Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [938]
Капитализм [132]
Война [432]
В мире науки [61]
Теория [656]
Политическая экономия [13]
Анти-фа [48]
История [492]
Атеизм [38]
Классовая борьба [394]
Империализм [179]
Культура [989]
История гражданской войны в СССР [205]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [29]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [205]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Ноябрь » 8 » ОРГАНИЗАЦИЯ ВЛАСТИ. 5. Слом буржуазного аппарата власти и создание советского государственного аппарата.
10:00

ОРГАНИЗАЦИЯ ВЛАСТИ. 5. Слом буржуазного аппарата власти и создание советского государственного аппарата.

ОРГАНИЗАЦИЯ ВЛАСТИ. 5. Слом буржуазного аппарата власти и создание советского государственного аппарата.

Ленин основатель советского государства

00:19:29

 

Во всех комиссариатах борьба с саботажем ускоряла создание нового аппарата и слом старого. Введенный сначала контроль над банками как переходная мера к национализации был встречен в штыки чиновниками банков. Для того чтобы получить по требованию Совета народных комиссаров из Государственного банка 10 миллионов рублей, понадобилось арестовать директора банка Шипова и пригрозить чиновникам Красной гвардией. Саботаж заставил ускорить переход к национализации банков. На заседании Всероссийского центрального исполнительного комитета 8 ноября по докладу товарища Менжинского была вынесена резолюция, предлагающая «Совету народных комиссаров принять самые энергичные меры для немедленной ликвидации саботажа контрреволюционеров Государственного банка»2.

Такое же положение было и в Наркомпочтеле. Эсеро-меньшевистский Центральный комитет союза почтово-телеграфных служащих возглавил саботаж в министерстве. По его инициативе была создана «деловая» тройка по руководству министерством из чиновников-монархистов. Чтобы сломить саботаж почтовиков, из Кронштадта были вызваны матросы-телеграфисты. Овладев телеграфом, матросы к середине ноября выгнали саботажников из министерства.

В министерстве труда саботаж возглавлялся меньшевиками. В Мраморном дворце, где помещалось министерство труда, было совершенно пусто — столы все заперты, чиновников нет. По коридорам, как тени, ходили князья — сыновья Константина Константиновича. При Скобелеве и Гвоздеве они оставались хозяевами дворца. Спустя несколько дней после Октябрьской революции князей выгнали, ибо они начали растаскивать ценности дворца. Чиновники-гвоздевцы не отставали от них, они украли кассу и отчетность. Несмотря на саботаж, комиссариат взялся за осуществление социального страхования и рабочего контроля. В Народный комиссариат труда были направлены рабочие петроградских заводов.

Одной из важнейших задач советской власти было создание революционного порядка в столице. Народный комиссариат внутренних дел создал комитет по охране порядка. Во главе комитета стал К.Е.Ворошилов.

Контрреволюция пыталась организовать в столице погромные, анархические выступления. Организация Пуришкевича разбрасывала по городу листовки с указанием адресов винных складов. По улицам Петрограда шмыгали специальные наводчики, переодетые «под рабочих», и организовывали анархистствующие элементы на разгром винных складов. «Допьем романовские остатки» — под этим лозунгом контрреволюция пыталась внести дезорганизацию и анархию в революционный Петроград.

У разгромленных винных складов образовались очереди. В Зимнем дворце были замурованные погреба, в которых хранились ценные вина. Чиновники нарочито указывали охране Зимнего местонахождение этих погребов, желая споить части. Солдаты, стоящие на посту, штыками вытаскивали кирпич за кирпичом и проникали в погреба Зимнего и Эрмитажа. Вокруг Зимнего стояли огромные толпы людей, пытавшихся проникнуть в погреба. Очередь за вином тянулась от Зимней канавки до Литейного моста и по Миллионной улице до Марсова поля. Почти одновременно было разгромлено более двадцати винных складов. Пьяные погромы, происходившие в разных концах города, серьезно угрожали революционному порядку столицы. В некоторых местах пьяные погромы превращались в антисоветские демонстрации. В Зимнем ставили одну охрану за другой — солдаты спивались. Порядок удалось восстановить, создав отряды из коммунистов, революционных матросов и красногвардейцев.

В деле охраны революционного порядка большую роль сыграла рабочая милиция.

Милиция Временного правительства носила в себе все черты старой царской полиции.

В первые же дни Октябрьской революции эта важнейшая часть старого государственного аппарата была разрушена. Декрет от 28 октября установил, что все Советы рабочих и солдатских депутатов учреждают рабочую милицию, состоящую в полном ведении Советов.

Ни меньшевики, ни их вдохновители в своих расчетах на саботаж, о который должны были обязательно споткнуться большевики и «провалиться в пропасть», не были оригинальны. В 1871 году, во время восстания французских рабочих, этот же прием употребил руководитель контрреволюции министр Тьер. Коммунары, пришедшие в думу и мэрии, застали пустые помещения. Когда Артур Арну пришел в министерство иностранных дел, единственными его проводниками были сторож и полотер.

Но российские саботажники просчитались. Они полагали, что пролетарская революция поступит с буржуазным государством так же, как и все предшествующие революции.

Большевистское отношение к государственному аппарату было построено на гранитной теории Маркса — Ленина, теории, проверенной в дни Парижской коммуны и революции 1905 года. Опыт Февральской революции 1917 года еще раз подтвердил непоколебимость этой теории.

 

 

Арест саботажников Государственного банка,

Рисунок А. М. Ермолаева.

«Возьмите то, что произошло в России за полгода после 27 февраля 1917 г.: — писал Ленин, — чиновничьи места... стали предметом добычи кадетов, меньшевиков и эсеров. Ни о каких серьезных реформах, в сущности, не думали, стараясь оттягивать их «до Учредительного собрания» — а Учредительное собрание оттягивать помаленьку до конца войны! С дележом же добычи, с занятием местечек министров, товарищей министра, генерал-губернаторов и прочее и прочее не медлили и никакого Учредительного собрания не ждали! Игра в комбинации насчет состава правительства была, в сущности, лишь выражением этого дележа и передела «добычи», идущего и вверху и внизу, во всей стране, во всем центральном и местном управлении»1.


Незадолго до пролетарской революции, в после-июльском подполье, Ленин изложил взгляды большевиков на государство в книге «Государство и революция».

Ленин прозорливо видел, что в наступающих революционных боях пролетариату, штурмующему твердыни капиталистического строя, потребуется отточенная теория. Именно поэтому Ленин использовал свой вынужденный отход от открытой политической деятельности для работы над книгой «Государство и революция».

Книга еще не была закончена, когда с наступлением холодов, в начале сентября, Ленину пришлось переехать в Финляндию. Садясь на паровоз, Владимир Ильич передал сопровождавшему его рабочему синюю тетрадку и несколько раз повторил, чтобы эту тетрадь он берег пуще глаза, а в случае ареста его, Ленина, передал тетрадь Сталину.

Паровоз благополучно проехал границу. Ленин первым делом спросил, цела ли тетрадь, и, получив драгоценную рукопись, спрятал ее.

Тетрадка в синей обложке с заголовком «Марксизм о государстве» содержала ленинские выписки из произведений Маркса, Энгельса и др., над которыми Ленин работал еще в начале 1917 года в Швейцарии, в читальном зале Цюрихской библиотеки.

Работа над книгой была закончена уже в Финляндии в сентябре 1917 года.

В этой блестящей работе Ленин восстановил гениальные идеи Маркса, извращенные оппортунистами, скрытые под спудом русскими и международными меньшевиками. В «Коммунистическом манифесте» Маркс сделал вывод о необходимости установления господства пролетариата, о том, что государство пролетариату необходимо как особая организация насилия против буржуазии. Но в «Коммунистическом манифесте» еще не было сформулировано, как должен относиться пролетариат к государственной машине буржуазии. Маркс и Энгельс приходят к этому выводу в результате обобщения опыта революции 1848—1851 годов.

Ленин приводит выдержку из работы Маркса «18 брюмера Луи Бонапарта»:

 

«...парламентарная республика оказалась в своей борьбе против революции вынужденной усилить, вместе с мерами репрессии, средства и централизацию правительственной власти. Все перевороты усовершенствовали эту машину вместо того, чтобы сломать ее»1.

«В этом замечательном рассуждении, — подводит итог Ленин, — марксизм делает громадный шаг вперед по сравнению с «Коммунистическим манифестом». Там вопрос о государстве ставится еще крайне абстрактно, в самых общих понятиях и выражениях. Здесь вопрос ставится конкретно, и вывод делается чрезвычайно точный, определенный, практически осязательный: все прежние революции усовершенствовали государственную машину, а ее надо разбить, сломать.

Этот вывод есть главное, основное в учении марксизма о государстве»2.

«Разбить эту машину, сломать ее — таков действительный интерес «народа», большинства его, рабочих и большинства крестьян, таково «предварительное условие» свободного союза беднейших крестьян с пролетариями, а без такого союза непрочна демократия и невозможно социалистическое преобразование»3, — подчеркивал Ленин.

В своей книге «Государство и революция» Ленин впервые развил и обосновал учение о Республике Советов как государственной форме диктатуры пролетариата.

Вплоть до второй русской революции в феврале 1917 года марксисты всех стран считали парламентарную демократическую республику наиболее целесообразной формой политической организации общества в переходный период от капитализма к социализму. Маркс в 70-х годах указывал, что политическая организация типа Парижской коммуны является наиболее целесообразной формой диктатуры пролетариата. Но это указание не получило дальнейшего развития в трудах Маркса.

В «Критике проекта социал-демократической программы 1891 г.» Энгельс снова заявил, что

 

«...наша партия и рабочий класс могут придти к господству только при такой политической форме, как демократическая республика. Эта последняя является даже специфической формой для диктатуры пролетариата...»4.

Это положение Энгельса стало потом руководящим началом для всех марксистов, в том числе и для Ленина.

Правда, на основании опыта революции 1905 года Ленин пришел к выводу, что Советы являются зачатком революционной власти в период свержения царизма. В 1915 году Ленин указывает, что «Советы рабочих депутатов и т. п. учреждения должны рассматриваться, как органы восстания, как органы революционной власти»1. Но ни в 1915 году, ни позже — вплоть до Февральской революции 1917 года — Ленин не знал еще «объединенную в государственном масштабе советскую власть, как государственную форму диктатуры пролетариата...»2 Сталин И. В. Еще раз о социал-демократическом уклоне. В его книге: Об оппозиции. Статьи и речи 1921-1927 гг.. Москва — Ленинград, Госиздат, 1924 г., стр. 520. (Сталин).

Основываясь на учении марксизма, на опыте Парижской коммуны, революции 1905 года и особенно на опыте первого этапа революции 1917 года, Ленин приходит к выводу о Республике Советов как государственной форме диктатуры пролетариата. Уже в Апрельских тезисах Ленин формулирует свое учение о Республике Советов, но подробно Ленин развил и теоретически обосновал этот вывод осенью 1917 года в книге «Государство и революция».

Ленин формулирует необходимость слома старой государственной машины и замены ее не демократической республикой, а Советами рабочих депутатов. К этому же выводу пришел Сталин, выступивший в марте 1917 года в «Правде» с требованием повсеместного объединения Советов и создания Центрального Совета рабочих и солдатских депутатов. Ленин и Сталин так же, как и Маркс, не сочиняли форм новой власти, а изучали, «как сами революции «открывают»... ее, как само рабочее движение подходит к этой задаче, как практика начинает решать ее»3.

Перед самым Октябрьским восстанием гениальный руководитель революции пишет брошюру: «Удержат ли большевики государственную власть?» В ней Владимир Ильич с исключительной смелостью и простотой намечает и разрешает те практические вопросы, с которыми встретится победившая революция. Особое место в этом конкретном плане Ленин уделяет одной «из самых серьезных, самых трудных задач, стоящих перед победоносным пролетариатом», — отношению к государству.

«Под государственным аппаратом, — писал Ленин, — разумеется прежде всего постоянная армия, полиция и чиновничество... А Маркс учил, на основании опыта Парижской Коммуны, что пролетариат не может просто овладеть готовой государственной машиной и пустить ее в ход для своих целей, что пролетариат должен разбить эту машину и заменить ее новой... Эта новая государственная машина была создана Парижской Коммуной, и того же типа «государственным аппаратом» являются русские Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов»4.

Ленин учил не только тому, что сделает пролетариат с буржуазным аппаратом власти, но и как он поступит с теми учреждениями, которые не выполняют угнетательских функций.

«Кроме преимущественно «угнетательского» аппарата постоянной армии, полиции, чиновничества, — писал Ленин, — есть в современном государстве аппарат, связанный особенно тесно с банками и синдикатами, аппарат, который выполняет массу работы учетно-регистрационной, если позволительно так выразиться. Этого аппарата разбивать нельзя и не надо. Его надо вырвать из подчинения капиталистам, от него надо отрезать, отсечь, отрубить капиталистов с их нитями влияния, его надо подчинить пролетарским Советам, его надо сделать более широким, более всеобъемлющим, более всенародным»1.


Под таким аппаратом Ленин имел в виду банки, почту, телеграф, потребительские союзы. Но и этот аппарат можно использовать, только разгромив буржуазное государство, только «отрезав, отрубив» капиталистов. Мало того, Ленин прямо подчеркивал, что и в самом неугнетательском аппарате пролетариату придется столкнуться с сопротивлением высших служащих.

«А с высшими служащими, которых очень немного, но которые тянут к капиталистам, — писал Ленин, — придется поступить, как с капиталистами, «по строгости». Они, как и капиталисты, окажут сопротивление. Это сопротивление надо будет сломить...»2.

Саботаж чиновников затруднял использование отдельных частей старого сломанного аппарата. Но вместе с тем сопротивление чиновников ускоряло сроки окончательного слома старой машины и создания новой. В борьбе с саботажем создавался новый государственный аппарат, выраставший из Советов. Советское правительство, составленное решением II съезда Советов, немедленно приступило к работе. Однако новые комиссариаты были без аппарата. Они не имели даже помещений. Народные комиссары расположились в Смольном. В комнатах Смольного появились небольшие столики с надписями: «Народный комиссариат...» Большевики, назначенные комиссарами, утомленные бессонными ночами восстания, немедленно приступали к работе.

Товарищ Менжинский 30 октября был назначен народным комиссаром финансов.

Для того чтобы немедленно выполнить постановление правительства, товарищ Менжинский с одним из товарищей принес в комнату управления делами Совнаркома большой диван и укрепил над ним надпись: «Комиссариат финансов». Затем уставший от бессонных ночей товарищ Менжинский тут же улегся спать.

Владимир Ильич прочитал надпись над спящим комиссаром и, смеясь, сказал: «очень хорошо, что комиссары начинают с того, что подкрепляются силами»3.

В эти дни после Октябрьской революции народные комиссары почти не появлялись в старых министерствах. Эсеры, меньшевики и кадеты расценивали этот факт как слабость большевиков.

«Никто их торжеству, — писал Демьянов, — всерьез не верил, да и сами большевики не были уверены, что властью они завладели по-настоящему. Это сказывалось между прочим в том, что на ту отрасль правления, которая выражалась в государственной деятельности министерства, они в первое время почти совсем не обращали внимания»1.

Старые бюрократы так же, как и меньшевики, не представляли себе возможности организации государственного аппарата помимо министерств. Старый аппарат по инерции продолжал работать. По-прежнему чиновники являлись в министерства, по-прежнему министерства рассылали во все концы России бесчисленные бумаги. В тех случаях, когда народные комиссары пытались начать свою работу с принятия дел в соответствующем министерстве, они встречали пассивное сопротивление чиновников.

Стоило народному комиссару появиться в здании министерства, как залы министерства моментально пустели. На местах оставались технический персонал и служащие, сочувствующие большевикам.

В первые дни существования советской власти народные комиссары пытались использовать обломки старого государственного аппарата. Это были обломки, ибо власти у этого аппарата уже не было. Но в то же время эти обломки нужно было подчинить себе, овладеть связями, отобрать живых людей. В этот короткий промежуток времени после Октябрьской революции некоторые народные комиссары подписывали декреты как «комиссары министерств». А.В.Луначарский в первой декларации о принципах организации народного просвещения писал:

«Текущие дела должны идти пока своим чередом через министерство народного просвещения»1.

Но развернувшийся саботаж показал, что сломать в старом аппарате нужно как можно больше, а возможностей использования старого, даже обломков, оказалось очень мало. Саботаж чиновников принимал самые разнообразные формы — от открытого отказа работать до наивных попыток запутать представителей Советов в канцелярском делопроизводстве. Когда члены коллегии при комиссариате почт и телеграфа пришли в министерство, чиновники потребовали документ, подтверждающий полномочия коллегии на управление министерством. Такой документ был составлен и дан на подпись Ленину.

Чиновники, рассмотрев документ, пошушукались и заявили, что мандат недействителен, так как бумага без исходящего номера и на документе нет печати. Ленину рассказали о случившемся. Владимир Ильич, внимательно рассмотрев бумагу, рассмеялся, заметив:

«Они правы. Подобный официальный документ должен быть за печатью и исходящим номером. Ну, а в министерстве вы крепко сидите! Стало быть, революцию можно делать и без исходящего»2.

Контрреволюция рассчитывала, что у большевиков не найдется людей для работы в новом государственном аппарате.

Но Военно-революционный комитет еще 29 октября обратился ко всем районным военно-революционным комитетам со следующим предписанием:

«Сообщите всем фабрично-заводским комитетам, районным правлениям профессиональных обществ, больничным кассам, партийным комитетам и прочим пролетарским организациям, чтобы они немедленно выявили лиц, желающих работать в революционных организациях в качестве бухгалтеров, машинисток, писцов, артельщиков, посыльных служителей и пр. (независимо от пола) на постоянных или временных должностях»3.

Несколько позже, 17 ноября, когда полностью развернулся саботаж чиновников, с таким же постановлением выступил Петроградский Совет.

«1...Порвать решительно и немедленно,— гласит это постановление, — с гнилым буржуазным предрассудком, будто управлять государством могут только буржуазные чиновники.

2. Разделить без всякой оттяжки районные и общегородской Советы на отделы, из которых каждый берет на себя ближайшее участие в той или иной области государственного управления.

3. Привлечь к каждому такому отделу наиболее сознательных и способных в организационной работе товарищей с заводов и из полков и направить полученные таким образом силы на помощь каждому народному комиссару.

Пусть всякий сознательный рабочий и солдат поймет, что только самостоятельность, энергия, энтузиазм трудящихся могут упрочить победу начавшейся социальной революции. Пусть каждая группа рабочих и солдат выделяет таящиеся в народе и придавленные до сих пор гнетом капитала и нужды организаторские силы»1.

Народные комиссариаты первоначально создавали небольшое ядро работников, при помощи которых можно было приступить к ломке старого аппарата и строительству новой государственной машины. Эти люди, приходящие на работу в советские органы, были в подлинном смысле слова новыми людьми, людьми нового класса, поднявшимися из глубочайших пластов народных масс.

«... пролетарская революция сильна именно глубиной своих источников»2, — говорил не раз Ленин.

На руководящую государственную работу направляли людей Центральный Комитет большевистской партии, Военно-революционный комитет, лично Ленин, Сталин и Свердлов. Выделяли лучших людей районные Советы, комитеты большевистской партии, профессиональные союзы, заводские комитеты, Красная гвардия и другие организации. Одним из важнейших комиссариатов был Народный комиссариат по делам национальностей. В условиях многонациональной страны этот новый орган государственного аппарата должен был сыграть исключительную роль. В первые же дни советской власти вопрос о том, за кем пойдут массы угнетенных национальностей — за «своей» национальной буржуазией или за рабочим классом, — был вопросом существования и дальнейшего развития революции. Именно поэтому во главе Народного комиссариата по делам национальностей партия поставила Сталина. Лучший ученик Ленина — руководитель и вождь большевистских организаций Сталин был известен и как теоретик большевизма по национальному вопросу.

Так же, как и другие комиссариаты, Народный комиссариат по делам национальностей начинал свои первые шаги в Смольном. В одной из комнат Смольного, в которой уже помещалось несколько учреждений, появился столик и над ним надпись: «Народный комиссариат по делам национальностей».

До конца 1917 года аппарат Народного комиссариата по делам национальностей состоял из трех человек. «Управляющим канцелярией» Народного комиссариата по делам национальностей был большевик Феликс Сенюта, который сменил молоток сапожника на портфель государственного деятеля.

Сталин развернул огромную деятельность по сплочению масс угнетенных национальностей Востока и Запада вокруг революционной России.

В эти первые дни советской власти народный комиссар по делам национальностей пишет программные документы, определившие политику советской власти в национальном вопросе.

2 ноября за подписью Ленина и Сталина была опубликована «Декларация прав народов России».


Декларация была написана Сталиным. Она простым, сильным языком говорила о стремлениях и чаяниях сотен миллионов угнетенных трудящихся масс всего мира.

«Октябрьская революция рабочих и крестьян началась под общим знаменем раскрепощения.

Раскрепощаются крестьяне от власти помещиков, ибо нет больше помещичьей собственности на землю — она упразднена. Раскрепощаются солдаты и матросы от власти самодержавных генералов, ибо генералы отныне будут выборными и сменяемыми. Раскрепощаются рабочие от капризов и произвола капиталистов, ибо отныне будет установлен контроль рабочих над заводами и фабриками. Все живое и жизнеспособное раскрепощается от ненавистных оков.
Остаются только народы России, терпевшие и терпящие гнет и произвол, к раскрепощению которых должно быть приступлено немедленно, освобождение которых должно быть проведено решительно и бесповоротно.

В эпоху царизма народы России систематически натравливались друг на друга. Результаты такой политики известны: резня и погромы, с одной стороны, рабство народов — с другой.
Этой позорной политике натравливания нет и не должно быть возврата. Отныне она должна быть заменена политикой добровольного и честного союза народов России.
В период империализма, после Февральской революции, когда власть перешла в руки кадетской буржуазии, неприкрытая политика натравливания уступила место политике трусливого недоверия к народам России, политике придирок и провокации, прикрывающейся словесными заявлениями о «свободе» и «равенстве» народов. Результаты такой политики известны: усиление национальной вражды, подрыв взаимного доверия.
Этой недостойной политике лжи и недоверия, придирок и провокации должен быть положен конец. Отныне она должна быть заменена открытой и честной политикой, ведущей к полному взаимному доверию народов России...
Только в результате такого союза могут быть спаяны рабочие и крестьяне народов России в одну революционную силу, способную устоять против всяких покушений со стороны империалистско-аннексионистской буржуазии.
Исходя из этих положений, I съезд Советов в июне этого года провозгласил право народов России на свободное самоопределение.
II съезд Советов в октябре этого года подтвердил это неотъемлемое право народов России более решительно и определенно.
Исполняя волю этих съездов, Совет народных комиссаров решил положить в основу своей деятельности по вопросу о национальностях России следующие начала:

1) Равенство и суверенность народов России. 2) Право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства. 3) Отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений. 4) Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территории России. Вытекающие отсюда конкретные декреты будут выработаны немедленно после конструирования комиссии по делам национальностей»1.


В этих четырех пунктах определена программа действий первого в мире пролетарского государства по национальному вопросу.

22 ноября было опубликовано написанное Сталиным воззвание «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока». Это воззвание было опубликовано от имени Совета народных комиссаров за подписями Ленина и Сталина. Воззвание призывало:

«Товарищи! Братья!
Великие события происходят в России. Близится конец кровавой войне, начатой из-за дележа чужих стран. Падает господство хищников, поработивших народы мира. Под ударами русской революции трещит старое здание кабалы и рабства. Мир произвола и угнетения доживает последние дни. Рождается новый мир, мир трудящихся и освобождающихся. Во главе этой революции стоит рабочее и крестьянское правительство России, Совет народных комиссаров...
Рушится царство капиталистического грабежа и насилия. Горит почва под ногами хищников империализма.
Перед лицом этих великих событий мы обращаемся к вам, трудящиеся и обездоленные мусульмане России и Востока.
Мусульмане России, татары Поволжья и Крыма, киргизы и сарты Сибири и Туркестана, тюрки и татары Закавказья, чеченцы и горцы Кавказа, все те, мечети и молельни которых разрушались, верования и обычаи которых попирались царями и угнетателями России!
Отныне ваши верования и обычаи, ваши национальные и культурные учреждения объявляются свободными и неприкосновенными. Устраивайте свою национальную жизнь свободно и беспрепятственно. Вы имеете право на это. Знайте, что ваши права, как и права всех народов России, охраняются всей мощью революции и ее органов, Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.
Поддерживайте же эту революцию и ее полномочное правительство!»2


Воззвание от имени Совета народных комиссаров заявляло о полном уничтожении тайных договоров о захвате Константинополя, о разделе Персии и Армении.
Классовые враги пролетариата в борьбе с Октябрьской революцией распространяли слухи о преследовании большевиками религии. Эти слухи особенно действовали на отсталые национальности, которым раньше насильно навязывали православие и для которых борьба за сохранение религии отождествлялась с мыслью о борьбе за сохранение своей национальности. «Воззвание» решительно пресекало клеветнические вымыслы врагов пролетарской революции. Новая, советская власть громогласно заявила о прекращении всяких национальных и религиозных преследований.
Воззвание к мусульманам наглядно показало, какая огромная пропасть лежит между империалистской и советской национальной политикой.
Царская Россия являлась пугалом для своих более слабых восточных соседей. Мусульманские народы Турции, Персии и других стран жили под постоянным страхом, что их может постигнуть участь Туркестана и Закавказья, прекращенных царизмом в колонии.
И вот пришла новая, революционная власть, которая заявляет самым решительным образом,что она покончила раз навсегда с империалистской политикой царской России.
Эти заявления были претворены Советами в жизнь. Когда Финляндский сейм высказался за отделение от России, Совет народных комиссаров 18 декабря 1917 года опубликовал декрет о признании независимости Финляндской республики. Вслед за этим 22 декабря Всероссийским центральным исполнительным комитетом была принята по докладу Сталина «Декларация революционного правительства о независимости Финляндии».
Вековая политика царизма воспитала в трудящихся массах Финляндии недоверие ко всему русскому. Подтвердив отделение Финляндии, советское правительство показало, что оно ни в какой степени не стремится к угнетению народов. Финляндский рабочий класс убедился, что союз с Советской Россией не грозит ему национальным порабощением.
Бурный отклик вызвало среди зарубежных угнетенных народов решение советского правительства по вопросу о Турецкой Армении. В декабре 1917 года народный комиссар по делам национальностей Сталин опубликовал следующее обращение:

«Турецкая Армения — единственная, кажется, страна, занятая Россией «по праву войны». Это самый «райский уголок», который долгие годы служил (продолжает служить) предметом алчных дипломатических вожделений Запада и кровавых административных упражнений Востока. Погромы и резня армян с одной стороны, фарисейское «заступничество» дипломатов всех стран, как прикрытие новой резни, с другой стороны. В результате же окровавленная, обманутая и закабаленная Армения... Становится явным, что путь освобождения угнетенных народов лежит через рабочую революцию, начатую в России в октябре. Теперь ясно для всех, что судьбы народов России, особенно же судьбы армянского народа, тесно связаны с судьбами Октябрьской революции. Октябрьская революция разбила цепи национального угнетения. Она разорвала царские тайные договоры, сковывавшие народы по рукам и ногам. Она, и только она, сможет довести до конца дело освобождения народов России»1.

Вскоре за обращением Сталина последовал декрет Совета народных комиссаров от 29 декабря 1917 года «О Турецкой Армении». В нем объявлялось, что

«...Рабочее и Крестьянское правительство России поддерживает право армян оккупированной Россией Турецкой Армении на свободное самоопределение...»2.

Огромное, всемирно-историческое значение имело опубликование советским правительством тайных грабительских договоров, заключенных царским и Временным правительствами.
В Комиссариат иностранных дел, как и в другие народные комиссариаты, пришли рабочие, матросы, красногвардейцы — подлинные хозяева страны.
Рабочие завода Сименс-Шуккерта создали первоначальное ядро сотрудников Народного комиссариата иностранных дел. Благодаря им были сохранены архивы министерства иностранных дел. Матрос Маркин взялся за издание тайных дипломатических документов. Не зная языков, он сумел найти переводчиков и издать шесть номеров «Сборника секретных документов». Сборники выходили необычайно быстро — все издание закончили в полтора месяца. Маркин сам наблюдал за печатанием. Документы сборников разоблачали хищническую политику царского правительства и всю систему тайных договоров. Дипломатический корпус в Петрограде и иностранные корреспонденты набрасывались на каждый вновь выходивший сборник. Забастовочный комитет чиновников министерства иностранных дел скупал сборники и уничтожал их.
В министерстве иностранных дел находилось большое количество зашифрованной корреспонденции. Шифры были предусмотрительно выкрадены чиновниками министерства и бежавшим министром Нератовым. Маркин вместе с несколькими красногвардейцами ночами просиживали в шифровальной. Большинство этой корреспонденции было расшифровано. Так появились новые специалисты по шифровке.

«Пусть знают трудящиеся всего мира, — писал Маркин в предисловии к «Сборнику секретных документов», — как за их спинами дипломаты в кабинетах продавали их жизнь... Заключали позорные договоры.
Пусть знает всякий, как империалисты росчерком пера отхватывали целые области. Орошали поля человеческой кровью. Каждый открытый документ есть острейшее оружие против буржуазии» (Сборник секретных документов из архива бывшего министерства иностранных дел № 2. Издание 2. Петроград, издательство НКИД, 1917 г., стр. 1.).


Опубликование тайных договоров явилось первым актом международной политики советской власти, решительно отвергшей грабительскую политику буржуазно-помещичьего правительства.
Люди, ставшие во главе органов диктатуры, готовили себя к большой государственной деятельности еще в годы партийной работы, подполья, ссылки и эмиграции. Уже первые дни Октябрьской революции показали, какие огромные таланты, каких многочисленных организаторов не только партийной, но и государственной работы таил в себе авангард российского пролетариата. Рабочие-металлисты М.И.Калинин, взявший в свои руки городские дела столицы, Г.И.Петровский, ставший народным комиссаром внутренних дел, профессиональные революционеры Свердлов, Менжинский — вот образцы талантливых организаторов, государственных деятелей, воспитанных большевистской партией. Характеристика Свердлова, написанная Лениным, дает все черты, свойственные руководителям нового государства.

«...глубоким, постоянным свойством этой революции, — писал Ленин, — и условием ее побед являлась и остается организация пролетарских масс, организация трудящихся... Эта черта пролетарской революции и выдвинула в ходе борьбы таких вождей, которые всего больше воплотили эту невиданную раньше в революции особенность — организацию масс... его замечательный организаторский талант выработался в ходе долгой борьбы... этот вождь пролетарской революции каждое из своих замечательных свойств крупного революционера выковал сам, переживши и испытавши различные эпохи в наиболее тяжелых условиях деятельности революционера... долгий путь нелегальной работы больше всего характерен для человека, который, постоянно участвуя в борьбе, никогда не отрывался от масс, никогда не покидал России, действовал всегда с лучшими из рабочих и умел, несмотря на ту оторванность от жизни, на которую осуждали революционера преследования, — умел выработать в себе не только любимого рабочими вождя, не только вождя, который шире всего и больше всего знал практику, но и организатора передовых пролетариев»1.
 

Деятельность комиссариатов в «период Смольного» охватывала самые различные стороны жизни молодой республики — от выдачи пособия крестьянину за лошадь, отнятую самодержавием, до национализации банков, от организации первых продовольственных отрядов до создания сложнейшего аппарата по регулированию и управлению народным хозяйством.
Уже в воззвании II Всероссийского съезда Советов, сообщавшем о победоносном восстании рабочих и солдат, Ленин писал, что советская власть немедленно установит рабочий контроль над производством. 29-30 октября, когда под Гатчиной раздавалась канонада пушек Керенского — Краснова, а в самом Петрограде шло восстание юнкеров, Ленин набросал проект положения о рабочем контроле. По предложению Ленина, во всех промышленных, торговых, банковских, сельскохозяйственных, транспортных и прочих предприятиях, имевших наемных рабочих и служащих или же дававших работу на дом, вводился рабочий контроль над производством, куплей, продажей продуктов или сырых материалов, хранением их, а также над финансовой стороной деятельности предприятий.
Контроль осуществлялся рабочими данного предприятия через их выборные организации с привлечением представителей от служащих и технического персонала. Коммерческая тайна отменялась. Владельцы обязаны были предъявлять органам контроля все книги и отчеты. В проекте подчеркивалось, что учреждения рабочего контроля являются органами Советов, т. е. органами диктатуры пролетариата.
14 ноября проект Ленина был рассмотрен и утвержден во Всероссийском центральном исполнительном комитете, а 15 ноября утвержден Совнаркомом. Рабочий контроль был крупнейшим социалистическим мероприятием. Он дал в руки пролетарского государства орудие, позволявшее поближе познакомиться с характером каждого конкретного предприятия. Рабочий контроль лишил буржуазию возможности использовать свою экономическую мощь в целях контрреволюции, сыграл роль переходной меры к национализации промышленности.
В это же время Советская республика создает аппарат по управлению народным хозяйством.
26 и 27 октября группа работников Центрального совета фабрично-заводских комитетов обсуждала вопрос о создании органа, руководящего народным хозяйством страны. Через несколько дней В. И. Ленин вместе с работниками Центрального совета фабрично-заводских комитетов рассматривали проект создания Высшего совета народного хозяйства — органа по регулированию и управлению всем хозяйством.
Ленин принял работников фабрично-заводских комитетов в своей рабочей комнате в Смольном. На маленьком круглом столике фабзавкомовцы разложили схему проектируемого аппарата. Ленин расспрашивал о мельчайших подробностях схемы и особое внимание обратил на состав нового органа по управлению хозяйством страны1.

Рабочему правительству, заявил Ленин, такой аппарат нужен. При задаче обобществления средств производства нужен орган, через который рабочий класс может управлять своим хозяйством.
10 ноября вопрос о создании совета по управлению хозяйством обсуждался на совещании представителей рабочих организаций Петрограда.
На этом совещании были отвергнуты предложения анархо-синдикалистского толка о передаче управления хозяйством профессиональным союзам. Товарищи из Центрального совета фабрично-заводских комитетов, получившие указания от Ленина, твердо проводили линию на создание государственного органа управления и регулирования хозяйства. Для разработки положения о Высшем совете народного хозяйства была выделена группа членов Центрального совета фабрично-заводских комитетов. Проект создания Высшего совета народного хозяйства разрабатывался в борьбе с капитулянтскими предложениями Бухарина. Выступая против решительной ломки старого государственного аппарата, Бухарин предлагал создать Высший совет народного хозяйства из оставшихся учреждений правительства Керенского (Осотоп, Экономический комитет и др.), которые, как известно, являлись штабами корниловщины в экономической области.
По этой же линии шли предложения Ларина о введении в Высший совет народного хозяйства большого количества капиталистов и так называемых «общественных организаций». По этому проекту рабочим организациям отводилась одна треть мест в Высшем совете народного хозяйства.

Эти предложения на заседании Всероссийского центрального исполнительного комитета были поддержаны меньшевиком Катель.


«...Высший совет народного хозяйства не может быть сведен к парламенту, — отвечал на это Ленин, — а должен быть таким же боевым органом для борьбы с капиталистами и помещиками в экономике, каким Совет народных комиссаров является в политике»2.

 

1 декабря 1917 года Всероссийский центральный исполнительный комитет принял декрет о создании Высшего совета народного хозяйства. Декрет был опубликован за подписями Ленина, Сталина, Свердлова.

Одним из первых комиссариатов, приступивших к работе, был Народный комиссариат просвещения. Рабочие и солдаты дрались с войсками Керенского на подступах к Петрограду, Военно-революционный комитет организовывал борьбу против контрреволюции внутри столицы. В эти же дни Народный комиссариат просвещения начал работу по ликвидации неграмотности. Отделы, созданные при Народном комиссариате просвещения, говорили о характере его деятельности. Руководство внешкольным отделом взяла на себя Н.К.Крупская, отделом по подготовке преподавательского персонала — Л.Р.Менжинская. Были созданы отделы политехнического образования, искусства и др. В музеи и дворцы столицы были назначены комиссары, которые организовали охрану ценностей. Уже 25 октября была установлена охрана у музея Александра III. Через два дня рабочие и солдаты взяли на себя охрану Зимнего дворца и Эрмитажа. Народный комиссариат просвещения организовал издание сочинений классиков большим тиражом. Книги Толстого, Пушкина, Горького, отпечатанные на плохой разноцветной бумаге, расходились в десятках тысяч экземпляров.

Совет народных комиссаров в своих декретах последовательно проводил принцип уничтожения всякого подобия барьера между государственным аппаратом и населением.

Декретом от 10 ноября 1917 года упразднялись все сословные деления граждан и связанные с ними сословные привилегии и организации, все гражданские чины и звания и устанавливалось «одно общее для всего населения России наименование граждан Российской республики».

Декрет от 18 ноября предлагал всем местным Советам провести «революционные меры по особому обложению всех высших служащих» и «урезать все непомерно высокие жалования».

Таковы первые шаги Великой пролетарской революции по организации новой власти.

Декреты пролетарской революции не были обычными законодательными актами. Это были программные документы революции, провозгласившие в форме государственных актов программу действия для масс, программу действия большевистской партии.

«У нас была полоса, — указывал Ленин, — когда декреты служили формой пропаганды. Над нами смеялись, говорили, что большевики не понимают, что их декретов не исполняют; вся белогвардейская пресса полна насмешек на этот счет, но эта полоса была законной, когда большевики взяли власть и сказали рядовому крестьянину, рядовому рабочему: вот как нам хотелось бы, чтобы государство управлялось, вот декрет, попробуйте»1.


В эту, по характеристике Ленина, историческую полосу «первоначального обсуждения самими трудящимися новых условий жизни и новых задач»2 наиболее отдаленные от центра местности все еще переживали некоторое недоверие в прочность и долговременность новых порядков. В ряде мест наряду с Советами продолжали существовать старые учреждения, городские и земские самоуправления. 5 ноября Ленин от имени Совета народных комиссаров написал обращение «К населению».
 

«Помните, что вы сами теперь управляете государством, — писал Ленин. — Никто вам не поможет, если вы сами не объединитесь и не возьмете все дела государства в свои руки. Ваши Советы — отныне органы государственной власти, полномочные, решающие, органы»3.


Для инструктирования местных Советов в провинцию направлялись эмиссары Всероссийского центрального исполнительного комитета и Военно-революционного комитета, главной задачей которых было претворить в жизнь декреты Совета народных комиссаров на местах.



Категория: История гражданской войны в СССР | Просмотров: 301 | Добавил: lecturer | Теги: Ленин, классовая война, Гражданская война, История гражданской войны в СССР, Горький, история СССР, история, СССР, классовая память
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь Лекции работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика китай советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм учение о государстве Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября семья построение социализма поэзия Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2017