Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [934]
Капитализм [132]
Война [428]
В мире науки [58]
Теория [634]
Политическая экономия [5]
Анти-фа [48]
История [510]
Атеизм [37]
Классовая борьба [342]
Империализм [176]
Культура [973]
История гражданской войны в СССР [171]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [18]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [159]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Август » 6 » К годовщине бомбардировки Хиросимы
08:00

К годовщине бомбардировки Хиросимы

К годовщине бомбардировки Хиросимы

Прошел еще год и еще. Но стало еще хуже. Империализм продолжает свои кровавые преступления.  Горят залитые кровью Украина и Сирия, Йемен и Ирак, Турция бомбит своих граждан ...
 

6 августа 1945 года, команда лётчиков ВВС США по приказу президента Трумэна совершила атомную бомбардировку города Хиросимы. Тогда правительство и вооружённые силы США совершили величайшее в истории войн преступление против гражданского населения своего противника. 6 августа 1945 года было поворотным моментом в человеческой истории, потому что это было первое применение против живых людей оружия, способного моментально убивать сотни тысяч, и именно с этого дня массовые убийства, оправдываемые абстрактно-гуманистическими целями, стали превращаться в одну из определяющих черт современных отношений между государствами.

Вот как это было. В феврале 1945 года, после ряда выигранных сражений и фактического установления морской блокады Японии, военное командование США начинает кампанию интенсивных бомбардировок японских городов, преследовавшую цель нанести максимальные разрушения, посеять панику среди населения и таким образом, принудить Японию к капитуляции. Ранее, ВВС США практически безуспешно использовали тактику высокоточных бомбёжек, когда бомбы сбрасывались с большой высоты на цели, имевшие стратегическое значение (контролировать точность попаданий в существовавших тогда условиях было очень трудно). Новая тактика бомбардировок совершенно осознанно ставила под удар гражданское население Японии. Большая часть зданий в японских городах в это время была деревянной, межкомнатные перегородки и стены часто состояли из рисовой бумаги. Американские самолёты сбрасывали на города большое число зажигательных бомб, и жилые кварталы вспыхивали и сгорали в считанные минуты, будто бы состояли из спичечных домиков. Так, во время первой бомбардировки Токио в ночь с 23 на 24 февраля 1945 года были полностью разрушены все здания на площади примерно равной трём с половиной квадратным километрам. В ночь с 9 на 10 марта того же года на Токио было сброшено 1700 тонн бомб, разрушивших все строения на площади более чем в 40 квадратных километров (почти половина всей площади города). В поднявшейся огневой буре, когда пламя стихийно перебрасывалось с одного здания на другое, погибло за одну ночь 100 тысяч человек. Это была самая разрушительная за всю историю войн бомбардировка без применения атомного оружия. Вода в городских каналах в эту ночь кипела, а температура воздуха была такой, что неповреждённые бомбами здания загорались сами собой. Это был настоящий огненный ад, в котором сгорало всё живое — ад, тщательно спланированный и организованный американским военным командованием. Бомбардировка Токио в марте 1945 года была своеобразной репетицией Хиросимы.

Перед началом бомбёжек на японские города с самолётов сбрасывали кипы листовок, призывавших население покинуть город. Листовки сами по себе были формой психологической войны. Они создавали панику среди населения, которому совершенно некуда было бежать и расбрасывались даже над теми городами, где не планировались бомбёжки.

Единственным «недостатком» избранной тактики бомбардировок была необходимость использовать большое количество бомб. Нужно было совершать много вылетов, рисковать пилотами, да и затраты на боеприпасы и топливо были большими. Новый вид оружия, разрабатываемый в это время в США, должен был избавить американских военных от всех этих хлопот.

10 и 11 мая в Лос Аламосе (штат Нью-Мексико) заседал Комитет по выбору целей для ядерных бомбардировок под председательством Роберта Оппенгеймера. Комитет рекомендовал бомбардировки Киото, Хиросимы, Иокогамы и Кокуры. Вот какими критериями руководствовался Комитет: цель должна представлять собой крупный район городской застройки, не менее трёх миль в диаметре; взрыв бомбы близко от цели должен вызвать большие разрушения; цель должна оставаться неприкосновенной до августа 1945 года. Вот цитата из доклада Комитета: «небольшие цели, имеющие сугубо военное значение, должны находиться внутри большого района застройки, который будет разрушен в результате взрыва. Таким образом, удастся предотвратить риск потери бомбы в случае неточного попадания». Бомбардировки японских городов планировались как своего рода преступный эксперимент. Нужно было в точности измерить, сколько взрыв одной бомбы может уничтожить человеческих жизней и сколько он может разрушить домов. Именно поэтому города, намеченные для уничтожения американским комитетом, до августа 1945 года не подвергались бомбёжкам. Авторы доклада заботились о том, чтобы бомба, на создание которой были затрачены большие средства, не разорвалась «зря», то есть, не нанеся максимальные возможные разрушения. Комитет также отметил, что применение бомбы должно произвести «ошеломляющий эффект, который позволил бы международному сообществу наглядно почувствовать силу бомбы». В списке рассматриваемых целей наряду с другими фигурировали Киото и Императорский дворец в Токио. Бомбардировка Киото была признана полезной, так как город являлся центром военной промышленности, а также «интеллекуальным центром, где значение [ядерного] оружия было бы лучше понято». Бомбардировка Императорского дворца имела бы большой психологический эффект, но из-за его стратегической незначительности была признана нецелесообразной.

Решение о бомбардировке японских городов было принято незадолго до Потсдамской конференции, предъявившей Японии ультиматум о капитуляции. 25 июля 1945 года президент Трумэн, отправляясь на конференцию, подписал ряд указов, среди которых был указ о бомбардировке японских городов. Как и в других военных ситуациях, нанесению ядерного удара по Японии предшествовала долгая цепочка логически связанных событий. Хронология принятия решения о бомбардировках позволяет с точностью установить лишь одно: каким бы ни был японский ответ на ультиматум, правительство США было полностью готово проверить своё новое оружие на японском населении ещё до того, как ультиматум был предъявлен.

Главной целью бомбардировки, назначенной на 6 августа, была избрана Хиросима. Нагасаки и Кокура были объявлены вторичными целями на случай неблагоприятных погодных условий над Хиросимой. Ранним утром 6 августа бомбардировщик «Энола Гей» с экипажем из семи человек и бомбой на борту поднялся в воздух с аэродрома на марианском острове Тиньян. Уже в полёте на бомбу была водружена боеголовка — это было сделано из соображений безопасности. За полчаса до подлёта к Хиросиме экипаж снял с бомбы предохранители. Примерно за час до бомбардировки приближающиеся американские самолёты засекли японские радары. Была объявлена воздушная тревога. Однако из-за того, что американских самолётов было всего три, тревога была снята и японские истребители приняли решение не преследовать их. В 8:15 утра по местному времени бомба была выпущена. Точкой прицела для бомбардировщика служил мост Аёи в центре города. Но из-за сильного ветра бомба отклонилась от цели примерно на 250 метров и взорвалась прямо над Хирургической клиникой Сима. Бомбардировщик успел отлететь на одиннадцать с половиной миль прежде, чем экипаж почувствовал толчок взрывной волны.

В первые несколько секунд после взрыва в Хиросиме погибло 80 тысяч мужчин, женщин и детей. Огонь и взрывная волна пожирали всё на своём пути. Люди буквально горели заживо, в считанные секунды превращаясь в пепел. Ещё примерно 60 тысяч человек, находившиеся значительно дальше от эпицентра взрыва, умерло от ран и радиации или были погребены под обломками зданий. Сохранились фотографии тех, кто выжил в бомбардировке. У многих людей совершенно отсутствует кожа на спине, груди и лице — вся поверхность тела состоит из сплошной кровоточащей раны. Так как в центре Хиросимы было сосредоточено много больниц и клиник, в день бомбёжки здесь погибло 90% всех врачей и 93% всех медсестёр города. Среди погибших в Хиросиме было несколько тысяч японских военных и даже случайно оказавшиеся там военнопленные стран-союзников. Однако, американское командование ничего не знало о находящихся в Хиросиме военных и не целилось в них специально. Все находившиеся в Хиросиме военные погибли, находясь в совершенно беспомощном состоянии, так же, как и гражданские лица.

Прошло некоторое время, прежде чем власти и население Японии осознали, что именно случилось в Хиросиме в это утро. Оператор Национальной радиовещательной корпорации в Токио обнаружил, что хиросимская радиостанция не подаёт сигналов. Спустя некоторое время был зафиксирован обрыв главного телеграфного провода, соединяющего Токио с Хиросимой чуть севернее разрушенного города. Военный штаб в Хиросиме не подавал никаких признаков жизни, а с небольших железнодорожных станций в окрестностях Хиросимы доносились слухи о страшном взрыве над городом. Из Токио в Хиросиму был направлен самолёт с молодым лётчиком Генерального штаба, чтобы оценить ситуацию. Не долетев до Хиросимы примерно 160 километров, пилот увидел над остатками города огромное облако дыма. Вблизи, Хиросима представляла собой сплошную груду ещё горящих руин.

Правительство Японии никак не отреагировало на потсдамский ультиматум, и, вскоре после бомбёжки, президент Трумэн выступил с заявлением, в котором в чрезвычайно расплывчатых выражениях угрожал Японии ещё большими разрушениями, если она не капитулирует безоговорочно. Утром 9 августа самолёт, вооружённый второй американской атомной бомбой, взял курс на средневековую японскую крепость Кокура. Район Кокура, объявленный главной целью бомбардировки, был окружён густой облачностью, и экипаж самолёта принял решение лететь к второй цели — городу Нагасаки. В 11:00 минутный просвет между облаками над Нагасаки позволил команде бомбардировщика увидеть цель под собой. Бомба разорвалась над городом примерно на полпути между Сталелитейным заводом и Торпедным заводом Митсубиси. Температура воздуха в районе взрыва достигала 3900 градусов Цельсия, воздушная волна от эпицентра взрыва двигалась со скоростью примерно 1000 километров в час. В отличие от Хиросимы, здесь практически не было зданий из железобетона. Деревянные хижины в радиусе около двух километров от эпицентра выгорели полностью, на всей этой площади не осталось ни одного стоящего сооружения. В первые секунды после взрыва в Нагасаки погибло около 45 тысяч человек. Ещё примерно 35 тысяч умерло от ран и облучения впоследствии. Меньшее, чем в Хиросиме, число жертв объясняется облачностью при бомбёжке, в результате которой бомба была сброшена на расстоянии 3 километров от намеченной цели. Разделяющие город на несколько частей холмы приняли на себя часть взрывной волны и предотвратили катастрофические разрушения на юге Нагасаки.

В случае отказа Японии от капитуляции, правительство США планировало продолжать ядерные бомбардировки её городов вплоть до победного конца войны. К третьей неделе августа должна была быть готова ещё одна бомба, в сентябре 1945 года планировалось произвести ещё три, а затем — ещё три в октябре. В военном министерстве США велось обсуждение того, следует ли сбрасывать атомные бомбы по мере их производства, скажем, с недельными интервалами, или «копить» их, чтобы сбросить все, одну за другой, в короткий промежуток времени, перед высадкой войск на японскую территорию. Бомбардировки Японии пользовались в США широкой публичной поддержкой. Опрос американского общественного мнения в 1944 году показал, что примерно 13% отвечавших поддерживали полное уничтожение японской нации, включая всех мужчин, женщин и детей. Согласно опросу журнала «Форчун» 1945 года, проведённому после разрушения Нагасаки, значительная часть американцев хотела бы, чтобы атомные бомбардировки Японии продолжались. В американских журналах и газетах публиковались «оптимистические» фотографии грибовидных облаков, при этом запрещено было публиковать фотографии погибших и раненых. Фотографии, сделанные после взрывов в Хиросиме и Нагасаки американским Комитетом стратегических бомбардировок, упоминались в прессе, но не публиковались. Они были рассекречены только через 22 года после окончания войны. В самой Японии американскими оккупационными властями поддерживалась строгая цензура, запрещавшая публиковать какие-либо графические свидетельства о ядерных бомбардировках.

Весной 1948 года правительство США создало Комиссию по жертвам атомных бомбардировок для расследования эффекта радиоактивного облучения на выживших в Хиросиме и Нагасаки. Комиссия не оказывала помощи пострадавшим, предмет её интереса был «строго научным». Так, в одном из ранних исследований сравнивались беременности и роды у женщин, подвергшихся облучению в Хиросиме и Нагасаки, и тех, кто не пострадал от ядерных бомбардировок. При этом для «чистоты эксперимента» первой группе женщин не предоставлялось лечение.

Можно ли считать ядерные бомбардировки японских городов военным преступлением? Ответ, на основе уже названных фактов, представляется мне очевидным. Президент США приказал сжечь заживо за считанные секунды несколько десятков тысяч случайных жителей города, направляющихся в это время на работу, в школу или детский сад, и при этом обречь почти столько же людей на мучительную смерть от ожогов и лучевой болезни, а военные лётчики США с готовностью этот приказ выполнили. Если их действия не являются преступлением против человечности, то что тогда им является?

Апологеты бомбардировок часто указывают на то, что к 1945 году международные законы о защите гражданского населения во время войны ещё не были приняты, а оружие массового поражения не было запрещено. Но ведь и удушение людей в газовых печах никто специально не запрещал. Думается, что принятых ещё в начале XX столетия Гаагских соглашений о правилах ведения войны должно было быть вполне недостаточно, чтобы на их основе сделать вывод о недопустимости применения оружия, специально созданного для массового поражения гражданского населения.

В Гаагском соглашении «О правилах и обычаях ведения наземной войны», среди прочего, говорится, что «право воюющих сторон выбирать средства поражения противника подлежит ограничению» (Статья 22). В Статье 23 запрещается «использовать оружие, снаряды и материалы, причиняющие чрезмерные страдания». Статья 25 запрещает бомбардировки незащищённых городов и деревень. Статья 26 вменяет в обязанность атакующей стороне перед началом бомбардировки предупредить власти атакуемого города. Статья 26 запрещает бомбардировки культовых сооружений, объектов культуры и искусства, госпиталей и мест нахождения раненых — эти положения американские ВВС при бомбардировках Японии просто игнорировали, как несуществующие.

Вообще, отсутствие специального закона, запрещающего массовые убийства и предусмаривающего особо суровые наказания для массовых убийц, никак не может оправдать нарушение морального принципа, на котором такой закон был бы основан. У меня нет специального юридического образования и я никогда не пытался разобраться в тонкостях применения международного законодательства. Но мне представляется несомненным, что в основе всякого принятого людьми закона должен лежать предшествующий ему этический принцип. Есть жизненные ситуации, для которых ещё не предусмотрены специальные статьи законов, и которые, тем не менее, вполне поддаются этической оценке. Так вот, с точки зрения обычной этики, решение правительства США о ядерной бомбардировке Японии было по своей сути массовым убийством при отягчающих обстоятельствах. Отягчающих обстоятельств было несколько. Прежде всего, согласно докладу лос-аламосского комитета, при планировании бомбардировок преступники намеренно старались причинить своим жертвам наибольшие страдания и сделать число этих жертв максимальным. После того, как всё было сделано, они всевозможными средствами скрывали правду о своём преступлении. Жертвам бомбардировок, которых ещё можно было спасти, оккупационные власти США не оказывали надлежащей помощи. И последнее — преступление было совершено с откровенным цинизмом. Именно проявлением цинизма я бы назвал беспокойство преступников о возможной потере дорогостоящего орудия убийства и их заботу о том, чтобы его поражающий эффект при любых обстоятельствах был бы максимальным.

Справедливости ради следует отметить, что не все американцы оправдывали действия своего правительства. К примеру, в 1946 году Федеральный совет Церквей США выступил с заявлением, в котором призывал американцев-христиан к покаянию за совершёные от их имени преступления в период войны. Среди прочего в документе говорится: «Мы солидарны в том, что, каким бы ни было отношение каждого из нас к войне как таковой, бомбардировки Хиросимы и Нагасаки не поддаются моральному оправданию».

Лео Шилард, один из участников проекта создания атомной бомбы, впоследствии таким эмоциональным образом высказал свою реакцию на бомбардировки: «Допустим, Германия создала бы две [атомные] бомбы раньше нас. И допустим, Германия сбросила бы одну из них, скажем, на город Рочестер, а другую — на город Баффало, а затем у неё бы кончились бомбы и она бы проиграла войну. Неужели кто-то сомневается в том, что мы назвали бы атомные бомбардировки военным преступлением и приговорили бы в Нюрнберге виновных немцев к повешению?»

Ещё более отчётливо этическую несостоятельность американской позиции о применении атомной бомбы выразил участник Токийского Трибунала по военным преступлениям, индийский юрист Радхабинод Пал. Пал вспомнил высказывание германского кайзера Вильгельма II относительно необходимости как можно скорее завершить Первую Мировую войну: «всё подлежит огню и мечу. Ни мужчина, ни женщина, ни ребёнок, ни старик не должен быть пощажён; ни дерево, ни дом не должны уцелеть». По мнению Пала, «политика беспорядочных убийств ради быстрого окончания войны считалась преступлением [в применении к Германии]. В войне на Тихом океане... если что и приближалось к позиции, высказанной когда-то германским императором, так это решение союзников применить [атомную] бомбу. Будущие поколения осудят это чудовищное решение... Если какое-либо безразличное уничтожение гражданского населения на войне ещё считается преступлением, то [в рассматриваемой нами войне] только решение применить атомную бомбу может стоять рядом с приказами императора Вильгельма во время Первой Мировой войны и с приказами нацистского командования во время Второй Мировой».

В заявлении японского правительства, сделанном 11 августа 1945 года и не предававшемся огласке в США на протяжении 25 лет, говорилось следующее: «Солдаты и гражданские лица, мужчины и женщины, дети и старики подверглись беспорядочному уничтожению атмосферной волной и тепловым излучением взрыва. Речь идёт об оружии, поражающем людей с неизвестной до сих пор жестокостью... Использование [атомной] бомбы превосходит жестокостью ядовитый газ или любое другое запрещённое оружие. Япония выражает протест против надругательства США над международными правилами ведения войны... Это — новое преступление против человечности.»

В 1963 году районный суд Токио вынес решение, согласно которому атомные бомбардировки городов были преступлением, подпадающим под действие Гаагских соглашений о правилах ведения наземной войны (1907), имевших в 1945 году силу международного закона, а также Проекта правил ведения воздушной войны (1922-1923).

На организованных в 1945-1948 годах победившими союзниками военных трибуналах в Нюрнберге и Токио, преступления Германии и Японии в период Второй Мировой войны были публично осуждены, а их виновники — привлечены к уголовной ответственности. Между тем, преступления, совершённые войсками союзников, по условиям трибунала рассмотрению не подлежали. Печальным итогом такого избирательного «правосудия победителей» явилось то, что массовые, жестокие убийства гражданского населения военными средствами ради достижения государством, его правящей элитой и отдельными группами заинтересованных лиц собственных политических целей, прочно вошли в обиход международных отношений в XX веке.

Общественные опросы, проводимые сегодня как в США, так и в других союзных странах, показывают, что огромное число опрашиваемых, не зная почти ничего о ядерных бомбардировках, склонно их оправдывать. Бригадный генерал Пол Тиббетс, командир экипажа «Энолы Гей», сбросившего бомбу на Хиросиму, до последних дней своей жизни утверждал, что «сделал бы это ещё раз». А в этом году, когда впервые за 65 лет в траурной церемонии в Хиросиме принял участие посол США, сын генерала Тиббетса осудил шаг американского правительства к признанию своей вины, назвав его «молчаливым извинением».

Алексей Ткаченко-Гастев

 



Категория: Империализм | Просмотров: 563 | Добавил: kvistrel | Теги: Хиросима, империализм, война, гонка вооружений
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Лекции Ленин - вождь работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм самодержавие фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр сталинский СССР титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября Дзержинский слом государственной машины история Великого Октября построение социализма поэзия съезды Советов Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский
Приветствую Вас Товарищ
2017