Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [934]
Капитализм [132]
Война [428]
В мире науки [58]
Теория [634]
Политическая экономия [5]
Анти-фа [48]
История [510]
Атеизм [37]
Классовая борьба [342]
Империализм [176]
Культура [973]
История гражданской войны в СССР [171]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [18]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [159]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Июль » 25 » Н.Г.Чернышевский. Барским крестьянам от их доброжелателей поклон...
10:00

Н.Г.Чернышевский. Барским крестьянам от их доброжелателей поклон...

Н.Г.Чернышевский. Барским крестьянам от их доброжелателей поклон...

Памяти Н.Г.Чернышевского, русского революционера и мыслителя, писателя, экономиста, философа

Царская воля или "освобождение крестьян" 1861 года

Н.Г.Чернышевский.  Барским крестьянам от их доброжелателей поклон...

1861 год   вызвал   волну   прокламаций,  выпускавшихся  как отдельными кружками,  организациями,  так и одиночками. Воззвание Н.Г.Чернышевского    к    "Барским   крестьянам"   написано   под непосредственным впечатлением царского манифеста  от  19  февраля 1861 г.  и "Положения о крестьянах".  В простых,  понятных народу словах  автор  пытался  убедить  крестьян,  что   реформа   носит кабальный  характер,  что  жить  им  станет  еще  хуже,  чем  при крепостном праве. Прокламация печаталась в нелегальной типографии в  Москве.  Ее  оригинал  написан  не  рукой  Чернышевского,  что позволяло   некоторым   историкам  усомниться  в  его  авторстве. За составление этого воззвания  Чернышевский был отдан под суд и, несмотря на отсутствие юридических  доказательств,  приговорен  к каторге.

 

     Барским крестьянам от их доброжелателей поклон

Ждали вы,  что даст вам царь волю,  вот вам и вышла от  царя воля.

Хороша ли воля,  какую дал вам царь,  сами вы теперь знаете. Много  тут  рассказывать  нечего.  На  два  года   остается   все по-прежнему:  и  барщина  остается,  и  помещику  власть над вами остается, как была. А где барщины не было, а был оброк, там оброк остается, либо какой прежде был, либо еще больше прежнего станет. Это на два года,  говорит царь.  В два года,  говорит царь, землю перепишут да отмежуют.  Как не в два года!  Пять лет, либо десять лет проволочут это дело.  А там что?  Да почитай, что то же самое еще  на  семь  лет;  только та разница и будет,  что такие разные управления устроят,  куда,  вишь ты,  можно жаловаться  будет  на помещика, если притеснять будет. Знаете вы сами, каково это слово "жалуйся на барина".  Оно  жаловаться-то и прежде было можно,  да много ли толку было от жалоб? Только жалобщиков  же и оберут,  да разорят,  да еще пересекут, а иных, которые смелость имели, еще и в  солдаты забреют,  либо в Сибирь да в арестантские роты сошлют. Только и проку было  от  жалоб.  Известно  дело:  коза  с  волком тягалась,  один  хвост  остался.  Так оно было,  так оно и будет, покуда волки останутся, значит помещики да чиновники останутся. А как  уладить  дело,  чтобы волков-то не осталось,  это дальше все рассказано будет.  А теперь покуда не об этом речь,  какие  новые порядки надо вам завести;  покуда об том речь идет, какой порядок вам от царя дан,  — что  значит,  не  больно-то  хороши  для  вас нонешние порядки,  а что порядки,  какие по царскому манифесту да по указам заводятся,  все те же самые прежние порядки.  Только  в словах  и  выходит  разница,  что  названья  перменяются.  Прежде крепостными,  либо барскими вас звали,  а ноне  срочно-обязанными вас  звать велят;  а на деле перемены либо мало,  либо вовсе нет. Эти слова-то выдуманы!  Срочно-обязанные, вишь ты глупость какая! Kaкой  им  чорт это в ум-то вложил такие слова!  А по-нашему надо сказать:  вольный человек,  да и все тут.  Да чтобы не  названием одним, а самым делом был вольный человек. А как бывает в исправду вольный человек, и каким манером вольными людьми можно вам стать, об этом обо всем дальше написано будет. А теперь покуда о царском указе речь, хорош ли он.

Так вот оно как:  два года ждите, царь говорит, покуда земля отмежуется,  а на деле земля-то межеваться будет пять, либо и все десять лет;  а потом еще семь лет живите в прежней кабале,  а  по правде-то  оно выйдет опять не семь лет,  а разве что семнадцать, либо двадцать,  потому что все,  как сами  видите,  в  проволочку идет.  Так  значит,  живите вы по-старому в кабале у помещика все эти годы,  два года,  да семь лет,  значит девять лет там в указе написано, а с проволочками-то взаправду выйдет двадцать лет, либо тридцать лет,  либо и больше.  Во все эти годы оставайся мужик  в неволе, уйти никуда не моги: значит, не стал еще вольный человек, остается срочно-обязанный,  значит — все тот  же  крепостной.  Не скоро  же воли вы дождетесь,  — малые мальчики до бороды аль и до седых  волос  дожить  успеют,  покуда  воля-то  прийдет  по   тем порядкам, какие царь заводит.

Ну, а  покуда она прийдет,  что с вашей землею будет?  А вот что с нею будет.  Когда отмежевывать станут, обрезывать ее велено против того,  что у вас прежде было,  в иных селах четвертую долю отрежут из прежнего,  в иных третью, а в иных и целую половину, а то  и  больше,  как  придется  где.  Это  еще  без  плутовства от помещиков,  да без потачки им от межевщиков, — по самому царскому указу.  А без потачки помещикам межевщики делать не станут,  ведь им за то помещики станут деньги давать;  оно и  выйдет,  что  они оставят вам земли меньше, чем наполовину против прежней: где было на тягло по две десятины в поле, оставят меньше одной десятины. И за одну десятину,  либо меньше,  мужик справляй барщину почти что такую же,  как прежде за две десятины,  либо  оброк  плати  почти такой же, как прежде за две десятины.

Ну, а  как мужику обойтись половиной земли?  Значит,  должен будет прийти к барину просить:  дай,  дескать,  землицы побольше, больно  мало  мне под хлеб по царскому указу оставили.  А помещик скажет: мне за нее прибавочную барщину справляй, либо прибавочный оброк давай.  Да и заломит с мужика, сколько хочет. А мужику уйти от него нельзя, а прокормиться с одной земли, какая оставлена ему по  отмежевке,  тоже нельзя.  Ну,  мужик на все и будет согласен, чего барин потребует.  Вот оно и выйдет,  что  нагрузит  на  него барин барщину больше нонешней, либо оброк тяжеле нонешнего.

Да за одну ли пашню надбавка будет? Нет, ты барину и за луга подавай,  ведь сенокос-то,  почитай что весь отнимут у мужика  по царскому  указу.  И  за лес барин с мужика возьмет,  ведь лес-то, почитай,  что во всех селах отнимут:  сказано в  указе,  что  лес барское добро, а мужик и валежнику подобрать не смей, коли барину за то не заплатит.  Где в речке или в озере рыбу ловили,  и за то барин станет брать.  Да за все, чего ты ни коснись, за все станет с мужика барин либо к барщине,  либо к оброку надбавки требовать. Все  до  последней  нитки  будет  барин  драть  с мужика.  Просто сказать, всех в нищие поворотят помещики по царскому указу.

Да еще не все.  А  усадьбы-то  переносить?  Ведь  от  барина зависит.  Велит перенести, — не на год, а на десять лет разоренья сделает.  С речки на колодцы пересадит,  на гнилую  воду,  да  на вшивую,  с  доброй  земли  на  солончак,  либо на песок,  либо на болото, — вот тебе и огороды, вот тебе и коноплянники, вот тебе и выгон  добрый,  все  поминай,  как  звали.  Сколько  тут перемрет народу,  на болотах-то,  да на  гнилой-то  воде!  А  больше  того ребятишек  жаль:  их  лета  слабые,  как мухи будут на дрянной-то земле,  да на дрянной-то воде мереть.  Эх,  горькое оно  дело!  А гробы-то родительские — от них-то каково отлучаться?

Тошно мужику придется, коли барин по царскому указу велит на новые места переселяться.  А коли не переселил барин мужиков, так они,  значит,  уж в чистой,  как есть,  в кабале у него; на все у него одно такое словцо есть,  что в  ноги  ему  упадет  мужик  да завопит: «батюшка, отец родной, чего хочешь, требуй, все выполню, весь твой раб!» А словцо это у барина  таково:  «коли  не  хочешь такую  барщину справлять,  либо такой оброк платить,  как я хочу, переноси усадьбу». Ну, и сделаешь все по этому словечку.

А вот что еще скажет: ты на меня работал этот день, да его в счет  не ставлю:  плохо ты работал;  завтра приходи отрабатывать. Ну, и прийдешь. На это тоже власть барину дана по указу царскому.

Это все об том говорится,  как мужикам будет жить, покуда их срочно-обязанными звать будут,  значит,  девять лет, как в бумаге обещано,  а на деле  дольше  будет,  лет  до  двадцати,  либо  до тридцати.

Читать полностью

http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/chern.htm

***

Богословский Николай Вениаминович

ЧЕРНЫШЕВСКИЙ

I. Детство и годы учения

Днем 7 июля 1862 года в ворота Петропавловской крепости въехала черная карета, в которой жандармы привезли Николая Гавриловича Чернышевского, арестованного по приказанию царя.

Правительство Александра II уже давно замышляло расправу над великим революционером, писателем и ученым, нетерпеливо ожидая удобного предлога, чтобы пресечь его деятельность. Духовный вождь революционного поколения «шестидесятников», стоявший во главе «Современника» – лучшего журнала эпохи, был в глазах царя и его приспешников наиболее опасным противником существовавшего строя. Его арест был предрешен.

Но и в стенах Петропавловской крепости в ожидании суда и приговора великий революционер не сложил оружия. Здесь, кроме знаменитого романа «Что делать?», ставшего настольной книгой борцов за свободу народа, Чернышевский написал более 200 печатных листов: повести, рассказы, научные трактаты, воспоминания… Он начал писать здесь и обширную автобиографию, задуманную очень широко, но выполненную только частично.

В иных отношениях шутливо, а отчасти и серьезно он уподоблял писание автобиографии историческому повествованию, в котором должно было, начав со времен «доисторических», с легенд и мифов, перейти постепенно к фактам, к живым лицам, к действительной жизни. Он хотел воскресить обстановку, в которой жили его ближайшие предки, их понятия, бытовой уклад, чтобы дать читателям полное представление о тех впечатлениях, под влиянием которых вырастало поколение среднего сословия, родившееся на свет в коренных областях России в двадцатых годах XIX века.

Из рассказов бабушки со стороны матери, П.И. Голубевой, корни «родословного древа» были Чернышевскому известны смутно, не глубже, чем на полвека до собственного рождения. Чернышевский не знал толком, священником или дьяконом был его прадед, не знал даже и фамилии его. Генеалогические сведения о предках со стороны отца были не богаче и начинались годом его рождения (1793). Но и это Чернышевский запомнил лишь по его послужному списку. Он не поинтересовался узнать от отца отчество своего деда.

Жизнь предков Чернышевского была бедна и однообразна, как только могло быть тогда бедно и однообразно существование сельского духовенства, занимавшего на социальной лестнице низшие ступени. Некоторые из предков будущего «мужицкого демократа» переходили из духовного в крестьянское сословие – в родословной его наряду с дьяконами и священниками были и простые землепашцы.

Гавриил Иванович родился в семье дьякона села Чернышева Чембарского уезда Пензенской губернии. Фамилию свою он получил при поступлении в семинарию по названию родного села. Еще в детстве лишился он отца, и овдовевшая мать, не имея средств кормить и воспитывать сына, привела его в грязных лаптях к тамбовскому архиерею и, кланяясь в ноги, со слезами на глазах просила не оставить ее. Из жалости Гавриила Чернышевского определили в тамбовское духовное училище на «казенный кошт». Мальчик вовсе не знал грамоты, но, видимо, жаждал учиться.

В духовном училище он пробыл до 1803 года, весьма успешно окончил его и был переведен в пензенскую семинарию. По окончании ее Гавриила Ивановича как лучшего ученика определили учителем греческого языка в той же пензенской семинарии. Затем последовали назначения его библиотекарем и учителем пиитического класса семинарии.

В 1818 году случай изменил течение его педагогической карьеры. В тот год в Саратове умер протоиерей Сергиевской церкви Е.И. Голубев.

И вот тогдашний губернатор Саратова Панчулидзев обратился к пензенскому архиерею с просьбой назначить на место Голубева «лучшего студента» из окончивших семинарию, с тем чтобы получивший назначение женился на дочери покойного протоиерея.

Читать полностью

Богословский Николай Вениаминович - Чернышевский



Категория: История | Просмотров: 397 | Добавил: lecturer
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Лекции Ленин - вождь работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм самодержавие фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр сталинский СССР титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября Дзержинский слом государственной машины история Великого Октября построение социализма поэзия съезды Советов Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский
Приветствую Вас Товарищ
2017