединили в выборной кампании всех или почти всех либералов вокруг себя. Газеты, не принадлежавшие дотоле к кадетской партии, фактически сделались органами этой партии. Либеральная печать ликует. Со всех сторон несутся победные клики и угрозы по адресу правительства. К этим кликам — обстоятельство, в высокой степени характерное, — постоянно примешиваются то злорадные, то снисходительные выходки по адресу социал-демократов.

— Смотрите, какую ошибку вы сделали, отказавшись от участия в выборах! Вы видите теперь? Вы признаете ошибку? Вы оцениваете теперь советы мудрого и дальновидного Плеханова? — Такие и подобные им речи слышатся со страниц захлебывающейся от восторга либеральной печати. Про Плеханова замечательно верно сказал тов. Степанов (Сборник: «Текущий момент», статья «Издалека»), что с ним приключилось нечто подобное Бернштейну. И как Бернштейна в свое время на руках носили немецкие либералы и превозносили до небес все «прогрессивные» буржуазные газеты, так нет теперь в России либеральной газеты, даже либеральной газетной статьи (вплоть до «Слова», да, да, вплоть до октябристского «Слова»\), которые бы не обнимали, не целовали, не миловали мудрого и дальновидного, рассудительного и трезвого Плеханова, имевшего мужество восстать против бойкота.
 
Посмотрим же, что доказали кадетские победы. Чью ошибку вскрыли они? Какую тактику изобличили в ее бесплодности?

Плеханов, Струве и К0 твердят нам, что бойкот был ошибкой. Почему кадеты так думают, это совершенно ясно. Их предложение провести в Думу одного рабочего от Москвы (см. «Нашу Жизнь» от 23 марта) показывает, что кадеты умеют ценить помощь рабочих, что они ищут сделки с соц.-дем. в интересах довершения и закрепления своей победы, что они заключают такую сделку с рабочими беспартийными все равно, как заключили бы они ее и с с.-д. партией. Что кадеты ненавидят бойкот, как отказ от поддержки их, кадетов, отказ от сделки «левых» с ними, кадетами, — это вполне естественно.

Но чего хочет Плеханов и тяготеющие к нему (частью сознательно, частью бессознательно) меньшевики или русские наши с.-д. антибойкотисты? Увы, увы! Плеханов всех смелее из них, всех последовательнее, всех свободнее и яснее излагает свои взгляды, — и своим пятым «Дневником»* он показывает паки и паки, что он сам не знает, чего он хочет. Надо участвовать в выборах, — вопиет он. Для чего? Для устройства революционного самоуправления, которое проповедуется меньшевиками? или для того, чтобы идти в Думу?

Плеханов вертится, лавирует, виляет, отделывается софизмами от этих простых, прямых и очевидных вопросов. Молчавший в течение месяцев и месяцев, когда меньшевики еще на страницах «Искры» проповедовали революционное самоуправление (и когда он, не обинуясь, заявлял о своем сочувствии меньшевистской тактике), Плеханов вдруг теперь бросает самую презрительную фразу против этого «знаменитого революционного самоуправления» меньшевиков. Знаменитого почему и чем, товарищ Плеханов? Не способствовали ли его «знаменитости» те самые большевики, с которыми Плеханов хочет теперь вести войну и которые давно показывали недостаточность, неопределенность и половинчатость этого лозунга?

__________

* «Дневник Социал-Демократа» № 5.

__________

Ответа нет. Плеханов ничего не поясняет. Он бросает лишь изречение оракула и проходит мимо. Разница между оракулом и Плехановым при этом та, что оракул предсказывает события, а Плеханов изрекает свои вердикты после миновавших событий, преподносит горчицу после ужина. Когда меньшевики до октябрьской революции, до декабрьского восстания говорили о «революционном самоуправлении», говорили до наступления революционного подъема, тогда Плеханов молчал, одобряя однако меньшевистскую тактику вообще, молчал, как будто выжидая, как будто недоумевая, не решаясь составить себе сколько-нибудь определенное мнение. Когда спала революционная волна, когда миновали «дни свободы» и дни восстания, когда сошли со сцены разные Советы рабочих, солдатских, железнодорожных и др. депутатов (Советы, казавшиеся меньшевикам органами революционного самоуправления и относимые большевиками к зачаточным, разрозненным, стихийным, а потому бессильным органам революционной власти), — одним словом, когда вопрос потерял остроту, когда ужин был съеден, тогда Плеханов является с горчицей, тогда он проявляет свою, любезную гг. Струве и К , мудрость и дальновидность... насчет вчерашнего дня.

Почему не доволен тов. Плеханов революционным самоуправлением, это так и остается неизвестным. Плеханов сходится теперь с большевиками насчет того, что революционное самоуправление многих «сбивает с толку» («Дневник» № 5), но по всему видно, что Плеханову подобный лозунг кажется слишком большим, а большевикам он кажется слишком малым. Плеханову кажется, что этот лозунг идет слишком далеко, а нам кажется, что он идет недостаточно далеко. Плеханов клонит к тому, чтобы отозвать меньшевиков от «революционного самоуправления» назад, к трезвой и деловой работе в Думе. Мы клоним к тому, — и не только клоним, а сознательно и отчетливо зовем к тому, — чтобы от революционного самоуправления сделать шаг вперед, к признанию необходимости цельных, планомерных, наступательно действующих органов восстания, органов революционной власти. Плеханов снимает практически с очереди лозунг восстания (хотя и не решается сказать это прямо и определенно); — вполне естественно, что он отвергает и лозунг революционного самоуправления, которое без восстания и вне обстановки восстания было бы смешной и вредной игрой. Плеханов немножко последовательнее своих единомышленников — меньшевиков.

Итак, для чего же участвовать в выборах и как участвовать в выборах, товарищ Плеханов? Не для революционного самоуправления, которое только «сбивает с толку». Значит, для участия в Думе? — Но тут на Плеханова нападает сугубая робость. Он не хочет отвечать, а так как η + 1 товарищей из России, желающих не только «почитывать» дневники «пописывающего» писателя, но и действовать как-нибудь определенно среди рабочей массы, так как эти η + 1 назойливых корреспондентов требуют от него точного ответа, то Плеханов начинает сердиться. Трудно себе представить что-либо более беспомощное и более курьезное, чем его сердитое заявление, что было бы педантством, схематизмом и т. п. требовать от выбирающих знания того, куда и зачем они выбирают. Помилосердствуйте, тов. Плеханов! Да ведь вас просто осмеют и ваши друзья кадеты, и наши рабочие, если вы всерьез, перед массой, станете защищать эту великолепную программу: участвуйте в выборах, выбирайте, но не спрашивайте, куда вы выбираете, зачем вы выбираете. Выбирайте на основании закона о выборах в Думу, но не смейте думать (это было бы педантство и схематизм), что вы выбираете в Думу.

Почему запутался так очевидно тов. Плеханов, который некогда умел писать ясно и давать точные ответы? Потому, что, неверно оценив декабрьское восстание, он составил себе в корне ошибочное представление о настоящем политическом моменте. Он попал в такое положение, которое заставляет его бояться додумать до конца свои думы, бояться взглянуть прямо в лицо действительности.
 
Теперь же неподкрашенная действительность «думской кампании» обрисовалась уже вполне ясно. Теперь уже факты ответили на вопрос, какое объективное значение имеют выборы и участие в них, независимо от воли, сознания, речей и обещаний самих участвующих. Самый решительный из меньшевиков, тов. Плеханов, потому и боится высказаться прямо за участие в Думе, что это участие определило уже свой характер. Участвовать в выборах, значит либо поддерживать кадетов и войти в сделку с ними, либо играть в выборы. Справедливость этого положения доказала теперь сама жизнь. Плеханов вынужден был в № 5 «Дневника» признать правильность второй половины этого рассуждения, признать бестолковость лозунга: «революционное самоуправление». В №6 «Дневника» Плеханов, если не уклонится от разбора дела по существу, вынужден будет признать и первую половину.

Политическая действительность окончательно провалила тактику меньшевиков, ту тактику, которую они защищали в своей «платформе» (гектографированный листок, упоминающий имена Мартова и Дана, изданный в С.-Петербурге в конце 1905 или начале 1906 г.) и в своих печатных заявлениях (листок ОТ TTC с изложением обеих тактик, статья Дана в известной брошюре). Это была тактика участия в выборах не для выборов в Думу. Об участии в Думе, повторяем, ни один меньшевик из сколько-нибудь видных не решился и заикнуться в печати. И вот эта-то «чистая» меньшевистская тактика провалена жизнью окончательно. Об участии в выборах для «революционного самоуправления», для ухода с губернских избирательных собраний и т. п. вряд ли даже можно теперь и говорить серьезно. События показали самым наглядным образом, что такая игра в выборы, игра в парламентаризм ничего, кроме компрометирования социал-демократии, кроме позора и скандала, для нее дать не может.

Если нужны еще подтверждения сказанному, то одно из самых ярких дал Московский окружной комитет нашей партии. Это — слитная организация, объединившая фракции большинства и меньшинства. Тактика была принята тоже «слитная», т. е. наполовину, по крайней мере, меньшевистская: участвовать в выборах уполномоченных, чтобы закрепить влияние с.-д. в рабочей курии, и сорвать затем выборы, отказавшись от выбора выборщиков. Это был опыт повторения тактики, принятой относительно комиссии Шидловского128. Это был «первый шаг» как раз в духе рекомендуемых тов. Плехановым мер: участвовать будем, а там дальше разберем в свое время поподробнее.

Меньшевистски-плехановская тактика Московского окружного комитета провалилась, как и следовало ожидать, с треском. Уполномоченные были выбраны. Прошли социал-демократы и частью даже члены организации. Подоспел закон против бойкота129. Уполномоченные попали в тиски: либо пойти в тюрьму за агитацию в пользу бойкота, либо выбрать выборщиков. Агитация Окружного комитета, подпольная, как и агитация всех организаций нашей партии, оказалась бессильной сладить с двинутыми ею силами. Уполномоченные нарушили данное обещание, порвали свои императивные мандаты и... выбрали выборщиков. Среди выборщиков тоже оказались частью с.-д. и даже члены организации.

Пишущий эти строки присутствовал при крайне тяжелой сцене в заседании Московского окружного комитета, когда руководящая с.-д. организация обсуждала вопрос: что делать и как быть теперь с этой провалившейся (плехановской) тактикой. Провал тактики был до того очевиден, что из меньшевиков, членов комитета, не нашлось ни одного, который бы высказался за участие выборщиков в губернском избирательном собрании, или за революционное самоуправление, или за что-нибудь подобное. С другой стороны, трудно было решиться и на меры взыскания против нарушивших свои императивные мандаты уполномоченных-рабочих. Комитету пришлось умыть руки, молча признать свою ошибку.

Таков был результат плехановской тактики: выбирать, не обдумав хорошенечко (не желая даже обдумать хорошенечко, не желая вовсе обдумывать: см. № 5 «Дневника»), к чему и зачем выбирать. При первом соприкосновении с действительностью меньшевистская «тактика» разлетелась в пух и прах, — это и не удивительно, ибо состояла эта «тактика» (участия в выборах не для выборов) в одних хороших словах и хороших намерениях. Намерения остались намерениями, слова остались словами, а на деле вышло то, что диктовалось неумолимой логикой объективной политической ситуации: либо выбирать для поддержки кадетов, либо играть в выборы. События буквально подтвердили, следовательно, то, что я писал в своей статейке: «Государственная дума и с.-д. тактика»: «Мы можем заявить о полной и полнейшей самостоятельности наших с.-д. кандидатур, о чистой и чистейшей партийности нашего участия, но политическая обстановка сильнее всех заявлений. На деле не выйдет, не сможет выйти сообразно этим заявлениям. На деле получится неизбежно, вопреки нашей воле, не социал-демократическая и не партийная рабочая политика при теперешнем участии в теперешней Думе» (стр. 5)* .

Пусть попробуют меньшевики или плехановцы опровергнуть этот вывод, — только не словами, а делами, фактами. У нас ведь теперь в партии каждая местная организация автономна в своей тактике. Отчего же не вышло нигде в России путной и толковой меньшевистской тактики? Отчего московская группа РСДРП, меньшевистская и не слитая с большевистским комитетом, не подготовила «плехановской» или своей собственной выборной кампании к тем выборам, которые произойдут в Москве послезавтра, в воскресенье, 26 марта? Конечно, не от нежелания. Я уверен, что и не от неуменья. Оттого, что объективная политическая ситуация предписывала либо бойкот, либо поддержку кадетов. Теперь среди выборщиков Московской губернии есть с.-д. Выборы обрисовались вполне. Губернское избирательное собрание еще не скоро. Время есть, товарищ Плеханов. Время есть, товарищи меньшевики! Посоветуйте же этим выборщикам, что делать* . Покажите им хоть раз не задним числом, что у вас есть тактика. Должны ли эти выборщики просто уйти с губернского избирательного собрания? Или уйти и образовать революционное самоуправление? Или подать белые листики? Или, наконец, выбирать в Думу, и если так, то кого? своего с.-д. для пустой и безнадежной, закулисной демонстрации? Наконец, главный вопрос, на который должны ответить вы, товарищи меньшевики и товарищ Плеханов: как быть этим выборщикам, если их голоса будут решать выбор кадетов или октябристов? если, например, кадетов будет А — 1, октябристов А, а выборщиков — социал-демократов двое? воздержаться значило бы помочь октябристам побить кадетов! остается подать за кадетов и попросить у них за услугу местечко в Думе ?

Это вовсе не выдуманный нами вывод. Это вовсе не полемическая выходка против меньшевиков. Этот вывод — сама действительность. Участие рабочих в выборах, участие социал-демократии в выборах на деле приводит к этому и только к этому. Кадеты правильно учли петербургский опыт, когда непартийные рабочие-квартиронаниматели голосовали за них, чтобы не дать победить октябристам. Сделав учет этого опыта, кадеты выступили с прямым предложением к московским рабочим: поддержите нас, и мы проведем одного из ваших выборных в Думу. Кадеты правильнее поняли действительное значение плехановской тактики, чем сам Плеханов. Своим предложением они предвосхитили неминуемый политический результат выборов. Будь вместо непартийных рабочих-выборщиков партийные рабочие социал-демократы, они стояли бы перед той же дилеммой: либо отстраниться, пособив этим черносотенцам, либо войти в прямую или косвенную, молчаливую, или оформленную договором, сделку с кадетами.

________

* Эти строки были уже написаны, когда я прочел № 30 «Речи»130 от 24 марта, где говорится в корреспонденции из Москвы: «Насколько можно сейчас определить, шансы в предстоящей борьбе на губернских выборах между кадетами и правыми партиями приблизительно одинаковы: как у октябристов (11) с торгово-промышленниками (26) и представителями крайних правых партий (13) насчитывается всего 50 достаточно определившихся голосов, так точно и у кадетов (22), если причислить к ним беспартийных прогрессистов (11) и рабочих (17), получится тоже 50 голосов. Успех будет находиться таким образом в зависимости от того, к какой партии примкнут 9 выборщиков, направление которых остается неизвестным».

Допустим, что эти 9 — либералы, а 17 рабочих — уполномоченные с.-д. партии (как то желали видеть Плеханов и меньшевики). Итоги тогда: кадеты 42, правые 50, с.-д. 17. Что остается делать социал-демократам кроме избирательного соглашения с кадетами о дележе мест в Думу?

**Вряд ли нужно добавлять, что, выбирая своего с.-д., эти двое на деле помогли бы черносотенцам. Социал-демократический выбор равнялся бы воздержанию, то есть равнялся бы пассивному отстранению от боя, в котором черносотенцы бьют кадетов.

P. S. В тексте ошибочно было сказано, что губернское избирательное собрание еще не скоро. Оно уже теперь состоялось. Черносотенцы победили, ибо крестьяне не столковались с кадетами. Кстати, в том же номере «Нашей Жизни», откуда мы почерпаем это известие (№ 405 от 28 марта), сообщается: «Газета «Путь» из достоверного источника передает, что многие социал-демократы меньшевики приняли вчера (в Москве) деятельное участие в выборах, подавая свои голоса по спискам «народной свободы»». Правда ли это?

________

Да, да, недаром, совсем не даром лобзают теперь кадеты Плеханова! Цена этим лобзаниям очевидная. Do ut des, как говорит латинская пословица: я даю тебе, чтобы ты дал мне. Я даю тебе лобзание за то, что ты своими советами даешь мне лишние голоса. Правда, ты, может быть, вовсе не хотел этого; ты стыдился даже признаться публично в получении наших лобзаний. Ты увертывался всеми правдами и неправдами (особенно неправдами!) от ответа на вопросы, которые слишком бесцеремонно, слишком вплотную подходили к самой сути нашей любовной сделки. Но ведь дело вовсе не в твоих желаниях, не в твоих умыслах, не в твоих благих (с социал-демократической точки зрения благих) намерениях. Дело в результатах, а таковые нам выгодны.

Кадетское понимание плехановской тактики соответствует действительности. Поэтому для них получается и желаемый ими результат: приобретение рабочих голосов, заключение сделки с рабочими, вовлечение рабочих в круговую (вместе с кадетами) ответственность за кадетскую Думу, за кадетскую политику.

Плехановское понимание предлагаемой им тактики не соответствует действительности. Поэтому благие намерения Плеханова служат лишь к мощению ада. Социал-демократическая агитация по поводу выборов перед массами, организация масс, мобилизация масс вокруг социал-демократии и т. п. и проч. (смотри декламацию плехановского единомышленника Дана в его брошюре), все это остается на бумаге. Как бы кто из нас ни желал этого, — объективные условия препятствуют осуществлению желаний. Социал-демократического знамени развернуть перед массой не удается (вспомните пример Московского окружного комитета), нелегальной организации нет возможности превратиться в легальную, парус вырывается у бессильного кормчего, бросившегося в quasi-парламентский* поток без всякого серьезного снаряжения. На деле получается не социал-демократическая и не партийная рабочая политика, а кадетская рабочая политика.

Но ведь ваш бойкот оказался совсем бесполезной и бессильной вещью! кричат нам со всех сторон кадеты. Рабочие, которые хотели посрамить Думу и нас, кадетов, своим примером бойкота, — рабочие, которые выбрали чучело в Думу, ошиблись самым явным образом! Дума будет не чучельная, а кадетская!

Полноте, господа! Вы наивны или прикидываетесь наивными. Если Дума будет кадетская, ситуация получится иная, но все же Дума будет чучелом. Рабочими руководил замечательно чуткий классовый инстинкт, когда они своей бесподобной демонстрацией с выборами чучела символизировали будущую. Думу, предостерегали доверчивый народ, снимали с себя ответственность за игру в чучела.

Вы не понимаете этого? Позвольте, мы поясним вам.

II

СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПЕРВЫХ ВЫБОРОВ

Первые политические выборы в России имеют очень крупное политическое и социальное значение. Но кадеты, упоенные своей победой и погрязшие целиком в конституционных иллюзиях, совершенно не способны понять действительное значение этих выборов.

читать полностью

http://kvistrel.ucoz.ru/stati/politik/index.php.htm

Ленин В.И. Полное собрание сочинений Том 12

О выборах в Думу в 1906 году

Содержание
 
    1 ПОБЕДА КАДЕТОВ И ЗАДАЧИ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ

        1.1 КАКОЕ ОБЪЕКТИВНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИМЕЛО НАШЕ УЧАСТИЕ В ВЫБОРАХ В ДУМУ?
        1.2 СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПЕРВЫХ ВЫБОРОВ
        1.3 ЧТО ТАКОЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИЗ СЕБЯ ПАРТИЯ НАРОДНОЙ СВОБОДЫ?
        1.4 РОЛЬ И ЗНАЧЕНИЕ КАДЕТСКОЙ ДУМЫ
        1.5 ОБРАЗЧИК КАДЕТСКОГО САМОДОВОЛЬСТВА
        1.6 ОТСТУПЛЕНИЕ
        1.7 ЗАКЛЮЧЕНИЕ



Категория: Теория | Просмотров: 1352 | Добавил: kvistrel | Теги: Ленин, буржуазная демократия, первая демократическая революция, 1905 год, выборы
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Январь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь работы Ленина Лекции поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций экономика китай советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм учение о государстве научный коммунизм Ленинизм музыка Карл Маркс Биография украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр титаны революции Луначарский сатира молодежь песни комсомол профессиональные революционеры история комсомола Пролетариат Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября семья построение социализма социал-демократия поэзия Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция рабочий класс Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино научный социализм рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2018