Меню сайта
...
Категории раздела
Коммунизм [1056]
Капитализм [144]
Война [459]
В мире науки [86]
Теория [800]
Политическая экономия [38]
Анти-фа [68]
История [576]
Атеизм [38]
Классовая борьба [410]
Империализм [181]
Культура [1078]
История гражданской войны в СССР [209]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [47]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [70]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [328]
Биографии [11]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Главная » 2018 » Август » 21 » ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ГЕРМАНИИ. ГЛАВА VI
14:01

ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ГЕРМАНИИ. ГЛАВА VI

ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ГЕРМАНИИ. ГЛАВА VI

Томас Мюнцер (радиопостановка)

00:14:01

ФРИДРИХ  ЭНГЕЛЬС

 КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ГЕРМАНИИ

 

ГЛАВА VI

 

Немедленно после первой вспышки движения в Швабии Томас Мюнцер снова поспешил в Тюрингию и в конце февраля или в начале марта поселился в вольном имперском .городе Мюльхаузене, где его партия была наиболее сильной. Он держал в своих руках нити всего движения; он знал, какая буря назревает повсеместно в Южной Германии, и решил сделать из Тюрингии центр движения для Северной Германии. Он нашел в высшей степени подготовленную почву. Сама Тюрингия, главный очаг реформационного движения, находилась в состоянии крайнего возбуждения; соседние области - Гессен, Саксония и район Гарца - были также подготовлены к всеобщему восстанию: материальная нужда угнетенных крестьян сыграла в этом не меньшую роль, чем имевшие широкое хождение революционные религиозные и политические доктрины. Именно в Мюльхаузене вся масса мелкого бюргерства примкнула к крайнему, мюнцеровскому, направлению и с нетерпением ждала момента, когда можно будет показать высокомерному патрициату силу своего численного превосходства.

Чтобы вспышка не произошла до наступления благоприятного момента, самому Мюнцеру пришлось выступить с призывами к спокойствию; но его ученик Пфейфер, здешний руководитель движения, был уже настолько скомпрометирован перед властями, что не мог дольше задерживать взрыва, и Мюльхаузен совершил свою революцию уже 17 марта 1525 г., еще до начала всеобщего восстания в Южной Германии. Старый патрицианский совет был свергнут и управление передано в руки вновь избранного «Вечного совета», председателем которого стал Мюнцер251.

Самым худшим из всего, что может предстоять вождю крайней партии, является вынужденная необходимость обладать властью в то время, когда движение еще недостаточно созрело для господства представляемого им класса и для проведения мер, обеспечивающих это господство. То, что он может сделать, зависит не от его воли, а от того уровня, которого достигли противоречия между различными классами, и от степени развития материальных условий жизни, отношений производства и обмена, которые всегда определяют и степень развития классовых противоречий. То, что он должен сделать, чего требует от него его собственная партия, зависит опять-таки не от него самого, но также и не от степени развития классовой борьбы и порождающих ее условий; он связан уже выдвинутыми им доктринами и требованиями, которые опять-таки вытекают не из данного соотношения общественных классов и не из данного, в большей или меньшей мере случайного, состояния условий производства и обмена, а являются плодом более или менее глубокого понимания им общих результатов общественного и политического движения. Таким образом, он неизбежно оказывается перед неразрешимой дилеммой: то, что он может сделать, противоречит всем его прежним выступлениям, его принципам и непосредственным интересам его партии; а то, что он должен сделать, невыполнимо. Словом, он вынужден представлять не свою партию, не свой класс, а тот класс, для господства которого движение уже достаточно созрело в данный момент. Он должен в интересах самого движения отстаивать интересы чуждого ему класса и отделываться от своего класса фразами, обещаниями и уверениями в том, что интересы другого класса являются его собственными. Кто раз попал в это ложное положение, тот погиб безвозвратно. Примеры тому мы видели и в самом недавнем времени; напомним лишь о том положении, в котором очутились в последнем французском временном правительстве представители пролетариата252, хотя и в их лице была представлена еще весьма низкая ступень развития пролетариата. Тот, кто после опыта февральского правительства, - о наших благородных немецких временных правительствах и имперском регентстве253 мы уже и не говорим, - еще способен претендовать на официальные посты, тот либо является сверх меры ограниченным человеком, либо связан с крайней революционной партией в лучшем случае одними лишь фразами.

Положение Мюнцера во главе мюльхаузенского Вечного совета было, однако, еще более рискованным, чем положение любого современного революционного правителя. Не только тогдашнее движение, но и вся его эпоха еще не созрели для проведения в жизнь тех идей, относительно которых у него самого возникало лишь смутное предчувствие. Представляемый им класс не только далеко не достиг еще достаточного развития и не был еще способен подчинить себе все общество и преобразовать его, но едва лишь зарождался. Общественный переворот, рисовавшийся в его воображении, имел еще совсем мало оснований в наличных материальных условиях, и, наоборот, эти последние подготовляли общественный порядок, прямо противоположный тому, о котором он мечтал. При этом, однако, он оставался связанным своими прежними проповедями о христианском равенстве и евангельской общности имущества; он должен был, по крайней мере, сделать попытку осуществить их. Были провозглашены общность всех имуществ, одинаковая для всех обязанность трудиться и упразднение всех существующих властей. В действительности же Мюльхаузен остался республиканским имперским городом с несколько демократизированным политическим устройством, с сенатом, избираемым всеобщим голосованием и находящимся под контролем народного собрания, и с наспех импровизированной организацией натурального обеспечения бедных. Общественный переворот, казавшийся столь ужасным его протестантским буржуазным современникам, в действительности никогда не выходил за рамки слабой и бессознательной попытки преждевременного установления позднейшего буржуазного общества.

Мюнцер сам, повидимому, чувствовал глубокую пропасть, отделявшую его теории от непосредственно окружающей его действительности, пропасть, которая тем меньше могла остаться им незамеченной, чем больше искажались его гениальные воззрения в неразвитых головах массы его приверженцев. С необычайным даже для него рвением отдался он делу распространения и организации движения; он писал письма и рассылал гонцов и эмиссаров во все стороны. Его послания и проповеди дышат революционным фанатизмом, поразительным по сравнению даже с его прежними сочинениями. Совершенно исчез наивный юношеский юмор предреволюционных памфлетов Мюнцера, не осталось больше следов спокойной, размеренной речи мыслителя, которая не была чужда ему раньше; Мюнцер теперь весь превратился в пророка революции; он неустанно разжигает ненависть к господствующим классам, пробуждает самые бурные страсти, употребляет лишь те могучие обороты речи, которые религиозный и национальный экстаз вкладывал в уста ветхозаветных пророков. Стиль, который он должен был теперь для себя выработать, ясно показывает уровень развития той аудитории, на которую он призван был воздействовать.

Пример Мюльхаузена и агитация Мюнцера быстро оказали свое действие далеко за пределами города. В Тюрингии, в Эйхсфельде, на Гарце, в саксонских герцогствах, в Гессене и Фульде, в Верхней Франконии и в Фогтланде крестьяне повсеместно поднимали восстания, собирались в отряды и жгли замки и монастыри. Мюнцер был более или менее признанным вождем всего движения, а Мюльхаузен оставался его центром, между тем как в Эрфурте одержало верх чисто бюргерское движение и господствовавшая там партия все время занимала двусмысленную позицию по отношению к крестьянам.

Князья в Тюрингии сначала оказались в таком же состоянии растерянности и бессилия перед крестьянами, как во Франконии и Швабии. Лишь в последних числах апреля ландграфу Гессенскому удалось собрать войска - тому самому ландграфу Филиппу, чье благочестие так восхваляют протестантские и буржуазные историки Реформации и о чьих гнусностях по отношению к крестьянам нам сейчас предстоит сказать пару слов. В результате нескольких форсированных походов и применения решительных мер ландграф Филипп вскоре усмирил большую часть своих владений и затем, стянув новые контингента, двинулся в земли аббата Фульдского, который до этого времени был его сюзереном. Разбив 3 мая фульдский крестьянский отряд при Фрауэнберге, он привел в покорность всю область и воспользовался этим случаем для того, чтобы не только сбросить с себя вассальную зависимость от аббата, но и превратить аббатство Фульдское в гессенский лен, имея в виду, конечно, его последующую секуляризацию. Затем он занял Эйзенах и Лангензальцу и, соединившись с герцогскими саксонскими войсками, двинулся на центр восстания, Мюльхаузен. Мюнцер собрал свои боевые силы - около 8000 человек с несколькими пушками - у Франкенхаузена. Тюрингенский отряд далеко не обладал теми боевыми качествами, которые проявила часть верхнешвабских и франконских отрядов в борьбе с Трухзессом; он был плохо вооружен и плохо дисциплинирован, насчитывал очень мало бывших солдат и совершенно не имел командиров. Сам Мюнцер, повидимому, не обладал ни малейшими познаниями в военном деле. Тем не менее князья сочли целесообразным прибегнуть и здесь к той тактике, которая так часто обеспечивала победу Трухзессу, - к вероломству. Завязав 16 мая переговоры, они заключили с крестьянами перемирие, но затем неожиданно напали на них еще до окончания срока последнего.

Мюнцер расположился со своим отрядом на горе, которая еще и теперь носит название Шляхтберг (- Гора битвы. Ред.), окружив себя вагенбургом254. В отряде уже заметно давал себя чувствовать упадок духа. Князья обещали амнистию, если отряд выдаст Мюнцера живым. Мюнцер, созвав круг, приказал обсудить предложение князей. Один рыцарь и один священник высказались за капитуляцию. Мюнцер немедленно приказал их ввести внутрь круга и обезглавить. Этот энергичный террористический акт, с восторгом встреченный решительными революционерами, снова придал некоторую стойкость отряду; но, в конце концов, большая часть его, несомненно, разошлась бы без всякого сопротивления, если бы не обнаружилось, что княжеские ландскнехты, окружив всю гору, стали приближаться сомкнутыми колоннами, несмотря на перемирие. Отряд быстро построился в боевом порядке за повозками, но уже ядра и ружейные пули стали бить в наполовину безоружных, не привыкших к военным действиям крестьян, и ландскнехты оказались у самого вагенбурга. После непродолжительного сопротивления линия повозок была прорвана, пушки крестьян захвачены, а сами они рассеяны. Они бежали в диком беспорядке, тем вернее попадая в руки пущенных в обход колонн и конницы, которые устроили им неслыханную кровавую баню.

Из восьми тысяч крестьян было убито свыше пяти тысяч; остальные бежали во Франкенхаузен и одновременно с ними туда ворвалась княжеская конница. Город был взят. Мюнцер, раненный в голову, был обнаружен в одном доме и захвачен в плен. 25 мая сдался также и Мюльхаузен; остававшийся там Пфейфер бежал, но был схвачен на территории Эйзенаха.

Мюнцер был в присутствии князей подвергнут пыткам и затем обезглавлен. На казнь он шел с тем же мужеством, с каким жил. К моменту казни ему было, самое большее, двадцать восемь лет. Обезглавлен был также и Пфейфер, а кроме того множество других. В Фульде начал свою кровавую расправу «христолюбивый» Филипп Гессенский. По приказу его и саксонских князей помимо других казненных в Эйзенахе было казнено мечом - 24, в Лангензальце - 41, после Франкенхаузенской битвы - 300, в Мюльхаузене - свыше 100, у Гёрмара - 26, у Тюнгеды - 50, у Зангерхаузена - 12, в Лейпциге - 8 мятежников, не говоря уже о всякого рода членовредительстве и других менее суровых наказаниях и о разграблении и сожжении ряда деревень и городов.

Мюльхаузен потерял вольности имперского города и был присоединен к саксонским землям, так же как аббатство Фульдское к ландграфству Гессенскому.

Князья направились теперь в район Тюрингенского леса, где франконские крестьяне из бильдхаузенского лагеря, объединившись с тюрингенскими крестьянами, сожгли много замков. У Мейнингена произошла битва; крестьяне были разбиты и отступили к городу, но последний внезапно закрыл перед ними ворота и пригрозил им нападением с тыла. Приведенный в смятение этой изменой своих союзников, отряд вступил в переговоры с князьями о сдаче, но разбежался еще до конца этих переговоров. Бильдхаузенский лагерь уже давно распался; таким образом, с уничтожением этого отряда были подавлены последние остатки восстания в Саксонии, Гессене, Тюрингии и Верхней Франконии.

В Эльзасе восстание вспыхнуло позднее, чем на правом берегу Рейна. Лишь около середины апреля поднялись крестьяне в епископстве Страсбургском, а вскоре вслед за ними - крестьяне Верхнего Эльзаса и Зундгау. 18 апреля один нижнеэльзасский крестьянский отряд разграбил монастырь Альтдорф; у Эберсгейма и Барра, а также в Виллерской долине и долине реки Урбис образовались другие отряды. Вскоре они соединились в большой нижнеэльзасский отряд и стали занимать города и местечки и разрушать монастыри. Повсюду в войско был призван каждый третий мужчина. Двенадцать статей этого отряда были значительно более радикальными, чем статьи швабско-франконских крестьян255.

В то время как одна из нижнеэльзасских колонн сосредоточилась в начале мая у Санкт- Ипполита и, после неудачной попытки привлечь на свою сторону этот город, подчинила своей власти благодаря соглашению с горожанами 10 мая Беркен, 13-го Раппольтсвейлер и 14- го Рейхенвер, вторая колонна двинулась под начальством Эразма Гербера на Страсбург с целью овладеть им внезапным ударом. Попытка эта не удалась; тогда колонна двинулась к Вогезам, разрушила монастырь Маурмюнстер и осадила Цаберн, сдавшийся 13 мая. Отсюда она направилась к лотарингской границе и подняла восстание в пограничных областях герцогства, заняв вместе с тем и горные проходы. При Хербицгейме на Сааре и у Нёйбурга были образованы большие лагери; у Сааргемюнда укрепилось около 4000 немецко-лотарингских крестьян. Наконец, два выдвинутых вперед отряда, кольбенский в Вогезах у Штюрцельбронна и клеебургский у Вейсенбурга, прикрывали фронт и правый фланг, в то время как опорой левого фланга служили верхнеэльзасцы.

Последние, придя в движение с 20 апреля, заставили войти в крестьянское братство 10 мая Зульц, 12-го Гебвейлер, 15-го Зенгейм и его окрестности. Правда, австрийское правительство и окрестные имперские города немедленно заключили союз против крестьян, но они были чересчур слабы и не могли оказать им серьезного сопротивления, не говоря уже о том, чтобы напасть на них. В результате к середине мая весь Эльзас, за исключением немногих городов, оказался в руках повстанцев.

Но уже приближалось войско, которому предстояло сокрушить дерзкую отвагу эльзасских крестьян. Восстановление дворянского господства явилось здесь делом французов. Уже 6 мая выступил в поход герцог Антон Лотарингский с армией в 30000 человек, имевшей в своих рядах цвет французского дворянства и испанские, пьемонтские, ломбардские, греческие и албанские вспомогательные войска. Натолкнувшись 16 мая у Лупштейна на 4000 крестьян, он разбил их без всякого труда и уже 17-го числа заставил капитулировать занятый крестьянами Цаберн. Но договор о сдаче был нарушен еще во время вступления лотарингцев в город и разоружения крестьян; ландскнехты напали на беззащитных крестьян и большую часть из них перебили. Остальные нижнеэльзасские колонны рассеялись, и герцог Антон двинулся теперь на верхнеэльзасцев. Последние, отказавшись ранее прийти в Цаберн на помощь нижнеэльзасцам, подверглись теперь при Шервейлере нападению всех лотарингских сил. Они оборонялись с большой храбростью, но огромный численный перевес противника - 30000 против 7000 - и измена нескольких рыцарей, в особенности рейхенвейерского фогта, сделали бесполезной всякую храбрость. Они были разбиты наголову и рассеяны. Затем герцог с обычной жестокостью усмирил весь Эльзас. От его нашествия не пострадал только Зундгау.

Австрийское правительство принудило здесь своих крестьян, под угрозой призвать в страну герцога, к заключению в начале июня Энзисгеймского договора. Однако оно само же немедленно нарушило этот договор, предав массовым казням на виселице проповедников и вожаков движения. Это вызвало новое крестьянское восстание, закончившееся тем, что на зундгауских крестьян было распространено действие Оффенбургского договора (от 18 сентября).

Нам остается теперь изложить еще ход Крестьянской войны в альпийских землях Австрии.

Жители этих земель, точно так же как и примыкающего к ним архиепископства Зальцбургского, находились еще со времени движения за stara prawa в непрерывной оппозиции к правительству и дворянству; реформационные учения также и здесь нашли себе благоприятную почву. Религиозные преследования и произвольное увеличение налогового бремени привели к тому, что восстание разразилось и в этой местности.

Город Зальцбург, поддерживаемый крестьянами и рудокопами, уже с 1522 г. враждовал с архиепископом из-за своих городских привилегий и споров по вопросам богослужения. В конце 1524 г. архиепископ с навербованными ландскнехтами напал на город, терроризировал горожан, наведя на них пушки со стен замка, и стал преследовать еретических проповедников. В то же время он ввел новые, весьма обременительные налоги, доведя этим все население до крайнего раздражения. Весной 1525 г. одновременно с восстанием в Швабии, Франконии и Тюрингии во всей стране внезапно вспыхнуло восстание крестьян и рудокопов, которые организовались в отряды под начальством Праслера и Вейтмозера, освободили город и осадили замок Зальцбург. Подобно западнонемецким крестьянам, они образовали христианский союз и изложили свои требования в виде статей, которых здесь было четырнадцать256.

В Штирии, Верхней Австрии, Каринтии и Крайне, где новые незаконные налоги, пошлины и произвольные распоряжения наносили тяжелый ущерб самым кровным интересам народа, крестьяне также восстали весной 1525 года. Они захватили ряд замков и разбили при Гойсе престарелого главнокомандующего Дитрихштейна, усмирителя движения за stara prawa. Хотя правительству при помощи лживых посулов и удалось успокоить часть восставших, основная масса их все же не разошлась и соединилась с зальцбургскими повстанцами, так что все архиепископство Зальцбургское и большая часть Верхней Австрии, Штирии, Каринтии и Крайны оказались в руках крестьян и рудокопов.

В Тироле реформационные учения также нашли себе большое число сторонников: здесь эмиссары Мюнцера развили даже еще более успешную деятельность, чем в остальных альпийских землях Австрии. Эрцгерцог Фердинанд и в этом крае преследовал проповедников новой веры и точно так же посягал на местные права населения посредством новых произвольных финансовых мероприятий. Следствием этого было, как и всюду, восстание, начавшееся весной того же 1525 года. Повстанцы, главным предводителем которых был один из последователей Мюнцера, Гейсмайер, единственный предводитель среди всех крестьянских вождей, обладавший незаурядным военным дарованием, захватили множество замков и весьма энергично расправились с попами, особенно на юге, в области Эча (Итальянское название: Адидже. Ред.). Восстали также и форарльбергские крестьяне, присоединившиеся к крестьянам Альгау.

Теснимому со всех сторон эрцгерцогу, который еще совсем недавно намеревался предать повстанцев огню и мечу и подвергнуть их разграблению и убийствам, пришлось теперь идти на уступку за уступкой. Он объявил о созыве ландтагов в своих наследственных землях, а на время до их открытия заключил с крестьянами перемирие. Тем временем он стал усиленно готовиться к военным действиям, чтобы при первой возможности заговорить со «злоумышленниками» иным языком.

Перемирие соблюдалось, разумеется, недолго. Дитрихштейн, у которого вышли все деньги, начал накладывать в герцогствах контрибуции. Его славянские и мадьярские войска позволяли себе, кроме того, самые бесстыдные жестокости по отношению к населению. Крестьяне Штирии поэтому снопа подняли восстание, напали в ночь со 2 на 3 июля на главнокомандующего Дитрихштейна в Шладминге и перебили всех, кто не говорил по-немецки.

Сам Дитрихштейн был взят в плен; утром 3-го числа крестьяне устроили суд присяжных, который приговорил сорок чешских и хорватских дворян из числа взятых в плен к смерти. Они были тут же обезглавлены. Это подействовало: эрцгерцог немедленно согласился удовлетворить все требования сословий пяти герцогств (Верхней и Нижней Австрии, Штирии, Каринтии и Крайны).

В Тироле также были удовлетворены требования ландтага, и этим было восстановлено спокойствие в северной части страны. Однако юг не сложил оружия, настаивая на своих первоначальных требованиях в противовес решениям ландтага, в которых эти требования были смягчены. Лишь в декабре эрцгерцог смог восстановить здесь порядок силой. Он не преминул, конечно, казнить большое количество попавших в его руки зачинщиков и вожаков восстания.

Против Зальцбурга в начале августа двинулось 10000 баварцев под предводительством Георга фон Фрундсберга. Эта внушительная военная сила, а также раздоры, возникшие среди крестьян, побудили зальцбургских повстанцев заключить договор с архиепископом; заключение договора состоялось 1 сентября, и он был принят также и эрцгерцогом. Однако оба князя, успевшие тем временем в достаточной степени усилить свои войска, очень скоро нарушили этот договор, толкнув тем самым зальцбургских крестьян на новое восстание. Восставшие продержались всю зиму; весной к ним прибыл Гейсмайер, который начал блестящую кампанию против надвигающихся со всех сторон войск. В ряде великолепных сражений - в мае и июне 1526 г. - он поочередно разбил баварцев, австрийцев, войска Швабского союза, ландскнехтов архиепископа Зальцбургского и в течение долгого времени препятствовал соединению отдельных вражеских армий. Помимо того он нашел еще время осадить Радштадт. Окруженный, наконец, со всех сторон превосходящими его по численности силами, он вынужден был отступить; ему удалось пробиться из окружения, и он провел остатки своего отряда через австрийские Альпы в Венецианскую область. Венецианская республика и Швейцария послужили этому неутомимому крестьянскому вождю опорными пунктами для новых предприятий; в течение целого года он пытался втянуть их в войну с Австрией, в войну, которая должна была дать ему возможность поднять новое крестьянское восстание. Но во время этих переговоров его настигла рука убийцы; эрцгерцог Фердинанд и архиепископ Зальцбургский не могли быть спокойными, пока был жив Гейсмайер; они наняли бандита, которому в 1527 г. удалось прервать жизнь опасного мятежника.

 

Продолжение следует

К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, изд. 2
том 7

Ф. ЭНГЕЛЬС, КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ГЕРМАНИИ 343-437
ГЛАВА I 346
ГЛАВА II 359
ГЛАВА III 377
ГЛАВА IV 392
ГЛАВА V 397
ГЛАВА VI 422
ГЛАВА VII 432



Категория: Теория | Просмотров: 194 | Добавил: lecturer | Теги: Фридрих Энгельс, марксизм, Политэкономия, крестьянин, история, критика, исторический материализм, Карл Маркс, теория
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Август 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература политика Большевик буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь работы Ленина Лекции поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций экономика китай советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память Сталин вождь писатель боец Аркадий Гайдар Парижская Коммуна учение о государстве научный коммунизм Ленинизм музыка Карл Маркс Биография философия украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война Энгельс МАРКС наука США классовая война коммунисты театр титаны революции Луначарский сатира молодежь песни комсомол профессиональные революционеры Пролетариат Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября социал-демократия поэзия рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция рабочий класс Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино научный социализм рабочее движение история антифа культура империализм исторический материализм капитализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2018