К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, изд. 2
Содержание тома 43


ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Пролетарии всех стран, соединяйтесь ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС

И

Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе

ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва'1976


К. МАРКС

И

Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ

43


3K1

10101-183 „

M --------- ~ Подп

07У(О2)-76


[ v

ПРЕДИСЛОВИЕ

43 (дополнительный) том Сочинений К. Маркса и Ф. Эн­гельса содержит произведения, написанные с июня 1848 по август 1849 г., в период буржуазно-демократических рево­люций в Европе, и не вошедшие в 5 и 6 тома настоящего изда­ния. Поскольку эти статьи печатались без подписи, а рукописи их не сохранились, они ранее не включались в состав Сочине­ний. Принадлежность их Марксу и Энгельсу установлена в последние годы в результате тщательной исследовательской работы. В том вошли, также некоторые документы, характери­зующие деятельность основоположников марксизма за это время.

Основную часть тома составляют статьи, опубликованные в издававшемся Марксом и Энгельсом органе революционно-пролетарского крыла немецкой и европейской демократии — «Neue Rheinische Zeitung». Эта газета представляла инте­ресы прогрессивных, демократических сил немецкого народа и прежде всего рабочего класса, впервые выступившего на политическую арену; она откликалась на все важнейшие события революции как в Германии, так и в других европей­ских странах, оценивая их с точки зрения пролетариата. «Neue Rheinische Zeitung» выполняла роль организатора и воспитателя трудящихся масс, через нее Маркс и Энгельс руководили деятельностью членов Союза коммунистов в Гер­мании, сплачивали и мобилизовывали революционные силы страны на борьбу за решение насущных политических и соци­альных проблем.

Большинство публикуемых в томе статей относится к тому nepnoflyj когда в Германии и других странах реакция пере-


VI


ПРЕДИСЛОВИЕ


шла в открытое наступление на демократические свободы, завоеванные народными массами в первые месяцы революции. В статьях Маркса и Энгельса затрагиваются такие проблемы, как тактика рабочего класса и революционной демократии в Германии во время подготовки и осуществления реакцион­ными силами контрреволюционного переворота в Пруссии; вопрос о национальном объединении Германии в связи с вой­ной между германскими государствами и Данией из-за Шлез­виг-Гольштейна; важнейшие аспекты национально-освободи­тельного движения в Италии. Центральное место в томе занимают статьи, освещающие развитие революции в Венгрии, героическую борьбу венгерской народной армии против воо­руженных сил Габсбургской монархии. Тематически примы­кая к уже опубликованным на русском языке статьям Маркса и Энгельса этого периода, работы, включенные в настоящий том, во многих отношениях существенно дополняют их.

Том открывается статьями о войне в Шлезвиг-Гольштейне и о действиях контрреволюции в Пруссии. Эти статьи расши­ряют наши представления о тактике Маркса и Энгельса в бур­жуазно-демократической революции, о борьбе, которую они вели на страницах газеты в защиту революционных завоеваний народных масс, против наступления контрреволюционных сил, против репрессий прусского правительства по отношению к демократическим деятелям. Таковы, например, статьи «Д-р Готшальк», «Попытка выслать Шаппера» и др. Статья Маркса «Падение министерства Кампгаузена» является первым откли­ком на замену этого либерального министерства более правым, знаменовавшую переход реакции к активным действиям.

Анализируя непосредственные результаты мартовской рево­люции в Германии, Маркс и Энгельс отмечали ее незавершен­ность. Народные массы, вырвав ряд уступок у монархов, не сумели добиться решительной победы над феодализмом. Причину такого половинчатого характера германской револю­ции основоположники марксизма видели в первую очередь в политике пришедших к власти либеральных буржуа. Немец­кая буржуазия, дряблая, трусливая, неспособная к решитель­ным действиям, как неоднократно характеризовал ее Маркс, была напугана активностью масс, особенно революционными выступлениями французского пролетариата в июне 1848 г. и пошла на компромисс с дворянско-монархическими кругами, на прямое предательство интересов народа.

Несколько статей непосредственно отражают проводив­шуюся «Neue Rheinische Zeitung» кампанию борьбы за отказ от уплаты налогов. Эта кампания была одним из средств про-


ПРЕДИСЛОВИЕ


VII


тиводействия подготовке контрреволюционного государствен­ного переворота в Пруссии. Редакционное примечание к статье «Финансовый план левых» (8 сентября 1848 г.) представляет собой первое выступление газеты против уплаты налогов и показывает, что инициаторами кампании были именно Маркс и Энгельс (см. настоящий том, стр. 21). Особый интерес пред­ставляет написанная 18 ноября 1848 г. статья «Отказ от уплаты налогов и деревня», в которой отмечается важность вовлечения в борьбу широких крестьянских масс и подчеркивается, что одним из основных условий успешного противодействия кон­солидирующейся реакции является объединение всех демокра­тических сил страны. «Позиция Берлина, — пишет Маркс, имея в виду прусское Национальное собрание, — может быть обеспечена лишь благодаря революционной энергии провинций, позиция крупных провинциальных городов, и особенно главных городов провинций, может быть обеспечена лишь благодаря революционной энергии деревни» (настоящий том, стр. 43). В связи с этой кампанией Маркс и Энгельс подвергают резкой критике колебания и нерешительность оппозиционных депута­тов прусского Национального собрания, а также либералов и буржуазных демократов в общегерманском собрании во Франк­фурте, указывая, что все они, включая левое крыло, оказались неспособными к серьезному сопротивлению контрреволюцион­ной политике правительства Пруссии.

На страницах «Neue Rheinische Zeitung» Маркс и Энгельс вели неустанную борьбу за разрешение основной задачи гер­манской революции — национального объединения страны. Основоположники марксизма выступали за объединение Гер­мании «снизу» путем революционного свержения обветшалого абсолютистского строя в государствах, входивших в Герман­ский союз, в первую очередь в Пруссии и Австрии.

Разоблачение Марксом и Энгельсом непоследовательности франкфуртского Национального собрания в вопросе о нацио­ нальном объединении Германии нашло отражение в нескольких публикуемых в томе статьях, освещающих вооруженный конф­ ликт германских государств с Данией из-за Шлезвиг-Голь­ штейна. Маркс и Энгельс подходили к решению шлезвиг-голь-штейнского вопроса с революционных позиций. Националь­ но-освободительное движение в подвластных датской монархии и населенных в основном немцами герцогствах Шлезвиг и Голь-штейн, отмечала «Neue Rheinische Zeitung», было частью борьбы за преодоление унаследованной от феодальной эпохи политической раздробленности Германии, за объединение немецких земель в едином демократическом государстве.


vin


ПРЕДИСЛОВИЕ


В этих статьях, принадлежащих главным образом перу Энгельса, разоблачается сговор правящих кругов Пруссии с датской короной, которую поддерживали реакционные правящие круги Англии и царской России. Энгельс подчеркивает предатель­ ский характер политики прусского правительства в этом вопросе, препятствовавшей достижению германского единства. В связи с этим он подвергает резкой критике двусмысленную позицию немецкой либеральной буржуазии, которая в данном случае выражалась в бездеятельности франкфуртского Националь­ного собрания во внешнеполитических вопросах, в его по­творстве реакционным силам.

К статьям Маркса и Энгельса по поводу революционного восстания в Вене в октябре 1848 г., опубликованным в 5-м томе настоящего издания, примыкают статьи «Вести из Вены», «Швейцарские свидетельства героических деяний австрий­ской армии в Вене», написанные уже после разгрома восстания. Разоблачая попытки реакционной печати представить само восстание и обстоятельства его поражения в искаженном виде, а также опорочить его участников, Маркс и Энгельс воссоз­дают здесь истинную картину этих событий.

В том входит значительная группа статей и корреспонден­ ций Энгельса, написанных во время его пребывания в Швейца­рии с октября 1848 г. до января 1849 г., куда он вынужден был выехать в связи с репрессиями прусских властей против «Neue Rheinische Zeitung». Энгельс рассеивает иллюзии не­мецких мелкобуржуазных демократов, которые отвергали требование централизованной демократической германской рес­публики и видели образец государственного устройства буду­щей объединенной Германии в основанном на федералистских принципах политическом строе Швейцарии. В корреспонден­циях, посвященных, в частности, деятельности Федерального собрания и его палат, Энгельс обращает внимание на такие отрицательные черты политической жизни Швейцарии, обус­ловленные сохранением пережитков партикуляризма в ее конституции, как ограниченность мелкими кантональными интересами, узость кругозора ее политических деятелей, оторванность от задач европейской революции. В то же время Энгельс указывает и на определенные прогрессивные тенден­ ции в развитии страны, выражавшиеся в ряде реформ, направ­ленных на осуществление буржуазной централизации.

Статья «Германская центральная власть и Швейцария», ряд других корреспонденций Энгельса посвящены конфликту по вопросу о предоставлении права убежища немецким и италь­янским революционным эмигрантам между Швейцарией, с


ПРЕДИСЛОВИЕ


IX


одной стороны, и так называемым имперским правительством Германии и австрийским командованием в Италии, с другой. Энгельс осуждает попытки вмешательства реакционных сил извне во внутренние дела швейцарского народа.

Энгельс освещает и ту борьбу, которую вели между собой консервативные и радикальные круги Швейцарии. Он подчер­ кивает, что сторонники недавно разгромленного «Зондер-бунда» — сепаратистского объединения реакционных канто­нов — пытаются отстоять еще сохранившиеся у них позиции и вернуть утерянные. В ряде статей Энгельс касается стремле­ния консервативных кругов Швейцарии сохранить отжившую систему «капитуляций», которая узаконивала поставку швей­царских наемников наиболее реакционным европейским пра­вительствам и превращала страну, по его выражению, в «старейшее и наиболее устойчивое обиталище реакционного варварства в Европе» (настоящий том, стр. 84—85). Сторон­ники сохранения «капитуляций» опасаются, пишет Энгельс, что отказ от них приведет к увеличению избытка населения и к образованию нового класса «сельских пролетариев, кото­рый одним лишь своим существованием должен опрокинуть все прежние отношения собственности...» (настоящий том, стр. 84).

С большим вниманием Энгельс следил за развитием рабо­чего движения Швейцарии. Подчеркивая, что швейцарские и немецкие рабочие составляют в стране «подлинно рево­люционную силу народа», он в то же время указывал, что «пролетариат еще очень слабо представляет себе свое собственное положение и средства освобождения» (настоящий том, стр. 219). Это обстоятельство, отмечает Энгельс, не раз позволяло кон­сервативным слоям буржуазии использовать швейцарских рабочих в своих интересах.

Публикуемые в настоящем томе статьи и заметки Энгельса о ходе военных действий в Италии — новое свидетельство того, что основоположники марксизма горячо поддерживали национально-освободительное движение итальянского народа против австрийского господства. Перед революцией в Италии, начавшейся еще в январе 1848 г. народным восстанием в Си­цилии, стояла задрча освобождения от иноземного влады­ чества, уничтожения феодально-монархических режимов, объ­единения страны. Маркс и Энгельс рассматривали борьбу итальянцев за свою независимость как один из важных очагов европейской революции.и надеялись на ее успех. «После мно­гих кровавых жертв, — писал Энгельс в августе 1848 г., — Италия все же добьется победы...» (настоящий томл стр. 10).


X


ПРЕДИСЛОВИЕ


При этом Маркс и Энгельс постоянно подчеркивали, что победа итальянского народа зависит от того, сможет ли он взять дело национального освобождения в свои руки. В ряде публи­куемых в томе статей Энгельс вскрывает предательский по существу характер политики сардинского короля Карла-Альберта, его стремление использовать национально-осво­бодительное движение в династических целях. Энгельс убеди­тельно доказывает, что такая политика обусловлена классовыми интересами, страхом перед возможностью установления республиканского строя (см. настоящий том, стр. 14—15). Победа итальянского народа, писал Энгельс в статье «Сводка из Милана», станет возможной только тогда, когда Италия «покажет, что для завоевания свободы и национальной незави­симости она не нуждается в жалкой личности сардинского короля» (настоящий том, стр. 10). Энгельс приветствовал возобновление военных действий Пьемонта против Австрии весной 1849 года. Он полагал, что, несмотря на поражение пьемонтцев, бездарность и граничащую с предательством не­решительность их генералов, итальянский народ сможет про­держаться до подъема новой революционной волны во Фран­ции. Тогда это казалось ему весьма вероятным. Отмечая усиление национально-освободительного движения в Италии, Маркс и Энгельс особо подчеркивали, что оно отвлекало зна­чительные силы Габсбургской монархии с венгерского театра военных действий.

Героической революционной борьбе венгерского народа, как показывают публикуемые в настоящем томе статьи Энгельса, основоположники марксизма уделяли огромное внимание. Маркс и Энгельс считали, что эта борьба, наряду с движением в Ита­лии, и прежде всего в союзе с революционно-демократиче­скими силами внутри самой Австрии, способна сокрушить реакционную монархию Габсбургов. Они подчеркивали, что война венгерского народа за независимость носит под­линно революционный характер и находится в русле борьбы народных масс Европы за революционно-демократические преобразования.

В условиях, когда контрреволюция в Европе повсеместно перешла в наступление и революционным силам приходилось вести тяжелые оборонительные бои, отчаянная схватка венгер­ского народа с одним из столпов европейской реакции откры­вала перспективы нового революционного подъема. Маркс и Энгельс полагали, что события в Венгрии могли послу­жить той искрой, из которой вновь разгорится пламя евро­пейской революции.


ПРЕДИСЛОВИЕ


XI


В ноябре 1848 г., накануне вооруженной интервенции им­ ператорских войск под командованием Виндишгреца в Венгрию, Маркс предложил Энгельсу, находившемуся тогда в Швей­царии, написать для «Neue Rheinische Zeitung» статью о наци­ональных противоречиях в этом районе (см. письмо Маркса Энгельсу от 29 ноября 1848 г. — настоящее издание, т. 27, стр. 124). Вслед за этой статьей, опубликованной в январе 1849 г. под названием «Борьба в Венгрии» (настоящее издание, т. 6, стр. 175—186), Энгельс начал регулярно помещать на страницах газеты обзоры положения на венгерском театре военных действий. Всего с января по май 1849 г. появилось около ста таких статей, большая часть которых до сих пор на русском языке не публиковалась.

Освещение венгерских событий представляло тогда зна­чительные трудности. Венгрия была отрезана от остальной Европы плотным вражеским кольцом. Основным источником информации об обстановке в ней служили официальные сооб­ щения австрийских властей: бюллетени командования импера­торских войск и другие материалы, сознательно искажавшие действительное положение вещей. Не уступали им в этом настроенные откровенно антимадьярски австрийские и герман­ские газеты. Нужно было обладать проницательным умом, талантом публициста, военного историка и теоретика, чтобы отсеять из потока домыслов, лжи и путаницы крупицы прав­дивых сведений и создавать на этой основе не просто объек­тивные обзоры военного положения, но и острые политичес­кие статьи. Эту задачу Энгельс выполнял с большим мастерст­ вом. Впоследствии он с гордостью отмечал: «Мы на основании австрийских сводок удивительно верно изобразили в «Neue Rheinische Zeitung» ход венгерской войны и блестяще, хотя и осторожно, делали предсказания» (настоящее издание, т. 28, стр. 68). Работа над статьями, освещавшими ход военных действий в Венгрии, побудила Энгельса заняться вопросами военной теории и военного искусства еще основательнее, чем при освещении военной стороны июньского восстания 1848 г. в Париже. Изучение кампании в Венгрии дало ему важнейший материал для дальнейшей разработки стратегии и тактики революционных освободительных войн. Публикуемые в томе статьи Энгельса о Венгрии, вместе с известными ранее по 6-му тому настоящего издания, несмотря на отдельные фактичес­кие неточности, по сей день представляют большой интерес как яркое и подробное описание национально-освободитель­ной войны венгерского народа в 1849 г., вышедшее из-под пера пролетарского публициста и знатока военного дела.


XII


ПРЕДИСЛОВИЕ


Энгельс начал публикацию своих военных обзоров и ста­ тей в момент, когда революция в Венгрии переживала трудные дни. Венгерская армия отступала, императорские войска за­няли Буду и Пешт, революционное правительство вынуждено было переехать в Дебрецен. Вся австрийская и проавстрий-ская печать предсказывала полное поражение венгров. В этой обстановке с особой силой проявился блестящий военно-ана­литический талант Энгельса, указавшего, что война в Венгрии еще далеко не закончена, что революция обладает широкими резервами. «Сила венгерского восстания, — писал он в начале февраля 1849 г. в статье «Из Баната», — отнюдь не уничтожена и в данный момент еще весьма велика...»(настоящийтом, стр.104). Оптимизм Энгельса в этом отношении базировался на точном учете всех факторов, способных существенно повлиять на ход военных действий. Настроение населения, выучка и экипировка войск, состояние коммуникаций, снабжение армии, личные качества военачальников, характер местности, особенности климатических условий — все это подвергалось пристальному рассмотрению и критическому анализу. Основным фактором, позволявшим рассчитывать на победу венгерской революции, Энгельс считал преимущества революционного способа ведения войны по сравнению с действиями войск феодально-абсолютист­ской Австрии. Регулярная армия Габсбургской монархии, во многом еще несшая на себе груз традиций феодальной эпохи, столкнулась с тактикой революционной войны народа, борю­щегося за свою независимость. «Императорским войскам, — отмечал Энгельс в статье «Победы венгров», — теперь вновь приходится в Венгрии на своем горьком опыте убеждаться в пра­вильности уроков 50-летней давности, полученных ими при Жемапе и Флёрюсе: вести войну с революцией не так-то легко!» (настоящий том, стр. 387).

В ряде статей Энгельс характеризует отличительные черты революционной войны в Венгрии: ее народный характер, выз­ ванный ею массовый патриотический подъем и широкое соче­тание действий регулярных войск с партизанским движением. Он отмечает высокую маневренность венгерской революционной армии, умелую тактику ее командования, направленную на рас­членение сил противника, заманивание его в глубь незнакомой территории с враждебным населением, создание постоянной угро­зы для вражеских коммуникаций, решительные меры пресечения контрреволюционных происков. Именно эти качества, указывает Энгельс, объясняют военные успехи революционной Венгрии.

Во многих статьях Энгельс разоблачает лживый, тенденциоз­ный характер сообщений о положении-в Венгрии, распростра-


ПРЕДИСЛОВИЕ


XIII


няемых проавстрийскими газетами («Kölnische Zeitung», аугсбургская «Allgemeine Zeitung» и др.) с целью дезинформа­ции немецкого читателя. Его обзоры и корреспонденции несли в массы правду о героических действиях венгерских вооружен­ных сил, мобилизовывали общественное мнение в Германии на защиту национально-освободительной борьбы венгерского наро­да. Тщательный критический анализ содержания официаль­ных сообщений, сопоставление их с другими источниками давали Энгельсу возможность не только восстановить в общем правильную картину хода военных действий, но и во многих случаях верно предугадать их дальнейшее развитие. Так, например, он раньше других понял и указал, что отход венгер­ских войск за Тису предоставит им новые преимущества, обес­печит свободу оперативных действий в степных районах, среди многочисленных рек и болот; точно определил на­правление будущего наступления мадьяр и т. д.

Энгельс высоко оценивал способности венгерских и поль­ ских военачальников, возглавлявших революционную армию Венгрии, особенно Гёргея, Дембинского и Бема. Он противо­поставлял их тактическую гибкость, инициативу и храбрость консерватизму и рутине австрийских генералов. Правда, почти не располагая тогда венгерскими источниками, Энгельс не мог знать о той закулисной борьбе, которая велась так назы­ваемой «партией мира» и, в частности, Гёргеем против левого крыла венгерских революционных сил и имела своим резуль­татом клеветническую кампанию, приведшую к отставке од­ ного из лидеров левых — Ласло Мадараса, смещению Дембин­ского с поста главнокомандующего. Все подробности этих поли­ тических интриг, оказавших отрицательное влияние на исход национально-освободительной борьбы венгерского народа, стали известны Энгельсу лишь позднее, когда он познакомился с мемуарами некоторых участников революции 1848—1849 гг. (см. настоящее издание, т. 28, стр. 68).

Революционный характер войны венгров за свою незави­ симость, участие в ней широких народных масс, стимулом для которого было проведение правительством мер, направлен­ных на ликвидацию феодальных пережитков, Энгельс счи­ тал важнейшим залогом успеха национально-освободительной борьбы.

Оценка Энгельсом потенциальных возможностей венгер­ской революции оказалась правильной. Уже в начале апреля 1849 г. война вступила в новую фазу. Началось победоносное весеннее наступление венгров. Угроза военного поражения нависла над Габсбургской монархией.


XIV


ПРЕДИСЛОВИЕ


Энгельс надеялся, что продвижение венгерской армии к границам Австрии будет поддержано революционным вос­ станием в столице империи. Он указывал, что демократические элементы Вены ждут перехода венгров через Лейту. «В Вене царит сильное возбуждение, — сообщает он. — Рабочие ли­куют» (настоящий том, стр. 400). Отказ венгерского командо­вания от наступления на Вену был серьезной ошибкой, как впоследствии отмечал Энгельс (см. настоящее издание, т. 14, стр. 269—270; т. 28, стр. 54).

Огромную угрозу для венгерской революции Энгельс видел в возможном выступлении на стороне Австрии русского царизма. Николай I опасался, что революционные события вблизи гра­ ниц Российской империи могли значительно ослабить позиции самодержавия в польских землях и оказать революционизирую­щее влияние на демократические силы и борьбу народных масс в самой России. Уже в феврале 1849 г. Энгельс указывал на вероятность сговора между Габсбургами и Романовыми. Учас­тие, хотя и ограниченное, вспомогательных частей царской России в военных действиях против Бема в Трансильвании под­твердило эти опасения. Он полагал, что предотвратить альянс двух династических режимов могло бы только новое революцион­ное восстание в самой Австрии, способное привести к падению монархии Габсбургов еще до того, как на помощь ей придут царские войска.

Значительное место в цикле венгерских статей Энгельса занимает освещение финансовой политики революционного правительства Венгрии. Вторжение осенью 1848 г. в Венгрию войск Елачича, а затем и открытая интервенция австрийской армии потребовали срочной мобилизации средств на создание армии и организацию обороны страны. В этих тяжелых усло­ виях Кошут и его сторонники вынуждены были прибегнуть к широкому выпуску бумажных денег — шаг, который в данной ситуации Энгельс рассматривал как революционную меру. Он отмечал, что финансовая политика революционных влас­тей Венгрии опиралась на широкую поддержку всего насе­ления страны, которое активно сопротивлялось попыткам австрийцев изъять из обращения «кошутовские банкноты».

Публикуемые в настоящем томе статьи Энгельса о собы­тиях в Венгрии существенно расширяют и углубляют также наши представления об отношении основоположников марк­сизма к одной из сложнейших проблем революции 1848— 1849 гг. — национальному вопросу. Эта проблема имела осо­ бую остроту на территории многонациональной Австрийской империи.


ПРЕДИСЛОВИЕ


XV


Возглавившее венгерскую революцию в силу неразвитости капиталистических отношений либеральное дворянство из-за своей двойственности и классовой ограниченности оказалось неспособным flb конца осуществить ликвидацию всех остатков феодализма и, в частности, решить национальный вопрос. Ошибочное представление лидеров венгерской революции, что прогрессивные буржуазные преобразования и предоставле­ние гражданских прав всему населению страны независимо от национальности автоматически снимут национальный вопрос с повестки дня, имело отрицательные последствия. Любое национальное движение заранее рассматривалось ими как контрреволюционное, инспирированное либо Австрией, либо русским царизмом. Были упущены благоприятные возможности поднять против Габсбургской монархии демократические силы славян и румын.

В славянских землях Австрийской империи (за исключе­ нием чешских и словацких) те слои населения, которые объек­тивно были заинтересованы в осуществлении буржуазно-демо­кратических преобразований, — торговая буржуазия, а также городская и сельская мелкая буржуазия, — не смогли возгла­вить национальное движение своих народов. В результате во главе его встали феодально-монархические элементы, ко­ торые пошли на сговор с правящими кругами Габсбургской монархии, что дало возможность реакционным силам исполь­зовать воинские формирования южных славян против венгер­ской революции. Это послужило причиной отрицательного отношения Энгельса к тогдашним планам автономии славян внутри Австрийской империи и под ее эгидой. В то же время Энгельс неоднократно отмечал, что южные славяне были обмануты демагогическими обещаниями австрийских правя­щих кругов и неизбежно окажутся вскоре перед крахом своих иллюзий. Он предсказывал, что австрийские правящие круги, подавив революцию, не только откажутся от всех своих обещаний, данных в 1848—1849 гг. национальным лидерам славян, насе­лявших империю, но и увидят «в будущем гораздо лучшего союзника» в перешедшей на сторону императора венгерской знати, чем в славянских народах (см. настоящий том, стр. 292— 293). Тем самым Энгельс по существу высказал прозорливое предвидение создания дуалистического Австро-Венгерского государства, что и произошло в 1867 году.

Говоря о коварной и лицемерной политике монархии Габс­ бургов по отношению к населению входивших в ее состав сла­ вянских земель, Энгельс подчеркивал, что эта политика стала возможной в результате их экономической и политической


XVI


ПРЕДИСЛОВИЕ


отсталости и что развитие в них капитализма неизбежно приведет к конфликту монархии с ее бывшими союзни­ками.

Публикуемые в томе статьи показывают, с к%ким неослаб­ ным вниманием Энгельс следил за появлением симптомов роста национального самосознания славянских народов, за развитием классовой борьбы в населенных ими землях Австрийской импе­рии. Он приводит множество фактов, свидетельствующих об обострении противоречий между феодально-клерикальным и либеральным крылом в сербском национальном движении, о возмущении сербского населения лицемерной политикой австрийских властей, попиравших его национальные права и интересы. Выражением этой политики явилась октроирован­ ная австрийским императором 4 марта 1849 г. конституция, игнорировавшая вопрос о национальной автономии Хорват­ ских и Сербских земель и вызвавшая глубокое разочарование населения этих районов. В статье «О военной диктатуре в Авст­рии», оставшейся в рукописи, Энгельс по этому поводу писал: «До сих пор манера австрийцев добиваться победы посредством трусливого предательства, а после победы вести себя более варварски, чем самые отъявленные бандиты, вызывала озлоб­ление только у немцев и мадьяр. Теперь это чувство раз­ деляют и славяне. Их заманивали обещаниями создать «славян­скую Австрию», их использовали для того, чтобы одержать победу в Италии и Венгрии, а в благодарность их вновь от­брасывают назад, под гнет старого меттерниховского палоч­ного режима» (настоящий том, стр. 439).

Энгельс отмечает также участившиеся случаи дезертирства в хорватских войсках Елачича, потерявших желание воевать в защиту интересов Габсбургской династии, волнения среди славянского населения пограничных районов империи, так называемой Военной границы (см. настоящий том, стр. 186, 236, 244 и др.). Эти факты вселяли в Энгельса надежду, что у обманутых славян откроются глаза на политику император­ского правительства, что будет способствовать созданию в Авст­ рийской империи единого антимонархического фронта и усилит позиции венгерской революции.

Признаки пробуждения среди славянских народов симпа­тий к революционной Венгрии вызывали у Энгельса особый интерес. Каждое сообщение о тенденциях отдельных участни­ков сербского и хорватского национального движения к сбли­ жению с мадьярами, о контактах между лидерами этих движений и венгерским правительством привлекает его внимание (см. настоящий том2 стр. 226, 235—236 и 318, 342).


ПРЕДИСЛОВИЕ


XVII


С удовлетворением Энгельс указывает, что большинство словаков выступило на стороне венгерской революции. Словаки, писал он, решительно перешли на сторону венгров, «после того как последние освободили словацких крестьян от феодальных повинностей и сделали некоторые уступки в отношении языка и национального чувства» (настоящий том, стр. 404).

Энгельс с большим интересом следил за усилившимися под влиянием венгерской революции крестьянскими волнениями в Галиции, где крестьяне выступали против принудительных рекрутских наборов, и особенно в Буковине, где ширилось крестьянское движение среди гуцулов под руководством Л. Кобылицы. Последнее Энгельс считал возможным прологом к восстанию крестьян в других частях Австрийской империи. «В добрый час, крестьянская война в Австрии!» — писал он (настоящий том, стр. 352).

Энгельс видел необходимость более гибкой национальной политики со стороны руководителей венгерской революции, которые в этом отношении часто не проявляли необходимой дальновидности и последовательности. Оценивая успешные действия генерала Бома в Трансильвании, Энгельс подчеркивал, что его победы были во многом обеспечены продуманной поли­тикой этого талантливого революционного военачальника, учитывающей национальные' требования даже тех народов, которые поначалу были вовлечены в русло антимадьярского движения.

Неблагоприятное для революционного движения соотноше­ние сил как внутри охваченных массовой борьбой стран, так и на международной арене помешало дальнейшему развитию революционного процесса, на которое надеялись Маркс и Эн­гельс. К осени 1849 г. контрреволюция восторжествовала во всей Европе.

После прекращения 19 мая 1849 г. выхода «Neue Rheinische Zeitung» основоположники марксизма лишились печатной три­ буны и не имели тогда возможности проследить до конца ход революционных событий. Опыт буржуазно-демократических революций был обобщен ими лишь в последующие годы, в анг­ лийской эмиграции. Однако статьи Маркса и Энгельса, написан­ ные в революционные годы, навсегда вошли в теоретический арсенал международного рабочего движения и по сей день сохраняют актуальное значение.

В разделе «Из рукописного наследства» публикуются две статьи Энгельса, дошедшие до нас только в рукописи: «О воен­ной диктатуре в Австрии» и «О мобилизации ландвера в Прус­сии», а также его заявление в защиту добровольческого отряда


XVIII


ПРЕДИСЛОВИЕ


Виллиха. Ряд включаемых в раздел документов расширяет наши представления о творческой лаборатории Маркса: фрагмент чернового наброска к статье «Буржуазия и контрреволюция», предварительный набросок речи на первом процессе «Neue Rheinische Zeitung», заметки по поводу ареста В. Вольфа, о факельном шествии кёльнского Рабочего союза и др. Публи­куются также некоторые другие документы, принадлежащие перу основоположников марксизма: расписки Энгельса в связи с получением средств для Союза коммунистов, черновики заявления Маркса по вопросу о праве гражданства и некоторые другие.

В раздел «Приложения» включены материалы, относящиеся к практической деятельности Маркса и Энгельса в период рево­люции 1848—1849 гг., в частности отчеты об их выступлениях на народных собраниях, заседаниях кёльнского Рабочего союза, который они стремились превратить в массовую организацию, опору для создания будущей партии германского пролетариата. Ряд документов отражает репрессии властей против «Neue Rheinische Zeitung», полицейские преследования Маркса и Энгельса в Германии и во Франции.

* * *

Все статьи, вошедшие в основную часть тома, на русском языке публикуются впервые. Некоторые материалы, помещен­ ные в разделе «Из рукописного наследства» и в «Приложениях», уже публиковались на русском языке в периодических органах советской печати, что оговаривается в концовках к этим доку­ментам.

Заглавия статей, данные редакцией, отмечены звездочкой.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС


К.МАРКС

и

Ф. ЭНГЕЛЬС

июнь 1848 -август 1849


К.МАРКС Ф.ЭНГЕЛЬС

СТАТЬИ ИЗ «NEUE RHEINISCHE ZEITUNG»

з июня 1848 -и мая 1849


[1

ПОРАЖЕНИЕ ГЕРМАНСКИХ ВОЙСК ПРИ СУНДЕВИТЕ »

Шлеавиг. Итак, германские войска снова разбиты, герман­ско-прусская политика снова потерпела блистательное пораже­ ние! Таков результат торжественных обещаний создать еди­ ную сильную Германию! — Те дни, когда можно было вос­пользоваться первой победой, растрачены в бесполезных пере­говорах, на которые противник пошел лишь вынужденно, чтобы выиграть время для нового сопротивления. А когда Рос­ сия заявляет, что она вмешается, если не будет очищена Ютлан­дия, то и тогда всё еще не замечают, что же лежит в основе предложения о перемирии, не находят в себе мужества решиться на давно угрожавшую, давно ожидаемую, ставшую неизбежной борьбу с Россией! Нет, политика силы не способна себе помочь, она трусливо отступает, и при этом отступлении «храбрых» гвардейцев побеждают «маленькие» датчане! Если здесь не замешана открытая измена, то проявляется столь вопиющая неспособность, что в любом случае руководство всем этим делом надо передать в другие руки. Сочтет ли себя Нацио­нальное собрание во Франкфурте, наконец, вынужденным де­лать то, что давно должно было бы стать его обязанностью, то есть взять в свои руки внешнюю политику? Или же оно и на этот раз, «пребывая в уверенности, что власти исполняют свои обязанности» 2, перейдет к очередному пункту своей повестки дня?

Ниже мы приводим сообщение из «Schleswig-Holsteinische Zeitung» о наступлении датчан при Сундевите:

Рендсбург, 29 мая. На вчерашний день (воскресенье, 28-го) была назначена смена союзных войск, занимавших передовые позиции перед


2 ПОРАЖЕНИЕ ГЕРМАНСКИХ ВОЙСК ПРИ СУНДЕВИТЕ

Альзеном. Об этом, должно быть, получили сообщение датчане, которые вообще в той местности хорошо обслуживаются своими шпионами. Зна­чительно усиленные войсками, снова переведенными в последние дни с Фюнена на Альзен, датчане совершили высадку на шлезвигском берегу, однако с немецкой стороны, кажется, не заметили всей опасности этого, поскольку там внимание было поглощено передвижением собственных отводимых и стягиваемых войск. Вскоре после того, как немцы выставили новые пикеты, они были внезапно атакованы значительно превосходя­щими силами пехоты и артиллерии датчан под Дюппельскими высотами, тогда как одновременно западнее Эркенсунда (при Альнёре и Треппе) появилось множество кораблей и канонерок, создавая видимость того, что и здесь также будет производиться высадка. Очевидно, датчане хо­тели, таким образом, расчленить немецкие войска, что, однако, удалось им лишь в незначительной степени. А на Дюппельских высотах уже разго­релся жаркий бой, в ходе которого обе стороны понесли от артиллерий­ского огня большие потери ранеными, а также убитыми (цифры еще не известны). Датчане сражались доблестно. Их войска, введенные в бой под прикрытием корабельных пушек, а также фланкирующего огня сухо­путной артиллерии, исчисляются 8 тысячами человек, тогда как наши силы, вероятно, едва ли насчитывали'7 тысяч человек. Сражение длилось несколько часов, не принося решающего успеха ни одному из противни­ков, пока, наконец, около 7 часов вечера немецкие войска не сочли себя вынужденными начать отступление через Гравенштейн и севернее его вплоть до Кварса, в то время как датчане приблизились примерно на одну номецк.'") милю3 к Гравенштейну, в котором остановился наш арьергард.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

около 2 июня 1848 г. по

Перевод с немецкого

Напечатано ,

в «Neue Rheinische Zeitung» № 3, На Русском языке публикуется впервые

3 июня 1848 г.


[3

ВОПРОС О ПРИСОЕДИНЕНИИ

По всей Северной Италии теперь интригуют, с одной сто­роны, чтобы осуществить присоединение малых государств к Сардинии, а с другой — чтобы его предотвратить. Это как две капли воды похоже на интриги в Германии по вопросу о гегемонии 4. Карл-Альберт пытается создать некую итальян­скую Пруссию «на самой широкой основе», от Ниццы до Триеста. Дело это не отвечает никаким национальным интересам; в обоих случаях речь идет о местных интересах, об удовлетворении провинциального тщеславия, с которым можно будет покон­чить лишь путем образования единой неделимой Италии. До тех же пор в этом вопросе решающими являются лишь сообра­жения целесообразности момента, а они во всяком случае за присоединение, поскольку оно позволит хотя бы до некоторой степени сосредоточить силы для борьбы с Австрией.


Написано Ф. Энгельсом S июня 1848 г.

Напечатано

в «iVeue Rheinische Zeitung» M 4,

4 июня 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


4 ]

ПАДЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА КАМПГАУЗЕНА 5

Кёльн, 21 июня. 10 часов вечера. Нам сообщают из Берлина 20 июня:

Министерство Кампгаузена пало; сегодня утром в 8 часов г-н Камп-гаузен вернул свой портфель королю *. Когда собралось согласитель­ное собраниев, заседания которого были отложены до сегодняшнего утра в связи с предпринимавшимися попытками пополнить состав мини­стерства, его председатель ** зачитал письмо Кампгаузена, в котором тот уведомлял палату о своей отставке, поскольку ему не удалось попол­нить состав министерства. Господа Ганземан, фон Ауэрсвальд, Борне-ман, фон Патов, Рот фон Шреккенштейн и Шлейниц сидели на министер­ской скамье. Шреккенштейн — в качестве вновь назначенного военного министра, а Шлейниц, известный фаворит принцессы Прусской *** и ру­софил, в качестве министра иностранных дел. Ганземан и фон Ауэрсвальд дополнительно сделали заявления о том, что после отставки министра-пре­зидента все они, за исключением фон Шреккенштейна и Шлейница, оста­ются на своих постах лишь временно и что до образования нового каби­нета они будут решать только текущие дела.

К тому же обратились к согласительному собранию с просьбой об отсрочке заседаний палаты на неопределенное время.

Было решено отсрочить заседания до следующего понедельника.

Это известие не ошеломит наших читателей. Ведь мы еже­дневно предсказывали падение министерства Кампгаузена. При этом мы добавляли: либо новая революция, либо откро­венно реакционное министерство. Попытка совершить новую революцию потерпела неудачу. Русофильское министерство будет пролагать путь царю.

Написано К. Марксом 21 июня 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в экстренном приложении Тг ^

к «Neue Rheinische Zeitung» M 22, Но русском языке публикуется впервые
22 июня 1848 г.

* — Фридриху-Вильгельму IV . Ред. ** — К. А. Мильде. Ред. ••• — Августы-Марии-Луизы-Катарины. Ред.


f5

РЕЙХЕНШПЕРГЕР

Кёльн, 25 июня. Мы имели несчастье оказаться хорошими пророками. То, что мы предсказывали в своем № 19 7, слу­чилось. Г-н Рейхепшпергер из Трира действительно стал председателем палаты здешнего окружного суда. Это утешение в столь тяжкое время. Пусть свергают Гизо — Кампгаузена, пусть колеблется почва под ногами Дюшателя — Ганземана — однако гизо-дюшателевская система коррупции, кажется, хо­ чет пустить у нас новые корни. А что значат лица, когда налицо самый факт? — Впрочем, мы рекомендуем г-ну Рейхеншпер- геру адрес из Бернкастеля 8, опубликованный в нашем экстрен­ном приложении сегодня утром.

Написано И5 июня 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinüche Zeitung» M 26,

26 июня 1848 г, **° руоском языке публикуется впервые


6]

«ПЕРЕГОВОРЫ» О ПЕРЕМИРИИ 9

Перемирие все еще не заключено, как и не прекращены окончательно переговоры о нем. Сообщения, поступающие из главной квартиры Врангеля и из Копенгагена, постоянно противоречат друг другу. Известно лишь, что Врангель сна­чала отказался подписать соглашение о перемирии, что г-н Рец вернулся с этим отказом в Копенгаген и что вследствие этого в Ютландию начиная с 15 числа перебрасывались морем све­жие войска. Газета «Börsen-Halle» рассказывает, что, получив известие о заключении нового трехдневного перемирия, англий­ский и шведский посланники *, так же как и г-н Рец, напра­ вились из Копенгагена в Кольдинг. Одновременно с посланным туда же из Берлина генералом Нейманом они должны попы­таться устранить сопротивление Врангеля.

Все эти сведения поступают к нам через Копенгаген, тогда как ни из Берлина, ни из главной квартиры Врангеля не рас­ пространяется ничего, кроме бессодержательных слухов. Наше нынешнее конституционное господство гласности отнюдь не отличается в этом отношении от старой напускной таинствен­ности. О вещах, которые нас ближе всего касаются, мы узнаём из газет самых отдаленных стран.

Согласно письму, помещенному в газете «Faedrelandet», немецкое вторжение встречено ютами довольно миролюбиво.


Написано Ф. Энгельсом около 23 июля 184S г.

Напечатано

в sNeue Rheinische Zeitung» Л » S4/

24 июля 1S4S a.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


* — Винн и Лагерхейм. Рев,


[7

ПЕРЕГОВОРЫ О ПЕРЕМИРИИ С ДАНИЕЙ ПРЕРВАНЫ 8

Кёльн, 27 июля. Мы только что получили письма из Копен­ гагена, согласно которым переговоры о перемирии в настоящий момент действительно прерваны. 21 июля посланники Шве­ции и Великобритании *, а также остальные отправившиеся в главную квартиру дипломаты, вернулись в Копенгаген, не достигнув никакого результата. Несмотря на то, что генерал Нейман передал генералу Врангелю категорический приказ короля Пруссии ** подписать соглашение о перемирии, а соглашение уже было ратифицировано прусской и датской сторонами, Врангель, однако, столь же определенно отказался подписать его и вместо этого выдвинул новые условия, кото­рые были решительным образом отклонены датской стороной. Сообщают, будто бы он даже не предоставил иностранным дипломатам аудиенции. Датчанам особенно претило то условие Врангеля, согласно которому он предоставлял имперскому регенту *** окончательную ратификацию соглашения.

Таким образом, если на этот раз Германия будет ограждена от одного из позорнейших договоров, какие знает история, то лишь благодаря твердости генерала Врангеля.

Написано Ф. Энгельсом 27 июля 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в iiNeue Rheinische Zeitung» M S8,

28 июля 1848 г. На PI /сокол языке публикуется впервые

* Лагерхейм а Винн. Рев. ** — Фридриха-Вильгельма IV . Рев, •*• — эрцгерцогу Иоганну. Ред.


8]

РАЗНОЕ 10

В ближайшее время на рассмотрение палаты будет пред­ставлен закон о клевете, покоящийся на совершенно новых основах. Как видно, наша критика статьи Code Napoléon * в связи с судебным преследованием, возбужденным Геккером против «Neue Rheinische Zeitung» u, была слишком хорошо обоснованной.

Написано К. Марксом 31 июля 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinische Zeitung» M 64, -

3 августа lSéS г ^ а русском языке публикуется впервые

— Кодекса Наполеона. Р«8.


«


f9


СВОДКА ИЗ МИЛАНА

Во вчерашнем номере нашей газеты была опубликована победная реляция временного правительства в Милане и затем упомянуты победные реляции противоположного содержания из Боцена (в «уроженке Аугсбурга» *) и из Триеста 12.

Мы сочли первую сводку более достоверной, поскольку сведения, содержащиеся в этом полученном нами непосред­ ственно из Милана бюллетене, были подтверждены одновременно сообщениями из двух различных городов Швейцарии — Цюриха и Базеля, имеющих с Миланом разносторонние коммерческие связи, легко осуществимые благодаря географическому поло­жению. Однако решающее значение при оценке положения должно иметь то обстоятельство, что австрийские победные сводки были датированы более ранним числом и в них говори­лось о военных действиях 23 числа, в то время как в бюллетене из Милана речь шла о 24 и утре 25 июля. Такое совпадение обстоятельств не оставило у нас сомнения в правильности све­дений о победе итальянцев. К тому же австрийцы и ранее публиковали победные сводки, например, о победе при Курта-тоне, позже обернувшейся поражением австрийской стороны 18, и как раз «уроженка Аугсбурга» была газетой, которая про­славляла эту мнимую победу. Сравнение сообщений обеих сторон показывает, что победа действительно была одержана итальянцами, но подошедшие свежие войска австрийцев вырвали ее из их рук. Если что и могло ввести нас в заблуждение, то вто личность честолюбивого, но совершенно неспособного

* — «Allgemeine Zeltung», Peö,


10


СВОДКА ИЗ МИЛАНА


Карла-Альберта. Свое мнение об этой личности мы уже не раз высказывали. Однако, несмотря на все дурные качества этого «меча Италии», все же не исключена была возможность, что хотя бы у одного из его генералов при столь исключительно выгодной позиции хватит способностей обеспечить победу итальянцам. Действительность показала, что это не так. Тем самым судьба Карла-Альберта решена. Даже его теперешний трон, не говоря уж об иллюзии воцарения во всей Италии, должен рухнуть в короткий срок. Оказавшись победителем, он мог бы надеяться какое-то время па удовлетворение своего честолюбия, побежденный, он очень скоро будет отброшен самими итальянцами как непригодный инструмент. После мно­гих кровавых жертв Италия все же добьется победы и покажет, что для завоевания свободы и национальной независимости она не нуждается в жалкой личности сардинского короля.


Написано Ф. Энгельсом 1 августа 1848 г.

Напечатано

в «JVeue Rheinische Zeitung» Хз 63,

2 августа 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ И

Д-р ГОТШАЛЬК и

Кёльн, 4 августа. Д-р Готшальк опубликовал в «Zeitung des Arbeiter-Vereines zu Köln» протоколы первых трех допро­сов, которым он был подвергнут. В наказание за это были отстранены его прежние надзиратели, а к нему приставлен новый тюремный страж в лице надзирателя Шредера.

«Этот надзиратель, — говорит здешняя рабочая газета *, — не захо­тел приступить к исполнению своих обязанностей без строгой инвентари­зации, и поэтому д-ра Готшалька и его камеру обыскали еще раз с тща­тельностью таможенников. Хотя и не было найдено абсолютно ничего подозрительного, однако его стали охранять с еще гораздо большей при­дирчивостью, чем раньше».

Публичное судопроизводство в Рейнской провинции представ­ляет собой чистейшую иллюзию, пока наряду с ним существует «испанский инквизиционный процесс» 16.

Чтобы по достоинству оценить арест Готшалька, почитайте «Gervinus-Zeitung». Энергичное гмешательство прокуратуры, говорит она, восстановило доверие. С другой стороны, пред­ стоящие торжества w отвлекают легкомысленных кёльнцев от всякой политики. И эти самые кёльнцы, которым правительство подбрасывает процесс Готшалька и торжества, посвященные годовщине строительства собора, те же самые неблагодар­ные кёльнцы, восклицает «Gervinus-Zeitung», забывают обо всех этих благодеяниях прусского правительства, стоит ему только заикнуться о принудительном займе.

* — «Zeitung des Arbeiter-Vereines zu Köln», Рев , 2 M. и Э., т . 43


12 Д-Р ГОТШАЛЬК

Арест Готшалька и Аннеке, процессы над органами печати и т. д. восстановили доверие. Доверие в городе есть основа общественного кредита. Итак, давайте взаймы прусскому пра­вительству деньги, много денег, и оно будет сажать за решетку еще большее количество людей, учинять еще большее число процессов над органами печати, фабриковать все новые поводы для доверия. Больше арестов, больше процессов над органами печати, больше реакционных мер правительства. Однако при полной взаимности — заметьте себе это хорошенько — боль­ше денег, все больше денег со стороны граждан!

Мы советуем прусскому правительству в его финансовой нужде прибегнуть к средству, зарекомендовавшему себя при Людовике XIV и Людовике XV. Пусть оно продает Lettres de cachet! 17 Lettres de cachet! Lettres de cachet! * для восста­новления доверия и для пополнения прусской государствен­ной казны!

Написано 4 августа 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в и Neue Rheinische Zeitung» M вв.

S августа 1848 г. "а русском языке публикуется впервые

* — Приказы об аресте! ПрийаэЬ! об аресте! Приказы об аресте! Ред.


[13

ПЕРЕМИРИЕ С ДАНИЕЙ И ГАНЗЕМАН 9

Кёльн, 10 августа. Обращаем внимание наших читателей на нашу статью «Дания» 18. Датские газеты раскрывают нам совершенно новые стороны поведения «министерства дела» в вопросе о перемирии. Тайные грехи г-на Гаиземана так или иначе все же становятся явными.


Написано Ф. Энгельсом 10 августа 1S4S г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 72,-

XI августа XS4S г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


14 ]

ПРЕДАТЕЛЬСТВО КАРЛА-АЛЬБЕРТА

Газеты Турина, Генуи и т. д. громко сетуют, что дело сво­боды и независимости Италии предано именно тем и теми, кто до самого последнего мгновения непрерывно давал клятвенные заверепия привести Италию к победе или умереть за нее. Если раньше лишь немногие утверждали, что Карл-Альберт — предатель, то теперь это громогласно и ежедневно повторя­ется массой людей и всеми газетами, которые не полностью продались вероломному королю Сардинии. Понимание этого принесет позднее свои плоды, но на этот раз оно пришло слиш­ком поздно. Со времени сражений при Гойто и Монцамбано 19 многим становилось все яснее, что сардинец или замыслил предательство, или же совершенно неспособен выполнить мис­сию, взятую им на себя. Он впал в полнейшую апатию, и то, что произошло, противоречит всем нормам здравого смысла, политики и военного искусства. Уже давно напрашивался целый ряд вопросов, ответ на которые фактически частично уже получен, частично станет очевидным в ближайшее время. Кто, например, все время препятствовал мерам, направленным на вооружение всего населения? Кто рассредоточил итальян­скую армию по стольким пунктам и разобщил ее силы, кто отказался от образования линии резервов, так что любое пора­жение должно было привести к неизбежной гибели? Почему Карл-Альберт не пошел на Виченцу? 20 Почему армии в Ва-леджо недоставало хлеба? Почему дезертировали моденцы? Как случилось, что ломбардские добровольцы не нашли па берегах Минчо ни одной пушки? Каким образом во время сражения нескольким цьемонтским корпусам были розданы


ПРЕДАТЕЛЬСТВО КАРЛА-АЛЬБЕРТА


15


патроны, совершенно непригодные из-за слишком большого размера пуль? И последнее: каким образом Карл-Альберт, давно решившись на отступление, осмелился дать приказ разрушить в пригородах Милана множество домов стоимостью в 30 миллионов лир? Если не предположить самую жалкую и невероятную бездарность, то на данный вопрос нельзя найти другого ответа, кроме того, что Карл-Альберт в 1848 г. действо­вал так же предательски и вероломно, как и в 1821 г., когда он постыдно предал своих соучастников по заговору и помог обречь их на петлю, галеры и ссылку 21.


Написано Ф. Энгельсом

16 августа 1848 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» № 77-78,

17 августа 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевоо с немецкого

На русском языке публикуется впервые


161

ПОПЫТКА ВЫСЛАТЬ ШАППЕРА и

Кёльн, 18 августа.

«Мы требуем общегерманского права гражданства и полной свободы передвижения по всей территории германского отечества!»

Так говорит его величество Фридрих-Вильгельм IV в своем рескрипте от 18 марта 23 .

Но король предполагает, а г-н Гейгер располагает. Г-н Гей­гер, исполняющий обязанности полицей-директора Кёльна, настаивает на том, чтобы выслать г-на Карла Шаппера под тем предлогом, что г-н Шаппер является жителем Нассау и, кроме того, немцем in partibus infidelium *.

Вчера в спальню г-жи Шаппер вторгся сержант полиции и оставил там нижеследующее письмо, которое мы воспроиз­водим в его неподдельной самобытности. То, что представ­ляется некорректностью **,— это, может быть, всего лишь прусское неприятие немецкой грамматики.

Г-ну Шапперу. Мне поручение дано, чтобы я Вам сообщил, что г-н полицей-директор остается настаивающим на том, что Вы должны покинуть город, но если Вы возымели бы что-нибудь возразить против этих предписаний, то Вы могли бы немедленно подать жалобу г-ну полицейскому комиссару не­медленно ему послать.

Кёльн, 17/8. 48 г.

Кветтинг, сержант полиции

• Буквально: «в стране неверных» — добавление к титулу католических епис­ копов, назначавшихся на чисто номинальные должности епископов нехристианских стран. Ред.

»* -Inkorrecktheit» — «некорректность» означав! и »неправильность», и «невеж­ливость». Ред,


ПОПЫТКА ВЫСЛАТЬ ШАППЕРА


il


После этого г-н Шаппер направил полицейскому комиссару следующее письмо:

Ваше Высокородие письмом от 11-го числа с. м. известили меня, что согласно предписанию г-на полицей-директора Гейгера я должен покинуть город Кёльн в недельный срок. Я уже тогда подал протест против этого. Теперь же Вы уведомили меня через сержанта полиции о том, что упомя­нутый приказ о высылке остается в силе, на что я могу подать жалобу. Настоящим я это делаю и ссылаюсь при этом на следующие основания:

1)        Уже за день до мартовской революции, 18 марта 1848 г., король Пруссии издал рескрипт, которым от всех немецких государств требуется предоставление общегерманского права гражданства и свободы передвиже­ния. В том, чего король Пруссии требует для граждан прусского госу­дарства, ни одна прусская инстанция не посмеет отказать гражданам дру­гих немецких государств. Рескрипт от 18 марта либо совершенно лишен всякого значения, либо подразумевает упразднение всех прежних предпи­саний о высылке, касающихся граждан немецких государств, не явля­ющихся прусским"и подданными.

2)        21 июля с. г. германское Национальное собрание во Франкфурте приняло § 1 статьи 1 германских основных прав в такой формулировке, которая категорически запрещает все высылки немцев из немецких го­родов и государств 24. В этом параграфе говорится:

«Всякий немец имеет право избрать себе пребывание и житель­ство в любом пункте имперской территории, приобретать недвижимое имущество и т. д. и т. д., заниматься любым ремеслом...

Условия пребывания и жительства устанавливаются имперской властью законом о гражданстве... для всей Германии. До издания этих имперских законов каждый немец может осуществлять упомянутые права в любом государстве Германии на тех же самых условиях, что и граждане этого государства.

В том, что касается осуществления гражданского, уголовного или процессуального права, ни одно германское государство не должно проводить между своими гражданами и гражданами любого другого германского государства каких-либо различий, согласно которым по­следние как иностранцы оказывались бы в невыгодном положении».

Согласно этому параграфу, до издания соответствующих имперских законов я имею право избрать своим пребыванием и жительством Кёльн как пункт германской имперской территории и заниматься ремеслом корректора на тех же самых условиях, что и граждане прусского государ­ства. Но на основе существующих законов граждане прусского государства могут быть высланы из Кёльна лишь в том случае, если они не распола­гают средствами существования. До сих пор меня не упрекали в том, что я не располагаю таковыми, и я в любой момент смог бы доказать обратное, поскольку мой заработок в качестве корректора «Neue Rheinische Zei­tung» достаточен, чтобы прилично прокормить себя и свою семью.

Мне не могут возразить ссылкой на то, что соответствующий параг­раф основных прав еще не опубликован. Ведь во всех конституционных государствах с давних пор в практике административных властей при­нято приостанавливать осуществление таких норм, как нормы права высылки и прочих ограничений личной свободы в том случае, если поста­новление, упраздняющее эти нормы, уже принято надлежащим законо­дательным собранием и ожидает лишь своего формального опубликова­ния.

Таким образом, здесь имеется налицо постановление Национального собрания, которое упраздняет право высылки, и королевский рескрипт,


18 ПОПЫТКА ВЫСЛАТЬ ШАППЕРА

который заранее признает силу этого постановления. Поэтому я нола-гаю, что действую всецело на основе принадлежащего мне права, если заявляю,

что я протестую против приказа о высылке, сообщенного мне даже без соблюдения письменной формы и без указания осно­ваний, как против беззакония, и подчинюсь только силе. Прошу Ваше Высокородие не отказать в любезности довести этот протест до сведения надлежащей инстанции и без промедления доставить мне ответ, поскольку в случае непринятия во внимание этого протеста я немедленно подам апелляционную жалобу королевскому регирунгс-президенту, соответственно министерству внутренних дел и в последней инстанции — берлинскому Учредительному собранию и германскому Национальному собранию.

Кёльн, 17 августа 1848 г.

(подпись) Карл Шаппер

Первый камень для строительства «храма германского единства», на который наши великие зодчие государственного здания три дня подряд изливали свои торжественные речи, — высылка жителя Нассау из Кёльна на Рейне.

Написано 18 августа 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinische Zeitung» M 80, ,

19 августа 1848 г. русском языке пуОликуется впервые


[ 19

ГЕЙГЕР И ШАППЕР

Кёльн, 22 августа. По настоянию г-на Гейгера (из Кобленца), исполняющего обязанности полицей-директора, г-ну Шапперу отдан приказ покинуть Кёльн, так как он является не прусским подданным, а гражданином Нассау. Рабочий союз 26, деятель­ным членом которого состоит г-н Шаппер, счел себя обязанным взяться за это дело как за свое собственное и протестовать против самовольной высылки г-на Шаппера. В прошлую пят­ ницу протест был вручен г-ну Доллешалю в отсутствие г-на Гей­гера. Поскольку г-н Доллешаль заявил, что ничего не знает об этом деле, визит комиссии, назначенной для вручения про­теста, был отложен на следующий вторник, 22 августа, с тем чтобы комиссия могла переговорить с самим г-ном Гейгером. Сегодня г-н Гейгер принял комиссию, начав с заявления о том, что это дело от него больше не зависит, но что после появления статьи в «Neue Rheinische Zeitung» к нему, Гейгеру, обрати­лось министерство с запросом о представлении точного доклада по делу. Этот доклад отослан сегодня, следовательно, осу­ществление или отмена высылки г-на Шаппера от него, Гей­гера, больше не зависит. Один член комиссии заявил, что понял г-на Гейгера в том смысле, что инициатива высылки г-на Шаппера исходит от министерства; в ответ на это г-н Гей­гер в сильном возбуждении торжественно заверил комиссию своим честным словом, что именно ему принадлежит инициа­тива принятия этой меры. Он ссылается прежде всего на то, что хорошо знает законы, так как раньше был судебным следователем; но это не единственное основание!


20


ГЕЙГЕР И ШАППЕР


«я полагаю, что действовал не только как исполняющий обязанности полицей-директора, но также и в согласии с разумом: я действовал как

личность».

Ему очень хорошо известно, добавил он, что все его слова будут воспроизведены и превратно истолкованы «Neue Rheini­ sche Zeitung», но что это ему безразлично: «я действовал как личность». Другой член комиссии заметил ему, что если г-н Гей­гер действовал как личность, то таковая все же не что иное, как личность исполняющего обязанности полицей-директора, а эта личность конечно может действовать в согласии с разумом. Но Рабочий союз также имеет личность, эта личность — 6 тысяч рабочих, и эта личность может иметь такую же силу, как лич­ность г-на Гейгера, и также быть в согласии с разумом. Рабо­ чий союз протестует против такой меры, которая противоречит всем существующим законам и воле франкфуртского Националь­ного собрания. Первый член комиссии потребовал, чтобы г-н Гейгер по крайней мере дезавуировал эту меру; г-н Гейгер отказался и заверил комиссию, что до ответа министра он, со своей стороны, не будет принимать мер и г-н Шаппер может спокойно оставаться в Кёльне. Комиссии было также отказано во всяком разъяснении того, в каком смысле составлен доклад г-на Гейгера. Или г-н Гейгер принял иные постановления, чем г-н Гагерн, а житель Нассау не является немецким гражда­нином, имеющим право поселиться в любом из 34 немецких отечеств?


Написано 22 августа 1848 г.

Напечатано

Ъ «Neue Rheinische Zeitung» M 84,

24 августа 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[21

* РЕДАКЦИОННОЕ ПРИМЕЧАНИЕ К СТАТЬЕ «ФИНАНСОВЫЙ ПЛАН ЛЕВЫХ»

(Мы, право же, не понимаем, как это депутаты левой еще представляют финансовые планы для добывания необходимых денежных средств тому министерству, которое они хотят сверг­ нуть. Ведь именно отказ в деньгах — это главный способ сверг­нуть министерство, а по отношению к г-ну Ганземану, быть может, и единственный. Пожалуй, если бы в финансовом плане со­держалась еще и реформа, — так нет же, он должен избавить правительство от ненавистной меры — выпуска принудитель­ ного займа. Но что может быть для оппозиции лучше тех дей­ствий министерства, которыми оно само вызывает к себе нена­висть? — Редакция.)


Написано Ф. Энгельсом

8 сектябрл 1848 г.

Напечатано в »Neue Rheinische Zeitung» M 98,

9 сентября 1848 е.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


22 ]

ЕГО ПРЕЕМНИКИ

Кёльн, 9 сентября. Итак, существует перспектива образо­вания министерства Вальдека — Родбертуса. Мы этому не верим. Король * вряд ли подчинится требованиям этих господ, осо­бенно после поездки в Кёльн 27. Тогда не останется другого выбора, кроме Радовица и Финке, открытого разрыва с Собра­ нием, открытого разрыва с революцией, — а что за этим после­дует, нам нечего и говорить.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

9 сентября 1848 г.

Перевод о немецкого
Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» M 99, На русском языке публикуется впервые

10 сентября 1848 г.

• — Фридрих-Вильгельм IV , Peô,


[ 23

АРЕСТЫ

Кёльн, 11 сентября. Мы обращаемся к соответствующим господам в прокуратуре со следующей интерпелляцией:

Правда ли, что господа Сальгети Блюм младший из Кёльна, после того как они уже основали Рабочий союз в Касселе, были арестованы г-ном бургомистром фон Гейером по навету г-на пастора вчера в 8 часов вечера в Весселинге, где они также намеревались основать такой Союз, еще до того, как они произнесли публично хотя бы одно слово, еще до того, как началось заседание?

Правда ли, что этот арест, который, впрочем, является реальностью, не имеет никакого иного основания, кроме доноса г-на пастора, заявившего, что оба господина намеревались (!) возмутить рабочих?

Если дело обстоит так, то спрашивается: выступит ли про­ куратура против такого возмутительного беззакония или же, в ожидании образования министерства Радовица и скорой отмены права свободы союзов, она вотирует г-ну Гейеру свою благодарность?


Hanucatto Ф. Энгельсом

11 сентября 1848 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» M 100,

12 сентября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


24]

ПРИКАЗ ПО АРМИИ. —

КАНДИДАТЫ НА ВЫБОРАХ. —

ПОЛУОФИЦИАЛЬНЫЕ КОММЕНТАРИИ

ПО ПОВОДУ ДВУЛИЧИЯ ПРУССИИ

Мы располагаем датскими газетами вплоть до 9 сентября. Приказ по армии от 4 сентября содержит следующие распоря­ жения: генерал Крог принимает командование в Ютландии с главной квартирой в Виборге. Гарнизон Альсена на время перемирия 28 имеет особое командование. Находящийся на ли­нии фронта корпус размещается по возможности в районах его рекрутирования и, следовательно, рассредоточивается по Ютландии и по островам. В каждой роте остаются в строю 40—50 человек, остальные распускаются по домам; команди­рам бригад поручается частое инспектирование своих частей и подготовка к новому походу. Но так как король * намерен сам проинспектировать свои войска перед их увольнением, то эти предписания вплоть до особого распоряжения пока выполняться не будут. Видимо, это не произойдет также и по­тому, что, как сказано в последующем сообщении «Faedre-landet» от 9-го числа, из частных писем, полученных в Копен­гагене, только что стало известно о решении Национального собрания приостановить отступление.

Достаточно твердая уверенность датчан в солдатах, рекру­тированных в Северном Шлезвиге, видна из того, что именно эта часть армии передислоцирована к шлезвигской границе, соответственно к Альсену.,

Либеральная партия в Копенгагене выставила список своих кандидатов на предстоящих выборах. Представители буржуа­ зии, редакторы «Faedrelandet» и другие «народные деятели»

• — Фредерик VII. Ред,


ПРИКАЗ ПО АРМИИ. — КАНДИДАТЫ НА ВЫБОРАХ


25


«конституционной монархии, созданной на демократической основе» (вот как точно списывают датчане у немцев), собрались вместе и набросали список В него вошли директор банка, директор общества по страхованию жизни, два школьных учи­теля, поверенный, подполковник, морской офицер, два ремес­ленника и «disvacheur» (!). Вот каковы интеллектуальные силы, которыми располагает « hovedstad»*.

Прусскому правительству не повезло. Оно сумело и в дат­ских делах снова снискать Пруссии славу двуличием, почти граничащим с изменой обеим сторонам. Это двуличие, как известно, искони присуще характеру прусской политики, стоит только вспомнить об измене «великого» курфюрста ** по отношению к Польше, когда оп внезапно перешел на сто­рону шведов, о Базельском мире, о 1805 г., и в самое послед­нее время — о двуличии, в результате которого министерство завлекло поляков в ловушку 29, Вот и в датских делах прус­ское правительство пренебрегло интересами немецкого народа, и даже не получает за это благодарности от Дании. Послушайте, что пишет «Faedrelandet»:

«В соответствии с письмом прусского министра-президента Ауэрс- вальда (временному правительству в Рендсбурге), приводимом нами ниже, ясно, что Пруссия играет весьма двусмысленную роль. Во-первых, в высшей степени удивительно, что прусское правительство вообще свя­залось с мятежным правительством в герцогствах. Затем, г-н Ауэрс­ вальд полностью исказил смысл условий перемирия не только в одном аспекте. Несмотря на то, что перемирие никоим образом не должно вы­ даваться за основу для окончательного мира, г-н Ауэрсвальд все же утверждает, будто оно создает положение, которое может привести к бла­гоприятному окончательному решению. Он говорит далее о важности пунктов, касающихся дальнейшего пребывания союзных войск в Шлез- виге и отказа от сокращения шлезвиг-голыптейнского армейского корпуса, хотя по условиям перемирия шлезвигские и голыптейнские войска должны быть разъединены, а союзные войска должны остаться в Альтоне. Нако­нец, он распространяет такую же ложь, когда утверждает, будто право­вое положение герцогств сохраняется на существующей основе, хотя в перемирии сказано, что приказы короля Дании, как и постановления временного правительства, опубликованные после 17 марта, должны быть отменены. Что касается центральной власти 80, то она во время об­суждения вопроса о Лимбурге 31 выказала такое малодушие по отношению к Собранию, что с этой стороны поистине можно ожидать всего».


Написано Ф. Энгельсом

14 сентября 1848 г.

Напечатано в «Neue Rheinüche Zeitung» M 103,

15 сентября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


* — «столица». Ред. Г* — Фридриха-Вильгельма. Ред,


26 ]

ГАЗЕТА «FAEDRELANDET» О ПЕРЕМИРИИ

Кёльн, 21 сентября. Так называемое Национальное собрание во Франкфурте, как известно, утвердило перемирие 28 после заверений Пруссии в том, что датское правительство официально сообщило о своем согласии пойти на изменение его условий.

Но всем известно, с какими интригами было связано голо­сование по предварительному вопросу. Интриги по поводу главного вопроса происходили уже вне Собрания.

Посмотрим, что пишет «Faedrelandet» от 16 сентября:

После рассмотрения вопроса о недостатках фактически заключенного договора о перемирии по сравнению с его первым проектом газета переходит к вопросу о преимуществах для Дании. В случае возобновления войны последует-де вмешатель­ство Англии и России. Единство Германии, с трудом поддер­живаемое войной с Данией, немедленно распадется. Населе­ ние Ютландии может пройти подготовку путем службы в ланд­вере, численность армии удвоится:

«и 60 тысяч человек на небольшом полуострове, при поддержке флота, будут представлять собой такую Данневирке 32, о нападении на которую великая единая Германия еще весьма серьезно подумает».

«Но перемирие, каково бы оно ни было, все же остается перемирием. Поскольку оно уже заключено, ратифицировано и гарантировано, то было бы безответственным шагом, если бы мы сами отказались выполнять его условия или допустили бы, чтобы оно было нарушено нашими врагами. Этого наше правительство никогда не сделает, в этом можно и должно быть совершенно уверенными, а посему не следует волноваться из-за всех этих слухов об изменениях однажды уже принятых условий, которые распространяются шлезвиг-голынтейнскими правительственными орга­нами. Мы очень хорошо знаем, что прусские генералы и чиновники, как и немцы вообще, за немногими благородными исключениями, не так-то


ГАЗЕТА «FAEDRELANDET» О ПЕРЕМИРИВ


27


уж щепетильны в вопросах долга и обязательств, верности и убеждений. Мы вполне допускаем возможность того, что генерал Врангель имел наг­лость предложить датскому комиссару г-ну Рецу расторгнуть соглашение, чтобы сделать его условия более приемлемыми для своих шлезвиг-голь-штейнских друзей. Мы вполне допускаем, что как Франкфуртское соб­рание, так и прусское министерство считают в порядке вещей навязы­вать нам произвольные изменения того, что уже раз принято и утверж­дено по всем правилам закона. Но мы также считаем, что будет преступ­лением, если наше правительство допустит изменение договора хотя бы в одном словечке, так как в этом случае «немецкая честность» не по­стесняется просто-напросто попрать его. Если Карл Мольтке не может найти себе соправителей, то все же существует определенное положение об их избрании, и датское правительство может избрать двух, в согла­сии которых оно заранее будет уверено; а тогда уже — дело Пруссии найти своих двух соправителей. Если шлезвиг-гольштейнцы не же­лают подчиняться, то заставить их это сделать — задача Пруссии. И если в последний день установленного срока, то есть завтра, 17 сентября, но будут выполнены какие-либо существенные условия договора, в то время как с нашей стороны все условия добросовестно выполняются, то задачей датского правительства является установление крайнего срока, а если и по истечении такового ничего не будет сде­лано, то право и долг датского правительства отдать приказ о на­ступлении датской армии на Шлеавиг и о занятии его. Мы увидим тогда, что скажет Европа и какова ценность гарантий и обязательств. Нам уже действительно нечего бояться каких-либо последствий, во всех случаях мы скорее возьмем на себя ответственность за них, чем унизим себя в своих собственных глазах и в глазах всего мира, допустив, чтобы с нами обращались как с раболепствующими слугами (trael) немецкого высоко­мерия и немецкой бесчестности.

Нас радует, что в тот момент, когда мы заканчиваем эту статью, мы можем дать совершенно определенные заверения: какое бы то ни было изменение уже заключенной конвенции о перемирии со стороны датского правительства невозможно».

Такова точка зрения официозного органа датского кабинета. А что же дальше? Кто же является обманщиком и кто обма­нутым? Кто же обманутый обманщик *?


Написано Ф. Энгельсом 21 сентября 1848 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 109,

га сентября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


• Лессинг. «Натан Мудрый», акт 3, сцена 7. Ред,


28 ]

* ЗАДАЧА

КЁЛЬНСКОГО КОМИТЕТА БЕЗОПАСНОСТИ33

И МЕСТНЫЕ ВЛАСТИ

Кёльн, 23 сентября. Как уже сообщалось в данной газете 34, Комитет безопасности известил местные власти о том, что он поставил себе задачу: 1. содействовать поддержанию спокой­ствия, 2. охранять завоевания революции. Г-н фон Витген­штейн в письменной форме сообщил об этом полученном им уве­домлении государственному прокурору Геккеру с официаль­ным требованием расследовать, не содержится ли в этой задаче Комитета безопасности нечто наказуемое!

Бедный г-н Геккер, перегруженный должностными делами, а теперь к тому же еще и обязанный восполнять способности к суждению административных чиновников!!!


Написано Ф. Энгельсом 23 сентября 1848 г.

Напечатано в приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 112,

se сентября 1S4S г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 29

* ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРОКУРОР ГЕККЕР И ЕГО ПОДРУЧНЫЕ

Кёльн, 24 сентября. Г-н государственный прокурор Геккер— самый одержимый человек в Кёльне. Вот уже в течение не­скольких дней он сам, не жалея трудов, лично допрашивая свидетелей, старается расследовать, что за грехи против свя­ того духа уголовного закона были содеяны на народном собра­нии в Воррингене 35. До сих пор результаты его расследований остаются крайне незначительными: 1. потому что не произо­шло ничего противозаконного, 2. потому что свидетели едва ли еще помнят, что сказал каждый в отдельности и особенно в какой связи он это сказал. По пункту 2 мы предпочли бы отослать г-на Геккера к той банде переодетых полицейских и стенографирующих mouchards *, которая шныряла по всему лугу, где происходило собрание. Правда, если большинство из этих столпов государства не может дать больше никаких показаний, то это вовсе не должно удивлять нас. Так, один из них уже в полдень был настолько пьян, что, обливаясь слезами, таскался от одной трактирной стойки к другой, с благодарностью поглощая предлагаемые напитки и «довери­тельно» рассказывая о том, что хотя он здесь находится в качестве шпика, но в остальном человек хороший.

Написано 24 сентября 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано в приложении Перевод с немецкого

к «Neue Rheinische Zeitung» M 112, ,

2в сентября 1848 г. "а РУССМ языке публикуется впервые

* — сыщиков. Ред.


30 ]

* КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ В КЁЛЬНЕ зв

Кёльн, 25 сентября. Как только на Рейн пришло известие об образовании контрреволюционного министерства 37, у здеш­ней прокуратуры вдруг пробудилась не только величайшая страсть к арестам, но и рвение, не характерное даже для ста­рого полицейского государства.

Контрреволюционный поход начался сегодня утром. Герои этого похода оказались победителями в одних пунктах, а в дру­ гих потерпели поражение — участь, постигавшая и более крупных полководцев. Предполагалось захватить в качестве утренней добычи несколько дюжин кёльнских демократов и этим сообщением порадовать за завтраком местных ныти­ков 38. Однако часть добычи была отбита у этих господ. Так народ вырвал из рук святой германдады 39 капитана 9-ой роты гражданского ополчения Вахтера. В дом нашего сограж­данина Молля проникли шесть стражей порядка. Быстро собравшаяся вокруг дома толпа своим угрожающим поведением заставила двух из этих господ искать спасения на чердаке, а третьего — в подвале. К несчастью, в доме имеется только один выход. Молль пошел навстречу желанию насмерть пере­пуганных стражей и попросил народ согласиться на беспре­пятственное отступление бригады, состоявшей из 6 человек.

Что касается Беккера и Шаппера, то они ранним утром были препровождены в тюрьму. Кроме Бюргерса, в проскрипцион­ном списке фигурируют, видимо, имена еще некоторых редак­торов нашей газеты, и делались попытки арестовать их.

Если эти господа пойдут дальше по пути осуществления своих планов, то вскоре наша газета сможет редактироваться только


КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ В КЁЛЬНЕ


31


таинственным образом. Но мы считаем возможным заверить, что все направленные против нас действия окажутся по суще­ству бесплодными и что наши читатели будут получать газету так же аккуратно, как они получали ее до сих пор. Здесь вопрос стоит только так: кто раньше потеряет чувство юмора — гос­пода из прокуратуры или редакторы «Neue Rheinische Zei­tung».

К сказанному мы добавим, что сейчас жандармы и т. п. отправляются в Мюльхейм, чтобы и там наказать какое-то количество ненавистных демократов, подвергнув их аресту и тюремному заключению.

Написано 25 сентября 1848 г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinische Zeitung» M 112,

26 сентября 1848 s. "a РУССК0М языке публикуется впервые


32 ]

* ПОПЫТКА АРЕСТА МОЛЛЯ

Кёльн, 11 часов утра.

Сегодня утром в гостиницу «Им Кранц» был послан наряд солдат 29-го полка, чтобы арестовать Молля. Но солдат оттес­нили, и с помощью рабочих Молль благополучно скрылся.

Написано 25 сентября 1848 е. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinisclie Zeitung» M 113, ., r

27 сентября 1848 г. Иа PJ / cckojh языке публикуется впервые


t 33

ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ ИЗ «ОБРАЗЦОВОГО ГОСУДАРСТВА»

Брюссель, 8 октября. «La Nation» начинает свой вчерашний номер следующей статьей о двух редакторах «Neue Rheinische Zeitung», г-дах Фридрихе Энгельсе и Эрнсте Дронке:

«Высылки следуют одна за другой и, к несчастью, слишком похо­дят одна на другую. В то время как мы еще ожидаем услышать несколько слов разъяснения относительно высылки г-на Адама, подобной мере уже подвергаются два немецких гражданина, которые были столь безрас­судны, что положились на защиту, право на которую бельгийская кон­ ституция признаёт за каждым иностранцем. Да, эта защита существует в тексте конституции; несколько дней назад слова о ней даже сияли на одном из фасадов того очаровательного небольшого конституционного монумента, которым украсили двор Дворца нации; но как только прошло опьянение, вызванное национальными торжествами40, правящие нами либералы поспешили уже снова спрятать в карман тот девиз, который они столь галантно преподнесли любопытным из столицы и провинции. Брюссель возвратился в свое нормальное состояние, и полиция совершенно так же, как и прежде, выполняет прекрасную миссию, исправляя велико­ душный характер наших неблагоразумных конституционных теорий своими грубыми действиями.

Г-да Энгельс и Дронке находились в нашем городе в течение несколь­ких дней. Будучи оба редакторами демократической газеты «Neue Rhei­nische Zeitung», они покинули Кёльн, чтобы не подпасть под действие приказов об аресте, вызванных некоторыми речами, произнесенными на публичных собраниях. Они отправились в Бельгию не с целью злоу­потребить тем бельгийским гостеприимством, которое из-за своей ред­ кости может сделаться ценным, а лишь для того, чтобы подождать здесь получения денег, необходимых им для продолжения своей поездки до Парижа. Злополучные события, которые произошли в Кёльне после их отъезда, укрепили их в своем намерении. С тех пор, как прусское правитель­ ство по примеру Бельгии вступило на широкий конституционный путь, ему со­путствует удача: найдя генерала *, который объявил осадное положение и

* -г- Кайзера. Ред.


34 ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ ИЗ «ОБРАЗЦОВОГО ГОСУДАРСТВА»

приостановил выпуск газет à la Кавеньяк, оно сумело найти и генераль­ного прокурора *, который пошел на применение принципа морального со­участия à la Эбер и де Баве. Однако г-да Энгельс и Дронке забыли, что если совершающий поездку предполагает, то полиция располагает.

Позавчера, едва стало известно об их прибытии в Брюссель, как в гостиницу, где они остановились, явился комиссар полиции со своей свитой. В это время они как раз обедали. Комиссар отвел их в ратушу, а оттуда в тюрьму «Пти Карм», из которой их через несколько часов пре­проводили в тюремной карете на Южный вокзал железной дороги. Таким образом, полиция лишь воспользовалась данным ей разрешением при­менять меры по отношению к «бродягам», — ив самом деле, ведь наши политические эмигранты тоже не располагали надлежаще оформленными документами. Правда, они имели при себе удостоверения кёльнских властей, свидетельствовавшие, что они являются членами гражданского ополчения 41 этого города; у них также есть друзья, которых они приоб­рели во время своего пребывания в Брюсселе до марта и которые могли бы удостоверить их личности — однако полиция, весьма хорошо осведом­ленная о них, предпочла поступить с ними как с бродягами, еще до того как можно было представить опровергающие это доказательства.

Если это можно назвать своеволием, то это по меньшей мере не сле­пое своеволие.

Судя по тому, как производятся теперь эти высылки, мы полагаем, что продолжение этой статьи, пожалуй, еще появится в следующих номерах нашей газеты, если только друзья свободы во всех странах не убедятся в том, что для них будет лучше, путешествуя по свету, стараться ни в коем случае не заглядывать к нам».

Отсюда видно, как бельгийское правительство все больше осознает свое истинное положение. Бельгийцы тем временем становятся полицейскими прислужниками всех своих соседей и, ликуя, принимают комплименты по поводу своего покорного и подобострастного поведения. Однако в усердном бельгий­ ском полицейском прислужнике тем не менее есть нечто весьма комичное. Даже серьезная «Times» признает эту бельгийскую услужливость только шутя. Недавно она посоветовала бель­гийской нации на тот случай, если последняя упразднит у себя все клубы, преобразоваться в один-единственный большой клуб и притом под девизом: «Ne risquez rien!» **.

Само собой разумеется, что официальная бельгийская пресса с присущим ей кретинизмом также перепечатала этот лестный совет и встретила его с ликованием. Впрочем, то обстоятель­ство, что бельгийское правительство столь грубо обошлось с двумя редакторами «Neue Rheinische Zeitung», можно скорее понять из того, что уже в своем первом номере «Neue Rheinische Zeitung» по достоинству высмеяла иллюзии относительно «образцового государства» Бельгии .

* — Цвейфеля. Ред. ** — «Не рискуйте ничем!», Ред,


ПОСЛЕДНИЕ ИЗВЕСТИЯ ИЗ «ОБРАЗЦОВОГО ГОСУДАРСТВА» 35

Но каким образом бельгийское правительство старается непрерывно поддерживать эти иллюзии, показывает нам сама бельгийская пресса. «Messager de Gand» сообщает дословно следующее:

«Мы теперь знаем, из кого состоит та Германия, которая питает по отношению к нам столь большое восхищение. Эта Германия состоит из г-на Волъферса из Лувена, которому г-н Рожье платит за редактирование на немецком языке полных энтузиазма по отношению к Бельгии материа­лов для ^Kölnische Zeitung», Поскольку изыскивают все средства, чтобы обеспечить экономию, то нам кажется, что мы вполне могли бы аннулиро­вать статью расходов, за счет которой мы оплачиваем восторги всех журна­листов Европы. В Брюсселе, в провинции, в Париже, в Лондоне, даже вплоть до Бухареста, мы покупаем комплименты по очень дорогой цене. Эта экономия могла бы составить такую сумму, которой нельзя было бы пренебречь. Так, например, в Лондоне тому бельгийцу, который редак­тирует восторженные дифирамбы в адрес Бельгии в «Times», в Neuen England, платят из 80 тысяч франков бюджета нашего посольства. Как только князя Линя назначат на пост посла в Риме, нам придется пла­тить также а за восторги какого-нибудь римского журналиста».

Разве эти откровения не восхитительны? Но я еще не кончил. «La Nation» в своем номере от 10 октября поместила следую­щую небольшую заметку:

«Мы часто отмечали, что «частные корреспонденции» в «Indépendance belge», помеченные Франкфуртом и Берлином, как две грязные капли воды похожи на статьи в «Kölnische Zeitung» (сотрудник Вольферс). Но упомянутая «Zeitung» не выходит по воскресеньям; «Indépendance» по понедельникам тоже не помещает частных корреспонденций».

Нам осталось добавить немногое. В благодарность за то, что «Indépendance» списывает свои немецкие сообщения из «Kölnische Zeitung», «Kölnische Zeitung» в свою очередь черпает свои взгляды на Бельгию и Францию из «Indépendance».

Но «Indépendance», как известно, является органом того самого г-на Рожье, который добился того, что Бельгией вос­хищаются за деньги, бельгийских патриотов 1830 г., в том числе 80-летнего генерала Меллине, приговаривают к смертной казни 43, а политических эмигрантов выдворяют в тюремных каретах за границу.


Написано около 11 октября 1848 г.

Напечатано в приложении

П «№ ие Rheinische Zeitung» M 114;

12 октября 1S4S г.


Печатается по тексту газеты

ПерееоЭ с немецкого

На русском языке публикуется впервые


36 1


НАША БУРЖУАЗИЯ И д-р НЮККЕЛЬ


44


Кёльн, 4 ноября. Известие о победе хорватов и вендов в Ве­не 45 привело нашу кёльнскую буржуазию в такой восторг, что она выставила бутылки шампанского и устами г-на д-ра Нюк-келя внесла на вечернем заседании общинного совета от 3 ноября следующее принципиальное предложение:

«Общинный совет не обязан предоставлять рабочим работу. Это просто вспомоществование, и поэтому поденную заработную плату наня­тых городом рабочих следует устанавливать ниже, чем поденная заработ­ ная плата рабочих, нанятых частными хозяевами».

В качестве дополнительного обоснования этого предложе­ния д-р Нюккелъ указал, что посредством такой разницы при­ходится сдерживать приток рабочих на городские работы.

Г-ну Бёкеру с трудом удалось добиться отсрочки решения этого вопроса.

Д-р Нюккелъ провозгласил догму здешней буржуазии. Рабочие обязаны выразить за это д-ру Нюккелю величайшую благодарность.

Наши денежные тузы, которые радостно приветствовали осадное положение в Кёльне, должны были, оставаясь последо­вательными, восславить как победу бомбардировку Вены и уста­новление хорватской свободы, подобно тому как они восславили изощренную жестокость июньских победителей .

Написано 4 ноября 1S4S г. Печатается по тексту газеты

Напечатано Перевод с немецкого

в «Neue Rheinische Zeitung« M 136, ,

S ноября 1S4S г. H° PVWOM ятпе публикуется впервые


[ 37

ВЕСТИ ИЗ ВЕНЫ

Кёльн, 5 ноября. Письма и газеты из Вены не поступили. В имеющихся у нас бреславлъских газетах: «Allgemeine Oder- Zeitung», «Schlesische Zeitung», «Breslauer Zeitung» при крити­ ческом рассмотрении не содержится ничего.

В некоторых берлинских утренних газетах от 3 ноября при­ водится следующее сообщение, полученное одной из них из Хайсинга, другими из Вены:

«Императорские войска полностью ванили город Вену».

«Kölnische Zeitung» помещает это полученное ею из Брес-лавля «сообщение как заслуживающее доверия», подтверждая его «телеграфной депешей» из Берлина, которая, конечно, «сама по себе» не вызывает сомнения.

Оставим в покое анонимное сообщение из Бреслау! Перей­дем к напечатанной крупным шрифтом телеграфной депеше в «Kölnische Zeitung».

Телеграфная депеша отправлена из Вены 1 ноября в 12 ча­сов дня.

Послание Дюмону, если последний получил это сообщение в письменном виде, было отправлено берлинской почтой 3 ноя­бря в 8 часов утра.

Вечером 3 ноября данное известие распространилось
по всему Берлину только как слух, и газеты, вышедшие
3 ноября вечером, но датированные 4
hohöpHj оспаривают
его.
"


38


ВЕСТИ ИЗ ВЕНЫ


Таким образом, вестей из Вены мы не имеем. Дюмон, кото­рый с 6-го октября распространяется о пожаре Вены и ее захвате, мог бы в виде исключения хотя бы раз в месяц приводить действительные факты.

Написано К. Марксом Печатается по тексту газеты

S ноября 1848 г. „а

Перевод е немецкого

Напечатано во втором выпуске гт ,

«Neue Rheinische Zeitung» M 135; Ha РУссжш языке публикуется впервые

S ноября 1848 г.


[ 39

* ПОСТАНОВЛЕНИЕ БЕРЛИНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО СОБРАНИЯ «

Берлин, 11 ноября, без четверти 8 вечера.

К 6 часам стало известно, что Римплеру отдан приказ до 4 часов утра сдать все оружие гражданского ополчения 41. Тем временем Собрание ре­шило:

1) что генерал Бранденбург является государственным пре­ступником; 2) что гражданское ополчение не должно сдавать свое оружие и в случае необходимости должно отражать силу силой; 3) что любой офицер, который приказывает стрелять в гра­ждан, будет обвинен в государственной измене. — Кроме того, была назначена комиссия для обсуждения вопроса об отказе от уплаты налогов.

Собрание уже на своем утреннем заседании назначило комиссию, чтобы обсудить вопрос об отказе от уплаты налогов.

Когда депутаты Национального собрания появились перед зданием драматического театра, они обнаружили, что вход заперт. Внутри театра расположилась рота солдат, капитан которой не разрешил г-ну фон Унру войти в здание. Отсюда депутаты Национального собрания направились в актовый зал, доступ в который им был также запрещен. Тогда Нацио­нальное собрание провело заседание в «Отель де Рюсс».

11 ноября вечером. Национальное собрание перенесло свое послеобеденное заседание в тир на Линденштрассе. В понедельник Собрание перейдет в Кёлльнскую ратушу 48. Как я слышал, биржа пред­ ложила кредит, а городские гласные хотят предоставить гарантию вы­платы депутатского вознаграждения. Прибыло несколько депутаций (из Шпандау, Магдебурга, Померании), чтобы заявить о признании прав Собрания.

В течение дня появилась «Прокламация» короля*, скреп­ленная подписями министров. Эта прокламация, напоминающая подобные

* ч- Фридриха-Эрльгелыда IV , Ред,


40 ПОСТАНОВЛЕНИЕ БЕРЛИНСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО СОБРАНИЯ

прокламации Дона Мигела, пытается оправдать перенос заседа­ний Национального собрания. Второе королевское распоряжение распускает гражданское ополчение, а третье — назначает Р и н т е л е-н а, председателя окружного суда в Наумбурге, министром юстиции .

Королевский высший трибунал60, после того как г-н Борнеман представил на его рассмотрение вопрос: имеет ли корона право откла­дывать, переносить в другое место или закрывать заседание Националь­ного собрания, собравшегося здесь именем всей страны, дал единодушно отрицательный ответ.

В Берлине ходил слух о том, что в Бреслау войска выбиты из города, а «Отель Бранденбурга» разрушен.

Мы не верим этому слуху, поскольку только что полученное нами из Бреславля письмо, датированное 11 ноября, 1 час ночи, не содержит никаких сведений об этом. Основное содержание этого письма следую­щее:

Центральный комитет гражданского ополчения на своем заседании от 10 ноября решил побудить магистрат (и городских гласных) немедленно обеспечить всеобщее вооружение мужчин, способных носить оружие, и заявил, что при всех обстоятельствах надлежит признапать и защищать Национальное собрание и только в нем усматривать носителя власти. Обер-президент * заявил одной посланной к нему депутации, что он не покинет почву законности, но никогда не предпримет каких-либо дей­ствий против Национального собрания, равно как не окажет поддержку таким действиям. Он сложит свои полномочия, как только от него потре­буют совершить нечто противозаконное. Он не признаёт необходимости откладывать заседания Национального собрания.

К этим заявлениям присоединился присутствовавший полицей-пре-зидент **. Он сказал, что не признаёт права роспуска палаты и немедленно уйдет в отставку, если случится что-либо в этом роде.

Центральный комитет бреславльского гражданского ополчения объя­вил себя постоянным органом.

В силу того, что Национальное собрание объявило премьер-министра Бранденбурга государственным преступником, са­ма собой отпадает обязанность платить налоги, так как нельзя поддерживать налогами его администрацию государствен­ной измены. — Таким образом, уплата налогов является те­перь государственной изменой, отказ от уплаты налогов — первый долг гражданина.


Написано К. Марксом

11 ноября 1848 г.

Напечатано в экстренном выпуске «Neue Rheinische Zeitung» M 141,

12 ноября 1848 г,


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На pj /сскод! языке публикуется впервые


* — Эйхман. Ред. ** — Минутоли, Ред.


[41

* ЗАСЕДАНИЕ ШВЕЙЦАРСКИХ ПАЛАТ

Берн, 12 ноября. На состоявшихся до сих пор заседаниях обеих швейцарских палат пока не дошло до обсуждения важней­ших вопросов. Основным предметом, которым занимались на прошлой неделе, явилось конституирование обоих сове­тов, дебаты о публикации протоколов заседаний (которые, как известно, пока что не дали результатов), вопрос об отозва­ нии депутатов, выборы которых были поставлены в зависимость от отношения к новой конституции и. На вчерашнем заседании был утвержден текст присяги для федеральных властей и уста­новлено жалованье членам Федерального совета (6 тысяч .швейцарских франков председателю, по 5 тысяч членам Со­вета, 4 тысячи франков и бесплатную квартиру начальнику канцелярии). Теперь нельзя будет откладывать дальше выбор главного города Союза и назначение Федерального совета. К тому же вчера Главный кантон 62 [Vorort] известил оба совета -о мерах, принятых против Тессина. Тессинцы подали апелляцию на действия Главного кантона53 новым федеральным властям, однако не следует ожидать, что последние изменят или вовсе отменят решения своих предшественников.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

12 ноября 1848 г.

Перевод с немецкого
Напечатано во втором выпуске гт

»Neue Rheinisch Zeitung» M 147, Ha Раскол языке публикуется впервые

1» ноября 1848 г.


42]

* ОТКАЗ ОТ УПЛАТЫ НАЛОГОВ И ДЕРЕВНЯ

Кёльн, 18 ноября. Недостаток места не позволяет нам се­годня опубликовать новые многочисленные одобрительные адреса, полученные Национальным собранием в Берлине и. Их опубликование последует в одном из ближайших номе­ров 58.

В Витлихе (округ Трир), по слухам, сооружены баррикады, чтобы воспрепятствовать вступлению в город 27-го полка. В Бернкастеле, как нам сообщает один очевидец, точат старые пики и изготовляют косы, с которыми бернкастельцы хотят поспешить в Витлих.

В Бонне, как говорят, через городские ворота насильственно ввозили муку и скот без уплаты налогов, в результате чего возник конфликт.

Новый исполняющий обязанности обер-бургомистра здеш­ него города, господин член апелляционного суда Грефф, под защитой вооруженного отряда, который занимал подходы к ратуше, сегодня впервые присутствовал на заседании общин­ ного совета. Чтобы предотвратить возможные конфликты при отказе от уплаты налога за убой быков, которые должны быть доставлены сюда в ближайшие дни торговцами скотом, общин­ный совет якобы решил послать к городским воротам навстречу этим торговцам депутацию, дабы договориться с ними.

Из Вестфалии нам сообщают:

««Neue Rheinische Zeitung» уже добилась здесь того, что посланный позавчера из Арнсберга в Негейм сборщик налогов вынужден был уехать почти с пустыми руками, так как крестьяне отказались от всякой уплаты налогов».


ОТКАЗ ОТ УПЛАТЫ НАЛОГОВ И ДЕРЕВНЯ 43


Подобные сообщения поступили к нам из различных сель­ских мест Рейнской провинции.

Позиция Берлина может быть обеспечена лишь благодаря революционной энергии провинций, позиция крупных про­винциальных городов, и особенно главных городов провин­ций, может быть обеспечена лишь благодаря революционной энергии деревни. Отказ от уплаты налогов (как прямых, так и косвенных) предоставляет деревне наилучшую возможность стяжать себе заслуги перед революцией.

Печатается по тексту газеты Перевод с немецкого На русском языке публикуется впервые

Написано К. Марксом 18 ноября 1848 г.

Напечатано во втором выпуске

«Neue Rheinische Zeiiung» M 147,

ноября 1848 г.

3 М. и 9., т. 43


44 ]

РАЗНЫЕ ИЗВЕСТИЯ ИЗ ШВЕЙЦАРИИ

Берн, 20 ноября. Только что я узнал от чиновника швей­царского военного управления, что германская центральная власть 30 якобы объявила войну Швейцарии . Вчера вечером прибыл курьер, и тут же в 11 часов состоялось заседание властей Главного кантона Б2. Уже приняты меры для обеспечения серьез­ных военных приготовлений. Далее говорят, что на границе Швейцарии сосредоточено 50 тысяч солдат имперских войск, готовых начать военные действия.

Сообщаю вам это известие так, как я его услышал. Сам я в это не верю, хотя источник достоверный. Я не допускаю, чтобы на подобное безумие могло бы пойти даже имперское министерство.


Написано Ф. Энгельсом 20 ноября 1S4S г.

Напечатано в приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 161,

24 ноября 184$ г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русспом языке публикуется впервые


[ 45

* РЕЗУЛЬТАТЫ ВЫБОРОВ В НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ

Берн, 21 ноября. Результаты состоявшихся позавчера выбо­ров в Национальный совет следующие: бывший член Большого совета 87 Фишер (консерватор) — 1 793 голоса, избран. Вейнгарт получил 1 315 голосов, Матис — 1 266, Блёш (консерватор) — 1 256. Так как ни один из этих троих не набрал абсолютного большинства голосов, то оба радикала, Вейнгарт и Матис, остались в списках для повторных выборов, и Вейнгарт, ве­роятно, будет избран. Тому, что радикалам удается провести по крайней мере одного кандидата, они обязаны участию в выборах находящегося в данный момент во Фрейбурге под ружьем батальона бернской милиции, который дружно про­голосовал за радикалов.


Написано Ф. Энгельсом 21 ноября 1848 г.

Напечатано

в «Neue RheinUche Zeitung» M ISS,

25 ноября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


46 ]

ВЫБОРЫ. - ЗИДОВ

Берн, 21 ноября. На вчерашнем заседании Федеральное собрание (оба совета * вместе) занималось выборами во Орен­бурге61. Прежде всего Главный кантон62 [Vorort] заявил, что намерен прийти к соглашению с Тессином и посему хочет, чтобы посланные туда войска были отозваны. Затем Главный кантон выразил пожелание о скорейшем конституировании Федерального совета (ввиду осложнений с имперским прави­тельством Б6). — Г-н Эшер просит об отставке с поста представителя федерального правительства в Тессине. Г-н Фуррер заявляет, что он временно, до следующего заседания, согласен принять пост члена Федерального совета и председателя Совета. Таким образом, в наличии оказалось 4 члена Федерального совета (Фуррер, Оксенбейн, Фрей-Эрозе и Нефф); г-н Оксенбейн объ­являет Федеральный совет конституированным, покидает место председателя собрания, которое занимает г-н Эшер, а четыре члена Федерального совета приводятся к присяге Б8.

Перейдя к порядку дня, г-н Бруггисер от имени большинства соответствующей комиссии вносит предложение об отмене реше­ния Национального совета кассировать выборы во Фрейбурге. Меньшинство требует утвердить решение Национального совета. Г-да Копп, Антон Шнидер, Потье, Эйтель, Питте, Кастелла (Фрейбург), Ведер (Санкт-Галлен), Оксенбейн и Фази высказались за предложение большинства. Г-да Таннер, Трог, Эшер, Фрей, Штренг и Имоберштег — за предложение меньшин­ства. И хотя аргументация носила большей частью юридиче­ский характер, для защитников выборов во Фрейбурге очень

* — Национальный совет в Совет кантонов. Рев,


ВЫБОРЫ. — ЗИДОВ


47


важное значение имели политические соображения, а именно — необходимость сохранить тамошнее правительство и не остав­лять кантон снова беззащитным перед интригами духовенства. Наконец предложение большинства комиссии было принято 68 голосами против 53, и таким образом решение Националь­ного совета о кассировании выборов во Фрейбурге было вновь отменено.

« Suisse » и «Verfassungs-Freund» ликуют, поскольку это реше­ние обеспечивает им пять голосов, которые будут поданы за Берн как столицу Швейцарского союза. «Nouvelliste Vau-dois» тоже будет ликовать, так как радикальное правительство во Фрейбурге и пять голосов радикалов в Национальном совете пока что гарантированы. В противовес этому «Berner- Zeitung» хотя и находится по своим принципам гораздо ближе к «Nouvelliste Vaudois», чем к обеим вышеупомянутым газетам Оксенбейна, характеризует решение Федерального собрания как первую победу принципа суверенитета- кантонов в новом Союзе. Мы полагаем, что «Berner-Zeitung» ошибается. Из сто­ ронников большинства, разумеется, лишь очень немногие ора­торы отнеслись серьезно к принципиальным вопросам, подня­ тым в ходе дебатов, и менее всех г-н Эйтель, который зашел настолько далеко, что даже выступил против сторонников единства. Для представителей большинства речь шла о чисто практических интересах, что могут доказать вышеназванные газеты, которые, хотя и отражают противоположные точки зрения, тем не менее ратуют за те же самые проблемы, опери­руя теми же самыми аргументами. Напротив, большинство пред­ставителей меньшинства, и особенно бернские радикалы, отнес­лись к принципиальным вопросам всерьез. Но еще неясно, не заведет ли этих господ слишком далеко их юридическая добросовестность.

Позавчера, к всеобщему удивлению, сюда возвратился после годичного отсутствия его превосходительство г-н фон Зидов, прусский посланник. Он, как известно, со времени войны с Зондербундом 59 перенес свою резиденцию в благочестивый Базель — рыбак рыбака и т. д. Что должен означать его вне­ запный приезд4сюда, пока еще неизвестно. Вероятно — вовсе ничего. По крайней мере, он не сделал никаких заявлений ни главному кантону, ни Федеральному совету. К тому же вся его канцелярия пока осталась в Базеле.

Итак, мое вчерашнее сообщение * о разногласиях с импер-

• См. настоящий том, стр. 44. Рев,


48


ВЫБОРЫ. — ЗИДОВ


ским правительством содержало в себе зерно истины. — Правда, об объявлении войны речи нет, не получено также ни­какой новой ноты имперского правительства. Однако главный кантон действительно получил позавчера вечером сообщение о том, что 50 тысяч имперских войск концентрируются на швей­царской границе, чтобы образовать кордон от Констанца до Базеля, и поэтому провел, как я и писал, в тот же самый вечер заседание. Вскоре мы узнаем, какие ответные меры при­няты властями главного кантона и только что сформированным Федеральным советом.

Позавчера в округе Миттельланд (Берн и окрестности) состоялись выборы двух членов Национального совета: одного вместо Дюфура, который, будучи избранным в трех округах, выбрал Зееланд; другого — вместо Оксенбейна, который в ре­зультате его избрания в Федеральный совет лишается права быть членом Национального совета. В городе * консерваторы (то есть реакционеры) получили следующее количество голо­сов: Фишер — 1059, а Блёш — 893. Оба радикала, Вейнгарт и Матис, собрали 559 и 540 голосов **. Избрание Фишера не подлежит сомнению; менее вероятно избрание Блёша, к кото­рому многие относятся с неприязнью. Столь значительный перевес консерваторов в Берне объясняется в основном влия­ нием, которое здесь оказывают на выборы богатые старопатри­цианские семьи. Большая часть избирателей находится в зави­ симости от них и вырывается из-под опеки лишь тогда, когда наступают кризисные ситуации, либо же если кандидатом является такая персона, как Оксенбейн, который давно пользу­ется популярностью и занимает видное положение в Швей­царии. Здесь, как и в большинстве мест Швейцарии, подлинно революционную силу народа составляют швейцарские и немец­кие рабочие, которые, однако, не имеют постоянного место­ жительства в городе, а потому лишь очень редко обладают избирательными правами, даже если они являются гражданами данного кантона60. Этим обстоятельством, а также ростом влияния патрициата, всегда вновь усиливающегося в более спокойные времена, и объясняется победа консерваторов на выборах, неизбежная через несколько лет после каждой либе­ральной или радикальной революции.

На сегодняшнем заседании Национального совета его пред­седателем вместо Оксенбейна был избран д-р Штейгер из Лю-

• — Берне. Ред. ** См. настоящий том, стр. 45. Расхождение в количестве голосов объясняется тем, что в предыдущей корреспонденции Энгельс приводит предварительные итоги го­лосования, i > e 0.


ВЫВОРЫ. — ЗИДОВ


49


дерна. Собрание обсуждало вопрос о Тессине. Пъода (тессинец) в своей длинной и для итальянца весьма бесцветной речи выдви­нул целый ряд обвинений против швейцарских представителей и войск в Тессине. Эшер из Цюриха в свою очередь приложил все усилия, чтобы опровергнуть их. Я, вероятно, еще сообщу дополнительно о результатах этого заседания 61. По-видимому, ожидается полное одобрение действий Главного кантона и его представителей, и в лучшем случае просто перейдут к порядку дня, в основу которого будет положено вчерашнее сообщение Главного кантона (см. выше) о том, что все улажено.

После выступлений еще нескольких ораторов и, наконец, полковника Циглера, который к предложению большинства об одобрении действий Главного кантона присовокупил требо­вание возложить на власти Тессина хотя бы часть издержек, а также одобрить действия представителей Главного кантона, дискуссия по предложению председателя была перенесена на завтра.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

21 ноября 1848 г. а

Перевод с немецкого
Напечатано в приложении
>

к «mue Rheinische Zeitung» M 153, Ha Русском языке публикуется впервые

2в ноября 1848 г.


50 ]

* О ПОЗИЦИИ ЛЕВЫХ В НАЦИОНАЛЬНОМ СОБРАНИИ

Кёльн, 22 ноября. По сведениям, полученным нами из част­ных источников, левые и левый центр Национального собрания во Франкфурте приняли вчера вечером на секретном совещании решение выйти из состава этого собрания, конституиро­ваться как демократический комитет Германии и одно­временно обратиться к немецкому народу с воззванием.

Мы передаем это сообщение, не ручаясь за его достовер­ ность, но убеждены в том, что у левых и у левого центра не было, однако, никакого другого выхода, кроме вышеупомянутого. Если бы они этого не сделали, то это было бы равносильно самоубийству.


Написано И. Марксом

22 ноября 1848 г.

Напечатано в экстренном выпуске «Neue Rheinische Zeitung» M ISO,

23 ноября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


f 51

* ДЕБАТЫ В НАЦИОНАЛЬНОМ СОВЕТЕ

Берн, 22 ноября. На сегодняшнем заседании Национального совета после долгих дебатов, в ходе которых генерал Дюфур произнес прекрасную речь в пользу Тессина 63, тогда как все другие военные, участвовавшие в заседании (Циглер, Михель, Бенц и др.), весьма враждебно выступили против Тессина, и после великолепного ответа Пьода на все нападки пред­ложение меньшинства комиссии:

«интернировать итальянских эмигрантов, принимавших участие в недав­нем мятеже, и возложить исполнение этого решения на правительство Тессина»

было отклонено при поименном голосовании 62 голосами про­тив 31.

Зато предложения большинства о том, чтобы

1) выслать из кантона Тессин в глубь Швейцарии всех итальян­
ских эмигрантов, с учетом требований гуманности, о чем должны по­
заботиться представители федерального правительства,

было принято 62 голосами против 31, и

2) впредь запретить кантону Тессин давать разрешение на прожи­
вание в нем итальянским эмигрантам

было принято 50 голосами против 46.

Оба цюрихца, Эшер и Фуррер (причем последний в противо­положность благородному рыцарскому поведению Дюфура бро­сил на чашу весов весь свой авторитет председателя Федераль­ного совета и чуть было не поставил вопрос о доверии), решили все дело, ловко оказав воздействие на представителей немец-


52


ДЕБАТЫ В НАЦИОНАЛЬНОМ СОВЕТЕ


кой Швейцарии. 31 голос за тессинцев подали, за исключением 5—6 человек, сплошь представители французской Швейцарии. При поименном голосовании можно было слышать «oui» и «nein» *, но не было ни одного «поп» и лишь 5—6 «ja» **. Роман­ская Швейцария была подавлена немцами.

Остальные пункты предложения большинства, к которым присоединилось также и меньшинство (г-н Пьода), только что приняты. Заседание Национального совета и почта заканчивают работу одновременно. Завтра сообщу подробнее об этих инте­ ресных дебатах.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

Написано Ф. Энгельсом 22 ноября 1848 г.

Напечатано во втором выпуске

«Neue Rheinische Zeitung» M 153,

26 ноября 1848 г.

* — «да» и «нет». Ред. ** — «нет» и «да». Ред.


[ 53

* ОТСТАВКА РАВО. — НАРУШЕНИЕ ГРАНИЦЫ ШВЕЙЦАРИИ 62

Берн, 23 ноября. Уход Раво с дипломатического поста вз про­извел здесь огромное впечатление и был встречен всеобщим одоб­ рением. — Напротив, сильное негодование вызвало нарушение границы немецкими войсками у Зульгена, а еще большее — галантные извинения командира отряда. Как? 35 солдат с ору­жием в руках вступают на швейцарскую территорию, врыва­ются в одну из деревень, окружают заранее намеченный дом, в котором должен якобы скрываться заранее намеченный эмигрант г-н Вейсхаар, делают вид, что намереваются произ­ вести обыск, упорствуют в своих намерениях, несмотря на неоднократные уведомления, что они находятся на территории Швейцарии, угрожают применить силу, и только палки и камни крестьян вынуждают их отступить. И несмотря на все эти слишком явные доказательства, которые слишком явно сви­ детельствуют о преднамеренном нападении, командир утверж­дает, будто бы отряд не знал, что находится на территории Швейцарии! Чем же объяснить весьма странное обстоятельство, что столь многочисленным подразделением командовал всего-навсего унтер-офицер, а не по меньшей мере лейтенант, как это обычно бывает, особенно в изобилующей лейтенантами Германии; чем же объяснить все это, если не тем, что присут­ствие в отряде офицера, который настолько-то все-таки дол­жен знать географию, могло бы слишком скомпрометировать всю затею? И действительно, швейцарское правительство не удовлетворится этим столь галантно преподпесенным извине­нием после столь легко нанесенного оскорбления. Цюрих-


54 ОТСТАВКА РАВО. — НАРУШЕНИЕ ГРАНИЦЫ ШВЕЙЦАРИИ

ские власти уже начали расследование, и, наверное, дело в конце концов дойдет до того, что не Швейцария должна будет при­нести извинения империи Баратария 64, а, наоборот, империя Баратария — Швейцарии.


Написано Ф. Энгельсом 23 ноября 1848 г.

Напечатано в приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 154,

28 ноября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[55

ЗАСЕДАНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОВЕТА И СОВЕТА КАНТОНОВ

Берн, 25 ноября. На вчерашнем заседании Национального совета решение вопроса о столице Швейцарского союза не только не приблизилось, но скорее даже отдалилось. Незначительным большинством было принято решение избрать столицу не на совместном заседании обоих советов путем тайного голосова­ния, а с помощью соответствующего закона, принятого каждым Советом в отдельности. Как я уже предполагал ранее, в этом случае произойдет конфликт; Национальный совет изберет Берн, а Совет кантонов — Цюрих. Так говорят сами члены обоих советов. И если Совет кантонов снова не отменит это решение, то нельзя предвидеть, каким образом будет разрешен конфликт. Впрочем, город, который изберут в качестве сто­лицы, должен будет предоставить и меблировать помещения, необходимые для сессий Федерального собрания, а также для центрального правительства, и соорудить монетный двор. Затем подавляющим большинством был вотирован неограничен­ный кредит для Федерального совета. Одновременно такой же кредит был открыт Советом кантонов и имеет, таким образом, силу закона.

Сегодня сначала состоялось заседание Совета кантонов, затем обоих советов вместе, а после этого — Национального совета. На совместном заседании были приведены к присяге члены ^Федерального совета Дрюэ и Франсини. Обо всех осталь­ных важных событиях я сообщу вам завтра, так как я не смог присутствовать на заседаниях.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

25 ноября 1S4S г. _ .

е Перевод с немецкого

Напечатано т ,

в «.Neue Rheinische Zeitung» M 155, Ha РУ^ком языке публикуется впервые

S9 ноября 1S4S г.


56 ]

ОБЪЕДИНЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ СОВЕТОВ. — ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ

Берн, 26 ноября. На вчерашнем объединенном заседании советов были приведены к присяге не оба члена Федерального совета, Дрюэ и Франсини, как предполагалось и было объяв­лено *, а лишь первый из них. Франсини не прибыл, так как из-за сильных снежных заносов почтовое сообщение через Готард было прервано. Затем Федеральному совету были даны полномочия привести к присяге тех членов Федераль­ного совета и федерального суда, которые прибудут после возможного перенесения заседания обоих законодательных советов 81. — Перед тем состоялось заседание Совета кантонов для обсуждения принятого третьего дня Национальным сове­том законопроекта о столице Швейцарского союза. Вопрос, который уже был в достаточной степени усложнен Националь­ным советом, стал здесь еще более трудноразрешимым. Фази из Женевы внес предложение оставить временно на один год столицей Берн, а за это время разработать более подробный закон, в котором должны быть оговорены также и обязательства кантона по защите федеральных властей. К этому вопросу подошли слишком легкомысленно. Прежде чем выражать волю швейцарского народа, надо было дать ему возможность сделать это самому. К данному мнению присоединился председатель Совета кантонов Бриатт из Ваадта. Другие члены внесли сле­дующие поправки: столица Союза должна быть определена на совместном заседании путем выборов; далее, местонахож­дение столицы должно меняться, как в свое время было с Глав-

* См, настоящий том, стр. 55. Ред.


ОБЪЕДИНЕННОЕ ЗАСЕДАНИЕ СОВЕТОВ. — ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ 57

ным кантоном 52 [Vorort], но не ранее чем через шесть лет, по крайней мере до того момента, пока не будет создан Феде­ ральный университет, и т. д. Так как время, отведенное для совместного заседания, истекло, дебаты были прекращены и продолжатся сегодня. Рюттиман (Цюрих) внес предложение вернуть проект с поправками в комиссию. — После совмест­ного заседания Национальный совет продолжил работу для обсуждения предложенного Федеральным советом законопроекта о передаче с 1 января 1849 г. в ведение Союза всех швейцарских почтовых учреждений при временном сохранении управления за отдельными кантонами до окончательного урегулирования деятельности почтового ведомства, однако при сохранении полномочий федеральных властей изменять пути следования почты и т. п., и т. п. Проект был принят seance tenante * с не­большими поправками Дрюэ и других. Сегодня Национальный совет обсудит закон об ответственности чиновников федераль­ ной исполнительной власти, ^предложенный радикалом д-ром Эмилем Фреем (кантон Базель), и, если останется время, зако­нопроект об учреждении Федерального университета, внесен­ный Оксенбейном.

Федеральный совет, исполнительная власть, уже провел несколько заседаний. Фуррер временно принял на себя веде­ ние иностранных дел, Оксенбейн — военных, Фрей-Эрозе — финансов. Вследствие этого союзный военный совет, получив благодарность, был распущен. Затем Федеральный совет при­нял решение уведомить о своем конституировании кантоны, дипломатических представителей Швейцарии за границей, а также иностранные державы. Равным образом было принято решение направить имперскому правительству жалобу в связи с нарушением границы кантона Цюрих ** и одновременно собрать в соответствующих кантонах сведения о поведении эмигрантов, а также достоверности фактов, опубликованных имперской центральной властью во «Frankfurter Oberpostamts- Zeitung» 65.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

гв ноября 18 iS г.

Перевод а немецкого
Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» M lSSj, Ho русском языке публикуется впервые

30 ноября 1S4S г.

• -*- немедленно, тут же. Ред. •• См. настоящий том, стр. 53, Fed ,


58 J

ЗАСЕДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО СОВЕТА. -СОВЕТ КАНТОНОВ. — ПРОТЕСТ ПАПЫ. -ИМПЕРСКИЙ ХЛЕБНЫЙ КОРДОН. — БОЛЬШОЙ СОВЕТ КАНТОНА ВАЛЕ

Берн, 26 ноября. На вчерашнем заседании Национальный совет принял решение передать оба стоявших на повестке дня вопроса (предложение Эмиля Фрея относительно закона об ответственности и предложение Оксенбейна о Федеральном университете) на рассмотрение Федерального совета. При об­ суждении вопроса об университете имел место ряд примечатель­ных высказываний. Луссер из Ури усмотрел в этом проекте крах финансов своего кантона. Самым решительным образом выступил против университета и Хунгербюлер из Берна: это, мол, роскошь и так уж достаточно заучившихся людей. А Алкивиад швейцарских Афин г-н Эшер из Цюриха вв выска­зал мнение, что надо подождать, пока будут изысканы денеж­ные средства. У Алкивиада имелись веские основания настаи­вать на переходе к повестке дня: он превосходно знал, что бернцы намерены добиться, чтобы столицу Союза перевели к ним, и тогда вознаградить Люцерн федеральным судом, а Цюрих — «швейцарской высшей школой». Однако амбиции швейцарских афинян идут дальше, и все они, за исключением двух, голосовали, хотя и понапрасну, за простой переход к повестке дня.

В Совете кантонов закон о столице Союза был принят в фор­ мулировке, предложенной Национальным, советом; по предло­ жению Рюттимана было сделано только одно дополнение, касающееся безопасности федеральных учреждений. Итак, теперь решено, что вопрос о столице будет решаться отдельно в обоих советах и притом не путем выборов, а обычным голосо­ванием. Посмотрим, что из этого получится.


8АСЕДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО СОВЕТА. — СОВЕТ КАНТОНОВ 59

В кантоне Невшателъ несколько дней назад возникло силь­ ное осложнение. Оттуда поступило известие, что все государ­ ственные советники, кроме одного (г-на Штека), подали в от­ ставку. Все члены Национального совета и Совета кантонов республики в величайшем смятении тотчас выехали отсюда домой. Как нам стало известно, разногласия, вызванные выход­кой г-на Штека, вновь улажены назначенной для этой цели комиссией Большого совета и на состоявшемся позавчера засе­дании государственные советники взяли назад прошения об отставке, что было встречено членами Большого совета гром­кими возгласами: «Vive la république!» *.

Папа ** заявил протест против решений пяти кантонов фрейбургской епархии, которые лишают епископа Марийе епископских функций и предусматривают меры по временному управлению епархиейв7. В случае если эти меры не будут отменены, папа угрожает

«другими распоряжениями, которые подскажет ему его совесть перед лицом католического мира».

Здешняя реакционная газета «Schweizerischer Beobachter» позавчера вечером тешила себя надеждой, что коль скоро в Риме в настоящий момент провозглашена республика (вот до чего довели этот бравый листок!), то с папством покончено в8 и католический мир вновь обрел свою свободу, а тем самым уладятся и фрейбургские неурядицы!

Известия с немецкой границы относительно происшедшего или не происшедшего закрытия границы для торговли хлебом звучат противоречиво. Точно известно, что в худшем случае она уже закрыта у Боденского озера, ибо еще 24-го, позавчера, на рынок в Цюрих съехалось такое же количество швабских земледельцев, какое приезжало и раньше.

Большой совет кантона Вале принял решение обложить налогом, введенным в связи с войной Зондербунда 59, не бога­тейшие монастыри, как это делается в других местах, а общины. Жителям кантона Вале придется выплатить 1 600 тысяч швей­царских франков. Таким образом, вместо истинных виновников восстания, монахов, этот налог вынужден платить бедный люд кантона. Тем временем преподобные отцы все больше пере­таскивают свое имущество в Пьемонт, как это уже сделали patres *** Большого Бернара. Эти попики, столь известные по школьным учебникам и сентиментальным повестям своими

* — «Да вдравствует республика!» Рев, •• — Пий IX . Ред. ••* — монахи. Ред.


60 ЗАСЕДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО СОВЕТА. — СОВЕТ КАНТОНОВ

собаками и мнимо самоотверженной заботой о замерзающих путниках, в действительности же чудовищно богатые и весьма пекущиеся о собственном благе, отправили все свое имущество, скот, деньги, утварь в Аосту, где они пребывают и сами, с душой налегая на пьемонтское вино. Когда Радецкий вступил в Милан, эти филантропы отметили радостное событие банкетами и пу­шечным салютом, за что были привлечены к ответу пьемонт- скими судами. В своем зимнем монастыре эта ecclesia pressa * оставила лишь немного хлеба и сала, которыми несколько слуг потчуют путешественников. Впрочем, «Suisse» сомне­вается, что с вышеупомянутым решением дело обстоит именно так, хотя оно и было перепечатано в «Journal du Valais».

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

2в ноября 1848 г. г, а

г Перевод с немецкого

Напечатано в приложении ,

к «Neue Rheinische Zeitung» M 157, Ha Руцком языке публикуется впервые

1 декабря 1848 г.

» — гонимая церковь. Ред.


[ 61

ЗАСЕДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО СОВЕТА

Берн, 27 ноября. На сегодняшпем заседании Националь­ного совета снова поднимался вопрос об опубликовании бюл­летеня о дебатах, но из-за малочисленности присутствующих он сразу же был перенесен на следующий день.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

27 коября 1848 г. _ .

Перевод с немецкого
Напечатано в приложении ,

к «Neue Rheinische Zeitung» JW 1S7; Ha РУ^ком языке публикуется впервые

1 декабря 1848 г.


62 ]

* ВСКРЫТИЕ ПИСЕМ

Кёльн, 28 ноября, 11 часов вечера. Два письма, получен­ные нами сегодня вечером, одно помеченное: «Берн», а дру­гое — «Париж», явно вскрыты официальной или официозной рукой. Печати отсутствовали. Облатки, которыми письма были снова запечатаны, еще не просохли. Одновременно с Виндиш-грецом пропагандой занимается и Седлницкий.


Написано К. Марксом

28 ноября 1848 г.

Напечатано в экстренном выпуске «Neue Rheinische Zeitung» M 15S,

29 ноября 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 63

БЕРН ОБЪЯВЛЕН СТОЛИЦЕЙ ШВЕЙЦАРСКОГО СОЮЗА. - ФРАНСИНИ

Берн, 28 ноября. На сегодняшнем заседании Националь­ного совета 58 голосами против 42 Берн объявлен столицей Союза [Bundesstadt]. Теперь дело только за одобрением со стороны Совета кантонов, на что бернцы твердо надеются. Совет кантонов соберется на заседание сегодня в 4 часа дня и вынесет решение по этому вопросу. Так как почта отправля­ется в половине пятого, то мне не удастся сегодня же сообщить о результатах этого заседания.

На своем вчерашнем заседании Совет кантонов без измене­ний одобрил решение Национального совета по тессинскому делу 63; таким образом, это решение приобрело силу закона. Во время обсуждения, продолжавшегося довольно долго, с осо­бенно яркой речью в поддержку тессинцев выступил прибывший накануне член Федерального совета Франсини. Энергичную речь в защиту итальянских эмигрантов произнес также Кар­тере из Женевы, который протестовал против того, что на этом собрании о них говорили как о «виновных», тогда как они свои­ми стремлениями и борьбой заслужили симпатии всех швей­царцев. Выказав им такое живое сочувствие, тессинцы тем самым доказали, что они настоящие швейцарцы. Несмотря на этот и ряд других решительных протестов, особенно против статьи 2, лишающей тессинцев права предоставления убежища, в целом решение Национального совета, как указывалось, было при­нято довольно значительным большинством. И здесь дело решили немецкие кантоны, хотя некоторые немецкие депутаты выступали за тессинцев также в Совете кантонов.


Написано Ф. Энгельсом 28 ноября 1848 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 158,

g декабря 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


64 ]

* РАЗЛИЧНЫЕ НОВОСТИ ИЗ ШВЕЙЦАРИИ

Берн, 29 ноября. На вчерашнем заседании Совета кантонов обсуждался уже принятый Национальным советом закон о со­средоточении управления почтой с 1 января 1849 г. в руках федеральных властей *; закон был принят без изменений. На повестке дня стояло решение о столице Союза. Однако поскольку этим вопросом одновременно занимался Нацио­нальный совет, который уже проявил соответствующую ини­циативу, то заседание было перенесено на 4 часа. В 4 часа Совет приступил к голосованию. В первом туре Берн получил 21 голос, Цюрих — 13 голосов, Люцерн — 3 голоса: абсолют­ ное большинство — за Берн. Итак, Берн окончательно стал резиденцией швейцарских федеральных властей.

Сегодня утром оба совета собрались совместно, чтобы при­нять присягу члена Федерального совета Франсини. При этом Франсини произнес пространную речь на итальянском языке, которая была встречена всеобщим одобрением. Вслед за тем Федеральное собрание прервало свои заседания на неопределен­ный срок, поручив Федеральному совету снова созвать его в надлежащий момент.

Федеральный совет следующим образом распределил раз­ личные ведомства между своими членами: Фуррер — в качестве председателя — внешние сношения и общее руководство поли­ тикой Союза; Дрюэ — юстиция и полиция; Оксенбейн — воен­ное ведомство; Франсини — внутренние дела; Мунцингер —

* См. настоящий том, стр. 57, Ред.


РАЗЛИЧНЫЕ НОВОСТИ ИЗ ШВЕЙЦАРИИ


65


финансы; Фрей-Эрозе — торговые и дорожные пошлины (péa­ges); Нефф — почта и общественные работы.

На обоих последних бернских выборах в Национальный совет * победу одержали либералы; в Миттельланде избран Вейнгарт, в Эмментале — правительственный наместник Кар-рер.

Мне нечего даже и говорить о том, что бернцы охвачены ликованием по поводу превращения их в жителей швейцарской столицы. Вчера вечером состоялись многолюдные факельные шествия с многочисленными серенадами. Вдобавок к этому — неизбежная пушечная пальба; звонить в колокола, видимо, предоставлено «имперской власти». Внушительная серенада, разумеется, была исполнена перед Эрлахским двором; там находится резиденция Федерального совета, и Штейгер и Фур-рер произнесли речи.

Только что до меня дошла весть, что Лувини дрался на дуэли с полковником Бергом из-за вызывающих высказываний послед­ него во время обсуждения тессинского вопроса в9. По-видимому, никто не ранен, но пока я не могу сказать на этот счет ничего определенного.

Написано Ф. Энгельсом 29 ноября 1S4S з.

Напечатано во втором выпуске

«Neue Bheinische Zeitung» Л» 1S9,

3 декабря 1848 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод « немецкого

На русском яшке публикуется впервые

* См. настоящий том, стр. 45 и 48. Рев.


66 ]

ДУЭЛЬ МЕЖДУ БЕРГОМ И ЛУВИНИ

Берн, 30 ноября. На вчерашней дуэли между господами Бергом и Лувини в9 г-н Берг был довольно серьезно ранен в руку и бедро. В качестве оружия была избрана офицерская сабля ( briquet d'ordonnance). Вчера при отъезде г-на Берга пришлось нести до экипажа.


Написано Ф. Энгельсом 80 ноября 1848 г.

Напечатано

в »Neue Rheinische Zeitung» M 160,

S декабря 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 67

ЗАКРЫТИЕ ГЕРМАНСКОЙ ГРАНИЦЫ. - ИМПЕРИЯ. — ВОЕННЫЙ СОВЕТ

Берн, 1 декабря. Слава богу! Наконец-то, видимо, посту­ пили официальные сообщения о закрытии германской границы Федеральным советом, и мы, таким образом, теперь, может быть, будем знать, что нам делать. Это давно пора было осуществить после того, как достохвальная центральная власть 30 так долго дурачила нас, швейцарцев. Федеральный совет, судя по всему, решил не направлять даже одной роты швейцарских войск в качестве пикета против всей выставленной мощи имперского войска численностью 50 тысяч человек. Имперская власть может отсюда заключить, насколько здесь, в Швейцарии, боятся ее постановлений, приготовлений, угроз, выдвижения войск. Конечно, у «империи» нет такой военной системы, какую имеет Швейцария, которая, не будучи обременена содержанием ни одного регулярного солдата, может за одну неделю поставить под ружье 150 тысяч боеспособных и обученных бойцов, — то есть примерно вдвое больше, чем это в состоянии сделать классическая страна военных парадов с ее хваленой шарнхор-стовской военной организацией.

Хотя извлеченные из противоречивых слухов данные о за­крытии границы и без того грозят вызвать веселье у швейцар­ цев, «империя» по-прежнему озабочена тем, как бы насмешить нас. Вчера немецкие и, в частности, франкфуртские имперские газеты с серьезнейшей миной выпустили в свет новую жирную газетную утку о якобы происшедшем вновь нападении эми­грантов или, скорее, бандитов на Лёррах, а также о стычке, в которой пали четыре бравых баденских драгуна! Мне незачем вам говорить, что вся эта нелепая история, над которой здесь


68 ' ЗАКРЫТИЕ ГЕРМАНСКОЙ ГРАНИЦЫ. — ИМПЕРИЯ. — ВОЕННЫЙ СОВЕТ

очень потешались, зиждется на мистификации. Но я могу сказать вам, что страх имперских граждан перед двумя-тремя волонтерами, которые, возможно, еще бродят вдоль границы, производит самое комическое впечатление на каждого швей­царца. Здесь уже вошло в обиход новое выражение: «Трусит, как шесть имперских граждан перед одним волонтером» Новая статья « Frankfurter Oberpostamts- Zeitung » о продолжающихся происках эмигрантов на границе дала немалую пищу для поддержания насмешливого отношения к империи. Каких только потрясающих разоблачений не сделали шпионы г-на Шмерлинга! Меттерних находится в Муттенце, и его видели в Бирсфельдене. Там же пребывает Нефф, который пишет и полу­чает много писем; в Эммисхофене находятся Зигель и Катцен-майер, — ну, как же империи не дрожать! Что еще ужаснее, — в Дорнахе, у самой немецкой границы, швейцарское прави­тельство терпит — «нескольких отбившихся от своих частей трактирщиков из Лёрраха и окрестностей!!!». К тому же, «повсеместно царит убеждение», что будут предприняты новые «разбойничьи набеги», если и т. д. Разве из Грос-Лауфенбурга не велась сильная стрельба через Рейн? — кем, когда и как, — имперская газета, разумеется, но знает. Короче, если уж импе­ рий оказывается настолько непрочной, что содрогается до осно­ вания', когда Меттерниха видят в Бирсфельдене, а несколько отставших от своих частей трактирпгяков оплакивают свою участь в Дорнахе, то Швейцария, говоря по правде, не согла­сится служить опорой этому ветхому зданию! И вдобавок, эти аутано составленные сообщения имперских mouchards * противоречат сами себе й каждой строке. Так, они сообщают, что Меттерних —'единственный эмигрант в Муттенце, а! тремя строками ниже «из Муттенца передайт1, что они '(!!) там опять в6оружаютсяь\\ Они — то есть Меттерних в единственном числе! За это — то есть за то, что йоДобнымй грубыми противоречиями имперская власть делает себя посмешищем в глазах всего света, —она оплачивает своих mouchards в Швейцарии! «Trema, Bisanzio!» **. Меттерниха видели в Бирсфельдене, а «несколько отбившихся от своих частей трактирщиков» в Дорнахе покля­лись погубить тебя!

Но оставим в покое империю. Швейцарский военный совет формально pacnytdeH , но тотчас же восстановлен как военная комиссия, председателем которой стал г-н Оксенбейн в качестве главы федерального Военного ведомства «Berner-Zeitung» в рез-

* — полицейских шпионов. Рев. •* — Трепещи, Византия! СДоницетта, «Велизарий», либретто Каммарано),Р«9,


ЗАКРЫТИЕ ГЕРМАНСКОЙ ГРАНИЦЫ. — ИМПЕРИЯ. — ВОЕННЫЙ СОВЕТ 69

ких выражениях осуждает этот акт, считая, что тем самым восстанавливается и сохраняется самый громоздкий и дорого­стоящий элемент прежнего союзного управления. Военный совет, мол, не оказался способным ни на что, кроме назначения нескольких офицеров-аристократов да создания после долгих родовых мук швейцарского строевого устава [Kamaschenreg­ lement], который обошелся так дорого, что на эти деньги можно было бы снабдить гамашами и башмаками целую армию. В остальном Военный совет ограничивался ежедневным полу­ чением причитающихся ему 16 франков на душу и из-за труд­ностей и мелочной рутины давно оставил попытки что-либо сделать.

Помимо дуэли между Лувини и Бергом в результате обсуж­ дения тессинского вопроса в Национальном совете * возникла перспектива другого поединка — между Пьода и Михелем из Граубюндена. Полковник Михель высказывался в весьма непристойном тоне и в заключение яростно обрушился на г-на Пьода с обвинениями во лжи. Пьода отвечал очень спокойно и корректно, но затем призвал граубюнденского драчуна к от­вету. После этого г-н Михель сделал такое заявление, которое полностью удовлетворило г-на Пьода и его друзей, и инцидент был исчерпан.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

1 декабря 184S г, па

" Перевод с немецкого

Напечатано ГТ ,

eOieue Rheinitche Zeitung» M ISO, Ha Русском языке публикуется впервые

S декабря 1S4S г.

• См, настоящий тон, стр. 51—52, Ред,


70 ]

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ И ИНОСТРАННЫЕ

ПОСЛЫ. — ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ В ТЕССИНЕ. -

ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ ПОЧТОВОГО ВЕДОМСТВА. -

ИЗВИНЕНИЯ КОМАНДИРА ОТРЯДА

ГЕРМАНСКИХ ИМПЕРСКИХ ВОЙСК

Берн, 2 декабря. В связи с оповещением о конституирова- иии новых федеральных властей и совпадающим с этим сроком истечения договора 1815 г.70, Федеральный совет уже получил от всех послов заверение в том, что они могут заранее обещать признание своими правительствами новых властей и новой конституции. Только английский посол г-н Пиль ни словом не упоминает о признании и лишь весьма сухо заявляет, что он сообщил своему правительству относительно оповещения. Так как у России здесь нет представителя, то естественно, что и от этой державы не поступило никакого заявления. — Федеральный совет назначил федеральными представителями в Тессине полковника Штелина из Базеля и полковника Бриатта из Ваадта, — оба они являются членами Совета кан­ тонов, а последний — его председателем. Надо надеяться, что радикал Бриатт поведет себя иначе, чем господа Эшер и Мун-цингер Б3. Впрочем, все итальянские эмигранты, способные но­сить оружие, уже отправлены из Тессина в глубь Швейца­ рии. — Далее, Федеральный совет теперь занялся осуществле­ нием закона о централизации почты; временным генеральным директором швейцарской почты назначен г-н Ларош-Штеелин из Базеля. Образованы также две комиссии: одна для оценки почтовых отправлений, получаемых кантонами и частными лицами, а другая — для разработки закона об организации швейцарского почтового ведомства. — Упоминавшийся коман­дир отряда германских имперских войск в письме Феде-


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ И ИНОСТРАННЫЕ ПОСЛЫ


71


ральному совету принес извинения по всей форме *; он выражает готовность дать требуемое удовлетворение и сообщает, что виновные уже понесли наказание.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

2 декабря 1848 г. .

Перевод с немецкого
Напечатано

в «JVeue Rheinische Zeitung» M 161, Ha Русском языке публикуется впервые

в декабря 1848 г.

• См. настоящий том, стр. 53—54. Ред,


72 ]

ШВЕЙЦАРСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА

ГЕРОИЧЕСКИХ ДЕЯНИЙ АВСТРИЙСКОЙ АРМИИ В ВЕНЕ

Кёльн, 5 декабря. В то время как аугсбургская «Allgemeine Zeitung» и другие продажные газеты до небес превозносят какого-нибудь Виндишгреца и Елачича как восстановителей порядка, увенчивают лаврами храбрые австрийские войска и неустанно распространяются об ужасах демократического террора, в швейцарской печати неожиданно открывается новый источник материалов для освещения истории последних собы­тий в Вене. Речь идет о тех швейцарских гражданах, которые с большими трудностями, рискуя жизнью и подвергаясь изде­вательствам, спаслись от стражей «порядка», вернулись на ро­дину и опубликовали свои впечатления о пережитом ими в «дни террора» и «войны за порядок». Причем авторы — это не разъяренные «пролетарии», а крупные капиталисты, люди, владевшие в Вене громадными предприятиями, абсолютно ни в чем не заподозренные, консервативно настроенные буржуа; а швейцарский консерватор — это, как известно, немецкий «нытик» 3S в квадрате. И их сообщения напечатаны не в ради­кальных «пасквильных» газетах, а в самых консервативных спра­ вочных листках [Intelligenzblätter n]. Из одного такого пове­ствования, напечатанного в «Basler Intelligenzblatt», мы по­заимствуем следующие подробности:

Г-н Шпекер из Санкт-Галлена был директором крупного машиностро­ительного завода, обособленно стоявшего у Табора, возле внешней тамо­женной линии Вены. Шпекер, так же как и его рабочие и мастера, швей­ царские граждане, не только не участвовал в борьбе, но и не держал оружия в своей квартире. На заводе осталось только 15 рабочих для обслуживания установленного во дворе пожарного насоса. При прибли­ жении войск генерал Висе, бернский аристократ и начальник австрий-


ГО&ЕЙЦаРСКЙЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА ГЕРОИЧ. ДЕЯНИЙ АВСТРИЙЙК. АРМИИ В ВЕНЕ 73

ского генерального'штаба, Дал г-ну Шпекер у честное СЛОВО; что если у него,,Шаекера, не будет обнаружено оружия я с территории его за­вода, не будут стрелять,, то зданию не будет причинено никакого ущерба. Солдаты произвели обыск на заводе и ничего не нашли. Несмотря на это, Другой отряд стрелков заявил, что из помещения Завода будто бьг стреляли' (что весьма понятно ввиду предоставленного войскам,права грабить лю­бой дом,'из которого стреляли). «Швейцарские собаки», настолько по-веривщие словам своего Землязд,. генерала Висса, что оставили на за­воде даже своих жен и детей, подверглись грубейшим издевательствам со стороны упомянутых стрелков и были спасены лишь благодаря слу­чайному появлению офицера другого отряда. Этот офицер доставил рабочих в караульное помещение. Когда они проходили по улице,,какой-то мест­ный житель, указав на одного рабочего, сказал: «Он участвовал в раз­боре моста над Табором». Немедленно, не дав рабочему сказать ни единого слова, его поставили к стене и расстреляли. В караульном помещении в «швейцарских собак» неоднократно целились из ружей и только направ­ленный на солдат заряженный пистолет офицера сдерживал их. Дирек­тор Шпекер был поставлен к стене, трое стрелков стали его избивать, один из них приставил ствол своей винтовки к его рту и, взведя курок, играл со спуском. Некий офицер, вынув часы, сказал ему: «Тебе, швей­царская собака, остается жить еще четверть часа, после чего ты будешь расстрелян, а потому молись!». До истечения этого срока вернулся офи­цер, который уже раз спас им жизнь, и отвел г-на Шпекера к генералу Внесу, который стал упрекать его в «нарушении данного слова»! Гене­рал Висе настаивал на том, что с территории завода стреляли, хотя г-н Шпекер доказывал физическую невозможность этого. Наконец, Шпекер получил пропуск во Флорисдорф для себя и для своих людей. Вернувшись на завод, они нашли все поломанным, разрушенным и разграбленным. Семья г-на Шпекера под дулами винтовок металась по дому. Бух­галтер завода, швейцарец, простреленный несколькими пулями, ле­жал в предсмертных муках в саду, и в каждого, пытавшегося прибли­зиться к нему, стреляли. Таким образом, несчастный оставался лежать в саду до поздней ночи и там скончался. Его фамилия Кунц. Остав­шимся в живых удалось, наконец, благополучно добраться до Флорис-дорфа.

Владельцу машиностроительного завода, также швейцарскому граж­данину, Боллингеру, прославившемуся своей работой во время ремонта башни собора св. Стефана, удалось при помощи пожарных насосов спасти свой завод от пожара. Однако и сюда проникли австрийцы под лживым предлогом, будто бы из здания завода стреляли; они разграбили и разрушили, а потом подожгли его и закололи брата Боллингера в мо­мент, когда он искал спасения от огня. Ребенок одной проживающей в Вене швейцарки, г-жи Боденер, был застрелен хорватами на руках у матери.

Из этого сообщения ясно, что как только возвратятся дру­гие швейцарские граждане, геройские подвиги храброй австрий­ской армии получат дальнейшее освещение. Одновременно это сообщение в самых трогательных выражениях рисует уверен­ ность, спокойствие и вежливое, благопристойное поведение вооруженных пролетариев, которым не могли нарадоваться швейцарцы во время так называемого террора венского про­летариата и студентов.


74 ШВЕЙЦАРСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА ГЕРОИЧ. ДЕЯНИЙ АВСТРИЙСК. 'АРМИИ В ВЕНЕ

Мы повторяем: инициаторами этих сообщений являются не радикалы, не пролетарии и не недовольные, а крупные капи­талисты и подлинные чистокровные швейцарские аристократы. Не поручит ли аугсбургская «Allgemeine Zeitung» своим разным

тр, MW, ЙД и другим корреспондентам в Вене проверить,

так ли дело обстояло в действительности? Мы назвали их имена и адреса и описали подробности с такой точностью, о какой она только могла мечтать. Но аугсбургская «Allgemeine Zeitung» вряд ли это сделает.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

5 декабря 1848 г.

Перевод с немецкого
Напечатано
, т

в uNeue Rheinische Zeitung» M 161, Ha Русском языке публикуется впервые

в декабря 1848 г.


Г 75

МЕРЫ ПО ОТНОШЕНИЮ К НЕМЕЦКИМ ЭМИГРАНТАМ

Берн, 5 декабря. Федеральный совет принял теперь меры также по отношению к немецким эмигрантам, отчасти чтобы лишить имперскую власть всякого повода для враждебных дей­ствий, а отчасти, чтобы показать свою беспристрастность по отношению к Тессину и осуществить на практике и в северных кантонах политику строгого нейтралитета, триумфально побе­дившую во время дебатов по тессинскому вопросу *. Политика Фуррера — Мунцингера — Оксенбейна проводится повсеместно. Циркуляр Федерального совета соответствующим погранич­ным кантонам повторяет принципы, выраженные Главным кан­тоном , и опять настаивает на интернировании всех эмигрантов, которые участвовали в походе Струве 72, а для того, чтобы придать вес этому требованию, председатель Федерального собрания д-р Штейгер еще вчера выехал в северные кантоны в качестве представителя Швейцарского союза,

Против этой меры как таковой трудно выдвинуть какие-либо возражения. Никто не станет обижаться на Швейцарию за то, что она не желает навлечь на себя неприятности из-за горстки волонтеров, жаждущих приключений и испытывающих скуку, находясь в изгнании на ее территории. Но зачем же нужно было тогда раньше говорить с Германией таким дерзким языком, так определенно заверять в выполнении своего долга, если теперь косвенно признаётся, что оп не был выполнен, если теперь лишь хотят убедиться, в какой мере кантоны после­довали указаниям Главного кантона? Нельзя отрицать, что

* См. иастоящий том, отр, 51—52. Ред. 4 М. и Э., г. 43


76


МЕРЫ ПО ОТНОШЕНИЮ К НЕМЕЦКИМ ЭМИГРАНТАМ


это решение Федерального совета, этот акт справедливости по отношению к Тессину, представляет собой полное опровержение последнего официального акта Главного кантона, и если нота 73 снискала безоговорочное одобрение, то шаг к ее дезавуи­рованию вызовет мало радости

О закрытии немецкой границы опять ничего не слышно, кроме того, что вся Швабия протестует против этого. Вмешается она или нет — ведомо одному милосердному богу Во всяком случае, Федеральный совет решил пока не выставлять никаких войск против имперской дивизии

Швейцарский военный совет закончил свои текущие дела и теперь окончательно распущен Его место займет военная комиссия, которая создается и возглавляется Оксенбейном как главой военного ведомства.

Новый испанский посол г-н Зайас, который несколько дней назад прибыл сюда с верительными грамотами для Главного кантона, теперь вручил их вице-председателю Федерального совета г-ну Дрюэ и тем самым тотчас установил связь с новыми властями.

Пресса крайне возмущена обращением с швейцарцами в Вене, о чем я вам недавно кое-что сообщал *. Она настаивает, чтобы Федеральный совет потребовал от Австрии удовлетворения и возмещения ущерба. В частности, всеобщее негодование вызы­вает здесь поведение бернского генерала Висса. Брат этого гене­рала — архитектор здесь, в Берне.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

' Перевод с немецкого

Напечатано ,. . _

в «Neue Rheinische Zeitung« M Ш, На пажом языке публикуете?, «первые

10 декабря 1S4S г.

* См. настоящий юм, стр. 12— Ik. Peö.


[ 77

МОНАСТЫРЬ УРСУЛИНОК. - ВЕРБОВКА ВОЙСК

ДЛЯ КАРТЕЧНОГО КОРОЛЯ. —

«ОБЩИНА ГРАЖДАН». — КОМИССИЯ ПО ПОВОДУ

ОБЩЕГО ТАМОЖЕННОГО ТАРИФА

Берн, 9 декабря. Близится конец последнего монастыря в кан­тоне Бе_рн, а именно — монастыря урсулинок в Прунтруте (Юра). Правительственный совет 74 решил предложить Боль­шому совету 67 упразднить монастырь во исполнение постанов­ления Союзного сейма об удалении из Швейцарии всех связан­ных с иезуитами орденов (к каковым принадлежит и орден урсулинок).

После того как Радецкий снова разрешил неаполитанско-швейцарским рекрутам проход через Ломбардию, король Фер­ динанд тут же вновь предложил санкционировать вербовку в Швейцарии. Люцерн и старые кантоны 75, естественно, поспе­шили разрешить вербовку. Бернское правительство, для кото­рого система капитуляций 76 и без того является бельмом на глазу, к счастью, нашло предлог для того, чтобы пока запретить вербовку. Оно, в частности, заявляет, что в соответствии с ка- питуляционным соглашением (наследие достопочтенного пра­вительства г-на Нёйхауса) рекрутов должны везти через Геную, а этот путь все еще закрыт для них. Далее, неаполитанское пра­вительство, мол, должно было сначала возместить ущерб, при­ чиненный швейцарцам в Неаполе в результате грабежа, учинен­ ного 15 мая ". Богобоязненный «Beobachter», понятно, опять страшно скандалит по поводу этого нарушения непоколебимой верности швейцарцев, которое к тому же закрывает множеству молодых граждан кантона доступ к славной карьере (!), в буду­ щем поставит в неловкое положение бернских солдат в Неаполе, обрекает на голод находящихся в Берне унтер-офицеров вер­ бовщиков и уменьшает выручку трактирщиков, у которых


78 МОНАСТЫРЬ УРСУЛИНОК. — ВЕРБОВКА ВОЙСК ДЛЯ КАРТВЧНОГО КОРОЛЯ

обычно в подобных случаях пропивался задаток. Вот какими доводами оперирует реакционная швейцарская пресса!

Здешние консервативные патриции потерпели серьезное поражение. Здесь, в частности, существует внутри собственно коммуны так называемая община граждан 78 [Bürgergemeinde]. Эта община граждан, ядро которой составляет патрициат, несмотря на все революции, добилась того, что имущество бывших монастырей и другие государственные и городские владения, полагавшиеся ей как бывшей носительнице сувере­нитета, не были переданы вместе с передачей суверенитета государству или городу, а сохранились у нее в качестве кол­лективной собственности общины. Лишь небольшая часть этого весьма значительного имущества, за счет которого патриции продолжают жиреть и по сей день, должна была отойти городу, но «граждане» упорно отказывались ее выдать. Теперь, наконец, в связи с избранием Берна столицей Союза и вызванными этим значительными городскими расходами, община граждан была вынуждена выделить городской коммуне — так называемой общине жителей [Einwohnergemeinde] — ее долю и, помимо этого, обещать внести «значительный» вклад в покрытие рас­ходов столицы. Патриции объявили Сион в опасности и не без причины, ибо столица весьма серьезно угрожает их кошелькам.

Федеральный совет образовал под председательством главы торгового и таможенного ведомства г-на Неффа комиссию, ко­торая должна подготовить отмену кантональных таможенных сборов и введение общешвейцарского таможенного тарифа и предложить необходимые для этого меры. Швейцария теперь также получит покровительственные пошлины, которые, прав­да, не высоки, но, учитывая развитость большинства отраслей швейцарской промышленности и низкую заработную плату, полностью достигнут своей цели. Больше всего пострадают в результате этого Англия, Париж, Мюльхаузен и Лион.


Написано Ф. Энгельсом 9 декабря 1848 г.

Напечатано

1 «Neue Rheinische Zeitung» Л5 168,

14 декабря 1848 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 79

* СМЕЩЕНИЕ ДРИГАЛЬСКОГО

Кёльн, 17 декабря. «Гражданин и коммунист» Дригаль-ский ", который ввел цензуру, снова отменил ее, а затем угро­жал здешней газете * приостановлением выхода, как мы только что услышали, сам приостановлен в исполнении своих должностных обязанностей. Жаль, очень жаль!

Добавление. А у беды быстрые ноги! Г-н Шпигель, реги- рунгс-президент, также прощается с нами. Он, как утверждают по всему городу, отрешен от должности.


Написано И. Марксом 17 декабря 1848 г.

Напечатано в приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 172,

19 декабря 1848 е.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


* — «Neue Rheinische Zeltung». Рев,


80 ]

МЕРЫ ПРОТИВ НЕМЕЦКИХ ЭМИГРАНТОВ. —

ВОЙСКА ИЗ ТЕССИНА ОТОЗВАНЫ. -

ПАТРИЦИАНСКАЯ ОБЩИНА

Берн, 24 декабря. Новые меры Федерального совета, столь одобрительно встреченные империей, заключаются не только в издании циркуляра и в инспекционной поездке Штейгера *. Они заключаются, в частности, в высылке из Швейцарии трех абсолютно безопасных эмигрантов **, которые выпустили со­вершенно безобидную брошюру 80 чисто справочного характера о последнем баденском восстании 72, и затем — в санкциях против журнала « Revolution » и так называемого военного союза «Помогай себе сам» 81.

Руководитель волонтеров И. Ф. Беккер, уже год являю­щийся гражданином кантона Берн, возглавил в Биле выше­названное военное объединение, целью которого должна была быть организация в одном немецком легионе всех находящихся в Швейцарии немецких волонтеров. Выглядит это опасным, но в действительности это совсем не так. Легион существовал лишь на бумаге, о вооружении не было и речи, об обучении и того менее. Союз преследовал лишь цель воспрепятствовать новым, слишком поспешным и неорганизованным походам волонтеров, а так как все походы волонтеров неизбежно явля­ются слишком поспешными и неорганизованными (доказа­тельство тому — два люцернских, два баденских похода и поход в Валь Интельви)82, то «военный союз» должен был прийти к тому, чтобы вообще препятствовать всяким походам волон­теров. Поэтому ни баденскому, ни швейцарскому правитель­ствам здесь нечего было делать, но поскольку руководители

' См. настоящий том, стр. 75. Ред. " — В. Лёвенфельса, Ф, Неф fa и Г. Тильмана, Ред.


МЕРЫ ПРОТИВ НЕМЕЦКИХ ЭМИГРАНТОВ. — ВОЙСКА ИЗ ТЕССИНА ОТОЗВАНЫ 81

объединения всякого рода дорогими их сердцу реминисцен­циями обо всей системе тайных союзов, а также более или менее хвастливыми выступлениями дали правительству повод для вмешательства, и поскольку весь замысел подпадает под бернский закон о волонтерах 83, то представился удобный слу­чай усмотреть в этом разветвленный заговор и подготовку к новому нападению на Баден в ближайшем будущем. К этому добавилось недомыслие Беккера, который на титульном листе представил свой еженедельник «Revolution» как «Орган демо­кратического военного союза «Помогай себе сам»». Этого было достаточно. Г-н Оксенбейн, который случайно или умышленно прибыл в Биль, добился вмешательства прокуратуры. Проб­ный номер « Revolution» был конфискован, один из редакторов, Михель, выслан из кантона, а дома у Беккера произведен обыск. После этого опомнились. Посягательство на свободу печати было слишком уж вызывающим. Постановление о конфискации было отменено, и « Revolution» будет выходить и впредь. И все же против Беккера возбуждено судебное преследование, а с военным союзом «Помогай себе сам», видимо, будет покончено. Немецкие имперские филистеры снова могут спать спокойно.

Из Тессина выведены все войска. Насколько тессинцы были оклеветаны швейцарцами восточных кантонов, явствует из того, что посланный в Тессин бернский батальон жил в полном согласии с населением. Конечно, верно и то, что этот батальон с самого начала вел себя иначе, чем цюрихцы и аппенцеллерцы. Во время праздничного обеда в честь офицерского корпуса бернский полковник Зейлер объявил нейтралитет неизбежным злом и выразил пожелание, чтобы настало время, когда Швей­цария освободится от этих оков и сможет бороться за свободу в одном ряду с другими народами. Батальон пожертвовал однодневное жалованье в пользу итальянских эмигрантов. Если бы господа цюрихцы и аппенцеллерцы вели себя подоб­ным образом, вместо того, чтобы с удовольствием исполнять отвратительные жандармские функции и пить на брудершафт с австрийскими офицерами, то тессинцы относились бы к ним совсем по-другому.

Несколько дней назад в Берне состоялось в высшей степени ободряющее собрание обывателей. Община жителей 78 [Ein­wohnergemeinde] собралась, чтобы решить, желает ли она взять на себя бремя, связанное с переносом столицы в Берн. Патриции, потерпевшие поражение на последнем собрании общины граждан *, предвидя возникновение реальных раз-

• См, иаотоящий том, стр. 78, Ред,


82 МЕРЫ ПРОТИВ НЕМЕЦКИХ ЭМИГРАНТОВ. — ВОЙСКА ИЗ ТЕССИНА ОТОЗВАНЫ

ногласий из-за имущества между членами общины граждан и членами общины жителей, пожелали взять реванш. Фактиче­ская передача городу имущества общины жителей сделала его не­зависимым от патрициата, который потерял множество доходных мест и главную опору своего преобладающего влияния в общин­ном совете, не говоря уже о значительных денежных потерях в прямом смысле. Поэтому все происки патрициев были направлены на то, чтобы снова добиться переноса столицы из Берна! Они зая­вили, что расходы, сопряженные с превращением Берна в сто­лицу, указаны настолько неопределенно, что при этом сущест­вует риск надувательства со стороны Федерального совета, что, далее, большую часть расходов, мол, должно бы нести госу­дарство, а не город; под этими предлогами патриции предло­жили согласиться на жалкие 300 тысяч франков, но не больше. Однако закон о столице Союза требует безоговорочного при­нятия условий в течение месяца, а этот срок истекает 28 дека­бря. Следовательно, принятие предложения патрициев было бы равносильно отказу от превращения Берна в столицу. Пред­ложение патрициев, сделанное под убедительным предлогом экономии и получения гарантий, нашло живейший отклик у бернских филистеров, так что радикалы, желавшие, чтобы Берн à tout prix * остался столицей, почти разуверились в успехе своего дела. Дискуссия продолжалась целый день, и только к вечеру радикалы собрали 419 голосов против 314 за то, чтобы безоговорочно принять обязательства, выдвину­тые Федеральным собранием. Вот вам пример того, как скаред­ный провинциализм осмеливается претендовать на решающее слово даже в столице Швейцарии.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

24 декабря 1848 г. _ .

Перевод с немецкого
Напечатано в приложении
к
«Neue Rheinische Zeitung» M 180, Ha русском языке публикуется впервые

28 декабря 1848 г.

* — любой ценой. Ред.


[ 83

ШВЕЙЦАРСКО-ИТАЛЬЯНСКИЕ ДЕЛА

Берн, 28 декабря. Едва только швейцарские войска были отведены от ломбардской границы, как вновь начались происки Радецкого. Он пишет представителям Союза в Тессине, будто бы на границе происходит вызывающая тревогу торговля ору­ жием, и представители Союза уговаривают тессинское прави­тельство дать согласие на массовые обыски в Мендризио. Обнаружено и конфисковано некоторое количество ружей. Не ясно, как собираются оправдать это нарушение неприкос­новенности жилища и конфискацию собственности иностран­цев. Можно только удивляться, что тессинское правительство пошло на это.

Вербовка, которая проводится Неаполем в Люцерне и в ста­рых кантонах *, по-видимому, ничего не дает. Не то чтобы не нашлось достаточного числа бравых сынов Альп, которые хотели бы продать свою шкуру за наличные и послужить Фердинанду в роли хорватов 84. Наоборот! Но дело упирается в невозможность добраться из Швейцарии до Неаполя.

В соответствии с капитуляциями , рекрутов должны везти через Геную, но туринское правительство отказалось их про­ пустить. Это означает, что рекрутов надо доставлять в Триест и там сажать на суда. Известие об этом вызвало большой испуг среди завербованных. Они не хотят в Австрию. Они опасаются, что окажутся среди настоящих хорватов и будут брошены про­тив мадьяр. Теперь они обратились к люцернскому Правитель­ственному совету с просьбой, чтобы он настаивал на маршруте

* См. настоящий том, стр. 77. Ред.


84 ШВЕЙЦАРСКО-ИТАЛЬЯНСКИЕ ДЕЛА

через Геную. Странно. Как будто этим телохранителям контр­революции не все равно, резать мадьяр или мессинцев! Правда, между австрийскими бумажными цванцигерами 85 и неаполи­танскими полновесными дукатами есть некоторая разница!

Впрочем, люцернское правительство, как видно, следует примеру бернского и намерено отсрочить выполнение капиту­ляций до тех пор, пока швейцарские купцы в Неаполе и Мессине не получат возмещения. Во всяком случае, оно осведомлялось у Федерального совета, как обстоят дела с этим возмещением . Тогда остаются только старые кантоны, а они будут отстаивать право каждого гражданина торговать собой до тех пор, пока это дозволяется Федеральной конституцией, то есть пока остаются в силе нынешние капитуляции. Право торговать собой — одна из прекраснейших и старейших привилегий вольных жителей старой Швейцарии, и когда эти храбрые «первенцы свободы» пытались отстаивать «свои пятисотлетние права» вопреки новой Федеральной конституции, то в первую очередь имелось в виду именно это специфическое право, упраздняемое конституцией. Для старых кантонов военные капитуляции — это поистине вопрос жизни. На протяжении пяти столетий эти капитуляции служили отводным каналом для избыточного населения и потому лучшей гарантией сохра­нения состояния варварства. Отмените капитуляции, и вы вызовете настоящую революцию в этих так называемых «чи­стил», а на практике весьма запятнанных демократиях.

Младшие сыновья крестьян, отправляющиеся теперь в Неа­поль и Рим, должны будут остаться дома. Они не найдут себе занятия ни в своих собственных кантонах, ни в остальной Швейцарии, которая и без того достаточно страдает от «пере­населения». Они образуют новый класс сельских пролетариев, который одним лишь своим существованием должен опроки­нуть все прежние отношения собственности, наживы и права этого племени пастухов, покоящиеся на тысячелетней традиции. Где на этих бесплодных гористых землях взять средства, чтобы прокормить нищих, которых им со всех сторон доставят по этапу на границу? Ядро такого класса пауперов существует уже теперь, и оно угрожает весьма неприятными последствиями традиционным патриархальным порядкам. Итак, даже если (чего не приходится ожидать) европейская революция и в после­дующие годы по-прежнему будет соблюдать такое же уважение к швейцарскому нейтралитету, то статья новой Федеральной конституции, запрещающая военные капитуляции, подготав­ливает появление революционного фермента, который нако­нец-то сможет до основания уничтожить старейшее и наиболее


ШВЕЙЦАРСКО-ИТАЛЬЯНСКИЕ ДЕЛА


85


устойчивое обиталище реакционного варварства в Европе Как монархии, так и реакционные республики гибнут от чахо­точного состояния денежных дел, от «бледной немочи финан­совой нужды».

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

28 декабря 1848 г. .

Перевод с немецкого

Напечатано в приложении ^

к «Neue Rheinische Zeitung» M 185, Па Русском языке публикуется впервые

3 января 1849 г.


86 ]

Г-н МЮЛЛЕР. -

НАПАДКИ РАДЕЦКОГО НА ТЕССИН. -

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ. - ЛОБАУЭР

Берн, 8 января. Неаполитанское правительство, которое проявляет все большую озабоченность тем, что швейцарские рекруты все еще не прибыли, прислало сюда одного из своих штабных офицеров-швейцарцев г-на Тобиаса Мюллера для переговоров с Федеральным советом относительно изменения маршрута следования рекрутов, так как доступ в Геную — обусловленное соглашением место погрузки на суда — закрыт. Сей г-н Мюллер превосходно подходит для подобной миссии. Он не только много лет воевал в Италии против свободы, но еще в 1831 г. взялся за оружие против революции у себя на родине (во Фрейбурге). Радецкий, который знает своих людей, оказал ему исключительный прием, обнял на глазах у своего генерального штаба и чрезвычайно расхваливал его и вообще всех швейцарцев за «верность их королю» (!) и храбрость, проявленную на службе их «королю». Все же г-н Мюллер, вероятно, столкнется с трудностями: господствующий в Феде­ральном совете либерализм столь же мало является сторон­ником военных капитуляций, как и бернское и люцернское либеральные правительства.

Выражая братскую солидарность с швейцарцами, находя­щимися в Неаполе, Радецкий вместе с тем непрерывно возоб­ новляет свои происки против Тессина. Он донес тамошнему правительству, что Мадзини все еще скрывается в этом кантоне, и даже сообщил, где именно. Далее, он сетует на то, что про­ должается контрабандная доставка оружия в Ломбардию. Правительство решило провести расследование по первому пункту и если окажется, что Мадзини действительно нахо-


Г-Н МЮЛЛЕР. — НАПАДКИ РАДЕЦКОГО НА ТЕССИН. — ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ 87

дится в кантоне, выслать его. При обсуждении второго пункта решено было перейти к очередным делам, так как правитель­ство не обязано нести пограничную службу за австрийцев, Радецкий, между прочим, угрожал, что, если контрабандная доставка оружия не прекратится, он снова добьется закрытия границы.

Федеральный совет занимается проектами законов, которые должны быть представлены очередной сессии Федерального собрания. К их числу относятся законы о пошлинах, об органи­ зации почты, предложения, касающиеся организации воору­ женных сил и т. д. Надо признать, что в то время как хваленое Франкфуртское собрание со своим крайним бессилием и бес­ сильными крайностями лишь являет миру собственное свое убожество, швейцарские федеральные власти потихоньку, шаг за шагом, осуществляют буржуазную централизацию. Целый ряд законов, направленных па централизацию, будет в марте вне­ сен на рассмотрение советов, в мае и июне они будут обсуждены и приняты и в июне же вступят в силу. Правящее ныне либе­ральное поколение швейцарских политиков (государственными деятелями их все же не назовешь) бесспорно обладает даром осуществлять такого рода мелкие частные реформы. За несколь­ко лет централизация Швейцарии будет завершена в той мере, в какой она допускается конституцией, и тогда сама эта кон­ституция превратится в оковы для дальнейшего развития страны, а образование единой и неделимой республики станет необходимостью. Все это произойдет, если исходить из той — невероятной — предпосылки, что надвигающаяся европейская буря оставит Швейцарию такой же нейтральной, как и 1848 год.

Да и в самом деле, какая еще нация в момент таких рево­ люций, как современные, не идет в своих стремлениях дальше упразднения кантональных пошлин, кантональной почты и других кантональных институтов, которые уже давным-давно стали гнетущим бременем! Какая еще нация в разгар мук рождения новой исторической эпохи считает своей высшей целью улучшенное издание исторически отжившей федератив­ной республики и осуществление начатков буржуазной цен­трализации, которые сделала необходимыми еще война с Зон-дербундом! 69 Какой мелочной представляется вся эта возня на фоне величественнейшего европейского движения!

Впрочем, Федеральный совет сделал один весьма свое­ образный шаг. Он снова пригласил из Берлина известного г-на Лобауэра в качестве профессора военных наук. Как известно, г-н Лобауэр, эмигрант 1830 г., радикал, затем ренегат, в 40-х годах был приглашен кликой Эйххорна в Берлин, где сотруд-


88 Г-Н МЮЛЛЕР. — НАПАДКИ РАДЕЦКОГО НАТЕССИН. — ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СОВЕТ

ничал в «Staats-Zeitung», в «Janus» и других ультрареакцион­ ных и пиетистских органах. Если мы не слишком заблуждаемся, от г-на Лобауэра исходил тот лакейский пинок в фельетоне, напечатанном в «Staals-Zeitung», из-за которого Гервег тогда был выслан из прусского королевства 87 после своего письма его величеству *. Г-н Лобауэр никогда не был солдатом и тем не менее ему надлежит здесь преподавать военные науки. Что все это означает, понимает лишь г-н Оксенбейн, пригла­сивший его сюда.

В большинстве кантонов Большие советы 57 теперь стоят заодно и ведут борьбу с крайним местничеством. Цюрихский Большой совет избрал нашего друга д-ра Алкивиада Эшера бургомистром (id est ** главой исполнительной власти). Бернский Большой совет собирается 15-го.


Написано Ф. Энгельсом 8 января 1849 г.

Напечатано

в »Neue Rheinische Zeitung» M 194,

13 января 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


* — Фридриху-Вильгельму IV. Рев. »• — то есть. Рев,


[ 89

ПОСЛЕДНИЕ ВОЛОНТЕРЫ

Берн, 8 января. Здешний Верховный суд во второй инстан­ции приговорил гг. И. Ф. Беккера и Г. Хаттемера в Биле к высылке из кантона: первого —на годичный срок, второго — на шесть месяцев за основание военного союза «Помогай себе сам» н. Остальные обвиняемые оправданы. Этим закончилась знаменитая история третьего похода отрядов волонтеров 88, о котором столько говорили, и центральная власть 30 снова может посвятить свое драгоценное время вопросу о герман­ском императоре и германском флоте. Да благословит господь ее тяжкие труды на благо «единого отечества»!


Написано Ф. Энгельсом S января 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 193,

14 января 1S49 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


90 ]

БЮДЖЕТ

Берн, 9 января. Обсуждение кантонального бюджета в Правительственном совете уже достигло такой стадии, что он может быть вынесен на рассмотрение Большого совета, собирающегося в ближайшее время. Он походит на остальные европейские бюджеты тем, что сведен с дефицитом в 43 тысячи франков при общей сумме около 5 млн. франков. Из этих 5 мил­лионов около 800 тысяч покрывается за счет доходов с государ­ственных имуществ, 1 800 тысяч франков за счет косвенных налогов, остальное — за счет таможенных сборов. Таким обра­зом, на душу населения приходится почти 4 швейцарских франка (1 талер 18 зильбергрошей) прямых и примерно З1/^ франка косвенных налогов. Если бы было проведено общее сокращение, предложенное финанц-директором Штемпфли (гла­вою местных радикалов), то вместо дефицита имелся бы изли­шек в сумме 80 тысяч франков. Но это не устраивало либераль­ное большинство Правительственного совета, которое пре­спокойно предоставляет аристократам выступать с вечными упреками в «расстроенном состоянии финансов», дабы поставить это в вину радикалу Штемпфли. В действительности, финансы кантона были полностью расстроены и растрачивались зна­ менитым правительством Нёйхауса, и если теперь они снова приведены в порядок, то этим мы всецело обязаны г-ну Штемп­фли.


Написано Ф. Энгельсом 9 января 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» Лв 195,

14 января 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


f. 91

БУНТ ПОПОВ

Невшателъ, 9 января. У нас здесь сегодня бунт попов. Vénérable compagnie des pasteurs *, которому здесь превос­ходно жилось под сенью божьей благодати — каждый пастырь был Эйххорном в своем приходе — нанесен республикой тяже­лый удар. А именно: впредь господа попы должны избираться самими приходами и при этом — лишь на определенный срок. Подумать только, какой ужас! Отныне слово господне уже не будет октроировано свыше властью, данной от бога. Его будут брать в наем, нанимать за наличные на время, словно осла или поденщика! Все решает не божьей милостью соизво­ление королевского правительства, а нечестивая свободная конкуренция; поп опускается до уровня обычного наемного работника, паства становится светским «работодателем» и может уволить своего работника, если ей не понравится, как тот выполняет свое дело. Негодование достопочтенного общества беспредельно. Оно тотчас же выпустило прокламацию, в кото­рой, стеная жалостнейшим образом, блеет по поводу этого осквернения святыни. Естественно, это вызвало лишь общий смех. Но втайне эти господа, старинные друзья иезуитов и Зон-дербунда , интригуют против республики и организуют заговоры с целью восстановления власти божьей милостью Фридриха-Вильгельма. Правительство достаточно великодуш­но, чтобы до поры до времени пренебрегать этими бессильными происками. Для того чтобы нейтрализовать поповские козни, достаточно патриотических союзов. Эти патриотические союзы

* — Почтенпому обществу пастырей. Ред.


92


ВУНТ ПОПОИ


сейчас создаются повсюду. Возникнув в горах, в Ла-Шо-де-Фоне, Локле и Траверстале, на родине нашей революции 89, они распространяются по всему кантону. Даже в роялистской деревне Ле-Пон уже имеется свой союз. Эта организация демо­кратии, осуществляемая самим народом, является лучшим средством для того, чтобы расстроить заговоры всех «bédou­ins» 90 и попов.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

9 января 1849 г.

Перевод с немецкого
Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» M 195, Ha Русском языке публикуется впервые

14 января 1849 г.


[ 93

ПРОТЕКЦИОНИСТСКАЯ АГИТАЦИЯ. — ВЕРБОВКА В НЕАПОЛИТАНСКУЮ АРМИЮ

Берн, 12 января. В Швейцарии все более оживленной ста­новится агитация за введение покровительственных пошлин, а в.связи с этим также и движение за сохранение прежней системы свободной торговли. Обе стороны приводят равно неотразимые доводы, и пока что трудно предвидеть, как Швей­цария выпутается из этой дилеммы. Сторонники протекцио­низма указывают, что давление внешней конкуренции на оте­чественную промышленность возрастает с каждым годом, и в той же мере исчезает перспектива найти занятие для расту­щего неимущего населения. Сторонники свободы торговли, напротив, ссылаются на вздорожание промышленных изделий, необходимых большинству населения, состоящему из земле­дельцев, и на невозможность для народа численностью в 2 мил­лиона человек охранять без разорительных расходов столь протяженную и удобную для контрабанды границу, как швей­царская. Обе партии совершенно правы: без покровительствен­ных пошлин гибнет одна отрасль швейцарской промышлен­ности за другой; при наличии покровительственных пошлин гибнут швейцарские финансы. Чтобы сочетать одно с другим, «Berner Verfassungs-Freund» предлагает ввести Justemilieu- тариф *, который покончил бы и с тем, и с другим. В марте швейцарским советам предстоит обломать себе зубы в попытке решить этот неразрешимый вопрос.

В Женеве с некоторых пор можно видеть неаполитанских офицеров-вербовщиков, которые набирают рекрутов на службу

* — тариф «золотой середины». Ред.


94 ПРОТЕКЦИОНИСТСКАЯ АГИТАЦИЯ. — ВЕРБОВКА В НЕАПОЛИТАНСКУЮ АРМИЮ

его величеству-бомбе в1. Фердинанду, должно быть, очень нужны дюжие швейцарцы, раз он идет на вербовку даже в тех кантонах, с которыми у него нет соглашения о капитуляциях 76. Но женевское правительство быстро положило конец этим проискам. Оно аннулировало все уже заключенные контракты, запретило всякую вербовку и пригрозило офицерам-вербов­щикам суровым наказанием. После этого наймиты неаполитан­ской гиены моментально убрались с женевской земли.

Написано ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

12 января 1849 г.

Перевод с немецкого

Напечатано ТТ ,

в «Neue Rheinische Zeitung» M 107, IIa PUCCKvm языке публикуется впервые

17 января 1849 г,


[ 95

МЮЛЛЕР. —

ВЛАСТИ ФРЕЙБУРГСКОГО КАНТОНА. —

ОКСЕНБЕИН

Берн, 13 января. Великий г-н Тобиас Мюллер прибыл, наконец, в кантон Ури и требует от правительства, чтобы место сбора неаполитанских рекрутов, ранее находившееся в Генуе, было перенесено в Альтдорф, откуда он тем или другим путем отправит их в Неаполь. Неизвестно, выполнит ли правитель­ ство его желание, но если оно это и сделает, то все равно оста­ ется неясным, будут ли довольны этим другие правительства, подписавшие капитуляции . Один отряд люцернских рекру­тов, как говорят, все же должен быть, к позору всего цивили­зованного мира, отправлен через Триест в Неаполь.

Фрейбургское правительство, которое вообще позволяет себе странное самоуправство, сейчас снова, вопреки новой Феде­ральной конституции, подвергло полицейской высылке одного из граждан кантона Швиц. Еще до этого оно также бесцере­монно выслало цюрихца г-на Зибера, редактора муртенской газеты «Wächter», а ныне соредактора «Berner-Zeitung». Оба случая будут рассмотрены Федеральным собранием, которое, надо надеяться, сумеет внушить уважение к конституции.

Произошло чудо: орган нейтрального г-на Оксенбейна «Verfassungs-Freund» покаянно признает, что тессинцы все же не так уж неправы в своем конфликте с Радецким и восточно-швейцарскими войсками *. Газета смущенно бормочет свое pater, peccavi ** и пытается замять дело, повторяя: Ilionis intrapeccatur muros et extra ***. А ведь члены тессинского

* См. настоящий том, стр. 86—87. Ред. •• — отец, я согрешил. Ред. *** — грешат и в стенах Илиона и вне их. Ред.


96 МЮЛЛЕР. — ВЛАСТИ ФРЕЙБУРГСКОГО КАНТОНА. — ОКСЕНБЕЙН

Правительственного совета — самые решительные противники нейтралитета, какие только существуют среди приверженцев так называемой «внешней политики» Оксенбейна, отвратитель­ным образом апеллирующего к швейцарской национальной ограниченности. Но благодаря донесениям бернских войск тессинцы стали очень популярны в Берне, а г-ну Оксенбейну необходимо сохранить популярность в Берне, и, наконец, — здесь-то и выясняется, кто в пуделе сидел *, — Федеральный совет без всякого повода недавно сделал кантон Тессин ответ­ственным за все дальнейшие распри с Радецким. А всякий раз, когда г-н Оксенбейн в Федеральном совете совершает на прак­тике какую-нибудь подлость, «Verfassimgs-Freund» вынужден в теории прибегать к великодушным и благородным фразам. Так здесь управляют глупыми крестьянами. О, демократия!


Написано Ф. Энгельсом 13 января 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 197,

17 января 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


* Выражение Фауста, относящееся к Мефистофелю (Гёте. «Фауст», часть I). И иносказательном смысле то же, что пословица: «Так вот где собака зарыта». Ред.


[ 97

* ОТВЕТ ПОЛКОВНИКА ЭНГЕЛЬСА 82

Кёльн. Мы получили следующий ответ от г-на полковника Энгельса на наш позавчерашний запрос:

На публикацию в № 203 «Neue Rheinische Zeitung» отвечаю отрица­тельно.

Только вы, граждане, позволили себе незаконное, по моему убеж­дению, высказывание о том, что солдаты нанесли этим домам еще далеко не достаточные разрушения.

Кёльн, 24 января 1849 г. Энгельс, полковник, 2-й комен-

дант

Достопочтенной редакции «Neue Rheinische Zeitung».

Нам придется, вероятно, уже на этих днях направить г-ну Энгельсу новые запросы, а именно — насчет выборов,

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

25 января 184!) г. _

Перевод с немецкого

Напечатано в приложении

KeNeue Rheinische Zeitung» M BOS, Ha русском языке публикуется впервые

Вв января 1849 г.


98 ]

БОРЬБА В ВЕНГРИИ ю

Кёльн, 2 февраля. Война в Венгрии заканчивается. «Partu-riunt montes, nascetur ridiculus mus» *.

Так писала «Kölnische Zeitung» несколько дней назад. Она безоговорочно поверила Вельдену, будто Государственное собра­ние в Дебрецене объявило о своем роспуске и роспуске армии, а Кошут собирается с остатками своих сторонников бежать в Гросвардейн.

Горой, родившей мышь, был на сей раз не кто иной, как сама «Kölnische Zeitung».

Семнадцатый армейский бюллетень, которому Вельден навя­зал вышеупомянутую ложь, сообщил о двух новых операциях императорских войск: во-первых, о выступлении одного кор­пуса из Пешта через Дьёндьёга на Мишкольц и, во-вторых, о плане Шлика провести операцию против Токая двумя колон­нами: одной — через Кашау и другой — через Ханушфалву и Баранью. Обе колонны должны концентрически двигаться к Тисе, за которой укрепились мадьяры.

Тиса от границы Трансильвании до Сегедина образует полу­круг, в центре которого находится Гросвардейн. Этот полу­круг и является оборонительной линией мадьяр. Она защищена в верховьях Тисы крепостями Сигет и Мункач, в ее среднем течении — непроходимыми болотами, которые, начинаясь в не­скольких милях от Мункача, тянутся по обоим берегам Тисы до ее устья и чрезвычайно затрудняют атаку с севера и запада.

• — «Будет рожать гора, а родится сметная на свет мышь» (Гораций. «Наука поэзии», 139). Ред,


БОРЬБА В ВЕНГРИИ


99


На юге река Кёрёш и ее притоки представляют собой также надежную оборонительную линию благодаря сплошным боло­там и выдвинутой вперед крепости Темешвар. Таким образом, Дебреценская степь, простирающаяся вплоть до гор Тран-сильвании, защищена с трех сторон болотами и реками и слу­жит мадьярам превосходным местом для концентрации их армий, тем более превосходным, что Бем, покорив Трансильванию, обеспечил им тыл.

Пока мадьяры еще удерживают свои позиции на Драве и в Банате, центру их операций, Дебрецену, может угрожать нападение лишь с севера (Шлик) и с запада (Виндишгрец); обе вышеназванные операции должны стать началом этого наступления.

Мишкольц и Токай, два города, к которым в настоящий момент идут императорские войска, находятся едва ли в 6 милях друг от друга. Токай — один из самых удобных пунктов для переправы через Тису. Мишкольц расположен достаточно близко, чтобы позволить посланным туда войскам, в зависи­мости от обстоятельств либо объединившись с корпусом Шлика, переправиться через Тису у Токая, либо самостоятельно фор-сиро'вать ее ниже по течению, и в случае удачи повести наступ­ление на Дебрецен.

Однако этот план императорских войск, о котором с такой помпой раструбил на весь мир 17-й бюллетень, не так-то легко осуществить. От Пешта до Мишкольца более 30 миль пустын­ной, почти совершенно безлюдной или же населенной только врагами степи. От Эперьеша до Токая также 30 миль пути через столь же явно враждебный и бедный край. Одно лишь снабжение провиантом чрезвычайно тормозило бы движение обоих наступающих корпусов; плохие дороги, ставшие из-за наступившей оттепели совершенно непроходимыми, полностью исключают возможность достичь мест назначения ранее чем через 14 дней. Но и прибыв туда, они встретят мадьярскую армию, укрепившуюся на переправах через Тису, среди болот, прикрывающих ее фланги, на позиции, лишающей император­ские войска возможности использовать свое численное пре­восходство, но зато позволяющей нескольким полкам против­ника удерживать целую армию. Однако даже если австрийцам удастся форсировать Тису, они рискуют полностью потерять в болотах свою артиллерию и тяжелую кавалерию, которые непрерывно будут застревать в болотистой почве.

Каковы грандиозные успехи, достигнутые обеими колон­нами к настоящему времени, видно хотя бы уже из того, что восемнадцатый армейский бюллетене о котором мы вчера


100 БОРЬБА В ВЕНГРИИ

сообщали 94, совершенно умалчивает о них. Где они находятся, как далеко продвинулись, каких успехов добились — об этом Вельден не сообщает нам ни слова, и не без причин. Но, утверждает он,

«по сообщениям из Венгрии, наше оружие повсеместно добилось бле­ стящих успехов»

и «Kölnische Zeitung» верит господину Вельдену.

Приглядимся поближе к этим «блестящим успехам».

Сообщается о четырех «успехах». Из них три достигнуты в местностях, где военные действия не имеют решающего зна­чения и где мадьяры стремятся лишь расчленить император­ские войска, приковывая их к второстепенным пунктам. Лишь четвертый «успех» достигнут на Тисе, там, где решается судьба Венгрии.

На северо-западе, между Вагом и Граном, на юго-западе, между Дравой и Дунаем, и на юге, в Банате, три венгерских корпуса продолжают до сих пор сковывать значительную часть императорских вооруженных сил, не давая тем самым Виндишгрецу продвинуться к Тисе крупными силами. Дей­ствуя против этих трех корпусов, императорские войска, по их словам, достигли «блестящих успехов». Voyons *.

Первый успех. На северо-востоке, куда сейчас перебросили «Словакию» 95, барон Чорич разбил под Шемницем генерала Гёргея и взял этот город. Если же принять во внимание, что корпус Гёргея — это передовой отряд, обреченный на то, чтобы, рискуя быть уничтоженным, как можно дольше продержаться в тылу императорской армии, и учесть, что Гёргей действовал не на мадьярской, а на чисто словацкой территории, становится ясно, что этот успех не столь уж «блестящ».

К этому следует добавить, что Чорича должны были под­держать колонны Гёца и Соссаи. Но последний был срочно отозван в Нейтру

«для участия в умиротворении уже оккупированных районов страны» (чисто славянского комитата),

а Гёц был всецело занят тем, чтобы

«удержать свои позиции у Моссоча и защищать Туроцкий комитат от разбитых и рассеянных (II) фельдмаршал-лейтенантом Чоричем инсур­гентов»!

«Вот-вот ожидаемое» (то есть еще очень отдаленное) «взятие Леопольдштадта и оккупация Нёйхозеля,,, должны способствовать укреи-

* ^- Посмотрим. 1'ед.


БОРЬБА В ВЕНГРИИ


101


ленню духа благонамеренности, начавшего развиваться (!) повсеместно в Тренченском комитате... и помочь установлению законного порядка».

Какие блестящие успехи! Вот-вот ожидаемое взятие все еще не взятой крепости позволяет наконец-то надеяться, что с нетер­пением ожидаемый дух благонамеренности давно оккупирован­ной области возможно не навечно останется лишь благим поже­ланием и что хотя бы частичное установление законного порядка несколько приблизится!

Невзятая крепость, разбитая армия, которая тем не менее угрожает целому комитату и сковывает силы нескольких армей­ских корпусов, с нетерпением ожидаемый дух благонамерен­ности здесь, а реально очень враждебный дух там, всюду угроза восстаний, и все ото на словацкой, не на мадьярской территории — вот первый «блестящий успех»!

Второй «блестящий успех». Второй форпост, потерянный мадьярами, находится на юго-западе между Дунаем и Дравой, под началом партизанского командира Дамьянича. Здесь бле­стящий успех состоит в том, что граф Нугент занял Капошвар, стремясь обойти противника с фланга.

В чем здесь заключается блестящий успех, до сих пор неясно. Хотя различные газеты и сообщают о взятии Эссега императорскими войсками, 18-й бюллетень ничего не знает об этом и даже не предполагает ничего подобного.

Третий «блестящий успех». Генерал Теодорович занял Вершец в Банате и «энергично преследует» мадьяр в направ­лении Моравицы.

От Вершеца до Моравицы ровно три мили, и позиции у Мо­равицы между Алибунарскими болотами и горами гораздо более выгодны, чем у Вершеца.

Известно, впрочем, что Банат лежит в стороне от центра военных операций и что атаки против мадьяр с этой стороны носили лишь эпизодический характер, так что даже самые бле­стящие успехи императорских войск в этом районе не будут играть какой-либо роли.

Четвертый «блестящий успех». До сих пор мы рассматри­вали действия императорского оружия хотя и на территории, не имеющей решающего значения, но все же имевшие неко­торое подобие успеха. Теперь мы наконец перешли на реша­ющую территорию — и здесь успех заключается в поражении императорских войск.

Генерал Оттингер продвинулся из Пешта до Тисы и достиг Сольнока. Дорога была довольно хорошая, от Пешта до Соль-нока проходит железная дорога, и требовалось только идти вдоль нее. Авангард императорских войск уже захватил мост


102


БОРЬБА В ВЕНГРИИ


у Сольнока. Казалось, что правому флангу императорских войск переправа через Тису обеспечена. Левый фланг под командованием Шлика, наступавший из Токая, центр — из Мишкольца, и правый фланг под командованием Оттингера — из Сольнока, должны были форсировать Тису и концентриче­ским движением наступать на Дебрецен. Но господа из импера­торской армии рассчитали без хозяина. Мадьяры перешли через замерзшую реку, разбили Оттингера, отбросив его на четыре мили за Цеглед, и прекратили преследование лишь тогда, когда Оттингер у Цегледа получил подкрепления и занял хорошо укрепленную позицию. По сообщению бюлле­теня, мадьяры якобы отошли за Тису, но во всяком случае они и сейчас еще удерживают переправы, г. так поспешно отступивший господин Оттингер, вероятно, не слишком-то скоро решится их форсировать.

Таковы «блестящие успехи» императорского оружия про­тив расформированной, деморализованной, рассеянной армии кошутовских мятежников. Взгляд на карту показывает, что мадьяры ничего не потеряли, решив отступить за Тису. Согласно последним австрийским неофициальным сообщениям, они нахо­дятся у Мишкольца и ожидают нападения Шлика и Виндиш-греца. Они и здесь не примут сражения, а отойдут за Тису. У переправ через нее, или, если она будет форсирована, в Деб-реценской степи произойдет решающее сражение. И даже если здесь мадьяры будут разбиты, в нижневенгерских степях и болотах и в горах Трансильвании только начнется парти­занская война — так же как она сейчас, к великому сожале­нию авторов 18-го бюллетеня, началась в «уже оккупированных районах страны». А к чему может привести такая война в мало­населенной стране и на подходящей для этого территории — доказали карлистские банды в Испании и сейчас опять дока­зывает Кабрера .

Но пока Кошуту до этого еще далеко. Хотя «Kölnische Zeitung» вчера со свойственной ей детской наивностью сооб­щила, что он был взят в плен, он пока еще на свободе и рас­полагает значительной армией. Для него теперь речь больше не идет о том, чтобы выстоять еще несколько месяцев, доста­точно продержаться лишь три-четыре недели. Не позднее этого срока изменится положение в Париже: либо там на какое-то время победит реставрация, что может привести и к падению Венгрии, в результате чего контрреволюция окончательно обнаг­леет, либо победит революция, и тогда господам австрийцам придется спешно отправляться на Рейн и в Италию, чтобы быть изгнанными оттуда «красными штанами» 97 обратно в Венгрию.


БОРЬБА В ВЕНГГИИ


103


И в заключение мы констатируем самый блестящий успех императорского оружия: бюллетени г-на Вельдена наконец-то нашли некую доверчивую душу, которая ручается за их досто­верность, и этот некто — «Kölnische Zeitung».

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

2 февраля 1849 г. .

Перевод с немецкого
Напечатано
-

в «Neue Rheinische Zeitung» M 212, Ha Русском языке публикуется впервые

3 февраля 1849 г.


104 ]

ИЗ БАНАТА

Не успели объединенные силы сербов, австрийцев, банат-ских немцев, хорватов, цыган и турецких сербов несколько оттеснить венгров, как среди этой вновь испеченной банатско-сербской нации 98 начались сильнейшие распри. Стратимирович самовольно объявил себя кандидатом на пост воеводы, настоль­ко разозлив этим патриарха Раячича, что тот приказал аре­стовать и доставить к нему этого популярнейшего сербского вождя, где бы он ни был найден ".

Турецкие сербы на сегодняшний день доставили банатским сербам подкрепление в 20 тысяч солдат. Сколько среди них русских — трудно сказать. Еще 19 января 700 сербов и 400 вооруженных цыган переправились через Дунай у Больевци и Панчеве для помощи банатцам. Вот на чем держится вся австрийская монархия!

Сила венгерского восстания отнюдь не уничтожена и в дан­ный момент еще весьма велика, так как венгерские отряды непрерывно пополняются многочисленными добровольцами со всех концов страны. У венгров еще под ружьем четыре бое­способных корпуса, а именно: в верхней Венгрии — корпус Гёргея, на Тисе — Кошута 10°, в Банате — корпус, действую­щий против сербов, и в Трансильвании корпус под командо­ ванием Бема. Они могут сражаться еще несколько месяцев, так как им всякий раз удается уходить из-под сильных ударов про­тивника. Борьба длится уже целых шесть недель, а числен­ность венгерских бойцов скорее растет, чем уменьшается.

Если им удастся, как они и рассчитывают, затянуть воен­ные действия до начала войны в Верхней Италии^ то их дело


t»3 BAH AT А 105

далеко не проиграно. Даже в Эденбургском комитате, непо­средственно на границе с Австрией, среди крестьян существуют живейшие симпатии к Кошуту. Так, недавно в одной деревне после черно-желтой проповеди ш крестьяне провозгласили здравицу в честь диктатора. Появившийся вслед за этим отряд солдат арестовал и увел с собой семь наиболее видных граждан деревни, о судьбе которых до сих пор ничего не слышно.


Написано Ф. Энгельсом

3 февраля 1849 г.

Напечатано во втором приложении П «Neue Rheinische Zeitung» M 213,

4 февраля 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


106 ]

19-й АРМЕЙСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ И КОММЕНТАРИИ К НЕМУ

Вышел 19-й армейский бюллетень. Даже если верить этому документу, успехи, достигнутые в последнее время импера­торскими войсками, не заслуживают внимания.

Об армейском корпусе в словацких (северо-западных) коми­татах никаких сведений. По-видимому, этот корпус еще всецело занят

«умиротворением уже оккупированных районов страны».

О войсках, посланных из Пешта в Мишкольц для установле­ния связи между Виндишгрецом и Шликом и которым мы, как, наверное, еще помнят, предсказывали весьма длительное путе­шествие *, — об этих войсках, аванпосты которых, согласно так называемым сообщениям из лагеря Шлика, якобы должны были находиться уже под Мишкольцем, мы также не получаем никаких сведепий. Доказательство, что они еще не так-то далеко ушли.

О цыганских бандах из Бапата мы также ничего не узнаём.

И, наконец, о войсках, направленных против Бема, мы не имеем абсолютно никаких известий. Вообще о Беме с некото­рого времени хранят полное молчание не только официальные бюллетени, но и обычно столь хвастливые лживые неофициаль­ные сообщения. Это еще раз доказывает, что в борьбе с Бемом императорские войска отнюдь не увенчали себя лаврами. Поскольку мы не располагаем никакими сведениями о дей­ствиях Бема, нас нисколько не должно удивлять, если в бли-

* См. настоящий том, стр. 99, РеО,


19-Й АРМЕЙСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ Я КОММЕНТАРИИ К НЕМУ 107

жайшее время он вдруг появится в тылу или на флангах у Шлика, опрокинув тем самым весь план войны императорского коман­дования.

Не будем говорить о том, что бюллетень ни словом не упо­минает о вымышленном взятии штурмом Леопольдштадта, о чем шесть раз сообщали военно-полевые газеты [Standrechts­ blätter] и что столько же раз объявляла достоверным мамаша Дюмон 102. Так что взятие этой крепости все еще «ожидается».

Обо всем этом бюллетень не говорит ничего. Что же в нем говорится?

Бюллетень в курсе событий, происходящих в следующих трех пунктах: на славонской границе, у Сольнока и в вер­ховьях Тисы. Разумеется, он вновь сообщает о «блестящих успехах».

Во-первых:

«Фельдцейхмейстер 103 граф Нугент, выступивший 25 января из Канюки с целью изгнания собравшихся вокруг Фюнфкирхена мятежни­ков, 29 января перенес туда свою главную квартиру, так как мятежники в количество 4 тысяч человек с 10 орудиями 26 января оставили город и, по-видимому, отступили к Эссегу, чтобы сконцентрироваться под прикрытием этой находящейся в их руках крепости; это им, однако, не удастся, так как крепость окружена бригадой полковника ван дер Июля, командира Градишканского граничарского полка, и фельдцейх­мейстер граф Нугент преследует их в том же направлении. Императорско-королевская армия 104 полностью уничтожила враждебные правительству элементы в Баранайском и Тольнском комитатах».

Отсюда мы прежде всего делаем вывод, что крепость Эссег на Драве не взята, как утверждают военно-полевые слухи [standrechtliche Gerüchte], а лишь «окружена» и что это окружение тем вероятнее может быть прорвано силами «4 ты­ сяч человек с 10 орудиями», что на левом берегу Дравы, ввиду болотистой местности, замкнуть кольцо вообще совершенно невозможно.

Следующий успех заключается в том, что Нугент дошел до Фюнфкирхена. Так как, согласно 18-му бюллетеню, Капош- вар уже был занят императорскими войсками, все достижение свелось к тому, что армия продвинула свои позиции вперед при­мерно на 10 миль параллельно Драве. Это привело лишь к боль­шим затруднениям в снабжении продовольствием, которые возрастают по мере приближения армии к сердцу Венгрии. Мадьяры придерживаются здесь, очевидно, той же тактики, что и Гёргей в словацкой области: они удерживают города, пока это возможно, а затем начинают партизанскую войну в сельской местности. Сообщения об умиротворении Баранай-ского и Тольнского комитатов в точности напоминают умиро-

5 М. и Э., т. 43


108 19-Й АРМЕЙСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ И КОММЕНТАРИИ К'НЕМУ

творение Словакии. Мы скоро услышим, что и здесь армия не смогла продвинуться вперед, так как сначала должна вос­становить спокойствие и порядок в уже завоеванных коми­татах.

Во-вторых:

«Как уже сообщалось в 18-м бюллетене, кавалерийская бригада Оттингера, усиленная тремя батальонами пехоты и двумя батареями тяжелой артиллерии, заняла позиции у Цегледа. Получив сообщение, что мятежники намереваются атаковать эти позиции, фельдмаршал князь цу Виндишгрец решил двинуться им навстречу со всеми свободными вой­сками, рассчитывая, что они примут сражение. Но и на этот раз мятеж­ ники не осмелились пойти на решительную схватку и, узнав о подходе подкреплений, поспешно отступили за Тису, преследуемые бригадой Граммона».

Вот как! Уже сам факт движения Виндишгреца «со всеми свободными войсками» к Цегледу доказывает, что г-н (Эттингер потерпел там серьезное поражение. Не помогли даже брошен­ные на усиление «три батальона и две батареи»! Успех ограни­чивается лишь тем, что австрийцы вновь стоят у Сольнока на Тисе.

Гнев Виндишгреца по поводу того, что мятежники опять уклонились от сражения, просто смешон. Как будто бы с самого начала в их планы не входило, по возможности избегая вся­ких решительных сражений, заманить императорские войска как можно дальше в глубь Венгрии и организовать у них в тылу крестьянскую войну и партизанское движение! В под­ходящее время они уж «пойдут на решительную схватку».

В-третьих:

«Фельдмаршал-лейтенант граф Шлик, очистив от мятежников Ципс, проделал ту же операцию в Земпленском комитате, после чего направился к Токаю, куда отовсюду стягивались сторонники Кошута. Авангард фельдмаршал-лейтенанта Шлика под командованием майора Пиатоли 19 января атаковал противника у Санто и отбросил его к Токаю. Пред­ принятая 21 января рекогносцировка показала, что противник отступил и занял довольно выгодные позиции под Токаем, Тарцалем и Керестуром. 22 января фельдмаршал-лейтенант граф Шлик предпринял общую атаку этих позиций. Майор Герцмановский повел свой славный батальон полка Стефана ш вместе с эскадроном императорских шеволежеров ш и четырь­ мя орудиями на Керестур, в то время как фельдмаршал-лейтенант граф Шлик с главной колонной продвигался через Талию и Мад на Тарцаль. Сражение закончилось победой императорских войск. Противник понес значительные потери убитыми, особенно за счет польского легиона».

Этот успех совершенно поразителен. Шлик отбросил на несколько миль передовые посты венгров и сражался с ними под Талией и в Керестуре. «Сражение закончилось победой императорско-королевских войск» — гласит лаконичный ра-


19-Й АРМЕЙСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ И КОММЕНТАРИИ К НЕМУ 109

порт по поводу этого успеха. Взяты ли Талия и Керестур, отсту­пили ли мадьяры за Тису — об этом ни слова. С этим победо­ носным и малоуспешным сражением, вероятно, дело обстоит так же, как и с последней победой Оттингера, которая в конце концов оказалась поражением. «Очищение Ципса» дело нетруд­ ное, так как он в основном населен немцами. В Земпленском комитате живут русины, пока еще друзья императорских войск, и поэтому смешно слышать разговоры об «очищении».

В конечном итоге из бюллетеня следует, что император­ские войска стоят на Тисе в двух пунктах, отдаленных друг от друга. Связи между обоими корпусами нет. Кошут, вероятно, скоро отважится на решающий удар: либо он всеми силами обрушится на каждый корпус в отдельности, либо, прорвав­шись между ними, пойдет на Пешт, зайдя тем самым австрий­цам в тыл.

И в тот момент, когда дело обстоит именно так, когда импе­ раторские войска, несмотря на численное превосходство, про­ двигаются вперед чрезвычайно нерешительно и осторожно и все их колонны могут действовать лишь в одиночку, не помыш­ляя о концентрации сил, в то время как мадьяры в боевой го­товности стоят за Тисой, военно-полевая пресса [Standrechts­presse] сообщает: Кошут взят в плен в округе Стрый в Галиции. И немецкие газеты перепечатывают это.


Написано Ф. Энгельсом

5 февраля 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» M 214,

6 февраля 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


HO J

ВОЙНА. - РАЗНОГЛАСИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА С ЮЖНЫМИ СЛАВЯНАМИ

«Kölnische Zeitung», выступающая, как известно, в под­держку Виндишгреца и против мадьяр, в сегодняшнем номере квалифицирует сообщения реакционной антимадьярской «Bres­lauer Zeitung» о победах мадьяр как «невиданно смехотворное вранье». Мы уже сообщали об этих событиях и, разумеется, подождем дальнейших известий, прежде чем остановиться на них подробнее. Несомненно лишь, что императорские войска на Тисе встретились с неожиданными препятствиями, иначе они давно бы уже переправились через нее. Ведь по «заслуживаю­щим доверия» австрийским сообщениям, Шлик уже в двенад­цатый раз идет на Дебрецен, в то время как он еще ни разу не переправлялся через Тису!

А пока, в назидание заслуживающему доверия Шванбеку, цриведем несколько небольших сообщений из императорско-королевской аугсбургской газеты, которая уж наверняка заслуживает доверия. Вспомним, что мы уже в течение неко­торого времени обращали внимание на так называемую демо­кратическую фракцию австрийских славян и на конфликт, который неизбежно назревал между этими мечтателями и Ольмюцким правительством 107. Мы называли Елачича первым, а Стратимировича вторым представителем этого направле­ния 108. О том, что эта фракция, органом которой является «Südslavische Zeitung» в Аграме, завоевывает почву даже в самой Хорватии, свидетельствует следующая статья ауг­сбургской «Allgemeine Zeitung».

«Как я уже сообщал, махинации сербского генерала Стратимировича принимают серьезный характер, так как он имеет много сторонников


ВОЙНА. — РАЗНОГЛАСИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА С ЮЖНЫМИ СЛАВЯНАМИ 111

среди сербов и, по-видимому, пользуется особым влиянием на чайкистов 108. Нет сомнения, что его попытки разжечь возмущение против патриарха Раячича вызваны не договоренностью с мадьярами, как все утверждают, а исключительно честолюбивыми побуждениями. Достойно сожаления, что славянский элемент, который в бурные времена мог и должен был служить опорой для Австрии, сам оказался втянутым в бури, вызванные эгоистическими партийными разногласиями! Стратимирович обижен тем, что его надежды получить место воеводы после смерти генерала Шупли-каца не оправдались, и жаждет мести. Как это отразится на столь необ­ходимом единодушии народа и благополучии его собственного отече­ства — его не интересует. Стратимировичу с небольшим отрядом победо­носных сербов удалось выдвинуться в начало войны с мадьярамии0, он сумел сделаться незаменимым, и у Сентомаша и у Римского вала ш достиг большего, чем любой другой генерал с регулярными войсками. Он быстро поднялся с чина обер-лейтенанта до генерала. Посланный в составе депутации его страны в Ольмюц, он добился там осуществления самых заветных желаний сербов в отношении их национальности и само­стоятельности ш, и когда вскоре после этого скоропостижно умор только что назначенный воевода Шупликац, народ и армия страны считали его наиболее вероятным преемником на этом посту. Так обстоят дела с этой стороны. Но и в Хорватии положение совсем не так безоблачно, как это обычно выглядит из поверхностных сообщений. Заслуживающие доверия лица, приезжающие оттуда, утверждают, что затянувшееся отсутствие бана 113 вызывает серьезное недовольство и создает угрозу его популярно­сти, так как хорваты хотят видеть в ном своего бана, а не только австрий­ского фельдмаршал-лейтенанта. Точно также назначение барона Кульмора министром не встретило той поддержки в стране, на которую рассчиты­вали вначале, так как в нем видят главным образом орудие двора. Из­вестие о его назначении дало даже повод для враждебной демонстрации, выразившейся в поджоге части принадлежащих ему в Хорватии лесов. Все это, а также усиливающееся с каждым днем раздражение в тоне аг-рамских газет показывает, что от славян не так-то легко будет отделаться».

С другой стороны, та же газета подтверждает прибытие Дембинского в Дебрецен. Она пишет из Пешта:

«Генерал Дембинский действительно находится в Дебрецене. Там также много членов венгерской палаты представителей, зато среди ин­сургентов насчитывается лишь 11 магнатов 114. По-видимому, счастье изменило главарю мятежников Бему в Трансильвании; во всяком слу­чае, несмотря на его хвастливые сообщения, к охвостью парламента не­прерывно обращаются за помощью беженцы. Согласно указу, опубли­кованному дебреценской «Közlöny», этим мадьярским «Moniteur»и6 , на место вышедшего в отставку по болезни военного министра Месароша назначен генерал Феттер».

О Дембинском она помещает следующие заметки:

«Вена, 3 февраля. Фанатики-мадьяры связывают свои надежды на самый благоприятный исход с талантом известного польского генерала Дембинского, который должен быть назначен главнокомандующим всеми мадьярскими войсками. Дембинский родился в 1791 г., в 1807 г. поступил в инженерную академию в Вене, откуда тайно бежал в 1809 г., и 18-ти лет поступил рядовым в пятый польский кавалерийский егерский полк. Он сражался с русскими и так отличился во время похода 1812 г. в битве под Смоленском, что Наполеон прямо на поле боя произвел его в капитаны.


112 ВОЙНА. — РАЗНОГЛАСИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА С ЮЖНЫМИ СЛАВЯНАМИ

Слишком гордый, чтобы поступить на русскую службу, он после этого долгие годы жил в тихом уединении, пока не представился случай отли­читься во время польской революции в 1830 г., когда он в качестве пол­ковника со своей кавалерийской бригадой в 4 тысячи человек в битве при Грохуве целый день удерживал все русские силы в 60 тысяч человек под командованием маршала Дибича ш».


Написано Ф. Энгельсом

10 февраля 1S49 г.

Напечатано I «Neue Rheinische Zeitung» M 219

11 февраля 1S49 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ ИЗ

* ВОЙНА В ВЕНГРИИ

Наконец опять получены официальные австрийские сооб­ щения из Трансильвании. Они подтверждают быстрое продви­жение Бема, который дошел до Германштадта и серьезно угро­ жает ему, и извещают о происшедшей 21 января между Гер-манштадтом и Медиашем битве, в которой мадьяры якобы были разбиты. Как указывается в сообщении, их преследо­вали до Штольценбурга и часть их уже направилась к Торде (Торенбург) в направлении на Клаузенбург. Австрийцы под командованием Пухнера захватили якобы пять пушек и четыре зарядных ящика. Сопротивление мадьяр изображается как очень упорное. Чтобы судить о том, насколько «блестяща» в действительности эта «победа», подождем дальнейших сооб­щений. По данным австрийцев, их потери составляют 60—70 убитыми и 98 ранеными.

О том, насколько вообще достоверны австрийские сообще­ ния, свидетельствуют в данном случае опубликованные в «Wie­ ner Zeitung» документы из Трансильвании.

В обращении к гражданскому ополчению Германштадта от 19 января армия Бема характеризуется как

«отброшенные победоносными войсками в Венгрии венгерские части, вынужденные бежать в Трансильванию».

Пухнер в своем приказе по армии также хвастается не­обычайными победами в Венгрии, действительная ценность которых нам давно ясна в свете более поздних сообщений.

Румыны якобы направили в Германштадт 25 тысяч человек ландштурма. Зато на секлеров 11? и венгров в Трансильвании


114


ВОЙНА В ВЕНГРИИ


особенно рассчитывать не приходится. И Пухнер в своем при­казе по армии, и газеты Трансильвании единодушны в том, что в их среде императорско-королевский черно-желтый 101 дух не найдет благоприятной почвы для развития и что всюду, где появится Бем, они примкнут к движению.

В самой Венгрии крестьянские восстания в тылу импера­торских войск приобретают серьезный характер. Гран на Дунае, выше Пешта по течепшо, 15 января занятый и покоренный императорскими войсками, 26-го был вновь оставлен ими. Они отошли к Офену, так как срочно потребовались Виндишгрецу после битвы под Сольноком. Немедленно были сорваны импера-торско-королевские флаги и орлы, расклеены призывающие к восстанию плакаты Мадараса 118, и провозглашена «eljen» * Кошуту. Крестьяне с левого берега Дуная, которые еще не сдали своего оружия, вступили в город, стреляли в глав-пого судью Коллера, отвели присяжного заседателя Биро в Коморн 11В, отменили права комитатского судебного ведом­ства и назначили старшего нотариуса Палковича председате­лем [суда]. Командование императорских войск потребовало навести понтонный мост; Симунич намеревался здесь форси­ровать Дунай, чтобы по приказу Врбна сразу же идти на Пешт. Но когда одновременно с этим пришло письмо от Комитета обо­роны из Дебрецена, содержащее приказ создавать ландштурм и прерывать коммуникации врага, а также уничтожать под­возимые грузы, было решено мост не наводить и следовать приказам из Дебрецена. Власти комитата перебрались в Батор-кеси под защиту Коморна. Впрочем, войска из Офена должны быть посланы на Гран. Это сообщает официальная «Wiener Zeitung».

Ко всему прочему, сообщения о победе мадьяр в известной степени подтверждаются негативным путем, поскольку австрий­цы не имеют никаких новых известий с Тисы. Зато «Breslauer Zeitung» вновь сообщает в своей мадьярской корреспонденции целый ряд интересных и абсолютно правдоподобных фактов. Полковник императорско-королевской армии Монтекукколи взят в плен мадьярами в Дьёндьёше. Кёвешд (5 миль по эту сторону от Мишкольца) и Керестур (севернее Токая) оказались в руках мадьяр. Отступавшие из Темешвара императорские войска, как передают, были почти полностью уничтожены подоспевшими из Сегедина венграми. Далее газета сообщает:

«В Офене все крайне возмущены тем, что популярный поэт и като­лический священник Цуцар за сочиненную им вдохновенную военную песню приговорен к 6-ти годам крепости в кандалах. Вообще заметно, что

* — «слава», Ред,


ВОЙНА В ВЕНГРИИ


115


со времени последних поражений австрийского оружия военный режим здесь стал значительно строже. Аресты за самые невинные разговоры стали обычным явлением. Все приезжие из Дебрецена и из других окре­ стных мест немедленно доставляются в полицию, где их строго допраши­вают и отпускают, запретив что-либо рассказывать. Однако любопытство преодолевает все преграды, и здесь довольно хорошо информированы. Полагают, что венгерская армия на Тисе уже в ближайшие дни возоб­ новит свое наступление у Сольнока. — Из Дебрецена сообщают, что вен­герский генерал Мориц Перцель назначен командующим войсками в Трансильвании. Бем возглавит банатскую армию в Венгрии.

Численность венгерской регулярной армии определяют в 160 тысяч человек, и если учесть, что этими войсками сейчас командуют два пользую­ щихся мировой известностью генерала — Дембинский и Бем — и что, кроме естественных укреплений Трансильвании и большого района Тисы, наиболее важные и мощные крепости также находятся в руках венгров, то изготовление в Вене приказов о поимке Кошута представляется более чем смехотворным. Прибегать к таким уловкам можно лишь в расчете на абсолютно неосведомленную публику».

Между тем освобожденные от так называемого мадьярского ига малые народы непрестанно ссорятся либо друг с другом, либо с австрийским правительством. «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» пишет:

«В Ольмюце ожидается приезд депутации румын с жалобой на злоу­потребления банатских сербов. — Истрия, где преобладают итальянский язык и обычаи, выступает против проекта присоединения этой провин­ ции к Хорватии; по этому поводу были получены и опубликованы про­тесты».

В Воеводине карловицкое правительство 12° высказалось за Стратимировича и объявило недействительным изданный патриархом Раячичем указ об его аресте. Патриарх и слышать не хочет ни о каком воеводе; прежде чем Воеводина окончательно конституируется, к ней-де должны быть присоединены округа Кикинда, Бессес, Бач и Баранья. Необходимо действовать в этом направлении, пресекая при этом интриги и происки честолюбивых людей,

«чтобы не дать повода императорской армии обойтись с сербами так же, как с мадьярскими мятежниками!» *.

«Südslavische Zeitung» начинает уже серьезно жаловаться, но у этих мечтателей глаза откроются, когда уже будет слиш­ком поздно и военный режим у них будет установлен. Впрочем, каждому ясно, что все эти раздоры идут лишь на пользу делу мадьяр.

О том, как эти сербы ведут войну, свидетельствуют хотя бы сообщения двух южнославянских газет — «В'Ьстникъ» и «Напредак» 122 от 27 января. Вейскирхен в Банате хотел сдаться и с этой целью направил депутацию к генералу Теодоровичу. Теодорович^. слышавший раньше^ что жители Вейскирхена


m


ВОИНА В ВЕНГРИИ


перебили всех сербов в своем городе, спросил депутацию: есть ли среди вас хоть один серб? Немцы пожали плечами. Ступайте, ответил Теодорович, с вами я не намерен вести никаких пере­ говоров. После этого сербские войска взяли Вейскирхен штур­мом. В городе нашли только двух сербов, и у обоих были выко­лоты глаза. По рассказам очевидцев, Теодорович приказал найти и повесить 50 главных виновников, а остальных распоря­дился выстроить в шеренгу и расстрелять каждого пятого. Так, сообщают, было расстреляно 400 человек.

Таковы благородные герои, которым симпатизирует «Kölni­sche Zeitung».


Написано Ф. Энгельсом

10 февраля 1849 г.

Напечатано во втором выпуске *Neue Rheinische Zeitung» M 219,

11 февраля 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ H7

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Ниже мы перепечатываем 5-е донесение галицийского армей­ского корпуса. Согласно ему, мадьярские сообщения о победах частично подтверждаются. Ясно, что Шлик потерпел пораже­ние у Тисы, под Тарцалем и Токаем, иначе ему бы не пришлось отступить до Больдогкёваральи, находящейся в 5-ти милях от театра военных действий. Описание сражения также чрез­вычайно неопределенно. Несомненно лишь, что Шлик после ожесточенного боя отошел от Тисы. Что он якобы впоследствии отбросил венгров за Тису — не более как военно-полевой слух [standrechtliches Gerücht].

Из Трансильвании поступают совершенно не те известия, которых можно было ожидать после последних победных реляций Пухнера. Бем, вместо бегства в Торенбург после битвы при Германштадте, 26 января вновь создал угрозу этому городу. Пухнер, несмотря на полученные подкрепления, был вынужден отвести свои войска и сконцентрировать их перед Германштадтом.

Судя по этому, битва при Германштадте и все последующие сражения были всего лишь прелюдией к решающей борьбе. В Буковине также боятся нового нашествия Бема, который даже по австрийским сообщениям имеет под ружьем 40 тысяч человек.

На юге, как сообщается в письмах из Аграма во враждебной мадьярам «Constitutionelles Blatt aus Böhmen», город Эссег взят штурмом императорскими войсками. В то же время мадьяр­ский гарнизон еще держится в крепости. Раздоры между Стра-тимировичем и Раячичем продолжаются.


Написано Ф. Энгельсом 12 февраля 1849 г.

Напечатано

в »Neue Rheinische Zeitung» M 220,

IS февраля 1849 г.


Печатается по тексту газеты Перевод с немецкого На русском языке публикуется- впервые


118 ]

ТРЕХЗВЕЗДИЕ ПРОТИВ ТРЕУГОЛЬНИКА

Кёльн, 16 февраля. Несколько дней назад мы утешали «Kölnische Zeitung», которая в передовой статье под значком Д предвидела поражение «великого центра» германской нации на выборах во вторую палату (см. № 33 «Kölnische Zeitung») и образование двух палат, из коих одна еще не будет консти­ туционной, другая же еще не будет монархической. Тогда

«с двух противоположных полюсов будут бушевать ветры, преодоленное прошлое будет бороться с далеким, быть может, недостижимым будупщм».

И что же станет с «центром германской нации»? Так сетовал Шванбек.

В сегодняшнем номере той же «Kölnische Zeitung» трех-звездный Брюггеман обрушивается «с противоположного по­люса» на своего друга 123.

Никакого центра, говорит сторонник почвы законности, человек жизнерадостный, который с торжественным педантиз­мом возводит любое status quo в непреходящий принцип, ника­кого центра — в этом весь юмор. Никакого центра — это зна­чит никакой трусости, никакой нерешительности, никакого пустого тщеславия! Никакого центра — вот доктрина! Центр распадается в будущем на «настоящую» левую и «настоящую» правую! Вот подлинный смысл этого.

Таков «настоящий» человек, наделенный «настоящей» ре­шимостью, — Брюггеман.

Иными словами: Брюггеман из центра перемещается вправо: занятия корреспонденциями «из парламента» превра­тили его в пустого болтуна *. Мы дрожим за правых.

* В оригинале игра слов: «Parlamentarische Korrespondenz» — корреспон­денция из парламента», «parlamentiren» — «вести переговоры», а также «зани­маться болтовней». Ред.


ТРЕХЗВЕЗДИЕ ПРОТИВ ТРЕУГОЛЬНИКА


119


Впрочем, унылый и глубокомысленный Д может сколько угодно ссориться с жизнерадостным трехзвездием. Ça ne nous regarde pas! *

Написано К. Марксом Печатается по тексту газеты

16 февраля 1849 г. _ ,

Перевод с немецкого

Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» M 225, Ha Русском языке публикуется впервые

IS февраля 1S49 г.

-j- Нас это не касается! Ред.


120 ]

22-й БЮЛЛЕТЕНЬ

Вышел в свет 22-й «победный бюллетень» императорских войск. Это самое смешное из всего, что до сих пор было опубли­ковано.

«Вследствие большой удаленности театра военных действий, который после отступления мятежников за Тису отодвинулся вплоть до Трансиль-вании, мы только теперь вновь можем сообщить некоторые сведения об успехах армии его светлости фельдмаршала князя цу Виндишгреца».

От Тисы до Трансильвании все еще остается более 40 миль. Через Тису еще не переправился ни один австриец. Если Шлик стоит на Хернаде, а Виндишгрец — под Сольноком и оба не могут продвинуться дальше ни на шаг, то на императорско-королевском фанфаронском языке это означает: театр военных действий отодвинулся до Трансильвании.

Каковы же «успехи армии его светлости князя Виндишгреца»?

Первый «успех»:

«Отступив из Пешта, часть мятежников отошла в направлении на Гросвардейн и Дебрецен, а другая под командованием Гёргея направи­лась на Шемниц и, разграбив горные города 124, двинулась через Нёй- золь вначале на Розенберг, но затем вынуждена была отойти к Ципсу, так как проходы в горах у Санкт-Мартина и у Турана были уже заняты отрядом г-на генерал-майора фон Гёца. Здесь они столкнулись с баталь­оном пехоты Нугента под командованием майора фон Кизеветтера, что привело к боям при Кирхдорфе и Хертнеке 3 и 4 февраля».

«Между тем подкрепления, присланные фельдмаршал-лейтенантом графом Шликом из Эперьеша, позволили усилить охрану Враниского горного прохода. Так как к Лейтшау были немедленно переброшены другая колонна бригады Дейма, прошедшая из Кашау через Маргит-фалву, и всегда активный генерал-майор фон Гёц с бригадой князя Яб- лоновского, прибывший 8-го сего месяца через Бризен в Тельгарт, то и без


22-Й БЮЛЛЕТЕНЬ


121


того теснимые со всех сторон мятежники в Ципсе оказались в еще более тесном окружении после того, как из Тарнова фельдмаршал-лейтенант Фогль более основательно перекрыл все дороги вдоль галицийской гра­ ницы от Неймаркта, Кросьценко, Пивничны, Талии до Дуклы и мобили­зовал ландштурм на всем протяжении этого участка».

«Направление на Гросвардейн и Дебрецен» — это только эвфемизм г-на Вельдена, в преувеличенном виде отражающий тот факт, что венгры вышли к Тисе. Он с таким же основанием мог бы сказать: они отошли «в направлении Черного моря».

Далее Вельден сообщает, что Гёргей, «отступив из Пешта, направился в Шемниц». Это давно было известно, и г-ну Вель-дену следовало бы открыто рассказать, как его оттуда изгнали. Уже давно хвастали тем, что Гёргей якобы отброшен к Тисе и почти полностью уничтожен. А теперь вдруг в сообщении о победе оказывается, что он занял Ципс, неоднократно «очи­щенный» Шликом, и оперирует у него в тылу. Какую угрозу императорским войскам создает в этом случае Гёргей, показы­вает уже та поспешность, с которой против него перебрасы­ваются подкрепления. Корпус Гёца был бессилен против него (корпус Чорича исчез с театра военных действий, что под­твердило правдивость мадьярских «смехотворных измышлений», сообщивших, что Виндишгрец срочно вызвал его в Пешт); Шлик выслал из Эперьеша (4 недели тому назад) к Бранис-кому проходу колонну против Гёргея; далее, против него была направлена еще одна колонна «из Кашау», то есть опять-таки из корпуса Шлика; и, несмотря на все эти подкрепления, Гёргей в Карпатских горах представляется австрийцам такой серьезной угрозой, что в Галиции Фогль укрепляет из Тарнова все позиции на протяжении 20-ти миль и мобилизует ланд­штурм!

Другими словами: Гёргей, которого якобы «теснят со всех сторон в Ципсе», сам угрожает не только позиции Шлика на Хернаде, но и Галиции. А для императорских войск это самое страшное. Вторжение в эти чисто польские районы Галиции, учитывая разочарованность крестьян в обещаниях импера-торско-королевского правительства, могло бы иметь весьма неприятные последствия для австрийцев.

Второй «успех»:

«Сильный ледоход на Тисе у Токая и у Сольнока до сих пор чрезвы­чайно затруднял переправу вышедшей на правый берег колонны первого армейского корпуса. Это позволило противнику выиграть время и после неудавшейся попытки выйти на Арад, ближе подойти к Трансильвании на соединение с колонной под командованием главаря мятежников Бема, который, как мы уже сообщали, вытесненный из Буковины, дви­нулся через Бистрицу, Марошвашархей на Германштадт, откуда с такой


122


22-Й БЮЛЛЕТЕНЬ


силой был отброшен командующим войсками генералом бароном Пух-нером.

Колонна мятежников, шедшая из Гросвардейна на Клаузенбург, повернула на Карлсбург, где она 5-го пыталась взять Мюленбах. В этом районе, между Дева, Хатсегом и Сасварошем, расположен трехтысяч­ ный отряд румын под командованием капитана Черновича, защищающий этот участок от мятежников, и, кроме того, большим гарнизоном распо­лагает укрепленный замок Дева.

Тем временем командующий войсками в Банате фельдмаршал-лей­тенант барон Рукавина сформировал из частей корпуса Теодоровича дивизию под командованием фельдмаршал-лейтенанта Глезера и гене­ рал-майора барона Менгена, которая должна действовать в направлении Трансильвании в долине Мароша и одновременно угрожать Гросвар-дейну».

Таким образом, австрийцы все еще не переправились через Тису; успехи сводятся к тому, что они здесь, в решающем центре военных действий, в течение трех педель не продвину­лись ни на шаг вперед.

«Ледоход» якобы позволил мадьярам подойти «ближе» к Трансильвании. Замечательное «ближе»! То, что мадьяры смогли выделить из Дебрецена колонну для движения на Арад и Клаузенбург, доказывает наличие у них большего количества войск, чем это требуется для обороны линии Тисы. Или Бельден хочет нас убедить, что мадьяры используют ледоход, который может кончиться через 8 дней, для того чтобы оголить наи­более важные позиции и отправить в Трансильванию на про­гулку, занимающую по меньшей мере 4—5 недель в оба конца, совершенно необходимые на Тисе войска?

Венгерская колонна, обстреливавшая Арад, согласно пре­дыдущим бюллетеням, пришла из Баната. Таким образом, кроме нее, «из Гросвардейна» в Трансильванию направилась еще одна колонна. После прибытия этих подкреплений мы скоро услышим о Беме.

Каково же положение в Трансильвании? Мадьярские под­крепления продвинулись до Карлсбурга и Мюльбаха. Но не следует опасаться, что дела императорских войск уж столь плохи! Ведь у Хатсега, Дева и Сасвароша стоят 3 тысячи румын, «которые защищают этот участок от мятежников».

Какой «участок»? Участок от Хатсега и т. д., то есть «уча­сток», расположенный совершенно в стороне от пути мадьяр, и куда им даже не придет в голову пойти! Мадьярская колонна движется из Карлсбурга на Германштадт на соединение с Бе-мом, то есть в восточном направлении; 3 тысячи румын стоят на юго-западе, в самом дальнем углу Трансильвании и, вероятно, там и останутся, пока вторая мадьярская колонна из Арада, достигнув Мароша, не разгонит их.


22-Й БЮЛЛЕТЕНЬ


123


Кроме того, сообщается, что вновь сформированная банат-ская дивизия Глезера «в долине Мароша действует в направле­нии Трансильвании и одновременно угрожает Гросвардейну».

«Одновременно»!!

Чтобы «угрожать Гросвардейну», эта дивизия должна — даже если бы она уже стояла на Мароше, в то время как она находится лишь на Темеше, — совершить переход в 20 миль по прямой к северу, форсировать Марош и Белый, Черный и Быстрый Кёрёш, а также преодолеть тройную линию болот. Чтобы вести операции в направлении Трансильвании в долине Мароша, та же дивизия должна продвинуться примерно на 30 миль к востоку. Оба эти перехода, северный и восточный, она якобы совершает «одновременно»!!

Третий «успех»:

«Бригады г-на генерал-майора Дптрпха и графа Пальфи, входящие в состав корпуса фельдцейхмейстера графа Нугента, продвинулись — первая слева через Бой к Мохачу, вторая через Шиклошбараньявар к Эссегу, который окружен императорско-королевскими войсками, про­двинувшимися вплоть до гласиса ш, и откуда уже поступило предложе­ние о капитуляции».

Большой успех, о достижении которого Нугент сообщал 14 дней тому назад, и сегодня еще не достигнут, так как «обе бригады» все еще не добрались до Эссега!

Четвертый «успех»:

«Под Мохачем мятежники под командованием Немедье перешли через Дунай, но в теснине между Безданом и Сомбором попали в руки сер­бов, подошедших туда от Римского вала ш по левому берегу Дуная; при этом большая часть мятежников была уничтожена и рассеяна сербами».

Даже допустив, что все это прав'да, можно было бы гово­рить самое большее лишь о какой-либо незначительной пар­тизанской стычке. Ведь австрийцы уже давно раструбили, что изгнанные с Дравы мадьяры якобы отошли до Сегедина, то есть до Тисы!

Пятый и последний «успех»:

«После сдачи Леопольдштадта дивизия фельдмаршал-лейтенанта фон Симунича получила приказ г-на фельдмаршала двигаться по течению Вага на Коморн для обеспечения более тесного окружения этой крепости.— В ходе этого наступления, 8-го сего месяца, вблизи Нёйхозеля разыгрался бой с отрядом мятежников, которые, двигаясь из Коморна выше Нас-вада, перешли Нейтру, чтобы разграбить тамошние места и прежде всего доставить соль в крепость, где испытывают в ней недостаток и где уже широко распространяются болезни. — В этом бою четыре пехотные роты эрцгерцога Вильгельма106 и один эскадрон бандериадьских гусар 12° так храбро атаковали отряд противника численностью 1 200 человек, что его командир, один офицер и 90 гонведов были взяты в плен, и на поле битвы осталось большое число убитых и раненых».


124 22-Й БЮЛЛЕТЕНЬ

Здесь «успех» состоит в том, что Симунич в уже трижды или четырежды «умиротворенной», «освобожденной» и «очи­щенной» местности, в которой вновь начал зарождаться «хоро­ший дух», более чем за 14 дней продвинулся ровно на семь миль, то есть по полмили в день. Если при этом учесть постоян­ные бои, становится понятным, почему герой Симунич все еще не одолел десяти миль от Леопольдштадта до Коморна.

Таковы «успехи его светлости князя Виндишгреца»: помпез­ные повторения прежних бюллетеней, хвастливые заявления по поводу того, что должно было бы произойти, но что в резуль­тате всего в действительности отнюдь не произошло. С бюл­летенем дело обстоит точно так же, как у великого Шванбека с прусской палатой: из-за «преодоленного прошлого» и «дале­кого, быть может, недостижимого будущего» им суждено «утра­тить настоящее» 127.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

около 17 февраля 1849 г. _

Перевод с немецкого

Напечатано в приложении ,.

к «Neue Rheinische Zeitung» M 225, Ha PVCCK0M языке публикуется впервые

18 февраля 1849 г.


[ 425

ХОРВАТЫ И СЛОВАКИ В ВЕНГРИИ

Кёльн, 18 февраля. В то время как австрийские газеты не­сколько последних дней распространяют басни о победе От-тингера над Дембинским — у Дебрецена!! — в славянских провинциях Венгрии все более сгущаются грозовые тучи, угрожающие всей императорско-королевской монархии. Мы уже давно, еще после взятия штурмом Вены, обращали внима­ние на неизбежность разрыва между австрийским правитель­ством и славянами. Этот разрыв теперь очевиден.

Начнем с сербов. «Grazer Zeitung», исходя из австрийских интересов, сообщает из Темешвара:

«В Банате со стороны сербов начались эксцессы, которые, судя по всему, потребуют со временем вооруженного вмешательства, особенно учитывая, что часть их, превосходящая заносчивостью даже мадьярома-нов 128, стремится к полному подавлению других национальностей вое­водства; это заставляет румын и немцев вооружаться в целях прямого отпора им. Между властями воеводства и высшим командованием про­изошел уже почти открытый разрыв, и я утверждаю, что мы должны готовиться к борьбе с сербами. Во всяком случае, теперь нам стало ясно, что так называемая симпатия к австрийскому делу совсем не так иск­ренна, как у хорватов. Вскоре следует ожидать открытой развязки».

Стало известно о введении осадного положения в Карло- вице — резиденции банатского правительства, то есть сербского главного комитета, вице-председателем которого является «мя­тежник» Стратимирович ".

Но как обстоит дело с «искренностью симпатии» хорватов? Читаем:


126


ХОРВАТЫ И СЛОВАКИ В ВЕНГРИИ


«Прага, 13 февраля. События в Хорватии привлекают большое вни­мание чешских кругов. Сейчас-то и должно решиться, утверждают они, с кем будет Елачич: со своей страной или с династией. Офицеры уже открыто заявляют, что после того, как будет покончено с Венгрией, наступит очередь Хорватии».

Так пишет «Deutsche Allgemeine Zeitung». Славянская «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» высказывается не менее определенно: ей сообщают из Кремзиера 11 февраля, что с каж­дым днем растет число письменных свидетельств о недовольстве среди словаков и хорватов. Недавно назначенные в словацких комитатах комиссары австрийского правительства — сплошь мадьяры — издают распоряжения на венгерском языке и «угро­жают смертью» за их невыполнение. Далее сообщается, что Елачич крайне недоволен намерением разделить его войска, частично использовав их для несения гарнизонной службы, а под его начало поставить другие части. Неплохая уловка: тем самым Елачич, и без того уже 6—8 недель находящийся на подозрении и под наблюдением агентов Випдишгреца, будет обезврежен. К этому «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» добавляет:

«Что же скажет Елачич об осадном положении в Карловице? — Сегодня я, а завтра ты1* Не это ли придет ему на ум? Для полноты нацио­нального равноправия остается только познакомить хорватский Аграм с прелестями осадного положения, испытанными уже на равных правах немцами, венграми, поляками, итальянцами и особенно чехами».

Уже известно, помимо этого, что Виндишгрец учредил в Пеште новую венгерскую правительственную комиссию, ко­торая к великому ужасу хорватов претендует на все без ис­ключения права прежнего венгерского правительства, сводя таким образом к нулю идею создания южнославянского госу­дарства. Хорваты уже видели себя в мечтах независимыми от Венгрии, как вдруг из Пешта присылается на имя хорватского земельного правительства рескрипт, требующий подчинения, и вдобавок написанный на венгерском языке, без перевода на хорватский!! «Slavenski jug» перепечатывает этот рескрипт в оригинале и не может сдержать своего негодования. Хорваты в бешенстве: с ними поступают точно так же, как при Кошуте. И это в благодарность за верную службу во имя спасения единой монархии!

Если хотите знать, какая связь существует между всем этим, читайте венскую «Presse». Там есть статья, прямо обвиняющая князя Виндишгреца в том, что он уже попал в сети венгерской аристократии, что у него в Пеште гуляют на свободе взятые

* Перефразировка выражения из Библии (Книга премудрости Иисуса, сына Сирахова, 38, 23). Ред.


хорваты и сЛойакй в Венгрии


127


в плен или перебежавшие на его сторону венгерские магнаты, которых он даже награждает и т. д.

Аристократ Виндишгрец, естественно, отлично представляет себе, что его цель — сохранение дворянского господства в Вен­грии — может быть достигнута только при условии сохранения господства венгерского дворянства. Отсюда его покровитель­ство венгерским магнатам и предпочтение их. Страдают ли от этого хорваты и словаки — ему безразлично: усмирив сначала Венгрию и восстановив там власть аристократии, оп без труда покончит с разобщенными и бессильными без австрийского руководства славянами: вспомните Прагу!

А великий Шванбек ищет аристократов не в лагере Вин-дишгреца, а у Кошута! 129 Voilà ce que c'est que d'être un savant sérieux! *

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

18 февраля 1849 г.

Перевод с немецкого
Напечатано
ГТ .

в «Neue Rheinische Zeitung» M 22в, На Русском языке публикуется впервые

19 февраля 1849 г.

* — Вот что значит быть серьезным ученым! Ред.


128 J.

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО ИМПЕРАТОРСКО-КОРОЛЕВСКОИ АРМИИ

Кёльн, 18 февраля. Виндишгрецу особенно не везет. Он мог бы стать одним из величайших полководцев нашего века, если бы его постоянно не преследовали неожиданные неудачи. Уже Шванбек доказал, что он мог бы совершать беспримерные подвиги, если бы венгры хоть раз оказали сопротивление 129. Но самое ужасное, что произошло с великим Виндишгрецом, стало известно лишь сейчас из императорско-королевскои полуофициальной корреспонденции в аугсбургской «Allgemeine Zeitung». В приложении к указанной газете от 15 февраля сего года говорится буквально следующее:

«Относительно операций князя Виндишгреца в январе месяце я должен напомнить, что восемь колонн, предназначенных в середине де­кабря для продвижения в глубь Венгрии, к этому времени уже находи­лись на расстоянии 10—12 дней перехода от Б уды—Пешта. Эта диспозиция фельдмаршала исходила из предпосылки разумного ведения войны. Мадьяры опрокинули эту гипотезу, расположив значительно превосходящие силы везде, но только не там, где они могли бы дать решающее преимущество — если это вообще было возможно. Из колонн, которые по замыслу Виндиш­греца должны были встретиться под стенами важнейших городов Венг­рии, лишь колонны бана *, фельдмаршал-лейтенанта Врбна и резерв­ного корпуса под командованием самого фельдмаршала оказались на уровне возложенной на них задачи, другим частям помешало выполнить приказ численное превосходство мадьяр».

Виндишгрец рассчитывал на то, что мадьяры будут при­держиваться «разумного ведения войны». Если бы они придер­ живались этого разумного ведения войны, он блестящим обра-

* — Елачича. Ред,


ВОЕННОЕ ИСКУССТВО ИМПЕРЛТОРСКО-КОРОЛЕВСКОЙ АРМИИ 129

зом разбил бы их. Но они расположили «.значительно превос­ходящие силы везде, но только не там, где» это надлежало сде­ лать. И в результате этого безграничного безрассудства все диспозиции великого Виндишгреца ни к чему не привели. Именно потому, что мадьяры допускали ошибку за ошибкой, и потому, что против глупости бессильны сами боги, даже уче­нейшие комбинации Виндишгреца разбились об их стратеги­ческое невежество!

«И случилось же на грех, Что наш бургомистр Чех» 130.

Уж не это ли случилось и с фельдмаршалом Виндишгрецом, который только потому не мог разбить своих противников, что они оказались слишком глупыми по сравнению с ним?!

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

18 февраля 1849 г. „а

Перевод с немецкого
Напечатано
,

в «Neue Rheinische Zeitung« JVS 226, Ha Риском языке публикуется впервые

19 февраля 1849 г.


130 ]

ВИНДИШГРЕЦ. - ЕВРЕИ И ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ

Евреи, как известно, оказываются обманутыми обманщи­ ками * повсюду, но в Австрии особенно. Они использовали рево­люцию в своих интересах, а теперь Виндишгрец карает их за это. Впрочем, тот, кто знает, какую силу евреи представляют собой в Австрии ш, может судить, какого врага нажил Вин­дишгрец следующей прокламацией:

Пешт, 13 февраля (официальная «Wiener Zeitung», вечернее прило­жение). «Прокламация. Своими прокламациями от 13 ноября и 13 декабря минувшего года, а также от 7 января сего года я довел до сведения всех жителей Венгрии сущность задачи, которую мне предстоит решить, а именно — восстановление мира, порядка и законности. Я также с удовлет­ворением убедился, какое действие оказали везде эти прокламации. Лишь в отдельных местах население, обманутое гнусными смутьянами, еще пытается помешать восстановлению столь необходимого спокойствия и порядка, распространяя кошутовские воззвания, приказы, распоря­жения. Жители Венгрии! Вы видели, какую исключительную мягкость я проявил, полагая, что большинство — это не столько настоящие мя­тежники, сколько обманутые и совращенные с пути истинного; но тот, кто все еще пытается действовать заодно с дебреценской революцион­ной партией, получать от нее приказы, распространять их, поддержи­вать с ней любую связь, подстрекать к мятежу общины, не может больше ждать снисхождения и должен караться как за государственную измену.

Я рассылаю в разных направлениях войска, командующим коих предоставлено Jus Gladii **. Тот, у кого будет обнаружено кошутовское воззвание или любое исходящее от его партии послание, письмо, газета um. п., подлежит беспощадному наказанию по законам военного времени наравне с теми, кто прячет оружие или подстрекает народ к неповино­вению. — Каждый почтмейстер или почтовый чиновник, который при­нимает подобного рода послания, письма, воззвания, поступающие из

* Лессинг. «Натан Мудрый», акт 3, сцена 7. Ред, •• — право меча. Ред,


ВИНДИШГРЕЦ. — ЕВРЕИ И ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ


131


района Дебрецена, или, того пуще, препровождает их дальше, подлежит казни через повешение. — Наконец, я хочу предостеречь евреев Офена, Пешта и особенно Старого Офена от всяких сношений, под какими бы названиями они ни осуществлялись, с государственным изменником Кошутом, так называемым honvédmi bizotmany * и государственным собранием мятежников, ибо я убедился, что в большинстве случаев именно иудеи позволяют бунтовщикам использовать себя в качестве шпионов и поставщиков, равно как и занимаются распространением лживых и гнусных сообщений о мнимых победах мятежников, чтобы тем самым сеять страх и сомнения 132. Поэтому за каждого иудея, осужденного за вышеуказанное преступление военным или военно-полевым судом, та еврейская община, к которой он принадлежит, уплатит штраф 20 тысяч гульденов в конвенционной монете 133. Штаб-квартира в Офене, 11 февраля 1849 года.

Альфред, князь цу Виндишгрец т. р. **. Фельдмаршал император-ско-королевской армии».

Судя по этой прокламации, дела у «гражданина и комму­ниста» Виндишгреца явно идут очень плохо 134.

Вернемся, впрочем, к евреям: попытка Виндишгреца выудить у них деньги вступила уже, как гласит «Code Napoléon» ***, в «стадию реализации». «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» сообщает, в частности, следующее:

«Евреи обязаны полностью выплатить в течение пяти лет 1 200 ты­сяч флоринов в качестве выкупа за отмененный налог терпимости135; однако ни в истекшем, ни в настоящем году соответствующие взносы не были внесены. Недоплаченная сумма будет теперь взыскана. — Вчера арестован типограф Эйаенфельс».

То, что евреи еще должны заплатить за свою эмансипацию, просто бесподобно. По-прусски это именуется «выкупом фео­дальных повинностей».

Больше из Венгрии сообщить нечего, кроме того, что 8 фев­раля в Пеште за участие в мятеже, выразившемся в попытке захватить пароход «Эрмина» в Гране, по приговору военно-полевого суда расстрелян экспедитор Франц Фёрстер.

По поводу приобретающих все более комический характер осложнений среди славян «Leipziger Zeitung» сообщает следую­щее («Neue Rheinische Zeitung», естественно, давно это из­вестно):

«Вена, 14 февраля. Из ряда провинций монархии поступают слухи об упорном уклонении от поставки требуемого количества рекрутов. В Прахинском округе Богемии крестьяне уклоняются под тем предлогом, что объявленный в последнее время в таких грандиозных масштабах рекрутский набор не был санкционирован рейхстагом. В деревне еще больше, чем в столице Праге, заметно весьма бросающееся в глаза бро-

* — Комитетом обороны. Ред. * • — manu propria — собственноручно, Ред, •*• —«Кодекс Наполеона», Ред,


132 ВИНДИШГРЕЦ. — ЕВРЕИ И ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ

жение. Если, как уверяют, правительство вскоре выступит с предложе­нием о компенсации за отмену урбариальных повинностей 13в, то к бес­численным и бесконечным потрясениям нашей государственной жизни добавится еще одно, вызывающее большие опасения. Усиливается бро­жение в южнославянских землях, и явно надвигается гораздо более опасный шторм, ни цели, ни конца которого не предугадать. Генерал Теодорович объявил резиденцию сербского Национального комитета Карлович ш на осадном положении. Хаос в сербских делах еще усугуб­ляется специфически австрийскими стараниями консула Майерхофера. С едва сдерживаемой яростью южные славяне кричат: измена! Они ут­верждают, что все меры, принятые за последнее время правительством в Венгрии, направлены на восстановление улыпрамадъяризма, разве что он рядится в старые аристократические одеяния 137. В Аграме агитация достигла весьма опасной степени. — Елачич стоит в Сольноке. Досто­верно следующее: он заявил протест против расчленения его корнуса. Он был вынужден это сделать, чтобы не поставить на карту свою исклю­чительную популярность в славянском мире. В Хорватии энергично на­стаивают на созыве ландтага. Тем самым приходит конец доставшейся лотом Елачичу диктатуре 138».

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

21 февраля 1849 г. ля

v Перевод с немецкого

Напечатано ,

в «Neue Rheinische Zeitung» M 228, Иа Рисском языке публикуется впервые

22 февраля 1849 г.


[ 133

23-й БЮЛЛЕТЕНЬ. -С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Вышел 23-й армейский бюллетень. Он гласит:

«Наряду с уже имеющимися известиями о победах, одержанных нашими доблестными войсками под командованием полковника Урбана над инсургентами на севере Трансильвании, несмотря на морозы и силь­ный снегопад, мы можем порадоваться подобному, не менее блестящему успеху войск фельдмаршал-лейтенанта Глезера при Араде, которому, как следует из приказа, поручено действовать против Трансильвании в долине Мароша со своей дивизией, сформированной из частей корпуса Теодоровича.

Сильная колонна инсургентов пыталась перейти [реку] у Садарлака, тем самым создав угрозу нашему левому флангу. Фельдмаршал-лейте­нант Глезер приказал двум батальонам граничар-петервардейнцев занять первые дома Старого Арада, а затем бросил на штурм батальон Лейнин-гена и Иллирийско-банатский батальон 139.

В упорном, кровопролитном бою враг был опрокинут, все батареи, установленные инсургентами против крепости на правом берегу Мароша, уничтожены, причем захвачены имевшиеся там 23 пушки; из них 11 ору­дий крупного калибра были доставлены в крепость, 3 — потоплены в Ма-роше, 3 — заклепаны, 2 — переданы в распоряжение императорско-ко-ролевского австро-сербского армейского корпуса, 4 — демонтированы доблестными темешварскими артиллеристами; были захвачены 3 непри­ятельские патронные повозки, а, кроме того, во многих местах взорваны неприятельские боеприпасы.

За явную злонамеренность населения Старый Арад был обстрелян из крепости гранатами, что вызвало много пожаров, продолжавшихся всю ночь. — В этом сражении также взято в плен 40 человек.

Согласно только что поступившему донесению г-на фельдцейхмейстера графа Нугента из Эссега от 13 февраля, в этот день крепость сдалась, не дожидаясь штурма.

Трое ворот крепости были немедленно заняты осаждающими вой­сками, а 14-го утром гарнизон сложил оружие на гласисе.

Из Бертофалвы, в нескольких часах езды от Эперьеша, поступили известия от 13-го числа о колонне генерала Гёца, который, как уже сооб-


134 23-Й БЮЛЛЕТЕНЬ. — С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

щалось, соединившись у Торнау с бригадой генерала князя Яблоновского, преследовал корпус мятежников под командованием Гёргея, спасаю­щийся бегством по направлению к Лёйтшау.

Впрочем, согласно этому известию, одна без сомнения сильная не­приятельская колонна с большим артиллерийским обозом прорвалась через Ципс, где она разрушила все мосты и дороги и направилась из Эперьеша на Кашау, стремясь соединиться в районе Тисы с другими бандами мятежников.

Г-н фельдмаршал-лейтенант граф Шлик со своими тремя бригадами расположился у Торны на фланге этой с трудом продвигающейся и унич­тожающей все на своем пути неприятельской колонны, чтобы таким обра­зом атаковать ее с наиболее выгодных позиций сразу же после соедине­ния с колонной генерала Гёца, которое теперь и произошло через Мар-гитфалву, Айнзидль и Шмсльниц.

Генерал Гёц имел при Маргитфалве столкновение с летучим отря­дом мятежников, причем было взято в плен несколько гусар, давших точные сведения о расположении и намерениях врага.

Так как одновременно крупное соединение под командованием фельд­маршал-лейтенанта Шульцига заняло позиции под Мишкольцем, мы в ближайшее время сможем дать точные сведения о событиях в этом районе.

Вена, 17 февраля 1849 г.»

Из этого победного бюллетеня вытекает, таким образом, что Эссег действительно капитулировал и что императорским вой­скам удалось снять осаду Арада. Будущее покажет, так ли важен успех на Мароше, как это утверждает бюллетень.

Напротив, дела императорской армии в верховьях Тисы обстоят весьма скверно. Последний бюллетень сообщал, что возле Токая Шлик через Тису ведет огонь по расположенным на другой стороне реки позициям венгров, а сегодня мы стано­вимся свидетелями его поспешного отступления в северо-за­падном направлении, дабы избежать опасности быть атакован­ным Гёргеем с тыла, что поставило бы его между двух огней.

Маневры Гёргея поистине блестящи. Проникнув через Ципс в комитат Шарош, заняв Эперьеш и спустившись отсюда вниз по реке Хернад, как раз по тому пути, по которому шел Шлик, он, зайдя непосредственно в тыл последнему, заставил его отступить более чем на 12 миль от Токая в комитат Торна и, таким образом, занять позиции между Гёцем (Ципс) и Шуль-цигом (под Мишкольцем). Это дало Гёргею возможность со своею «без сомнения сильной колонной», которая, по признанию самого бюллетеня, хорошо обеспечена артиллерией, двинуться непосредственно к Тисе на усиление главных сил мадьярской армии. Может быть, мимоходом он перекинется парой теплых слов и со Шликом.

В Вене, кроме того, циркулируют следующие неофициаль­ные сообщения о Венгрии;


23-Й БЮЛЛЕТЕНЬ. — С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ 135

Вена, 18 февраля. По последним сведениям из Пешта от 18-го в ближайшее время можно ожидать решающих сообщений из района Тисы. Получив известие о том, что Сегедин капиту­лировал и направил депутацию к наступающим сербам, бан Хорватии * расположил свою главную квартиру в Сольноке и готовится к решающему удару. На жителей Сегедина, которые предложили поставить императорской армии скот и продоволь­ствие, была наложена контрибуция в полмиллиона гульденов. Как известно, они до сих пор были самыми ярыми сторонниками Кошута и снабжали его армию всем необходимым. Сведения из Дебрецена до 12-го поступали в Пешт через беженцев. Ме-сарош все еще во главе военного министерства, а Кошут еще более фанатичен, чем когда-либо. Месарош написал князю Виндишгрецу, что он со своими сторонниками будет сражаться до последнего человека и предпочитает погибнуть, чем сдаться. Этот язык вполне понятен после весьма мрачных сообщений из Трансильвании, где, по-видимому, хозяином положения является Бем. Согласно военным сводкам партии Кошута в Дебрецене, Кронштадт занят секлерами ш после уличного боя и т. д. По другим слухам, напротив, на помощь пришли русские, которые спасли положение.

«Breslauer Zeitung» в корреспонденции с венгерской границы, выдержанной в целом в дружественном австрийцам духе, тем не менее вынуждена признать, что австрийские военные бюлле­ тени дают чрезвычайно неполную картину борьбы в Трансиль­вании и по ту сторону Тисы, так как они постоянно подчерки­вают лишь успехи императорско-королевских войск, совсем не упоминая о том тернистом пути, который пришлось проде­лать, чтобы добиться этих успехов, в то время как все сообще­ния непосредственно с театра военных действий единодушны в том, что мадьяры в течение последних недель обороняются отчаянно, нанося большой урон императорско-королевской армии. Полки под командованием Шлика, Оттингера и Гёца уже понесли значительные потери, а среди начавших тосковать по родине хорват, которые продолжают сохранять глубоко укоренившееся уважение к венгерской кавалерии, наблюдается настроение, способное навести их-бана на некоторые размышле­ния. Говорят даже, что некоторые хорватские батальоны пере­шли на сторону мадьяр, за истинность чего, однако, я не могу ручаться. Наибольшие трудности князю Виндишгрецу причи­няет вызванное наступившей оттепелью чрезвычайно плачевное состояние дорог, особенно между Дунаем и Тисой, делающее

* — Елачич. Ред.


136 23-Й БЮЛЛЕТЕНЬ. — С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

совершенно невозможным перевозку тяжелых полевых орудий; трех- и шестифунтовые пушки удается транспортировать лишь с большим трудом и только на повозках, снабженных колесами с широкими ободьями. Двенадцатифунтовые батареи, которые, собственно, и дают преимущество австрийской артиллерии, абсолютно нетранспортабельны, что, естественно, уравнивает соотношение боевых средств обеих армий, неизбежно затягивая борьбу. Хотя исход этой борьбы не подлежит сомнению (!), все же пройдет еще немало времени, прежде чем Виндишгрец сможет сообщить в Ольмюц: «Страна умиротворена!». На край­ний случай мадьярские войска, все еще насчитывающие 60—70 тысяч человек, могли бы сконцентрироваться в Тран-сильвании, где Бем является полным хозяином и где рельеф местности очень удобен для упорного сопротивления.

О том, что в Пеште усиленно вооружаются, сообщает также венский «Lloyd»: со вчерашнего дня (14-го) непрерывно идут подкрепления к армии, стоящей на Тисе. Там на днях ожидается решающее сражение. Эти новые силы, выдвинутые к Тисе, должно быть, составляют по меньшей мере 11 тысяч человек.

«österreichischer Correspondent» сообщает о победе сербов над значительно превосходящими их силами мадьяр при Сенте. К сожалению, обычно всеведущий бюллетень об этом ничего не знает.

Несомненно одно — пока «войне в Венгрии» еще далеко «до конца».

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

S3 февраля 1849 г. ,

^ г Перевод с немецкого

Напечатано -

в «Neue Rheinische Zeitung» M ISO, Ha Раскол языке публикуется впервые

24 февраля 1849 г.


[ 137

ПОДРОБНОСТИ О МАДЬЯРАХ -ПОБЕДА НА ТИСЕ. - ЖЕСТОКОСТЬ АВСТРИЙЦЕВ. — ОБЩИЙ ОБЗОР ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

«Allgemeine Oder-Zeitung» сообщает помимо прочего следую­щее со слов одного венгра, покинувшего Пешт 17-го:

«Отступление мадьярской армии от Пешта за Тису привело в силь­нейшее замешательство население обоих городов, особенно венгров, увидевших в этом крушение их последней надежды на свободу. Они се­товали, что армия, оставив столицу, покрыла себя позором перед всей Европой. Однако политика венгерского правительства была хорошо рассчитана, так как оно прекрасно знало, что жители обоих городов, стремясь спасти свою недвижимость, способны были бы оказать помощь врагу. Но позднее, когда выяснилось, что австрийское правительство не пощадило ни одной партии, и эти люди увидели, что имеют дело с не­примиримым врагом. Бесчинства австрийских войск в окрестностях Буды и Пешта перешли все границы. Особенно отличались при этом хор­ваты. Все, что нельзя было использовать, они уничтожали. Через два дня после отступления венгров за Тису армейский корпус Оттингера численностью 20 тысяч человек занял Сольнок, а арьергард—Абонь. Здесь австрийцы были атакованы венгерским корпусом Перцеля численностью около 12 тысяч человек и были бы полностью уничтожены, если бы одна венгерская часть под командованием бригадира Казинского не опоздала к месту сражения. Все же австрийцы вынуждены были бежать под покро­вом ночи и смогли вновь собрать свои войска только в Цегледе. Приме­чателен ужас, обуявший австрийцев, особенно кавалерию и офицеров, кричавших непрерывно: «Вперед! Вперед! Это собачье отродье (так они называют венгерских гусар) гонится за нами по пятам!».

21-го венгры пришли в Абонь, на этот раз численностью 22 тысячи человек. С ними находился генерал Дембинский, хотя он тогда уже не был командующим 140. Утром после боя у Сольнока австрийский диви­зион кирасир подошел к Санкт-Мартину, где находились венгерские форпосты, и здесь произошло нечто невероятное: атакованный шестью венгерскими гусарами, он потерял около двадцати человек убитыми и несколько пленными.

23-го на рассвете венгры подошли к Цегледу, где австрийцы занимали очень выгодную позицию. Венгры атаковали их и, разбив, преследовали


138 ПОДРОБНОСТИ О МАДЬЯРАХ. —ПОБЕДА НА ТИСЕ. —ЖЕСТОКОСТЬ АВСТРИЙЦЕВ

через город до альбертинских виноградников. Там они узнали, что круп­ное соединение австрийцев движется через Алан на Дебрецен. Это выну­дило венгров прекратить преследование; но генерал Дембинский выразил недовольство всем ходом этой наступательной операции, которая, по его утверждению, должна была закончиться полным уничтожением ав­стрийского корпуса.

Весть о поражении корпуса Оттингера немедленно распространи­лась в Пеште. Его жители опять вытащили свои красные султаны, но их надежды не оправдались. Венгры отошли за Тису и сожгли мост у Соль-нока. Это дало австрийцам повод хвастать своими победами, а страх перед их жестокостью исключал возможность опровержений. Печальным ока­залось положение жителей тех мест, которые надеялись, что они уже освобождены от австрийского ига. Австрийцы вернулись с еще большими силами и с еще более жесткими требованиями, чем прежде.

В некоторых домах было размещено на постой от 30 до 40 солдат. Офицеры были настолько безжалостны, что выбрасывали из кроватей даже стариков и сами ложились на их место, заявляя при этом: «Вы, венгры, можете спать на полу, Для вас, собак, и это достаточно хорошо»».

Публикация этих сообщений будет продолжена *.

«Die Schlesische Zeitung», реакционный листок наподобие «Breslauer Zeitung», со своей стороны следующим образом характеризует положение дел в Венгрии:

чПешт, 12 февраля. Война затягивается на более продолжительный срок, чем думали, так как мягкая зима оказалась мощным союзником мадьяр. Разлив рек и почти полностью непроходимые дороги превратились для австрийской армии в едва ли преодолимые препятствия. По Тисе проходит в данный момент линия раздела между армиями противников. На фронте протяжением более сорока миль между Токаем и Сегедином то в том, то в другом пункте вспыхивают бои. В центре этой линии нахо­дится Сольнок. Здесь уже шли ожесточенные бои, но хозяевами положения до сих пор остаются мадьяры. Это особенно важно потому, что Сольнок — центральный пункт фронта.

В верховьях Тисы, то есть в районе Токая, венгерское население, доведенное до отчаяния ужасами войны, подняло массовое восстание. Более всего возбуждено население Мишкольца и его окрестностей, а также во всем Боршодском комитате. Успехи, достигнутые здесь австрий­цами, немедленно вырываются у них обратно. Вниз и на значительное расстояние вверх от Сольнока территория по обеим сторонам Тисы за­топлена сейчас настолько, что во многих местах ширина разлива дости­гает мили на каждом берегу, и такое состояние продолжается обычно до апреля. Лишь местные жители хорошо ориентируются в этой местности. Пробившуюся сюда чужую воинскую часть они могут легко завлечь в болота и затопленные места.

Ниже по течению у Чонграда и Сентеша дороги в настоящее время совершенно непроходимы для крупного армейского соединения, так как орудия застрянут в грязи. Речь идет о дороге в Сегедин и Арад. Авст­рийская армия, в особенности хорватские части, предприняла здесь по­пытку пробиться, но убедилась в полной невозможности этого. Ходят слухи, что на этой почве возник конфликт между князем Виндишгрецом и Елачичем. Последний продвинулся до кечкеметской степи, но был опять

* См, настоящий том, отр, 153—154. Ред.


ПОДРОБНОСТИ О МАДЬЯРАХ. — ПОБЕДА НА ТИСЕ. —ЖЕСТОКОСТЬ АВСТРИЙЦЕВ 139


отброшен. В этой местности живут куманы и язиги, люди особо крепкой породы, каждый из них — дворянин и признаёт своим обер-гешпаном только императорского наместникаш. Все они восторженные сторон­ники мадьярского дела.

Хотя населенные пункты между Тисой и границей Трансильвании отстоят друг от друга далеко, они весьма многолюдны. Так, например, торговое местечко Жоба имеет 24 тысячи жителей, а Гозула — около 18 тысяч. Все они горячие сторонники дела мадьяр.

Несмотря на вторжение сербов в Банат, венгры все еще удерживают там обширную территорию.

Если генералу Бему удастся осуществить имеющийся у него, по-видимому, план передвижения из Германштадта (в Трансильвании) через Сасварош и Деву и через горные проходы в Венгрию и объеди­нения с тамошними мадьярами, то дело венгров примет благоприятный оборот. И на пути к этому у него нет никаких серьезных препятствий, так как Трансилъвания почти завоевана, а валахи уже потерпели пораже­ние, когда Бем повернул против саксов 142. Говорят, что в районе Крон­штадта многие саксы примкнули к нему только потому, конечно, что другого выхода у них не оставалось. Единственная крепость Карлсбург (между Клаузенбургом и Мюленбахом), которая могла бы оказать еще кой-какое сопротивление, находится, по-видимому, уже в руках венгров.

На правом берегу Дуная, а также в Карпатах, военные действия ограничиваются перестрелками. На всей территории от границы Штирни до Дуная возникли партизанские отряды, не дающие покоя австрийской армии генерала Нугента. Многими из них командуют видные венгры. Вылазки, время от времени предпринимаемые из Коморна, служат при­крытием для партизан. И эта никогда до сих пор не капитулировавшая крепость была бы взята, продержись зима еще хотя бы месяц, что поз­волило бы подойти к ней по замерзшим рекам. С одной стороны двумя рукавами течет Дунай, а с другой — реки Ваг и Нейтра. Сама крепость возвышается не более чем на 50 футов над равниной, но к ней неоткуда подступиться. Пушечные ядра почти не достигают ее, тогда как осажден­ные могут причинить осаждающим значительный ущерб. Когда во время войны с Австрией, незадолго до Пресбургского мира ш, Наполеон послал маршала Дюрока на рекогносцировку к Коморну, тот вернулся с лако­ничным сообщением: «Sire! Imprenable!»*.

В Карпатах у мадьяр тоже есть сторонники и партизанские отряды, особенно в Тренченском, Гонтском и Абауйском комитатах».

Из сказанного вытекает, что войне далеко до конца и Австрии понадобятся еще значительные военные силы для победы над врагом, чье мужество растет с каждым днем и руководство действиями которого, осуществляемое частично французскими и польскими офицерами, сейчас лучше, чем в начале войны.

Написано Ф. Энгельсом

24 февраля 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» M 231i

25 февраля 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

* — «Сир! Неприступна!». Ред, 6 М. и Э„ т. 43


140 ]

* ЕЩЕ РАЗ О МАДЬЯРАХ

Никаких новых известий непосредственно с театра военных действий. «Allgemeine Oder-Zeitung» продолжает печатать «Со­общения одного венгра», которые мы вынуждены отложить до следующего номера из-за отсутствия места. Как действует Гёргей в Кашау и какой страх он внушает австрийцам, пока­зывает письмо из Пешта от 10 февраля:

«Только что стало известно, что генерал Гёргей занял город Кашау. Первым его мероприятием было увольнение всех чиновников магистрата, всех королевских таможенных чиновников и чиновников соляного уп­равления; на буржуазию была наложена огромная контрибуция. Сегодня на рассвете отсюда была отправлена с приказом двигаться в направлении на Вайцен полностью оснащенная бригада (1 егерский батальон, 2 ди­визиона шеволежеров ш, 4 батальона пехоты и 2 конных батареи) со всеми необходимыми зарядными ящиками, пороховыми и амуниционными повозками,

Кроме того, из Трансильвании опять из разных источников идут слухи о вступлении русских, в то время как официальные сводки про­должают молчать об этом. Так, в сообщениях из Бухареста от 9-го речь идет о предпринятом по просьбе жителей Германштадта и Кронштадта вступлении русских, которые в ходе своего продвижения столкнулись с отрядом секлеров117 и якобы изрядно побили их. Однако только что прибывший курьер из Германштадта с сообщением фельдмаршал-лей­тенанта Пухнера от 8-го об уничтожении армии Бема под Зальцбургом ничего не говорит о вступлении русских, и официальное донесение самого Пухнера молчит на этот счет.

В Пресбурге И. Ченкли из Хетие в Венгрии приговорен к 4 годам тюрьмы за тайное хранение оружия».

В Хорватии конфликт между националистически настроен­ными южными славянами и органами императорско-королев-


ЕЩЕ РАЗ О МАДЬЯРАХ


141


ской власти обостряется с каждым днем. Так, например, «Соп- stitutionelles Blatt aus Böhmen» пишет из Аграма 15 февраля:

«Озлобление против министерства возрастает здесь с каждым днем, чуть ли не каждый час поступают известия, из которых совершенно ясно, что правительство не очень-то заботится о выполнении данных хорватам обещаний и даже, напротив, всеми силами стремится к восстановлению старой мадьярской системы угнетения. Еще не улеглось возбуждение умов, вызванное мадьярским официальным письмом графа Алмаши 144, о котором мы недавно упоминали, как появилось мадьярское распоря­жение строительной дирекции в Офене, предписывающее руководящему инженеру в Хорватии обращаться как и раньше к венгерским центральным органам, так как пес препятствия, до сих пор мешавшие восстановлению старых (домартовских) официальных связей, в настоящее время оконча­тельно устранены. За этой мадьярской официальной директивой, выз­вавшей всеобщее волнение, последовало немецкое распоряжение мини­стерства торговли в Воле, отзывающее руководящего инженера Вотье-Рошфора, одного из самых ярых приверженцев мадьяр, против которого неоднократно выдвигали обвинения в тайных связях с Кошутом, в де­партамент министерства общественных работ на должность советника министерства».

В связи с этим Банский совет в Аграме 145 в административ­ ном порядке запретил всем властям выполнять распоряжения, исходящие от «мадьярских наглецов», а вместо этого пересылать незаконные предписания подобного рода Байскому совету, который сумеет использовать их как доказательство подрыва его авторитета. Одновременно в этом указе говорится о том, что в Триедином королевстве 14в не только не место ни одному мадьярскому учреждению, но даже какое-либо влияние мадьяр в служебных делах не может быть терпимо.

Одновременно в Богемии растет число уклоняющихся от рекрутской повинности. Сегодня мы получили следующее сообщение:

Большая часть общин Прахинского округа в Богемии укло­няется от поставки рекрутов, так как им разъяснили, что это распоряжение исходило от министерства, а не от рейхстага. Можно опасаться, что волнение крестьян в этом районе вскоре распространится на всю страну. Короче говоря, несмотря на все усилия, развал старой Австрии ускоряется с каждым днем. Одни революционный толчок из Италии или Франции — и она прекратит свое существование.


Написано Ф. Энгельсом около 24 февраля 1849 г.

Напечатано во втором приложении

к «Neue Rheiniscte Zeitung» M 231,

26 февраля 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


142 ]

РУССКИЕ В ТРАНСИЛЬВАНИИ

Кёльн, 26 февраля. Десять тысяч русских находятся в Тран-силъвании 147 .

Не помогают уже никакие опровержения, стало невозмож­ным все замалчивать и скрывать, факты налицо, их признаёт сама официальная «Wiener Zeitung^.

Вот к чему свелись блестящие победы императорских най­ митов, вот результаты всех хвастливых вельденских, виндиш- грецовских, шликовских, пухнеровских бюллетеней: вся могу­ щественная Австрия, чтобы справиться с четырьмя с половиной миллионами мадьяр, вынуждена призвать на помощь русских!

Посмотрим еще раз, в свете этого нового поворота венгер­ских событий, как последние сообщения отражают состояние военных дел.

Занимаемая в настоящее время мадьярами во главе с Кошу- том территория представляет собой большой четырехугольник длиной в 70—90 миль и шириной в 30—40 миль. На севере и западе его границей является Тиса, на востоке Карпаты, на юге Марош. Эта площадь в 2 500 квадратных миль охватывает равнины центральной Венгрии и горные районы Трансильвании. Кроме того, Коморн в верховьях Дуная по-прежнему находится в руках венгров.

На юге, где мадьяры всегда были наиболее слабы, австрий­цам, славонцам и австрийским сербам удалось с помощью турецких сербов и переодетых русских 148 оттеснить их за Марош. Здесь у Арада произошло сражение, в ходе которого австрийцы прорвались на северный (правый) берег Мароша и, по их сообщениям, одержали победу, захватив 15 осадных


РУССКИЕ В ТРАНСИЛЬВАНИИ


143


орудий, установленных против Арада, но затем, по их же собственным словам, вновь отошли за Марош. Насколько нам до сих пор было известно, им еще не удалось прорвать линию Мароша, а без этого не может быть и речи о большой экспедиции, которую Рукавина собирается предпринять против Гросвар-дейна и Трансильвании.

На западе и северо-западе воды вышедшей из берегов Тисы и необозримые болота создают для мадьяр почти неприступную оборонительную линию. Этот район, пока русские не принимали участия в борьбе, был решающим центром театра военных дей­ ствий. Если бы Випдишгрец вступил в Дебрецен, война свелась бы к чисто партизанским действиям. Мадьяры понимали это, и поэтому их главные силы до самой Тисы нигде не оказывали серьезного сопротивления. Для них речь шла лишь о том, чтобы продержаться до тех пор, пока не минуют морозы, позволявшие императорским войскам переправляться через все реки и болота как по твердой почве, благодаря чему Пешт и Офеп, которые были почти лишены возможности оказывать сопротивление, попали к ним в руки. В то время как главные силы таким обра­зом медленно отступали, оба крыла, выдвинутые вперед на севере в словацких комитатах, а на юге между Дравой и Дунаем, удерживали свои позиции до последней возможности, вынудили вражескую армию расчленить свои силы и наконец отступили — одно крыло через Карпаты по направлению на Тису, другое — через Дунай к Банатской армии.

Лишь тупое невежество продавшихся Австрии немецких га­зетных писак, никогда в жизни не державших в руках карты и не изучивших ни одной стратегической операции, не могло усмот­ реть в этом мастерском плане, составленном на основе точного знания и изучения местности, ничего, кроме трусости, одной лишь трусости мадьяр. Люди, обладающие хоть каким-нибудь умом и знаниями, не стали бы лгать и хвастаться так бессмыс­ленно, как эта поседевшая в атмосфере цензуры, коррупции и грубого невежества масса немецких газетных вралей.

Успех показал, насколько искусно действовали мадьяры. Прошло шесть недель, прежде чем первые части главной импе­раторской армии увидели Тису, и хотя тогда река была еще покрыта льдом, битвы при Солыюке, Цегледе, Тарцале и Токае показали австрийцам, как сражаются венгры, когда они наме­рены серьезно сопротивляться. Оттингер был отброшен за Цеглед, Шлик — за Больдогкёваралью, и поголовное причи­тание всех до сего времени упоенных победой военно-полевых газет по поводу внезапного, неожиданного сопротивления мадь­ яр — таковы были первые результаты «победоносного» продви-


144


РУССКИЕ В ТРАНСИЛЬВАНИИ


жения австрийцев до Тисы. Затем наступила оттепель, мадьяры отошли за Тису, а ледоход помешал императорским войскам преследовать их. Кончился ледоход, но не паводок, превратив­ший оба берега на многие мили в заболоченную местность. Императорские войска беспомощно стояли перед болотами и бурной рекой, не решаясь на переправу, хотя Виндишгрец слал из Пешта одно подкрепление за другим. Однако мадьяры не побоялись форсировать реку, так как недавно внезапно стало известно, что Мишкольц, расположенный в четырех милях по эту сторону Тисы, вновь в их руках и, как мы увидим дальше, императорско-королевские официальные сводки полностью под­твердили это.

В то время как Виндишгрец, Елачич и Шлик были рады уже тому, что могут удержать свои позиции, Нугент на юге сражался с Дамьяничем, а Гёц, Симунич и Чорич на севере с Гёргеем. На юге, где венгерская Банатская армия была уже оттеснена, австрийцам удалось вынудить к партизанским мето­дам борьбы отрезанный корпус Дамьянича, который до сих пор все еще находится между Дравой, Дунаем и Баконьским лесом, приковывая к себе крупные силы противника. Зато на севере Гёргей, один из самых бесстрашных и оперативно действующих повстанческих командиров, путем смелой партизанской войны в больших масштабах и благодаря ряду блестящих операций целых два месяца удерживал словацкие комитаты против 3-х полностью укомплектованных армейских корпусов. Пока им­ператорско-королевские бюллетени бесчисленное количество раз уничтожали его на своих страницах, он вновь и вновь появлялся на поле битвы, отбрасывая одного австрийского гене­рала за другим, быстрыми переходами и непрерывными атаками не давал им соединиться, и лишь падение Леопольдштадта заста­ вило его отступить под натиском в три-четыре раза превосходя­щих сил противника. Он отошел в Карпатские горы, напугав при этом императорскую армию так, что вся Галиция была поставлена под ружье, и совершил бросок в Ципс, а оттуда в Эперьеш и Кашау. Таким образом он оказался в тылу у Шлика. Последний, отрезанный от Виндишгреца выдвинутым к Миш-кольцу мадьярским корпусом и под угрозой полного окруже­ния с трех сторон, поспешно отступил в северо-западном на­ правлении, рассчитывая соединиться в Лёйтшау с Гёцем и его компанией. Но тут вдруг «сильные отряды противника» пере­правились через Тису у Польгара и Тисафюреда, соединились с колонной из Мишкольца и продвинулись до Римасомбата, то есть между Виндишгрецом и Шликом. Это вынудило послед­него изменить весь свой план, оставить Гёца в Карпатах на про-


РУССКИЕ В ТРАНСЙЛЬВАНИИ


145


извол судьбы и форсированным маршем опередить главную колонну мадьяр, двигаясь в юго-западном направлении на Римасомбат.

Благодаря этому мастерски рассчитанному мадьярами ма­ невру Шлик был отброшен в Словакию, Гёц оказался изоли­рованным в Карпатских горах, Гёргею было обеспечено соеди­нение с основными силами мадьяр, а вся северо-восточная часть Венгрии была освобождена от императорских войск.

Все эти события, происшедшие с 10 по 14 февраля, подтвер­ждаются даже официальной «Wiener Zeitung». С недавнего времени и другие бульварные органы австрийской и германской прессы заметно снизили тон. Нечего и говорить о скорби наших ближайших соседок, если аугсбургская «Allgemeine Zeitung» вынуждена сегодня признать:

«Борьба может несколько затянуться; страна слишком велика, п ин­сургенты имеют в лице поляков хороших командиров».

То же пишет «Constitutionelles Blatt aus Böhmen»:

«Известия из Венгрии, до сих пор поступившие сюда, носят самый разнородный характер. То, которые приходят с юга, определенно сви­детельствуют об успехах нашего оружия, а те, которые с севера,— столь же определенно о неудачах».

И в другой статье:

«Если проследить в различных журналах явно консервативного направления освещение последних событий в Венгрии, то можно заме­тить некоторые колебания в оценке успехов императорской армии».

«Взятие Гёргеем Кашау тоже не побуждает нас верить в развал, уничтожение и расчленение мадьярской армии и в окончание войны, которое в начале года изображалось весьма близким».

По-прежнему «еще трудно объяснить, как при хорошо рассчитанных операциях и правильных с географической точки зрения маневрах, кото­рых мы вправе ожидать от столь превосходно организованной и руково­димой армии, разрозненные отряды мадьяр могут действовать на опе­рационной линии и даже за ней довольно значительными силами и вновь концентрироваться в пунктах, из которых мы считали их уже окончательно вытесненными».

Таково положение на северо-западе. Теперь речь идет не о защите линии Тисы от австрийцев, а им самим надо думать, как бы их не отбросили в Словакию и за Дунай. В течение по­следней недели не австрийцы, а венгры были атакующей сто­роной.

И наконец, на юго-востоке, в Трансильвании? Бюллетени один за другим сообщали отсюда, что Бем разбит Пухнером; «мятежники» здесь якобы окончательно уничтожены. И тут в «Wiener Zeitung» официально публикуется следующий вопль души:


146


РУССКИЕ В ТРАНСИЛЬВАНИИ


«С тех пор как командующий барон фон Пухнер 21 января одержал кровавую победу при Германштадте над превосходящим его втрое про­тивником, оставленные там для защиты города войска, к сожалению, не смогли помешать врагу прервать их связь с Банатом и Карлсбургом. Неприятель действовал в окрестностях со свойственным ему вандализ­мом и, захватив все запасы продовольствия и скота, отправил их вместе с прочим награбленным имуществом на сборный пункт в Клаузенбурге.

Возникшая в результате этого нехватка продуктов у наших войск привела к тому, что жалобы и просьбы цветущих главных городов обла­сти, населенной верными саксами 142 — Кронштадта и Германштадта, — стали звучать все громче и настойчивее. Еще ранее эти города, находясь в бедственном положении, ввиду угрозы со стороны разбойничьих и веро­ломных банд секлеров11'', обратились с просьбой об оказании возможной помощи к командиру находящегося в Валахии русского корпуса гене­ралу фон Лидерсу. Когда же полное прекращение связи с главными силами императорской армии, действующей в Венгрии, исключило всякую перс­пективу на скорое прибытие подкреплений, в то время как к врагу ежед­невно подходили новые шайки мятежников и ему путем обмана удалось склонить всех секлеров на новую измену и вооруженное восстание, тогда фельдмаршал-лейтенанта фон Пухнера начали со всех сторон осаждать просьбами призвать на помощь русских, чтобы не обречь на гибель и не принести наиболее зажиточные районы верной нам земли саксов [Sach­senland] в жертву слепой страсти к разрушению кровожадных раз­бойничьих шаек.

Фельдмаршал-лейтенант фон Пухнер полагал, что нужно послу­шаться голоса человеколюбия и, хотя он и не уполномочен на это импе­раторским правительством, вняв совместным просьбам румынской и сак­сонской наций 14в об обращении к русским за помощью, обсудить этот во­прос, поскольку обстоятельства вынуждают его атаковать предводителя мятежников Бема прежде, чем тот добьется значительного превосход­ства благодаря стягивающимся к нему со всех сторон бандам мятежников, а недостаток сил не дает ему возможности одновременно оказать сопро­тивление врагу и защитить землю саксов от опустошительных набегов секлеров. С этой целью он созвал 1 февраля в Германштадте военный совет. Перед самым закрытием этого совещания курьер из Кронштадта доставил официальное известие, что вооруженные банды секлеров, насчи­тывающие 15 тысяч человек, перешли границу своей земли, в первую очередь угрожая неминуемым уничтожением Кронштадту — важней­шему богатому торговому центру, и это делает любое промедление чрез­вычайно опасным».

Можно было бы много рассказать о злоключениях импера-торско-королевских войск. Но это излишне. В каждой строке сквозит уязвленное сознание, стыд оттого, что дальше лгать невозможно, что нужно отречься от всего прежнего хвастовства.

Такова, стало быть, суть официальных бюллетеней и мадьяр­ ских «россказней». На Тисе атакующие и наступающие мадьяры, на Мароше австрийцы остановлены, Трансильвания безнадежно потеряна для императорской власти, если только не вмешаются русские!

И находится еще литературный люмпен-пролетариат, трус­ливые и лживые доморощенные газетные писаки в Германии,


РУССКИЕ В ТРАНСИЛЬВАНИИ


147


которые осмеливаются называть мадьяр трусами, клеветать на этот героический народ, насчитывающий всего несколько миллионов, который так припер к стене всю великую Австрию, эту гордую «объединенную монархию», что без русских она пропадет!

«Это обстоятельство» ,

стыдливо констатирует далее официальное сообщение,

«оказалось решающим для военного совета, окончательно убедив его про­сить русской помощи для защиты Германштадта и Кронштадта. По просьбе фельдмаршал-лейтенанта фон Пухнера 1 февраля русские импе­раторские войска численностью в 6 тысяч человек вступили в Кронштадт, а 4 февраля 4 тысячи солдат вошли в Германштадт на время грозящей опасности».

Подождем новых «мадьярских россказней», чтобы узнать, сколько русских участвует в борьбе против мадьяр. О каких бы успехах Пухнера, даже незначительных, впредь не сооб­щалось, они, судя по всему вышесказанному, никогда не были бы достигнуты без помощи русских войск.

Не следует забывать, что изданный накануне вечером 24-й бюллетень изображает эти достигнутые 4—7-го успехи как победу одних лишь императорских войск и совершенно умал­чивает о вступлении русских!

Бем, как известно, стоял под Штольценбургом. Оттуда Пухнер вытеснил его 4-го в Мюльбах (где он якобы захватил 16 пушек), 6-го — в Сасварош, 7-го — в Дева. Здесь Бем нахо­дится и в настоящее время.

Даже если допустить, что все это правда, Пухнеру никогда бы не удалось отбросить за 4 дня на 12 миль такого полководца, как Бем, который многократно с исключительной быстротой пересекал Трансильванию из конца в конец и во всех отноше­ ниях превосходит многократно битого австрийца; это стало воз­можно лишь благодаря огромному численному превосходству, пришедшим на помощь русским войскам и русским штабным офицерам, которые, во всяком случае, стоят большего, чем эти допотопные австрийцы.

Если Бем действительно находится под Дева, то план его ясен. Спустившись от Мюльбаха вниз по Марошу, он намере­вается временно уступить Трансильванию австрийцам, у кото­рых достаточно хлопот с партизанскими отрядами секлеров, пройти вниз вдоль Мароша к Араду, отбросить сербов в Банат и двинуться на соединение с левым флангом Кошута. О пресле­довании его Пухнером пока не может быть и речи. Скорее, напротив, Глезер под Арадом и Рукавина под Темешваром очень скоро услышат о Беме, и не пройдет недели, как мы,


148 РУССКИЕ В ТРАНСИЛЬВАНИИ

вероятно, узнаем, что неутомимый поляк действует против Сегедина и правого крыла Виндишгреца. Во всяком случае именно такие выводы напрашиваются из анализа направления, которое он выбрал.

Без русских Пухнер был бы уничтожен и Трансильвания захвачена в течение нескольких дней. Секлеров и мадьяр, населяющих эту страну, одних было бы достаточно, чтобы держать в узде саксов и валахов. Бем мог проследовать как победитель по тому пути, который он сейчас избрал для своего отступления, и, соединившись с Кошутом и Дембинским, решить исход кампании. Их объединенные силы гарантировали бы по­беду, Пешт был бы взят за несколько дней, и пятнадцатого марта Дембинский, конечно, уже находился бы в Вене.

Но тут вторглись русские и бросили на чашу весов в пользу Австрии мощь царской империи — что, разумеется, и решает исход борьбы.

Таковы героические подвиги этих храбрых рыцарей военных судов, этих -Виндишгрецов, Елачичей, Нугентов и Шликов! Всеми силами Австрии, призвав на помощь турецких хор­ватов, боснийцев и сербов, с восьми сторон обрушиться на маленький народ, насчитывающий четыре с половиной мил­лиона, и в завершение, когда этот маленький народ собрал все свои силы и изгнал предателей из собственного лагеря, потер­петь в конце концов поражение по всем пунктам!

Поистине славные лавры завоевал себе непобедимый Вин-дишгрец с помощью русских подкреплений! Блестящие победы, одержанные союзом всего европейского варварства над самым передовым форпостом европейской цивилизации!

Во всяком случае, никто и не подозревал, что вершиной хитроумия в великолепном плане кампании Виндишгреца, глав­ным стратегическим козырем великого полководца будет обра­щение к русским! И все же это можно было предвидеть: разве австрийцы когда-нибудь побеждали иначе?

Мадьяры, последние непоколебимые борцы революции 1848 г., возможно падут как герои июньских дней в Париже, как участники октябрьских боев в Вене, под натиском превос­ходящих сил, вновь окруживших их "теперь со всех сторон. От степени участия русских будет зависеть, скоро ли окончится или затянется война против них. И если в такое время мы, западноевропейцы, закоснеем в своем апатичном спокойствии и на позорное предательство, которое совершили русские, напав на наших мадьярских братьев, ответим лишь пассивным сопротивлением или бессильными вздохами, то мадьяры по­гибли, а в ближайшем будущем придет и наша очередь/


РУССКИЕ В ТРАНСИЛЬВАНИП


149


И действительно, вторжение русских в Трансильванию — это самое низкое предательство, самое гнусное нарушение меж­дународного права, когда-либо имевшее место в истории. Что значит открытая коалиция деспотов в 1792 г., тайное потвор­ство германских государств России во время войны с Польшей, даже сам раздел Польши по сравнению с этим трусливым, вероломным, осуществленным с чисто русским коварством, исподтишка удушением маленького героического народа; что значат все мерзости английской, русской и австрийской поли­тики по сравнению с этой беспримерной подлостью!

Австрия ведет войну, направленную на угнетение мадьяр, Россия обрушивается на них с тыла, а Пруссия стоит на границе с приказами об аресте в руках, чтобы задерживать беглецов и выдавать их палачам. Через год после европейской револю­ции, 21 февраля 1849 г., перед нами вновь Священный союз во всем блеске бандитизма законов военного времени и поли­цейской подлости.

Вот к чему мы пришли. И это смеют делать на глазах у всей Европы, которая не отваживается даже пальцем шевельнуть. Официальные власти Французской республики втихомолку радуются и не прочь для более успешного истребления анар­ хистов иметь общую границу с Россией. Зачем мы после рево­люции во Франции и Германии были так великодушны и бла­городны, проявили столько снисходительности к буржуазии, если мы не хотели, чтобы она вновь подняла голову и предала нас, чтобы нога жаждущей рассчитаться контрреволюции на­ступила нам на горло!

Но будем терпеливы! «Гидра революции» еще не задушена — взгляните на Италию, — наемные штыки еще не последняя и не решающая сила истории! Только терпение! Еще наступит день, и наступит скоро, когда новая революция совершит свой кровавый марш по Европе. Она не будет ни благоговейно пре­клоняться перед пустой фразой о республике, ни торговаться за жалкие «мартовские достижения» и не вложит меч в ножны до тех пор, пока не отомстит за все предательство и все подло­сти последних девяти месяцев. Тогда мы потребуем отчета от всех, кто допустил и поддерживал это позорное предательство по отношению к нашим мадьярским соратникам. И тогда мы, несмотря на русских, все же вызволим Венгрию и Польшу!

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

гв февраля 1849 г. _ .

^ Перевод с немецкого

Напечатано ,

в «Neue Rheinische Zeitung» M 232, Ha PVcckojh языке публикуется впервые

17 февраля 1849 г.


150 ]

ВТОРЖЕНИЕ РУССКИХ. - СЕРБЫ. -

ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ АВСТРИЙЦЕВ. -

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

С театра военных действий никаких новых известий. Зато со всех сторон поступают сообщения, подтверждающие нашу вчерашнюю оценку тяжелого положения императорской ар­ мии повсюду, за исключением Трансильвании, очищенной бла­годаря русской помощи 15°. В доказательство приводим ниже корреспонденцию из Пресбурга, помещенную в «Breslauer Zeitung», и заключительную часть «Сообщений одного венгра» из «Allgemeine Oder-Zeitung».

Австрийцы, несомненно, лишь с трудом решились на обра­щение к русским. Совершенно ясно, что русское вмешательство должно дать новый стимул панславистским движениям чехов и южных славян. Эти народности, издавна привыкшие смотреть на царя как на своего естественного покровителя и в конечном счете освободителя, теперь получили убедительное доказа­ тельство того, что у Австрии нет ни сил, ни желания обеспечить их национальное развитие. Именно тогда русский царь * в решительную минуту впервые выступает в их интересах и на деле оправдывает надежды, которые они на него возлагали. Как ранее в отношении турецких сербов, так и сейчас в отно­шении австрийских сербов, хорватов,-чехов и т. д. царь высту­пает в роли верховного покровителя славянской националь­ ности. А в том, что именно национальные стремления славян становятся для австрийской «объединенной монархии» столь же опасными, как вооруженное сопротивление мадьяр, мы уже неоднократно убеждались.

• — Николай I, Ред,


ВТОРЖЕНИЕ РУССКИХ. — СЕРБЫ. — ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ АВСТРИЙЦЕВ 151

Вторжение русских в Трансильванию — новый шаг царя к реализации идеи панславизма; он провозгласил союз русских с австрийскими славянами и стал фактически также и их суве­реном. Все другие и без того уже подвластны ему: поляки — его рабы, турецкие славяне — его вассалы, а теперь он высту­пает еще и в роли покровителя австрийских. Еще один шаг, и Австрия окончательно попадет под его владычество совсем как Турция. Такой ценой «объединенная монархия» стремится на несколько месяцев отсрочить гибель, которую несет ей ре­волюция!

На народном собрании в Митровице, в Бапате, сербы провоз­гласили патриарха * главой нации, а Стратимировича объявили мятежником, заявив, что со всеми врагами императора будут поступать по законам военного времени. Патриарх, который в Темешваре вместе с Теодоровичем и сербскими депутатами наводит порядок в Воеводине, якобы утвердил эти решения 151. В битве при Араде весьма популярный сербский майор Йова-нович попал в руки мадьяр. О том, что в этом бою мадьяры отнюдь не потерпели такого решительного поражения, как это изображается в бюллетенях, свидетельствует следующее: пат­риарх предложил мадьярскому генералу Дамьяничу (который, как мы случайно узнали, благополучно форсировав Дунай и Тису, соединился с Банатской армией) обменять Йовановича на 200 мадьяр. Дамьянич ответил, что, по его сведениям, у сербов вообще нет 200 мадьярских пленных! Сербы, впрочем, усиленно вооружаются как в Сербии, так и в Банате, а в княжестве Серб­ском созван Национальный конвент, который обсуждает вопрос о наборе в каждом из 18 округов страны по тысяче человек во вспомогательные войска.

Чтобы убедиться в том, какую маленькую страну со смешан­ным населением представляет собой новая сербская Воеводина и как нелепы претензии панславистов на создание на всех окраинах Венгрии небольших славянских государств, приведем нижеследующие статистические данные по белградской «Србске Новине»:

«Территория Воеводины включает в себя: 1) Сирмский коми­тат; 2) Петервардейнский полковой округ; 3) комитат Бачка; 4) округ батальона чайкистов; 5) Торонтальский комитат; 6) округ бывшего Немец-ко-банатского полка (сейчас именуемого Панчовским); 7) округ бывшего Иллирийско-банатского полка (ныне Вейскирхенского) и Темешварский комитат ш. Ее площадь равна 719 кв. миль, с 75 городами и местечками, 706 деревнями, 221182 домами и 1605808 жителями. Население по сво­ему национальному составу делится на 917 916 сербов, 26 200 сло-

Раячича. Ред,


152 ВТОРЖЕНИЕ РУССКИХ. — СЕРБЫ. — ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ АВСТРИЙЦЕВ

ваков, 13 тысяч болгар, 283 тысячи валахов, 278 400 немцев, 6 160 фран­цузов и 81 132 мадьяра. Из них 877 620 исповедуют православную, 627 994 римско-католическую религию, 12 494 католика-униата, 46 311 лютеран, 30 642 кальвиниста, 17 ариан 153 и 10 730 евреев. В число 917 916 сербов входят также южные славяне-католики. Округ бывшего Валашско-банатского граничарского полка остается за пределами Воеводины и вклю­чается в территорию трансильванских румын (валахов)».

Это так называемое национально-сербское жалкое государ­ ство насчитывает, следовательно, 700 тысяч немцев, валахов, мадьяр и т. д. на 900 тысяч сербов. И эти 900 тысяч далеко не все настоящие сербы, так как в их состав входят еще «южные славяне-католики», то есть шокцы 154 Сирмии и комитата Бачка, вовсе не являющиеся сербами! И это нация с национальными претензиями и в первую очередь претендующая на отделение от Венгрии!

Приводим ниже сообщение «Breslauer Zeitung»:

«Пресбург, 18 февраля. Сырая погода с сильными ветрами сделала наши и без того скверные дороги настолько непроходимыми, что крупные армейские соединения могут продвигаться по ним лишь с невообразимыми трудностями, а тяжелые орудия и повозки просто застревают. В этих условиях многочисленные венгерские летучие отряды приобретают одно преимущество за другим и всячески дурачат австрийскую армию. Глав­нокомандующий * последней, судя по всему, понемногу теряет терпение и хотел бы нанести решающий удар. С этой целью он и направил крупные силы на Сольнок. В связи с этим ходит слух, что там дело дошло до серь-е : го столкновения и мадьяры якобы отброшены за Тису. — Однако это ис стие вызывает некоторые сомнения; дело в том, что у венгров в настоя­щее время слишком хорошие руководители, чтобы они не воспользовались той огромной выгодой, которая дает им возможность заманить врага в болота по берегам Тисы и уничтожить его без особого труда. Если враг осмелится углубиться слишком далеко, многочисленные партизанские отряды, вырастающие в Нижней Венгрии как из-под земли, обязательно будут тревожить его со всех сторон, прерывать пути снабжения, насти­гать и уничтожать каждую воинскую часть, отделившуюся от главных сил армии. Войну в Нижней Венгрии в известной мере можно сравнить с походом Наполеона в Россию, и австрийскую армию, если она зайдет слишком далеко, может ожидать та же участь, какая постигла в свое время французскую. — В этих условиях Виндишгрец окажется в труд­ном положении. Действовать быстро и одним решающим ударом изменить положение в свою пользу он просто не может, промедление же с его сто­роны ведет к тому, что силы мадьяр будут непрерывно расти. Мадьярам якобы было предложено капитулировать, что они гордо отвергли. — Взглянув на карту, мы увидим, что австрийская армия, несмотря на ее успехи и победные сводки, опутана сетью больших и малых мадьярских отрядов. Хотя от границы Штирии через Платтенское озеро вниз до Эссега в Хорватии страна внешне покорена, повсюду действуют партизанские отряды, весьма беспокоящие австрийцев.

В другой части страны, то есть от Дуная до Карпат, дела обстоят не лучше, в чем можно убедиться из сообщений, свидетельствующих, что австрийцы мечутся там из одного места в другое, вынужденные вести

• — Виндишгрец. Ред.


ВТОРЖЕНИЕ РУССКИХ. — СЕРБЫ. — ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ АВСТРИЙЦЕВ 153

беспрерывные бои. К тому же этот район исключительно удобен для вен­герских партизан, причем большинство населения, даже большая часть словаков, втайне сочувствует им. Только этим можно объяснить, что мадья­ры постоянно почти безнаказанно совершают набеги далеко в глубь Гали­ции. На востоке Тиса служит мощной преградой, которая прикрывает мадьяр; до сих пор венгры неизменно отбивали все попытки австрийцев форсировать ее здесь и наносили им урон.

Если дело дойдет до решающего сражения и если австрийцы про­играют его, что отнюдь не исключено, их отступление будет очень опасным, так как есть угроза, что тогда народ повсеместно восстанет. Главноко­мандующий, очевидно, отдает себе отчет в серьезности своего положения».

Далее следует окончание «Сообщений одного венгра» из «Allgemeine Oder-Zeitung» *. Оно также показывает, как мало «хвастовства» в мадьярских сводках.

«Благодаря разумным мерам Кошута, вся молодежь из Пешта пере­бралась в Дебрецен. Лица, располагающие точными сведениями о собы­тиях по ту сторону Тисы, утверждают, что венгерская армия насчиты­вает от 120 до 150 тысяч человек во главе с тремя дельными польскими генералами **, располагает значительным артиллерийским парком и в случае необходимости может быть усилена 100 тысячами человек венгер­ского ландштурма 155. Знаменитый Рожа со своими бандами занимает Баконьский лес.

Австрийцы построили три моста: один у Сольпока, другой у Тиса-фюреда и третий у Ццбакхазы. Венгры воспользовались ими, чтобы переправиться через Тису и 11-го сего месяца нанести поражение врагу.

Порядок и строжайшая дисциплина царят во всей венгерской армии, особенно после того, как верховное командование перешло к польским генералам. Комитаты по ту сторону Тисы полны решимости защищаться до последнего человека, и большинство молодых людей, бежавших в Деб­рецен после вступления австрийцев в Пешт, вступили в венгерскую ар­мию, всех солдат которой в возрасте от 17 до 40, а иногда даже до 60 лет воодушевляет любовь к своему отечеству.

Кошут, как я узнал из достоверного источника, произнес недавно в Дебрецене речь, равной которой никогда еще не слышали.

Зал был полон депутатами и другими лицами, галерея — дамами; Кошут призвал депутатов и всех присутствовавших поклясться поддер­живать его в борьбе против Австрии. Все руки поднялись в клятве. После долгого молчания, воцарившегося после этой присяги, он громким голо­сом произнес лишь следующие слова: «Теперь отечество спасено».

Большая часть войск императорско-королевской армии, находившихся в Пеште и Буде, отведена по направлению к Эрлау и Цегледу, и там оста­лось лишь около 4 тысяч человек; поговаривали даже о том, что главная квартира князя Виндишгреца будет перенесена в Эрлау. Несмотря на круп­ные победы, приписанные австрийцами себе, но на самом деле одержанные венграми, они тем не менее направили пушки крепости Буда на город Пешт; жителям крепости даже было приказано запастись продовольствием на три месяца. Не имевшие такой возможности были обязаны оставить свои жилища.

К чему же все эти приготовления, обнаруживающие страх и нахо­дящиеся в полном противоречии с абсурдными сообщениями, согласно

* См. настоящий том, стр. 137—138. Ред. ** — Г. Дембинским, Ю. Бемом, Ю. Высоцким. Ред,


154 ВТОРЖЕНИЕ РУССКИХ. — СЕРБЫ. — ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ АВСТРИЙЦЕВ

которым австрийская армия действует то у Дебрецена, то в Трансильвании? Даже солдаты деморализованы. Офицеры и солдаты открыто жалуются, что их заставили воевать против венгров, которые им ничего не сделали. Самые глупые и в то же время самые жестокие это богемцы.

Бывший премьер-министр, граф Луи Баттяни, четырнадцать раз привлекавшийся к суду, четырнадцать раз уклонялся от всякого ответа своим импровизированным судьям, заявляя: «Я был министром и буду отвечать лишь тогда, когда предстану перед трибуналом венгерских маг­натов». Генералы Mora и Храбовский, два старца с безупречным прошлым, были приговорены к 20 годам крепости. Зять генерала Mora, граф Лазар, полковник гонведов, был приговорен к смерти, но всемилостивый и вели­кодушный князь Виндишгрец помиловал его, приговорив к 10 годам тюремного заключения в кандалах, лишению дворянства и позорному раз­жалованию!!

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

27 февраля 1849 г.

Перевод с немецкого
Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» M 233; Ha Русском языке публикуется впервые

28 февраля 1849 г.


[ 155

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В ТРАНСИЛЬВАНИИ И ВЕНГРИИ

Все еще никаких новых известий с театра военных действий. То, что мы узнаём, это почти исключительно подробности об уже известных событиях.

На Верхней Тисе мадьяры занимают оба берега реки. Бла­годаря смелому маневру Гёргея,

«осуществленному с неожиданной для него ловкостью» («Constitutio- nelles Blatt aus Böhmen»),

вся страна к востоку от Тисы и Хернада очищена от неприятеля. Одновременно Дембинский форсировал Тису, в результате чего левое крыло и центр императорских войск отброшены и удерживают свои позиции на Тисе только ниже Сольнока. Поэтому когда австрийские газеты сообщают, что Шлик соеди­нился «с главной армией», или что он «встретился с передовыми частями главной армии», то это означает лишь, что остатки находящихся под его командованием четырех бригад вместо того, чтобы держать левый фланг, отброшены назад к войскам Виндишгреца.

Воспользовавшись этим, как сообщает мадьярский коррес­пондент «Breslauer Zeitung»,

«большая часть польского полка Роткирха ш перешла на сторону венгров и с триумфом вступила в Дебрецен. Среди пленных даже 2 генерала. Таким образом, комитаты Ципс, Шарош, Абауй, Земплен, Унг и Хевеш благодаря полной победе над императорскими войсками и их изгнанию вновь во власти венгров».

«Constitutionelles Blatt aus Böhmen» в двух корреспонденциях из Пешта от 20-го подтверждает как соединение Гёргея с глав­ными силами мадьяр, так и то, что эта армия


156 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В ТРАНСИЛЬВАНИИ И ВЕНГРИИ

«вновь заняла исходные позиции для атаки» и, «по-видимому, решила принять сражение».

Упомянутый мадьярский корреспондент сообщает далее:

«Из Кашау в Пешт прибыло много беженцев. Граф Сирмаи, один из богатейших венгерских магнатов, зверски убит разъяренным народом. Его ненавидели за предательство, позволившее Шлику занять Кашау. Кроме того, он пытался навербовать добровольческий батальон для импе­раторских войск. Он был майором императорской армии».

О том, как опасно положение австрийцев именно на левом фланге, свидетельствуют постоянные переброски подкреплений на этот участок. Почти ежедневно бан Елачич производит в Пеште смотр новым направляющимся туда частям. Так, мадьярский корреспондент сообщает 22-го:

«20-го из Погата выступила бригада со множеством орудий в направ­лении на Хатван. Она состояла большей частью из хорватов. Бан, фельд­маршал-лейтенант Елачич, произвел смотр бригады и обратился к ней с речью. Присутствующая при этом публика созерцала все это холодно. Тут прискакал какой-то генерал и закричал: «Шляпы долой, когда провоз­ глашается слава императору». Все присутствующие, как один человек, повернулись и ушли. Это также свидетельствует об ухудшающемся с каж­дым днем настроении».

Подкрепление, приведенное Гёргеем к главным силам мадьяр, по словам «Constitutionelles Blatt aus Böhmen», насчитывает 9 тысяч человек, в том числе 1 батальон гренадеров, 1 батальон пехоты д'Эсте, 2 батальона Ваза t56 , 8 дивизионов (16 эскадро­нов) гусар, 30 пушек и 12 гаубиц. Направление газеты, из кото­рой заимствованы эти данные, говорит за то, что они скорее преуменьшены, нежели преувеличены.

В центре и иа правом фланге Виндишгреца положение мало изменилось. Сольнок на Тисе пока еще в руках австрийцев, в то время как мадьяры удерживают противоположный берег. Пока первые возводят под Сольноком укрепления, через Дунай идет артиллерийская перестрелка.

Сегедин, ниже по течению Тисы, который австрийцы брали якобы уже три или четыре раза, по сегодняшней сводке опять взят. На сей раз войсками, направленными из Пешта, которые под Сегедином соединились" с сербами, наступавшими с юга, чтобы взять этот важный пункт, господствующий" над местно­стью, где Марош впадает в Тису. Se non è vero, è ben trovato *.

С другой стороны, австрийский корреспондент на основании частного письма сообщает, что

* — Если и неправда, то хорошо выдумано. Итальянская поговорка, встречаю­щаяся у писателя середины XVI века Антонио Франческо Дони. Ред,


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В ТРАНСИЛЬВАНИИ И ВЕНГРИИ 157

«Арад вскоре после его взятия был вновь отобран у императорских войск. Часть из них с излишней поспешностью рассеялась по домам города в поисках продовольствия, что было использовано инсургентами, которые быстро собрали свои силы и вытеснили наши войска. Командиры, как полагают, не виноваты в этом, потому что они были не в состоянии удер­жать этих совершенно измученных солдат, по-видимому сербов и петер-вардейнцев 139, стремившихся утолить свой голод».

Подвиги размещенной здесь сербской армии состоят преиму­ щественно в погромах, грабежах, пытках огнем, убийствах и насилиях. Окрестности Сегедина, а также Мария-Терезиен-штадт, Сомбор и другие места страшно разгромлены этими ту­рецкими варварами и почти полностью уничтожены. Стоит только почитать газету прочешского направления «Constitu-tionelles Blatt aus Böhmen»:

«В Банате сербы победоносно продвигаются, однако каждый их шаг отмечен грабежами и пожарами; многие венгерские и немецкие насоленные пункты жестоко поплатились за то, что осмелились открыто выражать свои симпатии делу венгров. Сомбор, крупный торговый город, частично уничтожен огнем, так как сербы подожгли все дома, чьи владельцы прежде участвовали в преследовании сербов на основе применения введенных венграми законов военного времени. — Вчера и сегодня повсюду говорят, что сербам якобы наконец-то удалось взять Сегедин; в этом случае можно только посочувствовать живущим там многочисленным венграм, так как сербы возьмутся за них без всякого снисхождения».

Значительно южнее, на Драве и Дунае, армия Нугента скон­центрирована вокруг Петервардейна, на сдачу которого, говоря языком одного из предыдущих бюллетеней, «появилась надежда». Его армия также отличается самым гнусным варварством. Жители Шиклоша, ранее принимавшие императорские войска с распростертыми объятиями, потом якобы стреляли в них. Что делает Нугент? Он приказывает немедленно окружить местечко, выставляет против всех ворот пушки, заряженные картечью, и поджигает его артиллерийским огнем. Те, кому удалось спастись от огня, погибли от картечи. «Kölnische Zeitung» находит всё это «странным».

Подводя итог всем этим операциям, мы вынуждены согласить­ ся со следующей оценкой событий, данной в «Leipziger Zeitung»:

«Военные специалисты утверждают, что в ходе операций в Венгрии были допущены серьезные ошибки и что князь Виндишгрец отнюдь не проявляет себя как выдающийся полководец».

Вывод, к которому мы, правда, почти ежедневно подводили читателя уже в течение длительного времени.

Наконец из Трансильвании мы получили сообщения местных газет о вступлении русских. В Кронштадте этому предшество­вало введение осадного положения. Выходящий в этом городе «Satellit» сообщает 2 февраля:


158 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В ТРАНСИЛЬВАНИИ И ВЕНГРИИ

«Чтобы защитить Кронштадт от угрожающего ему нападения секле-ров ш, вчера и сегодня под командованием генерала русской император­ской армии фон Энгельгардта в город вступили сильные подразделения казаков, русских егерей, гренадер и целый артиллерийский парк со всей необходимой прислугой 147. Их расквартировали в домах местных жителей. Завтра ожидается еще один батальон русской пехоты. Пушки установлены между Променадом и Шлосбергом и приведены в полную боевую готов­ность. Днем и ночью их охраняют сильные отряды казаков и гренадер, в то время как русские егеря охраняют укрепления».

Далее сообщение от 6 февраля о сражении между Энгель-гардтом и секлерами:

«4 февраля был здесь у пас горячий депек. На рассвете русский гене­рал-майор Энгельгардт выступил на разведку в направлении Гониг-берга с одним батальоном русской пехоты, 170 казаками, двумя половыми орудиями и тремя ротами 1-го румынского граничарского полка. На пол­пути он заметил многочисленные толпы секлеров, которые в тумане продви­гались на Петерсберг, чтобы, по всей вероятности, оттуда атаковать Крон­штадт. Русские двинулись им навстречу, и секлеры открыли орудийный огонь. Так как противник обладал численным превосходством, русский генерал немедленно послал в город за остававшимися там своими войсками. Через два с лишним часа, в течение которых Энгельгардт удерживал сек­леров атаками казаков, перестрелкой и орудийным огнем, они прибыли вместе с 84 австрийскими драгунами и 45 гусарами. Решительно атаковав превосходившего его в четыре раза (I) врага, генерал Энгельгардт оттес­нил его с высот между Петерсбергом и Гонигбергом и после öVj^acoBoro боя обратил в бегство. С русской стороны убиты 1 офицер и 2 рядовых, с австрийской — 1 офицер и 3 рядовых (в сражении принимали участие 2 400 русских и около 500 австрийцев); враг потерял 150 человек убитыми и ранеными и бежал, оставив пушки, оружие, боеприпасы и т. д.»

Кронштадт. «Siebenbürger Wochenblatt». Русский генерал опубликовал следующее обращение к жителям Кронштадта:

«К жителям Кронштадта! Некоторые злоумышленники из кронштадт­ского населения распространяют ложные слухи, будто бы я, поссорившись с генералом императорско-королевской армии фон Шуртером, собираюсь покинуть город вместе со своими войсками! Я же, напротив, считаю госпо­дина генерала фон Шуртера храбрым товарищем, за что и впредь буду ценить и уважать его. Обоз же мой отправлен обратно в Валахию исключительно в интересах местных жителей, для облегчения их поло­жения, ибо им было бы очень трудно обеспечить фуражом как упомяну­тый обоз, так и лошадей прибывающих сегодня 700 уланов. Все содержимое обоза, состоящее из сухарей, остается в городе, и отсылаются лишь пустые повозки. Таким образом, этот искажающий истину слух является гнусной и глупой ложью, так как даже в случае каких-либо разногласий между мной и господином генералом фон Шуртером я бы все равно остался здесь для защиты этого города, согласно высочайшей воле моего государя-императора *».

Кронштадт, 29 января (10 февраля) 1849.

Генерал-майор фон Энгельгардт

• — Николая I. Ред.


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ В ТРАНСИЛЬВАНИИ И ВЕНГРИИ 159

Кронштадт, 10 февраля. Вчера во второй половине дня в город всту­пили ожидаемые русские уланы. Секлеры, получившие 4-го сего месяца от генерала русской императорской армии столь серьезный урок (!), тем не менее переправились через реку Альт и ворвались в Мариенбург, откуда они вновь обложили поборами общину Гельсдорф, реквизировав там опре­деленное количество хлеба, овса и сена.

«Siebenbürger Wochenblatt»


Написано Ф. Энгельсом

1 марта 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» M 235,

2 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


160 ]

* НЕИЗБЕЖНОСТЬ ВОЙНЫ В ЕВРОПЕ

Кёльн, 2 марта. Второе заседание второй палаты имело два небезынтересных результата: во-первых, то, что сейчас пра­вая превосходит левую не на десять, как нам сообщали вчера, а на 21 голос; и, во-вторых, официальное объявление о расторжении перемирия в Мальме 187 . Последнее событие, конечно, дает тысячу поводов для дипломатических разглаголь­ствований; так, якобы русский кабинет, учитывая возможность определенных обстоятельств, заключил с Данией оборонитель­ный и наступательный союз; русский курьер доставил-де в Берлин приказ безусловно противодействовать всем возмож­ным требованиям палаты и т. д. Что в этих слухах неопровер­жимо, мы сообщим завтра.

Из Италии мы узнаём: в Турине Джоберти окончательно свергнут, а Къодо окончательно стал премьер-министром. Палата санкционировала смену министров и в согласии с каби­нетом приняла решение о немедленном возобновлении войны против Австрии 158. Повод к этому в полной мере дает австрий­ская экспедиция в Феррару.

В Тоскане реакционная попытка Ложье, кажется, потерпела полный провал1б9. Говорят также, что великий герцог *, отчаявшись в удаче, уже отплыл в Гаэту к своему святому отцу **.

Из Римской республики ничего нового, кроме сведений о том, что австрийцы якобы отступили из Феррары (о чем уже вчера сообщила «Wiener Zeitung»).

* — Леопольд П. Ред, ** — Пию IX. Ред.


НЕИЗБЕЖНОСТЬ ВОЙНЫ В ЕВРОПЕ


161


Сицилия, согласно «Moniteur du soir», будто бы провозгла­сила республику160.

Из Венгрии сверх всяких ожиданий пришли благоприятные известия. Как по императорским, так и по мадьярским сооб­щениям, мадьяры стоят у Хатвана в трех переходах от Пеш-

та. Это победоносное наступление является первым результатом взаимодействия Гёргея с главными силами мадьяр. Австрийцы самым спешным образом перебрасывают к Хатвану все свои войска. Через несколько дней здесь произойдет решающее сраже­ние.

Таково краткое содержание поступивших сегодня вечером известий. Война в Дании, война в Италии и война — в боль­ших масштабах, чем где-либо — в Венгрии — конфликты, каждого из которых в теперешние времена, столь роковые для всех существующих властей, хватило бы, чтобы вызвать евро­пейскую войну. И эта война начнется, она должна разразиться. Она расколет Европу на два военных лагеря не по националь­ ной принадлежности и племенным симпатиям, а по уровню цивилизации: на одной стороне революция, на другой — коа­ лиция всех отживших сословных групп и интересов; на одной стороне цивилизация, на другой — варварство. И несмотря на все испытания, победа не вызывает сомнения.

Написано Ф. Энгельсом 2 марта 1849 г.

Напечатано в екстренном приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 236,

2 марта 1849 г.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


162 J


t


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Ничто так ясно не характеризует положение императорской армии, как молчание официальных отчетов. Мы, правда, сего­ дня вечером не получили писем и газет из Вены, однако бер­линские вечерние газеты, обычно помещающие известия из Вены одновременно с «Wiener Zeitung», тоже ничего не содержат. Всегда столь словоохотливая венская комендатура хранит глубокое молчание по поводу операций на Тисе, на Мароше и в Трансильвании.

Зато нас вознаграждают неофициальные сообщения. Про-австрийские корреспонденции из Вены и мадьярские коррес­понденции «Breslauer Zeitung» из Венгрии сходятся в одном: мадьярская армия стоит под Хатваном, в шести милях от Пешта, там, где готовится решительное сражение.

Одни говорят: инсургенты оттеснены сюда Шликом, Шуль-цигом и Гёцем; другие утверждают: победоносные мадьяры продвинулись до этого места.

Кто же прав?

Взгляд на карту разрешает сомнения. По последним сведе­ниям, Гёргей спустился из .Кашау вниз по Хернаду на соеди­нение с Дембинским. Тот, со своей стороны, форсировал Тису ниже устья Хернада и двинулся через Мишкольц в северо­западном направлении. Это создало угрозу связям левого крыла (Шлик, Шульциг и оказавшийся в Карпатских горах Гёц) с главной армией и одновременно поставило его под удар Дембинского с правого и Гёргея — с левого фланга, из-за чего корпус Шлика — Шульцига немедленно отступил из Торны на Римасомбат. У Римасомбата, по последним (офици-


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


163


альным императорско-королевским) сообщениям, обе армии оказались лицом к лицу.

А сейчас вдруг мы узнаём, что положение совершенно изме­нилось. Мадьяры прошли от Римасомбата, расположенного более чем в 20 милях от Пешта, к Хатвану, в 6 милях от Пешта, и там ожидается решительное сражение.

Если Шлик разбил мадьяр, они должны были бы отступать не к Дунаю, где они наткнулись бы прямо на центр вражеской армии, а в направлении к Тисе и Хернаду, где вся местность находится под их господством. Если же победили мадьяры, то у них нет никакого другого пути для наступления на Пешт с их позиций на Верхней Тисе и Хернаде, кроме как в направ­лении через Хатван. Ведь через Римасомбат и Хатван идет прямая дорога из Кашау на Пешт! Дороги из Мишкольца, Польгара и Тисафюреда (последние две — места переправы через Тису главных сил мадьярской армии) в Пешт точно так же проходят через Хатван!

Итак, если согласно венским сводкам ш,

«инсургенты под командованием Гёргея и Дембинского, преследуемые генералами Шликом, Шульцигом и Гоцем, оттеснены до района Хат- вана»,

то они оттеснены как раз к тому самому пункту, куда они и без того должны были бы попасть в случае победы, — к пункту сосредоточения всех мадьярских соединений, направляющихся на Пешт!

Итак: либо австрийские генералы так бестолковы, что их победы над врагом приводят к тем же результатам, что и их поражения, и, побеждая противника, они оказывают ему боль­шую услугу, чем если бы позволяли побеждать себя, либо импе­раторские сводки опять бессовестно лгут.

Что в данном случае верно последнее (не оспаривая, разу­меется, ни в коей мере беспомощность императорско-королев-ских генералов), что опять пытаются прикрыть позорное поражение помпезными заявлениями о победах,—доказывает заключительная фраза:

«Ожидается, следовательно, что в ближайшие дни им (инсургентам) будет нанесен решающий удар».

Под Хатваном стоит либо один мадьярский корпус, либо целая армия. В первом случае ни о каком «решающем ударе» не может быть и речи, во втором же никто не поверит, что три корпуса левого крыла императорско-королевской армии, кото­рые оказались неспособными справиться даже с одним Гёргеем,


164


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


смогли разбить и «преследовать» целую армию, в которой войска Гёргея составляют лишь небольшую часть.

И если даже венгерские главные силы были «оттеснены» к Хатвану, стали бы они дожидаться там, пока к «теснящему их» австрийскому корпусу подойдет на помощь вся армия Вин-дишгреца для нанесения «решающего удара», или же они пос­пешно отступили бы к Тисе, не встречая на пути никаких препятствий, поскольку имели полностью обеспеченный тыл?

Ясно как деыь: после соединения Гёргея с главными силами венгерской армии австрийцы па левом крыле и в центре были оттеснены во всех пунктах. Где болтается сейчас Шлик со своей компанией, никто не может сказать.

Позиция же, занимаемая в настоящее время мадьярами северо-восточнее Пешта, говорит лучше всех донесений. Для того чтобы пойти от Римасомбата к Хатвану, мадьяры пред­варительно должны были обезвредить Шлика, то есть отогнать его па 10 миль за горные города Словакии т, где, отрезанный от главной армии изгибом Дуная, он полностью изолирован и бессилен. В этом случае авангард главных сил императорско-королевской армии, да и сами они, должны были быть отбро­шены на пять—семь миль; хотя еще совсем недавно Виндшпгрец оккупировал всю страну до Эрлау и даже собирался разместить в этом городе свою главную квартиру! И то и другое, по всей видимости, действительно произошло, иначе каким же образом мадьярская армия могла оказаться в шести милях от Пешта?

До поступления более точных сообщений нам остается только поверить фабрикуемым, очевидно, в Пеште мадьярским «россказням» «Breslauer Zeitung», тем более, что эти «россказни» по всем внутренним и внешним признакам абсолютно достовер­ны. Газета рассказывает, что стоящие под Хатваном мадьяры входят в состав мадьярской Северной армии. (Гёргей, усилен­ный корпусом стоящей на Тисе армии.) Далее там говорится:

«Как 27 января, когда стоящая на Тисе венгерская армия дважды, при Сольноке и при Цегледе, разбила императорские войска, так и сейчас в результате повторных побед Северной армии над императорским фельд­маршал-лейтенантом графом Шликом в Пеште идет подготовка ко всеоб­щему отступлению. Все военные канцелярии, вещевые склады и т. д. уже третий день перевозятся в Рааб. Аванпосты победоносной Северной армии венгров, расположенной на расстоянии вытянутой руки от стоящей на Тисе венгерской армии, вчера, по единогласным утверждениям приез­жих, находились будто бы в трех перегонах от Пешта, то есть в Хатване. Этой армией командуют польский генерал Клапка и первоклассный вен­герский генерал Гёргей, подчиненные оба верховному главнокомандующему Дембинскому. Так же как и 27 января, вчера появилось обращение коман­дира корпуса графа Врбна, извещающее население обоих городов, что мятежники намереваются наступать на Пешт, и поэтому часть гарнизона


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


165


вышла навстречу противнику. Жителей поэтому настоятельно призывают сохранять спокойствие, так как при любой попытке восстания будет немед~ Йенно начата бомбардировка из Офенской крепости. В Пеште ожидают большого сражения в ближайшие дни.

Примечание. — Только что прибывший сюда из Пешта курьер принес известие, что из Офена отправлено много орудий под охраной гренадер и что не сегодня-завтра следует ожидать сражения недалеко от Пешта. Гарнизон Коморна вытеснил императорские войска из Старого Сёня».

Кошут только что весьма убедительно доказал, что, будучи вынужденным из стратегических соображений оставить часть страны, он вовсе не намерен терпеть, чтобы австрийцы вели себя на этой территории как настоящие варвары. Он прибег к единственно действенному в подобных случаях средству: ответил мерой за меру. Мадьярский корреспондент «Breslauer Zeitung» пишет:

«В Дебрецене, в ответ на то, что в Офене вопреки всем нормам между­народного права расстрелян венгерский майор Шпеллъ, будто бы также расстрелян полковник императорской армии Флигелли. — Одновременно мы узнали из уст одного австрийского офицера, что Виндишгрец получил письмо венгерского правительства, угрожающее немедленными ответными репрессиями на каждую новую казнь венгерских пленных. 73 императорских штабных офицера, содержащихся в плену в Дебрецене, также обратились с письмом к Виндишгрецу, заклиная его для спасения их жизней отказаться от применяемых им методов обращения с венгерскими военнопленными. При этом были названы 5 императорских генералов, находящихся в плену в Дебрецене. Эти два письма произвели на Виндишгреца значительно боль­шее впечатление, чем все немецкие адреса и интерпелляции по поводу казни Блюма, и с тех пор казни в Офене вообще прекратились, хотя сле­дует заметить, что вынесение приговоров тоже откладывается — вероятно, до лучших времен. Вчера в Пеште было арестовано несколько высокопо­ставленных дам. Венгерские женщины не уступают польским в патриоти­ческом воодушевлении и самопожертвовании».

С остальных участков театра военных действий мы имеем лишь крайне скудные австрийские сведения. На юго-западе генерал императорско-королевской армии Дитрих 14-го вступил в Сексард (Тольнский комитат), изгнал гусар Кошута и 19-го прибыл в Пешт. Следовательно, и здесь, на правом берегу Дуная, все еще действуют и даже занимают города гусары Кошута!

Из Трансильвании корреспондент «Allgemeine Oder-Zeitung» сообщает, что Бем, по распространяемым императорскими войсками слухам уже убитый или взятый в плен, отбросил в Банате преследовавшего его г-на Пухнера, двинулся к Клау-зенбургу и, стянув к себе значительное количество венгерских в секлерских117 отрядов, в настоящее время вновь начал наступ­ление против расположенных в Саксенланде объединенных австро-русских сил. Оставим пока открытым вопрос о том, что


166


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


в этом сообщении соответствует действительности. Частично оно уже подтверждается корреспонденцией «Grazer Zeitung», сообщающей из Темешвара о попытке оттесненных в Трансиль- ванию отрядов инсургентов вновь вторгнуться в Банат при Фашет—Лугоше, ввиду чего императорские войска были вынуж­дены, чтобы не оказаться отрезанными, спешно оставить Арад. Все это подтверждает правильность нашей оценки положе­ния воюющих сторон. Решительная победа над императорскими войсками под Пештом, начало войны в Италии — и Австрия развалится, несмотря на все русские интервенции.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

2 марта 1849 г,

Перевод с немецкого
Напечатано
-

в «Neue Rheinische Zeitung» M 236, Ha Русском языке публикуется впервые

3 марта 1849 г.


{ 167

ВОЙНА В ВЕНГРИИ

Кёльн, 3 марта. Сегодняшние сообщения с венгерского театра военных действий лишь подтверждают и кое в чем детализируют вчерашние. Под Хатваном, разумеется, стоит сам Дембинский, в то время как два французских генерала с мадьярским корпу­ сом находятся в нескольких милях от Дьёндьёша. Как велика опасность, доказывают непрерывные переброски войск из Пешта на Тису.

По другим, тоже австрийским сводкам из Пешта от 25-го, Виндишгрец перенес свою главную квартиру в Гёдёллё, почти на полпути между Пештом и Хатваном, а его авангард во главе с генералом Цейсбергом вновь уже в Дьёндьёше.

«Мятежники, утверждается далее, отходят, как и прежде, к Сольноку, но на этот раз им едва ли удастся уйти из-под удара, так как генерал Гёц действует из района горных городов m , a фельдмаршал-лейтенант Шлик опять перешел в наступление и, таким образом, их теснят со всех сторон».

Мы узнаём отсюда много нового. Во-первых, опять появился великий полководец Гёц, которого мы потеряли из виду на галицийской границе после того, как он потерпел от Гёргея поражение на высотах Карпат. Он появился в районе горных городов в пятнадцати—двадцати милях юго-западнее своей последней позиции. Иными словами, так называемый «пресле­дователь» Гёргея, исчезнувший на 8 дней, за это время проделал изрядный путь отступления.

Далее мы узнаём, что Шлик вновь перешел в наступление. Значит, он некоторое время не решался на него. Вместо того чтобы «теснить» мадьяр к Хатвану, как говорилось вчера, он, следовательно, сам оказался «вытесненным». Итак, сегодня кос-


168 ВОЙНА В ВЕНГРИИ

венно признают, что Шлик потерпел неудачу. Где, не сказано. Где он находится в настоящее время, тоже не говорится. По всей вероятности, Гёргей отбросил его от Римасомбата через Лошонц к Ипойшагу, и теперь он вновь пытается прорваться через горы.

Наконец, сообщается о новом отступлении мадьяр и о том, что они снова потеряли Дьёндьёш. Насколько это верно — еще не известно. Но если это и правда, все же остается выяснить, был ли только авангард мадьяр оттянут к главным силам, является ли это движение вспять концентрацией сил или отступлением. В первом случае это было бы только предвест­ником решительного сражения. В противном же случае, если мадьяры, не приняв решительного боя, вновь отошли за Тису, то это также отнюдь не свидетельствует в пользу императорской армии. Из этого можно было бы лишь заключить, что мадьяры ради укрепления духа своих приверженцев, ради обучения своих молодых, еще не привыкших к открытым сражениям солдат и, возможно, с целью набора рекрутов в язигийском и куманском дистриктах141 считали необходимым совершать воен­ные демонстрации почти у ворот Пешта. В то же время их воен­ная организация пока еще недостаточно совершенна, чтобы они могли отважиться на решительный удар.

О том, что мадьяры не ограничиваются защитой своих пози­ций уже имеющимися военными силами, что они, напротив, используют свои неприступные позиции за Тисой для военных приготовлений в огромных масштабах — мы слышим со всех сторон. Австрийские сводки сами признают:

«венгерские вооруженные силы выиграли время для того, чтобы соргани­зоваться, и сейчас стали внушительными».

А мадьярская корреспонденция в «Breslauer Zeitung» сообщает из Дебрецена:

«Мадьярские войска за последнее время часто проводили военные учения и, в частности, большие боевые стрельбы, на которых госпожа Кошут неизменно появлялась в запряженной шестеркой карете, стараясь приветливостью и похвалой укрепить дух солдат. Супруга Кошута, во вся­ком случае, редкая женщина, честолюбивая и патриотичная, охотно делит со своим мужем все опасности, и слухи, будто Кошут уже отправил свою жену вместе со всей семьей в Гамбург, чтобы она выехала в Северную Аме­ рику, куда он поспешит вслед за ней, — слухи, которые с самого начала старалась распространять австрийская сторона с целью подорвать му­ жество венгерских патриотов и посеять сомнения среди них, являются грубейшей клеветой».

Тот факт, что императорско-королевское правительство все более скептически смотрит на возможность быстрого и счаст-


ВОЙНА В ВЕНГРИИ


169


яивого завершения венгерской войны, доказывают непрерывно вновь и вновь возобновляющиеся, несмотря на военные дей­ствия, переговоры с Дебреценом. Однако они разбиваются о два австрийских требования: возмещение военных расходов Австрии и выдача всех главарей.

В то время как главные силы мадьяр заняли Хатван, их левый фланг атаковал Сольнок, где австрийцы возвели укреп­ления, а по некоторым сообщениям даже навели мост через Тису. Гонведы 162 форсировали реку, напали на австрийцев и, по слухам, изгнали их из Сольнока.

На юге взятие Сегедина австрийцами еще не подтверждено. Сегодня «Gonstitutionelles Blatt aus Böhmen» опять сообщает, что Сегедин все еще в руках мадьяр, которые отбили два штурма сербов. Зато Кничанин во время вылазки уничтожил часть гарнизона.

То, что вступление сербов и австрийцев не привело к снятию осады с крепости Арад, а наоборот, австрийцы не солоно хле­бавши опять отступили, вновь отдав мадьярам Старый и Новый Арад (о чем сообщает 25-й бюллетень), явствует из одного до­несения Рукавины, которое мы заимствуем из «Grazer Zeitung». После описания хода сражения, совпадающего с бюллетенем, здесь говорится:

«Поскольку еще не настало время, да и не предполагалось для дальней­ших операций занимать Старый Арад, наши доблестные войска, полностью выполнив свои задачи (!), еще в тот же день отошли на Новый Арад, а 9-го после совершенно незначительных стычек передовых отрядов отошли на заранее подготовленные позиции. Потери противника значительны. Мы потеряли, кроме 80 солдат, 3 убитых и 5 раненых офицеров. Темешвар, 10 февраля 1849 г. Барон Рукавина, фельдмаршал-лейтенант».

Из Трансильвании мадьярская корреспонденция «Breslauer Zeitung» сообщает, что не 10, а 20 тысяч русских находятся в Трансильвании 147 и совершенно открыто участвуют в боях против мадьяр и секлеров 117. Несмотря на это, по слухам, секлеры опять перешли в наступление, прошли Алуту под Ма-риенбургом и заняли Гельсдорф под Кронштадтом. Между прочим, в Вену в течение нескольких дней вновь не поступает почта из Трансильвании. По поводу русской интервенции «Bres­lauer Zeitung» пишет в сообщении «из Венгрии»:

«Вступление русских в Трансильванию вызвало чрезвычайное озлоб­ление не только у венгров, но и у австрийцев, тем более, что уже несколько недель не является тайной, что первые предложили свою помощь при усло­вии согласия Австрии на давно замышляемое русскими присоединение Дунайских княжеств к России. Австрия полностью согласилась на это».

Дополнительно мы узнали из «Constitutionelles Blatt aus Böhmen», что часть корпуса Гёргея действительно продвинулась


170 ВОЙНА В ВЕНГРИИ |

через Карпаты вплоть до Цандека в Галиции. Из Цимьека непрерывно посылались войска, и в конце концов мадьяры вновь отступили, по всей вероятности, согласно измененному плану Гёргея.

Австрийское правительство наконец поняло, что при нынеш­нем состоянии войны в Венгрии оно окончательно потерпит поражение, если не уступит требованиям южных славян. Оно осознало далее, что воинственную и гордящуюся своей свободой Венгрию, когда она будет покорена, лучше всего обуздать с помощью отделенных от нее малых славянских государств, теснящих со всех сторон мадьярский элемент. Поэтому оно настояло на «реорганизации» Венгрии Виндиш-грецом. Хорватия, Славония, сербская Воеводина и Трансиль-вания отделяются от Венгрии, конституируются как три само­стоятельные провинции, и вместе с Галицией и Далмацией прочно соединяются с «наследственными немецкими владениями» правящей династии. Направленная из Аграма в венгерское казнохранилище 163 в Пеште комиссия Банского совета 145 добилась от Виндишгреца приказа казнохранилищу выдать находящуюся до сего времени в его распоряжении хорватскую казну. Венгерским центральным властям- [Zentralbehörde] в Офене было указано в будущем не рассматривать Хорватию, Славонию, Воеводину и Трансильванию как входящие в сферу их компетенции. От словаков, по-видимому, пока решили отделаться тем, что императорско-королевским комиссарам приказано вести корреспонденцию на словацком языке. Впро­ чем, несмотря на все усилия императорско-королевского пра­вительства, словакам отнюдь не удалось навязать дух нацио­нального фанатизма. Они одни из всех славянских народов Венгрии определенно симпатизируют мадьярам.

Однако и симпатии хорватов к австрийскому правительству не так уж надежны. Императорско-королевские войска хозяй­ ничают в стране; один священник из окрестностей Аграма, объявивший славян спасителями императора и всей монархии, навлек этим на свою деревню осадное положение и сам полу­ чил репутацию «предателя императора». В Аграме постоянно слышны жалобы на «интриги» мадьярской партии, так что комитет безопасности пригрозил военным судом лицам, рас­пространяющим злонамеренные слухи.

В Аграме произошла забавная история, которой мы хотим заключить наше сегодняшнее сообщение о Венгрии. Епископ Хаулик лишил сана священника вице-викария Штоса, одного из «самых уважаемых хорватских патриотов», за сочинение против безбрачия священников. Затем он отказался служить


ВОЙНА В ВЕНГРИИ


471


заупокойную мессу по воеводе Шупликацу, так как последний был якобы еретиком и не верил, что святой дух исходит от сына так же, как и от отца. Кроме того, этот человек пишет все свои сочинения на латинском языке. Тотчас же поднялась буря хорватско-панславистского патриотизма против епископа Хаулика и ему, бедному, пришлось убедиться, что его хорваты еще верят в бана Елачича больше, чем в святого духа.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

3 марта 1849 г. „о

Перевод с немецкого
Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 237, Ha Русском языке публикуется впервые

4 марта 1849 г.

7 М. и Э, т. 43


172 ].

* С ВЕНГЕРСКОГО ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Непосредственные сообщения с театра военных действий сегодня опять очень скудны. Из Пешта передают, что мадьяры, нагнав отрезвляющего страху на австрийцев своим внезапным нападением, опять отошли к Тисе. По сообщениям «Lloyd», императорские войска якобы занимают линию от Вайцена до Консенца (?) и от Хатвана до Сольнока. Виндишгрец действи­тельно выступил из Пешта в направлении Дьёндьёша.

Зато сегодня стало точно известно, что Бем в Трансильвании нанес еще одно решительное поражение герою Пухнеру. Под Дева Бем собрал свои войска в том узком ущелье, где, как надеялись военно-полевые газеты, Пухнер и Рукавина окружат его и принудят к капитуляции. Ведь там находились также, согласно одному из предыдущих бюллетеней, 3 тысячи румын, преградивших все выходы. К большому изумлению всех верую­ щих в бюллетень, там вместо 3 тысяч румын неожиданно ока­залось не менее 4 тысяч мадьяр с 8 пушками; с ними Бем и соеди­ нился. Он нападает 9 февраля на преследующих его австрийцев, разбивает их в 14-часовом сражении и, уничтожив полностью несколько полков, отбрасывает обратившуюся в бегство импе-раторско-королевскую армию назад к Германштадту, где она вновь собралась лишь 12-го. Правый фланг австрийцев пытался удержаться под Альвинцем на Мароше, но был от­брошен к Карлсбургу.

Таким образом, Бем вновь овладел западной половиной Тран­сильвании. В восточной половине, за Алутой, в двух часах езды от Кронштадта стоят секлеры ш.

Приводим следующее официальное сообщение о происшед­шем здесь сражении 1в4:


С ВЕНГЕРСКОГО ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


173


«Вражеское вторжение в Бурценланд вновь продемонстрировавших свое вероломство (!) секлеров вынудило русского генерала Энгельгардта предпринять 4-го сего месяца, в 7 часов утра форсированную рекогносци­ ровку в направлении Петерсберга одним русским батальоном, 150 каза­ками и двумя орудиями при поддержке батальона 1-го румынского полка. На расстоянии примерно часа езды от Кронштадта разведывательный от­ ряд столкнулся с неприятелем, который наступал сильными колоннами из Кенигсберга на Петерсберг и, заметив слабость наших войск, атаковал их десятикратно превосходящими силами, но не смог вынудить к отступ­лению.

Во время завязавшегося сражения был вызван по тревоге гарнизон из Кронштадта, все войска двинулись вслед за разведывательным отрядом, и 2 русских батальона с шестью орудиями, а также 1 эскадрон Савойских драгун двумя колоннами вступили в бой.

Русская артиллерия, несмотря на то что она подверглась ожесточен­ному орудийному обстрелу с закрытой позиции, все же заставила центр неприятеля отойти, в то время как второй отряд русских захватил хорошо укрепленные врагом высоты под Петерсбергом, тем самым вынудив его к отступлению но всему фронту. — Неприятель отошел через Кенигсберг, переправился через Альт по мосту, разрушив его после этого, и вновь укрепился на противоположном берегу, откуда, однако, хорошо коорди­нированным артиллерийским огнем был принужден к дальнейшему отступ­ лению На этом начавшееся в 8 часов утра сражение закончилось в 2 часа дня.

Отступление пеприятеля через Альт было так стремительно, что в плен удалось взять лишь 3-х человек. Его силы насчитывали от 8 до 9 тысяч человек пехоты, 500 кавалеристов — все хорошо вооруженные, при 6 ору­диях. Вражеская колонна, насчитывавшая примерно 1 200 человек, направ­ лявшаяся из Мариенбурга на Сцуньодсцек, услышав канонаду, возвра­тилась в Гельсдорф».

Судя по этому сообщению, секлеры являются хозяевами положения в восточной части страны и несмотря на 20 тысяч русских, наступающих на главные города саксов 142, вся Тран-сильвания, за исключением Кронштадта и Германштадта, нахо­дится в руках мадьяр, — Какую честь завоевывают для нас, немцев, наши соплеменники, потерявшие человеческий облик фламандцы Трансильвании, видно из следующего факта:

«Кронштадт, 5 февраля. Местный магистрат послал благодарственный адрес генералу фон Лидерсу, командующему русскими войсками в Дунай­ских княжествах»1в6.

На границе Буковины императорские войска также не про­двинулись ни на шаг. Их утверждение, будто они уже у Бист-рицы, еще сомнительно. Вот что пишет по этому поводу «Соп-stitutionelles Blatt aus Böhmen»:

«Co стороны Буковины полковник Урбан уже дошел до Бистрицы в Трансильвании, а фельдмаршал-лейтенант фон Малковский уже был в Марошени в двух милях от Вистрицы, где он произвел рекогносцировку, и на следующий день вернулся в свою главную квартиру в Дорну за под­креплениями аДя немедленного наступления».

*


174 С ВЕНГЕРСКОГО ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЕ'

«На расстоянии двух часов езды» от города, который уже занят, не производят «рекогносцировки». Следовательно, Бистрица еще в руках мадьяр и Малковский отступил в Ватра-Дорну, на территорию Буковины.

В заключение приводим еще следующую корреспонденцию «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» из Пешта от 23 февраля:

«На театре военных действий по соседству с нами в ближайшее время, вероятно, произойдет решающее сражение. Уже два дня в главной квар­ тире наблюдается оживленная деятельность, обычно предшествующая крупным сражениям. Сегодня, как я узнал из довольно достоверного источ­ника, выступает сам князь *, который переносит свою главную квартиру дальше, в принадлежавший когда-то Грассалконпчу загородный замок Гёдёллё, в четырех часах езды отсюда. По словам некоторых офицеров, венгерская армия так надежно окружена (!), что ее ждет полное поражение, если (!) она опять не найдет какой-нибудь лазейки (!!). Позавчера прибыл транспорт, доставивший свыше трехсот пленных как раз из вышеупомя­нутых районов.

В транспорте находились гонведы 102 из различных батальонов, дезертиры из линейных войск, гусары и две повозки с арестованными гражданскими лицами. Наибольшее внимание привлекла одна дама, ехав­шая впереди в повозке и с головой закутанная в покрывало и платок. Легковерная толпа приняла ее сначала за жену генерала Гёргея, а потом за его любовницу. Ее арестовали потому, что ее короткая стрижка и не­сколько неженственные резкие черты лица вызвали подозрение, что это переодетый мужчина. Хотя при обыске и подтвердилось ее право на ноше­ние нижних юбок, но в ее турнюре были обнаружены важные письма, доказывающие государственную измену, и 2 тысячи флоринов в венгер­ских банкнотах».


Написано Ф. Энгельсом 4 марта 1849 г.

Напечатано во втором выпуске

«Neue RheinUeke Zeitung» M 237,

4 марта 1S49 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


— Виндишгрец. Ред,


[ m

ПРОЦЕСС ЛАССАЛЯ 166

Кёльн, 3 марта. Наши читатели помнят о депутации, посе­тившей в начале этого года генерального прокурора г-на Нико- ловиуса, с ходатайством за арестованных в ноябре месяце в Дюссельдорфе Лассаля, Кантадора и Вейерса ш — г-н гене­ ральный прокурор обещал тогда, что участь арестованных будет облегчена, насколько это допустимо в условиях предваритель­ ного заключения. Он также обещал позаботиться о проведении следствия с наивозможнейшей быстротой и торжественно убеж­дал депутацию не допускать и мысли о том, что предваритель­ ное следствие затянется так же, как это имело место в процессе Готшалька и его товарищей 1в8.

С тех пор прошло два месяца, в течение которых наши чита­тели имели возможность убедиться, каково было «облегчение участи», которым за это время был облагодетельствован прежде всего Лассаль 16в; они знают, с какой предупредительностью вел себя по отношению к нему директор тюрьмы г-н Моррет, как он угрожал подследственному применением правил, существую­щих в исправительных тюрьмах; как над ним нависла угроза чрезвычайного суда, от которого все еще можно ожидать при­говора, гласящего скорее всего: «Cachot»*.

Столь же блестяще, как обещание облегчить участь, будет, очевидно, выполнено и второе — относительно максимального ускорения следствия.

Лассаль, как известно, был арестован 22 ноября, так что следствие ведется уже около трех с половиной месяцев. И этого

♦ — Тюрьма. Peô,


176 ПРОЦЕСС ЛАССАЛЯ

продолжительного срока не хватило на то, чтобы предать обви­няемых очередному ежеквартальному суду присяжных, начи­нающемуся в Дюссельдорфе 5-го сего месяца. Если не будет назначено чрезвычайное заседание суда, потребуются еще три месяца предварительного заключения, чтобы представить на рассмотрение присяжных дело, предварительное следствие по которому, как заявил судебный следователь, закончено уже больше трех недель тому назад.

После явной и неоспоримой затяжки процесса Готшалька, в которой повинен рейнский суд, после всеобщего недовольства публики, вызванного тогда ходом процесса, после настоятель­ного призыва не допускать впредь подобных ошибок г-н генеральный прокурор заявил сегодня посетившей его делега­ции в составе К. Шаппера, К. Маркса, Ф. Эпгельса, М. Рит-тингхаузена, 11. Гацфельдта и Г. Бюргерса, что работу, необ­ходимую для подготовки процесса, нельзя закончить так быстро, чтобы представить дело на рассмотрение ближайшей сессии ежеквартального суда присяжных.

Правда, г-н Николовиус утверждает, что затяжка дела вы­ звана исключительно ходом самого следствия, объем которого будто бы превзошел все ожидания, и он не может согласиться,что ставшая необходимой отсрочка процесса вызвана тем, как ведется следствие.

Мы не собираемся оспаривать права г-на генерального про­курора защищать своих служащих, это полностью отвечает духу иерархических порядков. Но мы вовсе не обязаны руко­водствоваться подобными соображениями.

Уже более трех недель тому назад, как мы отметили выше, судебный следователь заявил, что следствие закончено. Через два дня после заключительного допроса обвиняемых Лассаля неожиданно опять вызвали к следователю. Ему предъявляют письмо, в котором он в ноябрьские дни требовал присылки в Дюссельдорф вооруженного подкрепления. Он не отрицает, что писал это письмо, и на этом основании следствие начинается заново. Этому дополнительному следствию обвиняемые обязаны тем, что их дело не будет слушаться на ближайшей сессии суда присяжных. Именно так гласит заявление, сделанное сегодня г-ном Николовиусом депутации.

Все ясно. Если бы это злополучное письмо, которое повлекло за собой новые допросы свидетелей, в результате чего определе­ние обвинительного сената настолько запоздало, что уже нельзя было в течение ближайших трех недель провести все необходи­мые приготовления к открытому процессу; если бы этот доку­мент попал в руки руководивших следствием органов прокура-


ПРОЦЕСС ЛАССАЛЯ


177


туры хотя бы ко времени, когда следствие уже приближалось к концу, и если бы г-н государственный прокурор фон Аммон I незамедлительно передал его судебному следователю для ис­пользования при следствии — тогда некого было бы упрекать и обвиняемые могли бы лишь клясть свою горькую судьбу, кото­ рая так поздно подбросила уже и без того столь разросшемуся следствию новый материал. Но дело обстоит вовсе не так.

Письмо, якобы вызвавшее всю эту затяжку, почти три не­дели находилось в руках господина фон Аммона, который все это время не удосужился передать его следователю. Таким об­разом, сделав так, чтобы время, которого вполне хватило бы на подготовку дела к ближайшей сессии ежеквартального су­ да присяжных, истекло, г-н государственный прокурор исполь­зовал это для того, чтобы вслед за окончанием одного след­ствия дать повод начать новое. Г-н государственный прокурор не будет отрицать истинности этого факта; он сам уже при­знал, что в течение длительного времени письмо спокойно лежало у него в шкафу.

Итак, мы спрашиваем: не было ли у г-на фон Аммона явного умысла таким способом затянуть процесс? Разве он не повинен в явно преднамеренной затяжке? Мы, по крайней мере, не можем найти мотивы, оправдывающие непредъявление следствию пред­ставителем прокуратуры в течение нескольких недель документа, которому он сам придает величайшее значение. И хотя нам, правда, говорят, что г-н государственный прокурор использо­вал эти три недели для получения предварительной информа­ ции, мы считаем безответственным стремление получить только информацию в том случае, когда следствие уже ведется и только оно одно компетентно получать необходимые данные по составу преступления.

Нам кажется, что истинным мотивом подобного поведения является лишь боязнь открытого судебного разбирательства, которое, по примеру уже проведенных за последнее время про­цессов в Кёльне170, может закончиться в пользу обвиняемых, а также тайная надежда на скорую амнистию, которая кое для кого, разумеется, предпочтительнее оправдания по суду.


Написано К. Марксом S марта 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» M 238 £ в марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты Перевод с немецкого На русском языке публикуется впервые


178 ]

ПОБЕДА МАДЬЯР

Кёльн, 5 марта. Мадьярские сообщения о войне в Венгрии, по словам «Kölnische Zeitung», являются сплошной «фантазией» и «смехотворными россказнями». Это тем более странно, что бравая уроженка Кёльна до сих пор еще ни разу не доказала, что хотя бы одно из этих сообщений является вымыслом. Да и как бы она могла это сделать? Ведь до сих пор всегда спустя три дня приходили подтверждения мадьярских сообщений!

Мы поступили иначе, чем «Kölnische Zeitung». Решительно став с самого начала на сторону мадьяр, мы никогда не позво­ляли нашим симпатиям влиять на оценку мадьярских сообще­ ний. Не считая эти сообщения ни россказнями, ни святой исти­ ной, мы сопоставляли их с другими известиями и критически определяли их достоверность. И тут мы, конечно, установили, что в главном они всегда были достоверны, что они каждый раз, через короткое время, прямо или косвенно, подтверждались австрийскими бюллетенями.

После этого предисловия мы открываем свое сегодняшнее венгерское сообщение известием, что, согласно мадьярской кор­ респонденции «Breslauer .Zeitung», Бем одержал блестящую победу над Пухнером и 15 февраля штурмом взял Герман-штадт. Это известие почерпнуто из венгерского «Moni­ teur» пъ («Közlöny») от 21 февраля. В Дебрецене эта победа была 20-го отпразднована пальбой из пушек и молебном. Бем полу­чил во время битвы два пулевых ранения в левую руку, из-за чего ему пришлось ампутировать три пальца. «От русских в Трансилъвании больше не осталось и следа». Пухнер, как сооб-щается1 бежал в Темешвар.


ПОБЕДА МАДЬЯР


179


Как видим, это сообщение носит абсолютно достоверный характер. Вчерашние трансильванские сводки о Беме заканчи­вались 12-м числом, тем днем, когда Пухнер пытался перед Германштадтом собрать свои войска, беспорядочно бежавшие из Дева к Сасварошу и далее к Мюленбаху и к Германштадту. В самом Германштадте он, как известно, застал в качестве под­крепления только 4 тысячи русских, чего, разумеется, оказалось недостаточно для того, чтобы вместе с остатками его армии устоять против войск Бема. Таким образом, вполне достоверно, что Бем — ак сожалению, хороший солдат»,— как говорит аугс-бургская «Allgemeine Zeitung», нанес под Германштадтом последний решающий удар бездарному, как это общепризнано, Пухнеру и взял город приступом.

Благодаря этой победе Бем вновь хозяин всей Трансильва-нии. Лишь расположенный в самом крайнем юго-восточном углу Кронштадт и окрестности Бистрицы на крайнем северо-востоке находятся еще в руках императорских войск. В район Бистрицы вторгся из Буковины Малковский. Известно, что этот благород­ный герой каждый раз, когда, хотя бы только на горизонте, появляется Бем, очищает всю Буковину и отступает к самой русской границе. Сейчас, когда Бем находится на расстоянии 30—40 километров, храбрый Малковский опять перешел в на­ступление и уже три недели оперирует в Карпатах. В резуль­тате этого отчаянного предприятия Малковский занял Бист-рицу — город, населенный саксами ш, — то есть в течение трех недель занял ровно пять миль трансильванской территории. Только что поступивший 25-й армейский бюллетень (см. ниже) сообщает, что его войска «вновь очень удачно выдержали сра­жение», так удачно, что после боя «отошли на свои позиции в Бистрицу», то есть не удержали за собой даже поле сражения. Действительно, очень удачно!

На юге венгры, согласно той же мадьярской корреспонден­ции, одержали также серьезную победу под Арадом, причем из полка Лейнингена на их сторону перешло 300 человек.

С Тисы поступили следующие новые известия: Виндишгрец, согласно бюллетеню, 24-го перенес свою штаб-квартиру в Хат-ван, а 25-го в Дьёндьёш; это, однако, не должно означать, что он 25-го был в Дьёндьёше. К этому мадьярская корреспонден­ция, опять опередившая на день австрийские донесения, сооб­щает:

«Из Пешта мы узнаём из достоверного источника, что Виндишгрец 26-го был разбит под Цибакхазой и что в результате этого в Офене все под­ готовлено к отступлению. Понтонное снаряжение уже отправлено в Рааб. Артиллерийский же парк был перевезен с Генерального луга под Офеном


180 ПОБЕДА МАДЬЯР

непосредственно в крепость. Сообщают, будто бы 2 тысячи хорватов пере­шли на сторону венгров. Большую сенсацию произвел в Пеште арест г-на А Водянера, сына богатейшего банкира Венгрии».

Об этом аресте, который вызвал в Пеште величайший скан­ дал и продемонстрировал венгерской буржуазии, чего можно ожидать от императорских властей, в другой корреспонденции сообщается:

«Кошут основал суконную фабрику на акционерных началах, но сам не имел акций. Ее директором был назначен Водянер. В качестве оборот­ного капитала фабрика получила дотацию в 60 тысяч флори­нов. Когда Пешт был взят императорскими войсками, из этой суммы было конфисковано 20 тысяч флоринов, несмотря на заявление, что фабрика является частным промышленным предприятием. 25 февраля, невзирая на эти возражения и на то, что сумма в 20 тысяч флоринов уже была внесена, было тем но менее предъявлено требование о внесении всех 60 тысяч фло­ринов. Когда компаньон фирмы Альберт Водянер воспротивился этому унизительному требованию, он 26 февраля был публично арестован, что вызвало большое возбуждение. После того как эти 60 тысяч флоринов были внесены, Водянер был освобожден из заключения».

Раздел Венгрии в интересах южных славян подтверждается. «Pester Courrier» сообщает следующее:

«Пешт, 22 февраля. Вчера в Пештском комитате был опубликован манифест его величества императора, в соответствии с которым камераль­ные имущества m Хорватии, сербской Воеводины, а также Бачского, Торонталского, Темешварского, Чанадского комитатов и Трансиль-вании в будущем должны управляться отдельно от других принадлежащих венгерской короне камеральных имуществ. 'Согласно тому же манифесту, паспорта впредь должны составляться на немецком языке, равно как пре­кращается деятельность ранее действовавших на границах между Венгрией и остальной Австрией венгерских таможенных чиновников 172 [Dreißigst-ämter]».

В дополнение к этому приводим сначала остальные сообще­ния из мадьярской корреспонденции, которые показывают, как мало в Дебрецене думают о поражении:

«Из достоверного источника могу сообщить, что второй адъютант князя Виндишгреца, граф Эрбах, взят в плен и отправлен в Дебрецен. В выходящем в Дебрецене .«Moniteur» («Közlöny») от 13 февраля Эрнст Киш именуется фельдмаршалом и указывается, что он находится в Дебрецене. «Wiener Zeitung» давно уже утверждала, что этот венгерский герой перешел на сторону императора. Генерал Л. Месарош вновь назначен военным министром. Тот же номер содержит также отчет о заседании палаты представителей 12 февраля, в котором приводится выдержка из речи Кошута, весьма примечательная, так как он дал понять, что двор в Ольмюце, по-видимому, за спиной Виндишгреца склоняется к мирным переговорам В ночь с 25-го на 26 февраля в Пешт прибыло много вагонов с ранеными из Сольнока. Виндишгрец в данное время находится в Гёдёллё под Пештом, Елачич же все еще в Пеште. Вместо генерала


ПОБЕДА МАДЬЯР


181


(Эттингера командование императорской армии под Сольноком взял на себя фельдмаршал-лейтенант граф Шлик, корпус которого был почти полностью уничтожен под Токаем и в Ципсе».

Далее приводим сообщение «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» о военных действиях на юге, которое тем более заслу­живает доверия, что оно напечатано в газете прославянской ориентации:

«Согласно достоверным сообщениям, Сегедин находится в руках сербов, которые наложили на этот несчастный город контрибуцию в 500 тысяч флоринов К. М. 133, и есть опасения, что выплата этой весьма значительной для Сегедина суммы отнюдь не единственный удар, ожидаю­щий его жителей. Сербы охвачены сильной жаждой мести, и у нас лет ника­ких оснований полагать, что, мстя, они будут великодушны. Из Баиата сюда уже прибыло много беженцев, и их рассказы более чем достаточно под­тверждают эти печальные предположения. Все дороги заполнены их товарищами по несчастью, которые бродят, не зная куда направить свои стопы, голодные, полные отчаяния, не имея крова, так как их хижины, в которых они еще вчера спокойно и безмятежно спали, сегодня превра­тились в груды мусора! Я говорил с одним из таких беженцев, живо опи­савшим мне бедствия, перенесенные им во время бегства. Едва избежав верной смерти в одном месте, он в другом чуть не лишился руки, когда на него напало несколько сербов, которые, охваченные яростью грабите­лей, собирались отрубить ему руку, потому что они не могли достаточно быстро сорвать с его пальца перстень с печатью. Однако не хочу более утруждать вас перечислением подобных ужасов и жестокостей».

И наконец, сам официальный 25-й бюллетень, убеждающий нас лишь в том, что Гёц и Яблоновский вновь заняли города Эперьеш и Кашау, оставленные продвигающимся вперед генералом Гёргеем:

«Его светлость фельдмаршал князь Виндишгрец 24-го сего месяца выступил из Офена и в тот же день перенес свою главную квартиру в Хат-ван, а 25-го — в Дьёндьёш. Этим восстановлена связь с корпусом фельд­маршал-лейтенанта графа Шлика. По полученным из Трансильвании сооб­щениям, чрезвычайно энергичный и осторожный полковник Урбан вновь выиграл сражение с мятежниками под Байерсдорфом, вблизи Бистрицы. Чтобы получить точные сведения о расположении мятежников, полков­ник Урбан, выступив 18-го сего месяца из Ярда, прошел через Бистрицу и Гейдендорф до пересечения дорог, ведущих на Байерсдорф и Серет-фалву, откуда он выслал колонну под командованием майора Визера в обход на Серетфалву. Свои главные силы он двинул на Байерсдорф, столкнулся там с польским легионом 173 и взял этот пункт штыковой ата­кой, После жаркого победоносного сражения враг был отброшен к Мадья-рошу. При этом были взяты в плен тяжело раненный полковник мятежни­ков Риско, два офицера и 200 солдат, захвачены три пушки, одна повозка, одно императорское знамя и одно знамя мятежников, а также боеприпасы и амуниция. К сожалению, нам приходится оплакивать потерю обер-лей-тенанта графа Бодиссина из полка Савойских драгун, который пал здесь смертью героя за императора и отечество. Достигнув цели этой операции, полковник Урбан отошел на свои позиции в Бистрице. Полковник Урбан


182 ПОЕЗДА МАДЬЯР

с большой похвалой отзывается о храбрости и упорстве, которые были проявлены как всеми его войсками, так и галицийским граничарским батальоном, пехотным полком Карла Фердинанда 105 и полком Савойских драгун, а также преданными ему румынскими частями. В Верхней Венгрии дивизия барона Рамберга, состоящая из бригад Гёца и Яблоновского, 21-го сего месяца заняла Эперьеш и Кашау».


Написано Ф. Энгельсом

5 марта 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» M 238,

6 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты Перевод с немецкого На русском языке публикуется впервые


f 183

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Вслед за вчерашними мадьярскими сообщениями о победах, сегодня последовала австрийская победная реляция. Ольмюц-кая «österreichischer Correspondent» сообщает:

«Только что в Ольмюц прибыла приводимая ниже телеграмма: 26 и 27 февраля фельдмаршал князь Виндишгрец разбил мятежников при Капольне 174. Неприятель бежал в двух направлениях. Целый батальон взят в плен».

Комментарии к этому сообщению можно найти в следующих строках, которые подтверждаются и другими источниками:

«В Вене весть о победе императорских войск 2 марта циркулировала только как биржевой слух;'письма, прибывшие в этот день с пештской поч­той, не выдавались».

Эта весть о победе императорских войск имеет все признаки виндишгрецовского триумфа: письма, которые должны ее под­твердить, в Вене задерживает почта. Это. первый случай, когда венское правительство вынуждено прибегнуть к помощи подоб­ных средств. Блестящей же, по-видимому, была эта победа!

Из Трансильвании еще не поступило никаких известий о сра­ жении 15-го числа между Бемом и Пухнером. Однако последние сообщения, кончающиеся 14-м, уже дают основания предпола­ гать, что мадьяры на следующий день одержали победу. В лито­графированной корреспонденции 175 из Вены пишут:

«Наконец вновь пришли письма непосредственно из Германштадта, датированные по 14-е сего месяца включительно. В них, однако, нет ничего утешительного.


184


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


Фельдмаршал-лейтенант Пухнер явно еще слишком слаб, чтобы дать активный отпор толпам фанатичных секлеров w и ордам Бема. По-видимо­ му, из политических соображений не хотят воспользоваться русской по­мощью в той мере, в какой этого требует плачевное положение великого княжества. Деловая корреспонденция из Германштадта и Кронштадта полна жалоб. Из Темешвара сообщили в Германштадт, что сербы, отказались прийти на помощь Трансильвании. Это видно уже из нереши­тельных маневров генералов Рукавины, Глезера и Теодоровича».

Кошут нанес австрийцам новое поражение, но не на поле битвы, а у прилавков мелких лавочников и на лотках еврейских уличных торговцев. Видя, что императорские власти вынуждены принимать к уплате и размену его одно- и двухгульденовые банкноты, он немедленно распорядился выпускать банкноты в 15 и 30 крейцеров 17в. Возмущенный этой изменой император-ско-королевскому казначейству, Виндишгрец опубликовал сле­дующую прокламацию:

«Бежавшие в Дебрецен бунтовщики, стремясь еще больше запутать и без того серьезно расстроенные дола страны, пустили в оборот, помимо незаконно эмитированных банкнот, также ассигнации в 30 и 15 крейцеров, уже появившиеся в обращении. Эти бумажные деньги по большей части попадают в руки ремесленников и сельских жителей, этих и без того сильно нуждающихся ввиду почти полного отсутствия заработка бедней­ ших слоев, которые в первую очередь следует оборегатт, от убытков. Поэтому впредь до издания распоряжения, касающегося венгерских банкнот, я объявляю недействительными и не имеющими ценности эти совершенно незаконные ассигнации в 30 и 15 крейцеров и запрещаю при­нимать их как государственным кассам, так и частным лицам».

Как будто г-н Виндишгрец может помешать хождению мадь­ярских банкнот до тех пор, пока Австрия не обеспечит обраще­ние наличными деньгами и, в частности, разменной монетойI

По австрийским сообщениям, Гёргей, которого «Constitu-tionelles Blatt aus Böhmen» называет человеком, «лишенным пол­ководческого таланта» (!!), якобы сложил с себя командование. Нам незачем доказывать абсурдность подобных слухов. Приве­дем лучше следующее сообщение австрийского «Lloyd» о послед­них операциях искусного партизана в Ципсе:

«Фельдмаршал-лейтенант Рамберг, командовавший в Ципсе двумя бригадами императорско-королевских войск генерала Гёца и князя Ябло- новского, вплоть до 18-го сего месяца имел постоянные стычки с корпусом мятежников Гёргея. Из Кашау, район которого был очищен императорско- королевскими войсками, Гёргей направил свой обоз с небольшим конвоем к Тисе, в направлении Дебрецена. Для прикрытия этого транспорта он бросил все свои силы на сдерживание преследующих его войск, оставив поэтому в Кашау лишь два эскадрона гусар. После того как его арьергард был отброшен от Валендорфа до Маргитфалвы, причем императорско-королевские егеря захватили пять орудий (!), он сконцентрировал свои главные силы на этой дороге, которая, представляя собой узкое дефиле в долине реки Хернад, создала серьезное препятствие для продвижения


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


185


императорско-королевских войск. На дороге, ведущей к Эперьешу, более слабый корпус венгров быстро отступил, опасаясь быть отрезанным на гор­ной дороге бывшим гарнизоном Кашау Пехота венгров вообще из рук вон плоха, и не только потому, что она необучена и недисциплинирована — эти недостатки были бы в известной мере компенсированы свойственной мадьярам физической ловкостью и выказанным ими в бою презрением к смерти, — а преимущественно потому, что она имеет неумелых, трус­ ливых, сбежавшихся со всех концов света офицеров, не внушающих солдатам доверия. Наоборот, гусары сохраняют свою всегдашнюю храбрость, не­смотря на то, что их командиры в большинстве своем произведены из унтер-офицеров, невежественных, но, по крайней мере, бесстрашных. Здесь, в горах, возможности их использования невелики, однако они часто спешивались, чтобы прикрыть пушки и вселить мужество в других. В дозор­ной службе они отчаянно храбры и доставляют много хлопот император-ско-королевским частям.

Столкновения мятежников с императорско-королевскими войсками в здешнем районе ограничивались перестрелкой, отдельными стычками и артиллерийской дуэлью. При приближении батальонов мятежники отступили, соединились 19-го сего месяца в Кашау, а затем быстрыми пере­ходами попытались достигнуть Тисы, чтобы либо соединиться с Дембин-ским, либо бежать и Дебрецен (!).

Для встречи мятежников Кагаау был иллюминирован, Гёргея встретили факельным шествием, и город, таким образом, избежал контрибуции, подобной той, какая была наложена на Эперьеш. Но вот лихие гости бежа­ли, и 19-го числа императорско-королевские войска вновь заняли Эперьеш, а позавчера — Кашау. В деревне Петровиан, между Эперьешем и Кашау, где крестьяне взяли в плен несколько гусар и отвезли их за горы к импера­торским войскам, бунтовщики в наказание расстреляли местного судью и одного присяжного заседателя. Мы, уроженцы Ципса, отделались синя­ками, только населенные пункты по Кашауской горной дороге сильно пострадали при различных перестрелках. Город Нейдорф, поплатившийся за свое вероломство уже упомянутым нами набегом майора императорских войск Кизеветтера, теперь занят четырьмя ротами словацкого ополчения под командованием Штура 95, что, конечно, менее приятно, чем оккупация императорскими войсками. Нас всех, однако, продолжает тревожить присутствие в Лубло отряда бунтсвщикив под командой повстанческо­го полковника Аулиха, намеревающегося, по-видимому, действовать в тылу императорской армии, так как утверждают, что в различных местах видели гусар. Тем временем нам на утешение из Галиции через Бартфельд с 4 тысячами солдат прибыл генерал Фогль, который скоро прогонит (?) эти орды с пограничных гор».

Для контраста с этим приводим следующее сообщение «Соп- stitutionelles Blatt aus Böhmen» из Аграма о противоречиях среди южных славян:

«Аграм, 25 февраля. В последнем номере «Напредак» обсуждаются причины введения осадного положения в Карловиче. Газета подтверждает мнение, что эта военная мера была вызвана деятельностью Центрального комитета 120. «Напредак» оправдывает патриарха *, по распоряжению которого в Карловиче было объявлено военное положение. Газета сообщает далее, что в настоящее время патриарх управляет единолично, а Одбор

• — Раячича. Ред.


186 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

(Центральный комитет) прекратил свою деятельность и воздерживается от всякого открытого вмешательства в управление воеводством. Разно­гласия между Раячичем и Стратимировичем, если судить по упомянутой газете, еще отнюдь не устранены ". Это подтверждает также один прибыв­ший сюда член сербской конституционной комиссии, обрисовавший мне положение в Воеводине как далеко не блестящее. Благодаря его сообще­нию, я могу сообщить вам кое-что о тамошнем положении вещей. Боль­шинство народа хочет Стратимировича, последнего отвергают только Сирмия и Петервардейнская граница 177, где избранный командиром пол­кового округа и утвержденный патриархом Радосавлевич полностью пара­лизовал намерения Стратимировича. Патриарх назначен гражданским правителем и, что звучит несколько странно, — также военным главой воеводства. Подтверждается, что Раячич имел многочисленные конфликты с командующим в Темешваре *, с которым он обычно был на дружеской ноге. Последний прилагает все силы для подчинения себе Бапатской границы и восстановления там старого военного режима 178. Вообще свои объеди­ненные усилия многие высшио офицеры направили исключительно на то, чтобы повсюду ставить сербам палки в колеса Рукавина и Тоодорович воз­главляют эту антисербскую группировку. Последний потерял все симпа­тии благодаря своему грубому, отталкивающему поведению и своему пре­увеличенно «черно-желтому» ш образу мыслей. Его нетерпимость ко вся­кому, кто не носит императорско-королевской портупеи, заходит так дале­ко, что офицерам сербских национальных формирований он хотел платить лишь капральское жалованье. — Сербская конституционная комиссия недавно начала свою работу; первым результатом ее заседаний явился уже полностью разработанный избирательный закон для Воеводины»

«Единой монархии» еще предстоят серьезные испытания, если вдруг разразится этот панславистский бунт, зреющий сейчас повсюду в славянской Австрии!


Написано Ф. Энгельсом

6 марта 1849 г.

Напечатано » «Neue RheinUche Zeitung» M 239,

7 марта 1S49 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


* — Рукавиной. Ред.


[ 187

ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»

У «Kölnische Zeitung» вчера был радостный день, несколько омраченный, к сожалению, возмущением нравственного по­рядка. Причиной радости явилась телеграмма из Ольмюца о победе, якобы одержанной Виндишгрецом; нравственное же ее возмущение было вызвано, конечно, опять никем иным, как нами, нашими замечаниями о степени достоверности мадьярских сообщений *. Как! Этот негодный листок «Neue Rheinische Zeitung» смеет утверждать, что «Kölnische Zeitung» «до сих пор еще ни разу не доказала, что хотя бы одно из мадьярских сооб­щений является вымыслом», в то время как эта «Neue Rheinische Zeitung» сама критически определила достоверность этих сооб­щений! И в заключение — три восклицательных знака, один злее и возмущеннее другого.

Не будем охлаждать публицисту из соседней газеты священ­ный пыл, с которым он воюет за истину, справедливость и Вин-дишгреца. Ограничимся на сегодня — благо сведения из Венг­рии очень скудны — тем, что «критически определим» «досто­верность» вчерашних сообщений «Kölnische Zeitung».

«Kölnische Zeitung» сразу начинает с серьезным видом:

«Сегодня мы в состоянии сообщить нечто более определенное с обоих театров военных действий». А именно: «С длинным сообщением «Breslauer Zeitung» о победе мадьяр мы сегодня вынуждены поступить так же, как постоянно поступали с подобными сообщениями: снова констатировать, что оно — не что иное, как смехотворные россказни. Мнимое поражение Виндишгреца превращается в его победу, а в сообщении о занятии Бемом Германштадта нет ни слова правды».

• См. настоящий том, стр. 178. Ред.


188 ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»

Это звучит просто великолепно. Одним росчерком пера наш публицист из соседней газеты уличил здесь мадьярское сообще­ние в двух грубых «вымыслах», которое — просим нас извинить— он довел до сведения своих читателей задним числом на основа­нии австрийских газет.

А теперь рассмотрим этот вопрос детально.

Вначале помещается уже знакомая нам телеграмма из Оль-мюца, которая выдается за авторитет, не подлежащий ника­кому сомнению. Но почему же, спрашивается, торжествующая уроженка Кёльна не находит нужным поместить известие, при­дающее этой телеграмме весьма своеобразную окраску? В тот же день, когда венское правительство распространило в Вене изве­стие о так называемой победе Виндишгреца, оно задержало на почте все прибывшие из Пешта письма и газеты, вероятно, от радости по поводу блестящей победы отечественного оружия. «Kölnische Zeitung» должна была, подобно нам, прочитать это сообщение по меньшей мере в полдюжине восточно-немецких газет. Но чтобы не омрачать радости своих читателей по случаю победы «германского оружия», она поступает так же, как авст­рийское правительство, и задерживает это известие. Вот пример того, как «Kölnische Zeitung» «критически определяет достовер­ность» австрийских победных телеграмм.

Но и это еще не все. Мадьяры якобы разбиты у Капольны. Это «знаменательно».

«Так как Капольна расположена еще восточнее Дьёндьёша, венгры, сле­довательно, полностью отступили».

Славная «Kölnische» полагает, что «отступать» можно только будучи разбитым! И наконец, наш публицист из соседней газеты, бросив взгляд на карту, решил, что мадьяры неизбежно должны были потерпеть поражение у Капольны, так как «Капольна расположена еще восточнее Дьёндьёша»! В самом деле, очень «знаменательно»!

Далее:

«Schlesische Zeitung», чей корреспондент, впрочем, еще ни­чего не знает о происшедшей битве, по этому поводу (!) сообщает из Вены:

«Венгры снова повсюду отступили, князь Виндишгрец собирается форсировать Тису и пойти на Дебрецен. В ближайшее время должно про­изойти большое сражение, то есть (I) Дебрецен будет сдан, «охвостье» парламента 178 распущено и тем самым все восстание закончено».

«Князь Виндишгрец собирается форсировать Тису и пойти на Дебрецен». Так говорит сам князь Виндишгрец, и долг вся­кого добропорядочного человека — верить ему на слово. «Князь


ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»


189


Виндишгрец собирается^ Уже, слава богу, около шести недель «князь Виндишгрец собирается форсировать Тису» и шдет на Дебрецен», а он все еще стоит на прежнем месте. Но если уметь, подобно публицисту из соседней газеты, отличать «нечто более определенное» от «смехотворных россказней», то с завере­нием «князя Виндишгреца», что он «собирается форсировать Тису» и «идет на Дебрецен», следует считать всю венгерскую войну законченной. «Дебрецен сдан, «охвостье» парламента распущено и тем самым все восстание закончено». Все проис­ходит в мгновение ока. Наш публицист из соседней газеты, кото­рый уже столько раз «форсировал» Тису и овладевал Дебреце-ном, по сообщениям которого мадьяр убито больше, чем во всей Венгрии жителей, и который уже четыре недели тому назад ликовал: «Война в Венгрии идет к концу»,— этот же самый пуб­лицист вдруг, после длительного уныния, опять наэлектри­зован и вновь кричит: «Война идет к концу, parturiunt montes * и т. п., и это не «смехотворные россказни», это — «нечто более определенное»!

В той же манере фабрикует победы австрийцев «Constituti- onelles Blatt aus Böhmen», становясь опасным конкурентом «Kölnische Zeitung». Так, сегодня она сообщает из Пешта:

«Поражение, нанесенное благодаря позорному предательству импера-торско-королевским войскам в Трансильвании, компенсируется теперь серьезным наступлением на Коморн, который уже был подвергнут бомбар­дировке».

«Вот все с главного театра военных действий. Война в Венгрии здесь с возобновлением австрийского наступления вступает во вторую стадию*.

В общем безразлично, в которую по счету «стадию» позволяет вступить венгерской войне наш сосед. Более интересным был бы ответ на вопрос: в какую «стадию» вступили корреспонденции «Kölnische Zeitung» о венгерской войне?

В самом начале войны, еще до того, как австрийцы оказались в Пеште, мы обращали внимание на то, что подлинным полем битвы будет лишь местность за Пештом, между Тисой и Ду­наем, и что окончательный исход борьбы решится на самой Тисе, а возможно даже и за ней. Мы уже тогда говорили, что специфи­ ческие боевые качества мадьяр, недостатки, присущие австрий­ цам, трудности снабжения продовольствием и все особенности территории указывают мадьярам на этот район * *. Неоднократно, в частности всего несколько дней тому назад, мы отмечали, что все «отступления» венгров к Тисе абсолютно ничего не доказы-

* — будет рожать гора. Ред. ** См. настоящий том, стр. 99. Ред,


190 ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»

вают, так как именно Тиса является для них естественной ли­нией обороны, за которой они пока почти недоступны. Повто­ ряем: чем дальше продвигается Виндишгрец, тем тяжелее ста­ новится его положение, тем слабее делается его армия, тем выше шансы мадьяр на победу. К этому следует добавить, что чем дальше отодвигается развязка, тем больше времени остается мадьярам для того, чтобы вооружить, организовать и укрепить свою молодую армию, в то время как положение императорских войск скорее ухудшается, чем улучшается.

Даже в том случае, если мадьярское сообщение о поражении австрийцев действительно неверно, «победа» последних све­лась бы к совершенно незначительным стычкам с мадьярским арьергардом, который должен был прикрывать отход главных сил по направлению к Тисе и Хернаду. Такой военачальник, как Дембинский, если только у него нет полной уверенности в бла­гоприятном исходе, не примет решающего сражения, не доходя до реки, когда для него это выгоднее сделать за ней.

Но, как уже говорилось, пока что отсутствуют всякие све­ дения, и ни мадьярское сообщение, ни телеграмма не получили какого бы то ни было подтверждения. Письма и газеты из Вены нам не доставлены, бреславльские газеты также отсутствуют из-за того, что в понедельник они не выходят, в берлинских нет ничего нового, лейпцигские и пражские, печатающие известия с опозданием на день, содержат лишь письма из Пешта от 27-го, в которых еще нет ничего о начавшемся 26-го сражении, и, что особенно бросается в глаза, не приводят ольмюцкой победной депеши.

Теперь далее :

«У нас отсутствуют более подробные известия из Трансильвании».

Это известие об отсутствии известий во всяком случае очень «определенно»! Великолепный прием для опровержения «смехо­творных россказней» мадьяр!

««Breslauer Zeitung», которая вообще не беспристрастна» (наивное замечание в устах нашего соседа-мадьярофоба!), «изображает, пожалуй, слишком уж безнадежным положение австрийцев, которое прежде, правда, было очень тяжелым, но за последнее время все же улучшилось».

«Все же, пожалуй»! «.Все же улучшившееся положение авст­рийцев»! «Изображено, пожалуй, слишком безнадежным»! При­ мечательные «более определенные» известия, в которых нет ничего «определенного», кроме слезливого признания, что поло­жение австрийцев было, «правда, прежде очень тяжелим»!

«История со взятием Германштадта штурмом является мадьярской выдумкой; произошло это якобы 15 февраля, а венский «Lloyd» приводит


ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»


191


на своих столбцах письмо из Германштадта от 16 февраля, в котором его автор ничего не говорит о мнимом взятии штурмом, а наоборот, и т. д.»

Это письмо из Германштадта, якобы датированное 16-м, сов­ сем ничего не говорит о судьбе разбитого Пухнера, 12-го вновь собравшего свои войска у Германштадта, ничего не говорит о по­ ложении Бема, наступающего через Мюлленбах, а лишь мелет вздор о набегах секлеров ш, о том, что осталось продержаться лишь немного дней, пока «победоносные императорско-королев-ские вооруженные силы, приближающиеся со всех сторон» (откуда?), ликвидируют опасность и т. д. Короче говоря, это письмо действительно не говорит ни о чем, кроме того, что уже давно известно, и носит все черты состряпанного в самой Вене сочинения. Почему же, при отсутствии каких-либо официаль­ ных или полуофициальных сообщений, частные газеты получают известия от 16-го из Германштадта? И на таком фиктивном доку­ менте покоится твердая уверенность «Kölnische Zeitung»! По­средством подобных данных она на основании «критического анализа устанавливает», что мадьярские сообщения — это «смехо­творные россказни»!

Кроме этого, «Kölnische» приводит несколько вызывающих ироническую усмешку сплетен об офицерских любительских театрах в Коморне, о мнимой отставке Гёргея, о «намерениях» Нугента и т. д., и заключает, как всегда, «рядом заслуживающих внимания суждений австрийской прессы о вступлении русских». Когда у этих господ нет своих суждений, всегда в нужную минуту находится такой ряд заслуживающих внимания суждений для перепечатки по своему усмотрению.

Таковы господа из «Kölnische Zeitung». Будучи слишком трус­ливым для того, чтобы вступить в какую-либо полемику, кото­рая полностью обнаружила бы его пустоту, невежество и умст­венное убожество, этот литературный люмпен-пролетариат в от­местку за все полученные им удары пытается сорвать свою злость на маленьком мадьярском народе, который ведет борьбу с на­много превосходящим его противником. Какое «Kölnische Zeit­ ung» дело до того, что этот героический пятимиллионный народ, который имел к тому же в качестве офицеров одних предателей, вынужден выдерживать натиск всей мощи Австрии и России и целых фанатичных наций, что он вступил в неравную борьбу, по сравнению с которой революционная война французского народа является детской игрой. Раньше она обзывала мадьяр «трусами», «хвастунами» и т. д., а когда эти трусы в конце кон­цов обратили в бегство всю могучую Австрию, когда они выну­дили ее, словно третьестепенную маленькую страну, униженно умолять русских о помощи против нескольких миллионов


192


ВОЕННЫЕ ОТЧЕТЫ «KÖLNISCHE ZEITUNG»


мадьяр и когда затем на чашу весов в пользу Австрии были брошены 20 тысяч русских, этот почтенный листок не смог сдер­жать своего ликования! И еще теперь, как только приходит ма­ лейшее известие, хоть сколько-нибудь благоприятное для импе­раторских наемных убийц, на столбцах «Kölnische Zeitung» царит радость, она ликует по поводу победы неизмеримо пре­восходящих сил, наслаждается зрелищем отчаянной борьбы доблестной малой нации с двумя величайшими державами Европы!

В 1831 г., когда еще существовала цензура 180, ни одна немец­кая газета не осмеливалась восторгаться русскими, все более сжимавшими кольцо вокруг Варшавы 181. Тогда все симпатии были на стороне Польши, а тот, у кого их не было, по крайней мере, молчал. Теперь же у нас свобода печати, и «Kölnische Zeitung» может беспрепятственно самым скотским образом бро­ сать в лицо мадьярам все свои подлые нелепости.


Написано Ф. Энгельсом

7 марта 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» № 240,

8 марта 1849 г,


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 193

* 26-й БЮЛЛЕТЕНЬ АВСТРИЙСКОГО КОМАНДОВАНИЯ

Уже после того, как настоящая статья была написана, мы получили следующий, 26-й бюллетень, в котором бравый Виндиш-грец, наконец, информирует нас о своей блестящей победе при Капольне, о которой до сих пор было известно только по теле­графу:

«Фельдмаршал Виндишгрец приказал из Дьёндьёша фельдмаршал-лейтенанту Шлику двинуться 26 февраля из Петервашара через Верпелет на соединение с главной армией для совместного наступления на мятеж­ников. 26 февраля корпуса фельдмаршал-лейтенанта Врбна и фельдмар­шал-лейтенанта Шварценберга наткнулись у Капольны на неприятеля. Последний вначале намеревался создать угрозу нашему левому флангу, заняв двумя батальонами лесистую высоту. Однако он был выбит оттуда штыковой атакой. Попытавшись после этого прорвать кавалерией наш центр, он и здесь был отброшен и повсеместно отступил к Капольне и Калю. Наступившая темнота положила конец сражению этого дня. Утром 27-го фельдмаршал Виндишгрец возобновил наступление, как только узнал о прибытии фельдмаршал-лейтенанта Шлика, который опоздал, так как смог прорваться через занятое противником узкое Широкское ущелье лишь после упорного боя. Виндишгрец оттеснил противника до Верпелета, где последний укрепился, и этот пункт был сдан лишь после жаркой схват­ ки. Неприятель пытался вновь овладеть Напольной, дважды атаковав ее при поддержке многочисленной артиллерии, но потерпел неудачу. После целого дня боев мятежники отступили и заняли позиции у Маклара. При взятии Капольны был захвачен в плен батальон Занини105, оборонявший церковь. Потери неприятеля составили от 200 до 300 убитыми и от 900 до одной тысячи пленными; императорско-королевские войска потеряли меньше, хотя точные сведения пока не сообщены».

Из этого бюллетеня явствует:

1) Что 26-го венгры действительно, как совершенно верно отмечают мадьярские «россказни», добились преимущества над


194 26-Й БЮЛЛЕТЕНЬ АВСТРИЙСКОГО КОМАНДОВАНИЯ

Виндишгрецом. Так как, если бы, как утверждает бюллетень, императорские войска на самом деле 26-го остались победителя­ми, они смогли бы на следующий день, усиленные корпу­сом Шлика — Шульцига, нанести мадьярам чувствительное поражение.

2) О том, что «победа» Виндишгреца сводится к самой незна­
чительной схватке, говорит ничтожное число павших с мадь­
ярской стороны. За 2 дня боев 300 человек! Что касается взятого
в плен батальона, то это еще ничего не значит.

В венгерской армии среди офицеров все еще-имеются высоко­родные предатели, только и ждущие случая так расположить свои части, чтобы, соблюдая приличия, иметь возможность сдать­ся в плен. Беззаветная храбрость мадьярских солдат даже благоприятствует подобному предательству.

3)        То, что императорские войска так хорошо знают потери венгров, но еще не выяснили своих собственных, также очень «знаменательно».

4)        Что же касается, наконец, реальных преимуществ, до­стигнутых императорскими войсками, то они ограничиваются ровно одной милей захваченной территории. Венгры начали сра­ жение у Капольны и Верпелета, а сейчас стоят у Маклара, одной милей восточнее. Эрлау, в одной миле к северу от Маклара, тоже, по-видимому, еще в руках мадьяр и служит опорой их правому крылу; в противном случае бюллетень уж раструбил бы с надле­ жащим ликованием- о том, что этот важный город снова взят австрийцами.

5)        Summa Summarum *: венгры, достигнув цели своей экспе­диции к воротам Пешта, отступили, не приняв решающего сра­жения на менее выгодной для них местности. Они сражались лишь постольку, поскольку это было необходимо для прикрытия их отхода к Тисе и Хернаду, а также чтобы держать император­ские войска на почтительном расстоянии. Эта цель полностью достигнута.

Это доказывает весь тон бюллетеня и тот факт, что император­ские войска продвинулись, по их собственному признанию, всего на одну милю. Венгерское наступление, в ходе которого они оказались в шести милях от Пешта, помимо морального воз­действия имело следующий результат: Гёргей объединился с главными силами, а комитаты, расположенные между Херна-дом, Тисой и Карпатами, очищены от австрийцев. Мадьяры могут оттянуть свое правое крыло к Карпатам и войти в непо­средственную связь с галицийскими революционерами ш; они

* — Общий итог. Ред.


26-Й БЮЛЛЕТЕНЬ АВСТРИЙСКОГО КОМАНДОВАНИЯ 195

оттеснили Шлика от его оперативной базы (Галиции) и этим вынудили австрийцев изменить весь план их кампании.

«Kölnische Zeitung», располагающая, как известно, сведе­ниями из Трансильвании от 16-го, могла бы все же пояснить, почему бюллетень ни словом не упоминает о событиях у Герман-штадта, происшедших до этого числа.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

7 марта 1849 г.

Перевод с немецкого
Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» M 240, Ha русском языке публикуется впервые

S марта 1849 г.


196 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Вчера мы уже привели напечатанную в венской литографи­рованной корреспонденции 175 выдержку из последнего (26-го) армейского бюллетеня *. Сегодня в нашем распоряжении его полный текст.

Как бы ни старался Виндишгрец представить бои под На­польной m как крупное сражение, сколь "ретиво он ни распро­странялся бы о штыковых атаках, кавалерийских налетах, кано­надах и т. п., его разоблачает указанное им же самим число плен­ ных и убитых: 200—300 павших на стороне мадьяр в течение двухдневного крупного сражения, в ходе которого «мы повсе­ местно сражались с главными силами неприятеля»! Ясно, что с мадьярской стороны участвовало всего несколько корпусов, которые, как мы уже вчера отмечали, в первую очередь предна­ значались для того, чтобы прикрывать отход главных сил и дер­жать австрийцев на почтительном расстоянии Ибо в сраже­ нии между двумя большими армиями, особенно если оно длится два дня, потери не ограничиваются несколькими сотнями че­ловек.

Еще более смешным выглядит хвастовство Виндишгреца, когда он говорит о «численном превосходстве» мадьяр. Война в Венгрии давно бы закончилась, если бы небольшой мадьярский народ мог достичь хотя бы «численного» равенства с император­скими войсками; но численное превосходство! Превосходство 5 миллионов над 31!!

* См. настоящий том, стр. 193. Ред.


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


197


Одна корреспонденция доходит даже до утверждения, что 27 тысяч австрийцев под Капольной разбили вдвое превосходя­щие их силы мадьяр! Кроме того, это сообщение так удивительно искусно и правдоподобно составлено, что оно, не переводя дыха­ния, сообщает, будто вернувшиеся в Эрлау мадьяры были встре­ чены там Гёцем. Но известно, что Гёц болтается где-то в 30 ми­лях оттуда, в районе Кашау и Эперьеша, а тут он вдруг дошел до Эрлау!

Впрочем, бюллетень не содержит ничего нового, и мы спо­койно можем отложить его в сторону.

Теперь перейдем к Трацсильвании. Здесь Бем, правда, не взял Германштадта, и по весьма простой причине. Присоединив к себе прибывшую из Венгрии колонну в 4 тысячи человек, он двинулся вверх по Марошу на соединение с ополчением секле-ров 117. В то время как он двигался от Мюлленбаха через Медиаш, секлеры шли к нему навстречу с другой стороны и 16-го силами в 7 тысяч человек взяли Шессбург. Гарнизон и часть граждан­ского ополчения 183 города бежали в Германштадт. Бем пресле­довал их и, как сообщается в письме из Германштадта от 18-го, вновь стоит вблизи этого города. По одному сообщению Пух-нер уже оставил его.

Отсюда следует, что Бем опять совершил один из тех победо­ носных походов через Трансильванию, в которых он уже много раз так блестяще зарекомендовал себя. Его связи с живущи­ми у самой молдавской границы бесстрашными секлерами, ока­завшиеся одно время под угрозой со стороны Пухнера и рус­ских, восстановлены; над Саксенландом нависла серьезнейшая угроза, «ключи от Саксенланда находятся теперь в его ру­ках».

К тому же саксы142 жалуются на плохое руководство со сто­роны высшего командования и недостаток мужества у румын, которые якобы показали себя очень трусливыми. В одном из сообщений говорится:

«Не хватает только хорошего руководства со стороны высшего коман­дования, а также мужества и выдержки у валашских войск. До сих пор все неудачные сражения были проиграны по вине валахов. Под Зальц­бургом валашские регулярные части залегли после первого орудийного выстрела, а под Кронштадтом русские вынуждены были занять позиции позади валахов, чтобы те не разбежались. В случае же победы они первые и наиболее свирепые мародеры, не щадящие ни врагов, ни союзников, лежащих ранеными на поле боя».

Вот какие разбойничьи банды использует императорско-королевский режим для сохранения своей власти. Впрочем,


199 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

«Siebenbürger Bote» ожидает следующие подкрепления импера-торско-королевских войск:

«По имеющимся сведениям, предназначенное для Трансильванин соединение под командованием генералов Глезера, Теодоровича и Менгена состоит из следующих частей: 8 батальонов пехоты Лейнингена, Рука-вины, петервардейнцев, румын, иллирийцев и немецко-банатских грани- чар 139; 5 эскадронов улан, 300 конных сербов, 80 сережан ш; 1 ракетная батарея, 1 батарея конной тяжелой артиллерии, 2 обычных батареи тяжелой артиллерии, 5 сербских пушек. Всего 15 тысяч человек».

Трансильванским фламандцам 142 придется еще не один раз возносить молитвы богу, прежде чем прибудут эти воображае­мые 15 тысяч человек. Дамьянич и Феттер на Нижнем Мароше доставляют им, увы, еще слишком много забот, почему они и предоставили Трансильванию русским.

С банатского театра военных действий новостей немного. Сербы хвастают следующими подвигами:

«Терезиопель взят сербами, а с Савы сообщают 25-го, что между сирмскими батальонами ° и мадьярским гарнизоном Нейзаца дело дошло до сражения у Футака, в результате чего это местечко сожжено последним дотла».

Мы оставляем открытым вопрос о том, что здесь соответст­вует истине. Одновременно нам стало известно, что великий герой Нугент, который, как мы предполагали, давно находится на Нижней Тисе или в окрестностях Петервардейна, еще даже не форсировал Дунай и только теперь «собирается переправиться у Мохача» через эту реку!!

В то время как он тешится этими прожектами, мадьяры, совсем рядом с ним, в комитате Тольна, на правом берегу Дуная, в тылу Офена ведут себя чрезвычайно дерзко. Здесь, в местности, которая так часто «очищалась» императорско-ко- ролевскими войсками, внезапно появляется в качестве вождя партизан давно считавшийся без вести пропавшим Перцель и приводит в движение всю округу. Послушаем:

«В Батасеке в результате этой агитации был взят в плен офицер импе­раторской армии, а в Пакше был задержан императорский курьер и разо­ ружены два человека, составлявшие его охрану. В Домбоварском районе был перерезан весь принадлежавший князю Эстергази рогатый скот. В Лацхазе, во время ярмарки, также появились 50 инсургентов из Дуна-вече и Шольта со своими свинчатыми кнутами [Bleiknopfpeitsche] 9le и забрали весь скот, пригнанный туда для продажи».

Таковы сегодняшние известия. Победа Виндишгреца сво­дится к бесцельной и безрезультатной атаке, операции Бема в Трансильванин столь же искусны, как и успешны, сербы в Ба-


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ 199

нате по-прежнему беспомощно стоят у Мароша, Нугент все еще не в состоянии перебраться через Дунай в Банат, область между Дравой и Дунаем готовится к восстанию против импера­торских войск — таково вкратце положение воюющих сторон по последним сообщениям.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

8 марта 1849 г. _

Перевод с немецкого
Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» AS 241, Ha Раскол» языке публикуется впервые

9 марта 1849 г,


200 J


I


27-й БЮЛЛЕТЕНЬ. - ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ

Мы получили сегодня новый австрийский бюллетень. Прежде чем перейти к нему, нам хочется в двух словах вернуться к сра­ жению под НапольнойП4 и привести некоторые замечания аугсбургской меттерниховской газеты *, которые в устах этого органа являются в высшей степени «примечательными». Эта обычно столь черно-желтош настроенная газета жалуется следующим образом:

«К сожалению, в опубликованной по этому поводу сводке военного командования (см. ниже), как и в большинстве сводок с венгерского театра военных действий, опять не упоминаются весьма важные обстоятельства: нет сведений о силах, вступивших в борьбу с обеих сторон, о предшест­вовавших маневрах врага, из каких частей состояло его войско, кто его военачальники, неизвестно даже имя его главнокомандующего. В то же время в сводке приводится много деталей, не имеющих особого значения».

И далее: «Столь же знаменательно, что и бюллетень по поводу сраже­ния при Капольне говорит о численном преимуществе противника, хотя здесь сражались объединенные силы Виндишгреца и Шлика. Под командо­ванием фельдмаршала в Венгрии находится едва ли менее 100—120 тысяч человек. Правда, они размещены по всей стране, и Виндишгрецу придется попытаться охватить врага широкой дугой самых различных соединений. Однако и мадьяры не могут действовать концентрированными силами из какого-либо одного центрального пункта; еще держатся Коморн, Петер-вардейи, Сегедин и др., еще сражаются в Банате, Трансильвании и на Тисе. Мы тщетно ищем в венских, аграмских и темешварских газетах ответа на вопросы, которые там напрашиваются сами собой».

После этих сомнений аугсбургской военно-полевой «Allge­ meine Zeitung» всякое наше замечание излишне. Переходим к 27-му военному бюллетеню.

* — »Allgemeine Zeitung», Ред,


27-Й БЮЛЛЕТЕНЬ. — ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ 201

«2ü-io а 27-го передовые части колонны главной армии, наступавшей под командованием его светлости фельдмаршала князя цу Виндишгреца, атаковали мятежников и выбили их с позиции за Тарной между Напольной и Калем. Колонны фельдмаршал-лейтенанта Шлика, наступавшие на Вер-пелет и Эрлау, обошли противника с фланга и благодаря этому удачному маневру создали угрозу путям его отступления на Мишкольц и Токай. 28-го фельдмаршал продвинулся по всему фронту и перенес свою главную квартиру в Маклар, сразу же после оставления его врагом, отступившим в направлении к Мезёкёвешду. — Поспешно преследуя быстро отступаю­ щего врага, полк кирасир принца Карла Прусского 105 натолкнулся вблизи Мезёкёвепща на сосредоточенные здесь арьергардные части врага. В завя­завшемся упорном кавалерийском бою полк получил поддержку от следо­ вавших за ним бригад Висса и Монтенуово. В этом первом сражении были ранены майор принц Голыптейн и два офицера. Первого марта фельдмар­шал предпринял большую рекогносцировку по всей линии фронта, протя­нувшегося по долине от Мезёкёвешда через Иштван до Тисы, что, однако, не дало ожидаемого результата из-за сильного тумана и снегопада. — Тем временем корпус фельдмаршал-лейтенанта Шлика продолжает маневри­ ровать на правом фланге противника, вынудив его этим еще днем очистить Мезёкёвешд и через Семере и Эгерфармош отступить к Поросло. Бригада Дейма из корпуса фельдмаршал-лейтенанта Шлика заняла Мезёкёвешд. — К полудню, когда туман несколько рассеялся, производившие рекогно­ сцировку передовые части донесли, что враг отступает к переправе через Тису около Тисафюрода. Фельдмаршал тотчас же направил три бригады, чтобы преследовать противника, арьергард которого был настигнут у Семе­ре. — Под Эгерфармошем враг еще раз сделал попытку оказать сопротив­ ление, но был отброшен, и вечером это место было занято нашими победо­носными войсками Одновременно фельдмаршал направил из Бешеньё под командованием генерал-майора Цейсберга одну бригаду первого армей­ского корпуса по дороге на Поросло, и утром 2-го, каковым числом дати­ руются последние донесения из главной квартиры в Маклере, вся армия двинулась к Тисе».

Как и предполагалось, мадьяры опять отступили за Тису. Мы уже сто раз говорили, что было бы безответственным легко­мыслием с их стороны принять решающее сражение на правом берегу реки, не будучи совершенно уверенными в своей победе. Как видно из вышеприведенного сообщения аугсбургской «All­gemeine Zeitung», численное превосходство австрийцев было еще слишком велико. Они могли стянуть свои главные силы, мадь­яры же должны были оставить под Дебреценом и вообще за Тисой сильные резервы и, в частности, значительную часть своих только что сформированных войск. Мадьяры показали австрий­цам, что они имеют дело не с «трусами», не со сбежавшимся со всех сторон «сбродом», и поступили абсолютно правильно, когда, достигнув своих целей, отошли обратно за Тису.

Из всех военных операций господина Виндишгреца становится ясно, каким уважением он пользуется сейчас в глазах венгер­ской армии. 28-го он занимает Маклар, то есть продвигается вперед лишь в течение одного часа. Первого он у Мезёкёвешда, то есть опять продвинулся на одну милю. И здесь он предприни-


202 27-й бюллетень. военные сообщения'

мает даже не общее наступление, а только «большую рекогнос­цировку»!! Видно, Виндишгрец после своей блестящей победы под Капольной так энергично преследовал мадьяр, что уже через две-три мили потерял их след и был вынужден предпри­нять рекогносцировку, чтобы сначала узнать, где они нахо­дятся!

Тем временем Шлик продолжал маневрировать «на правом фланге неприятеля» и достиг этим огромных результатов — «враг» отступил как раз туда, куда он и должен был бы отойти и без этого замечательного маневра, а именно — к своей глав­ной переправе через Тису в Тисафюреде. Вообще Шлик в своем фланговом маневре, который, впрочем, на карте выглядит в высшей степени своеобразно, видимо, вел себя по отношению к отступающей мадьярской армии так же почтительно, как и Виндишгрец на линии фронта. Короче говоря, 2-го глав­ная квартира храброго Виндишгреца была еще в Макларе, то есть лишь на милю дальше, чем он находился 26-го утром, за шесть дней до своей великой двухдневной победоносной битвы!

Отсюда 2-го вся армия «двинулась к Тисе». Как известно, это уже в третий раз императорские войска «движутся к Тисе», и на сей раз, вероятно, они будут иметь такой же успех, как и раньше, а именно: остановятся на Тисе и ограничатся тем, что будут бросать через реку тоскливые взгляды на недосягаемые дебреценские степи.

С севера мы узнаём:

«Авангард дивизии фельдмаршал-лейтенанта Рамберга уже продви­нулся от Кашау по дороге, разветвляющейся у Хидашнемети влево на То­ кай и вправо на Мишколъц».

В переводе на немецкий, авангард упомянутой дивизии про­двинулся ровно на четыре мили, да еще по той дороге, где не может быть крупных неприятельских сил, а самое большее — бродят лишь вражеские партизаны — гусары Кошута. По­трясающий успех, достигнутый замечательной отвагой!

Далее в бюллетене говорится о нескольких боях под Ко- морном ш, свидетельствующих, однако, более о мужестве ко-морнского гарнизона, чем об успехах австрийцев. Помнится, еще в январе «Kölnische Zeitung» по меньшей мере раз десять сообщала, что защитники Коморна подняли белый флаг. Мни­мая «первая бомбардировка» Коморна, которая якобы уже про­изошла, выглядит теперь таким образом, что не австрийские бомбы сыпались на Коморн, а, напротив, коморнские гранаты — на австрийцев. Бюллетень сообщает:


27-Й БЮЛЛЕТЕНЬ. — ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ 203

«У Коморна, на правом берегу Дуная, уже имело место несколько столкновений между инсургентами и частями бригады Ледерера. Так, уже 17 февраля гарнизон Коморна произвел вылазку 9 ротами, с двумя орудиями и полуэскадроном гусар, и под прикрытием сильного артилле­рийского огня обрушился из предмостного укрепления на левый фланг подразделения пехотного полка Кевенхиллера "", которое под командова­нием майора Кельнера удерживало Старый Сень. Майор Кельнер атаковал инсургентов и отбросил их, уничтожив 17 человек. — Подобную же вылазку гарнизон попытался совершить 24 февраля двумя батальонами пехоты, полуэскадроном гусар, с тремя пушками. Враг открыл сильный орудийный огонь по позиции майора Кельнера, занимавшего Старый Сень со вторым батальоном полка Кевенхиллера, полуэскадроном драгун полка Фикельмонта ш и полубатареей двенадцатифунтовых пушек. Сорок гранат попало в местечко, в пяти местах вспыхнули пожары, в результате чего несколько домов сгорело дотла. Благодаря целесообразным распоряжениям майора Кельнера и мужеству его войск удалось преградить путь огню, и когда после этого при активном участии находящегося под командова­нием капитана Шмуца дивизиона того же полка, направленного с двумя пушками против правого фланга неприятеля, было предпринято наступ­ление, этот храбрый батальон отбросил инсургентов, потерявших 50 чело­век, под защиту крепостных орудий, победоносно отразив тем самым и эту вылазку. — Сразу же затем на левый берег Дуная прибыла дивизия фельд­маршал-лейтенанта Симунича. Входящая в ее состав бригада Вейгля расположена на левом берегу Вага. Бригада Соссаи, уже несколько дней тому назад вступившая в Надьтань, занимает остров Шютт и занята наве­дением понтонного моста у Гёнью, чтобы наладить для осаждающих войск связь через Дунай, а так как осадный парк из Леопольдштадта уже при­был под Коморн, бомбардировка крепости начнется в ближайшие дни».

Наконец, мы знакомимся с нижеследующим материалом, появление которого в императорско-королевском армейском бюллетене способно повергнуть нас в изумление:

«По официальным сообщениям из Кракова от 3 марта, 600 казаков расставлены на русской территории вдоль границы от Михаловице до Вислы и оттуда вплоть до Пилицы. В Кракове же, который по другим изве­стиям якобы подвергнут бомбардировке и даже занят русскими, спокойно, хотя многочисленные эмиссары и контрабандисты, перевозящие оружие, пытались возбудить волнения. Фельдмаршал-лейтенант Легедич был готов там встретить любую неожиданность».

Таким образом, и Краков является теперь театром военных действий. Если это признаёт сам императорско-королевский официальный бюллетень, то поневоле напрашиваются весьма своеобразные выводы1

Таково положение по официальным сведениям. Из неофици­альных же сообщаем следующее:

Из Баната карловицкий «Напредак» пишет:

«Суботица (Терезиопель) взята сербами. Борьба была упорной. Войска состояли из подразделений корпуса Теодоровича и части сербского

8 М. и 3,, т, 43


204 27-Й БЮЛЛЕТЕНЬ. — ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ

вспомогательного корпуса под командованием Кничанина. Сербы потеряли 144 человека, число потерь у мадьяр пока неизвестно. Мадьяры потер­пели здесь самое серьезное поражение».

Из Трансильвании получено лишь донесение Маяковского о курьезных операциях под Бистрицей. Так как мы уже раньше подробно останавливались на этом *, сегодня нет нужды опять возвращаться к старому. Единственное, что представляет инте­рес, это следующий наивный афоризм аугсбургской «Allge­ meine Zeitung» относительно удивления немцев по поводу вступ­ ления русских:

«Хотя, разумеется, австрийская армия хочет завершить эту борьбу без посторонней помощи, однако у тех, кто с такими преувеличениями гово­рит о русской помощи, по-видимому, выветрилось из памяти, что австрий­ ские и русские войска давние боевые союзники, бесчисленное количество раз выступавшие совместно на полях сражений Германии»/?

В заключение на потеху нашим читателям приводим письмо, отправленное черногорским владыкой сербскому военачаль­нику Кничанину вместе с посланным ему орденом:

«Его Высокоблагородию господину Стефану Кничанину!

О, украшение нашей нации! Ты стал достойным героев времен Душана и Карагеоргия. Как и каждый настоящий серб, я должен выразить тебе свою огромную признательность. Побуждаемый лишь благородным мужеством, ты приносишь себя в жертву своей нации и спешишь на помощь своим страдающим собратьям. Поэтому я буду вечно любить и глубоко уважать тебя, и в знак искренней признательности за твое неутомимое усердие посылаю тебе портрет бессмертного Обилича. Пусть он украсит грудь победителя под Томашевце и спасителя Панчева *. Прими же этот образ, молодой мужественный потомок своих мужественных предков, с тем же чистосердечием и восхищением, с каким он вместе с братским приветом послан тебе. Цетинье, 28 января (9 февраля) 1849 г. Владыка Черногории П. Петрович Негош т. р.**».

В какое пахнущее банкротством дело втянул Кошут авст­рийцев 17в, видно из следующего «объявления»:

«По поводу имеющих хождение среди широкой публики сведений, будто венгерские банкноты в Австрии изымаются из обращения и будут конфисковываться, для восстановления спокойствия сообщается, что изъя­ тие из обращения и конфискация венгерских банкнот не распространяется на частное обращение в Венгрии. Офен, 2 марта 1849 г, Верховное коман­дование императорско-королевской армии» «7.

* См. настоящий том, стр. 179. Рев. •• — manu propria — собственноручно. Ред.


27-Й БЮЛЛЕТЕНЬ. — ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ 205

Общий вывод: Виндишгрец в случае продвижения вперед оказывается на Тисе, сербы на Мароше, Маяковский у Бист-рицы.— Все вместе как раз на тех же точно местах, где были четыре недели назад. Это и есть «вторая стадия», в которую, по словам вчерашней «Kölnische Zeitung», вступила венгерская война.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

9 марта 1849 г. „ „

Перевод с немецкого
Напечатано .

в «Neue Rheinische Zeitung» M 242, Ha Риском языке публикуется впервые

10 марта 1849 г.


206 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

С театра военных действий сегодня нет никаких известий. Единственным интересным сообщением о последних австрий­ских военных операциях вновь является статья в сегодняшней аугсбургской «Allgemeine Zeitung», этой военно-полевой газете. Статья показывает прежде всего, как низко пали наши соседи- публицисты. «Kölnische Zeitung» восторгается Виндишгрецом и чрезвычайно сожалеет, что он не умеет писать по-немецки — как будто его нарочито неуклюжий стиль не лучше в десять раз языка глубокомысленных передовиц «Kölnische Zeitung»! Если Виндишгрец в своих донесениях и выражается «путанно» и «неясно», то делается это нарочно, чтобы или скрыть пораже­ния, или выдать за блестящие победы незначительные «успехи», которые позволили ему совершить мадьяры. «Kölnische Zeitung», однако, не так глупа, как это кажется. Она признаёт, что донесе­ния Виндишгреца противоречивы или неясны и путанны. Ка­ кой же вывод следует из этого? Что Виндишгрец не плохой пол­ководец, а плохой... стилист!

Оплачивается ли «Kölnische Zeitung» Австрией, мы не знаем, но что аугсбургская газета оплачивается ею, нам известно. И все же последняя в тысячу раз честнее «Kölnische».

Стоит сравнить, например, вчерашнюю статью этой принци­пиальной газеты со следующими строками беспринципной, по общему признанию, аугсбургской:

«Положение на фронтах революционной войны в Венгрии, к сожале­ нию, непрерывно осложняется. Фельдмаршал князь Виндишгрец с главными силами армии продолжал оставаться в обороне до последних дней, когда он перенес свою главную квартиру в Дьёндьёш, в то время как мятежники


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


207


бросили все силы на наиболее слабые пункты нашей линии и стали трево­ жить наши разрозненные части, то и дело создавая для них серьезную угрозу. Сербы же, вместо того чтобы выступать во взаимодействии с остальной армией, захватили, пока она бездействует, Воеводину и даже еще кое-что. В Трансильвании, которой в стратегическом отношении совер­шенно не уделялось внимания, Пухнер был поставлен в безвыходное поло­ жение смелыми действиями генерала Бема. Он был вынужден в момент крайней нужды просить помощи у русских для защиты населенных сак­ сами 142 городов, еще сохранивших верность императору. И все победы пре­ старелого воина, вся храбрость его войск не в состоянии изгнать за пре­делы этой несчастной страны предводителя мятежников, который может с часу на час привлечь в качестве подкреплений те части повстанцев, без которых сейчас в Венгрии можно обойтись».

В какой степени мадьярские сводки сводятся лишь к «смехо­творным россказням», видно и из следующего факта. Мадьяры сообщили о взятии ими в плен Эрбаха*, о чем австрийцы мудро умолчали. «Deutsche Zeitung» пишет теперь из Франкфурта 6 марта:

«Граф Эрбах, посланный генералом Шликом в сопровождении лишь одного драгуна к фельдмаршалу Виндишгрецу, подвергся нападению отряда мадьярских мятежников и был взят в плен. Он был отправлен в Дебрецен, откуда прислал сюда много писем. С ним очень хорошо обра­ щались, многие старые товарищи приняли в нем дружеское участие. Из его писем можно вынести более благоприятное представление о действиях мадьяр, чем из косвенных сообщений».

Следующая корреспонденция из Вены, помещенная в «Deut­ sche Allgemeine Zeitung», резюмирует остальные известия из Венгрии:

«Руководители пештской иудейской общины посетили ставку фельд­маршала с жалобой, что хотя от них требуют внесения платежа в счет недо­имки по налогу терпимости 135 в размере 110 тысяч фл. наличными цванци-герами , в то же время на все венгерские иудейские общины возлагают от­ ветственность за изменнические действия отдельных их членов. Князь отклонил эту жалобу в весьма неблагосклонных выражениях, особенно рез­ ких, будто бы по адресу депутатов Фишхофа и Гольдмарка. — Содержание находящейся на военном положении армии, доведенной до 700 тысяч человек, стоит так дорого, что как ни легко при подсчете этих расходов власть в преувеличение, однако оно несомненно стоит гораздо больше, чем могут дать ресурсы страны без чрезвычайного напряжения всех сил. При этом лишь одно крестьянство благодаря освобождению от личной зависимости и земельных тягот сохраняет жизнеспособность, все же осталь­ ные сословия без исключения хилы и больны. Новые обложения сделали закон 7 сентября 1848 г. 188 иллюзорным для земледельца, и потому единственными источниками финансов продолжают оставаться пока лишь займы и по имевшимся до сего времени признакам еще в большей степени выпуск бумажных денег. Крупные банкиры непрерывно закупают золото и серебро, причем первое преимущественно в ранддукатах и соверендо- рах "*. Кризис венгерских банкнот отнюдь не обесценил их и, напротив,

* См, настоящий том, стр, 180, Ред.


208


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


вчера в Вене и Пресбурге заключались сделки в пяти- и стофлориновых купюрах, идущих по курсу 86 и 90 187. В Пеште поэтому появилось успо­ коительное объявление (см. ниже), и торговля сельскохозяйственными продуктами, идущая почти исключительно на венгерские банкноты, вновь оживилась, а так как контроль в отношении уже выпущенных банкнот еще не существовал, это до некоторой степени открывало Кошуту возмож­ность продолжать их фабрикацию 17в. Очевидно, что лишь веские основа­ ния могли побудить князя Виндишгреца к подобной снисходительности и сдержанности в Венгрии в отличие от его методов в австрийских про­винциях».

Теперь, впрочем, яснее, чем когда-либо, что благородный Виндишгрец спелся с мадьярскими аристократами Йошика, Сеченьи, Эстергази. Это и есть его «веские основания». A «Köl­nische Zeitung» всего лишь 14 дней назад искала «аристократов» в дебреценском лагере. Voilà ce qui s'appelle des savans sérieux! *

Из нового императорско-королевского образцового государ­ства, именуемого сербской Воеводиной, поступают следующие новости:

Землин, 24 февраля. На скупщине [General- Versammlung] 15-го сего
месяца в Темешваре внутреннее управление сербской Воеводины было
организовано следующим образом ш: правитель и президент воеводства —
патриарх Йосип Раячич, вице-президенты — Йосип Рудич, Базиль Фога-
раши и Стретко Михайлович; референты секций: 1. — По церковным
делам — игумен С. Качански с четырьмя советниками; 2. — По вопро­
сам просвещения — Евгений Гюркович с четырьмя советниками; 3. — По
дипломатическим делам — Яков Циванович с четырьмя советниками; 4. —
По внутренним делам — Маркус Попович с пятью советниками; 5. — По
финансово-экономическим вопросам — Иоганн Шупликац с пятью совет­
никами; 6. — По делам юстиции — Тодор Радосавлевич с тремя совет­
никами. Национальный секретарь и директор канцелярии — Иоганн
Станкович, секретарь воеводства — Алекса Штоячкович. Верховный
суд: председатель — Карл Лтатинович, вице-председатель — Йозеф Митич
и двенадцать членов. Экономическо-финансовый департамент — пред­
седатель Георг Варзак; Йосип Йованович, кассир; Франц, вице-контролер;
Кодарович, главный бухгалтер, а также четыре советника. Первый нацио­
нальный комиссар — Михаил ** Крестич. Агенты — Коста Йованович,
Светозазулитич. Из этой беспристрастно проведенной процедуры выборов
следует, что сербские депутаты являются достойными представителями
своих избирателей, чуждыми всякой национальной ненависти и религиоз­
ной розни; так, Рудич, Фогараши, Штейн, Стмингер, Вахтлер — не сербы
и католики, при избрании которых учитывались лишь их способности
выполнять возложенные на них обязанности, а также то, что они должны
стараться обеспечить равноправие каждой национальности в Воеводине.
Помимо вышеупомянутых руководителей секций, в Кикинде были созваны
еще депутаты от каждой сербской общины, которым «Sub Praesidio Patriar-
chae» *** предстоит заложить основу конституции сербской Воеводины,
разработать основные права ее граждан и представить все это на утверж­
дение австрийскому министерству. , , inv(i..v

* — Вот так серьезные ученые] Ред. ** — В оригинале ошибка, следует читать Никола. Ред, *** — «под председательством патриарха». Ред.


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ 209

«Аграм. С большим удивлением прочли мы напечатанную в сербской белградской газете* корреспонденцию из Константинополя, в которой сообщалось, что австрийский интернунций ш граф Штюрмер 7 февраля на совещании с министром иностранных дел Порты ** задал вопрос: «Какую позицию думает занять Порта в случае восстания австрийских славян против императорского правительства?». Ответ гласил, что Порта останется нейтральной. Однако нас этот вопрос наводит на некоторые размышления в гораздо большей степени, чем ответ. Не связано ли присут­ствие в Дунайских княжествах многочисленных русских войск также с каким-либо подобным вопросом императорско-королевского правитель­ства?».

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

10 марта 1849 г.

Перевод с немецкого
Напечатано в приложении
к
«Neue Rheinische Zeitung» M 243, Ha РУЦКОМ языке публикуется впервые

11 марта 1849 г.

  «Србске Новине». Ред.

  Али-Пашой. Ред,


210 ]

АВСТРИЙСКАЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ ИЗ АУГСБУРГСКОЙ «ALLGEMEINE ZEITUNG»

Непосредственные сообщения не поступили. Вчерашняя почта из Вены не получена даже в Бреслау и Берлине, а ожи­давшаяся сегодня вновь не поступила, как и все берлинские почтовые отправления. Поэтому сегодня мы помещаем некоторые выдержки из статьи в аугсбургской «Allgemeine Zeitung», кото­ рые могут пролить некоторый свет на черно-желтые 101 разгла­гольствования определенных немецких газет:

«После незначительного сопротивления, которое встречали импера­торские войска в Венгрии вплоть до Пешта, весть о двухдневном сражении при Капольне т, закончившемся после упорной борьбы без определенного результата, в высшей степени неожиданна. Это был первый значительный бой с мятежниками, впервые пустившими здесь в дело свои регулярные части, признанная храбрость которых под началом такого искусного коман­дира, как Перцель, еще более возросла благодаря фанатизму гусар; битва показала, что мадьяры, если они обучены и дисциплинированы, сражаются с мужеством и презрением к смерти, свойственными этому племени испокон веков. Если же не считать демонстрации этих качеств, битва не изменила обстановки, так как по сообщениям от 2марта мятежники 28 февраля отступили из Маклара на Мезёкёвешд и оттуда по дороге на Поросло и Тисафюред, хотя и сохраняя порядок, однако намереваясь уйти за Тису; их арьергард, прикрывая отступление, сражался с импера­торскими войсками под Кёвешдом и еще в двух пунктах. Князь Виндиш-грец перенес свою главную квартиру под Мезёкёвешд и направил генерала Цейсберга через Бешеньё на Тисафюред, чтобы по возможности отрезать мятежникам отступление через тамошний мост; если этот маневр удастся, их командиру, генералу Дембинскому, чтобы обеспечить переправу через Тису, придется принять второе генеральное сражение. В случае же неудачи этого маневра они могли бы, беспрепятственно форсировав реку, соеди­ниться с отрядом мятежников, который непрерывно тревожил под Соль-ноком бригаду императорских войск Оттингера, и вновь оказать сопротив­ление фельдмаршалу. Тому же, кто сопоставит нынешние ожесточенные


АВСТРИЙСК. КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ ИЗ АУГСБУРГСКОЙ «ALLGEMEINE ZEITUNG» 211

бои с намеками, появившимися в газете Кошута в ноябре, тому, кто читал его предупреждения, что отход венгерской армии в глубь страны, если он произойдет, следует считать не бегством, а стратегическим планом, его прокламацию к крестьянам с призывом вооружаться в тылу императорских войск, отрезать их пути снабжения, нападать на отдельные подразделения, его указания о ведении партизанской войны и т. д., — тому должны быть понятны причины быстрого отступления вплоть до Пешта и того бросаю­щегося в глаза обстоятельства, что князю Виндишгрецу был противопостав­лен лишь один корпус, насчитывающий 24 тысячи мятежников под коман­дованием Гёргея. Мятежники устроили засеки и вырыли траншеи под Пресбургом, Визельбургом, Раабом, рассчитывая, что эти оборонительные сооружения, заставив императорскую армию увеличить артиллерийский парк и соответственно число конных упряжек, позволят им выиграть время для переброски своих рекрутов из славянских комитатов в район Тисы, по­лучения заказанных в Бельгии ружей и обучения своей армии. Мятежники отходили к Пешту почти без боя, поскольку они стремились создать опол­чение в тылу императорских войск и ослабить их, вынудив оставить гар­низоны в Пресбурге, Эденбурге, Раабе и вести осаду Коморна».

Затем аугсбургская «Allgemeine Zeitung» переходит к обзору военных действий, разумеется, лишь с точки зрения австрий­ской стороны, и продолжает:

«Том временем 8 бригад императорских войск, соединившись в Рима-сомбате, выступили против мятежников, которые в количестве 5 тысяч человек при 120 орудиях сосредоточились под Мезёкёвешдом и Наполь­ной. Князь Виндишгрец прибыл с несколькими кавалерийскими полками из Пешта в Дьёндьёш и взял на себя руководство наступлением импера­торских войск, насчитывавших примерно 40 тысяч человек, и, по слухам, 140 пушек, против мятежников, занявших выгодные позиции. Гусары сражались с ожесточением и отчаянной храбростью, именно они поставили на некоторое время под вопрос победу императорских войск; регулярные пехотные части, числом всего 8 тысяч человек, дрались с мужеством и вы­держкой, ополчение держалось более стойко, чем обычно, однако было вскоре покинуто своими невежественными и трусливыми офицерами, а перешедший на сторону противника итальянский батальон Занини 105 был пленен императорскими войсками в Капольне. Таким образом, про­должавшие сражаться регулярные части повстанцев были не в силах более сдерживать натиск колонн императорских войск, а могли лишь прикрыть отход всех сил мятежников, и этим спасли их от полного разгрома. На что способны эти войска под командованием искусных и храбрых офицеров, демонстрирует венгерская пехота в Италии, бесспорно принадлежащая к храбрейшим частям австрийской армии; чрезвычайно жаль, что здесь в своем ослеплении она сражается, поддерживая мятеж, который чем дольше длится, тем больше бед несет Венгрии. Барон Елачич направился в Темешвар, чтобы там принять на себя верховное командование импера­торскими и сербскими войсками. Его авторитет и энергия позволят ему обуздать сербов, склонных рассматривать занятые с помощью император­ских войск районы как свою собственность, и ограничить их произвол. Сербы под командованием Кничанина стоят под Сегедином и отбили под­ряд две атаки мадьяр, уступающих им численно. В Трансильвании Бем, кажется, опять собрал силы и двинулся на Германштадт, однако, по слу­хам, против него действует фельдмаршал-лейтенант Глезер, и в этом слу­чае его корпусу не избежать пленения» (!)


212 АВСТРВЙСК. КОРРЕСПОНДЕНЦИЯ ИЗ АУГСБУРГСКОЙ «ALLGEMEINE ZEITUNG»

Из других сообщений приводим еще следующее:

«Пешт, 3 марта. В дистрикте Шольт получен из Дебрецена приказ во­оружить всех мужчин от 18 до 30 лет и направить их против райценов ш. — Некоторые офицеры-гонведы103, отпущенные из крепости Эссег под честное слово не поднимать больше оружия против императорских войск, все же, судя по всему, участвуют в организации народного восстания».

(«Lloyd»)


Написано Ф. Энгельсом

13 марта 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» M 245,

14 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


I 213

* С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

В только что полученной берлинской почте, которая должна была прийти еще вчера вечером, из Вены опять нет ни писем, ни газет. В Бреслау также ничего не получено. Известия не­ посредственно из Вены поступали только до 8-го, и то это были лишь слухи с венгерского театра военных действий. В одной ли­ тографированной корреспонденции 175 сообщается, что Виндиш-грец со своими корпусами якобы форсировал Тису у Тисафю- реда. По сведениям «Allgemeine Zeitung», он будто бы сразу же был наголову разбит в большом сражении.— Все сообщения из Трансильвании единодушны в том, что Бем и секлеры '"явля­ются хозяевами положения во всей стране, за исключением Кронштадта и Германштадта. Шессбург еще занят секлерами. Бем, говорят, отозван к главным силам в Дебрецен, а командо­вание в Трансильвании принял другой отважный поляк, Будин-ский. Что во всех этих слухах является правдой — сказать трудно. Во всяком случае, полное молчание всех официальных газет — не самый благоприятный признак успехов император-ско-королевского оружия.

Подтверждается, что Перцель не в плену и не в Швейцарии, а в тылу императорских войск ведет агитацию в Толънском комитате. В Пеште у него еще было время, чтобы нанести не­сколько светских визитов, а как только военные власти начали его преследовать, он бежал в Тольну.

В то время как на юго-западе, в тылу у австрийцев, подни­мается народ, то же происходит и на северо-западе. Здесь, где Гёргей длительное время удерживал целых три корпуса, по сообщениям из различных источников, опять появился корпус


214


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


в 10—12 тысяч человек, действующий против словацких горных городов 124 и полностью уничтоживший чешско-моравско-сло- вацких добровольцев под командованием Штура и Гурбана. Предводителем мадьяро-словацкого отряда (словаки большей частью настроены промадьярски, и в этих областях, почти сплошь заселенных немцами и словаками, без последних вообще нельзя было бы сформировать отряд) является, как говорят, некий Цлоут. Отдельные беженцы, прибывшие в Мияву на мо­равской границе, сообщили об этом в Прагу Славянской липе 193.

Забавно также и следующее сообщение из «Siebenbürger Bole», представляющее образчик «смехотворных россказней» императорского командования в Трансилг.вании и обошедшее теперь всю немецкую печать. В то время как императорские войска поспешно отходили к Пешту и Лошонцу, «Siebenbürger Bote», военные сводки которого, как известно, «носят официаль­ный характер», заставил их одерживать следующие славные победы:

«Германштадт, 23 февраля. Позавчера вечером получено известие, что объединенные войска фельдмаршал-лейтенантов Шлика и Шульцига с 10 по 12 февраля одержали победу в кровопролитной битве с венгерскими мятежниками и взяли Гросаардейн. Все поле боя от Дебрецена до Гросвар-дейна сплошь покрыто бесчисленными трупами. На следующий день подоб­ное же известие поступило еще из трех источников»(!!!).

* Только что мы получили свежие венские и чешские газеты и письма. Молчание официальных органов продолжается. По неофициальным же сообщениям картина такова:

1.         Императорские войска потерпели поражение под Соль- ноком. Часть основных сил венгерской армии вместо форсиро­вания Тисы у Поросло направилась вниз по ее течению и, соеди­нившись с другими мадьярскими летучими отрядами, ударила в тыл стоящим под Сольноком императорско-королевским войскам. Одновременно находившиеся на правом берегу Тисы мадьяры устремились через нее. Императорские войска были полностью разбиты, железная дорога от Сольнока до Абоня разрушена и вся область занята мадьярами. Сольнок, таким образом, вто­рично отбит у императорских войск.

2.         По-видимому, не лучше обстоит дело у императорских войск в центре и на левом фланге. 5 марта из Капольны в Пешт прибыло огромное количество орудий, ракетных батарей, обоз­ных упряжек, которые были доставлены в Офенскую крепость. И великий полководец Виндишгрец — говорят, он получил лег­ кое ранение перенес свою главную квартиру обратно в Офен. Он передал командование фельдмаршал-лейтенанту Шлику


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


215


с приказом теперь же немедленно форсировать Тису и, штурмом взяв Дебрецен, положить делу конец!

Короче говоря, императорские войска опять разбиты под Сольноком и вытеснены из него; Виндишгрец вернулся в Офен, его артиллерия и обозы последовали за ним. Следовательно, и там императорские войска, по всей видимости, потерпели поражение.

Одпо поражение австрийцев вне сомнения, второе — вполне вероятно.— Finis Hungariae! *

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

около 14 марта 1849 г. л

Перевод с немецкого
Напечатано во втором приложении
,

к «Neue Rheinische Zeitung» M 245, Ha русском языке публикуется впервые

14 марта 1849 г.

* — Конец Венгрии! Ред.


216 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

К опубликованным сегодня утром сообщениям можно доба­вить лишь немногое. Сведения о сражении при Сольноке чрез­вычайно туманны, по-видимому, стоявшая там императорская бригада Каргера была оттеснена ударившими ей в тыл через Абонь мадьярами на противоположный (левый) берег Тисы, еще целиком находящийся в руках мадьяр. Если это верно, то она погибла и никто не избежит либо смерти, либо плена. Из Пешта в Абонь были посланы три батальона, прибывшие, ко­нечно, слишком поздно; как только они отправились по желез­ной дороге, из Сольнока в Пешт прибыл разбитый генерал Цейс- берг. Он вынужден был добираться до Абоня в карете, так как железная дорога была уже разрушена.

В Будапеште строятся новые укрепления. «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» пишет:

«Блокгаузы у обоих предмостных укреплений висячего моста скоро должны быть закончены, образовав на случай нападения надежный бас­тион, который не так-то легко взять. — Несмотря на объявление о том, что об изъятии из обращения или конфискации венгерских банкнот, на­ходящихся в частном обращении в Венгрии, не может быть и речи ш, обмен австрийских банкнот на венгерские бумажные деньги происходит под большой процент, и курс последних, вероятно, будет падать с каж­дым днем ш, так как размеры платежей местных коммерсантов в дру­гие коронные владения, особенно в Вену, значительно превышают посту­пления сверху. Евреи столицы получили повторный приказ уплатить изве­стную невыплаченную часть выкупа за отмену налога терпимости135 серебряными цванцигерами85. Однако общине предоставлена отсрочка на четырнадцать, а по другим данным — на восемнадцать дней».


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


217


Та же газета сообщает из комитата Тольна:

«Гешпаншафт Тольна, вопреки своим изъявлениям верности, уже вновь охвачен сильным волнением. Недавние выступления Морица Пер- целя на народных собраниях посеяли злые семена, а военные власти были слишком поздно уведомлены о том, что он несколько дней тому назад находился инкогнито в поместье своего отца. В руки императорских войск попали лишь его экипаж и ни в чем не повинный камердинер».

Положение императорских войск на юге также далеко не бле­стяще. Обратимся снова к «Constitutionelles Blatt aus Böhmen»!

«Взятие Старого Арада не обошлось без серьезных осложнений. Гене­рал Теодорович хотел оставить там в качестве гарнизона весь свой корпус, но некоторые офицеры сочли, что достаточно трех батальонов. В резуль­тате, когда основные силы сербов расположились в своем лагере, разбитые мадьяры, форсировав Марош, вернулись и оттеснили два батальона, а третий частью взяли в плен, частью уничтожили».

Взяв Эссег, императорское командование было уверено, что тамошний гарнизон поспешит вернуться на службу императора. Из четырех рот регулярных экс-императорских войск не удалось завербовать ни одного человека, а из всех гонведов ш только шестнадцать.

Следующая новость из Хорватии, которой октроирована независимость. «Agramer Zeitung» пишет:

«Мы узнали из достоверного источника, что министерство торговли всерьез намерено привести в порядок Саву в ее верхнем течении вплоть до Сисака, а затем вскоре собирается построить железную дорогу от Сисака до Аграма и оттуда до Карлштадта и Штайнбрюка».

Действительно, все в порядке. Пусть императорско-королев-ское правительство делает там реки судоходными, проклады­вает железные дороги, развивает в стране торговлю и промыш­ленность, и оно убедится, как долго еще сможет полагаться на своих хорватов. Как только хорват сменит красную епанчу 195 на фрак, восторженное отношение к военно-полевому импера­тору прекратится само собой.

Бан Елачич уведомил Банский совет 145, что промадьярски настроенным хорватам, включая шесть лидеров этой партии, ко­торые были объявлены изгнанными из страны, так как бежали в Венгрию и не вернулись после трехкратного вызова, он предоставил амнистию.

Наконец, с турецкой границы пишут следующее:

«В Турции царит большое оживление. В Боснии снаряжаются и кон­центрируются у Травника значительные массы войск. Хотя лазутчики доносят, что иногда слышатся угрозы в адрес граничар, однако скорее


218


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


всего эти приготовления связаны с политической интригой, которую в Кон­стантинополе плетет вокруг Дунайских провинций Пальмерстон/стремясь, по меньшей мере, вытеснить русских из Молдавии и Валахии и оголить восточный фланг Австрии. Австрия может ожидать энергичной ноты по поводу 10 тысяч русских вспомогательных войск в Трансильвании».

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

14 марта 1849 г. п

Перевод с немецкого

в «Neue Rheinische Zeitung» M 246, Ha Русском языке публикуется впервые

15 марта 1S49 г.


[ 219

ОБРАЗЦОВАЯ РЕСПУБЛИКА ,98

Берн, 10 марта. Если Бельгия представляет собой «образцо­ вое государство» буржуа и идеологов — сторонников конститу­ ционной монархии, то Швейцария, как известно, является идеа­лом их республикански настроенных собратьев. В Швейцарии нет короля, не существует дворянства, налоги умеренны, страна наслаждается полнейшим покоем; единственное, что заслуживает порицания — это события прошлого, иезуиты и возня в духе Зондербунда вв. Еще совсем недавно радикальная газета «Neue Deutsche» завидовала покою и довольству Швейцарии. Мы сожа­ леем, что нарушаем это идиллическое представление о счастье и благополучии швейцарских граждан и должны указать на уродливые пятна «на зеркале, наиболее точно отражающем лучи свободы». Прежде всего мы хотим дать обзор нескольких на­родных собраний. 5 марта в Шёнбюле, кантон Берн, состоялось так называемое собрание коммунистов, на котором присутство­вало много пролетариев. Предметом обсуждения были бедность и эмиграция. Характеристика, данная ораторами положению трудящегося населения Швейцарии, подтвердила необходимость скорейшей и энергичнейшей помощи; однако характер дискуссии по этому поводу обнаружил полную беспомощность и показал, что, несмотря на все республиканские институты, пролетариат еще очень слабо представляет себе свое собственное положение и средства освобождения. Консерваторам удалось использовать социальное движение в своих интересах. Самые резкие упреки были направлены в адрес радикального правительства Берна, в частности в адрес дирекции по вопросам финансов, и защит­никам существующего правительства лишь частично удалось опровергнуть их. Было решено, что средством оказания помощи


220


ОБРАЗЦОВАЯ РЕСПУБЛИКА


является пересмотр конституции , причем многие ораторы заявляли, что использовать законный путь следует лишь вре­менно и в порядке эксперимента. Поскольку пересмотр консти­туции является рычагом, с помощью которого консерваторы и особенно патриции Берна ш хотят сместить существующее правительство, можно считать, что их план натравливания про­летариата на правительство пока что удался. Еще отчетливее эта чисто иезуитская тенденция проявилась на заседании Цен­трального комитета Общества содействия эмиграции в кантоне Берн, которое было недавно проведено в Клёстерли под Бер­ном. Депутаты от 25 округов в количестве около одной тысячи человек собрались, чтобы любыми средствами попытаться до­биться урегулирования вопроса об эмиграции во имя спасения многих тысяч лишенных заработка и голодающих граждан государства. Поскольку Большой совет 57 в ответ на доклад правительственного советника Шнайдера не проявил в этом вопросе необходимой энергии и самоотверженности, то и здесь пригрозили пересмотром конституции, не подумав о том, что смещение нынешнего радикального правительства лишь сделало бы возможным возвращение людей старой системы.

Для этой цели во всех округах должна быть распростра­ нена петиция, и как только наберутся предусмотренные кон­ституцией S тысяч подписей, для решения этой задачи будут при­няты соответствующие меры. Так как из-за растущего с каж­дым днем числа людей, лишенных заработка и пропитания, особенно на Бернском нагорье, вопрос об эмиграции является предметом обсуждения и толков, не исключено, что иско­мые подписи будут собраны, и нынешнее правительство столк­нется с большими трудностями.

И в Сапкт-Галлепе рабочее движение делает успехи.

«В то время как «Arbeiter», — повествует «Wächter», — пытается зани­маться теорией социального коммунизма, они в округе Гастер под предсе­дательством Хофштпттера начали осуществлять его на практике; они хо­тят снижения процентной ставки до 2% и т. д.».

Действительно, радикалам там, где они сейчас правят, сле­довало бы остерегаться равнодушием оттолкнуть от себя рабо­чих. Швейцарский пролетариат в значительной степени еще представляет собой так называемый люмпен-пролетариат, кото­рый продается всякому, кто сулит ему золотые горы. Попы и аристократы, разумеется, не напоминают голодающему народу о тех временах, когда крестьянин должен был платить десятину пасторам и помещикам; они лишь спрашивают: «Что делает для вас нынешнее правительство?». И тут уж самым верным сторон­никам последнего нечего ответить. Если бы пролетариат в Швей-


ОБРАЗЦОВАЯ РЕСПУБЛИКА


221


царии был достаточно силен и образован, чтобы стать самостоя­тельной партией, то оппозиция против нынешнего радикализма, несомненно, -была бы оправданной, при существующих же усло­виях всякая борьба с радикальными политиками — уступка консерваторам.

Радикалам вообще надо выступать несколько более энергично и деятельно. Мало нападать на отдельных реакционеров и от­пускать неуместные шутки по поводу религии; партии активной внешней политики [Auslandspartei] следовало бы продемонстри­ровать в борьбе против политиков, выступающих за нейтрали­тет, такую же энергию, какую показали господин Оксенбейн и К0 по отношению к иезуитам и сторонникам Зондербунда. Промедление сейчас таит в себе большую опасность, чем когда-либо. Вопрос о капитуляциях , который решается девятью десятыми швейцарского народа наперекор доктринерско-трусли-вой интерпретации его Федеральным советом, дает в руки ради­калам достаточно сильное оружие, чтобы быстрее покончить с нынешним бедственным положением. Доклад политического департамента (Фуррера) швейцарскому Федеральному совету по вопросу о капитуляциях, который большинством газет, осо­ бенно «Neue Zürcher-Zeitung», восхваляется как поп plus ultra * политической мудрости, позволяет нам проникнуть в суть мел­ кого торгашества Федерального совета, регулирующего внеш­ нюю политику с помощью нескольких баценов 1В8 и принципов гражданского права:

«Из каких средств, — вопрошает Фуррер, — должны быть возме­щены убытки? Абсолютно невозможно в сколько-нибудь значительных

размерах взять эту сумму из казны Федерации.------------------ Следовательно,

эти расходы должны бы быть покрыты кантонами. Но спокойно и непред­взято взвесив обстоятельства и не дав увлечь себя слепому воодушевлению, придется убедиться, что и внесение этой суммы также лежит в области недостижимого, особенно в будущем, даже если признать столь воодушев­ляющее влияние настоящего».

В другом месте:

«Великая нация, которая не может снарядить даже нескольких полков, едва ли сможет надолго обеспечить себе независимость и политическую свободу».

Итальянские республики определенно выразят когда-нибудь соседней швейцарской республике заслуженную благодарность за это официальное заявление ее первого должностного лица. «Neue Zürcher-Zeitung», полуофициальный орган федерального президента, заявила, будто решение, согласно которому отмена нынешних капитуляций относится к сфере компетенции канто-

• — вершина. Ред.


222 ОБРАЗЦОВАЯ РЕСПУБЛИКА

нов, было принято Федеральным советом единогласно. Это не­верно. Итальянец Франсини отсутствовал, и сторонник «не­прерывной революции» Дрюэ собирался внести в Федеральное собрание предложение

«отменить капитуляции, если этого требует положение Италии и Швейца­рии».

Затем он предложил приостановить вербовку в неаполитан­ские полки до решения этого вопроса — и это является главным.

Г-н Оксенбейн, Наполеон войны против Зондербунда, хочет импортировать не только прусского Лобауэра 1в9, но и прусский военный мундир. Но сей похвальный замысел терпит провал из-за величины расходов.

Просьба нескольких французов о создании в Швейцарии игорного дома чрезвычайно возмутила нравственность добропо­рядочных республиканцев. Если бы содержатели игорных домов в Германии не были повергнуты в страх постановлением досто­почтенного Национального собрания во Франкфурте 2°°, они не доставили бы господ-правителей кантонов Зондербунда перед тяжкой необходимостью выбирать между крупными барышами и наследственной моралью. Большой совет в Люцерне 79 голо­сами против 67 отклонил подобную просьбу некоего г-на Биаса; а секция Народного союза направила федеральным властям пети­цию, составленную в том же духе; в ответ на это предпринима­тели обратились в Швиц (Штанц) и Санкт-Галлен (Рапперсвиль), но не добились, однако, удовлетворения своих желаний. Гос­пода, пожалуй, должны будут теперь понять энергию арен­датора игорного дома в Хомбурге, который заявил, что его ка­зино просуществует дольше, чем все франкфуртские парла­менты.

Большой совет, который вновь собрался несколько дней назад и в котором по-прежнему председательствует г-н фон Тиллье, хотя он и запятнан подозрением в государственной измене, за­нимается обсуждением статей закона о промыслах, в котором, по нашему мнению, ничто не заслуживает упоминания, кроме пункта, разрешающего политическим эмигрантам заниматься ремеслом без представления на дальнейшее свидетельства своей деловой правоспособности. Кроме того, департамент внутрен­них дел ходатайствовал о выделении суммы в 8 тысяч франков на науку, искусство и т. д.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

10 марта 1849 г.

Перевод с немецкого
Напечатано
в
«Neue Rheinische Zeitung» M 246, Ha РУ^ком тыке публикуется впервые

15 марта 1849 г.


[ 223

* С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Сегодня мы не имеем никаких сообщений с театра военных действий, за исключением мадьярской корреспонденции «Bres­lauer Zeitung». Из нее видно, что австрийцы, во всяком случае, полностью разбиты в сражении под Сольноком и вынуждены отступить к Пешту. Кечкемет, по слухам, снова занят мадья­рами. Сережанский ш полковник Альберт Елачич, майор принц Гольштейн и сам императорско-королевский генерал (Эттингер якобы пали в бою.

Мадьярская корреспонденция утверждает, что Штульвей-сенбург (на правом берегу Дуная, по направлению к Вене) ванят мадьярами и в результате их новых успехов князь Лобко-виц направился в Дебрецен, чтобы предложить мадьярам посредничество. Подробности завтра.


Написано Ф. Энгельсом 16 марта 1849 г.

Напечатано во втором приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 249,

IS марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


224 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

«Breslauer Zeitung» помещает сегодня два мадьярских сооб­щения от 6 и 7 марта, которые на сей раз, в виде исключения, написаны несколько путано. Из них видно, какое огромное впечатление произвел в Пеште внезапный поспешный отход австрийцев, какое множество слухов, в которых факты следуют вперемешку с преувеличениями, он породил.

3 марта под Мезёкёвешдом, в миле от Маклера и в двух ми­лях от Капольны, по-видимому, произошло большое сражение, в котором Дембинский, благодаря умелому использованию местности и искусному тактическому маневру, наголову разбил императорские войска. Их потери составили 7 тысяч человек и 60 орудий.

То, что венгры вовсе не отступили за Тису, как это растру­били по всему свету австрийские газеты, и что по эту сторону Тисы, должно быть, произошло нечто, похожее на поражение им­ператорских войск (если даже приводимые выше сведения пре­увеличены), — не подлежит сомнению. Недаром Виндишгрец отступает.

То, что императорские войска разбиты также под Солъноком и их расположенное там соединение, как мы и полагали, взято в плен, подтверждается мадьярским сообщением от 6 марта:

«Вчера в 7 часов утра императорской армии был нанесен еще один решительный удар. Бригада Граммона в количестве 5 тысяч человек была окружена в Сольноке на Тисе венгерскими войсками, переправившимися через Тису у Цибакхазы, и после страшного побоища взята в плен вместе с фельдмаршал-лейтенантом Граммоном. Генерал от кавалерии (Эттингер при этом получил смертельное ранение, от которого он вчера скончался в Офене».


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


225


Впрочем, венгры на этом не остановились. Согласно мадьяр­скому сообщению, они продвинулись до Цегледа и 5-го в крово­пролитном бою разбили там императорские войска (вероятно, три резервных батальона, которые Цейсберг держал в Пеште). Они также вновь заняли Кечкемет — очень важный пункт между Тисой и Дунаем. Вследствие этих поражений Елачич, видимо, последовал за князем Виндишгрецом и также оставил Пешт. Полевые укрепления, возведенные вокруг Пешта, судя по всему, уже срыты самими императорскими войсками; следовательно, они намерены не оборонять сам Пешт, а только держать его под контролем посредством орудий Офена. Крепость Офен хорошо обеспечена провиантом, но крупнокалиберные орудия вывезены и оттуда, следовательно там, по-видимому, не помыш­ляют об очень длительной обороне.

Таковы содержащиеся в мадьярском сообщении сведения, звучащие правдоподобно. Менее правдоподобным выглядит следующее:

Гёргей с одним корпусом будто бы продвинулся к Раабу и отрезал отступление императорским войскам; при этом не говорится, было ли это продвижение осуществлено севернее или южнее Дуная.

Мадьяры будто бы форсировали Дунай ниже Пешта и заняли Штульвейсенбург (в тылу Пешта), чтобы отрезать отступление по шоссе, ведущему к Флейшхакеру.

Насколько достоверны оба эти слуха, определить нельзя. В любом случае они выглядят преувеличенными.

Далее мадьярская корреспонденция сообщает из венгер­ского лагеря:

«Приезжие из Дебрецена рассказывают, что по предложению Кошута венгерское Государственное собрание издало декрет о созыве ополчения для поддержки армии. Большинство депутатов получило полномочия на орга­низацию ополчения в качестве правительственных комиссаров. По-види­ мому, эта чрезвычайная мера вызвана известием о русском вмешательстве в Трансильвании. Те же самые приезжие рассказывают также, что министр полиции Ласло Мадарас вышел из состава Дебреценского временного правительства»201.

Далее из Вены пишут 9-го:

«Известие о битве под Сольноком, содержавшееся в моем вчерашнем сообщении, подтверждается. Венгры одержали блестящую победу; еще немного, и они захватили бы главную квартиру. Сам князь Виндишгрец тяжело ранен в руку. О судьбе бригады Цейсберга пока совершенно ничего не известно — она, видимо, полностью рассеяна. Бригада Каргера прижата к Тисе, спастись удалось лишь немногим. Сам генерал Каргер обязан своим спасением исключительно самоотверженности трех драгунов, которые про­рвались вместе с ним. Словом, поражение австрийцев было полным, и даже


226


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


противник признаёт, что военачальники венгерской армии проявили исключительные полководческие таланты. Помимо уже названных вам за последнее время генералов, похвалы заслуживают также генерал Дюшатель (точнее — Дюамель), француз, Гийон (англичанин) и князь Чарторыский (сын Адама Чарторыского); они оказались храбрыми сорат­никами генерала Дембинского, который осуществлял верховное коман­дование.

Кошут назначил баном Хорватии и воеводой Сербии вождя сербов Стратимировича — выбор, встречающий всеобщее одобрение, ибо как сербы, так и хорваты высоко чтут этого красивого и храброго молодого человека 202.

Постскриптум: 3 часа дня. Приезжий из Пешта, выехавший оттуда 9-го (?), сообщает, что в момент его отъезда в городе царило сильное возбуж­дение; в Офене осуществлены широкие оборонительные мероприятия, и в обоих городах кишмя кишат военные. Мадьяры, напротив, с часу на час ожидали вступления своих, и кое-где национальный энтузиазм прорывался в пылких возгласах, несмотря на скопление военных, которым, впрочем, хватало других забот».

Одновременно другой источник из Вены сообщает:

«Тактика князя Виндишгреца по отношению к горячим венграм и полякам вызывает сильное неодобрение в самой армии, которая, видимо, этим деморализована. Многие генералы, командующие венграми, подтя­гивают все больше подкреплений, и если не будет предательства у одной стороны или значительного усиления другой, то не приходится ожидать быстрого конца)).

Виндишгрец, впрочем, заявил, что, ежели он не получит в качестве подкрепления еще 50 тысяч человек, ему не одолеть мадьяр!!

Пусть «Kölnische Zeitung» соблаговолит теперь сказать, в какую по счету «стадию» вступила венгерская война после новых побед мадьяр и этого заявления Виндишгреца.


Написано Ф. Энгельсом

15 марта 1849 г.

Напечатано » «Neue Rheinische Zeitung» JVS 241,

16 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 227

* С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Наши венские и пражские письма и газеты сегодня вечером снова не прибыли. Но и в бреславльских, лейпцигских и дру­гих газетах нет никаких австрийских сообщений о военных дей­ствиях. Между тем мадьярская корреспонденция «Breslauer Zeitung» сообщает о новых боях в районе Цегледа, о большом количество доставленных в Пешт раненых, о приготовлениях к отступлению. Однако и она не сообщает ничего определенного.

Австрийское молчание удивительно более всего полным от­сутствием сообщений откуда бы то ни было. Обычно всегда находился какой-нибудь уголок, откуда сообщалось хотя бы о небольших успехах императорских войск. Но теперь и этого нет. Мадьяры, по-видимому, внезапно проявили Совершенно неожиданную энергию во всех пунктах и создали совершенно непредвиденные препятствия наступлению 250 тысяч импера­торских войск.

С 16 или 17 февраля, то есть уже 4 недели, из Трансильвании нет никаких известий. Ни слова о продвижении частей Гёца — Рамберга — Яблоновского на Токай. Ни слова об операциях Нугента в Сирмии. Ни звука о действиях Рукавины, Теодоро- вича и Глезера в Банате. И если до нас то там, то здесь доходит кое-что, то лишь по неофициальным, расплывчатым слухам.

Словом, молчание официальных сводок становится все более тревожным, а содержание неофициальных сообщений — все более угрожающим для Австрии. По поводу последних завтра сообщим некоторые детали.

Согласно корреспонденции «Allgemeine Oder-Zeitung», авст­рийцы готовы допустить вступление русских как в Трансильва- нию, так и в Краков.


Написана Ф. Энгельсом 1в марта 1849 г.

Напечатано в экстренном приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 247,

1в марта 1849 е.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На -русском языке публикуется впервые


228 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

После краткого резюме, содержавшегося в сегодняшнем экстренном приложении, передаем подробные известия с вен­герского театра военных действий.

Сначала об операциях под Пештом. Боевые действия, ви­димо, в основном ограничиваются районом Цегледа, из чего следует, что как венгерская, так и императорско-королевская армии, вероятно, значительно оттянулись к югу. Во всяком случае, о боях в районе Эрлау, Капольны, Мезёкёвешда больше ничего не слышно. Из этого следует, что Елачич, судя по всему, также отправился оттуда в Цёглед. Подтверждается, что Вин-дишгрец, раздосадованный своими слабыми успехами, перевел свою главную квартиру обратно в Офен и тем самым отстра­нился от активного командования. Напротив, известие о его ранении опровергается. Разбитый великий полководец теперь стягивает к себе все сколько-нибудь свободные войска, даже из осаждающего Коморн корпуса и из Кракова, лишь бы как-то укрепить свои позиции.— О последних военных операциях сообщает 9 марта сего года мадьярская корреспонденция «Breslauer Zeitung»:

«Вчера на сольнокском направлении, по всей видимости, произошло сражение, так как ночью прибыло множество повозок с ранеными. То, что все еще не вышел бюллетень, а также то, что по приказу военного коман­дования вся прифронтовая полоса по Дунаю, расположенная против полевых укреплений пештского плацдарма, внезапно должна была быть очищена и занята войсками, свидетельствует о новом поражении. Ибо подобные меры могут быть предприняты только для прикрытия поспешною


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


229


отхода. К тому же высшие чины гарнизона крепости Офен сегодня отослали своих жен. Непосредственные известия полностью отсутствуют, так как из района ниже Пешта сюда никого не пускают. Как бы то ни было, сегодня должно произойти сражение, если только этому не помешают непрекра­щающиеся ливневые дожди. Если сражение все же произойдет, то отступ­ ление побежденных будет сопровождаться большими потерями, ибо тамош­ние дороги размыты дождем и о перевозке орудий и обоза вообще нечего и думать. Мясо в Пеште подорожало на 2 крейцера за фунт, так как венгерский летучий отряд угнал большую партию быков из Гёдёллё, в 3-х часах езды отсюда. Из Дебрецена нам сообщают, что венгерским прави­тельством смещены за измену князь-примас Венгрии Иоганн Гам и два других высокопоставленных прелата, остававшиеся в Пеште. Князем-примасом назначен умный либеральный венгерский историк Хорват Михай, в прошлом каноник, а затем епископ Чанада. (Это подтверж­дается и из других источников.) Вчера вечером многочисленная толпа, собравшаяся поглядеть на прибывших раненых, была разогнана специально посланным сильным патрулем. Впрочем, все больницы и ка­ зармы настолько переполнены ранеными, что вновь поступающих приходится класть на лестницах и в палисадниках».

То, что дела императорских войск обстоят весьма своеобразно, следует также из прокламации князя Виндишгреца, выпущенной главной квартирой в Офене 8 марта и запрещающей на время осадного положения всякую прямую или косвенную связь с мятежниками и жителями занятых ими районов. Прекращены также все торговые сношения. Всякий, нарушивший эти запре­щения, равно как и содействующий подобным связям, карается по законам военного времени. Товары при этом конфискуются и продаются в пользу государственной казны.

Положение в тылу императорских войск выглядит столь же утешительным. Как далеко зашли эти господа из-под Коморна и какие иллюзии они пытаются распространять, показывает следующее сообщение правительственной «Lloyd» из Пресбурга:

«В то время как основные силы армии под командованием фельдмар­шала Виндишгреца неутомимо преследуют врага уже по ту сторону Тисы (!), второй армейский корпус действует под Коморном, где, согласно достоверным сведениям, 15-го сего месяца ожидается крупное наступле­ ние (!). Для этого туда из Вены, Офена и Эссега направлено много (!) пароходов, груженных очень большим количеством орудий навесного огня всех калибров и четырехкратным запасом пороха. У нашего берега Дуная пришвартовано несколько буксиров, оснащенных, как военные корабли, пушками и бомбами и предназначенных в основном для подвоза резервов. Всего лишь нескольких непродолжительных ракетных стрельб будет доста­ точно, чтобы образумить коморнский гарнизон, добиться сдачи крепости и возобновления судоходства между Веной, Коморном и Пештом».

В той же самой статье, которая начинается этой смехотвор­ной похвальбой, содержится также признание того, что словац­кие крестьяне не желают подчиняться императорско-королев-ским оккупационным войскам. Помимо других арестов1


230


С ТЕАТГА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


«на прошлой неделе задержаны за тайное хранение оружия в злонаме­ ренных целях и доставлены сюда из окрестных словацких деревень 12 крестьян, которые в зависимости от тяжести преступления приговорены к 2, 3 и 4 годам тюремного заключения».

Несмотря на теперь уже многократные безуспешные попыт­ки агитации, словаки хранят такую верность мадьярам, что Австрии удалось завербовать всего 1 400 человек из 2—3 мил­лионов. Достаточно прочесть следующее сообщение из Лёйт-шау (Ципс), попутно подтверждающее, что императорские вой­ска все еще стоят там, где они находились, когда Гёргей стянул свои войска к Тисе:

чЛёйтшау, 1 марта. Словацкое ополчение до сих пор состоит из 15 рот по 90 человек в каждой. Три роты несут гарнизонную службу в Лёйтшау, пять — в Эперьеше, остальные продвигаются к Кашау. Генерал Рамберг вчера обложил этот город контрибуцией в размере 20 тысяч флоринов. Из Эперьеша бежало из страха перед Гёргеем более 500 человек, многие — до самого Пешта».

О положении на юге нам известно лишь, что Сегедин все еще в руках 40 тысяч мадьяр, а перед городом стоят 30 тысяч сербов, намереваясь взять его.

Наконец получены некоторые сообщения из Трансильвании, которые, однако, как это ни странно, все еще ограничиваются данными до 16—17 февраля. Судя по одному из сообщений (сак­сонскому), Б ем будто бы находится в опасном состоянии из-за ранения в руку; другое сообщение — о взятии Шессбурга секле-рами117 — интересно подробностями относительно ночи, прове­денной секлерами в одном-единственном пункте. На Шессбург 16 февраля одновременно двигались около 8 тысяч человек с 12 орудиями из Медиаша, 5 тысяч человек с 5 орудиями из Удвархея и 3 тысячи человек из Марошвашархея. Эти силы вы­нудили храбрые австрийско-русские войска под началом майора фон дер Хейдта, а также доблестное гражданское ополчение183 города без боя отступить к Германштадту, бросив имущество и семьи на милость секлерских разбойничьих орд. Последние будто бы тотчас же обложили город контрибуцией в размере 30 тысяч флоринов;

«несравнимо большая сумма взыскана с окружных центров 203 [Stuhlort- schaïten]. Враг предпринял усиленные поиски свинца и олова, а также извлек брошенные в колодцы патроны и высушил порох на солнце, чтобы вновь сделать его пригодным к употреблению».

В заключение сообщаем следующее интересное известие из Кракова. Из него видно, как давно существует тайный сговор между Россией и Австрией.


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


231


Краков, 12 марта. Командующий здешними императорско-королевскими войсками генерал Легедич вчера вызвал к себе князя Станислава Яблоновского и прямо дал ему понять, что городские власти могут ходатайствовать перед властями губер­наторства о призвании стоящих на границе русских войск в Кра­ков для поддержания порядка, так как он (Легедич) должен вместе со всеми австрийскими войсками выступить в Венгрию. Однако князь возразил генералу императорско-королевских войск, что жители Кракова никогда не выразят такого желания, и в слу­чае если войска будут полностью выведены из города, горожане гарантируют поддержание законного порядка. Они не забудут при этом, что перед вступлением русских в Трансильванию гене­рал Пухнер также обратился к городам Кронштадту и Герман-штадту с косвенным требованием призвать на помощь русских.

Наконец, что касается вопроса о венгерских ассигнациях, то здесь военная тирания nécessitas rerum * вынуждена скло­ниться перед некредитоспособностью империи. Часть кошутов-ских ассигнаций, несмотря на вопли и зубовный скрежет мелких буржуа Пешта, уже изъята из обращения.

В частности, 9-го сего месяца фельдмаршал Виндишгрец в Пеште выпустил извещение, запрещающее государственным кассам принимать венгерские ассигнации достоинством в 100 и 5 флоринов. Это вызвало необычайное замешательство, и в на­стоящий момент всякое денежное обращение полностью пре­кращено. Вследствие этого пештская ярмарка, которая и без того плохо посещается, вообще не состоится. Венгерским ассиг­нациям в 1 и 2 флорина вряд ли уготована другая участь 187.


Написано Ф. Энгельсом 16 марта 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» ЛЗ 248, 17 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


» — в силу необходимости. Ред.


232 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Так как почта из Вены опять не пришла, то какие бы то ни было известия непосредственно из Венгрии снова отсутствуют. Сообщения, полученные через Прагу и Аугсбург, содержат мало нового.

Аугсбургская «Allgemeine Zeitung» сообщает из Пешта от 8-го, что Сольнок снова занят императорскими войсками. Более поздние сообщения, как мы увидим, гласят совсем другое. «All­gemeine Zeitung», впрочем, признаёт, что императорские войска под Сольноком потерпели «довольно серьезное поражение», в результате чего «из 2-х рот уцелело едва ли 40 человек». О сражении же газета сообщает из Абоня у Сольнока следующее:

«После сражения при Капольне174 мы двинулись на Кёвешд, а затем на Поросло. Так как заболоченная местность мешала там действиям кавалерии, мы получили приказ идти на Сольнок. Мы прибыли как раз вовремя, чтобы положить конец сражению, начатому 15 тысячами венгров при 40 орудиях против двух бригад и дорого нам обошедшемуся, потому что бригада Каргера была выбита из Сольнока. В этот момент прибывает подкрепление из Пешта, и мы можем противопоставить им 15 тысяч чело­век и 36—40 орудий, не сомневаясь, что они начнут отходить, как только увидят развертывание значительных сил. Храбрость наших войск заслу­ живает похвалы. Хотя Сольнок вчера перешел в руки венгров, сегодня к ве­черу он, несомненно, опять будет нашим».

Что можно извлечь из этих хвастливых заявлений насчет того, что Сольнок снова будет взят — ясно из перепечатанного в «Constitùtionelles Blatt aus Böhmen» письма из Пешта. В нем говорится:

«Бан * вчера выступил из Пешта уже в 4 часа утра. К сожалению, о событиях на театре военных действий, находящемся, как утверждают, в

* — Елачич, Ред,


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


233


непосредственной близости от нас между Цегледом и Абонем, нам не из­ вестно ровно ничего. Тайные подстрекатели рассказывают здесь чудеса о силе армии мятежников и даже утверждают, например, будто бы для того, чтобы пройти их лагерь из конца в конец, требуется 6 часов. Эти слухи, конечно, сильно преувеличены, однако нельзя все же отрицать, что сейчас на сольнокском направлении уже второй раз значительные силы инсурген­ тов подошли к столице ближе, чем это было бы желательно. Тревога благо­ намеренных усилена необходимыми, конечно, мерами по обеспечению безопасности коммуникаций между крепостью Офен и только что возве­денной новой и единственной цитаделью Пешта. Вчера в этой постройке спешно пробили амбразуры, а жители соседних домов получили строгий приказ быть готовыми покинуть свои жилища со всем имуществом в тече­ ние шести часов после получения соответствующего уведомления. Вчера также на обоих берегах Дуная были поспешно снесены расположенные поблизости от блокгаузов цепного моста строения, мастерские и т. п., принадлежащие Компании по строительству цепных мостов. Поэтому здешнее лояльно настроенное простое население охвачено унынием, тогда пак противная партия лишь с трудом скрывает тайную радость».

Как вообще идут дела у императорских войск, ясно уже из того, что Виндишгрец, стремясь изолировать мадьяр, стро­жайше запретил всякое сообщение и торговлю с занятыми ими районами. Все направляющиеся туда лица подлежат аресту, а товары конфискуются. В связи с приближением пештской ярмарки введены также чрезвычайные полицейские меры в отношении приезжих.

С левого фланга главной армии (Шлика) все еще нет никаких известий. Аугсбургская «Allgemeine Zeitung» утверждает, правда, будто он находился уже в восьми часах от Дебрецена, и еще неизвестно, отошел ли он снова. Это, однако, бессовест­ная ложь; Маклар, где, по их собственным сообщениям, стояли императорские войска, находится в добрых 15 немецких милях от Дебрецена, а Тиса со своей полосой болот шириной в милю протекает между ними, в 10 милях от Дебрецена. За неимением фактов «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» помещает следую­щее хвастливое сообщение:

«От операций фельдмаршал-лейтенанта Шлика с уверенностью ожи­дают (!) прекрасных результатов, так как вообще можно с гордостью (1) утверждать, что как раз в ходе продвижения на соединение под Токаем он показал себя превосходным полководцем!»

«Gonstitutionelles Blatt aus Böhmen» подтверждает также, что мадьяры заняли южную часть Пештского комитата у Кеч-кемета. Они даже вышли к Дунаю и установили связь с инсур­гентами на противоположном берегу (Тольнский комитат):

«Одним из главных очагов происков инсургентов является Калоча, откуда они ведут подстрекательскую деятельность во всей округе, в част­ ности, в лежащем на другом берегу Дуная Тольнском комитате. Повстанцы там настолько осмелели, что топят любое судно, проходящее по Дунаю.


234


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


При этом особенно отличаются крестьяне Фёльдвара и Дунавече. Они совершенно не боятся императорско-королевских войск, ошибочно пола­гая, что под Калочей стоят 12 тысяч гонведов 162. Их фанатизм постоянно разжигается воззваниями из Дебрецена».

Таким образом, на всем отрезке от Дунавече до Тольны (9—10 миль по прямой) оба берега Дуная в руках мадьяр, и судо­ходство находится под большой угрозой.

О том, как ведется война в этом районе и как мало шансов у неповоротливых австрийцев справиться с этими недосягае­мыми скоплениями мятежников, показывает следующее сооб­щение:

«Войсковая часть, отправившаяся несколько дней назад пароходом в Фёльдвар (Тольнский комитат) для подавления новых очагов мятежа, не встретилась с противником. Буксир был, правда, обстрелян при швар­товке, по мятежники рассеялись, прежде чем была произведена высадка. Настоящая партизанская война! Бригада Симунича, но слухам, перенесла свой укрепленный лагерь к принадлежащему графу Казмеру Баттянн имению Бишкен в четырех часах езды от Офена, чтобы обеспечить безопас­ ность и упрочить новое положение дел по эту сторону Дуная».

Из Трансильвании — ни слова. В Банате

мжидают, что одновременно с прибытием бана * (в ходе кампании против Сольнока) австро-сербский фронт, растянувшийся от Байи до Темешвара, придет теперь в движение» («Constitutionelles Blatt aus Böhmen»).

Действительно, наконец-то мы узнали, что знаменитая ди­визия, сформированная фельдмаршал-лейтенантом Глезером из войск Рукавины, Теодоровича и других генералов под гром стольких газетных фанфар, которая должна была овладеть Тран-сильванией и Гросвардейном, не только не удержала свои пози­ции на Мароше, но отступила к Темешвару! Правда, в мадьяр­ских сообщениях об этом говорилось уже давно, но ведь им же нельзя верить!

В другой статье той же газеты говорится:

«До вчерашнего дня (7 марта) ни Сегедин, ни Терезиопель (Суботица), близ которого, как я уже сообщал, сербы одержали блестящую победу и буквально искрошили мадьяр, еще не были захвачены, и в этом направ­ лении движется мадьярский корпус. Об этом рассказывают люди, приехав­шие сегодня из этих районов».

В этом деле имеется одно совершенно особое обстоятельство. Сербы в высшей степени недовольны своим вождем. Патриарх

* — Елачича. Ред.


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


235


Раячич с каждым днем становится все более непопулярным из-за того, что он подверг опале Стратимировича и выступил против Национального комитета 120, который он теперь распустил, сфор­мировал заново и перевел в Бечкерек, и других актов произвола. Стратимирович исчез: по-видимому, перешел к мадьярам. Рукавина и Теодорович, правда, сербы, но в первую очередь они генералы императорско-королевскои армии, не признающие другой национальности, кроме австрийской. К тому же отно­шения между регулярными войсками, с одной стороны, и серб­скими граничарами 139 и волонтерами, с другой, довольно на­пряженные.

«Сербы жалуются на недостаток кавалерии, а императорские войска вдобавок но спешат на помощь «райценам» — прозвище, которое снова в ходу у военных» («Constitutionelles Blatt aus Böhmen»).

Короче говоря, со времени отстранения Стратимировича сербы охвачены недовольством и даже, как сообщают сами вен­ские газеты, ведут переговоры с мадьярами. Какой эффект произведет назначение Кошутом Стратимировича баном и вое­водой, покажет будущее 202.

Здесь готовится новый удар по австрийцам в форме отзыва турецких сербов96 из Венгрии. «Constitutionelles Blatt aus Böh­men» сообщает по этому поводу:

«Сербы, сражающиеся на австрийской земле, отозваны княжеским указом из Белграда. Мы не знаем, распространяется ли это также на отряд Кничанина, так как приказ носит слишком общий характер. Наши сербы с подозрением воспринимают этот шаг, считая, что появление этого указа не обошлось без дипломатического воздействия Ольмюцкого дво­ра 107. Другие усматривают в этом дела чисто организационного харак­ тера или же связанные с рекрутским набором, а мы склонны связывать это с вооружением турок. Нет никакого сомнения, что иррегулярные сербские части только и знали, что грабить, убивать и поджигать, и что это — отбросы Сербии. Их алчность настолько велика, что они грабят всех без разбора. Целыми возами они переправляют свою добычу через Саву, и отовсюду, куда ворвались эти орды, несутся мольбы: избави нас, небо, от этих друзей, а врагов мы уж как-нибудь одолеем».

Та же газета пишет по этому поводу в другой статье:

«Другое щекотливое обстоятельство, вызывающее у нас печальные предчувствия, заключается в отозвании войск Сербского княжества из Воеводины. Мы не в состоянии проникнуть в тайну этой политики. Говорят, что этого потребовали Порта, Англия и Франция. Мы этому не верим; по крайней мере, они не имели права это делать, ибо войска, при­ бывшие на подмогу из княжества, не являются регулярными частями, которыми тамошнее правительство могло располагать по своему усмо­трению, а состоят из волонтеров, явившихся, чтобы принять участив

9 М. и э., т. 43


236


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


в освободительной борьбе своих сородичей. Право же на это сербы имеют, так как Сербия — конституционная страна и ее народ — свободный народ. Волнения среди южных славян не прекратились, а, напротив, усиливаются с каждым днем».

О злостном характере производимых сербами грабежей сви­детельствует следующая прокламация патриарха *, выпущен­ная в Гроскикинде 24 февраля:

«Ввиду усиления грабежей, чинимых как вспомогательными, так и нашими войсками, я вынужден отдать следующее распоряжение: 1) за­прещается покупать угнанный скот и другое похищенное имущество. 2) В случае, если купивший будет уличен в этом, он лишается как при­ обретенной добычи, так и уплаченных за нее денег. 3) Все похищенные вещи должны конфисковываться там, где они обнаружены, причем соот­ ветствующие власти обязаны докладывать мне об этом».

Но сербов, которые все же ведут национальную борьбу, более всего возмущает выступление высокородного бана Ела-чича, являющегося в качестве бана одновременно главой Во­енной границы 139, в пользу германизации. «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» публикует следующее сообщение от 1 марта из района Савы:

«Бан Елачич стал притчей во языцех; последние его деяния окутаны покровом тайны, и южные славяне взирают на него с недоверием. Здесь очень плохо воспринят его приказ патриарху, гласяпщй, что на терри­ тории здешней Военной границы снова надлежит ввести немецкий язык. Воистину бан Елачич не учел всего значения этого распоряжения. Сербы разожгли национальную войну только с целью избавиться от гнета чу­ жеземного народа, уберечь от гибели свою литературу (!), свое искус­ство (!), свои песни, все свои национальные сокровища, к которым они привязаны всем сердцем; добровольно они не подчинятся этому приказу. Впрочем, какими бы соображениями ни руководствовался достопочтен­ный бан, мы ни минуты не сомневаемся, что патриарх отменит этот приказ».

Высокородный рыцарственный бан явно играет самую жалкую роль. Отправленный некоторое время тому назад по подозре­нию в неблагонадежности в Пешт, он служил правительству для того, чтобы прикрывать своим именем и своей ответствен­ностью все непопулярные у славян правительственные акты. Этот аристократ сразу же связался с австрийцами и навсегда порвал с мадьярами. Теперь, когда уже слишком поздно, он видит, что, несмотря на всю свою славянскую хитрость, он по­зорно обманут императорскими властями и уже не может отка­заться поставить свою подпись под столь гнусным документом, каким является его недавнее заявление о мнимой размолвке с Виндишгрецом. Он получил по заслугам.

* — Раячича. Ред,


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


237


Петервардейн окружен. Гарнизон якобы арестовал всех офицеров за вероломство и измену.

Нам стали известны подробности о сражении в Словакии против чехословацких добровольческих отрядов. Битва про­изошла у Турана на Ваге (у подножья Яблунковского перевала, уже однажды оказавшегося роковым для господ Штура и Гур-бана) 204. Одержавший здесь победу мадьяро-словацкий корпус удерживает силами 12 тысяч человек Высокие Карпаты и, по-видимому, находится под командованием Клапки и Аулиха.

Говорят, что австрийское правительство дезавуировало Пухнера, потребовавшего вступления русских в Трансильва-нию, и настаивает на их выводе, как только туда войдут для подкрепления войска из Баната численностью 15 тысяч чело­век. Но так как сербы отказываются идти, то русский корпус временно еще останется там.

Согласно «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» в Пеште циркулируют следующие известия из Дебрецена:

Один из депутатов якобы предложил, чтобы Государствен­ное собрание признало императора Франца-Иосифа законным королем Венгрии. Ньяри первый поддержал это примиритель­ное предложение, и даже Кошут в блестящей речи высказался за это предложение, принятое затем единогласно.

Письмо из Пешта, датированное следующим днем, добав­ляет к этому:

«Вчерашнее сообщение из Дебрецена, по-видимому, подтверж­дается, и говорят, что Государственное собрание действительно признало императора Франца-Иосифа законным королем Венгрии. Это признание опирается на прагматическую санкцию 2*, a мы знаем еще со времен предпоследнего рейхстага, какие требования выдвигает партия Кошута на этой основе. Также, как стало известно, было недвусмысленно добав­ лено, что побудительным толчком к этому шагу явилось прежде всего желание доказать европейским монархиям, и в первую очередь находя­ щимся в непосредственном соседстве великим державам, что нет ни ма­лейшего желания учреждать единую, великую, может быть даже красную, сарматско-мадьярскую республику20в. Следовательно, это нельзя рас­сматривать как шаг к подлинному умиротворению».

Если мадьяры действительно приняли это решение, то, в сущности, такой маневр не имел бы особого значения. Если они победят и окажутся под Веной, с «законным королем Венгрии» быстро будет покончено.

Далее, в другом письме с Дравы говорится:

«В Дебрецене и его окрестностях настроены чрезвычайно воинст­венно и по-боевому. От одного офицера императорских войск, отпущен­ ного под расписку, так как он не хотел сражаться против своих братьев, мы получили сведения] наиболее интересным из которых является сле-

»


238


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


дующее. «Войско Кошута, — по его словам, — насчитывает примерно 100 тысяч человек и около 400 (?) орудий. Изготовляются ракеты собст­венной конструкции. Имеются также регулярные пехотные части и семь гусарских полков старого типа; кроме того, сформированы еще 7 гу­сарских полков: Кошута, Месароша, Баттяни, Мадараса, Хуняди. Проводится очень много учений, и деревни на расстоянии 6 миль от Дебрецена хорошо укреплены, так что те, кто рассчитывают на легкую и быструю победу над мятежниками, глубоко заблуждаются», — сооб­щает наш авторитет. Судя по тому, что нам известно о передвижениях у Тисы, наши операции требуют всемерной серьезности и осторожности, ибо здесь может понадобиться искусное маневрирование, и, как нам по-прежнему кажется, войск в Венгрии, по крайней мере в нынешний ре­шающий момент, недостаточно. Да не обвинят меня в пессимизме. Мы видим, что у мятежников много энергии, а массы в Румынии и в окру­жающих районах по-настоящему фанатичны, поэтому мы сожалеем, что рекрутский набор в северных провинциях затягивается, так как это ме­шает правительству в борьбе с мадьярами».

Этим весьма радостным, во всяком случае для соседних публицистов, сообщением мы заканчиваем сегодня нашу кор­респонденцию, все еще в ожидании «finem Hungariae»*.


Написано Ф. Энгельсом 17 марта 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» Л8 249,

IS марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты Перевод с немецкого На русскож языке публикуется впервые


* — «конца Венгрии». Ред,


[ 239

* С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИИ

Сегодня вечером венские газеты опять не пришли. Приз­наться, мы не можем объяснить себе этого бесконечного и с каждым днем увеличивающегося беспорядка.

Через Бреслау мы получили сведения из Пешта до 11 мар­та. Ни одного официального сообщения с театра военных действий; зато мадьярские и австрийские неофициальные из­вестия в главном полностью совпадают.

С каждым днем становится все более и более ясно, что им­ ператорские войска в течение двух недель терпят поражение за поражением. По меньшей мере половина императорско-коро-левских генералов оказалась чистейшими тупицами, и не менее бездарный Виндишгрец снимает их теперь с постов. Цейсберг совершенно исчез, Каргер и Дейм, скомпрометиро­вавшие себя под Сольноком, находятся под следствием; Врбна, который, согласно мадьярской корреспонденции, несет наи­большую ответственность за поражение австрийцев под Ме-зёкёвешдом, якобы также будет отдан под следствие и, как сообщают разные источники, «попал в немилость» и, во вся­ком случае, должен быть «отправлен на пенсию».

Как была достигнута мнимая победа при Капольне, пока­ зывает следующее сообщение венской литографированной кор­респонденции 176:

«По сообщению нотариуса из Капольны, которому были поручены похороны павших в этом бою, число убитых со стороны венгров соста­вило 1 500, а со стороны императорских войск 4 тысячи человек».

Из австрийских сообщений далее видно, что Шлик прибыл в Офен на военный совет и что он принимает командование


240 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Северной армией, а бан Елачич — Южной, фельдмаршал же Виндишгрец остается в Офене. Очевидно, нет полной уверен­ности в том, что удастся отстоять соединенные столицы 207.

О том, какое впечатление произвели в Пеште последние мероприятия Виндишгреца в отношении венгерских банк­нот 194, видно из следующих сообщений мадьярской коррес­понденции («Breslauer Zeitung»):

«Пештское купечество хотело созвать собрание для обсуждения этих мероприятий, но князь Виндишгрец не разрешил это. Возбуждение в Пеште было так велико, что князь вынужден был послать 40 тысяч гульденов К. М. 133 мелкими австрийскими банкнотами для выплаты ра­бочим. — Пештский коммерческий банк также хотел издать циркуляр о том, что он, как и прежде, будет принимать венгерские банкноты, но Виндишгрец запретил и ему проведение этой операции. Впрочем, в на­стоящее время деловая жизнь на пештской ярмарке Иожефа 208 вслед­ствие путаницы в банкнотах сведена к нулю и в конечном счете от этих мероприятий больше всего пострадали австрийские торговцы, так как они не могут ни продавать, ни получать деньги».

Новым доказательством того, к каким чрезвычайным ме­ рам вынуждены прибегать императорские войска, чтобы удер­жаться хотя бы там, где они уже находятся, служит приказ Виндишгреца из Офена от 10 марта, угрожающий дворянам и горожанам, городам и общинам за присоединение к мятежу военными реквизициями без права компенсации; расходы по снабжению армии вскоре будут возложены на те группы дво­ рян и те городские слои, которые остались пассивными в борьбе за дело императора; однако в этом случае при реквизиции вы­дается квитанция и сохраняется право на возмещение. Особое право на полное возмещение предоставляется верному и ло­яльному населению. Имущество лиц, виновных в нанесении ущерба, подлежит конфискации.

Мадьярская корреспонденция сообщает из комитатов Тольна и Баранья:

«Почта, адресованная в Мохач, вчера вернулась назад. Мохач и Фюнфкирхен заняты венграми. В Пентеле, расположенный на том же берегу Дуная, что и Офен, вступил венгерский генерал Перцель с отря­дом 10 тысяч человек. Пентеле находится примерно в восьми милях от Офена. Из Фёльдвара на Дунае крестьяне выгнали 400 императорских солдат. На пештском берегу Дуная операции протекают медленно; по-видимому, главные силы венгров перебрасываются на офенский берег. Венграм, очевидно, очень важно уберечь Пешт от бомбардировки, для чего они должны направить основной удар на Офен, захват которого обеспечит падение Пешта».

Известие о захвате мадьярами Фюнфкирхена и о переправе на правый берег Дуная сильного мадьярского отряда все же требует подтверждения,


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ 241

Из Коморна 119 получено следующее (австрийское) сообщение:

«Для обстрела Коморна доставлено 6 тысяч шестидесятифунтовых бомб; вокруг крепости роют апроши, заполняя их водой, чтобы затопить подземные сооружения крепости (!). Гарнизон состоит из 10 батальонов. Население должно поставлять продовольствие по большей части даром, так как оно не может разменять кошутовские стофлориновые банкноты, которыми расплачиваются солдаты».

«Апроши», посредством которых хотят «затопить подзем­ные сооружения», до сих пор никому не были известны и, очевидно, являются совершенно новым императорско-королев-ским изобретением, наподобие знаменитых воздушных шаров, которые должны были бомбардировать Венецию.

Из Трансильвании получено следующее, во всяком случае весьма прискорбное для прорусски настроенного соседа-пуб­лициста, сообщение:

«Из Трансильвании окольным путем поступили сведения о положе­нии там вплоть до 4-го сего месяца. Города Кронштадт и Германштадт должны ежедневно покрывать расход в одну тысячу флоринов im размеще­ние русских войск, по поводу чего они уже подали жалобу командующему. Бем все еще стоит под Модиашем. Пухнер располагает только прежними своими силами. Без значительной русской поддержки (?) или отвлекаю­щего маневра со стороны Баната (I) умиротворение несчастной Тран­сильвании немыслимо».

Отвлекающий маневр со стороны Баната! Разве сербы уже 6 недель не отказываются покинуть свою родину ради спасе­ния фламандских евреев — мелочных торговцев в Трансиль­ванском Саксенланде? А если бы они и согласились — разве им не достаточно хлопот с 40 тысячами мадьяров на Мароше!

Дембинский, по утверждению «Ost-Deutsche Post», якобы вышел в отставку из-за разногласий с Гёргеем, и последний стал главнокомандующим на Тисе 140. Это сообщение, изго­товленное в Пеште не позднее 10-го, по-видимому, не что иное, как военно-полевой слух, и никем не подтверждается. Мы передаем его только для полноты информации.


Написано Ф. Энгельсом

17 марта 1S49 г.

Напечатано во втором выпуске «Neue Rheinische Zeitung» M 249,

18 марта 1S49 г.


Печатается по текст}/ газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


242 ]

ВЕНГЕРСКИЕ ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ

Кёльн, 19 марта. Наконец-то вновь появился бюллетень, 28-й по счету. Но напрасно мы будем искать в этом опублико­ванном 15 марта в «Wiener Zeitung» документе сообщений с Тисы — главного театра военных действий; напрасно мы будем вопрошать, куда исчезли Яблоновский, Гёц и их сорат­ники; как раз о самых важных событиях официальный бюл­летень хранит многозначительное молчание. Зато он сообщает о следующих выдающихся успехах императорских войск:

1) Из Трансильвании:

«Чтобы положить конец опустошениям, которые производит против­ник, угрожающий дистриктам саксов а03 полнейшим разорением в ре­зультате непомерных денежных и продовольственных реквизиций, а также, чтобы, выйдя к Кокелю, двинуться оттуда дальше на Марошвашархей на соединение с достигшим Бистрицы корпусом фельдмаршал-лейтенанта фон Малковского, командующий фельдмаршал-лейтенант Пухнер при­ казал бригаде ван дер Июля 28-го прошлого месяца продвинуться до Штольценбурга, 1 марта до Марктшелькена, 2-го до Арбегена и Фрауэн-дорфа, куда 3-го числа перебазировались состоящие из двух бригад — Штуттерхейма и Каллиани — основные силы корпуса. На следующий день после того, как первые из названных бригад 2 марта одержали по­ беду в авангардном бою и после соединения всех трех бригад, противник был постепенно вытеснен с трех позиций, занятых инсургентами под Кописом, около постоялого двора в Гроспробсдорфе и под Медиашем. При этом противник потерял 300 человек убитыми и ранеными и 85 плен­ными. Инсургенты поспешно отступили на Марошвашархей, преследуе­ мые после успешного овладения Медиашем дивизионом кавалерии и батальоном пехоты при двух орудиях под командованием подполков­ника Буссека. Подготавливаемый теперь захват Марошвашархей позво­ лит восстановить связь с корпусом Малковского и полковником Урба­ном, а также с Буковиной».


ВЕНГЕРСКИЕ ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ


243


Даже если все изложенное и соответствует действительности, это доказывает лишь, что императорские войска — очевидно, с помощью русских — взяли Медиаш, пока Бем из-за своего ранения не мог осуществлять командование. Благодаря этому императорские войска захватили несколько миль территории. Если бюллетень хвастает «подготавливаемым» захватом Маро-швашархея и ожидающимся восстановлением связи с корпу­сом Малковского в Буковине, то надо учитывать, что Пухнер стоит под Медиашем, а Малковский в лучшем случае под Би-стрицей, что эти пункты разделены 20—25 милями высокого горного массива и что хвастовство об «установлении» связи звучит примерно так же, как если бы итальянцы заявили, что, денонсировав пьемонтское перемирие 20В, они «установили» бы «связь» с мадьярами.

Впрочем, то, что Бем серьезно болен и что секлеры 117 (вполне справедливо) наложили на обывателей-саксов дейст­вительно основательную контрибуцию — в наказание за их горячие черно-желтые 101 симпатии, — подтверждается следую­щим сообщением:

«Германштадт, 26 февраля. Бем 23-го выехал больным в Марош- вашархей, его рука, вследствие ампутации пальца, в очень опасном состоянии. — Шессбург вынужден был уплатить секлерам контрибуцию в 30 тысяч флоринов К. М.133, и недавно с него и с окружных центров вновь потребовали 100 тысяч флоринов К. М. — Все газеты писали о 195 тысячах человек румынского ополчения; могу вас заверить, что эта цифра существует только на бумаге».

2) Из-под Коморна119 бюллетень сообщает:

«По сообщениям командования осадой Коморна, понтонный мост между Ачем и Гёныо закончен, что позволило сузить кольцо окружения крепости. 11-го сего месяца гарнизон предмостного укрепления у Вага совершил вылазку на Хетени, отбитую, однако, бригадой Вейгля».

Дюрок заявил Наполеону, что Коморн «imprenable» *. Таким образом, императорские войска могут проникнуть в кре­пость только с помощью измены, а мадьяры уже приняли энер­гичные меры, чтобы оградить себя от этого.

3) Из Баната:

«После того как в результате операций императорского австро-сербского армейского корпуса и войск, подчиняющихся командующему в Банате фельдмаршал-лейтенанту барону Рукавине, в феврале весь левый берег Мароша от границ Трансильвании до Тисы был очищен от противника, а его безопасность обеспечена благодаря удачному распо­ ложению наших войск в сочетании с крепостями — Арадом и Темешва-ром, дальнейшее пребывание сербского вспомогательного корпуса 31° в Ба-

* — «неприступен», Ред.


244


ВЕНГЕРСКИЕ ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ


нате и Бачском комитате перестало быть необходимым, и это позволило генералу Теодоровичу пойти навстречу выраженному уже ранее поже­ланию княжеского сербского правительства и вернуть домой к мирным занятиям этот храбрый вспомогательный корпус. В первых числах те­кущего месяца вспомогательный корпус на двух пароходах вернулся по Тисе и Дунаю в Белград. На 1 марта главная квартира генерала Теодо-ровича находилась в Турецкой Каниже на Тисе, в трех часах езды от Сегедина и Терезиопеля, к которым по обоим берегам Тисы вплотную приблизились передовые части».

Поистине сербский вспомогательный корпус был уже не нужен! И чем же кончилась грандиозная экспедиция в Тран-сильванию и на Гросвардейн, о которой предпоследний бюл­летень возвещал с такой помпой? * Очистив левый берег Ма-роша, императорские войска, вместо того чтобы развивать наступление, вдруг переходят к обороне! Это имеет свои при­чины, но их бесполезно искать в бюллетенях императорско-королевской армии. Зато нас информирует об этом орган сла­вян «Constitutionelles Blatt aus Böhmen». Эта газета пишет 9 марта с Савы:

«С каждым днем у нас усиливаются раздоры, с каждым днем наше положение становится все более тяжелым, и мы убеждаемся на опыте, что в этой великой борьбе народов мы сыграли весьма поучительную роль выжатого лимона. Мы еще не оправились от удара, нанесенного нам последним приказом бана Елачича о введении немецкого языка; еще не эабыли глубокой обиды, ожившей в нас при известии, что всем добро­вольческим отрядам из сербского княжества разрешено вернуться на родину, а новые и новые несчастья одно за другим обрушиваются на нас. Так, князь Виндишгрец приказал патриарху Раячичу и генералу Тео­доровичу распустить все национальные учреждения, существующие в Во­еводине со времени ее завоевания, подобным же образом ликвидировать все гарнизоны, кроме императорских, и возобновить прежнюю деятельность командования старых генералатов и полков ш. Этот приказ фельдмаршала воабудил серьезное недоверие и недовольство, и все с нетерпением ожидали ответа патриарха, после оглашения которого удрученные лица вновь про­яснились и воскресли надежды. Ответ гласил: «Пока я являюсь правителем этой страны, я не желаю и не допущу этого роспуска. Этого не должно и не может быть. Если же вы настаиваете на своем приказе, я все рас­пущу, но не поручусь за реакцию нации». С неменьшим удовлетворением был встречен ответ генерала Теодоровича. Очень неблагоприятное впе­чатление произвело сообщение о роспуске рейхстага в Кремзиере и октро­ированной конституции» 212.

И если бюллетень сообщает нам об осаде Петервардейна следующее:

«Фельдцейхмейстер 103 граф Нугент лично ведет переговоры о ка­питуляции важной крепости Петервардейн, большая часть войск и на­селения которой продемонстрировала столь сильное желание вернуться

• См, настоящий том, стр, 196—198, Ред.


ВЕНГЕРСКИЕ ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ


245


к выполнению своего долга, что появилась надежда вскоре вновь увидеть над этим важным военным пунктом, как и над крепостью Эссег, импера-торско-королевское знамя»,

то «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» отвечает на это сле­дующим южнославянским Miserere 213:

«С Дравы, 9 марта. Нугент перенес свою главную квартиру из Дальи в Черевиц в Сирмии; в Далье же должны остаться войска, так как она может послужить опорным пунктом для внезапного нападения. Насколько у нас вообще не хватает войск, явствует хотя бы из того, что часто одну и ту же часть направляют в два различных пункта, а затем выясняется, что эти взаимоисключающие приказы были отданы в невероятной суто­локе событий. — Под Терезиопелем в Бачском комитате против упомя­нутых вчера мадьярских войск оказались лишь 3 батальона, которые вынуждены были отступить под натиском превосходящих сил. — Опе­ рации против Петервардеина быстро развиваются. Из Эссега сюда еже­дневно направляются транспорты с осадными орудиями, и следовательно, во всем, что до сих пор болтали о предстоящей сдаче крепости, нет ни слова правды. Все основано на сангвинических иллюзиях; несмотря на то что это еще не произошло, оно без сомнения (!), вероятно (!!), вскоре (!!!) произойдет. Австрийские сербы, которые весьма расстроены ото­званием своих зарубежных братьев, считают незаконными операции им­ператорских войск против Петервардеина, так как они рассматривают эту крепость как свою собственность и намереваются занять ее своими национальными частями. Все это, вместе с тайными замыслами Страти- мировича, показательно для определенного настроения, и сейчас еще распространенного в массах и средних классах, заявляющих, что они еще посмотрят, кто здесь будет властвовать — мадьяры, швабы или сербы. Видно, и тут сепаратистские интересы берут верх и их осуществлению придается здесь большее значение, чем сохранению единого государ­ства».

Теперь видно, какие грозовые тучи собираются в сербской Воеводине над разваливающейся австрийской объединенной монархией и как мы были правы, уже ранее указывая на то, что камарилья может еще рассчитывать на сербов лишь в не­значительной степени. Что не только сербы, а все южные сла­вяне разделяют недовольство вновь проявившимся австрий­ским вероломством, подтверждается следующими строками:

«Аграмские газеты от 9-го уже сообщают об октроированной кон­ституции и роспуске рейхстага. Мы тщетно искали проявлений радости в этих газетах, напротив, в «Slavenski jug» от 10-го содержатся недву­ смысленные угрозы, a «Südslavische Zeitung» от 9-го помещает лишь не­ сколько неодобрительных строк по поводу этого события».

В дополнение к этому официальная «Wiener Zeitung» сооб­щает из Аграма:

«Уже несколько дней прибывают солдаты национальной мобильной гвардии, самовольно покинувшие свои посты на границе, так как они якобы в течение нескольких недель не получали ни жалованья, ни хлеба.


246


ВЕНГЕРСКИЕ ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ


Так ли обстоит дело в действительности, а если так, кто в этом виноват, мы не знаем; но в любом случае мы сожалеем о возвращении наших гвар­дейцев, неожиданно с такой готовностью посвятивших себя пограничной службе, потому что недоверие, вызванное у них задержкой жалованья, может иметь плохие последствия, которые трудно предвидеть. Но при любой ситуации было бы желательно, чтобы почтенный Банский совет ^, расследовав и предав гласности причины этого самовольного возвраще­ния гвардейцев на родину, привлек, наконец, виновных к строгой ответственности».

Итак, всякая опасность для мадьяр со стороны славянского Юга устранена, тем более, что наиболее популярный после Стратимировича вождь сербов — Кничанин также вернулся к себе на родину (Турецкую Сербию).

4) Бюллетень внезапно и чрезвычайно наивно признаёт, что, как совершенно правильно сообщает мадьярская коррес­понденция, партизанская война в Венгрии в тылу австрийцев вновь распространилась вплоть до Дуная. Там говорится следующее:

«Сообщение по Дунаю было прервано вооруженными бандами опол­чения, собранными фанатичным противником в окрестностях Калочи, Патая и Шольта, чтобы попытаться вызвать волнение на уже полностью усмиренном правом берегу Дуная у Пакша и Фёльдвара. Соответствую­щее подкрепление под командованием полковника Райхе, полученное гарнизоном Фюнфкирхена из Славонии, экспедиция, три дня тому назад отправившаяся по приказу его светлости фельдмаршала князя Виндиш-греца на 15 баржах в охваченные беспорядками местности на обоих бе­регах Дуная, а также операции частей армейского корпуса фельдцейх-мейстера графа Нугента, находящихся под командованием полковника барона Ледерера в Сексарде и Мохаче, по-видимому, уже положили ко­нец непрекращающимся боевым действиям рассеянных шаек врага и создадут прочную защиту находящимся под угрозой районам».

«По-видимому, создадут защиту»! Тот факт, что император-ско-королевские бюллетени никогда не сообщают о действи­тельно совершенных действиях, а всегда говорят о действиях, которые лишь предстоит совершить, повторяется с каждым разом все чаще. Если Вельден не откажется от этого метода, то даже «Kölnische Zeitung» не сможет больше защищать его бюллетени.

Достаточно следующего: то, что крестьяне восстали — это факт, а то, что австрийцы усмирят их — это еще дело буду­щего.

Вот все, что сообщает бюллетень. К счастью, молчание этого официального документа не мешает нам получать другие сооб­щения с Тисы. Одна корреспонденция утверждает, что Соль-нок будто бы опять оставлен мадьярами. Что это ложь, под­тверждается молчанием австрийского бюллетеня. Напротив,


ВЕНГЕРСКИЕ ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ


247


положение императорских войск там очень тяжелое. «Соп- stitutionelles Blatt aus Böhmen» стенает 10 .марта из Пешта:

«Если поверить даже одной сотой устных мадьярских бюллетеней, то венгры уже не позднее 15 марта заняли Пешт-Офен. Я со своей стороны все еще возлагаю надежды на победу императорского оружия. Австрий­ская армия, по довольно достоверным источникам, еще вчера находилась в Абоне; по сообщению местных жителей, находящихся в оппозиции к вла­стям, императорские войска, однако, отошли далеко за Цеглед, и венгры взяли этот населенный пункт в штыковом бою. Сегодня должна произойти решающая битва. Да благословит бог победы императорского знамени. Я не суеверен и не верю в предчувствия, но мое сердце будет биться спо­койнее, если 15 марта пройдет благополучно. Я глубоко убежден, что после этого числа погаснут последние искры опасности для Пешта-Офена. Говорят, будто бы венгры твердо решили отметить этот день грандиозным военным подвигом».

Итак, Будапешт все еще в опасности! — Далее венская литографированная корреспонденция 175 пишет:

«Зато сводки единодушно сообщают об упорном сопротивлении, которое встречают императорско-королевские войска, и хотя их силы доведены до 148 тысяч человек, лишь одна треть используется в дейст­ вующей армии. Превосходная оценка дается мужеству и храбрости вен­герских гусар, от которых, в частности, сильно пострадал кирасирский полк Вальмодена 105. Негостеприимная местность, на которой сейчас опе­рируют императорско-королевские войска, также сильно затрудняет поход».

Деревня Маклар, по достоверным сообщениям, крайний пункт, занятый императорскими войсками, была сожжена ими за то, что 5 повозок с боеприпасами попали там в руки мадьяр. 5 человек, якобы виновных в этом, были немедленно казнены! Вот цивилизованное ведение войны, с помощью которой бла­городный Виндишгрец стремится обеспечить себе ускользав­шую от него до сих пор победу. Он выпустил также следующую прокламацию, основное содержание которой мы вкратце из­ложили уже вчера *:

Пешт. «Настоящим приказываю нижеследующее:

1)        Все реквизиции отныне должны возлагаться на принявших уча­ стие в мятеже в Венгрии дворян и горожан, без права на какое-либо воз­мещение или компенсацию.

2)        Все города и общины, примкнувшие к мятежу или под каким- либо предлогом позволившие склонить себя к вступлению в ополчение, также относятся к этой категории.

3)        Все движимое и недвижимое имущество тех руководителей коми­ татов, дистриктов, городов и общин, как и всех должностных лиц и по­мещиков, которые при приближении императорско-королевских войск покидают свои посты или резиденции, затрудняя этим снабжение армии

• См. настоящий том, стр. 240. Ред.


248


ВЕНГЕРСКИЕ ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ


продовольствием и возлагая это бремя на плечи бедных и ни в чем не повинных классов населения, немедленно конфискуется и секвестрируется, причем обнаруженные продукты и скот немедленно используются для снабжения императорско-королевских войск. К этой же категории от­носятся те лица и чиновники, которые со злым умыслом наносят ущерб государственной казне, подвергают преследованию преданных его ве­личеству подданных, или, имея возможность по мере сил помешать вышеуказанному, не делают этого.

4)        Остальные потребности императорско-королевских войск в про­довольствии будут покрываться той частью зажиточного дворянства и городских слоев, которая осталась пассивной в борьбе за святое и пра­вое дело Его Величества нашего всемилостивейшего императора и ко­роля *. Однако при этих реквизициях будут выдаваться квитанции и со­храняется право на возмещение.

5)        Крестьяне, хотя и обязаны немедленно и без возражений постав­лять подлежащие реквизиции продукты, требуемые командованием императорско-королевских войск, получают гарантию на полную компен­сацию за счет упомянутых в §§ 1, 2 и 3 категорий.

6)        Право на полное возмещение убытков имеют в первую очередь те, кому был или будет нанесен мятежниками ущерб за проявленную ими непоколебимую верность Его Величеству.

7)        В случае, если гарантируемое в §§ 5 и 6 возмещение убытков за счет указанных трех категорий явится недостаточным, стоимость ущерба, понесенного пострадавшими, будет добросовестно определена беспри­страстными комиссиями и в зависимости от обстоятельств разверстана по справедливости на комитат или на всю страну.

Главная квартира в Офене, 10 марта 1849 г.

Альфред, князь цу Виндишгрец, фельдмаршал императорско-королевских войск».

Опять начались расстрелы. Так, «Breslauer Zeitung» пишет:

«По сообщениям из Пешта от 13-го, взятый в плен под Напольной нарушивший присягу майор пехотного полка Занини Щ расстрелян по приговору военно-полевого суда».

Надо надеяться, что Кошут не преминет достойно отплатить за это зверское убийство.

Подобные действия вместе с упорным молчанием «госпо­ дина князя» Виндишгреца показывают наилучшим образом, как блестяще положение превосходящих сил императорско-ко- ролевской армии на Тисе и как скоро «окончится война в Вен­грии».

Наконец, мы имеем следующее краткое сообщение с Кар­ пат, которое лишь подтверждает незначительность успехов императорских войск, достигнутых там в горах, и ту неприязнь, с которой жители Ципса встречают так называемое словацкое ополчение, состоящее из чистейшего сброда 95. Народные массы

* — Франца-Иосифа I . Ред.


ВЕНГЕРСКИЕ ВОЕННЫЕ СООБЩЕНИЯ


249


Словакии, как уже часто указывалось, на стороне мадьяр. В статье говорится:

«Кашау, 3 марта. Фельдмаршал Рамберг выпустил прокламацию, которая приказывает населению относиться к словацкому ополчению с тем же уважением, как к императорским войскам. В то же время руко­водителю указанного ополчения предоставляются полномочия, согласно прокламации князя Виндишгреца 214 от 1 января сего года, сравнять с землей любой населенный пункт, из которого осмелятся напасть на опол­чение. — Завтра Гурбан, Штур и другие избранные (!) доверенные лица (!) словацкого народа отправятся в Ольмюц, чтобы изложить импе­ ратору справедливые пожелания и жалобы (!) своего народа».

Господа Штур и Гурбан настолько «доверенные лица» словаков, что эти последние уже неоднократно прогоняли их через Яблунковский перевал в Моравию!

В заключение остановимся еще на одной прокламации Виндишгреца от 11-го, где он доказывает, что отстаиваемое инсургентами дело является национальным лишь в малой степени, так как из каждых 100 пленных не менее 60 при­надлежит к другим национальностям.

Quod erat demonstrandum! * Ведь мадьяр всегда как раз в том и упрекали, что их борьба является национальной, а не освободительной войной! Поистине никто не может превзойти в хитрости австрийского фельдмаршала! В той же прокламации находящийся в затруднительном положении Виндишгрец при­зывает к организации добровольческих отрядов для борьбы с мадьярами.

Прекрасная возможность для наших соседей, господ из «Kölnische Zeitung».


Написано Ф. Энгельсом

19 марта 1849 г.

Напечатано в ttNeue Rheinische Zeitung» M 250,

20 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


* — Что и требовалось доказать! Ред.


250 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Убедительное свидетельство о положении императорских войск содержит следующее сообщение из Вены:

«Указания ряда газет на то, что дела в Венгрии приняли опасный оборот, официально опровергаются. Тем не менее публика стоит на этой точке зрения».

Итак, на следующий день после опубликования официаль­ного бюллетеня Вельден вынужден еще специально заверять народ, что дела в Венгрии не «приняли опасного оборота»! Одного этого факта вполне достаточно!

В Вене, далее, распространяется следующий военно-поле­вой слух:

«Действующая армия в Венгрии занимает следующие позиции: То­кай занят бригадой Гёца, Мишколъц — бригадой Яблоновского; фельд­маршал-лейтенант Шлик со своим корпусом стоит под Эрлау. Между ним и Солъноком сосредоточены основные силы армии. Бан * со своей главной квартирой находится в Цегледе, князь-фельдмаршал ** — в Офене».

Против того, что Шлик стоит под Эрлау, а Елачич у Цег- леда, спорить трудно, ибо они еще 8 дней назад занимали эти, находящиеся довольно далеко в тылу, позиции. Но то, что Яблоновский находится в Мишкольце, а Гёц даже в Токае — явная ложь. Вчерашний бюллетень должен был бы это уже знать.

* — Елачич. Ред. ** — Виндишгрец. Ред,


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


251


«Breslauer Zeitung» публикует следующую мадьярскую кор­респонденцию, которую мы на сей раз, в виде исключения, вынуждены считать очень сомнительной; по меньшей мере, пер­ вая ее половина основана, видимо, на чистейших пештских городских сплетнях:

«Райцены ш снова наголову разбиты венграми у Терезиопеля. Вслед­ствие этого комендант Темешварской крепости генерал Рукавина послал курьера к Виндишгрецу в Пешт с просьбой о немедленной помощи, так как в противном случае он будет вынужден сдаться. Венгерский генерал Гёргей деблокировал крепость Коморн119, которая уже обстреливалась императорскими войсками фельдмаршал-лейтенанта Симунича. Симу-нич отступил к Леополъдштадту, бросив большое количество снаряже­ния. Фельдмаршал-лейтенант граф Шлик, которому Виндпшгрец пору­чил руководить отступлением, вчера прибыл в Пешт. В узком кругу он с восхищением отозвался о Дембинском. — Вследствие новых строжай­ших заградительных мер мы лишены достоверных известий о нынешнем положении венгерской армии, однако продолжающееся возвращение артиллерии и боеприпасов явно свидетельствует о продвижении венгров. Вчера венгерский летучий отряд ворвался в Промонтор, в IVa часа езды от Офена, что вызвало величайшую тревогу в Офенской крепости. Большинство венских оптовых торговцев, приехавших в Пешт на нынеш­нюю ярмарку Иожефа 208, упаковало свои товары и отправилось назад в Вену».

Из Трансильвании мы получили через «österreichischer Correspondent» следующие сообщения, которые мы также пере­даем лишь с большими оговорками, так как они носят откро­венно про австрийский характер:

«Кронштадт, 22 февраля. Здешний саксонский магистрат 216, пона­чалу обратившийся к генералу Лидерсу с просьбой о русской помощи, теперь уже, кажется, не слишком рад своему шагу. Действительно, рус­ские вели себя здесь вызывающе. Сообщают подробности, которые, если им сколько-нибудь верить, несомненно делают желательным быстрое удаление русских вспомогательных войск. Для содержания русских войск жителей обложили своего рода подоходным налогом, тогда как раньше мы полагали, что это бремя ни в коем случае не будет возложено на нас. — Говорят, что сюда в Валахию должны будто бы прибыть крупные турец­кие соединения; здесь также ожидаются новые русские войскаъ.

«Германштадт, 26 февраля. Здесь ходят различные слухи о Беме, показывающие, что о его передвижениях нет точных сведений. Сегодня здесь говорили, что он умер от последствий ампутации (!), чему я пока не верю. Верно, однако, что ему не хватает боеприпасов. В ожидании (!) подкреплений и боеприпасов из Венгрии через Клаузенбург он бросает свои силы против Марошвашархея, ибо (!), хотя полковник Урбан дей­ствует всего 4 батальонами регулярных войск, все же Бем боится этого героя гораздо больше, чем всех корпусных командиров вместе с русскими казаками. После двух недель, проведенных в бездействии, сегодня здесь зашевелились. В настоящий момент выступили две бригады: одна к Шесс-бургу, другая — через Медиаш к Блазендорфу. Румынский префект А. Север, разместившийся с 400 ополченцами в Рэшинари, также по-


252


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


лучил приказ двинуться к Блазендорфу. Помощи из Баната все еще не видно, вместо этого поговаривают о новых русских частях, которые долж­ны прибыть сюда. Я не могу этому верить, тем более, что все сообщения из соседней страны единодушно указывают, что в Валахию направля­ются крупные турецкие соединения».

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

20 марта 1849 г. __ .

Перевод с немецкого
Напечатано
,

в «Neue Rheinische Zeitung» № 251, На РУ«яяш языке публикуется впервые

21 марта 1849 г.


[ 253

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

После второй неудачной попытки императорских войск форсировать Тису, на фронте вновь наступило затишье. Вин-дишгрец находится в Офене якобы для улаживания админи­стративных дел. Шлик и Елачич держали с ним военный совет, па котором план операции подвергся существенным изме­нениям. Шлик остается командующим Северной армией. Ела­чич, полностью оставив тщетно предпринимаемые в течение нескольких месяцев попытки переправиться через Тису у Соль-нока, направился на юг к Терезиопелю на соединение с сер­ бами, стоящими лагерем под Сегедином, и с граничарами ш. Вероятно, он попытается взять Сегедин, дабы затем перепра­виться здесь через Тису и действовать на ее левом берегу про­ тив Дебрецена. Мадьяры сумеют оказать ему подобающий прием. Сомнительно, удастся ли ему побудить сербское ополчение, составляющее основную массу находящихся там войск, при­соединиться к его армии.

В Темешварском Банате ни малейшего движения. Сербы, у которых с каждым днем все больше открываются глаза на вероломство одурачивших их австрийцев, не двигаются с места. Без сербов же размещенные там императорские войска ничего не в силах предпринять. «Südslavische Zeitung» сообщает от­туда:

«Под Старым Арадом инсургенты вновь сосредоточили значительные силы под командованием мятежного генерала Дамьянича (ранее капитана в полку Рукавины), генерала Феттера (ранее майора в полку Дон Ми­ геле) 105 и полковника Гаала (отставного подполковника императорско-королевских войск), командующего осадой крепости».


254 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Восстание в комитатах Тольна и Баранья с каждым днем становится все более угрожающим. Туда посланы все имею­щиеся в распоряжении войска. Примечательно, что комитат Баранья, являющийся очагом восстания, населен в основном славянами — сербами и славонцами.

На время болезни Бема командование в Трансильвании пе­реходит, видимо, к одному французскому офицеру. Опера­циями под Сольноком также, по-видимому, руководит француз по имени Дюшатель.

На «волнениях», которые происходят среди славян и стано­ вятся все более поучительными, мы еще остановимся более подробно.


Написано Ф. Энгельсом

21 марта 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» M 2511,

22 марта 1S49 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 255

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Сводки с театра военных действий не содержат сегодня ни­чего важного. Елачич, по утверждению мадьярской коррес­ понденции разбитый мадьярами под Ясберенем, вернулся в Пешт. В Офен уже доставлена тысяча раненых. Шлик тоже еще находится в Офене. Мадьярская корреспонденция далее утверждает (что мы, однако, пока считаем пештскими домыс­лами), что Гёргей с 30 тысячами человек вторгся в Словакию и занял горные города 124. — В районе Фёльдвара находились 2 тысячи гонведов ш и 6 тысяч восставших крестьян. Однако посланные туда суда с войсками уже на следующий день ни с чем вернулись назад. Даже вблизи Пешта кишат конные отряды инсургентов («Constitutionelles Blatt aus Böhmen»). Австрийский министр Шварценберг и бывший министр финан­сов Кюбек будто бы находятся в Пеште для урегулирования вопроса о венгерских ассигнациях ш (мадьярская корреспон­денция). — Известие о победе сербов под Терезиопелем и взятии этого города теперь превращается в сообщение об их поражении и в признание, что мадьяры, кроме Сегедина, про­ должают удерживать и Терезиопелъ. В Сирмии, как во всех южнославянских землях, царит сильное возбуждение.


Написано Ф. Энгельсом

22 марта 1849 г.

Напечатано в приложении к *Neue Rheinische Zeitung» M 253,

23 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


256 ]

*С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Судя по письмам с молдавской границы от 6 марта, русские, стоящие в Трансильвании, получили подкрепления в количе­стве 8 тысяч человек, и, кроме того, расположенный на границе Буковины русский корпус ждет приказа двинуться в Буко­вину. Бем стянул к себе значительные подкрепления и в третий раз угрожает Германштадту. Один из отрядов Малковского (под началом Урбана) вынужден был отойти к границе Буковины и снова отдать город Бистрицу венграм.


Написано Ф. Энгельсом

23 марта 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeiiung» AS 254,

24 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 257

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. -ЗАПУТАННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ В СЕРБИИ

Сегодняшний наш отчет о Венгрии мы начинаем сообще­нием о победе; если оно подтвердится, то вызовет величайшую радость среди немецких демократов.

Нам пишут из Бреслау:

«Бреслау, 23 марта. Только что получено сообщение из Ратибора, что Дембинский штурмом взял Пешт. Гёргей, еще до этого занявший своей армией высоты Рааба, двигается в качестве авангарда на Вену, которую Дембинский вскоре предполагает взять.

В Богемии с минуты на минуту ожидают взрыва грозной революции, которая в первую очередь охватит угнетенное сельское население и при­ведет к настоящей гражданской войне. Национальная ненависть между немцами и чехами почти совершенно исчезла; старые чешские депутаты Палацкий и его сподвижники были освистаны, в то время как по адресу немецкой левой и ее богемского президента Борроша многократно раз­давались приветствия. Прага, впрочем, уже объявлена на осадном по­ложении».

Такое же сообщение мы получили при посредстве демокра­тической корреспонденции из Берлина. Согласно последней, одному депутату пишут следующее:

«Ратибор, 23 марта. Дембинский после недавно выигранного круп­ ного сражения 17i и многих одержанных ранее важных побед взял штур­мом Пешт. Гёргей, уже занявший своим корпусом высоты Рааба чтобы в случае бегства австрийской армии отрезать ей отступление, — идет в качестве авангарда на Вену, где, вероятно, Дембинский помешает пасхальному омовению ног и отомстит Австрии так, как она этого вполне заслуживает.

Прага находится на военном положении с обязательными в таком случае 26 пушками, направленными на город. Хотя революции там еще и не произошло, ее ждут и тем самым, надо надеяться, спровоцируют.


258 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. — ЗАПУТАННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ В СЕРБИИ

А если это произойдет, если Богемия восстанет против кабинета, поч­товые лошади в Ольмюце очень подорожают.

Это известие было сообщено министру Мантёйфелю, который весьма испуганно ответил, что министерство еще не получило по данному вопросу никаких депеш».

Однако эти сообщения в том виде, в каком они здесь при­водятся, явно неверны и, по меньшей мере, преждевременны. Расположение армий, как видно из последних сводок, исклю­чает пока возможность взятия Пешта венграми.

Мы имеем известия из Пешта вплоть до 18-го. Последние венские газеты, где могли бы уже быть сведения от 19-го, к нам не поступили. Правда, в «Breslauer Zeitung» помещена мадьяр­ская корреспонденция от 18-го, сообщающая о победе мадьяр над Елачичем под Ижаком и Альпаром. Оба эти населенных пункта расположены справа и слева от шоссе, ведущего из Пешта через Кечкемет на Сегедин примерно на широте Феледь-хазы, где, как известно, Елачич был уже однажды разбит: о той же ли битве или о новом сражении идет речь — судить трудно. Во всяком случае, как сообщает мадьярская коррес­понденция, известие об этой победе венгров имело такое воз­действие на пештскую биржу, что мадьярские банкноты под­нялись на 20 процентов. В Пешт будто бы прибыли также остат­ки разбитого корпуса и множество раненых. Далее, впрочем, в той же корреспонденции говорится, что военные действия мадьяр ведутся, по-видимому, не совсем в таких масштабах, как это полагают на бирже. Относительно финансового поло­жения в Пеште в мадьярской корреспонденции говорится:

«В Пеште нет биржи, и в настоящее время финансовые операции, впервые после запрещения венгерских денежных знаков ш начавшиеся там в более широких размерах, осуществляются временно в одном кафе. Однако вчера местные военные власти арестовали одного из главных менял и этим Argumentum ad hominem * вызвали некоторую заминку в операциях по обмену банкнот, курс же венгерских денежных знаков удерживается на прежнем уровне, хотя многие увидели в вышеупомя­нутом аресте признак полного аннулирования венгерских банкнот и для частного обращения.

Контрибуция, которую Пешт обязан был уплатить только в мае, по приказу его сиятельства князя фон Виндишгреца должна быть вне­сена в течение 24 часов. Императорское соляное управление отныне продает только за наличные».

Кроме того, здесь говорится о союзе мадьяр с турками, вслед­ствие чего операции мадьяр должны развиваться не на пешт-ском направлении, а в направлении Баната и турецкой границы.

» — доводом, не решающим существа дела, и убедительность которого не ба­зируется на достаточных основаниях, Ред,


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ.—ЗАПУТАННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ В СЕРБИИ 259

Однако это сообщение звучит несколько неправдоподобно. — Передают, что вместо Палоци, который подал в отставку по старости, президентом венгерского Национального собрания в Дебрецене стал якобы Пал Алмаши.

По другим, австрийским, сообщениям под Сегедином (или Феледьхазой) Елачич одержал победу над мадьярами. Оче­видно, речь идет об уже упомянутой выше операции. Однако до тех пор, пока австрийские бюллетени хранят упорное мол­ чание об операциях на Тисе и пока их условные победные сводки не подтвердятся другой, беспристрастной информацией, мы будем верить отрадному сообщению мадьярской корреспонден­ции о том, что Елачич потерпел под Феледьхазой поражение.

Нашу уверенность в этом подкрепляет следующее сообщение венской литографированной корреспонденции175, которая печа­тается под наблюдением военной цензуры:

«Известия из Венгрии еще далеко не удовлетворительны; известно, что там произошли значительные неприятности и к ответственности были привлечены даже офицеры самых высших рангов. Среди них на­зывают даже графа Врбна».

Из Баната сегодня ни строчки. О Яблоновском, Гёце и дру­гих пропавших соединениях австрийской армии ни единого слова.

Зато из Трансильвании мы сегодня слышим лишь компли­менты по адресу Бема. Так, «Deutsche Allgemeine Zeitung» пишет:

«Все сообщения из действующей армии сходятся в том, что Бем вновь проявил свои способности в последнем бою под Медиашем, заняв выгодные позиции, позволившие ему во время всего столкновения го­раздо больше маневрировать, чем сражаться».

А теперь слово известной по военным сводкам официальной «Siebenbürger Bote»:

«Кто сам не наблюдал внушающую уважение выдержку Бема, его упорство на поле боя, не может составить правильного представления о способностях этого генерала. Пока его позиция как бы скрыта за лег­кой завесой, он отходит лишь очень медленно, и будь надежность его войск равна его искусству выбирать позиции, глубочайшая обоснован­ность которых всегда, так сказать, бросается в глаза, — нам пришлось бы встретиться с ним не просто в интересных, но и в блестящих сраже­ниях. Бем с войском в 5—6 тысяч человек сражался с 9 часов утра до 6 часов вечера на трех позициях с выдержкой, характерной не только для данного случая, но и для всех его действий».

Императорское правительство, впрочем, убедилось, что с сербами шутки плохи. Газета «Напредак» («Прогресс») из


260 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ.—ЗАПУТАННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ В СЕРБИИ

Карловица пишет 13 марта, что поздно ночью 8 марта в Беч-кереке патриархом * получено письмо министра Стадиона, в котором министерство утверждает временное сербское нацио­нальное правительство 1в0 и одновременно выражает желание, чтобы сербские газеты высказались по поводу того, какое правительство по желанию народа должно быть установлено в Воеводине. Далее, министр Стадион приглашает из Вое­водины двух уполномоченных, в соответствии с чем в Вену кроме Богдановича были посланы также Паскович, Цивано-вич и Шупликац. Комитет в Бечкереке 216 начал уже перего­воры о конституировании сербского ландтага. Большая часть депутатов за то, чтобы в ближайшее время было созвано народ­ное собрание 217 и на нем был бы избран воевода.

Многие из улан, недавно разогнавших окружной комитет в Хацфельде, прибыли теперь в Кех и разоружили там сер­бов . Затем они поскакали в сербскую Црню и пытались лик­ видировать окружной суд, однако сербы заявили, что они не подчинятся военному командованию и будут защищать свои права до последней капли крови. Если бы уланы позволили себе малейшее насилие, кровопролитие было бы неизбежным. В Комлоше и Масдорфе уланы также хотели распустить коми­теты, однако местные румыны и немцы тотчас же сообщили об этом патриарху. Таким образом, Рукавина хотел распустить окружные суды и национальные учреждения по всей области. Счастье, что он не пошел дальше; если бы уланы нагрянули еще и на сербские деревни, ни одному из них не сносить бы головы. Узнав о разоружении, патриарх пришел в ярость. Сей­ час сообщают, что Рукавина уступает, уланы (Шварценберга) переданы под командование Теодоровича.

Кончится ли на этом неразбериха в Сербии, мы еще увидим. Во всяком случае, Виндишгрец и Елачич скомпрометированы правительством, которое отреклось от них. Нас это особенно радует в отношении фантазера Елачича.

Написано Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

26 марта 1849 г. „а

Перевод с немецкого

Напечатано гт -

е «Neue Rheinische Zeitung» M 250, Ha PVCckom языке публикуется впервые

27 марта 1849 г.

* — Раячичем. Ред.


[ 261

ТЕАТР ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Несмотря на все подтянутые подкрепления, на все превос­ходство сил, звезда удачи по-прежнему не желает светить им­ператорской армии. «Ost-Deutsche Post» фантазирует в кор­респонденции (?) из Пешта от 20 марта:

«Барон Гаммерштейн, видимо, уже форсировал Тису и продвинулся до Ньиредьхазы, в 8 часах езды от Дебрецена. С другой стороны, Пухнер должен быть уже около Гросвардейна, и сейчас распространился слух, что Сегедин сдался без боя».

«Видимо — должен» — «распространился слух» — таковы достоверные сообщения с театра военных действий, которыми «Ost-Deutsche Post» наводняет мир и которые надежная, «кри­тически-оценивающая», опытная «Kölnische Zeitung» сегодня утром во втором выпуске без лишних слов сообщает своим читателям.

Далее «Ost-Deutsche Post», а за ней и «Kölnische Zeitung», сообщают:

«По весьма достоверным сообщениям, сербы получили из Сегедина приказ соединиться со стоящей на Тисе императорской армией. Приняв затем верховное командование над этими обоими соединениями, бан * начал наступление на Дебрецен» (!!!).

Эта корреспонденция, якобы из Пешта, не что иное, как обычная венская военно-полевая сплетня, в которой ни слова истины. «Kölnische Zeitung» могла бы это знать. Во-первых, не было никакого бюллетеня, изданного по поводу каких-

* — Елачич, Рев,


262


ТЕАТР ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


либо хотя бы даже столь незначительных успехов, и во-вто­рых, она могла прочитать в перепечатке в «Deutsche Allge­meine Zeitung», а в оригинале в «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» подлинную корреспонденцию из Пешта от 20-го, в ко­торой ничего не говорится о «восточногерманских», «досто­верных сведениях». И почтенная жительница Кёльна осмели­вается еще упрекать отнюдь не претендующую на критику «Breslauer Zeitung» в недостаточной критике мадьярских кор­респонденций!

Дело в том, что «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» сооб­щает от 20-го из Пешта совершенно обратное:

«Падение Сегедина не подтвердилось, напротив, сообщают, что импе­раторские войска из стратегических соображений покинули Кечкемет. Враг, видимо, концентрирует в этом пункте все свои силы и рассматри­вает Сегедин как ключ к нынешнему оперативному плану австрийцев. С нашей стороны вчера также были отправлены по железной дороге подкрепления к театру военных действий».

Вот все, что сообщает эта действительно написанная в Пеште корреспонденция с театра военных действий.

Правда, барон Гаммерштейн с подкреплениями, — как со­общают, с десятью батальонами, — направился из Галиции вниз по Хернаду на Токай. Однако здесь он ни при каких условиях не мог бы форсировать Тису без упорного и победо­носного боя — а разве императорская армия не преминула бы немедленно раструбить в своих бюллетенях о такой важной победе? От Токая до Ньиредьхазы добрых четыре мили, то есть в этой болотистой местности и в это дождливое время года для регулярной армии — 2—3 полных дневных перехода. И Гаммерштейн якобы достиг Ньиредьхазы прежде, чем в Вену пришло официальное сообщение о совершенной им много дней назад переправе через Тису!!!

Дойди даже Гаммерштейн хотя бы до Токая, мы получали бы торжествующие бюллетени один за другим. Мы знали бы, где находится Гёц, а где Яблоновский, где Чорич и где Шлик. Как раз об этом мы ничего не знаем. С 26 февраля, с битвы при Капольне, результаты которой остались неясны, то есть почти в течение четырех недель, мы не получили с Тисы ни единого официального сообщения; а сообщения из неофициаль­ ных источников ежедневно противоречили одно другому.

Итак, первая из трех колонн, во главе которых «Kölnische Zeitung» переправилась через Тису, существовала лишь в во­ ображении.

Второй должна была быть колонна Шлика. Но 17-го или 18-го Шлик находился еще в Цегледе^ о чем и сообщает


ТЕАТР ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


263


«Constitutionelles Blatt aus Böhmen». У следующего места пере­ правы, под Сольноком, о форсировании Тисы не могло быть и речи. Здесь стало не до шуток даже благородному бану и раз­бойничьему атаману Елачичу, и пришлось отказаться от всех попыток перейти в этом месте реку. Если же Шлик форсировал Тису под Тисафюредом, единственно годном для этого близ­ лежащем пункте, то сначала нужно было бы добраться туда, сконцентрировать там свои силы и дать сражение. Все это дол­жно было произойти за короткий срок с 18-го по 20-е, что с точки зрения хронологии, очевидно, совершенно невозможно. Присутствие Шлика в Цегледе можно объяснять чем угодно, но только не спешной подготовкой переправы через Тису; напротив, в связи с другими сообщениями можно заключить, что здесь, где правый фланг его войск должен установить связь с крайним левым флангом корпуса Елачича, Шлик при­сутствовал лишь для инспектирования.

Третья колонна, разумеется, должна была бы быть Елачича. Однако, по единственным имеющимся у нас непосредственно из Пешта сообщениям, она по «стратегическим причинам» (как всякий раз говорят императорские войска, когда их бьют) отступила даже за Кечкемет. Но Кечкемет находится в 12 милях от Сегедина, единственного здесь места, где воз­можно форсирование Тисы, и общеизвестного центра операций Елачича. Что толку, что сербы «получили приказ» соединиться с ним, находящимся в 14 милях от них, и что за смехотворное дополнение о том, что в результате лишь этого проекта сое­динения бан идет прямо «на Дебрецен», до которого от еще не завоеванного Сегедина свыше 25 миль!

Пухнер, продолжает фантазировать «Ost-Deutsche Post», должен бы уже сейчас находиться около Гросвардейна. Без­условно, если бы все шло по желанию императорских войск, он давно был бы там. Но до сих пор нам известно лишь, что пока 30 тысяч стоящих в Трансильвании русских сдерживают секлеровш, Пухнер действует не против Гросвардейна, а в противоположном направлении на Шессбург и Марошвашархей.

Что, впрочем, значит выбить мадьяр с их укрепленных позиций за Тисой и взять Дебрецен, особенно сейчас, когда приближается сезон дождей, можно судить по следующей вы­держке из «Constitutionelles Blatt aus Böhmen»:

«Для военных действий на глинистых дорогах и полях по эту сто­рону Тисы безусловно выгоднее, если обычный сезон дождей начнется несколькими неделями позже. В течение этого сезона Дебрецен представ­ляет собой остров поневоле, до которого даже в мирное время можно добраться лишь с трудом. Судите же на основании этого, какие препят-


264 ТЕАТР ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

ствия, вызванные природными условиями, приходится преодолевать нашим храбрым войскам, чтобы достигнуть очага мятежа. На пути к Деб-рецену лежат также венгерские степи такой огромной протяженности, что нужно ехать верхом чуть ли не целый день, чтобы добраться до одного из колодцев, снабжающего водой табунщиков. И на этих равнинах австрийская кавалерия должна сражаться с врагом, который чувствует себя там дома и чьи маленькие неутомимые лошади могут быть названы верблюдами венгерских степей».

Итак, во-первых, болота Тисы и Кёрёша, образующие есте­ственный ров вокруг степей под Дебреценом, а затем сама Дебреценская Сахара — вот где австрийским кирасирам и уланам придется вести с легкими венгерскими гусарами борьбу, подобную той, какую в первые годы алжирской войны 218 вела против арабской конницы неповоротливая французская кавалерия.

Из Баната мы узнаём, что к сербским осложнениям приба­вилось еще одно. Румын натравили против сербов — за или против императорских войск, нам неизвестно. Вероятно, за этим скрываются австрийские интриги.

Крепость Темешвар сильно вооружается — не против мадьяр, а против сербов. Недовольство сербов, видимо, должно возрастать.

Что же касается многократно «ожидавшегося» за послед­нее время взятия Петервардейна, то это опять оказалось ложью. Вот что пишет «Constitutionelles Blatt aus Böhmen»:

«С Дравы, 18 марта. В венских газетах можно было недавно про­честь, что крепость Петервардейн взята штурмом императорскими вой­ сками. Петервардейн не может быть взят штурмом, разве что ценою 20-ти или 30-ти тысяч жизней. Знающие крепость военные согласятся с нами. Если крепость не сдастся сама, с ней можно будет справиться только голодом. К сожалению, надежд на скорую сдачу, возникших у нас в связи с начавшимися переговорами, остается все меньше, а только что бежав­шие оттуда офицеры не сообщают нам ничего обнадеживающего, так как простые солдаты и гонведыш действуют террористическими ме­тодами».

В тылу императорских войск можно «ожидать» нового вос­стания. Драгунский полк, занимавший Баконьский лес, отоз­ван в Пешт и уже прибыл туда. Гонведы-партизаны, в изо­билии бродящие там, немедленно вновь поднимут восстание и установят связь с инсургентами Тольнского комитата.


Написано Ф. Энгельсом

28 марта 1849 г.

Напечатано в приложении к «Neue Rheinische Zeitung» M 2S8,

29 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


t 265

ИТАЛИЯ. С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Военные действия начинают принимать более определенные очертания. В то время как пьемонтцы перешли Тичино у Буф- фалоры, Радецкий форсировал ее у Павии и находится между Тичино и По на территории Пьемонта.

Является ли это наступление только отвлекающим манев­ром, или Радецкий действительно хочет двинуться на Турин, еще не ясно. Последнее было бы возможно, если верить «Jour­nal des Débats», сообщающей из Турина от 21-го, что его ар­мия выросла за счет гарнизонов Пармы и Модены до 60—70 ты­ сяч солдат при 120 пушках, которым пьемонтцы пока могут противопоставить только от 55. до 65 тысяч человек при 100— 110 пушках. Но эти сведения, безусловно, ложны, по крайней мере, в отношении пьемонтской армии. Кроме того, продви­нувшийся до Пармы корпус Ла Марморы вынудит Радецкого к новому разделению своих сил.

Довольно того, что Радецкий находится на территории Пьемонта. Виной здесь халатность или измена известного Ра-морино, игравшего двойственную роль еще в 1831 г. в Польше и в 1834 г. в Савойском походе. Благодаря ему австрийцам удалось вклиниться вдоль По между его дивизией и дивизией Дурандо. Раморино был немедленно смещен и привлечен к от­ветственности 21в.

Маневру Радецкого Хшановский противопоставляет сле­ дующую диспозицию: Дурандо из Страделлы, Фанти, заменив­ший Раморино, и одна дивизия, направленная из главной квар­ тиры в Виджевано к По, должны атаковать австрийцев по фронту, в то время как дивизия герцога Генуэзского численностью


266 ИТАЛИЯ. С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

20 тысяч человек, форсировавшая Тичино у Буффалоры, должна продвинуться по ломбардскому берегу вниз до Па-вии и отрезать австрийцам путь к отступлению.

Если у Радецкого недостаточно сил, чтобы противостоять пьемонтцам, то вполне возможно, что старый лис угодит в за­падню, будет окружен и уничтожен. Во всяком случае, своим продвижением он провоцирует решающее сражение, о котором мы должны услышать сегодня или, самое позднее, завтра.

В остальном военный план Хшановского полностью соот­ветствует тому, что мы вчера предполагали 220. В то время как Ла Мармора поднимает восстание в герцогствах, продвигается вперед на левом фланге пьемонтцев до По и форсирует ее, дивизия Фаворолы через Варезе прорвалась в горы Ломбар­дии. При ней находится ломбардский повстанческий комитет. Восстание бурно и стремительно ширится. 20-го повстанцы с пьемонтской границы встретились в Комо с инсургентами из Велтлины и Верхнего Камаско. Не успевали австрийцы оста­вить тот или иной населенный пункт, как там вспыхивало восстание. Все идут на Милан; отдельные отряды австрийцев уже якобы подверглись нападению инсургентов и были унич­тожены. 21-го по всей Ломбардии должно вспыхнуть общее восстание. По сообщению «Patrie», восстание в Милане ужо началось, но, как известно, «Patrie» всегда лжет. Во всяком случае, производимые в Милане приготовления указывают на страх австрийского коменданта перед восстанием, которое может получить поддержку в стране.

Швейцарские газеты сегодня днем, возможно, поместят еще что-нибудь важное, что мы опубликуем под заголовком «последние известия».


Написано Ф. Энгельсом

28 марта 1849 г.

Напечатано в приложении к «Neue Rheinische Zeitung» Jtë 258,

29 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 267

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

«Kölnische Zeitung» со своими «тремя колоннами» *, пожа­луй, снова придется отступить за Тису; кампания принимает все более печальный оборот для императорских войск.

Предоставим же «Kölnische Zeitung» предаваться ее вполне понятному горю, обратимся лучше прямо к Трансильвании.

Германштадт взят Бемом. Это несомненно: газета венских биржевых баронов, военно-полевая «Lloyd», печатает известие об этом из двух различных источников. Будь это неправдой, публикация сообщения в условиях осадного положения стоила бы редакторам нескольких месяцев «земляных работ в легких кандалах».

Бем предоставил бравому Пухнеру, которого столь же бра­ вая «Ost-Deutsche Post» вчера продвинула уже почти до Грос-вардейна **, спокойно отправиться против секлеров m в Карпат­ские горы и выставил против него в поддержку секлерского ополчения только около половины своего корпуса. Сам Бем, как сообщает «Lloyd», с 12 тысячами солдат быстрым маршем подошел к Германштадту, атаковал русских и выбил их. По утверждению «Lloyd», там было якобы только 3 тысячи рус­ских, что едва ли возможно, так как их там находилось в два с лишним раза больше; разве что остальные выступили с Пух-нером против секлеров, что, конечно, возможно. — В Гер-манштадте войска Бема произвели якобы «большие опусто­шения», что было бы лишь небольшой расплатой за варварство императорских войск и приглашение русских. Спустя несколько

* См. настоящий том, стр. 262—263. Ред. " См, настоящий том, стр. 263. Ред,

10 М. и Э., т. 43


2(58


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


часов Бем будто бы покинул город; после сурового наказания саксонских филистеров ему там, конечно, больше нечего было делать.

Стратегическая цель похода состоит, очевидно, в том, чтобы вновь изолировать Пухнера и изгнать наступающие из Баната вдоль Мароша императорские войска. Мы скоро узнаем, ка­кую шутку сыграл с ними неутомимый поляк, узнаем, может быть, о том, как он преследовал их в глубь Баната и под­тянул туда подкрепления.

В то время как Пухнер с императорскими и русскими вой­сками сражается далеко в горах против партизанских отря­дов секлеров, Малковский и благородный герой Урбап — «Елачич Буковины» — были полностью выбиты из северной части Трапсильвапии. Согласно последнему бюллетеню Урбан еще занимал Бистрицу; от Бистрицы оп был отброшен к Ватра-Дорно, а от Ватра-Дорпы в глубь Буковины. Главная квар­тира главнокомандующего Малковского вновь перенесена на­зад в Обервиков, в добрых 20 милях от Бистрицы и лишь в 8 от расположенных на русской границе Черновиц. Так со­общает «österreichischer Correspondent». В самих Чериовицах, говорится дальше, царит величайшая тревога: меры предосто­рожности, принятые императорскими войсками, устройство засек, занятие горных проходов, мобилизация ландштурма и т. п. указывают, что опасность близка. Но венгры остерегутся от продвижения в Буковину дальше, чем это необходимо для охраны границы. Они слишком хорошо знают, что русские только и ждут повода к вторжению. 10 тысяч русских стоят в Новоселице, у самой границы с Буковиной, и ими же занята вся граница с Молдавией.

По существу важно лишь следующее:

1)          Что Бем с частью своих войск может самостоятельно действовать вдоль Мароша, вниз по течению, в то время как остальной части его корпуса вместе с секлерами достаточно, чтобы дать работу Пухяеру вместе с русскими;

2)    что на севере, где раньше Бему каждый раз приходилось изгонять императорские войска самому, восстание распростра­нилось настолько, что оно без Бема справится с Малковским и Урбаном;

3)    что, судя по этому, Бем не только превосходно действует как полководец, но в то же время и организует восстание в Тран-сильвании, сделав его еще более грозным, чем когда-либо;

4)    что румыны, представляющие собой большинство тран­сильванского населения, так фанатично выступившие вначале против мадьяр и секлеров, под влиянием успехов последних


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


269


либо потеряли всякую охоту к дальнейшей борьбе, либо, может быть, даже присоединились к ним, разъяренные, очевидно, вторжением русских. Без этого последние успехи Бема были бы просто невозможны.

Мы имеем, наконец, некоторые сообщения о положении императорских войск на Тисе: «Lloyd» сообщает из Пешта 20-го, что Гёц находится в Токае, Яблоновский — в Мишкольце, Шлик — в Эрлау и Елачич — в Цегледе.

Это означает: 20 марта императорские войска находятся точно там же, где они стояли 20 января. Сравните 19-й армей­ский бюллетень и наши к нему комментарии (№ 214 «Neue Rheinische Zeitung») *.

Таким образом, в течение двух месяцев императорские войска с переменным успехом топчутся между Дунаем, Кар­патами и Тисой. Они пытались форсировать Тису, когда она была покрыта льдом, но были с потерями отброшены мадья­рами. При этом утверждалось, будто бы ледоход помешал их переправе. Однако он не помешал венграм преследовать импе­раторские войска на правом берегу. Затем подошел Гёргей, отбросил Шлика к главной армии, соединился с Дембинским и оба подошли к Пешту на расстояние в несколько миль. Это произошло 4 педели назад. Когда они повернули обратно, импе­раторские войска последовали за ними, и со времени славной «победы» под Капольной последние еще не продвинулись ни на шаг: главная квартира Шлика, Эрлау, находится, так сказать, на поле боя под Капольной т.

Действительно ли Гёц в Токае или только вблизи него — этого пока касаться не будем. Вот что конкретно мы узнали сегодня о положении в этих местах из венской литографиро­ванной военно-полевой корреспонденции 175 от 24-го: генерал Гаммерштейн, о наступлении которого с 10 батальонами из Галиции в Венгрию так уверенно сообщали венские газеты и корреспонденции из Пешта, даже еще не выступил!

Шлик и Яблоновский на своих теперешних позициях пока что опасности не представляют. Первый якобы уже начал дви­жение, но что толку в этом при «начавшемся мокром снего­паде» и в ожидании сезона весенних дождей, о котором мы го­ворили сегодня утром? **

Ну, а что же бан, благородный, непобедимый бан Елачич? Он направился к Сегедину, он овладел Кечкеметом, его глав­ная квартира расположилась в Феледьхазе четырьмя милями дальше; он будто бы учинил мадьярам под Сегедином такой

* См. настоящий том, стр. 106 109. Ред. ** См. настоящий том, стр. 2Ö3— 204. Ред.


270


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


разгром, что город сдался. Уже описывали шествие жителей к бану с участием одетых в белое девушек, с венками, знаме­нами, музыкой и прочими принадлежностями. И вот южно­славянский Дон-Кихот вдруг снова оказался там, откуда вы­шел, на том же месте, где он вновь присоединился к своим раз­битым под Сольноком войскам — около Цегледа в Пештском комитате!

Впрочем, кажется, ольмюцкому правительствуш надоело бездарное ведение войны Виндишгрецом. Виндишгрец, говорят, должен быть смещен и вместо него командование армией на Тисе должен принять фельдцейхмейстер 103 д'Аспре. Д'Аспре в прошлом году в Италии достаточно пожег и пограбил, чтобы показаться министерству Шварценберга—Стадиона дельным генералом.

Все же подкрепление в количестве 50 тысяч солдат, которое затребовал Виндишгрец, чтобы справиться с мадьярами, по-видимому, действительно будет набрано. По сообщениям из Вены, помещенным в аугсбургской «Allgemeine Zeitung», на театр военных действий из Вены, Моравии, Богемии и Гали­ции должны отправиться 50 тысяч солдат, 10 тысяч из которых предназначены исключительно для усиления войск, осаждаю­щих Коморн ш. Туда же несколько дней назад были отправлены также 6 батарей тяжелых орудий из Ольмюца. Один бог знает, откуда все эти войска возьмутся. Было бы удивительно, если бы министерство смогло помимо уже сражающихся в Венгрии и Италии солдат (около 350 тысяч человек) набрать еще 50 ты­сяч из немецких и славянских провинций, которые приведены в ярость октроированием 221.

24-го на венской бирже прошел слух, что подвергнутый жестокой трехдневной бомбардировке Коморн капитулировал. Будь это так, мы узнали бы об этом, как и в случае «победы» под Напольной, в первую очередь из официальных сообщений, а не из биржевых уток.

Из Баната нам известно только помещенное в венских и ольмюцких газетах сообщение, что Байя на Дунае 18-го была занята 4 тысячами мадьяр. Байя расположена в комитате Бач, то есть на территории, на которую притязает сербская Вое­водина, на широте Терезиопеля (Суботицы), примерно в 8 ми­ лях от него. Ее гарнизон ушел за Дунай, то есть в охваченный восстанием комитат Тольна, рассчитывая соединиться с при­бывающим на пароходах и буксирных судах полковником Хорватом, который должен очистить Дунай от партизан. Боль­ ше, пожалуй, о гарнизоне никаких известий не будет, так как инсургенты, очевидно, уже давно вдребезги разбили его.


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИИ


271


Со словацких гор дошли слухи, что Перцель теперь стоит во главе организованных там партизан, о которых уже много­кратно говорилось. «Schlesische Zeitung» сообщает из Вены от 22-го, что он недавно, находясь под Тирнау, угрожал Прес-бургу, будучи в 5 милях от него и в И милях от Вены. Тем временем оттуда он повернул назад к Нейтре и двигается те­перь к моравской границе, чтобы создать угрозу Ольмюцу. Повсюду он поднимает восстания словаков, вооружает и ор­ганизует партизанские отряды. Все деревни и населенные пунк­ты, поставлявшие императорско-королевской армии рекру­тов, он облагает контрибуцией; всех духовных лиц, связан­ных прежде с Гурбаном, он вешает. Из этого видно, как мало так называемая словацкая депутация, бывшая недавно во главе с Гурбаном в Ольмюце 222, представляет словаков и, напротив, насколько активно последние поддерживают мадьяр. В короткое время Перцелю, по-видимому, удалось собрать здесь грозную силу, равную той, с которой Гёргей проделал свои гениальные походы.

Одним словом, императорские войска всюду терпят пора­жения, и для подавления венгерской революции им нехва­тает всего лишь 50— ßO тысяч русских!

Что может, однако, дать всей венгерской революционной войне другой поворот и превратить ее в европейскую войну — это, помимо движения славян и итальянской войны, турецкий вопрос. Турция — самое больное место Европы; движение в Турции немедленно ведет к столкновению Англии и Фран­ции с Россией. А Турция, как кажется, намеревается в любом случае выступить против русского вмешательства в румын­ских провинциях и русских интриг в славянских провинциях на Дунае. Из Черновиц (Буковина) пишут 16 марта:

«В письмах из Ясс сообщается, что турки ввели в Галац, а также в Валахию значительные силы, по слухам 100 тысяч солдат, чтобы силой оружия протестовать против занятия русскими Дунайских княжеств».

Далее «österreichischer Correspondent» пишет 13 марта из Зары в Далмации, что в соседнем Мостаре уже две недели воору­жаются не на шутку и призывается все мужское население области, способное носить оружие. В апреле должны быть приз­ваны все мужчины в возрасте от 16 до 40 лет, и каждой семье будет оставлен в качестве опоры только один мужчина. В Заре не знают, что об этом и думать.

Если подтвердится- то, о чем уже некоторое время пишут также французские газеты — что Порта всерьез хочет высту­пить против России, то налицо новый и почти неотвратимый


272 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ4

повод к европейской войне. И эта война придет раньше, чем думают, и последствием ее будет революция в Европе.

Постскриптум. По сообщению «Wiener Zeitung» у Хохви-зена (2 мили от Шемница) был отброшен назад наступавший из Коморна партизанский отряд под началом Эрнста Симоньи. Это, да несколько пожаров — вот и все, что известно из Вен­грии этой официальной газете!

20-го, как пишут из Пешта, должно было начаться общее наступление. В поддержку Шлику отправлены тяжелые ору­дия. Терезиопель еще не взят, хотя Теодорович получил там подкрепление из 5 тысяч сербских добровольцев. Зато гон­веды 162, как говорят, снова изгнаны из Байи.


Написано Ф. Энгельсом

29 марта 1849 г.

Напечатано в «Neue Rheinische Zeitung» J\5 259,

30 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 273

ИТАЛИЯ. С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Как мы уже вчера имели случай сообщить большей части наших читателей *, под Виджевано и Мортарой одновременно произошло два сражения; в одном верх взяли австрийцы, в другом победа осталась за пьемонтцами.

Сегодня мы получили более точные сообщения. Излагаем их в хронологическом порядке.

Измена Раморино полностью подтверждается одной коррес­понденцией «Constitutionnel». Имея задачу во главе Ломбард­ ской дивизии воспрепятствовать переправе австрийцев из Вид­ жевано через Тичино, он посылает батальон стрелков, который закрепляется на реке. Появившийся 20-го утром австрийский полк сдерживали в течение пяти часов, с 5 до 10 часов утра. Тем временем вместо полка к Тичино прибыла целая император­ская бригада. Командир Ломбардского батальона Манара, удивленный, что ему все еще не прислали подкрепление, от­ступил к Виджевано, главной квартире дивизии. Оказалось, что войска Раморино оставили Виджевано. Ломбардцы отхо­дили все дальше и наконец наткнулись на пьемонтский кор­пус, к которому смогли присоединиться. В это время Рамо­ рино со своей дивизией начал производить передвижения, находящиеся в вопиющем противоречии с полученными им приказами. Он был в тот же день арестован и, надо надеяться, будет расстрелян.

Из-за предательства Раморино австрийцам удалось скон­центрировать свои главные силы в Ломеллипеа между По и

* См. настоящий том, стр. 26& — 266, Ред,


274 ИТАЛИЯ. С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Тичино, и вклиниться в расположение пьемонтской армии. Дурандо и весь корпус, расположенный к югу от По, оказался отрезанным от главных сил.

Затем 21-го Радецкий двумя колоннами двинулся севернее на Виджевано иМортару в направлении к Верчелли. Перед Вид-жевано одна колонна была остановлена пьемонтцами, которые при Сфорческе и Гамболо в течение четырех часов сражались, не уступая ни пяди, с превосходящими силами императорских войск. Наконец, около четырех часов подоспела Савойская бригада и отбросила австрийцев, нанеся им урон. По некоторым сведениям, пьемонтцы взяли в плен 1 500 человек.

Вслед за тем в 6 часов императорские войска атаковали Мор-тару; пьемонтцы храбро защищались и, наконец, под прикры­тием резервной дивизии отошли, оставив этот пункт.

Эта дивизия продолжала сражаться до самой ночи, и только после этого Мортара попала в руки врага.

Это то, что известно точно. Дальнейшие сообщения проти­воречивы. Согласно одним, герцог Савойский 22-го вновь пе­решел в наступление и обратил в бегство два венгерских полка, по другим слухам, Радецкий наступает по дороге на Вер-чел ли.

В Париже 26-го говорили о телеграмме, утверждающей, что Радецкий уже находится всего лишь в 4-х милях от Ту­рина. Даже австрофильская «Journal des Débats» должна при­знать, что это сообщение необоснованно и не могло 26-го попасть в Париж. Газета даже старается доказать это путем сопоставления дат и расстояний.

Далее она признает, что Радецкий рискнул занять такую позицию, которая в случае поражения погубит его.

«Если у пьемонтской армии есть время стянуть свои силы в тылу Радецкого, она сможет поставить его в очень трудное положение».

Но как раз в этом и сомневается «Journal des Débats». Во-первых, утверждает газета, линия фронта пьемонтской ар­мии слишком растянута, пролегая от Новары до Кастель-сан-Джованни, а отдельные ее корпуса стоят даже под Ароной и Сарцаной или теперь под Пармой; а во-вторых, нельзя забы­вать о том, что Радецкий, принимая решение форсировать Тичино, имел в руках все свои наличные силы — 70 тысяч человек со 120 пушками.

Во-первых, пьемонтская армия действительно с 21-го распо­ложена так рассредоточенно, что одного корпуса, противостоя­ щего непосредственно Радецкому, безусловно, было бы недо­статочно, чтобы удержать его. Это результат предательства


ИТАЛИЯ. С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


275


Раморино. Но об этом не идет и речи. На правом фланге ав­ стрийцев действует герц@г Генуэзский, на левом, у Касале и Алессандрии, находятся пьемонтские резервы, а у них в тылу под Страделлой стоит Дурандо. Радецкий в буквальном смысле этого слова окружен, и в случае поражения пути отступления для него будут отрезаны. То, что различные пьемонтские со­единения не стали бы взаимодействовать между собой (хотя герцог Генуэзский и резервный корпус главных сил располо­ жены для этого достаточно близко друг от друга),—весьма своеобразное предположение. Раморино своим предательством мог на какое-то время нанести ущерб пьемонтцам, но решить этим исход кампании он не мог.

Во-вторых, австрийская армия между Тичино и По отнюдь не насчитывает 70 тысяч человек. «Journal des Débats» рассуж­ дает действительно слишком наивно, утверждая, что раз Ра­децкий имел в своем распоряжении между Аддой и Тичино якобы 70 тысяч человек, то ровно столько же он должен был сейчас переправить через Тичино. Ясно, что для прикрытия своей оперативной базы он должен был оставить значительное количество войск на ломбардском берегу По и в Павии, а также на берегах Ламбро и Адды. По сообщению восторгающейся им­ператорскими войсками «Basler Zeitung», австрийцы имели под Галларате 8 тысяч, под Маджентой 20 тысяч, под Павией 25 тысяч, под Пьяченцой 25 тысяч человек. Только первые три корпуса, составлявшие вместе 50—53 тысячи человек, могли бы в самом крайнем случае быть переброшены через Тичино; корпуса под Пьяченцой едва хватало для прикрытия По от Пьяченцы до Павии.

Пьемонтская армия, следовательно, даже без переброшен­ных в чрезвычайном порядке через Арону на Комо и через Сарцану в Парму обособленно действующих корпусов, веро­ятно, будет в состоянии выстоять против Радецкого.

Что Радецкий, впрочем, сильно оголил Ломбардию, видно уже из поспешных перебросок войск из Венецианской области и из Вероны в Ломбардию, а из Падуи в Верону. Сообщают, что в Тироле формируется корпус в 7 тысяч стрелков. Это при­ведет к значительному ослаблению кольца, сжимающего Ве­ нецию, и блокада с суши, вероятно, в ближайшее время пре­кратится сама собой.

В Париже 27-го распространился слух, будто герцог Гену­эзский разбил австрийцев. 12 тысяч австрийцев, окруженные тремя пьемонтскими дивизиями, якобы сложили оружие. Мы считаем этот слух столь же маловероятным, как и распростра­нявшийся 26-го слух о поражении пьемонтцев.


276 ИТАЛИЯ. С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


Из Пармы пишут, что 7 тысяч тосканцев и 8 тысяч римлян присоединились к Ла Марморе.

Римский генерал Цамбеккари наголову разбил австрий­ский корпус на границе между Моденой и Болоньей.

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

Написано Ф. Энгельсом

29 марта 1849 г.

Напечатано в приложении п «Neue Rheinische Zeitung» M 259,

30 марта 1849 г.


[ 277

* ПОСЛЕДНИЕ СООБЩЕНИЯ ИЗ ВЕНГРИИ

Венгрия. Аугсбургская «Allgemeine Zeitung» помещает со­общение из Пешта от 21 марта:

«По-видимому, можно сказать с уверенностью, что Кашау и неко­торые другие районы северной Венгрии вновь заняты венграми, по крайней мере, вчерашняя направленная в Кашау почта, не достигнув Дьёндъёша, вернулась назад».

Дьёндьёш расположен в тылу позиций Шлика у Эрлау, приблизительно в И милях от Пешта.


Написано Ф. Энгельсом

29 марта 1849 г.

Напечатано в приложении к tNeue Rheinische Zeitung» M 259,

30 марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


278 ]

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. — ОПЯТЬ РУССКИЕ

В результате побед Бема еще 20 тысяч русских вступили в Трансильванию.

Последние известия из Трансильвании подтверждают по­беды мадьяр. В Германштадте Бем приказал уничтожить зда­ние главного командования, а также дом графа саксов 223, после чего, разогнав картечью национальную гвардию, дал два часа на разграбление города. Затем он вывел войска из города и вступил в Шессбург, где учинил еще больший грабеж. Кашау опять занят венгерским партизанским отрядом, а в Шем-нице также снова появились гонведы ш.


Написано Ф. Энгельсом 30 марта 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 260,

SI марта 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 279

ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Последние сообщения с театра военных действий полностью отсутствуют. Сообщаются лишь отдельные детали по поводу уже известных событий. Ниже мы даем важнейшие из них:

Фельдмаршал-лейтенант Шулъциг отозван за плохое ко­мандование в Венгрии и переведен на должность коменданта в Штирию. Первый пример наказания одного из столь про­славленных императорско-королевских австрийских полковод­цев. Очередь за другими.

Елачич, по слухам, находится в Феледьхазе, а его передовые посты — в 4-х часах езды от Сегедина, который якобы окру­жен и лишился подвоза из Баната. Достаточно посмотреть на первой попавшейся специальной карте, как расположены болота вокруг Сегедина, чтобы убедиться, что это сообщение является жалким хвастовством.

Около 2 500 венгерских инсургентов пытались вторгнуться в Галицию, в округ Стрый, однако были отброшены с поте­рями. — Как передают, батальоны венгерского ландштурма сплошь состоят из отставных польских солдат. — Последний приказ фельдмаршала Виндишгреца, запрещающий принуж­дать кого-либо к приему венгерских банкнот (1!), не произ­вел в Пеште никакого впечатления ш.

Другая литографированная корреспонденция 175 из Вены сообщает:

«Венгры все ближе подходят к Пешту и приложат все усилия, чтобы снять осаду с Арада, Коморна и Петервардейна, что им может и удастся, так как численность и воодушевление венгерских войск растут с каж­ дым днем, в то время как императорские силы несут потери и теряют мужество в результате утомительных переходов, плохого снабжения и непрерывных стычек. Недавно при Тёрёксентмиклоше произошло весьма ожесточенное сражение, в котором обе стороны понесли большие потери, но поле боя осталось за венграми. При Сегедине в ближайшие дни ожи­дается серьезное столкновение между венгерской Южной армией под командованием Феттера и Дамьянича и сербским армейским корпусом.


280


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


Сербы действительно возвратились со всеми своими пожитками в Сер­бию, и этих войск, насчитывающих 8 тысяч человек, будет весьма не хва­тать императорским генералам. Петорвардейн все еще занят венгерскими войсками, и, как я вчера узнал, тамошний гарнизон, заключив в казе­маты всех подозрительных офицеров, решил скорее взорвать старые стены Петервардейна, нежели сдаться. Таким образом, судоходство по Дунаю, очевидно, свободно от Карловца, но не вверх по течению, так как всякое судно, которое захотело бы приблизиться к господствую­щему над всем Дунаем Петервардейну, было бы потоплено. Коморн с 17 марта подвергается безрезультатной бомбардировке. К нему ежед­невно пароходами доставляют мощные осадные орудия. Бем занял Гер-манштадт, выбив оттуда гарнизон, состоявший из 3 тысяч русских и 2 тысяч австрийцев».

Относительно захвата Германштадта венский корреспон­дент «Börsen-Halle» пишет:

«Одного взгляда па карту достаточно, чтобы убедиться, с какой смелостью командующий инсургентами нанес этот удар. Проделав с 12 тысячами человек двадцатишестичасовой форсированный переход из Вашархея до Германштадта, он, как сообщают, на рассвете неожиданно атаковал Германштадт, застал врасплох и обезоружил часть русского гарнизона еще в казармах и якобы захватил несколько пушек. Несколько русских, как явствует из сообщения, было будто бы повешено. Русская защита, обещанная при вступлении русского вспомогательного отряда, принесла, таким образом, весьма мало пользы несчастным жителям Германштадта».

Некий восторженный императорско-королевский корреспон­дент пишет с венгерской границы в «Breslauer Zeitung»:

«С каждым днем усиливаются слухи об отставке князя Виндишгреца, так как его не только злит неудовлетворительный ход войны, который он приписывает отказу в требуемых им подкреплениях, но и будто бы особенно обижает опека, которую министерство недавно сочло нужным установить над его гражданским управлением страной. История с бан­кнотами была первой трещиной в entente cordialle * между Випдишгре-цом и министерством, а отправка барона Кюбека в Офен для контроля за венгерскими финансами 187 также не способствовала восстановлению нарушенного согласия. Утверждают, что недавно произведенный в Вене в фельдцейхмейстеры 103 барон Вельден должен заменить строгого мар­шала в Венгрии, а губернатором столицы империи вместо Вельдена ста­нет фельдцейхмейстер граф Нугент, так как известные происшествия весной прошлого года во Фриули 225 сделали невозможным присутствие этого генерала на поле боя. — Ужасная судьба Маклара все еще покрыта мраком неизвестности; после битвы при Капольне 174 это прекрасное ме­стечко было жестоко разорено, поэтому князь Виндишгрец распорядился выдать ему в виде возмещения тысячу флоринов; позднее говорили, будто бы этот населенный пункт сравняли с землей за то, что там были за­держаны 5 императорско-королевских повозок с боеприпасами. Хотя выходящие в Пеште под непосредственным контролем фельдмаршала венгерские газеты и отрицают эти слухи, однако сам факт разрушения местечка представляется несомненным».

* — сердечном согласии. Ред.


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ 281

Тот же корреспондент сообщает подробности относительно Коморна, из которых явствует, что о взятии этой крепости не может быть и речи. «Штурм» крепости, в особенности такой неприступной, как Коморн, штурм, начатый до того, как пробиты бреши, был бы чистейшим безумием. Тем не менее корреспондент его предсказывает. Из этого видно, как австрий­ские офицеры навязывают газетам совершеннейшую чепуху.

Мы узнаём далее, что так называемая линия Палатина 22в, уже давно якобы запятая императорскими войсками, все еще в руках венгров и только теперь против нее пущены в ход демонтирпые батареи 227. О занятии этого передового укрепле­ния еще, следовательно, нет и речи.

В корреспонденции говорится:

«Крепость Коморп с 20-го числа этого месяца обстреливается уси­ленно, но пока с незначительным успехом. Для обстрела крепости име­ются 2 тысячи бомб, а если гарнизон и тогда не сдастся, то будет пред­принят общий штурм, которого со всем пылом ждут императорско-ко-ролсвскио войска, так как при диенадцатиградусном морозе бивуак не очень-то уютен, и вдобавок все населенные пункты в окрестностях настолько разграблены и обпищали, что их жители приходят в австрий­ский лагерь просить милостыню и охотно платят 30 крейцеров за кара­вай солдатского хлеба, лишь бы утолить свой голод. Подвезенные к Занд-бергу близ Дуная батареи предназначены для очистки острова и подав­ления вражеской артиллерии первой полосы укреплений линии Пала­тина; другая батарея обстреливает дорогу, идущую от предмостного укрепления через Новый Сень, дальнобойные мортиры и ракетные ба­тареи под командованием хорошо известного еще по Италии обер-лей-тенанта Егера замыкают цепь. Гарнизон крепости готов драться на смерть, так как ее комендант Мак, молодой человек, за 9 месяцев про­делавший путь от фейерверкера до полковника, в случае поражения может ожидать только казни и поэтому свою жизнь дешево не продаст. В Дебрецене офицеры-инсургенты ведут чрезвычайно веселый образ жизни, так как деньги там имеются в избытке; стакан пунша стоит 1 фло­рин, а за совершенно обычные цилиндрические часы, стоящие в Германии 35 флоринов, платят по 200 флоринов. Золото и серебро на территории венгерской хунты также исчезают из обращения, которое сейчас осу­ществляется исключительно в банкнотах и вовсе не потому, что у венгер­ского правительства не хватает талеров и дукатов. Оно держит под замком наличные деньги не только для того, чтобы увеличить затрудне­ния Австрии, но и чтобы на каждый возможный в будущем случай иметь в своем распоряжении звонкую монету. Как известно, агитатору Кошуту удалось через своих эмиссаров повсюду ловко распустить слух, что кредит Национального банка в Вене будто бы исчерпан и он приостано­вил платежи. Этот маневр удался даже в Пеште, и князь Виндишгрец сильно раздражен этой удавшейся уловкой Rpara»


Написано Ф. Энгельсом 81 марта 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 261,

1 апреля 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется »первые


282 ]

*С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

«Lloyd» сообщает, — a «Lloyd», как известно, почтенная личность,—что мадьяры под командованием Гёргея пере­шли Тису и стоят под Ноградом. Ноград расположен в 7 ми­лях севернее Пешта и приблизительно в 20 милях от Тисы. Кашау и Дьёндьёш тоже заняты Гёргеем. Поэтому-то почта, адресованная в Кашау, не достигнув даже Дьёндьёша, вер­ нулась обратно в Пешт!119 Целью этого продвижения является снятие осады с Коморна.

Австрийские газеты с торжеством утверждают, что Дембин-ский отказался от командования из-за разногласий с Гёргеем. Теперь дело проясняется. После некоторых размолвок между этими генералами Кошуту удалось примирить их. Договори­ лись следующим образом: Гёргей сохраняет верховное коман­дование всеми войсками инсургентов, а Дембинский стал гла­ вой венгерского штаба генерал-квартирмейстера 228 и вся кампания должна вестись строго по разработанным им оператив­ным планам. Командование корпусом Дембинского принял бывший австрийский штабной офицер, а ныне оппозиционный генерал Феттер; под Арадом командует француз по фамилии Дюшатель.

Шлик действительно недавно чуть не попал в плен. К нему пробилось несколько венгерских гусар, и спасло его лишь прибытие отряда хорватов.

Из рассказов «Gonstitutionelles Blatt aus Böhmen» о венгер­ской войне видно, с каким величайшим героизмом сражаются мадьяры. Они пе располагают регулярной, организованной и обученной армией. Им не хватает даже ружей для вооружения


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


283


прибывающего ополчения. Поэтому позади их боевых порядков находятся толпы невооруженных и необученных людей, ко­торые только и ждут момента, чтобы подобрать мушкеты уби­тых и заполнить бреши, проделанные в рядах мадьяр австрий­ской артиллерией. И эти импровизированные солдаты выдер­живают натиск императорско-королевской армии и присоеди­нившихся к ним русских!

Известная история о признании дебреценским парламентом Франца-Иосифа королем Венгрии вновь пущена в оборот пештским военно-полевым «Figyelmezö» («Наблюдателем»). Только на этот раз сообщается, что признание произошло будто бы на основании прагматической санкции 205 и при усло­вии признания венгерской конституции, и Кошут с 15 другими депутатами якобы голосовал против него.

Относительно Трансильвании в «Constitutionelles Blatt aus Böhmen» есть корреспонденция из Черновиц (Буковина), со­гласно которой вся Трансилъвания, за исключением Кронштадта, находится в руках мадьяр и Бем собирается напасть и на этот город. «Полагают», что Малковский двинется в Трансильва-нию, и это после того, как его только что оттуда выбили! Тот­час же якобы должны вступить 30 тысяч русских.

Австрийские министры почти признали, что покорить Вен­грию можно лишь с помощью русских. Посмотрим, хватит ли все же у них еще и смелости призвать русских.

В Банате дела идут плохо. Мы позаимствовали из славян­ской газеты «Morawské Nowiny» («Моравская газета») следующую корреспонденцию из Кечкемета от 15 марта, рассказывающую о сражении при Сольноке:

«5 марта в 8 часов утра началось большое сражение при Сольноке. С нашей стороны в нем принимали участие 2 батальона пехоты, половина кавалерийского полка и 3 батареи; армия же врага была огромна. Как только мы появились на поле сражения, вся их пехота при поддержке пушек бросилась на нас. Когда мы увидели, что держаться далее стало невозможно, мы отступили. Тогда враг начал сильно теснить нас с двух сторон до тех пор, пока мы не оказались в узком пространстве между двумя сливающимися возле Сольнока реками — Задьвой и Тисой. И тут началось: гусары напали на нас и так страшно врезались в наши ряды, что многие, спасаясь, бросались в воду и тонули. Поняв, что нам угрожает серьезная опасность, мы начали защищаться и открыли огонь по неприятелю. К счастью, мы стреляли так метко, что гусары буквально градом посыпались с лошадей и вынуждены были отступить. Нам же уда­ лось благополучно вырваться из этого узкого, зажатого между двумя реками места, где мы чуть было не попали в плен. Страшно было смот­реть, как солдаты и лошади тонули и как наши и мадьяры буквально плавали в крови. Из 380 человек нашего отряда после этого сражения уцелело едва ли 34. И несмотря на такие потери, мы все же двигаемся вперед. Сбросив возле Сольнока ранцы, мы добрались через Кёрёш до


284 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Кечкемета, где теперь ежечасно ждем появления неприятеля, так как Кошут находится лишь в трех часах хода от нас».

Относительно боев под Терезиопелем «Lloyd» сообщает следующее:

«Землин, 19 марта. После взятия Сомбора опьяненные победой сербы под командой Драгнча и Штейна и сербский вспомогательный корпус под командованием Милия Станоевича двинулись к Мария-Терезиопелю по дороге, ведущей через Баймок и Пакш. Однако сербы из сербского княжества, собиравшиеся совместно с австрийскими сербами штурмовать Терезиопель, внезапно получили приказ вернуться на родину, которому они беспрекословно подчинились 210. Узнав об отзыве сербов, мадьяры из Торезиополя, тогда еще не отрезанного от Сегедина, откуда они полу­чили значительное подкрепление, обрушились па немногочисленные сербские части, подбадривая себя возгласами: «Вперед! но боитесь, ту­рецких райцеиов ш здесь уже больше нот!». Битва продолжалась целых 3 часа. Наши, имея две собственные пушки, одну 18-фуптовую пушку от Кничанина и одну 12-фунтопую... держались храбро. Неприятель симулировал отступление. Введенные в заблуждение сербы, покинув свои выгодные позиции, очертя голову преследовали неприятеля, ко­торый неожиданно повернул назад, разбил сербов и обратил их в бегство, захватив вышеупомянутые пушки. В этой битве больше всего досталось чай кистам 109, оставившим двести человек на поле боя».

О настроении, царящем среди сербов, свидетельствует сле­ дующая прокламация фельдмаршал-лейтенанта Рукавины в Те- мешваре:

«Уже некоторое время среди местного населения распространяются мнения, которые высказываются вслух почти во всех общественных местах — постоялых дворах и кофейнях — и свидетельствуют о злона­меренности, которую больше нельзя терпеть. Достойные всякой по­хвалы городские власти решили со всей строгостью органа, осущест­вляющего и гражданские, и полицейские функции, учредить в этом направлении надзор и, направив все внимание на постоялые дворы и кофейни, не допускать там никаких выпадов против личности монарха, правительства и вообще нынешнего положения, а также словом и делом пресекать любые случаи подстрекательства. Все владельцы постоялых дворов и кофеен под личную ответственность обязаны немедленно сооб­щать соответствующей местной комендатуре или гражданским властям о всех лицах, действующих в подобном духе, чтобы последние могли быть своевременно арестованы. Невыполнение этого приказа грозит первый раз арестом и штрафом в 100 флоринов К. М. 133, во второй раз — стро­гим арестом и штрафом в двойном размере, а при повторных случаях — привлечением к военному суду и закрытием заведения. Военному суду подлежит также каждый житель, если выяснится, что он, зная о подоб­ном преступном подстрекательстве, не сообщил об этом. Соответственно этому достойные всякой похвалы городские власти решили не только провести необходимые мероприятия внутри крепости, но также дать по этому поводу исчерпывающие указания земельным судам229 и настаивать на строгом соблюдении их».

Далее «Südslavische Zeitung» сообщает о разногласиях между патриархом Раячичем и фельдмаршал-лейтенантом Рукавиной:


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


285


«Бечкерек, 13 марта. Сербский Центральный комитет 120 и консти­туционный комитет вчера направили к патриарху депутацию с ходатай­ством о скорейшем созыве им Национального собрания. Патриарх от­ветил, что он лишен возмояшости немедленно выполнить это пожелание, так как многие местности в Банате еще находятся под властью Рука-вины, в частности комитат Крашшо и Валашско-иллирийский полк230. В частной беседе патриарх заявил, что Национальное собрание, вероятно, будет созвано после пасхи. — В некоторых округах собирают подписи под петицией патриарху о скорейшем проведении Национального со­брания».

Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

Напистсо Ф Энгельсом 1 апреля 1849 г.

Напечатано во втором выпуске

«Neue Rheinische Zeitung» Л« 2в1~,

1 апреля 1849 г.


286 J

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Последние известия полностью подтверждают наше вчераш­нее сообщение о том, что мадьяры подошли к окрестностям Ыограда. Гёргей опять прорвал позиции императорской ар­мии около Мишкольца и этим, как сообщает литографирован­ная корреспонденция 175 из Вены на основе письма из Пешта от 26-го, вынудил фельдмаршал-лейтенанта Рамберга отступить до Вайцена на Дунае в 20—25 милях за Мишкольцем.

Из этого сообщения мы, наконец, узнаём кое-что о так давно исчезнувших частях Гёца и Яблоновского, так как именно обе эти бригады находятся под командованием Рамберга. Они отошли, следовательно, через Кашау к Тисе и здесь были от­ теснены мадьярами за Хернад. В то время как в Вене распро­странялись слухи, что они, якобы, стоят в Токае, они вынуждены были отступить к Мишкольцу, 4 милями западнее, чтобы не по­ терять связи с главными силами. И здесь у Мишкольца новым смелым маршем Гёргея они внезапно были отброшены на 20— 25 миль. Вместо того чтобы наступать к Тисе, им не остается ничего, как только попытаться преградить мадьярам путь на Коморн там, где Дунай поворачивает с востока на юг.

Странная судьба постигает все императорские части, иду­щие с Верхних Карпат к Тисе: их выбивают с предусмотрен­ного оперативного направления и отбрасывают назад к глав­ным силам, действующим со стороны Пешта. Шлик был первым, кто спустился вдоль Хернада к Токаю. Едва успев прибыть в этот район, он был выбит оттуда Гёргеем, зашедшим в резуль­тате своего блестящего отступления или, вернее, триумфаль­ного шествия через Верхнюю Венгрию к нему в тыл; фельд-


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


287


маршал-лейтенанту ничего не оставалось, как двинуться вниз вдоль Тисы и соединиться с Виндишгрецом, отдав мадьярам восточную Верхнюю Венгрию. Затем вниз вдоль Хернада спускается Рамберг, и мы видели, что и его постигла та же участь.

Серьезное стратегическое преимущество, которого тем самым вновь добились мадьяры, заключается в освобождении боль­шей части Верхней Венгрии, вплоть до горных городов m и реки Яблунки, в прикрытии их правого крыла Карпатами, установлении связи с партизанскими отрядами северо-востока Словакии и освобождении пути к снятию осады с Коморна 119. Если же этот достигнутый ими результат привел одновре­менно к усилению концентрации императорской армии, это вряд ли наносит им какой-либо ущерб в такой стране, как Венгрия, где особенности местности как в горах, так и на рав­нине делают конечный результат зависимым гораздо больше от стратегического маневрирования и от успешных мелких сты­чек, чем от крупных сражений. Опасность состояла как раз в том, что императорская армия, развернувшись длинным фрон­том, могла охватить мадьяр с флангов; но именно это разверты­ вание каждый раз не удавалось; и теперь дело обстоит так, что сами мадьяры угрожают флангам императорских войск.

Здесь последних может спасти только сильное подкрепление из Галиции, которое было бы в состоянии удерживать Верхнюю Тису, но такое подкрепление могут дать только русские, для чего они либо должны занять Галицию и развязать руки на­ходящимся там императорско-королевским войскам, либо вме­ сте с ними вступить в Венгрию. Мы помним, как в свое время распространялись слухи о том, что Гаммерштейн с 12 тысячами австрийцев якобы перешел Карпаты и продвинулся к Верхней Тисе, и как эти слухи оказались ложными. Теперь они вновь повторяются, хотя и в улучшенном издании.

Русские сами, как говорят, собираются в Венгрию, «öster­ reichischer Correspondent» сообщает из Пешта:

«Приезжий, прибывший сюда по железной дороге, утверждает, ссылаясь на достоверный источник, что русские вступили в Галицию с тем, чтобы оттуда немедленно двинуться в Венгрию».

Это единственное, что может помочь. Верны ли эти слухи или нет, — они во всяком случае доказывают, какое значение придают императорские генералы обладанию Верхней Вен­грией.

Во время этой новой экспедиции Гёргея были полностью опустошены имения многих венгерских магнатов, в том числе


288 С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

имение Палавичини, графа Сирмаи и других. Эти господа пре­дали своих соотечественников и намеревались организовать добровольческий корпус для борьбы с мадьярами.

В Трансильванию, как передают, вступили 60 тысяч русских.

В Пеште 25 марта ходили слухи о том, что мадьяры под ко­мандованием француза Дюшателя штурмом взяли крепость Арад, потеряв при этом 3 тысячи человек.

Кроме того, в Вене и Пеште циркулировали различные воен­но-полевые слухи, вроде того, что Бем убит, что Дембинский потерял правую руку и т. п.

Из «Constitutionelles Blatt aus Böhmen», которую мы опять получили лишь сегодня утром, приводим еще следующее сооб­щение:

«25 марта все еще не поступило никаких сообщений ни о Шлико, ни о Елачичо. Предполагают, что они бездействовали, ожидая подкреп­лений. Кромо того, погода сейчас слишком неблагоприятна для похода через глинистое море венгерских степей. Позавчера непрерывно шел снег, а сегодня и вчера полосы затяжного дождя с завидным упорством льют с неба. Уже вчера почта опоздала на десять часов».

Зато регулярное пароходное сообщение по Дунаю от Пешта до Эссега будто бы восстановлено. Надолго ли — покажет бу­дущее. Во всяком случае в результате продвижения Елачича к Кечкемету инсургенты комитата Тольна отрезаны от глав­ных сил мадьяр и, таким образом, сорвано предполагавшееся, по всей видимости, движение мадьяр от Сегедина к Дунаю, с помощью которого они хотели охватить правый фланг импе­раторских войск подобно тому, как это сделал Гёргей на левом фланге.

Коморн по-прежнему подвергается безрезультатной бомбар­дировке. В самой крепости шла борьба; партия, склонявшаяся к сдаче, потерпела поражение, революционные мадьяры про­водят террор и расстреливают всех предателей. Австрийские осадные войска страдают от величайших лишений, снега и до­ждя. 24 марта снежный покров достигал 4 футов.

Аугсбургская «Allgemeine Zeitung» помещает статью под заглавием «Три месяца венгерской войны», которая содержит тем более важные признания, чем более черно-желтым 101 является автор. Мы еще вернемся к этому.


Написано Ф. Энгельсом g апреля 1849 г.

Напечатано

в «Neue Rheinische Zeitung» M 262,

3 апреля 1849 г.


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые


[ 289

С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИИ

Сегодня к нам со всех сторон поступают известия, что вен­гры через Дьёндьёш достигли окрестностей Вайцена, в 5 часах от Пешта. Теперь это ни у кого более не может вызвать сом­ нения: в этом единодушны «Kölnische Zeitung», аугсбургская «Allgemeine Zeitung» и «Constitutionelles Blatt aus Böhmen». Австрийцы вынуждены были со всей поспешностью отступить по сквернейшим проселочным дорогам от Хатвана и Гёдёллё к Вайцену ш. Венгры угрожают их флангу и одновременно району осады Коморна ш.

Благодаря этим успехам венгров жители Пешта вновь вос­ прянули духом. В Пеште во множестве распространяются про­кламации дебреценского министра полиции Мадараса, призы­ вающие жителей обеих столиц к выдержке, так как их осво­бождение уже близко.

Продвинувшийся мадьярский корпус находится под верхов­ным командованием Гёргея. Слух об отставке Дембинского вследствие разногласий с Гёргеем вновь повторяется. Феттер, разработавший вместе с Бемом первоначальные планы похода, якобы принял командование вместо Дембинского 140.

Другое известие, точно так же не вызывающее более сомне­ ния, сообщает о вступлении в Трансилъванию новых русских вспомогательных войск численностью в 30 тысяч человек. Об этом, как и о том, что Буковина также занята русскими 23а, еди­нодушно и одновременно сообщают «Lloyd» и несколько лито­ графированных корреспонденций 175 из Вены.

«Lloyd», впрочем, кроме того, утверждает, что Бем якобы наголову разбит русскими и вынужден отступить в Валахию.


290


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


Мы не можем судить о том, соответствует ли истине первая часть этого сообщения, но вторая его часть почти несомненно яв­ляется ложью. Бем преследовал русских вплоть до горного ущелья Ротертурм, которое он, однако, не смог преодолеть. Если он и был разбит, то лишь подошедшими свежими рус­скими войсками, которым кроме этого ущелья не оставалось другого пути к Германштадту, где они как раз были нужны. Таким образом, Бем не мог быть отброшен в Валахию через это ущелье. Справа от Ротертурмского ущелья есть еще три горных прохода, ведущие в Валахию; но чтобы пройти через них, Бем должен был бы предварительно взять занятый импе­раторскими войсками и русскими Кронштадт, и без того уже прикрытый стоящим на Кюкюлле (Кокель) Пухнером. Следо­вательно, и этим путем Бем не мог прорваться. Наконец, пя­тый трансильванско-валашский горный проход, а именно Зилль, расположен левее Германгатадта. Использовать этот проход было бы безумием со стороны Бема. Если он действи­тельно был разбит под Германштадтом, то ему для отступле­ния были открыты: 1) дорога в Венгрию вдоль Мароша, 2) до­рога на Клаузенбург, 3) дорога на Марошвашархей. Во всех трех случаях он мог бы не покидать арены борьбы и отходить к мадьярским частям для получения подкреплений. Наоборот, отступая через горный проход Зилль, он тем самым попрал бы элементарнейшие правила стратегии, добровольно оторвался бы от Мароша, своей операционной базы, и вынужден был бы перейти через границу, что равносильно самоубийству. Итак, пока мы не узнаем, что доселе неизвестные и неслыханные успехи императорских войск сделали для него невозможным гарантированный при обычных условиях путь к отступлению, до тех пор мы, пожалуй, можем поверить в его поражение, вызванное численным превосходством русских, но не в его переход на валашскую территорию.

О взятии мадьярами цитадели Арад нет никаких известий. Зато даже самые черно-желтые 101 газеты признают, что в Старом Араде, этой «мадьярской Сарагосе», и вокруг него сконцентри­ рована большая венгерская армия и здесь, очевидно, готовятся мощные удары.

Бем, впрочем, проводил в Трансильвании против русских такой же благотворно действующий террор, как против саксов и румын. Так, он якобы приказал повесить 300 казаков, взятых в плен его войсками во время нападения на Германштадт, заявив при этом, что этот поступок был одним из тех, кото­рые доставили ему наибольшее удовлетворение за всю его жизнь.


С ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ


291


В наказание за эту и другие подлости, пишет «Lloyd», рус­ские после будто бы выигранного ими сражения повесили шесть штабных офицеров Бема.

Императорско-королевская пресса выражает надежду, что Коморн и Петервардейн скоро сдадутся. Известно, как часто и как давно «выражались надежды», что произойдут эти собы­тия, столь желанные для императорской армии. Все еще стоит дождливая погода. Дороги становятся все более непроходимыми, почта с каждым днем все больше опаздывает, и даже военные операции должны быть пока ограничены.

Словом, императорско-королевские дела в Венгрии таковы, что правительство в Ольмюце 107 все серьезнее подумывает о пере­говорах. В Мишкольце, как говорят, должен состояться мирный конгресс. По этому поводу «Ost-Deutsche Post» пишет:

«Правительство, по-видимому, приняло новые решения относительно Венгрии. Одним из них является повторное требование сложить оружие наряду с обещанием полной безнаказанности (амнистии) всем пришед­шим с повинной частям и офицерам».

Требования сербов становятся все серьезнее. То, что они тре­буют не просто независимости на словах, видно из следующей корреспонденции «Lloyd»:

чЗемлин, 21 марта. Кроме депутатов, посланных сербским Нацио­нальным конгрессом по требованию правительства в Вену, о чем я сооб­ щал Вам уже позавчера, еще два избранных депутата, Александр Костич и Георгий Штоякович, направлены в Офен, чтобы вывезти из помещения Наместнического совета 233 все документы, касающиеся сербской нации, а также сербские национальные фонды и другие институты из Офена».

Короче говоря, если бы не было русских, то значительно скорее можно было бы воскликнуть «Finis Austriae» *, нежели «Finis Hungariae» **. Это, наконец, видит даже наш сосед-журна­лист ***.

Написоко Ф. Энгельсом Печатается по тексту газеты

3 апреля 1849 г. ПермоЭ е немецкого

Напечатано ,

в «Neue Rheinische Zeitung» M 28»,; Ha Раскол языке публикуется впервые

4 апреля 1849 г.

* — Конец Австрии. Ред. ** — Коаец Венгрии. Рев. **• Намек на автора корреспонденций о Венгрии в «Kölnische Zeitung» Шван-Сека. Ред.


292 ]

ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ И АВСТРИЙСКАЯ МОНАРХИЯ

Никаких известий с театра военных действий. Ни слова в подтверждение баснословного сообщения об уходе Бема в Валахию, которое теперь можно считать чистейшим военно- полевым слухом, так как за мнимым «курьером» не последовало никакого бюллетеня.

Зато интересны новости, касающиеся австрийских славян. У чешских горожан и крестьян, рассказывает аугсбургская «Allgemeine Zeitung», имя Кошута вызывает восхищение и пре­клонение, как имя Наполеона; в Праге арестовывают людей 8а провозглашение здравицы в честь Кошута. «Südslavische Zeitung» сообщает из Винковци от 24 марта;

«Мы сегодня узнали от приезжих, что в Землине царит чрезвычай­ ное возбуждение. Шествия в венгерских костюмах, в городе раздаются венгерские песни свободы, возгласы «Eljen» и «Живео» * в честь Кошута».

Теодорович отступил от Канижи на Кикинду (между Тисой и Марошем), следовательно, никоим образом не соединился с Елачичем. В результате полностью снята осада с Сегедина и Терезиопеля. Это отступление, очевидно, обусловлено упад­ком духа среди сербов

Причина, остудившая разбойничий фанатизм сербов, заклю­чается в колеблющейся политике Австрии, которая, давая обе­щания сегодня сербам, завтра мадьярам, видит в будущем гораздо лучшего союзника в богатой венгерской аристократии,

* — «Да здравствует!». Ред.


ЮЖНЫЕ СЛАВЯНЕ И АВСТРИЙСКАЯ МОНАРХИЯ 293

которая в случае австрийской победы легко вновь вернула бы себе власть и влияние, чем в путанице классов, интересов и обсто­ятельств южнославянских и особенно сербских провинций.

Для курьеза сообщаем следующий свежий военно-полевой слух:

Кошут ведет с правительством переговоры и согласен на полное и немедленное подчинение Венгрии на следующих усло­виях: принятие проекта конституции, выработанного рейхста­гом, для всей монархии 234 и назначение Кошута губернатором Венгрии!!!

Байя все еще не взята обратно. Нугепт ее безрезультатно бомбардирует.

Бем наложил на Германштадт 100 тысяч флоринов контри­буции. Румыны совершенно пали духом, ландштурм больше нельзя созвать.


Написано Ф. Энгельсом 4 апреля 1849 г.

Напечатано в приложении

к «Neue Rheinische Zeitung» M 264,

6 апреля 1849 г,


Печатается по тексту газеты

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впераые


294 ]

ВОИНА В ВЕНГРИИ

Кёльн, 5 апреля. Несомненно, что, когда австрийцы в Венг­рии одерживают победу, это происходит только благодаря более длительному и более правильному обучению их солдат; они побеждают не благодаря своим полководцам, а вопреки им. Их единственной силой является выработанное ими искусство строевой подготовки, собранная благодаря этому в кулак ком­пактная масса. Эта компактная масса войск с самого начала войны и до сих пор используется генералами с посредствен­ностью и бездарностью, не имеющими себе равных. Тут нет ни грандиозных планов, ни смелости, ни искусства маневра; никакого следа тактических комбинаций, никаких попыток застать противника врасплох или заставить его уважать себя. На основании банальных расчетов, не выходящих 8а рамки четырех правил стратегии (s'il y en a *), австрийские армии предельно добросовестно двигаются по прямой к тому пункту, который надлежит захватить, не заботясь о том, что происходит слева и справа от них, а если неожиданный маневр мадьяр вынуждает их отклониться от этого направления, они теряются и становятся непригодными ни к чему, пока снова не найдут какого-либо другого прямого пути к намеченной цели. Ничто не производит более тягостного впечатления, нежели зрелище того, как даже самые неожиданные и гениальные маневры венгерских генералов не в состоянии внушить неуклюжим австрийским вооруженным силам хотя бы малейшую живую мысль и побудить их к хоть сколько-нибудь умелым действиям.

• — если таковые вообще существуют. Рев,


ВОИНА В ВЕНГРИИ


295


Это — старая, честная, примитивная стратегия блаженной памяти Кобурга, Клерфе, Вурмзера и других, которая с божьей помощью вот уже сто лет вертится вокруг аксиомы, что прямая есть кратчайшее расстояние между двумя точками.

В то время как австрийцы таким образом медленно, но далеко не уверенно продвигаются вперед, демонстрируя при этом не имеющее себе равного стратегическое скудоумие, мы видим во главе мадьярской армии удивительное богатство стратеги­ ческого гения. Вся кампания ведется по единому плану, мастер­ский характер которого с каждым днем становится все более очевидным; среди отдельных моментов этого грандиозного плана имеются такие эпизоды, которые соперничают друг с другом в гениальности замысла, в неожиданности и искусности его осуществления. Инертным, механически действующим, но хо­рошо вымуштрованным массам австрийских армий мадьяры, столь плохо обученные и вооруженные, всюду противопостав­ ляют тончайший расчет, мастерское использование местности, умение точнейшим образом ориентироваться и исключительно смелую и быструю реализацию своих планов. Превосходство гения борется здесь с численным превосходством, преимущест­ вом в вооружении и военной подготовке. Следя за дерзкими, стремительными маршами мадьярских корпусов, трудно понять, каким образом эта почти не обученная, плохо вооруженная армия, обладающая незначительными вспомогательными сред­ствами, может предпринимать подобные маневры и полностью их осуществлять. Напомним лишь о блестящем переходе Гёр-гея от Пешта через словацкие горные города т, вдоль Карпат через Ципс к Тисе и оттуда обратно на позиции в 6 милях от Пешта, а также о неоднократных молниеносных триумфальных маршах Бема через Трансильванию.

Сегодняшние сообщения с Тисы, хотя и не официальные, подтверждаются самыми различными источниками и поэтому, заслуживая большего доверия, чем все военно-полевые бюлле­тени, позволяют нам, наконец, составить определенное мнение относительно последних передвижений между Тисой и Дунаем.

Эти передвижения вновь являются, может быть, одним из самых блестящих и гениальных маневров, когда-либо прово­дившихся в военной истории. Смело и превосходно задуман­ ным и молниеносно осуществленным маневром оба мадьярских полководца, Гёргей и Дембинский (это передвижение — луч­ шее доказательство, что последний еще командует) 235, привели в полное замешательство армию, несомненно превосходившую бы их в регулярном открытом бою, отбросили ее на 20 миль, сорвали все ее планы и даже грозят отрезать ей отступление.


296


ВОЙНА В ВЕНГРИИ


Последнее расположение обеих армий известно:

мадьяры на Тисе и за ней: Гёргей — у Токая, Дембинский — под Польгаром и Тисафюредом, Феттер — у Сольнока, Дамья­нич — под Сегедином.

Императорские войска — на противоположном берегу: Рам-берг — по течению Хернада до Мишкольца, Шлик — от Ми-школьца до Цегледа, Елачич — от Цегледа до Кечкемета и Феледьхазы.

Гёргей внезапно снимается с Тисы, кружным путем (очевид­но, через комитат Земплен) идет на север к Кашау и выбивает дивизию Рамберга (бригады Гёца и Яблоновского) из комита­тов Шарош и Абауй. Гед и Яблоновский — этого по край­ней мере хочет аугсбургская «Allgemeine Zeitung» — удержали Эперьегн и Кашау, зато вся территория за пределами этих укреплений была очищена от императорских войск. Долго не задерживаясь здесь, Гёргей вновь двинулся на юг вдоль Хернада, все еще продолжая гнать перед собой остатки соедине­ния Рамберга, занял Мишкольц и затем повернул на запад. Через Римасомбат он направился в Лошонц и занял позиции на реке Ипой (Эйпель) между Лошонцем и Балашшадьярматом. Его авангард, как передают, достиг Нограда.

Герой Рамберг поспешно, по самым плохим дорогам, бежал через Хатван в Вайцен на Дунае, в четырех милях выше Пешта. Там он навел понтонный мост для переброски своего соединения на правый берег Дуная и таким образом