Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [934]
Капитализм [132]
Война [429]
В мире науки [61]
Теория [652]
Политическая экономия [7]
Анти-фа [48]
История [513]
Атеизм [37]
Классовая борьба [343]
Империализм [176]
Культура [978]
История гражданской войны в СССР [170]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [19]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [159]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Сентябрь » 3 » ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ГЕРМАНИИ. ГЛАВА V
08:51

ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ГЕРМАНИИ. ГЛАВА V

ФРИДРИХ ЭНГЕЛЬС. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ГЕРМАНИИ. ГЛАВА V

Томас Мюнцер (радиопостановка)

00:14:01

ФРИДРИХ  ЭНГЕЛЬС

 КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ГЕРМАНИИ

 

ГЛАВА V

продолжение

 

Между тем крестьяне строго соблюдали условия перемирия. Для переговоров в воскресенье Judica они выдвинули свои требования, знаменитые «Двенадцать статей». Они требовали выборности и сменяемости духовных лиц общинами, отмены малой десятины, употребления большой десятины246, за вычетом содержания священнику, на общественные нужды, отмены крепостного состояния, права охоты и рыбной ловли, отмены посмертного побора, сокращения до определенного размера непомерных податей, оброков и барщины, возврата общинам и отдельным лицам насильственно отобранных у них лесов, пастбищ и привилегий, устранения произвола в судах и управлении. Как мы видим, умеренная, соглашательская партия еще значительно преобладала среди крестьянских отрядов. Революционная партия выдвинула свою программу еще раньше в «Статейном письме». Это открытое обращение ко всем крестьянским общинам призывало их вступать в «христианский союз и братство» для уничтожения всех тягот, добром ли, «что, впрочем, невозможно», или силой, и грозило всем упорствующим «светским отлучением», т. е. изгнанием из общества и прекращением всякого общения с членами союза. Светскому отлучению должны были быть подвергнуты также все замки, монастыри и церкви, если только дворяне, попы и монахи не покинут их добровольно, не переселятся в обычные жилища, подобно остальным людям, и не примкнут к христианскому союзу. - Итак, в этом радикальном манифесте, который, очевидно, был составлен до весеннего восстания 1525 г., речь шла прежде всего о революции, о достижении полной победы над еще господствующими классами, а пункт о «светском отлучении» означал лишь, что угнетатели и изменники должны быть перебиты, замки сожжены, монастыри и церкви конфискованы и сокровища их обращены в деньги.

Однако прежде чем крестьяне смогли предложить назначенным третейским судьям свои двенадцать статей, до них дошла весть о нарушении договора со стороны Швабского союза и о приближении войск. Немедленно были приняты меры. В Гейсбёйрене состоялась общая сходка альгауцев, бальтрингенцев и приозерных крестьян. Четыре отряда были слиты, и из них образованы четыре новых колонны; было постановлено конфисковать имения церкви, продавать ее драгоценности в пользу военной кассы и сжигать замки. Таким образом, наряду с официальными двенадцатью статьями «Статейное письмо» сделалось правилом для ведения войны, и воскресенье Judica - день, назначенный для заключения мира, - стало датой всеобщего восстания.

Возраставшее всюду возбуждение, непрерывные местные столкновения крестьян с дворянством, вести о разраставшемся уже в течение шести месяцев восстании в Шварцвальде и о его распространении вплоть до Дуная и Леха - все это и так в достаточной мере объясняет, почему ряд вспыхнувших одно за другим крестьянских восстаний охватил две трети Германии. Самый факт одновременности всех отдельных восстаний доказывает, что во главе движения стояли люди, заранее организовавшие его через посредство анабаптистских и других эмиссаров. В Вюртемберге, на нижнем Неккаре, в Оденвальде, в Нижней и Средней Франконии волнения вспыхнули уже во второй половине марта, но днем всеобщего выступления повсюду заранее было назначено 2 апреля, воскресенье Judica, и решающий взрыв массового восстания повсюду произошел на первой неделе апреля. Также и альгауские, хегауские и приозерные крестьяне, ударив в набат и созвав массовые сходки, призвали 1 апреля всех способных носить оружие мужчин в лагери и вместе с бальтрингенцами начали военные действия против замков и монастырей.

Во Франконии, где движение сосредоточивалось вокруг шести центров, восстание всюду вспыхнуло в первых числах апреля. Около этого времени у Нёрдлингена образовались два крестьянских лагеря; с их помощью в городе одержала верх революционная партия, вождем которой был Антон Форнер. Эта партия провела Форнера в бургомистры и добилась присоединения города к крестьянам. В Ансбахе крестьяне повсеместно восстали с 1 по 7 апреля; отсюда восстание распространилось вплоть до Баварии. В районе Ротенбурга крестьяне взялись за оружие уже 22 марта; в городе Ротенбурге 27 марта власть патрициата была свергнута мелкими бюргерами и плебеями, возглавляемыми Стефаном фон Менцингеном; но так как здесь главным источником городских доходов были как раз крестьянские повинности, то отношение нового правительства к крестьянам было также весьма колеблющимся и двусмысленным. Во владении вюрцбургского соборного капитула247 в начале апреля повсеместно произошло восстание крестьян и мелких городов, а в епископстве Бамбергском всеобщее восстание принудило через пять дней епископа к уступкам. Наконец, на севере, у границы Тюрингии, образовался мощный бильдхаузенский крестьянский лагерь.

В Оденвальде, где во главе революционной партии стояли Вендель Гиплер, дворянин и бывший канцлер графов Гогенлоэ, и Георг Мецлер, трактирщик в Балленберге близ Краутгейма, буря разразилась уже 26 марта. Крестьяне со всех сторон устремились к Тауберу. К ним примкнули также 2000 человек из ротенбургского лагеря. Предводительство принял на себя Георг Мецлер; 4 апреля, после того как прибыли все подкрепления, он двинулся к Шёнтальскому монастырю на Ягсте, где к нему присоединились неккарталъцы. Последние под руководством Йеклейна Рорбаха, трактирщика в Бёккингене близ Хейльбронна, подняли в воскресенье Judica восстание во Флейне, Зонтгейме и других местах, в то время как Вендель Гиплер с отрядом заговорщиков внезапно захватил Эринген и вовлек в движение окрестных крестьян. В Шёнтале обе крестьянские колонны, объединившись в Светлый отряд, приняли двенадцать статей и организовали ряд набегов на замки и монастыри. Светлый отряд насчитывал до 8000 человек, у него были пушки и 3000 ружей. К нему присоединился и франконский рыцарь Флориан Гейер, сформировавший Черный отряд, отборное войско, составленное главным образом из ротенбургских и эрингенских ополченцев.

Военные действия открыл вюртембергский фогт в Неккарсульме, граф Людвиг фон Хельфенштейн. Всех попавших в его руки крестьян он приказал тотчас перебить. Светлый отряд выступил ему навстречу. Резня, учиненная графом, а также только что полученная весть о поражении лейпгеймского отряда, казни Якоба Вее и зверствах Трухзесса ожесточили крестьян. Хельфенштейн, укрывшийся в Вейнсберге, подвергся здесь нападению. Флориан Гейер взял штурмом замок, после более продолжительной битвы был взят и город; граф Людвиг и несколько рыцарей были захвачены в плен. На другой день, 17 апреля, Йеклейн Рорбах с несколькими наиболее решительными людьми из отряда судил пленных и приговорил четырнадцать из них во главе с Хельфенштейном к самой позорной смерти, какой они только могли быть преданы: их прогнали сквозь пики. Взятие Вейнсберга и террористическая месть Йеклейна Рорбаха Хельфенштейну оказали должное действие на дворянство. Графы Лёвенштейны примкнули к крестьянскому союзу; графы Гогенлоэ, которые присоединились к нему уже раньше, но до сих пор не оказывали ему никакой помощи, немедленно прислали требуемые оружие и порох.

Предводители стали совещаться по поводу того, не следует ли пригласить в качестве военачальника Гёца фон Берлихингена, «так как он мог бы привлечь на сторону крестьян дворянство». Предложение встретило сочувствие; но Флориан Гейер, увидевший в этом настроении крестьян и предводителей начало реакции, отделился после этого со своим Черным отрядом от Светлого отряда и, действуя на свой собственный страх и риск, прошел сначала область Неккара, а потом вюрцбургскую территорию, всюду разрушая замки и поповские гнезда.

Остальная часть отряда двинулась сначала на Хейльбронн. В этом мощном вольном имперском городе, как и почти повсюду, патрициату противостояли оппозиция бюргеров и революционная оппозиция. Последняя, действуя по тайному соглашению с крестьянами, уже 17 апреля открыла во время замешательства городские ворота Георгу Мецлеру и Йеклейну Рорбаху. Крестьянские вожаки со своими людьми овладели городом, который был принят в братство, дал 1200 гульденов деньгами и выставил небольшой отряд добровольцев. Разграблению подверглись лишь имущество духовенства и владения командоров Тевтонского ордена248. 22 апреля крестьяне покинули город, оставив там небольшой гарнизон. Хейльбронн должен был стать центром для различных отрядов. И действительно, последние прислали сюда своих делегатов, для того чтобы договориться о совместных действиях и общих требованиях крестьянства. Однако бюргерская оппозиция и соединившийся с нею со времени прихода крестьян патрициат снова получили преобладание в городе и стали препятствовать каким-либо решительным шагам, дожидаясь лишь приближения княжеских войск, чтобы окончательно предать крестьян.

Крестьяне двинулись к Оденвальду. 24 апреля Гёц фон Берлихинген, который всего за несколько дней до того предлагал свои услуги сначала курфюрсту Пфальцскому, потом крестьянам, затем опять курфюрсту, вынужден был вступить в евангелическое братство и принять на себя главное командование над Лучезарно-светлым отрядом (в противовес Черному отряду Флориана Гейера). Но в то же время Гёц являлся пленником крестьян, которые с недоверием следили за каждым его шагом и поставили его в зависимость от совета вожаков, без которого он не мог ничего предпринять. Гёц и Мецлер двинулись теперь с массой крестьян через Бухен в Аморбах, где они пробыли от 30 апреля до 5 мая, подняв восстание на всей майнцской территории. Дворяне всюду были принуждены примкнуть к крестьянам, и это спасло их замки; разграблены и сожжены были лишь монастыри. Отряд явным образом все более разлагался; наиболее энергичные люди ушли вместе с Флорианом Гейером или Йеклейном Рорбахом, который после занятия Хейльбронна также отделился, очевидно, в силу того, что он, судья графа Хельфенштейна, не мог долее оставаться при отряде, искавшем соглашения с дворянством. Это настойчивое стремление к соглашению с дворянством уже само по себе являлось признаком деморализации. Вскоре после этого Вендель Гиплер выдвинул весьма разумный план реорганизации отряда: он посоветовал брать на службу ежедневно предлагавших свои услуги ландскнехтов и не обновлять, как это делалось, ежемесячно личный состав отряда, привлекая новые и отпуская старые контингенты, а оставить однажды уже призванный к оружию и до известной степени обученный состав. Но собрание общины отвергло оба предложения; крестьяне стали уже заносчивыми, на всю войну они начали смотреть как на поход за добычей, а потому конкуренция ландскнехтов им мало улыбалась и, с другой стороны, им нужна была возможность возвращаться домой, как только будут наполнены их карманы. В Аморбахе дело дошло даже до того, что хейльброннский советник Ганс Берлин заставил предводителей и советников отряда принять «Объяснение двенадцати статей», документ, в котором были сглажены последние острые пункты двенадцати статей, а крестьяне выставлялись в виде смиренных просителей.

Однако на этот раз крестьянам это показалось уже чрезмерным; они шумно отвергли «Объяснение» и настояли на первоначальном тексте статей.

Между тем в епископстве Вюрцбургском в ходе событий наступил решительный поворот.

Епископ, который при первой вспышке крестьянского восстания в начале апреля укрылся в укрепленный замок Фрауэнберг у Вюрцбурга и повсюду разослал письма, тщетно взывая о помощи, вынужден был, наконец, пойти на временные уступки. 2 мая был открыт ландтаг, в котором приняли участие и представители крестьян. Но, прежде чем мог быть достигнут какой-нибудь результат, были перехвачены письма, доказывавшие изменнические происки епископа. Ландтаг немедленно разошелся, и начались  военные действия между восставшими горожанами и крестьянами, с одной стороны, и людьми епископа - с другой. Сам епископ 5 мая бежал в Гейдельберг; на другой же день в Вюрцбург прибыл Флориан Гейер с Черным отрядом, а вместе с ним франконский тауберский отряд, образовавшийся из мергентгеймских, ротенбургских и ансбахских крестьян. 7 мая явился и Гёц фон Берлихинген с Лучезарно-светлым отрядом, и началась осада Фрауэнберга.

В Лимпурге, а также в районе Эльвангена и Халля уже в конце марта и начале апреля образовался другой - гайльдорфский, или Простой светлый отряд. Он действовал чрезвычайно решительно, поднял восстание во всей области, сжег много монастырей и замков, среди них и замок Гогенштауфен, заставил всех крестьян присоединиться к отряду и принудил всех дворян и даже имперских кравчих Лимпургов вступить в христианское братство. В начале мая отряд вторгся в Вюртемберг, но был вынужден уйти обратно. Немецкий партикуляризм, порожденный делением на мелкие государства, так же мало допускал в то время, как и в 1848 г., совместные действия революционеров, принадлежавших к разным государствам.

Гайльдорфский отряд, чьи действия оказались ограниченными небольшой территорией, неизбежно должен был распасться, после того как восставшими было сломлено всякое сопротивление на этой территории. Они заключили соглашение с городом Гмюндом и, оставив лишь 500 вооруженных крестьян, разошлись.

В Пфальце, на обоих берегах Рейна, крестьянские отряды образовались к концу апреля.

Они разрушили много замков и монастырей и 1 мая овладели Нёйштадтом на Хаардтском плато, после того как переправившиеся с другого берега брухрейнцы днем ранее принудили Шпейер к заключению договора. Маршал фон Хаберн, располагавший лишь небольшим курфюршеским войском, ничего не смог предпринять против восставших крестьян, и поэтому курфюрст вынужден был 10 мая заключить с ними договор, гарантировав им, что будет созван ландтаг, который облегчит их тяготы.

Наконец, в Вюртемберге восстание еще раньше вспыхнуло в отдельных местностях. На Урахском нагорье крестьяне уже в феврале заключили союз против попов и господ, а в конце марта поднялись крестьяне Блаубёйрена, Ураха, Мюнзингена, Балингена и Розенфельда. У Гёппингена на территорию Вюртемберга вступили гайльдорфцы, у Браккенгейма вторгся Йеклейн Рорбах, у Пфуллингена - остаток разбитого лейпгеймского отряда; они подняли на восстание сельское население. Серьезные волнения начались и в других местностях, Уже 6 апреля крестьянам должен был сдаться Пфуллинген. Правительство австрийского эрцгерцога находилось в чрезвычайно затруднительном положении. У него совсем не было денег и имелось очень мало войск. Города и замки находились в самом жалком состоянии: у них не было ни гарнизонов, ни снаряжения. Даже Асперг был почти совершенно беззащитен.

Попытка правительства стянуть городские ополчения и двинуть их против крестьян немедленно привела к его поражению. 16 апреля ботварское ополчение отказалось выступить и, вместо того чтобы идти к Штутгарту, направилось к Вунненштейну у Ботвара (То же, что Грос-Ботвар. Ред.), образовав там ядро быстро растущего лагеря из бюргеров и крестьян. В тот же день восстание вспыхнуло в Цабергау; Маульброннский монастырь подвергся разграблению; ряд других монастырей и замков был совершенно опустошен. Из соседнего Брухрейна к крестьянам пришли подкрепления.

Во главе отряда, собравшегося на Вунненштейне, встал Матерн Фёйербахер, городской советник в Ботваре, один из вождей бюргерской оппозиции, который, однако, настолько был замешан в движении, что должен был идти вместе с крестьянами. Тем не менее он все время держался весьма умеренно, препятствовал применению по отношению к замкам требований «Статейного письма» и всюду стремился играть роль посредника между крестьянами и умеренными бюргерами. Он помешал соединению вюртембержцев с Лучезарно-светлым отрядом; именно он побудил позднее гайльдорфцев уйти из Вюртемберга. Из-за своих бюргерских тенденций 19 апреля он был смещен, но уже на следующий день его снова назначили военачальником. Его считали незаменимым, и даже когда 22 апреля к вюртембержцам присоединился Йеклейн Рорбах с 200 решительных людей, последнему пришлось оставить Фёйербахера на его посту, ограничившись лишь тщательным надзором за его действиями.

18 апреля правительство попыталось вступить в переговоры с крестьянами, расположившимися на Вунненштейне. Крестьяне настаивали на том, чтобы оно приняло двенадцать статей, на что, разумеется, правительственные уполномоченные не могли пойти. Тогда отряд двинулся в поход. 20 числа он находился в Лауффене, где предложения представителей правительства были отклонены в последний раз. 22-го отряд, численностью в 6000 человек, расположился в Битиггейме, угрожая Штутгарту. Большинство членов штутгартского совета бежало, и +во главе управления был поставлен комитет из горожан? Горожане были расколоты на те же партии, как и повсюду: на патрициат, бюргерскую оппозицию и революционных плебеев.

Последние открыли 25 апреля крестьянам ворота, и Штутгарт был немедленно занят. Здесь была окончательно установлена организация Светлого христианского отряда, как стали теперь называть себя вюртембергские повстанцы, и выработаны твердые правила относительно жалованья, раздела добычи, снабжения и т. д. К крестьянам примкнул небольшой отряд штутгартцев во главе с Тёйсом Гербером.

29 апреля Фёйербахер выступил со всем отрядом против вторгшихся на территорию Вюртемберга вплоть до Шорндорфа гайльдорфцев, принял всю местность в союз и на этом основании принудил гайльдорфцев вернуться обратно. Таким путем он помешал опасному усилению в своем отряде революционных элементов, во главе которых стоял Рорбах, что имело бы место в случае слияния с неукротимыми гайльдорфцами. Получив известия о приближении Трухзесса, он двинулся из Шорндорфа навстречу последнему и 1 мая расположился лагерем у Кирхгейма на реке Тек.

Мы изобразили, таким образом, возникновение и развитие восстания в той части Германии, которую мы должны рассматривать как арену действия первой группы крестьянских отрядов. Прежде чем перейти к остальным группам (в Тюрингии и Гессене, Эльзасе, Австрии и Альпах), мы должны описать поход Трухзесса, в течение которого он, действуя сначала один, потом при поддержке различных князей и городов, уничтожил эту первую группу повстанцев.

Мы покинули Трухзесса у Ульма, куда он устремился в конце марта, оставив у Кирхгейма на реке Тек наблюдательный отряд под начальством Дитриха Шпета. Корпус Трухзесса, - численность которого после включения в него сосредоточенных в Ульме союзных подкреплений составляла почти 10000 человек, из коих 7200 были пехотинцы, - являлся единственным войском, пригодным для наступательной войны против крестьян. Подкрепления стягивались в Ульм чрезвычайно медленно, отчасти вследствие трудности вербовки в охваченных восстанием местностях, отчасти из-за отсутствия денег у правительств, отчасти потому, что наличные немногочисленные войска повсюду были более чем необходимы для обороны замков и городов. Мы уже видели, какими небольшими военными силами располагали князья и города, не принадлежавшие к Швабскому союзу. Все зависело, таким образом, от успехов Георга Трухзесса и его союзной армии.

Трухзесс обратился сначала против бальтрингенского отряда, который начал тем временем опустошать замки и монастыри в районе Рида. Крестьяне, отступившие при приближении союзных войск, были путем обхода вытеснены из болот, перешли через Дунай и бросились в ущелья и леса Швабского Альба. Здесь, где конница и артиллерия, составлявшие главную силу союзной армии, ничего не могли против них сделать, Трухзесс прекратил их преследование. Он двинулся против лейпгеймцев, из которых 5000 человек находились у Лейпгейма, 4000 - в Миндельтале и 6000 - у Иллертиссена; они подняли восстание во всей области, разрушали замки и монастыри и готовились двинуться всеми тремя колоннами на Ульм. Здесь, повидимому, крестьяне также были уже охвачены известной деморализацией, уничтожившей боеспособность отряда, ибо Якоб Вее с самого начала пытался вступить с Трухзессом в переговоры. Однако последний, располагая достаточными военными силами, ни на какие переговоры больше не шел и, напав 4 апреля на основное ядро отряда у Лейпгейма, разбил его наголову. Якоб Bee и Ульрих Шён, а также два других крестьянских вожака были взяты в плен и обезглавлены; Лейпгейм капитулировал, и после нескольких набегов в окрестностях весь округ был покорен.

Новый мятеж ландскнехтов, вызванный жаждой грабежа и желанием получить дополнительную плату, снова задержал Трухзесса до 10 апреля. Затем он двинулся на юго-запад против бальтрингенцев, которые тем временем напали на его владения Вальдбург, Цейль и Вольфегг и осадили его замки. И здесь он застал силы крестьян раздробленными и разбил их 11 и 12 апреля по частям в нескольких сражениях, в результате которых бальтрингенский отряд также был совершенно рассеян. Остатки его под начальством попа Флориана отступили к месту расположения приозерного отряда. Против последнего и обратился теперь Трухзесс. Приозерный отряд, который за это время не только предпринял ряд набегов, но и заставил примкнуть к братству города Буххорн (Фридрихсхафен) и Вольматинген, созвал 13 апреля в монастыре Залем большой военный совет, принявший решение идти навстречу Трухзессу. Немедленно всюду стали бить в набат, и в берматингенском лагере собралось 10000 человек, к которым присоединились также разбитые бальтрингенцы. 15 апреля крестьяне выдержали удачный бой о Трухзессом, который, не желая рисковать здесь своей армией в генеральном сражении, предпочел начать переговоры, тем более что он узнал о приближении альгауского и хегауского отрядов. Поэтому 17 апреля он заключил в Вейнгартене с приозерными и бальтрингенскими крестьянами с виду довольно выгодный для них договор, на который они, не задумываясь, согласились. Он добился даже того, что этот договор приняли также делегаты верхнеальгауских и нижнеальгауских крестьян, и затем отступил в Вюртемберг.

Хитрость Трухзесса спасла его здесь от верной гибели. Если бы он не сумел одурачить неустойчивых, ограниченных и в большинстве своем уже деморализованных крестьян и их большей частью неспособных, трусливых и продажных вожаков, то он был бы со своим небольшим войском окружен четырьмя колоннами, насчитывавшими вместе самое меньшее 25-30 тысяч человек, и безусловно уничтожен. Но ограниченность его врагов - ограниченность, неизбежная у крестьянских масс, - позволила ему ускользнуть из их рук как раз в такой момент, когда они могли бы одним ударом закончить всю войну, по крайней мере в Швабии и Франконии. Приозерные крестьяне с такой пунктуальностью соблюдали договор, посредством которого они, разумеется, оказались в конечном счете жестоко обманутыми, что впоследствии подняли оружие на своих же собственных союзников - хегауских крестьян; альгауские крестьяне, вовлеченные в предательскую сделку своими вожаками, правда, тотчас же отреклись от договора, но Трухзесс тем временем уже был вне опасности.

Хегауские крестьяне, хотя они и не подписывали Вейнгартенского договора, дали вслед за тем новое доказательство беспредельной местной ограниченности и упрямого провинциализма, которые погубили всю Крестьянскую войну. Когда Трухзесс после безрезультатных переговоров с ними направился в Вюртемберг, они последовали за ним, все время оставаясь у него во фланге; однако им не пришло в голову соединиться с вюртембергским Светлым христианским отрядом, и притом только на том основании, что вюртембержцы и неккартальцы однажды отказали им в помощи. Поэтому, когда Трухзесс отошел достаточно далеко от их родных мест, они преспокойно повернули назад и двинулись на Фрейбург.

Мы расстались с вюртембержцами, под начальством Матерна Фёйербахера, у Кирхгейма на реке Тек, откуда оставленный Трухзессом наблюдательный отряд под начальством Дитриха Шпета отступил к Ураху. После неудачной попытки взять Урах Фёйербахер повернул к Нюртингену и разослал всем соседним повстанческим отрядам письма с просьбой о подкреплениях для решающей битвы. И действительно, значительные подкрепления прибыли как из вюртембергской равнины, так и из Гёя. В частности гёйские крестьяне, примкнувшие к остаткам лейпгеймского отряда, которые отступили к западному Вюртембергу, и поднявшие восстание по всей долине верхнего Неккара и Нагольда вплоть до Бёблингена и Леонберга, выступили двумя сильными отрядами и 5 мая соединились с Фёйербахером в Нюртингене. Трухзесс столкнулся с соединенными отрядами у Бёблингена. Их численность, их артиллерия и выбранная ими позиция привели его в замешательство; прибегнув к своему обычному методу, он немедленно начал с крестьянами переговоры и заключил с ними перемирие. Как только их бдительность была таким путем усыплена, он 12 мая внезапно напал на них во время перемирия и заставил принять генеральное сражение. Крестьяне долго и мужественно сопротивлялись, пока, наконец, Бёблинген не был сдан Трухзессу в результате предательства бюргеров. Левый фланг крестьян, лишившийся вследствие этого своей опоры, был смят и обойден. Это решило исход сражения. Недисциплинированные крестьяне пришли в расстройство и вскоре обратились в паническое бегство; тот, кто не был убит или взят в плен союзной конницей, бросал оружие и спешил вернуться домой. Светлый христианский отряд был совершенно рассеян, а вместе с ним было подавлено и все вюртембергское повстанческое движение. Тёйс Гербер укрылся в Эслингене, Фёйербахер бежал в Швейцарию, Йеклейна Рорбаха взяли в плен и таскали в цепях до прибытия в Неккаргартах, где по приказанию Трухзесса его привязали к столбу и, обложив дровами, живьем зажарили на медленном огне. Сам Трухзесс, пируя тут же вместе со своими рыцарями, услаждался этим рыцарским зрелищем.

Из Неккаргартаха Трухзесс, вторгнувшись в Крайхгау, поддержал операции курфюрста Пфальцского. Последний, набрав тем временем войска, по получении известий об успехах Трухзесса немедленно нарушил договор с крестьянами, напал 23 мая на Брухрейн, взял после упорного сопротивления Мальш и сжег его, разграбил ряд деревень и занял Брухзаль. В это же время Трухзесс захватил Эппинген, взяв в плен тамошнего вождя движения Антона Эйзенхута, который был по приказу курфюрста немедленно же казнен вместе с дюжиной других крестьянских вожаков. Брухрейн и Крайхгау были, таким образом, усмирены и должны были заплатить около 40000 гульденов контрибуции. Оба войска - отряд Трухзесса, сократившийся в результате предыдущих сражений до 6000 человек, и отряд курфюрста (6500 человек) - соединились и двинулись против оденвальдцев.

Весть о поражении под Бёблингеном вызвала повсюду смятение среди повстанцев. Те вольные имперские города, которые подпали под стеснительную опеку крестьян, неожиданно почувствовали облегчение. Хейльбронн первый сделал шаг к примирению с Швабским союзом. В Хейльбронне находилась крестьянская канцелярия и заседали делегаты различных отрядов, обсуждая предложения, которые должны были быть сделаны императору и империи от имени всех восставших крестьян. Эти совещания, призванные привести к общим, имеющим значение для всей Германии результатам, еще раз показали, что ни одно из сословий, в том числе и крестьянство, не достигло достаточной зрелости, чтобы, исходя из своей собственной позиции, все немецкие порядки перестроить по-новому. Сразу же выяснилось, что для этой цели необходимо было привлечь дворянство и, в особенности, горожан. Благодаря этому руководящая роль в обсуждении этих вопросов перешла в руки Венделя Гиплера. Из всех вождей движения Вендель Гиплер правильнее всего понимал существующее положение вещей. Он не был ни революционером с широким кругозором, как Мюнцер, ни представителем крестьян, как Мецлер и Рорбах. Его многосторонний опыт и практическое знание положения, которое занимали отдельные сословия по отношению друг к другу; не позволяли ему сделаться выразителем интересов какого-либо одного из участвовавших в движении сословий в противовес другим.

Подобно тому как Мюнцер - в качестве представителя того класса, который стоял вне всяких существовавших до того времени официальных общественных связей и являлся зародышем пролетариата, - возвысился до предчувствия коммунизма, точно так же и Вендель Гиплер, представитель, так сказать, средней равнодействующей всех прогрессивных элементов нации, пришел к предчувствию современного буржуазного общества. Правда, защищаемые им принципы и выдвигаемые им требования не представляли собой чего-то непосредственно возможного, но они воплотили в себе, хотя и в несколько идеализированном виде, необходимые результаты происходившего разложения феодального общества, и крестьяне, как только они задались целью составить проекты законов для всей империи, неизбежно должны были стать на эту точку зрения. В результате централизация, которую требовали крестьяне, обрела здесь, в Хейльбронне, более определенные очертания, хотя в этом виде она и бесконечно отличалась от представлений о ней крестьян. Так, например, она была значительно уточнена во всем, что касалось установления единства монеты, мер и весов, отмены внутренних таможенных пошлин и т. д., словом, требований, которые гораздо более отвечали интересам городских бюргеров, чем крестьян. Так, и дворянству были сделаны уступки, весьма приближавшиеся к современным выкупам и ведущие в конечном счете к превращению феодальной земельной собственности в буржуазную. Короче говоря, как только крестьянские требования были сведены к проекту «имперской реформы», они неизбежно оказались подчиненными, если не текущим требованиям бюргеров, то их конечным интересам.

В то время как в Хейльбронне еще обсуждалась эта имперская реформа, автор «Объяснения двенадцати статей» Ганс Берлин уже выехал навстречу Трухзессу, чтобы от имени патрициата и бюргерства начать переговоры о сдаче города. Измена была поддержана происками реакции в самом городе; Вендель Гиплер и крестьяне должны были бежать. Гиплер отправился в Вейнсберг, где попытался собрать остатки вюртембержцев и тех немногих гайльдорфцев, которые находились еще в боевой готовности. Но приближение курфюрста Пфальцского и Трухзесса заставило его уйти и отсюда, и он должен был отправиться в Вюрцбург, чтобы всколыхнуть Лучезарно-светлый отряд. Тем временем союзные и курфюршеские войска покорили всю область Неккара, заставили крестьян вновь принести присягу, сожгли множество деревень, перебили и перевешали всех попавших им в руки беглых крестьян. В отмщение за казнь Хельфенштейна Вейнсберг был сожжен дотла.

Между тем соединившиеся у Вюрцбурга крестьянские отряды осадили Фрауэнберг; 15 мая, еще прежде чем была пробита брешь, они произвели храбрый, но оказавшийся безрезультатным штурм крепости. 400 лучших воинов, принадлежавших большей частью к отряду Флориана Гейера, полегли во рвах мертвыми или ранеными. Два дня спустя, 17 мая, прибыл Вендель Гиплер и созвал военный совет. Он предложил оставить под Фрауэнбергом только 4000 человек, а со всеми главными силами, численностью до 20000 человек, расположиться на глазах у Трухзесса лагерем у Краутгейма на Ягсте, куда могли быть стянуты все подкрепления. План был превосходен: лишь собрав всю массу повстанцев и опираясь на численное превосходство, можно было надеяться разбить княжеское войско, численность которого достигла теперь 13000 человек. Но деморализация и упадок духа у крестьян были уже слишком велики, чтобы можно было предпринять какие-либо решительные действия. Гёц фон Берлихинген, который вскоре открыто повел себя как предатель, также, повидимому, немало сделал для того, чтобы удержать отряд на месте; в результате план Гиплера так и не был приведен в исполнение. Вместо этого отряды, как и прежде, остались разобщенными. Лучезарно-светлый отряд двинулся лишь 23 мая, после того как франконцы обещали возможно скорее последовать за ним. 26 числа весть о том, что маркграф (- Казимир Бранденбургский, владевший княжествами Ансбах и Байрёйт. Ред.) начал военные действия против крестьян, заставила возвратиться домой стоявший у Вюрцбурга небольшой ансбахский отряд. Оставшаяся часть осадного войска вместе с Черным отрядом Флориана Гейера заняла позиции у Хейдингсфельда, недалеко от Вюрцбурга.

Лучезарно-светлый отряд прибыл в Краутгейм 24 мая в малобоеспособном состоянии.

Здесь многие крестьяне, узнав, что их деревни тем временем принесли присягу Трухзессу, разошлись под этим предлогом по домам. Отряд двинулся дальше к Неккарсульму и здесь вступил 28 мая в переговоры с Трухзессом. В то же время были разосланы гонцы к франконцам, эльзасцам и шварцвальд-хегауским крестьянам с призывом немедленно прислать подкрепления. Из Неккарсульма Гёц двинулся обратно к Эрингену. Отряд таял с каждым днем; во время этого перехода исчез и сам Гёц фон Берлихинген; он ускакал домой, вступив еще раньше через посредство своего старого товарища по оружию Дитриха Шпета в переговоры с Трухзессом относительно своего перехода к последнему. У Эрингена ложные известия о приближении врага в одно мгновение привели беспомощную и упавшую духом массу в состояние панического страха; отряд разбежался в полном беспорядке, и лишь с большим трудом Мецлеру и Венделю Гиплеру удалось удержать около 2000 человек, которых они повели снова к Краутгейму. Тем временем появилось и франконское ополчение, числом в 5000 человек. Но, продвигаясь через Лёвенштейн к Эрингену обходным путем, указанным Гёцом, очевидно, в предательских целях, оно разошлось со Светлым отрядом и направилось к Неккарсульму. Этот городок, занятый несколькими подразделениями Лучезарно-светлого отряда, был осажден Трухзессом. Франконцы подошли к нему ночью и увидели огни союзного лагеря; но у их предводителей не хватило мужества отважиться на нападение, и они отступили обратно к Краутгейму, где, наконец, и застали остатки Лучезарно-светлого отряда. Не дождавшись помощи, Неккарсульм сдался 29 мая союзным войскам. Трухзесс приказал немедленно казнить тринадцать крестьян и двинулся навстречу Светлому отряду, подвергая всю местность огню и мечу, грабежам и убийствам. Его путь в долинах Неккара, Кохера и Ягста повсюду был отмечен пепелищами и повешенными на деревьях крестьянами.

У Краутгейма союзное войско настигло крестьян, которые, вследствие флангового движения Трухзесса, должны были отступить к Кёнигсхофену на Таубере. Здесь они, в количестве 8000 человек с 32 пушками, и заняли позицию. Трухзесс приблизился к ним под прикрытием холмов и леса и, двинув вперед обходные колонны, обрушился на них 2 июня с таким численным перевесом и такой энергией, что крестьяне, несмотря на упорнейшее, длившееся до наступления ночи сопротивление многих групп, были совершенно разбиты и рассеяны. Как и всегда, главную роль в разгроме войска повстанцев сыграла союзная конница, прозванная «крестьянской смертью»; бросившись на расстроенных уже артиллерийской канонадой, ружейным огнем и атаками копейщиков крестьян, она совершенно рассеяла их и затем уничтожила поодиночке. О том, какого рода войну вели Трухзесс и его конница, лучше всего свидетельствует судьба 300 кёнигсхофенских горожан, находившихся в крестьянском войске. Во время битвы все они, за исключением пятнадцати человек, были изрублены, а из уцелевших пятнадцати четверо было потом обезглавлено.

Покончив таким образом с оденвальдцами, неккартальцами и нижнефранконцами, Трухзесс посредством разбойничьих набегов, сожжения целых деревень, бесчисленных казней усмирил всю окрестную местность и затем двинулся на Вюрцбург. В пути он узнал, что второй франконский отряд, под начальством Флориана Гейера и Грегора фон Бург-Бернхейма, стоит у Зульцдорфа, и немедленно двинулся против этого отряда.

Со времени неудачного штурма Фрауэнберга Флориан Гейер был занят главным образом переговорами с князьями и городами относительно вступления их в крестьянское братство, в частности переговорами с городом Ротенбургом и с маркграфом Казимиром, правителем Ансбаха. Известие о поражении при Кёнигсхофене заставило его немедленно вернуться. С его отрядом соединился возглавляемый Грегором фон Бург-Бернхеймом ансбахский отряд, который образовался совсем недавно. Маркграфу Казимиру, действовавшему в чисто гогенцоллернском стиле, удавалось частично путем обещаний, частично путем угрозы применения военной силы сдерживать крестьянское восстание в своих владениях. Он соблюдал строгий нейтралитет по отношению ко всем чужим отрядам, пока в их рядах не было ни одного ансбахского подданного, и стремился обратить ненависть крестьян главным образом против церковных учреждений, рассчитывая в конечном счете обогатиться путем конфискации их имущества. При этом он не переставал вооружаться и выжидал удобного случая. Едва только пришло известие о сражении при Бёблингене, как он немедленно же начал военные действия против своих мятежных крестьян, разграбил и сжег их деревни и многих из них приказал повесить и перебить. Однако крестьяне быстро собрали силы и под предводительством Грегора фон Бург-Бернхейма разбили маркграфа 29 мая при Виндсгейме. Они еще преследовали его, когда до них дошел призыв о помощи попавших в беду оденвальдцев, и они немедленно двинулись к Хейдингсфельду, а отсюда вместе с Флорианом Гейером снова к Вюрцбургу (2 июня). Не имея никаких вестей от оденвальдцев, они оставили здесь 5000 крестьян и с 4000 человек - остальные разбежались - двинулись по следам других отрядов. Уверенные в своей безопасности вследствие ложных сведений об исходе битвы при Кёнигсхофене, они были застигнуты врасплох Трухзессом при Зульцдорфе и разбиты им наголову. Как обычно, всадники и ландскнехты Трухзесса устроили страшную кровавую баню. Флориан Гейер собрал остатки своего Черного отряда в количестве 600 человек и пробился с ними к деревне Ингольштадт. 200 человек заняли церковь и кладбище, 400 - замок. Отряд преследовали солдаты курфюрста Пфальцского: колонна в 1200 человек заняла деревню и подожгла церковь; те, кто не погибли в пламени, были перебиты. Затем нападавшие пробили брешь в ветхой стене замка и попытались взять его приступом. Дважды отбитые крестьянами, укрывшимися за второй внутренней стеной, они разрушили пушечным огнем и эту стену и в третий раз принялись штурмовать замок, на этот раз успешно. Половина людей Флориана Гейера была изрублена, с последними двумя сотнями ему удалось спастись. Но уже на следующий день (духов день) его убежище было открыто; пфальцские солдаты окружили лес, в котором он скрывался, и перебили весь отряд.

За эти два дня было взято всего-навсего 17 пленных. Флориану Гейеру с несколькими наиболее отважными смельчаками опять удалось пробиться и направиться к гайльдорфцам, которые вновь образовали отряд в 7000 человек. Но по прибытии к ним он обнаружил, что большая часть отряда под влиянием поступавших со всех сторон удручающих известий снова рассеялась. Он попытался собрать крестьян, рассеявшихся в лесу, но был 9 июня застигнут врасплох неприятельским отрядом у Халля и пал в бою.

Трухзесс, который уже после победы при Кёнигсхофене немедленно подал весть о себе осажденным во Фрауэнберге, двинулся теперь на Вюрцбург. Городской совет вступил с ним в тайный сговор, в результате чего союзное войско смогло ночью 7 июня окружить город вместе с находившимися в нем 5000 крестьянами и на следующее утро вступить в него через открытые советом ворота, даже не обнажив мечей. Благодаря этой измене вюрцбургских «благородных» горожан последний франконский крестьянский отряд был разоружен и все его предводители были взяты в плен. Трухзесс приказал тотчас же обезглавить 81 человека. В Вюрцбург один за другим съезжались различные франконские князья: прибыл сам епископ Вюрцбургский, а также епископ Бамбергский и маркграф Бранденбург- Ансбахский. Милостивые господа распределили между собой роли. Трухзесс отправился вместе с епископом Бамбергским, который тотчас же нарушил заключенный со своими крестьянами договор и отдал свою страну на растерзание неистовым ордам убийц и поджигателей, составлявших союзную армию. Маркграф Казимир занялся опустошением своих собственных владений. Тейнинген был сожжен; бесчисленное количество деревень было разграблено или предано огню; при этом в каждом городе маркграф творил кровавый суд. В Нёйштадте на реке Айш по его приказанию было обезглавлено 18, в Маркт-Бюргеле-43 мятежника. Отсюда он отправился в Ротенбург, где патрициат уже успел произвести контрреволюционный переворот и арестовать Стефана фон Менцингена. Ротенбургские мелкие бюргеры и плебеи должны были теперь жестоко расплатиться за свое столь двусмысленное поведение по отношению к крестьянам, за то, что они до последнего момента отказывали им в какой бы то ни было помощи, за то, что, побуждаемые узколобым местным эгоизмом, они добивались подавления деревенского ремесла в интересах городских цехов и только против воли отказались от тех доходов, которые город получал за счет феодальных повинностей крестьян.

Маркграф приказал обезглавить из них 16 человек и в первую очередь, конечно, Менцингена. - Епископ Вюрцбургский подобным же образом прошел свою область, грабя и предавая все огню и мечу. Во время своего победоносного шествия он казнил 256 мятежников и по возвращении в Вюрцбург увенчал свои подвиги тем, что обезглавил еще 13 вюрцбургских горожан.

В Майнцском архиепископстве наместник, епископ Вильгельм Страсбургский, восстановил спокойствие, не встретив сопротивления. Он предал казни лишь четверых. На Рейнгау, где также происходили волнения, но все давно разошлись по домам, уже после этого совершил нападение Фровен фон Гуттен, двоюродный брат Ульриха; он внес окончательное «успокоение» казнью 12 зачинщиков. Во Франкфурте, который также пережил значительные революционные волнения, недовольство было сдержано сначала уступчивостью совета, позднее -навербованными войсками. В Рейнском Пфальце после нарушения договора курфюрстом снова собралось около 8000 крестьян, которые опять принялись жечь монастыри и замки; однако архиепископ Трирский пришел на помощь маршалу фон Хаберну, и уже 23 июня при Пфеддерсгейме крестьяне были разбиты. Ряд свирепых мер (в одном только Пфеддерсгейме было казнено 82 человека) и занятие Вейсенбурга 7 июля положили конец восстанию и здесь.

Из всех отрядов непобежденными оставались теперь только два: хегау-шварцвальдский и альгауский. С ними обоими вел интриги эрцгерцог Фердинанд. Подобно маркграфу Казимиру и другим князьям, пытавшимся использовать восстание для захвата церковных земель и княжеств, эрцгерцог стремился использовать его для усиления могущества австрийского дома. Он вступил в переговоры с предводителем альгауского отряда Вальтером Бахом и хегауского - Гансом Мюллером из Бульгенбаха с целью побудить крестьян высказаться за присоединение к Австрии; однако, хотя оба вожака и оказались продажными, они смогли добиться от своих отрядов лишь того, что альгауские крестьяне заключили с эрцгерцогом перемирие и стали соблюдать по отношению к Австрии нейтралитет.

Хегауцы во время своего отступления из Вюртемберга разрушили ряд замков и стянули к себе подкрепления из владений маркграфа Баденского. 13 мая они двинулись на Фрейбург, 18-го начали его обстрел и 23-го, после того как город капитулировал, вошли в него с развевающимися знаменами. Отсюда они выступили против Штоккаха и Радольфцелля и в течение долгого времени безуспешно вели мелкую войну с гарнизонами этих городов. Оба города, а также дворянство и другие окрестные города призвали на помощь, на основании Вейнгартенского договора, приозерных крестьян, и бывшие повстанцы из приозерного отряда в количестве 5000 человек двинулись против своих союзников. Настолько сильна была местная ограниченность этих крестьян! Так поступить отказалось лишь 600 человек, которые хотели примкнуть к хегауским крестьянам, но их перебили. Между тем хегауский отряд, побуждаемый подкупленным Гансом Мюллером из Бульгенбаха, уже снял осаду; за этим немедленно последовало бегство Ганса Мюллера, и большая часть отряда разошлась. Оставшиеся укрепились на Хильцингенском склоне, где и были 16 июля разбиты и уничтожены стянутыми тем временем войсками. При посредничестве швейцарских городов с хегаускими крестьянами был заключен договор; это не помешало, однако, властям арестовать в Лауфенбурге Ганса Мюллера и, несмотря на его предательство, обезглавить его. В Брейсгау от крестьянского союза отпал теперь и Фрейбург (17 июля), пославший против крестьян войска; однако и здесь благодаря слабости княжеских военных сил 18 сентября был заключен договор в Оффенбурге249, условия которого были распространены и на Зундгау. Восемь шварцвальдских объединений и клетгауские крестьяне, которые еще не были разоружены, подняли новое восстание, вызванное тиранией графа фон Зульца. В октябре повстанцы были разбиты. 13 ноября шварцвальдцы вынуждены были заключить договор250, а 6 декабря пал Вальдсхут, последний оплот восстания на Верхнем Рейне.

После ухода Трухзесса альгауцы возобновили действия против замков и монастырей; энергичными репрессивными мерами они мстили за опустошения, произведенные союзными войсками. Им противостояли немногочисленные войска, которые в состоянии были предпринять только отдельные небольшие набеги, но не могли следовать за повстанцами вглубь лесов. В Меммингене, державшемся в общем нейтрально, в июне вспыхнуло движение против патрициата, которое было подавлено лишь благодаря тому, что поблизости случайно оказалось некоторое количество союзных войск, успевших во-время прийти на помощь патрициату, Проповеднику и вождю плебейского движения Шаппелеру удалось бежать в Санкт- Галлен. Крестьяне подступили к Меммингену и хотели было начать пробивать брешь, как вдруг до них дошло известие о том, что Трухзесс из Вюрцбурга выступил против них. 27 июня они двинулись двумя колоннами ему навстречу через Бабенхаузен и Обергюнцбург.

Эрцгерцог Фердинанд еще раз попытался привлечь крестьян на сторону австрийского дома.

Основываясь на заключенном им с крестьянами перемирии, он потребовал, чтобы Трухзесс прекратил дальнейшее наступление против них. Однако Швабский союз приказал Трухзессу напасть на крестьян, прекратив лишь грабежи и поджоги. Но Трухзесс был слишком расчетлив, чтобы отказаться от своего первого и важнейшего военного средства, даже если бы он смог обуздать своих ландскнехтов, приученных к непрерывным кровавым эксцессам на всем пути от Боденского озера до Майна. Крестьяне в количестве 23000 человек заняли позицию позади Иллера и Луибаса (Современное название: Лёйбас. Ред.). Трухзесс расположился против них с 11000 человек. Позиции и того и другого войска были очень сильны; конница не могла действовать на лежащей впереди местности, и если ландскнехты Трухзесса превосходили крестьян своей организацией, военными припасами и дисциплиной, то альгауцы насчитывали в своих рядах много бывших солдат и опытных начальников и имели многочисленную, хорошо обслуживаемую артиллерию. 19 июля союзное войско открыло канонаду, которую обе стороны продолжали и 20-го, но без всякого результата. 21-го к Трухзессу присоединился Георг фон Фрундсберг с 3000 ландскнехтов. Он знал многих из крестьянских предводителей, служивших под его командой во время итальянских походов, и завязал с ними переговоры. Там, где бессильны были военные средства, пришла на помощь измена. Вальтер Бах и ряд других начальников, а также канониры поддались подкупу. Они подожгли все имевшиеся у крестьян запасы пороха и побудили отряд предпринять обходное движение. Едва успев выйти из своих укрепленных позиций, крестьяне попали в засаду, устроенную Трухзессом по предварительному сговору с Бахом и другими изменниками. Их способность к сопротивлению была ослаблена еще и тем, что начальники, предатели, покинули их под предлогом рекогносцировки и находились уже на пути в Швейцарию. В результате две крестьянские колонны были совершенно рассеяны, третьей, находившейся под начальством Кнопфа из Луибаса, удалось все же отступить в порядке. Она заняла позицию на Колленберге у Кемптена, где и была окружена Трухзессом. Но и здесь он не отважился на открытое нападение; он лишил ее подвоза припасов и старался ее деморализовать, приказав поджечь около двухсот деревень в окрестностях. Голод и вид их пылающих жилищ принудили, наконец, крестьян к сдаче (25 июля). Более двадцати человек было немедленно казнено. Кнопфу из Луибаса, единственному предводителю этого отряда, не изменившему своему знамени, удалось бежать в Брегенц; но здесь он был арестован и после продолжительного заточения повешен.

Этим закончилась Крестьянская война в Швабии и Франконии.

Продолжение следует

К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, изд. 2
том 7

Ф. ЭНГЕЛЬС, КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В ГЕРМАНИИ 343-437
ГЛАВА I 346
ГЛАВА II 359
ГЛАВА III 377
ГЛАВА IV 392
ГЛАВА V 397
ГЛАВА VI 422
ГЛАВА VII 432



Категория: Теория | Просмотров: 22 | Добавил: lecturer | Теги: Фридрих Энгельс, Политэкономия, марксизм, крестьянин, история, критика, исторический материализм, Карл Маркс, теория
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь Лекции работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм самодержавие фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр сталинский СССР титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября построение социализма поэзия съезды Советов Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2017