Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [938]
Капитализм [132]
Война [432]
В мире науки [61]
Теория [656]
Политическая экономия [13]
Анти-фа [48]
История [492]
Атеизм [38]
Классовая борьба [394]
Империализм [179]
Культура [989]
История гражданской войны в СССР [205]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [29]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [205]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Октябрь » 29 » Как закалялась сталь. 1 серия "Рождение"
12:03

Как закалялась сталь. 1 серия "Рождение"

Как закалялась сталь. 1 серия

Дню рождения Всесоюзного Ленинского  Коммунистического Союза Молодежи, Комсомола посвящается

 


Только так можно счастье найти!

Как закалялась сталь - 1 серия

01:01:01

 

 

 

ГЛАВА ВТОРАЯ


      В маленький городок вихрем ворвалась ошеломляющая весть: "Царя скинули!"
      В городке не хотели верить.
      С приползшего в пургу поезда на перрон выкатились два студента с винтовками поверх шинели и отряд революционных солдат с красными повязками на рукавах. Они арестовали станционных жандармов, старого полковника и начальника гарнизона. И в городке поверили. По снежным улицам к площади потянулись тысячи людей.
      Жадно слушали новые слова: "свобода, равенство, братство".
      Прошли дни, шумливые, наполненные возбуждением и радостью. Наступило затишье, и только красный флаг над зданием городской управы, где хозяевами укрепились меньшевики и бундовцы, говорил о происшедшей перемене. Все остальное осталось по-прежнему.
      К концу зимы в городке разместился гвардейский кавалергардский полк. По утрам ездили эскадронами на станцию ловить дезертиров, бежавших с Юго-Западного фронта.
      У кавалергардов лица сытые, народ рослый, здоровенный. Офицеры все больше графы да князья, погоны золотые, на рейтузах канты серебряные, все, как при царе, - словно и не было революции.
      Прошагал мимо семнадцатый год. Для Павки, Климки и Сережки Брузжака ничего не изменилось. Хозяева остались старые. Только в дождливый ноябрь стало твориться что-то неладное. Зашевелились на вокзале новые люди, все больше из окопных солдат с чудным прозвищем "большевики".
      Откуда такое название, твердое, увесистое, - никому невдомек.
      Трудновато гвардейцам дезертиров с. фронта сдерживать. Все чаще лопались вокзальные стекла от ружейной трескотни. С фронта срывались целыми группами и при задержке отбивались штыками. В начале декабря хлынули целыми эшелонами.
      Гвардейцы вокзал запрудили, удержать думали, но их пулеметными трещотками ошарашили. К смерти привычные люди из вагонов высыпали.
      В город гвардейцев загнали серые фронтовики. Загнали и на вокзал воротились, и дальше двинулись эшелон за эшелоном.

      Весной тысяча девятьсот восемнадцатого года трое друзей шли от Сережки Брузжака, где резались в "шестьдесят шесть". По дороге завернули в садик Корчагина. Прилегли на траву. Было скучно. Все привычные занятия надоели. Начали думать, как бы лучше денек провести. За спиной зацокали копыта лошади, и на дорогу вынесся всадник. Конь одним рывком перепрыгнул канаву, отделявшую шоссе от низенького забора садика. Конник махнул нагайкой лежавшим Павке и Климке:
      - Эй, хлопцы мои, сюда!
      Павка и Климка вскочили на ноги и подбежали к забору. Всадник был весь в пыли, толстым слоем серой дорожной пыли были покрыты сбитая на затылок фуражка, защитная гимнастерка и защитные штаны. На крепком солдатском ремне висел наган и две немецкие бомбы.
      - Тащите воды попить, ребятки! - попросил всадник и, когда Павка побежал в дом за водой, обратился к глазевшему на него Сережке: - Скажи, паренек, какая власть в городе?
      Сережка, торопясь, стал рассказывать приезжему все городские новости:
      - Никакой власти у нас нет уже две недели. Самооборона у нас власть. Все жители по очереди ходят ночью город охранять. А вы кто такие будете? - в свою очередь задал он вопрос.
      - Ну, много будешь знать - скоро состаришься, - с улыбкой ответил всадник.
      Из дому бежал Павка, держа в руках кружку с водой.
      Всадник жадно, залпом, выпил ее до дна, передал кружку Павке, рванул поводья и, взяв с места в карьер, помчался к сосновой опушке.
      - Кто это был? - недоуменно спросил Павка Климку.
      - Откуда я знаю? - ответил тот, пожав плечами.
      - Наверно, смена власти опять будет. Потому и Лещинские вчера выехали. А раз богатые утекают - значит, придут партизаны, - окончательно и твердо разрешил этот политический вопрос Сережка.
      Доводы его были настолько убедительны, что с ним сразу согласились и Павка и Климка.
      Не успели ребята как следует поговорить об этом, как по шоссе зацокали копыта. Все трое бросились к забору.
      Из лесу, из-за дома лесничего, чуть видного ребятам, двигались люди, повозки, а совсем недалеко по шоссе - человек пятнадцать конных с винтовками поперек седла. Впереди конных двое: один - пожилой, в защитном френче, перепоясанном офицерскими ремнями, с биноклем на груди, а рядом с ним - только что виденный ребятами всадник. На френче у пожилого - красный бант.
      - А я что говорил? - толкнул Павку локтем в бок Сережка. - Видишь, красный бант. Партизаны. Лопни мои глаза - партизаны... - И, гикнув от радости, птицей переметнулся через забор на улицу.
      Оба приятеля последовали за ним. Все трое стоял" теперь на краю шоссе и смотрели на подъезжающих.
      Всадники подъехали совсем близко. Знакомый ребятам кивнул им и, указав нагайкой на дом Лещинских, спросил:
      - Кто в этом доме живет?
      Павка, стараясь не отстать от лошади всадника" рассказывал:
      - Здесь адвокат Лещинский живет. Вчера сбежал. Вас, видно, испугался...
      - Ты откуда знаешь, кто мы такие? - спросил, улыбаясь, пожилой.
      Павка, указывая на бант, ответил:
      - А это что? Сразу видать...
      На улицу высыпали жители, с любопытством рассматривая входивший в город отряд. Наши приятели стояли у шоссе и тоже смотрели на запыленных, усталых красногвардейцев.
      Когда прогромыхало по камням единственное в отряде орудие и проехали повозки с пулеметами, ребята двинулись за партизанами и разошлись по домам лишь после того, как отряд остановился в центре города и стал размещаться по квартирам.
      Вечером в большой гостиной дома Лещинских, где остановился штаб отряда, за большим с резными ножками столом сидело четверо: трое из комсостава и командир отряда товарищ Булгаков - пожилой, с проседью в волосах.
      Булгаков, развернув на столе карту губернии, водил по ней ногтем, оттискивая линии, и говорил, обращаясь к сидевшему напротив скуластому, с крепкими зубами:
      - Ты говоришь, товарищ Ермаченко, что здесь надо будет драться, а я думаю - надо утром отходить. Хорошо бы даже ночью, да люди устали. Наша задача - успеть отойти к Казатину, пока немцы не добрались туда раньше нас. Оказывать сопротивление с нашими силами - это же смешно... Одно орудие и тридцать снарядов, двести штыков и шестьдесят сабель - грозная сила... Немцы идут железной лавиной. Драться мы сможем, только соединившись с другими отходящими красными частями. Ведь мы должны иметь в виду, товарищ, что, кроме немцев, мы имеем по пути много разных контрреволюционных банд. Мое мнение - завтра же утром отходить, взорвав мостик за станцией. Пока немцы будут его налаживать, пройдет два-три дня. По железной дороге их продвижение будет задержано. Вы как думаете, товарищи? Давайте решим, - обратился он к сидящим за столом.
      Сидевший наискосок от Булгакова Стружков пожевал Губами, посмотрел на карту, потом на Булгакова и наконец с трудом выдавил застрявшие в горле слова:
      - Я... под... держиваю Булгакова.
      Самый молодой, в рабочей блузе, согласился:
      - Булгаков говорит дело.
      И только Ермаченко, тот, что днем говорил с ребятами, отрицательно мотнул головой:
      - На черта же мы тогда отряд собирали? Чтобы отходить перед немцами без драки? По-моему, нам надо здесь с ними стукнуться. Надоело драпака задавать... Ежели бы на меня, то я дрался бы здесь обязательно. - Он резко отодвинул стул, поднялся и зашагал по комнате.
      Булгаков неодобрительно посмотрел на него:
      - Драться надо с толком, Ермаченко. А бросать людей на верный разгром и уничтожение - этого мы не можем делать. Да это и смешно.
      За нами движется целая дивизия с тяжелой артиллерией, бронемашинами... Не надо ребячиться, товарищ Ермаченко... - И, уже обращаясь к остальным, закончил: - Итак, решено - завтра утром отходим.
      - Следующий вопрос - о связи, - продолжал совещание Булгаков. - Поскольку мы отходим последними, на нас ложится задача по организации работы в тылу у немцев. Здесь - крупный железнодорожный узел, городишко имеет два вокзала. Мы должны позаботиться о том, чтобы на станции работал надежный товарищ, сейчас мы решим, кого из своих оставить здесь для налаживания работы. Намечайте кандидатуры.
      - Я думаю, что здесь должен остаться матрос Жухрай, - сказал Ермаченко, подходя к столу. - Во-первых, Жухрай из здешних мест. Во-вторых, он слесарь и монтер - сможет устроиться работать на станции. С нашим отрядом Федора никто не видел - он приедет лишь ночью. Парень он мозговитый и здесь дело наладит. По-моему, это самый подходящий человек. Булгаков кивнул головой:
      - Правильно, я с тобой согласен, Ермаченко. Вы, товарищи, не возражаете? - обратился он к остальным. - Нет. Значит, вопрос исчерпан. Мы оставляем Жухраю денег и мандат на работу.
      - Теперь третий, последний вопрос, товарищи, - произнес Булгаков. - Это вопрос об оружии, находящемся в городе. Здесь имеется целый склад винтовок - двадцать тысяч штук, оставшихся еще от царской войны. Сложены они в крестьянском сарае и лежат там, забытые всеми. Мне сообщил об этом крестьянин - хозяин сарая. Хочет избавиться от них... Оставлять немцам этот склад, конечно, нельзя... Я считаю, нужно его сжечь. И сейчас же, чтобы к утру все было готово. Только поджигать-то опасно: сарай стоит на краю города, среди бедняцких дворов. Могут загореться крестьянские постройки.
      Крепко сбитый, со щетиной давно не бритой бороды, Стружков шевельнулся:
      - За... за... чем... поджигать? Я д... думаю раз... раздать оружие на... населению.
      Булгаков быстро повернулся к нему:
      - Раздать, говоришь?



Читать полностью

 



Категория: Коммунизм | Просмотров: 522 | Добавил: kvistrel | Теги: кинозал, молодежь, история комсомола, комсомол, пролетарская культура, история СССР, СССР, наше кино, Как закалялась сталь, коммунизм
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь Лекции работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика китай советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм учение о государстве Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября семья построение социализма поэзия Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2017