Меню сайта
Поиск
Книжная полка.
Категории раздела
Коммунизм [934]
Капитализм [132]
Война [428]
В мире науки [58]
Теория [634]
Политическая экономия [5]
Анти-фа [48]
История [510]
Атеизм [37]
Классовая борьба [342]
Империализм [176]
Культура [973]
История гражданской войны в СССР [171]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [18]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [44]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [159]
Биографии [7]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Главная » 2017 » Июль » 24 » 24 (12) июля 1828 года родился Н.Г.Чернышевский, русский революционер и мыслитель, писатель, экономист, философ
18:00

24 (12) июля 1828 года родился Н.Г.Чернышевский, русский революционер и мыслитель, писатель, экономист, философ

24 (12) июля 1828 года родился Н.Г.Чернышевский, русский революционер и мыслитель, писатель, экономист, философ

Чернышевский, Николай Гаврилович

00:14:33

Открытие памятника Н.Г.Чернышевскому в Саратове

Памяти Н.Г.Чернышевского, русского революционера и мыслителя, писателя, экономиста, философа

В письме 3. Мейеру от 21 января 1871 года К. Маркс назвал экономические работы Чернышевского превосходными, заметив при этом, что желание прочесть их в подлиннике явилось одной из причин, побудивших его заняться русским языком (см. : К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные письма, Госполитиздат, М. 1953, стр. 256). В послесловии ко второму изданию первого тома «Капитала» К. Маркс, отмечая заслугу Чернышевского в разоблачении банкротства буржуазной политической экономии, назвал его «великим русским ученым и критиком» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 23, стр. 18).

А.В. Луначарский

К ЮБИЛЕЮ Н. Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО

Юбилей Николая Гавриловича Чернышевского не может пройти бесследно для нас. Дело здесь не только в официальной чести, которую воздаст ему Советская власть; необходимо, чтобы население — пролетариат и крестьянство — почувствовало, каким родным для них был этот великий человек, крупнейший из предтеч коммунизма в нашей стране.

Сейчас любят вести споры о том, был ли Чернышевский марксистом до Маркса, — во всяком случае, до прочтения великих произведений Маркса, — или, наоборот, социалистом-утопистом. Мы думаем, что эти вопросы, имея известный научный интерес, ни в какой мере не являются решающими для определения величия Чернышевского как революционного мыслителя.

Чернышевский был, конечно, революционером домарксистского периода. В его сочинениях мы находим очень много идей, неприемлемых для нас, с нашей точки зрения отсталых. Но даже эти идеи были самыми передовыми для этого времени, в особенности для России.

Рядом с этим мы находим, однако, такое проникновение в сущность социальной жизни, такой глубокий анализ, который поднимает самостоятельную мысль Чернышевского почти до уровня марксистской мысли, несмотря на то что базой для него была отсталая Россия. Это почувствовал и понял прежде всего сам Маркс, внимательно читавший произведения Чернышевского, не всегда с ними соглашавшийся, но в сумме, в итоге признававший его великим экономистом-мыслителем1.

Плеханов, критически относившийся к Чернышевскому, которого в то время считали своим богом и учителем народники, естественно должен был прежде всего подчеркнуть ошибки Чернышевского и доказать, что именно эти ошибки восприняты его выродившимися эпигонами2. Нам нечего отнимать Чернышевского у народников, у эсеров. Мы прекрасно понимаем, что Чернышевский наш. Мы признаем правильность критических замечаний Плеханова. Но если даже Плеханов, которому пришлось отчасти развенчивать Чернышевского, находить на нем пятна, все-таки проникнут был величайшим к нему уважением и несомненной горячей симпатией, то мы безоговорочно можем провозгласить Чернышевского нашим идейным предком по прямой линии. Влияние на формирование мысли передовых людей нашей страны, на наш материализм, на нашу революционную ненависть к гнету и мраку, влияние на устремление лучших сил нашей страны к социализму, которое оказал Чернышевский, было необъятно и, вероятно, превышает влияние какого бы то ни было другого мыслителя, предшествовавшего марксизму и ленинизму.

Рядом с этим мы не можем не восстановить истину о Чернышевском как о человеке. Сколько вздору наговорили либеральные дворяне вокруг его личности! Говорили об его сухости, об отсутствии в нем всякой эстетики, об его угловатом семинарском нигилизме. Теперь, когда мы начинаем проникать в самую глубину человеческой натуры Чернышевского, когда мы имеем множество свидетельств о нем, его собственные дневники, мы останавливаемся перед этой фигурой совершенно очарованными. Рядом с резкостью полемиста, рядом с глубоким жизненным реализмом передового, материалистически мыслящего человека мы находим в Чернышевском трогательную нежность по отношению к друзьям (например, Добролюбову), горячую поэтическую любовь по отношению к женщине (к Ольге Сократовне Чернышевской), поразительное отсутствие личного честолюбия, пламенную преданность великим революционным идеям, задушевное понимание тончайших форм искусства (знаменитое" письмо Чернышевского к Некрасову3). Облик Чернышевского встает перед нами в таком изумительном благородстве, в такой законченности, что мы и сейчас можем личность Чернышевского ставить в образец нашей молодежи, ищущей, между прочим, и путей для своей личной этики, для своего индивидуального облика.

Я бережно ношу в себе слова Надежды Константиновны Крупской, сказанные ею мне недавно, в пору моей интенсивной работы над Чернышевским: «Владимир Ильич очень любил Чернышевского, может быть, больше всех других мыслителей и деятелей прошлого, и мне кажется, что было нечто общее между Владимиром Ильичей и Чернышевским».

Да, несомненно, было общее. Было общее и в ясности слога, и в подвижности речи, которая соответствовала громадной подвижности мысли, в широте и глубине суждений, в революционном пламени, который никогда, однако, не перерождался в трескучую фразу, в этом соединении огромного содержания и внешней скромности и, наконец, в моральном облике обоих этих людей. Если мы справедливо называем Ленина первым человеком-социалистом, то мы можем сказать, что в этом житейско-этическом отношении, в этом облике прежде всего коллективиста Чернышевский был предшественником Ленина. Несмотря на то что деятельность его относится к далекому прошлому, что многое в его сочинениях уже превзойдено, избранное собрание его сочинений и его биография являются живейшим источником для нашей собственной мысли, для нашего собственного творчества.

В Чернышевском мы чтим отнюдь не великого мертвеца, а все еще живого соратника в общем для него и для нас деле.


1 В письме 3. Мейеру от 21 января 1871 года К. Маркс назвал экономические работы Чернышевского превосходными, заметив при этом, что желание прочесть их в подлиннике явилось одной из причин, побудивших его заняться русским языком (см. : К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные письма, Госполитиздат, М. 1953, стр. 256). В послесловии ко второму изданию первого тома «Капитала» К. Маркс, отмечая заслугу Чернышевского в разоблачении банкротства буржуазной политической экономии, назвал его «великим русским ученым и критиком» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 23, стр. 18).

2 Имеются в виду написанные в период борьбы с народничеством и опубликованные в 1891—1892 годах в сборниках «Социал-демократ» четыре статьи Г. В. Плеханова о Чернышевском (подробнее см. в статье «Н. Чернышевский и Л. Толстой» и примечаниях к ней).

3 Вероятно, Луначарский имеет в виду письмо от 24 сентября 1856 года, в котором Чернышевский, отвергая заявление поэта: «Нет в тебе поэзии свободной, мой тяжелый, неуклюжий стих!», писал: «В чем состоит неуклюжесть Вашего стиха, я решительно не понимаю... По моему мнению, Вы сделаете гораздо больше, нежели сделали до сих пор, — Ваши силы еще только развиваются... Вы на публику имеете влияние не менее сильное, нежели кто-нибудь после Гоголя... Первое место в нынешней литературе публика присваивает Вам... » В письме от 5 ноября 1856 года Чернышевский дал еще более развернутую характеристику Некрасова, так определив его роль и значение в русской литературе: «Вы находите, —писал он, —что в прежнем письме я преувеличивал достоинство Ваших стихотворений, — напротив, я выражался слишком слабо, как вижу теперь, перечитав Ваши стихотворения. Такого поэта, как Вы, у нас еще не было... Вы теперь лучшая — можно сказать, единственная прекрасная — надежда нашей литературы... Вы сделали много, — гораздо больше, нежели предполагал даже я, пока не перечитал Вашу книгу —но еще гораздо больше Вы сделаете... Вас ожидает великая слава, какой не имел еще никто из русских поэтов, ни сам Пушкин» (Чернышевский, т. XIV, стр. 315, 322, 325, 329).

Впервые под заглавием «Великий мертвец или живой соратник? (К 100-летию со дня рождения Н. Г. Чернышевского)» напечатано в ленинградской «Красной газете» (веч. вып. ), 1928, № 180, 14 июня. Под заглавием «К юбилею Н. Г. Чернышевского» включено в сборник статей: А. В. Луначарский, Н. Г. Чернышевский, Госиздат, М. —Л. 1928.

Статья написана в связи с приближавшимся столетием со дня рождения Н. Г. Чернышевского (12/24 июля 1828 года). Печатается по тексту указанного сборника.

 

Чернышевский Николай Гаврилович [12(24).7.1828, Саратов, — 17(29).10.1889, там же], русский революционер и мыслитель, писатель, экономист, философ. Родился в семье священника. Учился в Саратовской духовной семинарии (1842—45), окончил историко-филологическое отделение Петербургского университета (1850). Мировоззрение Ч. в основном сложилось в студенческие годы под влиянием русской крепостнической действительности и событий революций 1848—49 в Европе. На формирование его взглядов оказали воздействие классики немецкой философии, английской политической экономии, французского утопического социализма (Г. Гегель, Л. Фейербах, Д. Рикардо, Ш. Фурье и др.) и особенно сочинения В. Г. Белинского и А. И. Герцена. Ко времени окончания университета Ч. — убеждённый демократ, революционер, социалист и материалист. В 1851—53 Ч. преподавал русский язык и литературу в Саратовской гимназии, откровенно высказывая гимназистам свои убеждения (многие его ученики впоследствии стали революционерами). В 1853 переехал в Петербург и начал сотрудничать в "Отечественных записках", затем в "Современнике", где вскоре занял руководящее положение.

 

Основой мировоззрения Ч. был антропологический принцип (см. Антропологизм).Исходя из общих понятий о "натуре человека", о его стремлении к "собственной пользе", Ч. сделал революционные выводы о необходимости изменения социальных отношений и формы собственности. По мысли Ч., последовательно проведённый антропологический принцип совпадает с принципами социализма.

 

Стоя на позициях антропологического материализма, Ч. считал себя учеником Фейербаха, которого называл отцом новой философии. Учением Фейербаха, по его мнению, "... завершилось развитие немецкой философии, которая, теперь в первый раз достигнув положительных решений, сбросила свою прежнюю схоластическую форму метафизической трансцендентности и, признав тождество своих результатов с учением естественных наук, слилась с общей теориею естествоведения и антропологией)" (Полн. собр. соч., т. 3, 1947, с. 179). Развивая учение Фейербаха, он выдвигал критерием истинности практику, "... этот непреложный пробный камень всякой теории..." (там же, т. 2, 1949, с. 102). Ч. противопоставлял диалектический метод абстрактному метафизическому мышлению, сознавал классовый и партийный характер политических теорий и философских учений.

 

В 1855 Ч. защитил магистерскую диссертацию "Эстетические отношения искусства к действительности", которая положила начало разработке материалистической эстетики в России. Подвергнув критике гегелевскую эстетику, он утверждал социальную обусловленность эстетического идеала и сформулировал тезис "прекрасное есть жизнь" (см. там же, т. 2, с. 10). Сфера искусства, по Ч., не ограничивается прекрасным: "общеинтересное в жизни — вот содержание искусства" (там же, с. 82). Цель искусства — воспроизведение жизни, её объяснение, "приговор о явлениях ее"; искусство должно быть "учебником жизни" (см. там же, с. 90, 85, 87). Эстетическое учение Ч. наносило сильнейший удар аполитичной теории "искусства для искусства". При этом эстетические вопросы для Ч. были только "полем битвы", его диссертация провозглашала принципы нового, революционного направления.

 

Журналистская деятельность Ч. была посвящена задачам борьбы против царизма и крепостничества. "... Он умел, — писал В. И. Ленин, — влиять на все политические события его эпохи в революционном духе, проводя — через препоны и рогатки цензуры — идею крестьянской революции, идею борьбы масс за свержение всех старых властей" (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 20, с. 175). В 1855—57 Ч. выступал преимущественно с историко-литературными и литературно-критическими статьями, отстаивая реалистическое направление в литературе, пропагандируя служение литературы интересам народа. Он исследовал историю русской журналистики и общественной мысли конца 20— 40-х гг. 19 в. ("Очерки гоголевского периода русской литературы", 1855—56), развивая традиции демократической критики Белинского. Анализируя "с приноравливанием к нашим домашним обстоятельствам" эпоху Просвещения в Германии ("Лессинг. Его время, его жизнь и деятельность", 1857), Ч. выяснял исторические условия, в которых литература может стать "... главною двигательницею исторического развития..." (Полн. собр. соч., т. 4, 1948, с. 7). Ч. высоко оценивал А. С. Пушкина и особенно Н. В. Гоголя: лучшим современным поэтом считал Н. А. Некрасова.

 

С конца 1857 Ч., передав отдел критики Н. А. Добролюбову, сосредоточил всё своё внимание на экономических и политических вопросах. Включившись в журнальную кампанию по обсуждению условий предстоящей крестьянской реформы, Ч. в статьях "О новых условиях сельского быта" (1858), "О способах выкупа крепостных крестьян" (1858), "Труден ли выкуп земли?" (1859), "Устройство быта помещичьих крестьян" (1859) и др. подверг критике либерально-дворянские проекты реформы, противопоставляя им революционно-демократическое решение крестьянского вопроса. Он выступал за ликвидацию помещичьей собственности на землю без всякого выкупа. В декабре 1858, окончательно убедившись в неспособности правительства удовлетворительно решить крестьянский вопрос, он предупреждал о невиданном разорении крестьянских масс и призывал к революционному срыву реформы.

 

Преодолевая антропологизм, Ч. приближался к материалистическому пониманию истории. Он неоднократно подчёркивал, что "... умственное развитие, как политическое и всякое другое, зависит от обстоятельств экономической жизни..." (там же, т. 10, 1951, с. 441).

 

Для обоснования своей политической программы Ч. изучал экономические теории и, по словам К. Маркса, "... мастерски показал... банкротство буржуазной политической экономии..." (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 17). В исследованиях "Экономическая деятельность и законодательство" (1859), "Капитал и труд" (1860), "Примечания к „Основаниям политической экономии” Д. С. Милля" (1860), "Очерки политической экономии (по Миллю)" (1861) и др. Ч. вскрыл классовый характер буржуазной политэкономии и противопоставил ей собственную экономическую "теорию трудящихся", которая доказывает "... необходимость заменения нынешнего экономического устройства коммунистическим..." (Полн. собр. соч., т. 9, 1949, с. 262). Экономическая теория Ч. явилась вершиной домарксистской экономической мысли. Ч. отвергал неизбежность эксплуатации и утверждал, что экономические формы (рабство, феодализм, капитализм) преходящи. Критерием превосходства одной формы над другой он считал способность к обеспечению роста производительности общественного труда. С этой позиции он с исключительной глубиной критиковал крепостничество. Признавая относительную прогрессивность капитализма, Ч. критиковал его за анархию производства, за конкуренцию, кризисы, эксплуатацию трудящихся, за неспособность обеспечить максимально возможную производительность общественного труда. Переход к социализму он считал исторической необходимостью, обусловленной всем развитием человечества. При социализме "... отдельные классы наемных работников и нанимателей труда исчезнут, заменившись одним классом людей, которые будут работниками и хозяевами вместе" (там же, с. 487).

 

Ч. видел, что экономика России уже начала подчиняться действию законов капитализма, но ошибочно полагал, что Россия сможет избежать "язвы пролетариатства", т.к. вопрос о "характере перемен в русском экономическом быте" ещё не решен. В статьях "О поземельной собственности" (1857), "Критика философских предубеждений против общинного владения" (1858), "Суеверие и правила логики" (1859) и др. Ч. выдвинул и обосновал идею возможности для России миновать капиталистическую стадию развития и через крестьянскую общину перейти к социализму. Эта возможность, по мнению Ч., откроется в результате крестьянской революции. В отличие от Герцена, полагавшего, что социалистический строй в России разовьётся из патриархальной крестьянской общины самостоятельно, Ч. считал непременным залогом этого развития содействие индустриально развитых стран. Эта идея, ставшая реальностью для отсталых стран с победой Октябрьской социалистической революции в России, в тех исторических условиях была утопической. Наряду с Герценом Ч. — один из родоначальников народничества.

 

К началу 1859 Ч. стал общепризнанным вождём, а возглавлявшийся им "Современник" — боевым органом революционной демократии. Убеждённый в неизбежности близкого народного возмущения, Ч. ориентировался на крестьянскую революцию, разрабатывал политическую программу революционной демократии. В серии статей по истории Франции, анализируя революционные события, он стремился раскрыть ведущую роль народных масс, их заинтересованность в коренных экономических переменах. В статье "Русский человек на rendez-vous" (1858), написанной по поводу повести И. С. Тургенева "Ася", Ч. показывал практическое бессилие русского либерализма. В ежемесячных обзорах международной жизни — "Политика" (1859—62) Ч. опирался на исторический опыт Западной Европы для освещения наболевших вопросов русской жизни и указания путей к их разрешению.

 

В статье "Антропологический принцип в философии" (1860), систематизируя свои философские взгляды, Ч. изложил этическую теорию "разумного эгоизма". Этика Ч. не отрывает личный интерес от общественного: "разумный эгоизм" — это свободное подчинение личной выгоды общему делу, от успеха которого выигрывает в конечном счёте и личный интерес индивида. В "Предисловии к нынешним австрийским делам" (февраль 1861) Ч. непосредственно откликнулся на крестьянскую реформу, проводя мысль о том, что абсолютизм не может допустить уничтожения феодальных учреждений и установления политической свободы. Одновременно Ч. возглавил узкую группу единомышленников, решивших обратиться с воззваниями к различным группам населения. В написанной им прокламации "Барским крестьянам от их доброжелателей поклон..." (взята при аресте нелегальной типографии) он разоблачал грабительский характер крестьянской реформы, предостерегал помещичьих крестьян от стихийных разрозненных выступлений и призывал их готовиться к всеобщему восстанию по сигналу революционеров. Летом 1861 — весной 1862 Ч. был идейным вдохновителем и советником революционной организации "Земля и воля". В "Письмах без адреса" (февраль 1862, опубликованы за границей в 1874) он выдвинул перед царём альтернативу: отказ от самодержавия или народная революция.

 

Опасаясь растущего влияния Ч., царское правительство насильственно прервало его деятельность. Вслед за запрещением "Современника" на 8 месяцев, 7 июля 1862 Ч. (с сентября 1861 находившийся под тайным надзором полиции) был арестован и заключён в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. Поводом для ареста послужило перехваченное полицией письмо Герцена к Н. А. Серно-Соловьевичу, в котором упоминалось имя Ч. в связи с предложением издавать запрещенный "Современник" в Лондоне. В одиночном заключении, лишённый возможности заниматься текущей журналистикой, Ч. обратился к художественной литературе. В романе "Что делать?" (1862—63) Ч. описал жизнь новых людей — "разумных эгоистов", которые живут своим трудом, по-новому устраивают семейную жизнь, ведут практическую пропаганду идей социализма; создал образы Рахметова — первого в русской литературе профессионального революционера и Веры Павловны — передовой русской женщины, посвятившей себя общественно полезному труду; пропагандировал идеи женского равноправия и артельного производства. Роман, предрекавший победу народной революции и рисовавший картины грядущего общества, явился синтезом социально-политических, философских и этических воззрений Ч. и давал практическую программу деятельности передовой молодёжи. Напечатанный по недосмотру цензуры в "Современнике" (1863), роман оказал большое влияние на русское общество и способствовал воспитанию многих революционеров. В Петропавловской крепости Ч. написал также повесть "Алферьев" (1863), "Повести в повести" (1863—64), "Мелкие рассказы" (1864) и др. В 1864, несмотря на отсутствие улик и блестящую самозащиту, Ч. с помощью фальшивок и провокации был признан виновным "в принятии мер к ниспровержению существующего порядка управления" и осужден на 7 лет каторги и вечное поселение в Сибири. После обряда гражданской казни на Мытнинской площади (19 мая 1864) Ч. был отправлен в Нерчинскую каторгу (Кадайский рудник; в 1866 переведён в Александровский завод), а в 1871 по отбытии срока каторжных работ поселён в Вилюйском остроге. На каторге он написал роман "Пролог" (1867—69; 1-я часть опубликована в 1877 за границей), содержавший автобиографические черты и рисовавший картину общественной борьбы накануне крестьянской реформы. Из других сибирских произведений Ч. сохранились (не полностью) роман "Отблески сияния", повесть "История одной девушки", пьеса "Мастерица варить кашу" и др. В этих произведениях Ч. пытался свои революционные взгляды облечь в форму бесед "как бы о посторонних предметах".

 

Русские революционеры предпринимали смелые попытки вырвать Ч. из сибирской изоляции (Г. А. Лопатин в 1871, И. Н. Мышкин в 1875). В 1881 Исполком "Народной воли" в переговорах со "Священной дружиной" выдвигал освобождение Ч. первым условием прекращения террора. Только в 1883 Ч. был переведён в Астрахань под надзор полиции, а в июне 1889 получил разрешение жить на родине.

 

В Астрахани и Саратове Ч. написал философскую работу "Характер человеческого знания", воспоминания о Добролюбове, Некрасове и др., подготовил "Материалы для биографии Н. А. Добролюбова" (изд. 1890), перевёл 111/2 тт. "Всеобщей истории" Г. Вебера, сопроводив перевод своими статьями и комментариями. Сочинения Ч. оставались запрещенными в России вплоть до Революции 1905—07.

 

К. Маркс и Ф. Энгельс изучали сочинения Ч. и называли его "... великим русским ученым и критиком...", "... социалистическим Лессингом..." (Соч., 2 изд., т. 23, с. 18 и т. 18, с. 522). В. И. Ленин считал, что Ч. "... сделал громадный шаг вперед против Герцена. Чернышевский был гораздо более последовательным и боевым демократом. От его сочинений веет духом классовой борьбы" (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 25, с. 94). Ч. ближе других мыслителей домарксистского периода подошёл к научному социализму. В силу отсталости русской жизни он не смог подняться до диалектического материализма Маркса и Энгельса, но, по словам Ленина, он — "... единственный действительно великий русский писатель, который сумел с 50-х годов вплоть до 88-го года остаться на уровне цельного философского материализма..." (там же, т. 18, с. 384).

 

Произведения Ч. и самый облик революционера, стойкого в своих убеждениях и поступках, способствовали воспитанию многих поколений русских передовых людей. Он оказал большое влияние на развитие культуры и общественной мысли русского и других народов СССР.

 

Соч.: Полн. собр. соч., т, 1—16, М., 1939¾53; Собр. соч., т. 1¾5, М., 1974; Избр. экономич. произведения, т. 1—3, М., 1948— 1949; Избр. философские соч., т. 1—3, М., 1950—51; Эстетика, М., 1958; Что делать? Из рассказов о новых людях, Л., 1975.

 

Лит.: Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд. (см. Справочный том, ч. 2, с. 484); Н. Г. Чернышевский в воспоминаниях современников, т. 1—2, [Саратов], 1958—59; Дело Чернышевского. Сб. документов, Саратов, 1968; Н. Г. Чернышевский. Статьи, исследования, материалы, т. 1—7, [Саратов], 1958—75; Чернышевская Н. М., Летопись жизни и деятельности Н. Г. Чернышевского. 1828—1889, М., 1953; Плеханов Г. В., Избр. философские произведения, т. 4, М., 1958; Стеклов Ю. М., Н. Г. Чернышевский, Его жизнь и деятельность, 2 изд., т. 1—2, М.—Л., 1928; Луначарский А. В., Статьи о Чернышевском, М., 1958; Богословский Н. В., Н. Г. Чернышевский, 1828—1889, 2 изд., М., 1957; История русской экономической мысли, т. 1, ч. 2, М., 1958, с. 592—786; Бурсов Б. И., Мастерство Чернышевского-критика [Л.], 1959; Очерки истории исторической науки в СССР, т. 2, М., 1960, с. 7— 65; Рюриков Б. С., Н. Г. Чернышевский, М., 1961; Лебедев А. А., Герои Чернышевского, М., 1962; Порох И. В., Герцен и Чернышевский, Саратов, 1963; Покусаев Е. И., Н. Г. Чернышевский, 4 изд., Саратов, 1967; История философии в СССР, т. 3, М., 1968, с. 29—100; Козьмин Б. П., Литература и история, М., 1969; Водолазов Г. Г., От Чернышевского к Плеханову, М., 1969; Скафтымов А. П., Нравственные искания русских писателей, М., 1972; Пантин И. К., Социалистическая мысль в России: переход от утопии к науке, М., 1973; Соловьев Г. А., Эстетические воззрения Чернышевского и Добролюбова, М., 1974; Володин А. И., Карякин Ю. Ф., Плимак Е. Г., Чернышевский или Нечаев? О подлинной и мнимой революционности в освободительном движении России 50-60-х гг. XIX в., М., 1976; Тамарченко Г. Е., Чернышевский — романист, Л., 1976; История русской литературы XIX в. Библиографич. указатель, М.—Л., 1962, с. 773—91; Н. Г. Чернышевский. Указатель литературы. 1960—1970, Саратов, 1976.

 

  Ю. Н. Коротков.

 
 
 
Кинохроника об А.В. Луначарском

 



Категория: Культура | Просмотров: 513 | Добавил: kvistrel | Теги: революционер, писатель, культура, Чернышевский
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература Большевик политика буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Лекции Ленин - вождь работы Ленина поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм самодержавие фашизм Социализм демократия история революций история революции экономика советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память писатель боец Аркадий Гайдар царизм Гагарин достижения социализма первый полет в космос научный коммунизм Ленинизм музыка Биография Карл Маркс украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война наука США классовая война коммунисты театр сталинский СССР титаны революции Луначарский сатира молодежь комсомол песни профессиональные революционеры история комсомола Великий Октябрь история Октября Дзержинский слом государственной машины история Великого Октября построение социализма поэзия съезды Советов Сталин вождь рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино рабочее движение история антифа культура империализм капитализм исторический материализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский
Приветствую Вас Товарищ
2017