Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [1102]
Капитализм [164]
Война [478]
В мире науки [93]
Теория [897]
Политическая экономия [56]
Анти-фа [76]
История [605]
Атеизм [45]
Классовая борьба [410]
Империализм [219]
Культура [1320]
История гражданской войны в СССР [209]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [62]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [72]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [445]
Биографии [13]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [26]
Экономический кризис [6]
Главная » 2021 » Август » 13 » Ближайший к большевикам писатель
12:00

Ближайший к большевикам писатель

Ближайший к большевикам писатель

Семья Коцюбинских (1-я серия). Предгрозье

01:04:50

Семья Коцюбинских (2-я серия). Гроза

01:33:09

 

Михаила Коцюбинского называют предтечей импрессионизма в литературе. А Ленин, хорошо знакомый с ним по встречам у М. Горького в 1910 году на Капри, назвал его «ближайшим к большевикам писателем». И если первое утверждение можно оспаривать, то второе представляется весьма обоснованным.


Путь Коцюбинского к большевикам был вполне естественным. В «Обзоре важнейших дознаний» за 1885 год было написано: «За сыном чиновника Коцюбинского еще в 1883 г. был установлен тайный надзор, потому что он постоянно вращался в среде неблагонадежных лиц». В 1886 в доме Коцюбинского был проведен обыск. Он не дал полиции желаемых результатов, начатое против М. Коцюбинского дело пришлось прекратить, но, несмотря на это, с 11 марта 1886 за ним снова установлен тайный надзор. Сестра писателя Ольга Михайловна тоже активно участвовала в работе революционных организаций, вела активную агитационную работу среди рабочих. Женой писателя становится Вера Устиновна Дейша, которая, по данным полиции, занималась революционной деятельностью, начиная еще с 1888 г., будучи студенткой Бестужевских курсов. Еще до замужества она успела отсидеть полгода за революционную деятельность в черниговской тюрьме и варшавской цитадели. В 1892 году на В. В. Коцюбинскую (Дэйш) полиция заводит дело по обвинению в участии в революционном кружке в Чернигове и распространении нелегальной литературы. В такой атмосфере формировался Коцюбинский как писатель.


Собственно, все мало-мальски значительные украинские писатели конца XIX-начала ХХ в. были в определенной степени революционерами. Потому что сам факт писания на «мужицкой мове» был вызовом царскому правительству, которое этот язык не признавало, преследовало и запрещало. Мало того, большинство крупных деятелей украинской культуры того времени были не только революционерами, но и социалистами по убеждениям. Но далеко не все из них сумели сохранить революционность и преданность идеям социализма, не сбиться на путь национализма, не сломаться в годы реакции, наступившей после революции 1905-1907 годов.
М. Коцюбинский - один из тех, кто блестяще доказал, что украинская литература и украинская культура - это не слюнявое хуторянство и инфантильная шароварщина, что она способна занять достойное место среди литератур народов, которые в то время находились на переднем крае борьбы за социальный прогресс.

 

Произведения М. Коцюбинского одновременно и глубоко народные и, несмотря на это, они не несут в себе ни малейшей тени национальной ограниченности. Возможно, как раз в том, что М. Коцюбинский изначально поставил себе целью описать для украинского читателя тяжелую жизнь тружеников различных наций и народов - молдаван ( «Пе коптьор», «Ведьма», «Для общего блага»), крымских татар («На камне», «в сетях шайтана», «Под минаретами»), евреев ( «Он идет»), итальянцев («На острове») - может, в этом и кроется секрет того, что ему удалось едва ли не глубже всех тогдашних украинских писателей проникнуть в душу украинского крестьянина и рабочего. Не понаслышке зная жизнь простых людей разных народов российской империи, М. Коцюбинский видел, что социальное угнетение, общая для бедняков разных народов необходимость тяжело работать ради куска хлеба, обусловленная ​​нищетой и бесправием забитость, темнота и, в то же время, общее стремление освободиться от гнета и улучшить свою жизнь имеют куда большее значение, чем национальные и языковые различия. Пожалуй, именно это понимание действительных, а не вымышленных недоученными интеллигентами предпосылок формирования человеческих характеров и судеб позволило М. Коцюбинскому взяться за написание «Fata morgana» - произведения, которому трудно найти равноценный аналог в мировой литературе. В этой повести писатель поставил перед собой задачу даже более трудную, чем та задача, которая стояла перед М. Горьким, когда тот писал роман «Мать» - первое крупное произведение русской литературы о революции. М. Коцюбинский взялся описать революцию не глазами революционера, пусть даже революционера-рабочего, а глазами простых крестьян, как революция вырастает из невыносимых условий их жизни, как она переворачивает эту жизнь и переворачивает самих людей, как она превращает их из покорной, замороченной пустыми надеждами и мечтаниями послушной рабочей массы в настоящих людей - хозяев своей судьбы. Даже поражение восстания, жестокая и подлая расправа подстрекаемых кулаками крестьян с его вождями и активными участниками не рассматривается писателем исключительно пессимистически. Остается в живых один из вожаков, любимец сельской молодежи, опытный революционер, рабочий Марко Гуща, полна решимости продолжать борьбу влюбленная в него простая деревенская девушка Гафийка, которая под влиянием своего товарища начала читать революционную литературу, помогала Марку распространять листовки, организовывать хлопцев и девчат. М. Коцюбинский большую надежду возлагал на крестьянскую и рабочую молодежь, которая начала тянуться к книгам, к революционным листовкам. Он считал, что именно молодежь должна сыграть серьезную роль в будущей революции.

 

В 1910 г., при написании повести, М. Коцюбинский не сомневается в том, что революция не закончилась, что она еще впереди, точно так же, как не сомневался в 1905 году, сразу после того, как произошли описанные в ней события. Вот строки из письма М. Коцюбинского Ивану Франко от 29 ноября 1905:
«В воздухе пахнет революцией, а значит, и порохом. Мы все потеряли веру в искренность и совестливость плутовского правительства, которое после манифеста 17-го отклоняется все более вправо.


У нас надеются только на смертный бой, в котором или поляжем, или победим. Близорукому оптимизму нет места. Никакая спокойная творческая работа сейчас невозможна. Мы живем, как на вулкане, или лучше - мы сами тот вулкан, жерло которого слепое правительство хочет засыпать щепками и тем остановить взрыв».
Стоит заметить, что «Fata morgana» писалась «с натуры», на основе событий, которые реально происходили в с. Выхвостове Черниговской губернии. Собственно, погромы помещичьих имений, захват помещичьих земель происходили в годы первой русской революции по всей России. Крестьяне восприняли революцию 1905-1907 гг. как сигнал к решительным действиям для освобождения от многовекового помещичьего гнета, от униженного положения, от тяжелой нищеты.


По-другому встретила революцию либеральная интеллигенция. Ее вожди очень любили после вкусного и сытного обеда поговорить о свободе и о равенстве, но когда дошло до дела, то оказалось, что их слова ничего не стоят. Рассказ «Кони не виноваты», «Смех» мастерски показывают, какая реальная социальная пропасть лежит между народом и либеральной интеллигенцией, которая, выступая против политической несправедливости, в то же время хочет оставить нетронутой несправедливость экономическую - систему частной собственности на землю и средства производства. Такая позиция не только приводит либералов к союзу с самодержавием, но и позволяет реакционным силам подстрекать народ против действительно революционной интеллигенции. В рассказе «В дороге» Коцюбинский чрезвычайно искусно показывает, что место настоящего интеллигента - только в рядах революционеров, а вот те бывшие революционеры, которые отошли от революционной борьбы, вызывают у автора только презрение и отвращение. Восхищение мужеством и стойкостью рядовых борцов революции звучит в рассказах «Неизвестный», «Подарок на именины», «Рersona grata». Михаил Коцюбинский безжалостно разоблачал либеральную болтовню «друзей народа», которые усыпляли народ обещаниями реформ, и последовательно отстаивал право народа на революцию. Именно об этом повесть «Fata morgana».

 

Противно смотреть, как комментировали это произведение в школьных учебниках 90-х годов. Революционных крестьян представляли как хулиганов, их вождей - как провокаторов, а кровавых кулаков типа Пидпары выставляли в качестве образцов для подражания. Ранее эти же люди писали одно, сейчас - противоположное. Но в деятельности комментаторов есть определенная последовательность. Конъюнктура меняется, а комментаторы остаются. И тогда, и теперь они «подгоняли» писателя под свой собственный образ мышления. Собственно, о способе мышления говорить в данном случае не стоит, поскольку люди этой породы никогда не пробовали мыслить. Если бы пробовали, у них рука не поднялась бы фальсифицировать мысль писателя, они понимали бы ее цену, понимали бы, что не то, что фальсифицированная мысль, а даже чуть-чуть не так понятая, перестает жить, превращается в свою противоположность, в банальность, в подлость. Для них мысль не имеет цены. Для них имеет вес только «мнение» начальства и предрассудки толпы.


Им никогда не подняться до уровня Коцюбинского, который умел не только выступать против власти (тогда это было модно, и в «революционерах» нередко ходили самые невероятные проходимцы); Коцюбинский умел оставаться мыслящим человеком и в самом оппозиционном движении, не довольствоваться трескучими фразами, а додумывать вопрос до конца. Будучи активным деятелем «Просвиты», он в то же время ничуть не преувеличивал значение национального вопроса, что позже привело многих его товарищей по культурно-просветительской работе в ряды слуг кайзера и Антанты, заклятых врагов украинского народа.


Очень интересно сравнить в этом плане пути двух классиков украинской литературы - Коцюбинского и Франко. Франко вступает на путь революции стремительно и ярко. Уже юношей он знакомится с работами Маркса и Энгельса и становится пропагандистом их учения. Осуществляет перевод двадцать четвёртой главы «Капитала», конспективный перевод «Анти-Дюринга», пишет ряд блестящих статей, в которых популярно излагает основные идеи марксизма: «Что такое социализм», «Рабочие и труженики», «Чего мы требуем?», «Что нас объединяет, а что разделяет?», «На кого работаем?». Уже в это время Франко проповедует идею рабочей солидарности «долгой и кровавой борьбы с господствующим строем». Его стихи той поры, среди которых «Товарищам из тюрьмы», «Вечный революционер», бесспорно, являются образцами революционной поэзии. Франко не только пишет о социализме, он активно участвует в деятельности рабочих организаций Галичины. Судебный процесс 1878 против социалистов, где среди обвиняемых был и И. Франко, становится первым процессом против социалистов в Австро-Венгрии. Иван Франко первым в мировой художественной литературе обращается к теме организованной борьбы рабочего класса. Имеется в виду, что его повесть «Борислав смеется» (1882 г.). Только три года спустя в Европе появится произведение с подобным сюжетом - «Жерминаль» Эмиля Золя, роман о борьбе французских шахтеров.


Но проследим эволюцию взглядов Ивана Франко. Со временем он из революционера-марксиста превращается сначала в радикала, а впоследствии ограничивается больше национальными вопросами. Дело даже не в том, что Франко перестает быть революционером, или, еще хуже, что он становится националистом, на что любят намекать сегодняшние официальные источники. Нет, Франко настроен очень радикально почти до конца своих дней. И с предшественниками националистов не хочет иметь дела. Вот что он пишет, скажем, о творчестве М. Грушевского, когда ему предложили помочь в издании на немецком языке «Истории Украины-Руси»: «Не знаю также, очень ли нужно на разных языках толочь и перемалывать фальшивые исторические концепции профессора Михаила Грушевского, которых слабость и непрочность уже чувствует теперь каждый историк». Дело в том, что со временем Франко национально ограничивает свою революционность, а национально ограничена революционность - это уже путь к контрреволюции. Нет, Франко не стал и не мог стать на сторону контрреволюции, но факт остается фактом, что революционный период в творчестве Франко приходится именно на первую половину творческой жизни, а дальше он все больше отдаляется от марксизма и борьбы рабочего класса, и его все больше занимают вопросы национального развития.


У Коцюбинского с марксизмом все получилось наоборот: от народничества и национального вопроса - к революционному социализму. Не из революционных брошюр он заучивает истины марксизма, а приходит к ним как честный до конца перед собой и людьми выразитель дум и интересов народа. Его украинские пролетарии Андрей Волик и Марко Гуща - это не схематические образы, а живые истории превращения крестьян в рабочих. Он видел то, чего еще не было, но должно было произойти.


Интересно и в жизни. Дети Коцюбинского стали большевиками, а сын Франко по благословению отца пошел «бороться за волю Украины» в австрийскую армию (украинские сечевые стрельцы). Юрий Коцюбинский еще в 1913 году вступил в РСДРП (б), он участник штурма Зимнего дворца, в 1918 году был заместителем народного секретаря по военным делам Украинской Советской республики и командующим советскими войсками, которые в январе освободили Киев от сил Центральной Рады. В составе советских войск был и полк Красного казачества, созданный и возглавляемый В. Примаковым - приемным сыном М. Коцюбинского. С первых дней воевала в составе этой части и дочь писателя Оксана, которая вместе с другими товарищами занималась выпуском казацкой газеты «К оружию». Она погибла в 1920 году.


Все это не к тому, чтобы поднять Коцюбинского за счет того, чтобы немного уменьшить фигуру Франко. Ограниченность гения - это его трагедия, но трагедия гения всегда выше, чем любой триумф посредственности. Достижения гения остаются достоянием народа навсегда, и дальнейшая инволюция создателя оказывается его личной трагедией, в то время как все триумфы посредственности, как правило, оборачиваются трагедией для общества.

 

Об этом пишется не для прошлого, а для современности. Если национальная ограниченность и отход от марксизма приводили к трагическим ошибкам даже таких гигантов, как Франко, то на что могут рассчитывать современные деятели куда меньшего масштаба?


С другой стороны, нас не может не вдохновлять пример Михаила Коцюбинского. С точки зрения литературного таланта, Коцюбинский - величина куда более скромная, чем Франко, но честность, последовательность, всегдашнее стремление совместить творческую работу с борьбой трудящихся за освобождение от социального гнета, позволили ему занять в украинской литературе почетное место в одном ряду с такими гигантами как Франко и Леся Украинка.

Василий Пихорович 

Источник

 



Категория: Культура | Просмотров: 478 | Добавил: lecturer | Теги: пропаганда, общество, литературная страничка, история, наша литература
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Август 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература политика Большевик буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь работы Ленина Лекции Сталин СССР атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций экономика советская культура кино классовая борьба классовая память Сталин вождь писатель боец Аркадий Гайдар учение о государстве научный коммунизм Ленинизм музыка мультик Карл Маркс Биография философия украина Союзмультфильм дети Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты для детей театр титаны революции Луначарский сатира песни молодежь комсомол профессиональные революционеры Пролетариат Великий Октябрь история Октября история Великого Октября социал-демократия поэзия рабочая борьба деятельность вождя сказки партия пролетарская революция рабочий класс Фридрих Энгельс Мультфильм документальное кино Советское кино Мао Цзэдун научный социализм приключения рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика Китайская Коммунистическая партия Сталин - вождь
Приветствую Вас Товарищ
2021