Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [940]
Капитализм [132]
Война [432]
В мире науки [61]
Теория [656]
Политическая экономия [13]
Анти-фа [48]
История [492]
Атеизм [38]
Классовая борьба [394]
Империализм [179]
Культура [990]
История гражданской войны в СССР [205]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [29]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [218]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Июнь » 13 » Ликбез. Политэкономия социализма. Приключения здравого рассудка. 3. От Коперника - к… Птолемею. Часть 2
19:00

Ликбез. Политэкономия социализма. Приключения здравого рассудка. 3. От Коперника - к… Птолемею. Часть 2

Ликбез. Политэкономия социализма. Приключения здравого рассудка. 3. От Коперника - к… Птолемею. Часть 2

Джек Восьмеркин - американец

01:03:36

,,,

Альберт ПРОВОЗИН
Приключения здравого рассудка

3. От Коперника - к… Птолемею

часть 2

продолжение,  Слово к сегодняшнему читателю

                          1. Зуд или необходимость? Часть 1

                          1. Зуд или необходимость? Часть 2

                           2. Богдановщина: второе пришествие

                            3. От Коперника - к… Птолемею. Часть 1

(тезис ПЯТЫЙ: «В какой-то момент [дескать, до НЭПа. - А. П.] Ленин... и сам стал верить в то, что приказные методы - это и есть основные методы социалистической экономики... НЭП... своего рода революция в экономическом мышлении».)

И, наконец, присмотримся теперь попристальнее к шмелёвскому тезису ПЯТОМУ: о заведомом и всеобщем «проклятии» «приказных методов» в экономике «при социализме», о якобы исходно-«первоначальной», притом фанатически-идеологической, мол, приверженности им Ленина (в эпоху «военного коммунизма»), и, особенно, о том, что НЭП якобы есть «своего рода революция» в чём-либо, и уж тем более что он - «невиданная совершенно до 21-го года» «революция в экономическом и даже политическом мышлении».

Этот «нынешний» (а на самом деле старый-престарый) «тезис» Шмелёва (и не только Шмелёва) стоит того, чтобы остановиться на нём несколько подробнее, чем на предыдущих. Ведь всякий, кто хоть мало-мальски знаком с Марксом и Лениным, знает, что уже Маркс, и еще в конце 50-х годов прошлого века (если не раньше!), дал анализ В ПРИНЦИПЕ типично «нэповских» ИСТОРИЧЕСКИ-ОБЩЕСТВЕННЫХ ситуаций! Притом и для отдельных сторон экономической жизни, и для широчайших ее панорам с включением в них и политических, юридических и т. п. «надстроечных» областей различных способов производства. Например, показав, как, в случае с финансовыми кризисами, идет «возврат» к предыдущим историческим состояниям денежного вида меновой стоимости (бумажные деньги уступают место металлическим, затем, если подобный «откат» не остановлен, последние уступают место еще более низкой форме - ценным металлам: золоту, серебру и др. т. н. драгоценностям, а последние - в случае дальнейшего течения и углубления кризиса, - уступают место натуральному товарообмену в виде… «продуктообмена»). Я уже не говорю о Марксовом анализе «совмещения» всюду практически встречающихся в различных «национальных хозмеханизмах» рудиментов, фрагментов и целых глыб самых различных и подчас гигантски удалённых во времени друг от друга КОНКРЕТНО-ИСТОРИЧЕСКИХ способов производства, а также о главнейшем в ленинском смысле НЭПа - строительстве (на «перегное» всех экономических реалий тогдашней Советской России) крупного обобществлённого хозяйства: истинной цели НЭПа!

Но вернёмся к конкретным передёргиваниям всяческими шмелёвыми как сущности ленинских позиций, так и буквально исторических фактов, относящихся ТУТ к делу. Во-первых, вопреки Н. Шмелеву, Ленин никогда не ставил вопрос о «приказных методах», как о некоей «раз навсегда данной панацее», равно как и не открещивался «раз и навсегда» от них; Ленин всегда ставил этот вопрос конкретно (а не абстрактно, как ставят его всегда все шмелёвы), - показывая каждый раз ОСОБО, когда и в какой мере точно «приказные методы» («волевые методы») необходимы и неизбежны, а когда - вредны, и - почему. Что же касается утверждений о том, что-де Ленин сам был «в принципе», то есть «вообще», за «военный коммунизм» «непосредственно после Октября», - как за путь «немедленного и УДАРНОГО», так сказать, построения НА ВТОРОЙ ДЕНЬ после ПОЛИТИЧЕСКОЙ пролетарской революции «всего здания нового общества», и что, следовательно, якобы лишь дальнейший ход событий «охладил этот ленинский пыл» и «заставил Ленина отказаться от этой своей ошибочной платформы», а потому «впоследствии ратовать» за переход к НЭПу как к «социалистическому» (да к тому же еще во многих нынешних интерпретациях интерпретациях - якобы «единственно социалистическому»!) типу хозяйствования, то это, очень мягко говоря, - легенда.

И родилась она, между прочим, не вчера…

Всё в ленинском наследии - если, конечно, Ленина читать, а не фарисейски «почитать» для сокрытия за этим «почитанием» своих собственных измышлений и «расчетов с расчётиками», - всё в ленинском наследии вопиет против этой в лучшем случае ВЫДУМКИ! Для краткости обратимся лишь к двум соответствующим местам из ленинского наследия. Вот место первое - из ленинского отчета о политической деятельности ЦК РКП(б) 8 марта 1921 года Десятому съезду партии:

«Вопрос о налоге и развёрстке [о есть, именно о СУЩЕСТВЕ НЭПа! - А. П.] у нас поставлен давно, еще с конца 1918 года. Закон о налоге датирован 30 октября 1918 года. Он был принят - этот закон, вводящий натуральный налог с земледельца…», Ну, а «…взятие с крестьянских хозяйств излишков [а не взятие НАЛОГА, т. е. - именно «военный коммунизм». - А. П.] означало такую меру, которая в силу военных обстоятельств была нам навязана [выделено мной. - А. П.] с абсолютной необходимостью»42.

То есть, «военный коммунизм» был вовсе не «идеологическим психом» большевиков В ТУ ПОРУ, а ОБЪЕКТИВНОЙ тогда НЕОБХОДИМОСТЬЮ ВСЯКОЙ действительно реальной политики.

А вот место второе - из последующего ленинского выступления на ту же, собственно, тему: но уже 17 октября того же 1921 года на II Всероссийском съезде политпросветов, то есть уже в самый разгар НЭПа:

«…решение Всесоюзного Центрального Исполнительного комитета в конце апреля 1918 года [то есть даже не конец. А НАЧАЛО ещё 1918 года! - А. П.]… Это решение указывало на необходимость считаться с крестьянской экономикой... В начале 1918 года мы рассчитывали на известный период, когда мирное строительство будет возможно... позиции были приготовлены заранее [выделено мной: вот где РАЗОБЛАЧЕНА НАГЛЕЙШАЯ - НЫНЕШНЯЯ УЖЕ - ЛОЖЬ ВСЕХ ВМЕСТЕ ВЗЯТЫХ ШМЕЛЁВЫХ о якобы «спонтанности» ленинского плана НЭПа, о некоем чуть ли не мистическом и даже «вкусовом» ленинском «озарении» на сей счёт! Хотя В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ «позиции были подготовлены ЗАРАНЕЕ»! - А. П.]. Это можно проверить [!!! - А. П.], сопоставляя решения нашей партии весной 1921 года [о замене продразверстки продналогом, то есть о начале именно НЭПа! - А. П.] с упомянутым мной апрельским решением 1918 года...»43.

Как можно догадаться и самому тупому человеку уже и по этим двум кратким ленинским выдержкам, НЭП был заранее «запрограммирован» партией большевиков. В том числе и «в мысли», теоретически! А первые практические шаги фактического НЭПа - на уровне политики и права, то есть даже на актуально-деловом - ОРГАНИЗАЦИОННОМ и юридическом - уровнях, относятся, как видим, еще... к весне 1918 года!!!

Что же остаётся после даже бегло приведенных здесь фактов от сентенций по поводу НЭПа как некоей «неожиданной революции», и особенно «неожиданной» революции «в мышлении»?

Но кое-кому, притом не только сегодня, но уже и тогда, в самом начале НЭПа (так что сегодняшние «умники-шмелёвы» и на сей счёт, как всегда, пасут задних даже среди реакционеров!), всё же потребовалось сочинение подобных вымыслов: о «неожиданном повороте» Ленина и всей партии большевиков к этому типу хозяйствования - НЭПу. И этими «кое-кем» оказались первоначально, как известно из истории... т. н. «сменовеховцы»! То есть - сторонники реставрации капитализма в нашей стране, белогвардейцы, окопавшиеся за рубежами тогдашней России.

Яснее ясного это высказал тогда в белоэмигрантском зарубежном журнале «Смена вех» бывший колчаковский пропагандист Н. И. Устрялов, белоэмигрант, заявивший, что будто бы Ленин, руководствуясь «реально-политической мудростью», совершил некий компромисс (с ПОЛИТИЧЕСКИ свергнутой буржуазией) и отошел от первоначальной линии своей политики. Историческая истина заключается в прямо противоположном, - в том, что так называемый «военный коммунизм», который Ленин считал временной мерой, обусловленной гражданской войной и разрухой, «не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам пролетариата политикой», а был отклонением от линии, по которой, согласно, ленинскому теоретическому предвидению, идёт развитие в направлении к социализму»44.

С приходом массовой практики НЭПа сменовеховцы, стараясь свести НЭП к одной-единственной его - всего лишь к «торговой» - стороне, во весь голос закричали «в защиту Советской власти» и «даже большевиков». Эта правда ТОГДАШНЕГО нашего классового врага (ПРЯМЫМИ наследниками которого выступают сегодня бирманы, стреляные, шмелёвы и т. д.), сразу же была ухвачена Лениным, - а состояла она в надежде врага, по ленинской характеристике, на то, что НЭП неминуемо приведёт Россию «в обычное буржуазное болото, и там будут коммунистические флажки болтаться со всякими словечками»45. Ленин немедленно (в отличие от «нас» НЫНЕШНИХ) обратил на этот факт свое внимание и внимание ВСЕЙ партии! И сделал это, к слову, не только он (он только оперативнее, и резче, и точнее всех других отреагировал здесь на вражескую угрозу в облачении «дружеской поддержки»), - сделало это же и все живое и жизненное также и в мировом коммунистическом движении. Дабы тут же ДО КОНЦА разоблачить это, тогда только что родившееся, ИЗМЫШЛЕНИЕ исторического классового ВРАГА действительного коммунизма.

В частности, сразу же после смерти Ленина, в феврале 1924 года, взял эту тему для себя венгерский марксист Дьердь Лукач (эта большая его работа была впервые опубликована и у нас - через 6 с лишним десятилетий после её написания - в № 7 журнала «Коммунист» за 1987 г.). Лукач там писал, что это положение [о движениях мелкого, следовательно - буржуазного, производства к крупному, к «монополии», а «монополии» - к централизованному социалистическому производству в процессе социалистического переустройства общества в России. - А. П.] следовало провести особенно подробно в противовес указанной буржуазной и социал-демократической легенде, утверждающей, что Ленин ввёл НЭП «после провала доктринёрски-марксистской» попытки «разом, чисто насильственным порядком», ввести коммунизм.

…«Социалистический товар», «товарный» (то бишь «демократический») социализм, «социалистический рынок» и «рыночный социализм» для таких предельно вульгарных «экономистов» не более, чем аксиомы. А всякие аксиомы принимаются ведь априори, а не доказываются, как того требуют теоремы.

Типичным «нашим» представителем такого «аксиоматического социализма» сегодня является академик («академик»???) Л. И. Абалкин, да ещё мало того, что академик, но, вдобавок ко всему, также и… директор Института экономики АН СССР, и более даже того - одновременно и глава правительственного ведомства по нынешним «экономическим преобразованиям» в СССР в ранге заместителя Председателя Совета Министров… Так вот он, например, в беседе с корреспондентом газеты «Советская Россия» заявил буквально следующее: «Вообще для экономической науки, для политической экономии вопрос о товарном производстве при социализме, внутренне присущих ему товарно-денежных отношениях ясен давно»46.

Но извините, «товарищ» «академик»! Это «вообще» настолько неясно, что, напротив, «вообще» ДАВНО ясно совершенно другое: прямая противоположность всего собственно социалистического в СОЦИАЛИЗМЕ и его экономике всей этой «королевской рати» в составе пресловутой троицы - товара, стоимости (как стоимости меновой и её обобщения47) и денег.

Товар, скажем, хотя он здесь, на тех или иных этапах развития социалистического общества в целом, и на самом деле ещё действует, - тем не менее, не является социалистической категорией и социалистической экономической силой, - поскольку, даже в лучшем случае, представляет собой лишь рудимент, остаток экономической структуры старого общества - буржуазного. Конечно, этот рудимент, в зависимости от своей распространённости и «характера остаточности», действительно модифицирует в той или иной степени и собственно социалистическую структуру народной экономики каждой данной социалистической страны в целом. Но удаётся ему это лишь постольку, поскольку такая народная экономика (её хозяйственный механизм в целом) ещё связана с указанным рудиментом старого способа производства. Только такая картина «вообще» - к тому же именно давно и со всей научной тщательностью, - выписана марксистско-ленинской экономической теорией относительно вопроса о так называемой «товарности социализма». Эта теория - потому и теория, а не «что-то с чем-то на кофейной гуще», что не путает каждый данный хозмеханизм с наличными в нём элементами тех или иных, подчас даже не сопредельных исторически, способов производства, равно как не заблуждается и насчет господствующего способа производства в каждом данном, конкретно действующем хозмеханизме, - точно так же не строя себе иллюзий и о конкретной высоте развития самого этого господствующего здесь способа производства на данном участке истории.

...Не-е-ет, «богдановщина» не умерла, она, как видим, жива и по сей день. Точно так же, как по сей день она находит себе оправдания и в таком вот давнем своем «тезисе»: «Может быть, мы заблуждаемся, но мы ищем», - хотя и по сегодня этот её «тезис», если уж очень мягко выражаться, хуже чем скользкий. Потому на него и в наши дни с чистой совестью можно (и следует!) ответить так, как когда-то ответил на него Ленин: «Не вы ищете, а вас ищут [и СЕГОДНЯ многих УЖЕ НАШЛИ!!! - А. П.], - вот в чём беда! … Коготок увяз - всей птичке пропасть»48.

Думается, здесь самое время и место познакомить читателя с тем, что же именно относительно «товарности» социализма так тщательно обходят молчанием «наши» нынешние воители из армии «здравого экономического рассудка».

Вот Маркс в 1857 г.: «не может быть ничего ошибочнее и нелепее, нежели на основе меновой стоимости [заметьте: не «стоимости», а лишь «МЕНОВОЙ стоимости»! - А.П.] и денег предполагать контроль объединенных индивидов над их совокупным производством»49. Вот Маркс о том же, но спустя уже 10 лет - в 1867 г.: «непосредственно обобществленный труд» представляет форму производства, «диаметрально противоположную товарному производству»50. И потому совершенно невозможно устранить необходимые условия этого товарного производства, то есть перейти к труду, действительно фактически обобществленному и к его нормальному функционированию, говорит дальше Маркс, «посредством денежных фокусов»51. А вот Маркс в 1875 г.: «В обществе, основанном на началах коллективизма, на общем владении средствами производства, производители не обменивают своих продуктов; столь же мало труд, затраченный на производство продуктов, проявляется здесь как стоимость этих продуктов [выделено мной уже во время оцифровки данного материала. - А.П.], как некое присущее им вещественное свойство [выделено мной уже во время оцифровки данного материала. - А.П.],... Выражение «трудовой доход», неприемлемое и в настоящее время [то есть даже при капитализме и даже в 1875 году! - А. П.] из-за своей двусмысленности, теряет, таким образом, всякий смысл... принцип и практика здесь уже не противоречат друг другу, тогда как при товарообмене обмен эквивалентами существует лишь в среднем, а не в каждом отдельном случае»52.

Или возьмем Ленина. Вот он 19 марта 1919 г.: «Мы ценим коммунизм только тогда, когда он обоснован экономически... коммунизма не может быть у людей, которые не усвоили, не добились объяснения, что такое коммунизм и что такое товарное хозяйство»53.. А вот Ленин в мае 1920 г.: продукт труда при социализме превращается «в продукт, идущий на общественное потребление не через рынок» и потому он теряет здесь свой товарный характер54.

...Хочешь - не хочешь, но приходится не просто предположить, а и с полным основанием однозначно констатировать, что «наши» нынешние «рядовые» и «нерядовые», самые «распрогрессивные» и не очень профессора, ФИГОВЫЕ «членкоры» и «академики» экономисты чуть ли не все «несознательно», то есть по своему НАУЧНОМУ и какому угодно ещё невежеству и тупоумию, а то и по причинам куда похуже, чем даже самое дремучее невежество, уходят от приведенных мною только что формулировок классиков о нетоварности социализма в его сущности, замалчивают их, скрывают от публики и, судя по всему, отнюдь не случайно и… и НЕБЕСКОРЫСТНО!!! А если они не приемлют их, «бескорыстно» считая их ошибочными, - то где же в таком случае у них действительно научные аргументы на этот счёт?

На такие аргументы у них нет и намёка!!!

Чего до сих пор не хватает всем нынешним «нашим теоретикам» - так того же самого, чего в своё время не хватало и Прудону, и Лассалю, и Бухарину, и столь же бурно прославляемому в последние годы бывшему председателю Госплана СССР Вознесенскому: диалектики! Отсюда именно и рождается родственнейший их союз со «святой простотой» совершенно уж неотёсанного (буквально от сохи и навозной кучи хуторского дворика) «здравого смысла», - однако уже в одеяниях профессорского… шарлатанизма.

Как раз эту бескомпромиссно-резкую словесную форму к подобного калибра «теоретикам» и применил однажды Ленин - в своей работе «Материализм и эмпириокритицизм», описывая их «бесконечные потуги... провозгласить новую линию, какой бы то ни было реализм или прочий профессорский шарлатанизм»55. Но, несмотря на весь «шик сановности» подобного «авторитетного обмундирования», говорит здесь Ленин, «ни единому профессору политической экономии, способному давать самые ценные работы в области фактических, специальных исследований [взять в качестве такого примера хотя бы лауреата Нобелевской премии по экономике В. В. Леонтьева, о котором я ещё скажу ниже. - А. П.], нельзя верить ни в одном слове, раз речь заходит об общей теории политической экономии. Ибо эта последняя - такая же партийная наука в современном обществе, как и гносеология [то есть наука о познании, и, следовательно, наука о различиях между последовательно научным и обыденным способами познания, между диалектико-материалистической формой организации мышления и т. н. «здравым смыслом»! - А. П.]»56.

Конечно, столь скептически смотря на «профессорство», Ленин здесь говорит о буржуазных профессорах политической экономии. Но кто сказал, что одна только «советская форма профессорства», тем более взятая «сама по себе», уже гарантирует от фактической буржуазности «профессорства» и у нас?!

Отсюда и ленинское соображение, что рабочее государство имеет полное право (по своему статусу РАБОТОДАТЕЛЯ хотя бы) потребовать от «своих профессоров» во всяком случае, добросовестной и точной передачи аудитории действительных достояний наработанной человечеством культуры, а не их подтасовок, искажений и эрзацев и прочей фигни. И это должно стать обязательнейшим требованием к ним уже и рабочего (т. е. ещё и НЕ ВПОЛНЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО) государства, стать тем крайним минимумом, без которого ничто остальное не должно (даже действительно НАШИМ профессорам) идти в зачёт именно по их профессиональной пригодности для НАС57.

Но и этому минимальному требованию, как видим, сия публика, столь кичащаяся своим «интеллектуализмом», в своей теперь уже массе открыто и демонстративно В НАШИ ДНИ не горит желанием соответствовать ПРЕЖДЕ ВСЕГО именно в области общей политической экономии…

Вот ещё один ближайший тому пример. Ю. Буртин в своей статье «Ахиллесова пята исторической теории Маркса» (заметьте - «ахиллесова пята» уже и ВСЕЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ, а не «только» экономической, теории Маркса!), опубликованной в двух последних номерах журнала «Октябрь» за прошлый год, поучает... Энгельса. Поучает на тот счет, что соратник Маркса допустил-де огромную и непростительную промашку, сделав вывод, что в социалистическом производстве «просто подсчитать, сколько часов труда заключено в паровой машине» и т. д. И Ю. Буртин заключает, что «это в действительности не только не просто», но и «решительно невозможно, даже если бы речь шла о вполне конкретной машине, только что собранной на вашем заводе»58.. Подсчитывать-де, по Буртину, всюду, и в социалистических условиях в том числе, затраты труда может лишь рынок, значит, такой подсчёт возможен лишь в СТИХИЙНО-ЭКВИВАЛЕНТНОЙ, МЕНОВОЙ - денежной - форме, а не в собственно физическом рабочем времени. Но давайте мы послушаем не «самого наисовременнейшего московского прогрессиста-интеллектуала» образца 1989 года - Ю. Буртина, а не менее современного (но в несравнимо большей степени современного, чем какой-то там микроскопический выскочка и заштатный писаришка Ю. Буртин) действительного специалиста по этой части, уже упоминавшегося мной выше, - лауреата Нобелевской премии по экономике за 1973 год Василия Васильевича Леонтьева, бывшего нашего соотечественника и, кстати, начинавшего свою научную карьеру на ПРИНЦИПИАЛЬНО ЭКОНОМИЧЕСКИ СОВЕТСКИХ, «госплановских» «хлебах». И вот что говорит по данному поводу В. В. Леонтьев: «Допустим, надо рассчитать эффективность производства хлеба. Мы делаем расчет: сколько на одну тонну расходовать муки, дрожжей, молока и т. д. По всем компонентам согласно рецепту. Затем определяем трудовые затраты в нормо-часах. Все это делается в натуральных (физических) показателях. Очень важно сразу не в деньгах считать [жирным шрифтом это место выделено самим Леонтьевым! - А. П.]… Аналогичный подход применяется при расчете любых видов продукции: стали, автомобилей, обуви... Меня интересует производительность не в рублях, а в натуре…»59

К слову, эта леонтьевская трактовка проблемы обнародована к тому же не где-нибудь, а У НАС, В СССР, и за почти год ДО буртинской публикации в «Октябре». Вот каким «историком» и «политэкономом» (и вообще «учёным») оказывается на деле Ю. Буртин - сей обладатель «самого наиновейшего слова в научной политэкономии», поучитель «давно и безнадёжно устаревшего Энгельса» и открыватель «ахиллесовой пяты» - не шутите! - всей исторической теории Маркса...

Нет, вовсе не случайно Л. И. Абалкин в уже упоминавшейся мною здесь его беседе с корреспондентом «Советской России» упрямо твердил: «Даже среди иных деятелей науки, особенно среди преподавателей высшей школы, происходящие сейчас перемены видятся как уход от принципов социализма, как нарушение каких-то его исходных устоев». Что ж, тут «академик», в виде исключения для него, нечаянно выболтал истинную правду-матку! Ибо, действительно, остатки (да и то - лишь последние и ЖАЛКИЕ остатки!) живого тела партийной политической экономии остались у нас сегодня главным образом только в высшей школе. Хотя во многом, ко всему, и здесь напрочь уже израненные остатки... А всё-таки! Всё-таки - «душу живу не убить»!!! И каждое, пусть малое, свидетельство ее неуничтожимости не может НАС И НАШИХ (НАШИХ без кавычек!) не окрылять!

Приведу здесь, в качестве прямой иллюстрации последней истины, только одно из таких свидетельств - обращение участника Великой Отечественной войны и доцента из Ростова-на-Дону Г. Белоконева к читателям «Комсомолки»:

«главной задачей считаю научить молодежь той культуре мышления, которая была присуща К. Марксу, Ф. Энгельсу и В. И. Ленину. Только овладение марксистским методом мышления, Логикой с большой буквы, даст возможность нашим мыслящим парням и девушкам постигнуть Истину. Овладение молодежью методом мышления Маркса и Ленина и есть то главное, что необходимо для классового (политического!) воспитания... Главная причина слабости профессиональной науки [вернее было бы ТУТ сказать: не «профессиональной» как раз, а… ОФИЦИАЛЬНОЙ НЫНЕШНЕЙ псевдонауки! - А. П.] - то, что большинство [именно, унеси ты моё горе, - БОЛЬШИНСТВО!!! - А. П.] наших обществоведов не понимают (или не хотят понять) и не применяют в своих исследованиях главное оружие марксизма - его диалектику... Предлагаемые учебные программы и пособия тоже абстрагированы от требований Ленина. Такая учебная продукция учит не диалектике, а софистике, насаждает формализм и абстрактность суждений. Во-вторых, тревога охватывает потому, что, внимательно знакомясь с последними теоретическими публикациями в специальных журналах, где якобы предпринимаются попытки осмыслить проблемы... видишь, что продолжается то же самое топтание на месте [и даже... несомненное и резкое движение в этой области В ЦЕЛОМ и ВОИСТИНУ ФРОНТАЛЬНО вспять! - А. П.]. Такое ощущение, что в области теории нет никакой перестройки. Начат новый, не менее мощный раунд схоластики и конъюнктурщицы, который способен утопить любую идею. Тревога за нашу мыслящую молодёжь охватывает ещё и потому, что у нас отсутствует по-ленински смелая критика таких сочинений».

Источник

http://proriv.ru/articles.shtml/guests?prikl_zdrav_ras



Категория: Теория | Просмотров: 395 | Добавил: lecturer | Теги: экономика, украина, империализм, Политэкономия, новости, Социализм, кризис, деньги, теория, коммунизм
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь Лекции работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика китай советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм учение о государстве Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября семья построение социализма поэзия Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2017