Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [938]
Капитализм [132]
Война [432]
В мире науки [61]
Теория [656]
Политическая экономия [13]
Анти-фа [48]
История [492]
Атеизм [38]
Классовая борьба [394]
Империализм [179]
Культура [989]
История гражданской войны в СССР [205]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [29]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [194]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Март » 24 » История гражданской войны в СССР. ОРГАНИЗАЦИЯ ШТУРМА. 11. В БЕЛОРУССИИ.
21:00

История гражданской войны в СССР. ОРГАНИЗАЦИЯ ШТУРМА. 11. В БЕЛОРУССИИ.

История гражданской войны в СССР. ОРГАНИЗАЦИЯ ШТУРМА. 11. В БЕЛОРУССИИ.

Огненные годы

01:24:09

Г Л А В А     В Т О Р А Я .


О Р Г А Н И З А Ц И Я    Ш Т У Р М А.

11.


В БЕЛОРУССИИ.

В 1917 году Белоруссия была прифронтовой полосой. Через всю страну непрерывной лентой тянулись окопы и проволочные заграждения трёх армий Западного фронта. Сотни тысяч солдат стояли гарнизонами в городах. В Могилёве находилась Ставка верховного главнокомандующего, где генералы спешно готовили боевые силы для разгрома революции. В Белоруссии находились крупные узловые станции — Минск, Гомель, Витебск, Орша, через которые могли следовать эшелоны с фронта против революционного Петрограда. Всё это придавало исключительное значение ходу борьбы за победу революции в Белоруссии. Необходимо было вырвать из рук контрреволюции этот важнейший плацдарм.

В области раньше других оформилась гомельская большевистская организация. Уже в апреле 1917 года в Гомеле был создан большевистский комитет. Он именовал себя Полесским, сохранив старое дореволюционное название большевистской организации.

Полесский комитет развернул свою работу далеко за пределами Гомеля — по всей Могилёвской губернии и в самом губернском центре. Особый размах получила работа комитета с прибытием в августе 1917 года в Гомель Л. М. Кагановича. Его избрали председателем Полесского комитета.

Каганович установил связи с рабочими, посылал на места инструкторов, организаторов, пропагандистов, вникал во все детали партийной работы, посещал занятия кружков, проверял деятельность партийных работников.

Наиболее трудные для развёртывания партийной работы пункты Каганович брал на себя. Одним из таких пунктов был Могилёв. Там находилась Ставка верховного главнокомандующего. Город был наводнён контрреволюционным офицерством, что затрудняло революционную пропаганду. Самостоятельной большевистской организации в Могилёве не было. Большевики находились в объединённой социал-демократической организации. Каганович сумел установить связь даже с батальоном георгиевских кавалеров, охранявший Ставку, и создал в нём большевистскую организацию В Минске выделение большевиков из объединённой организации произошло в июне.

Близость фронта в значительной степени определила характер работы Минского комитета. Были организованы специальные курсы агитаторов среди солдат. Пропагандистскую работу в армии вели старые революционеры-большевики. Неоднократно ездил на фронт Михаил Васильевич Фрунзе — участник революции 1905 года, выдающийся организатор боевых дружин, дважды приговорённый к смертной казни за борьбу против самодержавия. Во время войны, находясь на службе в Союзе земств и городов под вымышленной фамилией «Михайлова», он создал в Минске подпольную большевистскую организацию. После свержения самодержавия Фрунзе стал одним из основных руководителей революционного движения в Белоруссии и на Западном фронте. Среди солдат Михаил Васильевич пользовался исключительной популярностью.

Временное правительство арестовало в июле 1917 года сотни революционно настроенных солдат на фронте. Минская тюрьма была переполнена. Для арестованных были заняты все гауптвахты, некоторые казармы и даже женская гимназия.

Солдат держали в скверных условиях, на голодном пайке.

Для оказания помощи арестованным солдатам Минский комитет большевиков организовал политический Красный крест. Оказывали помощь и петроградские рабочие, посылая арестованным солдатам деньги и посылки.

Для работы среди арестованных солдат Минский комитет выделил группу товарищей. В полутёмной камере, битком набитой солдатами, при свете маленькой лампочки большевистские агитаторы горячо рассказывали о целях войны, почему крестьяне не хотят несправедливой войны и кто её поддерживает.

Солдаты жадно слушали, задавали вопросы, требовали литературы.

Скоро среди арестованных появились сочувствующие большевикам. В тюрьме была создана партийная организация.

Вое арестованные солдаты были организованы в полк. Выбрали командный состав, начиная от командира полка и кончая командирами взводов, отделений.

Охранял арестованных солдат 37-й полк, находившийся под сильным влиянием большевиков. Стража разрешала арестованным свободно гулять по городу. Минский комитет использовал заключённых в качестве агитаторов на фронте. Их разбивали на пятёрки и десятки, во главе ставили большевиков, снабжали литературой и отправляли на фронт. Бывшие не раз на передовых позициях арестованные хорошо знали, как подойти к окопным жителям. Агитаторы обходили заставы, проникали в окопы и головные части, доставляли всюду большевистскую литературу и дополняли жгучие призывы партии живыми, простыми рассказами.

Громадную роль в жизни минской организации сыграла большевистская газета «Звезда», которая стала выходить в конце июля.

Инициатором её создания был А. Ф. Мясников — один иа крупнейших руководителей большевиков Белоруссии. Но у Минского комитета не было денег. Устроили тогда лотерею и кружечный сбор.

«Не было денежных средств,—рассказывал товарищ Мясников. — Собрав последние копейки, снарядили одного из товарищей в Питер, в Центральный Комитет, с челобитной: ссудить нам некоторую сумму денег для начала задуманного литературного предприятия. Надеялись и вместе с тем думали, что навряд ли Центральный Комитет примет во внимание просьбу молодой неизвестной организации. Посланец вернулся с 2 тысячами рублей. Была же радость на нашей улице: на эти деньги мы могли иметь шесть целых номеров своей ежедневной газеты»1.

Первый номер «Звезды» вышел 27 июля. Под псевдонимами «А. Мартуни», «Алёша», «Большевик» почти в каждом номере газеты появлялись зовущие к борьбе статьи редактора Мясникова.

А. Ф. Мясников — старый большевик, вступивший в революционное движение ещё в 1904 году. Работал в Нахичевани, позже — в Баку. С начала войны был мобилизован в армию в качестве прапорщика запаса. В полку Мясников наладил связи с большевиками, распространял литературу. Спокойный, твёрдый, скромный, хорошо подготовленный организатор, Мясников создал в Дорогобуже в учебной команде полка, начальником которой он состоял, большевистскую группу. Мясников подчёркнуто враждебно относился к реакционному офицерству, чуждался офицерской среды и в то же время умело и осторожно подбирал одиночек-революционеров. Он собирал у себя на квартире солдат команды, будущих унтер-офицеров, и незаметно, исподволь превращал их в борцов против самодержавия. Команду перевели ближе к полку. Но Мясников терпеливо продолжал свою работу. К началу революции в полку оказалось 13 членов организации.

Руководимая Мясниковым газета завоевала широкую популярность среди солдат Западного фронта, среди рабочих и крестьян Белоруссии.

«Труден путь твой, дорогая «Звезда», ибо твой свет одинок среди грозной царящей реакции... Мы желаем тебе, дорогая «Звезда», рассеять, разбить эту мрачную ночь... Чтоб не погас твой блеск в этот тяжёлый момент»1, — приветствуют газету заключённые на Каланчевской гауптвахте Минска.

Арестованные солдаты посылали в газету свои последние гроши. Отдавали даже те деньги, которые они получали от петроградских рабочих. Из этих денег был создан «железный фонд для издания газеты». С 3 тысяч экземпляров в июле тираж газеты возрос до б тысяч в августе.

Большевистская газета представляла грозную опасность для командования Западного фронта.

«Партией социал-демократов при Минском Совете солдатских и рабочих депутатов стала издаваться газета «Звезда», ярко ленинского направления. Мною приняты меры к тому, чтоб она не проникала на фронт»2,—так доносил в Петроград 22 августа комиссар фронта.

Керенский приказал закрыть газету.

Руководители газеты с группой молодёжи, активно работавшей в комитете, достали машину и быстро очистили типографию «Звезды». Весь набор номера был увезён в другую типографию. Когда явился отряд милиции, то в типографии газеты уже не было.

Минская организация уделяла немалое внимание работе среди крестьян. Эту работу возглавил Фрунзе.

По должности начальника милиции Михаил Васильевич много времени проводил в разъездах по белорусским деревням. Он собирал крестьян, беседовал, вёл революционную пропаганду. Фрунзе нашёл среди бедноты сочувствующих большевизму, помог им сорганизоваться и высылал им литературу.

Доверие крестьян к партии большевиков ярко выразилось на II съезде Советов крестьянских депутатов Минской губернии. Съезд открылся 30 июля. Среди депутатов было много пожилых крестьян, впервые приехавших в город. Открыл съезд Фрунзе. Уже с первых минут стало ясно, каким огромным авторитетом и любовью крестьян пользовался Михаил Васильевич.

«Крестьянами отмечаются громадные заслуги нашего товарища Михайлова по организация крестьян Минской губернии, — писала «Звезда». — Он первый взялся за их организацию, был их вождём и идейным работником, пользуется их полным доверием, и предлагается без обсуждения избрать товарища Михайлова председателем. Предложение встречено единодушными аплодисментами»1.

Тогда представитель эсеров заявил:

— Крестьянскому съезду лучше иметь председателем идущего под знаменем «Земли и воли».

Предложение это вызвало резкие протесты делегатов. Раздались голоса: «Не выбирайте тех, кто не хочет земли для крестьян». Эсеры пугали крестьян: «Михайлов — большевик». Но в ответ крестьяне кричали: «Не беда. Он наш!»2

Долго убеждали крестьян эсеровские руководители. Эсеры затягивали собрание, совещались, снова выступали с уговорами. Но делегаты стояли на своём. Подавляющим большинством голосов председателем съезда избрали Михаила Васильевича. Старики-крестьяне качали большевика Фрунзе и затем на руках поднесли его к трибуне.

Почти одновременно с минскими большевиками вышли из объединённой социал-демократической организации витебские большевики и интернационалисты. На собрании 20 июня, где обсуждался вопрос о выходе из объединённой организации, присутствовало 56 большевиков, 28 объединённых интернационалистов и 11 меньшевиков-интернационалистов.

Выступавшие товарищи констатировали, что «местный комитет РСДРП слишком поправел», и предлагали создать самостоятельную организацию большевиков и социал-демократов-интернационалистов1.

На собрании был выбран временный комитет. 4 июля было созвано заседание временного комитета и комитета латышской социал-демократии. Договорились объединить обе организации и создать общий городской комитет большевиков.

Свою организованность и сплоченность большевики Белоруссии проверили в дни корниловской авантюры. В Минске был создан революционный комитет Западного фронта. Фрунзе был назначен начальником штаба революционных войск, готовых встать на защиту революции.

Минский гарнизон в боевой готовности ждал приказа о выступлении.

Большевики Витебска создали при Совете военно-революционное бюро. На железную дорогу, почту, телеграф штаба были посланы представители Совета.

В Орше были сформированы боевые отряды, готовые выступить против Корнилова.

В Могилёве, в центре корниловского заговора, Совет на время прекратил своё существование. Большевики устроили нелегальное собрание, чтобы обсудить создавшееся положение. Было решено выпустить воззвание к населению, чтобы показать рабочим, солдатам, а также контрреволюционному генералитету, что в Могилёве имеется революционная партия. Воззвание было тайно отпечатано в одной из могилёвских типографий.

Несколько рабочих, печатавших воззвание, было арестовано.

В Гомеле по инициативе большевиков была организована чрезвычайная «пятёрка». Полесский комитет послал комиссаров-большевиков в важнейшие пункты города, на почту и телеграф.

Полесский комитет арестовал Завойко—«идейного советника» при генерале Корнилове и разослал ряд товарищей в Минск, Речицу, Оршу для связи.

Борьба с корниловщиной необычайно подняла авторитет большевистской организации Гомеля. И это тотчас же сказалось на соотношении сил в Гомельском Совете, в котором до тех пор преобладали соглашатели.

Председателем Гомельского Совета был меньшевик Севрук. Он называл себя большевиком, но уже в марте 1917 года на Всероесийском совещании Советов выступил как меньшевик-оборонец. Севрук был исключён из партии большевиков, но скрыл это при возвращении из Петрограда в Гомель.

Руководимый Севруком, Совет преследовал большевистскую организацию Гомеля.

1 сентября проходило очередное заседание Гомельского Совета. Обсуждался вопрос о текущем моменте, и в частности о Демократическом совещании. Под влиянием большевиков Совет провалил резолюцию, предложенную соглашательским президиумом, об объединении всех «живых сил страны». Но 9 сентября на заседании Совета снова стоял вопрос о Демократическом совещании. Докладчиком выступал Севрук.

В конце доклада он предложил резолюцию, уже проваленную на прошлом заседании. Большевики снова отвергли резолюцию. Дважды провалившись, Севрук вынужден был сложить с себя обязанности председателя.

При избрании президиума Совета товарищем председателя был утверждён большевик.

После корниловской авантюры возникли новые большевистские организации в Рогачёве, Клинцах, Двинске.

Окончательно оформилась в сентябре большевистская организация Орши.

Большую роль в жизни партийной организации Орши играл старый большевик П. Н. Лепешинский — бывший учитель реального училища, пользовавшийся большой популярностью в городе. Он был председателем городской думы, принимал самое активное участие в работе большевистского комитета, выступал на многочисленных докладах и митингах, сражался с приезжавшими в Оршу лидерами меньшевиков. В сентябре в Оршу приехал с докладом известный меньшевик Либер. Большевики подготовились к собранию, мобилизовали всех сочувствующих. Выступление товарища Лепешинского было встречено аудиторией с энтузиазмом. Она присоединилась к требованию о передаче всей власти в руки Советов.

Пантелеймон Николаевич Лепешинский

Об оживлении работы организации, разгромленной 3 — 5 июля, сообщали Витебскому комитету полоцкие большевики. В октябре полоцкая организация насчитывает уже около 75 человек.

Широко развёртывается партийная работа в армиях Западного фронта. Большевики III Сибирского армейского корпуса писали 9 сентября в Центральный Комитет:

«Работа наша продолжается по созданию новых, укреплению и расширению ранее возникших партийных ячеек в войсковых частях корпуса... В корпусе в данный момент существует 14 организаций-ячеек с общим количеством членов около 1000»1.

В горячие дни подготовки к штурму большевистские организации пополнялись десятками и сотнями новых бойцов за революцию. Ежедневно в партийные комитеты приходили рабочие и солдаты и записывались в ряды боевой ленинской партии. По одному только Витебску в августе в большевистскую организацию записалось 212 человек, в сентябре это число возросло уже до 353, а в октябре — до 735 человек.

Партийная организация Белоруссии в сентябре насчитывала свыше 9 тысяч членов партии и сочувствующих.

Центральный Комитет большевиков уделял огромное внимание Белоруссии. Туда направляли организаторов, слали подробные инструкции о работе. Свердлов не раз вызывал к себе руководителей белорусских большевиков. Их регулярно предупреждали о планах и распоряжениях Центрального Комитета.

Свердлов часто давал практические указания на места.

«В переживаемое нами время, — писал он большевикам города Орши, — ни один сколько-нибудь честный интернационалист не может оставаться в блоке с оборонцами, предающими своей соглашательской политикой пролетариат...»1

Особое значение придавал Центральный Комитет работе в армии.

«При построении военной организации, — писал Свердлове том же письме, — имейте в виду то обстоятельство, что она должна быть тесно связана с рабочей организацией. Личный состав военной организации в классовом отношении представляет элемент мало восприимчивый к идеям пролетарского социализма. Тесная связь с рабочими поэтому крайне важна»2.

Обеспечить эту тесную связь между рабочими и солдатами легче всего можно было в организации, единой для области и фронта.

Создание областной организации взял на себя Минский комитет большевиков. Он сообщил большевикам Витебска, Полоцка, Могилёва, Гомеля, Бобруйска, Слуцка, Борисова и других городов, что областная конференция созывается на 1 сентября. Одновременно решено было созвать и фронтовую большевистскую конференцию.

Мятеж генерала Корнилова не позволил снять с мест большевистские силы. К 1 сентября в Минск прибыло всего 46 делегатов с решающими голосами и 6 с совещательными. Вместо конференции решено было провести совещание, на котором заслушать доклады с мест, сообщение о текущем моменте, об уставе военных партийных организации, о созыве областной конференции.

Совещание закончило свои работы  3  сентября,  избрав областное бюро. На 15 сентября было решено созвать в Минске областную конференцию.

Как внимательно следил Центральный Комитет за созданием областной партийной организации, можно судить по письму Свердлова большевикам III армейского корпуса:

«Очень хорошо, что областное объединение стало фактом. Имея всегда большое значение, оно в настоящий момент приобретает особо важное значение, тем более, когда входящие в организацию группы разбросаны в различных местах»1.

Областная конференция большевиков Белоруссии состоялась 15 сентября 1917 года. Она открылась в Минске. Прибыло 88 делегатов: 61—от армии и 27 — от области.

Первым на конференции обсуждался вопрос о репрессиях против большевиков.

В принятой резолюции конференция требовала свободы слова, печати, собраний и обеспечения условий действительной свободы политической борьбы, прекращения репрессий против большевиков, прекращения всех возбуждённых судебных дел политического характера, немедленного освобождения всех арестованных и амнистирования осуждённых.

Конференция считала, что осуществление всех этих требований возможно только с переходом власти из рук империалистской буржуазии в руки пролетариата и беднейшего крестьянства.

Делегаты рассказывали о колоссальном росте влияния большевиков на массы. Гарнизоны почти повсеместно стали большевистскими. Эсеры и меньшевики изолированы. В полках на фронте создаются боевые дружины для борьбы с контрреволюцией.

С докладом по текущему моменту выступил товарищ Мясников.

Конференция подчеркнула, что

«единственными организованными центрами революционной страны остаются и ещё более становятся Советы... Советы крепнут, пролетариат и солдаты, в своём большинстве уже осознавшие себя и интересы революции, усиливают Советы. Во многих местах Советы берут власть в свои руки...»1

Каждая строка резолюций, все выводы конференции звали к одному: «Вся власть Советам!»

По докладу об Учредительном собрании конференция постановила во всех пунктах области и фронта, где имеются партийные организации, создать краткосрочные курсы агитаторов-инструкторов, провести конференции в Витебском и Могилевском избирательных округах для выдвижения кандидатур в Учредительное собрание, наметить кандидатуры по Минскому и фронтовому округам.

Печатным органом областного комитета была утверждена газета «Молот», начавшая выходить 15 сентября вместо закрытой правительством «Звезды».

Как и «Звезда», «Молот» сыграл большую организующую роль в партийной жизни Белоруссии и Западного фронта. Командный состав фронта посылал в центр по поводу газеты телеграмму за телеграммой. Наконец 3 октября начальник штаба верховного главнокомандующего генерал Вырубов сообщил командующему Западным фронтом генералу Балуеву:

«Я ходатайствовал о закрытии газеты «Молот». До тех пор, пока будет распространяться на фронте эта газета, никакие меры не приведут к порядку. Главковерх приказал «Молот» закрыть и типографию реквизировать, о чём сегодня послана вам телеграмма»2.

6 октября «Молот» был закрыт. Типография, в которой выпускалась газета, опечатана. Военные власти решили наложить арест на типографию и приставили к ней охрану. Но солдаты отказались нести полицейскую службу. Заботу о типографии, в которой печатался «Молот», взял на себя Минский Совет. Совет поставил к типографии военный караул и потребовал снятия печатей с типографии. Требование Совета было поддержано всем гарнизоном, с возмущением встретившим приказ о закрытии большевистской газеты.  289-й пехотный полк грозил применить оружие.

Испуганное командование уступило требованию гарнизона. Через два дня, 8 октября, вместо закрытого «Молота» в Минске стала выходить новая большевистская газета «Буревестник».

Голос «Буревестника» звучал вплоть до победы пролетарской революции. Читая газету, рабочие, крестьяне и солдаты Западного фронта знакомились со статьями Ленина. В № 3 газеты от 11 октября была напечатана статья «Кризис назрел», в № 8 от 17 октября — статья «Национализация банков», в № 13—16 — «Письмо к товарищам».

Статьи Владимира Ильича в «Буревестнике» и переизданная Минским комитетом брошюра «Удержат ли большевики государственную власть?» становятся программой действий для большевиков Белоруссии.

Практическими выводами из работ I областной конференции была организация перевыборов в Советы.

Первым в Белоруссии был переизбран Минский Совет, с начала своего возникновения находившийся под влиянием большевиков.

Партийная организация Минска использовала перевыборы для разъяснения массам политического положения в стране. В короткое время Минский комитет провёл до сорока докладов по текущему моменту. Самый процесс перевыборов показал, что массы вполне доверяют большевикам. Во вновь избранный Совет вошли 184 большевика, 60 эсеров, 21 меньшевик и др.

Влияние вновь избранного Совета было огромно.

Весь октябрь большевистский Совет был занят подготовкой вооружённых сил, собиранием и учётом оружия.

В тех Советах, где перевыборы не производились или не дали большевикам численного превосходства, в сентябре всё же значительно возрастают влияние и авторитет большевистских фракций.

Много внимания работе в Совете уделял Витебский партийный комитет.

Во второй половине сентября большевики Витебска начинают деятельно готовиться к губернскому съезду Советов.

Боясь, что большевики действительно получат на губернском съезде большинство, меньшевистские и эсеровские руководители Совета путём различных предвыборных махинаций добились того, что на съезде оказалось более 300 крестьянских депутатов и только человек 40 от рабочих и солдат. Съезд открылся 4 октября. На съезде было всего 26 большевиков, но они вели за собой не один десяток делегатов. Это сказалось на голосовании эсеровской резолюции по текущему моменту, когда почти пятая часть съезда голосовала против неё, отдав свои голоса большевикам.

В середине октября, ещё не имея большинства в Совете, Витебский комитет большевиков деятельно готовится к взятию власти Советами.  На заседании 20 октября партийный комитет пополняется товарищами из военных частей и этим теснее связывается с массами вооружённого народа. На этом же заседании создаётся военная организация.

В Гомеле борьба большевиков за влияние усложнялась ещё тем, что еврейская рабочая масса города была заражена националистическими идеями. В Гомеле была сильная бундовская организация, во главе которой стояли прожжённые политиканы. Они пользовались большим влиянием в мелкобуржуазной среде. В Гомель приезжали Либер, Вайнштейн, председатель Центрального комитета Бунда, постоянно работавший в Минске, и др. Это требовало особого напряжения всех большевистских сил.

Но уже в сентябре на всех собраниях, на которых выступали приезжие меньшевистские и бундовские лидеры, явно чувствовалось, что перевес сил на стороне большевиков.

5 октября в Минске состоялась II областная конференция партийных организаций Белоруссии и Западного фронта.

Сохранившиеся краткие протокольные записи очень скупо говорят о той громадной работе, которую проделали большевистские организации за промежуток времени от первой до второй конференции. Более красноречиво об этом говорит рост членов партии. За двадцать дней, прошедших между конференциями, партийная организация Белоруссии выросла почти в шесть раз. На второй конференции было представлено 28591 член партии и 27856 сочувствующих.

Ко времени первой конференции армейские организации Западного фронта имели 6500 членов партии и сочувствующих, а ко второй это число выросло до 49 тысяч. Областные невоенные организации имели на первой конференции 2642 члена партии и сочувствующих; через 20 дней это число возросло до 7453 человек.

Конференцию открыл товарищ Мясников — её председатель. Было послано приветствие Ленину.

По вопросу о перевыборах в Советы и армейские комитеты конференция предложила организациям

«приложить все усилия к обеспечению на местах созыва Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов в назначенный срок — 20 октября»1.

Конференция предложила провести перевыборы армейских комитетов с тем, чтобы их представители могли на съезде Советов «отразить волю и защитить интересы трудящихся масс»2.

Белорусские организации совершенно правильно рассматривали борьбу за своевременный созыв II Всероссийского съезда Советов как одну из основных задач.

Выполняя решения Центрального Комитета большевиков от 24 сентября о созыве областных съездов для подготовки к Всероссийскому съезду Советов, 16 октября в Минске была проведена областная конференция Советов.

Подавляющее число делегатов составляли большевики. Конференция признала неотложным созыв Всероссийского съезда Советов 20 октября и присоединилась к обращению съезда Советов Северной области о борьбе за Всероссийский съезд Советов.

22 октября Минский Совет праздновал двенадцатилетие образования Петроградского Совета. С докладом о Питерском Совете 1905 года выступил товарищ Мясников. Он поставил вопрос о необходимости вооружённого захвата власти. Совет своей резолюцией поддержал докладчика.

На II Всероссийский съезд Советов трудящиеся Белоруссии послали 46 делегатов: из них 20 большевиков и 6 «левых» эсеров. Почти все делегаты повезли с собой наказы о передаче всей власти Советам.

Делегаты Советов Минского, Гомельского, Витебского, Городокского, Несвижского, Слуцкого, Речицкого, Оршанского городского, X армии, гвардейского корпуса, XXXV армейского корпуса, 37-го пехотного полка передали съезду Советов требование своих избирателей: «Вся власть Советам!» И только три Совета — Витебский губернский, Могилёвский городской и Оршанский районный, ещё находившиеся под соглашательским влиянием, пришли на съезд с требованием «вся власть демократии».

Большевики накануне Октября вырвали Белоруссию из рук врагов, превратив её в опору революции.

продолжение следует

Скачать том 2

https://drive.google.com/file/d/0B5Ukzv8_4OCxWlZnVU91b2VEVWs/view?usp=sharing



Категория: История гражданской войны в СССР | Просмотров: 289 | Добавил: lecturer | Теги: Ленин, классовая война, Гражданская война, История гражданской войны в СССР, Горький, история, история СССР, СССР, классовая память
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Март 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь Лекции работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика китай советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм учение о государстве Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября семья построение социализма поэзия Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2017