Меню сайта
...
Категории раздела
Коммунизм [1056]
Капитализм [147]
Война [459]
В мире науки [86]
Теория [801]
Политическая экономия [38]
Анти-фа [68]
История [576]
Атеизм [38]
Классовая борьба [410]
Империализм [182]
Культура [1087]
История гражданской войны в СССР [209]
ИСТОРИЯ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). КРАТКИЙ КУРС [60]
СЪЕЗДЫ ВСЕСОЮЗНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ (большевиков). [70]
Владыки капиталистического мира [0]
Работы Ленина [335]
Биографии [11]
Будни Борьбы [51]
В Израиле [16]
В Мире [25]
Экономический кризис [5]
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Главная » 2018 » Апрель » 2 » 13 марта (28 февраля) 1913 года родился знаменитый советский писатель, драматург Сергей Михалков
15:19

13 марта (28 февраля) 1913 года родился знаменитый советский писатель, драматург Сергей Михалков

13 марта (28 февраля) 1913 года родился знаменитый советский писатель, драматург Сергей Михалков

Пощечина

01:46:12

Михалков Сергей Владимирович

Пощечина

Пьеса в двух актах, пяти картинах, с прологом

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

ЩЕГЛОВ ИВАН ИВАНОВИЧ - профессор-медик.

ЩЕГЛОВА ОЛЬГА ИЛЬИНИЧНА - его жена.

АЛЕКСЕЙ - их сын, фотокорреспондент.

ЗАХАРОВА СОНЯ - аспирантка мединститута.

ЛАРИСА - студентка пединститута.

ЧЕЛЬЦОВ ЛЕОНИД СТЕПАНОВИЧ - врач.

СКУРАТОВ \

ОГУРЕНКОВА \

ЗАБРОДИНА } врачи - сослуживцы Щеглова.

БАБАЯН /

КОСТРОМИН /

МАШЕНЬКА - секретарь Щеглова.

ПЕТРИЩЕВ.

Премьера спектакля состоялась в июне 1974 года в Московском театре сатиры.

ПРОЛОГ

Клиника. По больничному коридору быстро идет пожилой человек в распахнутом белом халате и врачебной белой шапочке. Это профессор Щеглов. Он решительно входит водин из кабинетов, где за столом сидит и что-то пишет врач средних лет. Это доктор Скуратов. Скуратов поднимается навстречу вошедшему, и тот неожиданно,подойдя к нему, молча дает ему пощечину...

Затемнение

АКТ ПЕРВЫЙ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Середина мая. Квартира профессора Щеглова. Иван Иванович Щеглов и Чельцов.

Чельцов. У тебя достоверные факты?

Щеглов. Что ж, по-твоему, я совсем сумасшедший?

Чельцов. А как он реагировал?.. Растерялся?

Щеглов. Я не обратил внимания.

Чельцов. И не поинтересовался, за что бьют?

Щеглов. Полагаю, догадался.

Чельцов. Вы были наедине?

Щеглов. Да. Он был один в кабинете. Я ударил его и вышел. Ты понимаешь, рука как-то сама поднялась... непроизвольно - бац! И точка! Пощечина!

Чельцов. Я тебя понимаю. Но ты не должен был...

Щеглов (перебивая). Леня, Леня, знаю! Знаю, что ты мне сейчас скажешь. Ты скажешь, что я должен был сдержать себя? Спокойно и обоснованно составить заявление в партийное бюро? Потребовать создания комиссии для расследования неблаговидных поступков доктора Скуратова?.. Всему свой черед. Будет и заявление, будет и комиссия. Будут, как ты понимаешь, и последствия. В том числе и для меня... А пока что я выразил свое отношение к его личности в прямом и переносном смысле. Вот так-то, Леонид Степанович... Никогда не знаешь, на что способен человек. Это я о себе говорю. Да и о нем тоже. Я ведь ему доверял, выдвигал его, подлеца!

Чельцов. Ты хочешь знать мое мнение?

Щеглов. Хочу. Говори!

Чельцов. Я разделяю твое возмущение, если все соответствует тому, что ты мне рассказал. Я могу тебя понять, однако раздавать пощечины - это не лучший способ разговора...

Щеглов. Спасибо, что разъяснил! Совершенно верно - не принято! Воспитание нам не позволяет! Высшее образование! Профессиональная и партийная этика! А мне вот на шестидесятом году жизни и интеллигентность позволила и партийность не помешала!.. Да, да! Я ютов за это ответить. Я не потерплю, чтобы больной, лежавший у меня на операционном столе, рассказывал потом своим друзьям и близким, сколько это ему стоило... Я, как ты понимаешь, имею в виду не физические и моральные страдания.

Чельцов. Разве ты оперируешь больных не по своему усмотрению?

Щеглов. Сложные случаи я, как правило, беру себе. Но бывает, что кто-нибудь из ординаторов просит меня лично прооперировать его больного. И я соглашаюсь. Оперирую. А теперь допустим, что к доктору Скуратову поступает больной, которому самим Скуратовым подбрасывается мысль, что хорошо бы, дескать, попасть в руки самого Щеглова! Ясно, что больной хватается за эту мысль. Скуратов обещает переговорить со мной и деликатно намекает больному, что было бы целесообразно в определенном смысле заинтересовать шефа. Больной согласен. Скуратов уговаривает меня. Я, ничего не подозревая, беру больного на операционный стол, а Аркадий Сергеевич Скуратов - гонорар!.. И я об этом понятия не имею!

Чельцов. Ну и устрица!

Щеглов. Причем, пока больной лежит на больничной койке, он ни о чем не думает, кроме своего здоровья. Дело пошло на поправку, и он уже счастлив. Самое прекрасное - это чувство выздоровления. Но когда он возвращается домой и все уже позади, то все мы в его представлении уже не бескорыстные труженики, а вымогатели. Так сказать, эскулапы, берущие в лапы! Вот ведь что мерзко и обидно, Леонид. Ну, я и взорвался.

Чельцов. Знаешь, поедем завтра с нами на рыбалку! Поедем! Место преотличное! Посидим на бережку, отвлечемся... Сразу на душе легче станет. Поедем?

Щеглов. А что? Может, и в самом деле поехать? Транспорт есть?

Чельцов. У нас как раз в машине одно места свободное. Ланцов не едет.

Щеглов. Почему это твой Ланцов не едет?

Звонок в передней.

Чельцов. Жена забастовала. В прошлое воскресенье зашел к ним. Жена дома одна. Спрашиваю: "Где Петр Ефимович?" - "На рыбалке! - отвечает. - Где же ему быть, когда жена дома?" Я уж ей шуткой: "Что же, он вам в магазине рыбы купить не может?" А она в ответ: "Такой мелкой рыбы, как он с рыбалки приносит, в магазинах не бывает!" Не пустила и снасти спрятала!

Щеглов. Поеду!

Чельцов. Ну и отлично. Завтра в пять ноль-ноль мы за тобой заезжаем.

Щеглов. Буду готов. Действительно, надо как-то в себя прийти! А там видно будет...

Чельцов. Главное - выкинь все это сейчас из головы. Он ведь, подлец, сам никому не скажет про эту твою оплеуху. Будь уверен. Он сейчас сидит, трясется - ему уже приговор народного суда мерещится. Это я тебе точно говорю.

Щеглов. Ты так думаешь?

Чельцов. Не думаю, а уверен.

Из передней входит Щеглова.

Щеглова. Ваня! К тебе какой-то гражданин. Говорит, прилетел специально из Норильска.

Щеглов. Из Норильска? Почему домой?

Щеглова. Умоляет принять его. Примешь?

Щеглов. Из Норильска... Ну, пусть заходит.

Щеглова выходит.

Чельцов. Я не помешаю?

Щеглов. Сиди, сиди! Не помешаешь.

Входит Петрищев. Смущенно улыбается. В руках сверток.

Петрищев. Добрый день!

Щеглов. Добрый день!

Чельцов. Здравствуйте!

Петрищев. Здравствуйте... Вы уж меня извините. Я, так сказать, прямо к вам... на квартиру... Специально из Норильска прилетел... (Не понимает, к кому обращаться.) Дочку привез на консультацию. Глазик у нее...

Чельцов. Из Норильска прилетели на консультацию? Но там ведь у вас отличные медицинские силы! Я бывал у вас в Норильске.

Петрищев. Есть у нас специалисты. Есть...

Щеглов. В частности, мой ученик - Аронов Илья Борисович! (Чельцову.) Ты помнишь Илью? (Петрищеву.) Вы к нему обращались? Он смотрел вашу дочку?

Чельцов. Профессор вас слушает!

Петрищев. Мы как раз вот именно у Аронова и были!

Щеглов. Ну и что? Что он вам посоветовал?

Петрищев. Сказал - нужна операция.

Щеглов. В чем же дело? Он отказался оперировать?

Петрищев. Нет, не отказался. Говорит - пожалуйста! Сделаем!

Щеглов. Тогда я вас не понимаю. Он опытный диагност. Руки у него золотые!

Петрищев. Вы уж нас извините, профессор, мы дома посоветовались и решили показать девочку именно вам!.. Все говорят... только вы такие операции делаете наверняка... Вы лично оперировали в прошлом году одного товарища... Он у нас на металлургическом работает... директором столовой. Здоровый такой! Припоминаете?

Щеглов. Возможно и оперировал. Не помню.

Петрищев. Так вот он нам и присоветовал попасть, только чтобы именно к вам. А договориться, сказал чтобы через Аркадия Сергеевича, доктора Скуратова, вашего помощника...

Щеглов. А почему через него? При чем тут доктор Скуратов?

Петрищев (мнется). Да вот так именно рекомендовал...

Щеглов. Договаривайте, договаривайте... (Указывая на Чельцова.) При нем можно. Он такой же врач, как и я.

Петрищев. Сказал, значит, что Аркадий Сергеевич, так сказать, в курсе... обеспечит все, как надо... во всех смыслах, значит... Мы, конечно, в свою очередь... сами понимаете, в долгу не останемся... Это уж как положено! Согласно договоренности...

Чельцов. Значит, в долгу не останетесь? Мы вас правильно поняли?

Петрищев. Точно. Точно. За нами не пропадало и не пропадет. Вы уж только со своей стороны не откажите!

Щеглов. Вы уже виделись с доктором Скуратовым?

Петрищев. Нет, не довелось. Сегодня в двенадцать ноль-ноль, согласно телефонной договоренности, прямо из аэропорта зашел в клинику, так его нигде не могли найти. Ушел, говорят, а куда - не доложился. Тут-то я и решил, чем время терять, прямо, непосредственно к вам наведаться! Адресок сам раздобыл...

Щеглов. Вижу. Хорошо. Раз вы уже прилетели, да еще из Норильска, я вас приму. В понедельник, в девять часов утра, прямо ко мне в клинику. Третий этаж. Там спросите меня. Как ваша фамилия?

Петрищев. Петрищев я! А дочку зовут Бриджит!

Щеглов. Не понял. Как?

Петрищев. Бриджит! Как Бардо! Девочка - и вдруг глазик! Косить стала!

Щеглов. Сколько ей лет?

Петрищев. Одиннадцать. В Норильске, конечно, есть специалисты... глазники и прочие... урологи... (Наклоняется, что-то достает из сумки.) Вот, извините, сувенир - северные умельцы... Мы, родители, сами понимаете... Хочется, чтобы как понадежнее, как получше обеспечить, сколько бы ни стоило. Для родного дитя ничего не пожалеем. Я сам-то по пушнине работаю... Край света! Но жить можно!

Чельцов. Жить, значит, можно? Ясно! Вы поняли? Профессор вас примет. В понедельник в клинике.

Щеглов (зовет). Оля! Оля! Вот возьми этого "северного умельца" и проводи товарища!

Появляется Щеглова, провожает Петрищева.

Петрищев. Если что не так... простите... лично-то вроде лучше... так я...

Щеглов (Петрищеву). До свидания!

Петрищев. Спасибо. (В дверях.) Век не забуду! И о себе память оставлю.

Щеглова выходит вслед за Петрищевым и вскоре

возвращается со свертком.

Щеглов. Ясна механика?

Чельцов. Бриджит Петрищева! Надо ж так назвать бедного ребенка!

Щеглова. Он оставил сверток. Мех какой-то.

Чельцов. Вот вам уже и авансик, профессор! Сувенир!

Щеглов. Олечка! Дашь мне этот сверток в понедельник. Я ему попытаюсь все объяснить своими словами! Вот так оно и делается!

Щеглова. Ваня, возьми недели на две отпуск и уезжай отдохнуть куда-нибудь. Леонид Степанович, вы бы на него повлияли!

Щеглов. Куда я сейчас могу поехать? Ничего, завтра на рыбалке отойду.

Щеглова. Ты что, собираешься на рыбалку?

Щеглов. Чельцов пригласил.

Чельцов. Верите, Ольга Ильинична, день проведешь на озере - и уже другой человек! Заряжаешься, как аккумулятор.

Щеглова. Опять не выспится!

Чельцов. Ляжет сегодня пораньше, а завтра в пять утра за ним заедем. До свидания. Не провожайте. (Уходит.)

Щеглов (жене). Спасибо тебе.

Щеглова. Может быть, действительно это тебя как-то отвлечет...

В комнату входит Алексей. В руках у него большие

фотоснимки. Он раскладывает их перед отцом.

Алексей. А? Живописно?

Щеглов. Что это за портреты?

Алексей. Главный инженер домостроительного комбината товарищ Зайченко. Во всех ракурсах! Нравится?

Щеглов. Лицо как лицо.

Алексей. Папа, да я не про лицо, а про снимки! Один из них пойдет на обложку журнала. Лучший, конечно. Пока на отобрали.

Щеглов. За что он такой чести удостоился?

Алексей. Исключительно высокие производственные показатели. Вот за это его и на обложку! А я его снимал.

Щеглов. Делаешь успехи. Рад за тебя.

Алексей. Нравится? Да? (Неожиданно.) Отец! У меня к тебе один вопрос. Почему ты так настроен против Ларисы? У нее ко мне нет никаких претензий. Она вполне современный человек.

Щеглов. Я просто предостерегаю тебя, так сказать, "сигнализирую", а там решай сам. Ты не боишься и ей жизнь искалечить и себе?

Алексей. Все-таки - что тебе не нравится в наших отношениях? У нее характер легкий. И это мне не мешает.

Щеглов. Ты собираешься сделать ее подругой жизни? Спутницей!

Алексей. Отец! На сегодняшний день она моя подруга. И мне странно, что ты все так близко к сердцу принимаешь! Мы ведь не дети! Мы вполне самостоятельные, взрослые люди.

Щеглов. Поверь, я не собираюсь вмешиваться в твою личную жизнь, хотя, пока мы живем под одной крышей, нет ничего удивительного в том, что я небезразличен к твоим делам. Нам с мамой кажутся твои отношения с Ларисой, ну, как бы тебе сказать... слишком примитивными.

Щеглова (подходит к сыну, дает ему стакан молока, гладит голову). Я еще могу понять порывы страсти, увлечение, когда человек теряет голову, делает глупости, ломает жизнь наперекор всему... но лягушечьи отношения?.. Если нет настоящей любви, то зачем тогда?.. Грустно все это!

Алексей (немного иронически осматривает родителей, фотографирует их). Ладно... Все будет о'кей!

Щеглов. Пока о'кей, а потом гуд-бай!

Щеглова. Алеша! Разве ваша поездка на юг не напоминала свадебное путешествие?

Алексей. Мама, сколько можно говорить об этом? Просто я был в командировке от журнала, а она от киностудии. Я снимал, она снималась. Как поехали, так и приехали. Ничего не изменилось.

Щеглов. Она всерьез решила стать актрисой?

Алексей. Она получила роль в новом фильме. Она хорошенькая и, наверно, не без способностей, раз на ней остановились.

Щеглов. Но ведь она, кажется, училась в педагогическом?

Алексей. Взяла академический отпуск.

Щеглов. Может быть, ей действительно лучше стать актрисой?

Алексей. Время покажет. Может быть...

Щеглова. Только бы это не привело к несчастному браку. Лариса даже не представляет себе семейную жизнь. У нее нет на чувства терпимости, ни чувства долга. Что она ищет в жизни? Только поклонения, ничего не предлагая взамен миловидного личика и стройной фигурки?

Щеглов. Это тоже немало!

Щеглова. Ваня, я серьезно говорю. А быть актрисой - трудиться надо, а у нее, может, и есть способности, но она не трудолюбива. А потом - сниматься в кино можно без всякого образования. Даже грудные дети могут сниматься.

Щеглов. Собаки тоже... Вот Джульбарс был прекрасным артистом.

Щеглова. Я тебя прошу, Ваня! Раз в жизни поговори серьезно со своим сыном!

Щеглов. Алексей, когда ты наконец сбреешь бороду?

Алексей. Папа, что это ты вдруг, ни с того ни с сего о моей бороде вспомнил?

Щеглова. Не идет она тебе. Ты похож на семинариста из Загорска.

Алексей. А почему не твой любимый Тургенев, папа? Или на Фридриха Энгельса в молодости?.. Ну ладно, я пойду. (Уходит.)

Щеглова. Их отношения далеко зашли.

Щеглов. А он их не скрывает.

Щеглова. Чем все это кончится?

Щеглов. Что ты имеешь в виду? Их отношения?

Щеглова. Нет, сейчас уже о другом. Я сейчас уже о Скуратове. Сколько ты для него сделал! Выдвигал его, доверял ему, называл своей правой рукой.

Щеглов. Ну, обманулся. Обманулся.

Щеглова. И все это в канун твоего юбилея!..

Щеглов. Все! Чем кончится, тем кончится! Дай выпить, что ли? Поднесешь?

Щеглова. Поднесу. (Хочет уйти.)

Щеглов (ловит ее за руку). Оля! Я тебя очень люблю!

Щеглова. Главное - не падать духом. Вот ты падаешь дутом, а у меня все валится из рук. (Заплакала.)

Входит Алексей.

Алексей. Отец! Странное явление!

Щеглов. Что такое?

Алексей. Твой Аркадий Сергеевич Скуратов собственной персоной. Какой-то у него вид побитый. Как будто первый раз в дом приходит. Просит узнать, примешь ли ты его.

Щеглов (жене). Кто его звал?

Щеглова. Поговори с ним, может быть, что-нибудь прояснится.

Щеглов. И так все яснее ясного.

В комнату входит Скуратов.

Затемнение

Из затемнения луч на Скуратова и Щеглова.

Свет. Клиника. Разговор среди врачей.

Костромин. Серафима Петровна, я хочу с вами посоветоваться.

Огуренкова. Я вас слушаю.

Костромин. У нас в третьем отделении лежит некая Павлова... Она дочка большого чиновника из министерства какой-то промышленности. Они просят, чтобы оперировал только сам Щеглов.

Подходит доктор Забродина.

Забродина. Добрый день. Ну так что?

Огуренкова. Что?

Забродина. Ну на картину-то вы пойдете?

Костромин. Какую картину?

Забродина. Давно висит объявление. Местком подал коллективную заявку на художественный фильм "Анатомия любви". Костромина, конечно, записываю.

Костромин. Я уже видел.

Забродина. Ну и как?

Костромин. Любовь есть, анатомии нет.

Огуренкова. А меня запишите обязательно. Нужно быть в курсе!

Забродина. Записываю. Вы сегодня прелестно выглядите, Серафима Петровна! (Вошедшему Бабаяну, прикуривая.) Благодарю вас.

Забродина уходит. Бабаян садится в кресло.

Костромин. Они просят, чтобы оперировал только сам Щеглов. А к нему теперь не подступись - не так воспримет. Прямо не знаю: как быть?

Огуренкова (замечает Бабаяна). Надо это дело пустить по официальным каналам. Подготовьте медицинское заключение и направление... а там посмотрим... (Уходит.)

Костромин (подходит к Бабаяну). Говорят, у Ивана Ивановича с Аркадием Сергеевичем произошел крупный разговор. Ты не знаешь, в связи с чем? Странно, Иван Иванович всегда его так поддерживал, а тут - на тебе...

Бабаян. Ну, а что ты думаешь о Скуратове?

Костромин. А ты?

Бабаян. Способный человек... На все способный...

Затемнение

Читать полностью  http://lib.rus.ec/b/37183/read



Категория: Культура | Просмотров: 641 | Добавил: kvistrel | Теги: пьесы, кинозал, Сергей михалков, советская культура, наше кино
Календарь Логин Счетчик Тэги
«  Апрель 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
наше кино кинозал история СССР Фильм литература политика Большевик буржуазная демократия война Великая Отечественная Война теория коммунизм Ленин - вождь работы Ленина Лекции поэт СССР Сталин атеизм религия Ленин марксизм фашизм Социализм демократия история революций экономика китай советская культура кино классовая борьба красная армия классовая память Сталин вождь писатель боец Аркадий Гайдар Парижская Коммуна учение о государстве научный коммунизм Ленинизм музыка Карл Маркс Биография философия украина дети воспитание Коммунист Горький антикапитализм Гражданская война Энгельс МАРКС наука США классовая война коммунисты театр титаны революции Луначарский сатира молодежь песни комсомол профессиональные революционеры Пролетариат Великий Октябрь история Октября слом государственной машины история Великого Октября социал-демократия поэзия рабочая борьба деятельность вождя съезды партии партия пролетарская революция рабочий класс Фридрих Энгельс документальное кино Советское кино научный социализм рабочее движение история антифа культура империализм исторический материализм капитализм россия История гражданской войны в СССР Ленин вождь Политэкономия революция диктатура пролетариата декреты советской власти пролетарская культура Маяковский критика
Приветствую Вас Товарищ
2018