К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, изд. 2
Содержание тома 30


ПЕЧАТАЕТСЯ
ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ
ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА
КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА


Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА - ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

СОЧИНЕНИЯ

Издание второе

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Москва  1963

К. МАРКС
и
Ф. ЭНГЕЛЬС

ТОМ
30



V

ПРЕДИСЛОВИЕ

Тридцатый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса содержит письма основоположников научного коммунизма за 1860- 1864 годы.

Вслед за длительным господством политической реакции, установившейся в Европе после поражения революций 1848- 1849 гг., к концу 50-х - началу 60-х годов наступил период оживления демократического и рабочего движений, а также новый подъем национальноосвободительной борьбы. В Германии и Италии, где все еще не были разрешены основные задачи буржуазно-демократической революции, вновь развернулось движение за национальное объединение; складывалась революционная ситуация в России и в Соединенных Штатах Америки; революционным брожением были затронуты также бонапартистская Франция, Австрийская империя и другие страны.

Характерным для начавшегося революционного подъема был рост политической активности рабочего класса. Пролетарское движение становилось на путь самостоятельного развития, пролетариат все более освобождался от влияния буржуазных партий. Пропаганда основоположниками марксизма и их соратниками революционного научного мировоззрения способствовала пониманию пролетариатом своих классовых интересов и воспитанию его в духе международной пролетарской солидарности.

В 1860-1864 гг. Маркс и Энгельс главное внимание уделяли дальнейшему развитию своего учения, в особенности экономической теории, борьбе за сплочение лучших элементов рабочего класса, за создание пролетарской партии, обоснованию революционнопролетарской позиции в связи с назревшими



ПРЕДИСЛОВИЕ VI

задачами рабочего и демократического движения. Эти вопросы нашли широкое отражение как в произведениях, так и в письмах Маркса и Энгельса за этот период, в которых они откликались на все важнейшие события международной жизни, обсуждали и вырабатывали тактическую линию пролетарских революционеров.

Публикуемые в томе письма Маркса и Энгельса за 1860- 1864 гг. свидетельствуют о том, что дальнейшая разработка экономической теории, как и в предыдущие годы, остается главной задачей Маркса. Уже в самом начале 1860 г. он приступил к работе по подготовке второго выпуска «К критике политической экономии». По первоначальному замыслу Маркса второй выпуск должен был содержать критический анализ «капитала вообще», то есть самих основ капиталистического строя. Вооружение пролетариата знанием экономической теории в условиях наступившего нового революционного подъема имело первостепенное значение.

Поэтому скорейшее окончание и выход в свет этого выпуска Маркс и Энгельс считали самым важным делом. Однако по ряду причин, особенно ввиду необходимости дать достойный ответ на клеветническую брошюру Фогта, занятия Маркса политической экономией были прерваны почти на полтора года. Лишь в начале июня 1861 г. Маркс снова приступил к подготовке своего главного экономического труда.

Работая в неимоверно трудных условиях, Маркс к июлю 1863 г. закончил огромную рукопись общим объемом около 200 печатных листов. Эта рукопись была озаглавлена им «К критике политической экономии» и представляла собой продолжение первого выпуска, вышедшего под тем же названием в Берлине в 1859 году. Но в ходе работы над нею Маркс отказывается от первоначального плана своего экономического труда и от намерения издавать его отдельными выпусками. В письме Кугельману от 28 декабря 1862 г. он сообщает о своем решении издать первую часть своего труда в виде самостоятельного тома под названием «Капитал» с подзаголовком «К критике политической экономии» (см. настоящий том, стр.

527). Следовательно, в это время Маркс фактически работает уже по новому плану - по плану, получившему окончательное воплощение в «Капитале».

Об этом свидетельствует также и само содержание рукописи 1861-1863 годов. Значительная часть этой рукописи (тетради I-V, а также тетради XIX-XXIII) представляет собой первую редакцию I тома «Капитала», большая же часть ее объемом около 110 печатных листов - первую и единственную сохранившуюся редакцию «Теорий прибавочной стоимости», которые по новому плану Маркса должны были составить последнюю



ПРЕДИСЛОВИЕ VII

книгу «Капитала». В рукописи 1861-1863 гг. специально изложены или же попутно затронуты также многие темы, впоследствии детально развитые Марксом во II и III томах «Капитала». О громадном теоретическом значении рукописи 1861-1863 гг. в истории политической экономии можно судить по письму Маркса Энгельсу от 15 августа 1863 г., в котором Маркс, оценивая сделанное, пишет: «... я теперь смотрю на всю эту махину и вспоминаю, как мне пришлось решительно все опрокинуть и даже историческую часть обработать на основе частью совершенно неизвестного до тех пор материала» (см. настоящий том, стр. 302).

В поисках строго научного решения сложных экономических проблем Маркс в эти годы изучил и критически использовал массу специальной экономической литературы, официальных отчетов, материалов прессы. Исходя из интересов пролетариата, он критикует ошибочные или просто апологетические теории буржуазных экономистов. В письмах за этот период Маркс подвергает подчас резкой, но неизменно справедливой критике отдельные неправильные положения в трудах Смита, Рикардо и других экономистов-классиков, а также показывает полную несостоятельность теорий вульгарных экономистов - Мальтуса, Рошера и прочих. Переписка последовательно фиксирует важные вехи на пути революционного переворота, совершенного Марксом в политической экономии. Таким образом, период 1861- 1863 гг. является важнейшим этапом в разработке экономического учения марксизма.

Письма Маркса и Энгельса, публикуемые в настоящем томе, позволяют лучше понять не только историю создания, но и содержание «Капитала». Ряд писем Маркса является настоящим шедевром сжатого и ясного изложения труднейших проблем политической экономии, решенных им в этот период. Так, самостоятельное научное значение имеют письма Маркса Энгельсу от 2 и 8 августа 1862 года. В этих письмах впервые в истории политической экономии изложена и научно обоснована теория образования средней нормы прибыли на основе закона стоимости, а также дан теоретический анализ происхождения абсолютной земельной ренты. Конспектируя эти письма, В. И. Ленин особо отметил, что изложение сложных проблем дано в них «популярно, кратко, ясно» (см. В. И. Ленин. «Конспект «Переписки К. Маркса и Ф. Энгельса 1844-1883 гг.»», стр. 285). Это полностью относится также к письму Маркса от 6 июля 1863 года. В нем гениально сформулированы основные положения теории общественного воспроизводства, в дальнейшем развитые Марксом в третьем отделе II тома «Капитала». Большую теоретическую ценность имеет и письмо Маркса Энгельсу



ПРЕДИСЛОВИЕ VIII

от 28 января 1863 г., посвященное определению самого понятия машины и сжато характеризующее историю развития машин.

Разрабатывая экономическую теорию, Маркс, как это видно из многих писем, постоянно советовался с Энгельсом по всем важным теоретическим вопросам, высоко ценил его критические замечания. Экономическое учение марксизма выковывалось в тесном творческом содружестве двух великих творцов научного коммунизма.

Представленная в томе переписка Маркса и Энгельса содержит богатейший материал, характеризующий широту и многообразие их научных интересов. На протяжении 1860- 1864 гг. Энгельс продолжал углубленную разработку военно-теоретических вопросов, в частности, истории создания и развития различных видов оружия. Занятия Энгельса военными науками имели большое значение для определения социально-классовой природы и характера международных конфликтов и войн, для раскрытия закономерностей вооруженной борьбы, составляющих неотъемлемую часть марксистского учения о войне.

В эти же годы Энгельс, по-прежнему интересуясь лингвистикой, возобновляет свои занятия сербским и русским языками. Продолжая свои занятия естественными науками, Энгельс знакомится с работами Лайеля и Гексли в области геологии и сравнительной анатомии.

Много внимания естественным наукам в этот период уделяет и Маркс. Ознакомившись в 1860 г. с книгой Дарвина «Происхождение видов», Маркс дал ей исключительно высокую оценку и в последующие годы неоднократно возвращался к этой работе (см. письма Маркса Энгельсу от 19 декабря 1860 г. и 18 июня 1862 г., а также Лассалю от 16 января 1861 г.). В 1864 г. Маркс возобновляет свои углубленные занятия естествознанием, в частности, физиологией, читает работы Лорда, Шванна, Шлейдена и других естествоиспытателей. В эти же годы Маркс много занимается математикой, в особенности дифференциальным и интегральным исчислениями.

Ряд писем свидетельствует об интересе Маркса к проблемам всеобщей истории, в частности к античной истории и истории религии. Изучая гражданские войны в Риме в I веке до н. э., Маркс в письме Энгельсу от 27 февраля 1861 г. дает восторженную характеристику вождю крупнейшего восстания рабов Спартаку, в котором он видел одного из виднейших полководцев древности и выдающегося руководителя порабощенных масс. «Великий полководец... благородный характер, истинный представитель античного пролетариата», - так характеризует Маркс своего любимого героя (см. настоящий том, стр. 126).



ПРЕДИСЛОВИЕ IX

Много внимания уделяют Маркс и Энгельс вопросам истории и теории права. Письма Маркса Лассалю от 11 июня и 22 июля 1861 г., а также письмо Энгельса Марксу от 2 декабря 1861 г. говорят о глубоком изучении ими римского права и его усвоения (рецепции) странами Западной Европы в период позднего средневековья. Ознакомившись в 1861 г. с работой Лассаля «Система приобретенных прав», Маркс и Энгельс подвергают глубокой критике взгляды Лассаля в области истории права. В противовес идеалистическому толкованию правовых категорий Лассалем Маркс и Энгельс указывают на материалистические основы правовых отношений, на их обусловленность производственными отношениями, отношениями собственности.

Многие письма Маркса и Энгельса за рассматриваемый период посвящены важнейшим событиям в ряде стран Европы и Америки. Их в особенности занимают проблемы национально-освободительного движения, вопросы национального объединения Германии, а также Италии в единые государства.

В своих письмах за 1860 г. Маркс и Энгельс постоянно обмениваются мнениями о героической борьбе итальянского народа против его внутренних и внешних врагов. С большим вниманием Маркс и Энгельс следили за высадкой волонтеров Гарибальди (знаменитой «Тысячи») в Сицилии в мае 1860 г. и за его героическим походом в Южную Италию, который привел к ее освобождению из-под власти Бурбонов. Как видно из переписки, Маркс и Энгельс высоко оценивали революционную тактику Гарибальди, а также самоотверженность и храбрость гарибальдийцев в борьбе за интересы итальянского народа. Гарибальди они характеризуют как смелого вождя и подлинно народного полководца. «Влияние этого парня на войска должно быть баснословно», - писал Энгельс Марксу 5 октября 1860 г., отзываясь об очередной победе Гарибальди над неаполитанскими Бурбонами (см. настоящий том, стр. 80).

Маркс и Энгельс последовательно выступали за революционный путь объединения Италии. В своих письмах они разоблачали контрреволюционную политику Кавура, вступившего в сговор с Наполеоном III. «Кавур является прямым орудием Бонапарта», - писал Маркс Лассалю 2 октября 1860 г. (см. настоящий том, стр. 467). Вожди рабочего класса считали, что навязываемый Кавуром и либерально-монархическими силами династический путь объединения Италии противоречит интересам итальянского народа. Многие мысли Маркса и Энгельса о гарибальдийском походе и антинародной политике Кавура, высказанные ими в переписке, получили дальнейшее развитие в их статьях.



ПРЕДИСЛОВИЕ X

Особенно большое внимание Маркс и Энгельс уделяли в своей переписке политическому развитию Германии. Они разоблачали контрреволюционный режим Пруссии, реакционную политику прусского юнкерства и военщины, следили за признаками оживления политической жизни Германии, за активизацией в стране демократических сил.

Маркс и Энгельс решительно выступали за революционно-демократический путь объединения Германии, считая, что только общенародное движение способно парализовать усилия прусской и австрийской реакции, препятствовавшей осуществлению этой задачи. Вожди рабочего класса резко критиковали трусливую позицию прусской либеральной буржуазии, занятую ею во время так называемого конституционного конфликта. Конфликт возник в связи с отказом нижней палаты ландтага утвердить внесенный правительством проект реорганизации армии, требовавший значительного увеличения военных расходов. Столкновение между либерально-буржуазным большинством палаты и правительством достигло кульминационного пункта в 1862 г., когда Бисмарк, возглавив правительство, стал проводить военную реформу без согласия ландтага. Однако прусская буржуазия побоялась активно выступить против политики правительства. Либеральные депутаты ландтага во время конфликта не пошли дальше оппозиционной словесной болтовни. Высмеивая трусость либеральной буржуазии, Энгельс писал Марксу 20 мая 1863 года: «Еще ни один парламент не придерживался так упорно и так некстати принципа, что буржуазная оппозиция в своей борьбе против абсолютизма и юнкерской камарильи обязана получать пинки» (см. настоящий том, стр. 283-284).

Маркс и Энгельс в своих письмах показали, что трусливая, предательская политика немецкой буржуазии, ее капитуляция перед юнкерством и монархической камарильей укрепили позицию контрреволюционных сил, что в дальнейшем позволило Бисмарку осуществить объединение Германии сверху, под гегемонией Пруссии.

Как видно из публикуемых писем, Маркс и Энгельс придавали чрезвычайно большое значение борьбе русского крестьянства за уничтожение крепостного права. Они рассматривали это движение как событие огромной важности, как мощный резерв европейской революции.

В письме Марксу от 26 января 1860 г. Энгельс с удовлетворением констатирует усиление освободительного движения русских крестьян. «В России дела тоже сильно осложняются», - писал он в этом письме, имея в виду рост крестьянских выступлений. Энгельс высказывал мысль о связи конституционного движения среди русского



ПРЕДИСЛОВИЕ XI

дворянства с революционным движением крестьян (см. настоящий том, стр. 6). На рост крестьянских волнений в России Энгельс указывает и в письме Марксу от 27 ноября 1861 г., отмечая, что в «России и Польше дела идут хорошо» (см. настоящий том, стр. 164).

Одной из главных тем переписки Маркса и Энгельса на протяжении всего периода 1860- 1864 гг. являлись события в Соединенных Штатах Америки. К экономическому и социальному развитию этой страны основоположники марксизма всегда проявляли глубокий интерес. Наблюдая в течение длительного времени растущий антагонизм между промышленным Севером и рабовладельческим Югом, они предвидели неизбежность глубоких социальных потрясений в Североамериканской республике, связанных с борьбой за уничтожение рабства. Ярким проявлением кризиса системы плантационного рабства Маркс и Энгельс считали участившиеся с конца 50-х годов восстания негров-рабов в южных штатах. Несмотря на то что эти восстания жестоко подавлялись плантаторами-рабовладельцами, вожди пролетариата видели в них симптом предстоявшей, более упорной и длительной борьбы против рабства (см. письма Маркса Энгельсу от 11 января и Энгельса Марксу от 26 января 1860 г.). Определяя в своих письмах значение восстания под руководством Джона Брауна, предпринявшего первую вооруженную попытку освобождения негров-рабов, Маркс писал: «По моему мнению, величайшие события в мире в настоящее время - это, с одной стороны, американское движение рабов, начавшееся со смерти Брауна, и, с другой стороны, - движение рабов в России» (см. настоящий том, стр. 4).

К борьбе за освобождение рабов в Америке Маркс и Энгельс подходили, как и к другим прогрессивным движениям своего времени, с позиций пролетарских революционеров. В движении за уничтожение рабства негров они видели фактор первостепенного значения для всего международного пролетариата, для развертывания его борьбы за избавление от капиталистического гнета. Вожди пролетариата исходили при этом из того, что борьба против рабства неизбежно примет характер революционной войны. Такая война могла, по мнению Маркса и Энгельса, ускорить наступление революционного кризиса в Европе, приблизить в ней пролетарскую революцию. В связи с этим Маркс подчеркивал всемирное значение Гражданской войны в Америке, а ее дальнейшее развитие считал очень желательным с точки зрения интересов европейского революционного движения (см. письма Маркса Энгельсу от 29 октября 1862 г. и 6 июля 1863 г.).



ПРЕДИСЛОВИЕ XII

Глубокое проникновение в сущность происходящих событий позволило Марксу и Энгельсу еще за несколько месяцев до начала Гражданской войны в США сделать вывод о приближении вооруженного конфликта между Севером и Югом. Характеризуя обстановку, сложившуюся на юге США, Энгельс писал Марксу 7 января 1861 года: «Малейшего партизанского вторжения с Севера достаточно, чтобы все было охвачено пламенем. Во всяком случае рабству, так или иначе, очевидно, скоро будет положен конец» (см. настоящий том, стр. 110).

После начала Гражданской войны в США Маркс и Энгельс с еще более пристальным вниманием следят за развитием событий в Америке. Этому способствовало и возобновление осенью 1861 г. после некоторого перерыва сотрудничества Маркса в прогрессивной американской газете «New-York Daily Tribune», a также установившееся в это же время сотрудничество Маркса в буржуазно-либеральной австрийской газете «Die Presse». Как свидетельствует письмо Энгельсу от 28 апреля 1862 г., Маркс придавал весьма большое значение распространению в Германии правильных представлений о Гражданской войне в США.

Переписка между Марксом и Энгельсом, относящаяся к первым месяцам войны, показывает, что в процессе работы над статьями «Гражданская война в Северной Америке» и «Гражданская война в Соединенных Штатах» Маркс тщательно изучил историю отделения южных штатов, которая была фальсифицирована в английской прессе (см. письма Маркса Энгельсу от 1 и 5 июля 1861 г.). На основе изучения американских источников Маркс приходит к выводу, что так называемое «сецессионистское движение» являлось «сплошной узурпацией» со стороны узкой олигархии рабовладельцев-плантаторов и что даже в самих южных штатах было «сильнейшее сопротивление сецессии». Военная диктатура, подчеркивал Маркс, нужна была рабовладельцам и для того, чтобы удерживать в повиновении безземельных «белых бедняков» Юга (см. настоящий том, стр. 150).

В письме Энгельсу от 1 июля 1861 г. Маркс останавливается на характере и причинах Гражданской войны в США, а также на вопросе о ее движущих силах. Подлинную причину войны между Севером и Югом Маркс видит в борьбе двух социальных систем: утвердившейся в северных штатах капиталистической системы наемного труда и сохранявшейся на юге страны системы рабства, являвшейся тормозом для капиталистического развития страны в целом. Он обращает особое внимание на необычайно быстрое развитие штатов Северо- Запада с их свободным фермерским населением и приходит к выводу, что уже экономические



ПРЕДИСЛОВИЕ XIII

интересы этих штатов делали их наиболее решительными противниками рабства (см. настоящий том, стр. 143).

Взвешивая шансы борющихся сторон, Маркс еще в мае 1861 г. - в письме Лиону Филипсу, впервые публикуемом в данном томе, - высказал предположение, что в начале борьбы чаша весов склонится в пользу Юга, заранее подготовившегося к войне и обладавшего опытными военными кадрами. «В конечном же счете, - указывал Маркс, - победу одержит, разумеется, Север, потому что в случае нужды он может сделать ход с последней карты - революции рабов» (см. настоящий том, стр. 494).

Морально-политические преимущества армии северян отмечал и Энгельс. Будучи глубоким знатоком военной науки, Энгельс проявлял особый интерес к военной стороне американских событий. Его письма Марксу от 12 июня и 3 июля 1861 г., 5 мая 1862 г. и другие дают обстоятельный разбор важнейших сражений, стратегии и тактики борющихся сторон, содержат меткие характеристики военных и политических деятелей Севера и Юга. Письма Энгельса от 23 мая и 30 июля 1862 г. целиком легли в основу статей о ходе Гражданской войны в США, опубликованных Марксом в газете «Die Presse». Придавая большое значение военным обзорам Энгельса, Маркс просил его регулярно писать «при каждом повороте военных событий» (см. настоящий том, стр. 185).

Анализируя в ряде писем причины военных неудач Севера, принявших особенно угрожающий характер к середине 1862 г., Маркс и Энгельс резко критиковали трусливую и нерешительную политику североамериканской буржуазии, которая опасалась придать войне характер последовательной и действительно революционной борьбы против рабства. В этих письмах получает дальнейшее развитие важнейшее положение марксистской военной науки о взаимной обусловленности характера войн и способов их ведения. Народный, революционный характер войны за отмену рабства требовал для успешного достижения поставленной цели и соответствующих революционных мер по мобилизации масс. «Если Север не станет немедленно действовать по-революционному, то он будет нещадно бит», - так характеризовал положение Энгельс в письме Марксу от 30 июля 1862 г. (см. настоящий том, стр. 210).

Особенно необходимой военно-политической мерой Маркс считал предоставление неграм права сражаться в армии северян. «Один только полк, составленный из негров, окажет поразительное действие на нервы южан», - писал он Энгельсу 7 августа 1862 г. (см. настоящий том, стр. 222).

Весьма важное методологическое значение имеет развитое в переписке положение о том, что при определении перспектив



ПРЕДИСЛОВИЕ XIV

войны нельзя ограничиваться только ее военными аспектами. Отвечая Энгельсу, начавшему сомневаться в победе северян после ряда их поражений летом 1862 г., Маркс писал: «Мне кажется, что твоя точка зрения определяется чисто военным взглядом на положение дел» (см. его письмо Энгельсу от 10 сентября 1862 г.). Учитывая всю совокупность политических и военных факторов, Маркс выражал уверенность в том, что Север в конце концов прибегнет к революционным мерам и устранит от руководства армией реакционных деятелей из пограничных рабовладельческих штатов, пытавшихся вести войну на основе компромисса с рабовладельцами. В решительном сопротивлении Северо-Запада и Новой Англии «дипломатическому способу ведения войны» Маркс видел симптомы назревавшего революционного взрыва. Он не сомневался в том, что народ заставит правительство Линкольна перейти к революционным методам ведения войны. Излагая свою точку зрения в письме Энгельсу от 7 августа 1862 г., Маркс указывал, что «если Линкольн не уступит (а он уступит), то произойдет революция» (см. настоящий том, стр. 222).

Правильность прогнозов, сделанных Марксом, была полностью подтверждена самим ходом событий. Под влиянием народных масс правительство Линкольна уже в сентябре 1862 г. издало прокламацию об освобождении негров-рабов и осуществило ряд мер буржуазнодемократического характера, получивших высокую оценку со стороны Маркса. «Ярость, с которой южане встретили линкольновские акты, - сообщал он в письме Энгельсу 29 октября 1862 г., - свидетельствует о важности последних» (см. настоящий том, стр. 239).

Неизменно отмечая прогрессивный и революционный характер войны со стороны Севера, Маркс и Энгельс в то же время отчетливо видели ограниченность и фальшь американской буржуазной демократии. Характеризуя методы ведения войны буржуазией Севера, Маркс подчеркивал в письме Энгельсу 10 сентября 1862 г., что «способ, которым Север ведет войну, именно таков, какого и следовало ожидать от буржуазной республики, где так долго и суверенно царил обман» (см. настоящий том, стр. 235). Причины замедленного перехода Севера к войне по-революционному Энгельс видел в том, что «народ оплеван», а господствующая буржуазия готова к любому миру с рабовладельцами «ради всемогущего доллара» (см. письмо Энгельса Марксу от 17 февраля 1863 г.).

Проявление буржуазной классовой природы Североамериканской республики вожди пролетариата видели также и в росте финансовых спекуляций, принявших во время войны неви-



ПРЕДИСЛОВИЕ XV

данный размах при поддержке правящих кругов. Характеризуя все эти явления как «отталкивающее в формах движения у янки» - «в этой классической стране демократического мошенничества», - Маркс находил это «естественным ввиду «буржуазного» характера» американской демократии (см. его письма Энгельсу от 29 октября 1862 г. и 7 сентября 1864 г., настоящий том, стр. 239, 353). На основе политического опыта Североамериканской буржуазной республики в годы войны Энгельс формулирует весьма важный для революционного рабочего движения вывод о том, что буржуазно-демократическая республика в будущем не может рассматриваться рабочим классом как самоцель, что она является для него лишь средством и переходной ступенью к социальной, пролетарской революции (см. письмо Энгельса Марксу от 15 ноября 1862 г.).

Переписка Маркса и Энгельса за 1861-1864 гг. служит существенным дополнением к их статьям о Гражданской войне в Америке, опубликованным в газетах «New-York Daily Tribune » и «Die Presse» в 1861-1862 годах. Помимо того, что письма охватывают весь период войны, в них даются подчас более острые политические характеристики и оценки различных деятелей и событий, которые не могли быть высказаны в печати отчасти по условиям цензуры, отчасти по тактическим соображениям.

В связи с революционными перспективами Гражданской войны в США основоположники марксизма уделяли большое внимание вопросу о влиянии этой войны на международные отношения и внутреннее положение европейских стран, прежде всего Англии, как наиболее развитой в то время капиталистической страны. Еще до начала войны Маркс в письме Лассалю от 16 января 1861 г. указывал, что «кризис рабовладения в Соединенных Штатах через год-другой приведет к страшному кризису в Англии» (см. настоящий том, стр. 474). Подтверждением этого прогноза явился «хлопковый голод», охвативший не только Англию, но и другие европейские страны уже с конца 1861 года. Переплетение хлопкового кризиса с кризисом перепроизводства в хлопчатобумажной промышленности привело к тяжелейшим бедствиям для английских рабочих, в особенности в промышленном районе Ланкашира и его главном центре Манчестере, резко сокративших хлопчатобумажное производство.

Наблюдая за развитием кризиса в Англии, Маркс и Энгельс в то же время внимательно следили за признаками пробуждения политической активности английского рабочего класса.

Вожди пролетариата высоко оценивали интернационалистскую позицию, занятую английскими рабочими во время Гражданской войны в США, их непоколебимую стойкость, которая



ПРЕДИСЛОВИЕ XVI

привела к срыву планов интервенции в США со стороны господствующих классов Англии, стремившихся поддержать южных плантаторов. Они придавали большое значение рабочим митингам в Англии, как одной из форм проявления пролетарской солидарности с освободительным демократическим движением (см. письма Маркса Энгельсу от 2 января и 9 апреля 1863 г.). Однако отсутствие массовых революционных выступлений в стране, несмотря на бедственное положение рабочего класса в связи с кризисом, указывало на продолжающееся господство реформистской тенденции в английском рабочем движении, подпавшем со времени упадка чартизма под влияние тред-юнионистской идеологии. Причины состояния «плаксивой пассивности» и заметного ослабления революционной энергии у английского пролетариата Маркс и Энгельс видели в буржуазном развращении определенной части английских рабочих (см. письма Энгельса Марксу от 5 ноября 1862 г. и 8 апреля 1863 г., а также письма Маркса Энгельсу от 17 ноября 1862 г. и 9 апреля 1863 г.).

Основоположники марксизма проявляли особенно большой интерес к движениям на востоке Европы - в России и Польше. Важное место в томе занимают письма Маркса и Энгельса, посвященные оценкам и перспективам национально-освободительной борьбы польского народа в связи с восстанием 1863- 1864 годов. Ценность этой переписки определяется еще и тем, что по ряду причин Маркс и Энгельс после прекращения в 1862 г. их сотрудничества в «New-York Daily Tribune» и «Die Presse» лишены были возможности выражать свои взгляды в широкой печати. Письма не только свидетельствуют о горячем сочувствии пролетарских революционеров героической борьбе польского народа, но и раскрывают значение польского вопроса для всего европейского революционного движения в тот период.

Значение, которое Маркс и Энгельс придавали событиям в Польше, связано с оценкой ими польского освободительного движения как революционного фактора общеевропейского масштаба. В восстановлении свободной, независимой Польши вожди пролетариата видели серьезную предпосылку для ослабления реакционного влияния царизма в Европе, а также для развития демократического движения в Пруссии, Австрии и в самой России. Получив первые сообщения о начавшемся в Польше восстании, Маркс писал Энгельсу 13 февраля 1863 года: «В Европе снова широко открылась эра революций... Будем надеяться, что на сей раз лава потечет с востока на запад» (см. настоящий том, стр. 266).

Содержание переписки, относящейся к 1863 и началу 1864 гг., показывает, что Маркс и Энгельс с неослабным вниманием сле-



ПРЕДИСЛОВИЕ XVII

дили за развитием польского восстания на всех его этапах, придавая особое значение участию в нем крестьянских масс России и Польши. В письме Марксу от 8 апреля 1863 г. Энгельс характеризовал движение в Литве как самое важное именно потому, что оно выходило за границы Царства Польского и потому, что в нем принимало активное участие крестьянство. В этом же письме Энгельс подчеркивал, что только вовлечение в движение широких крестьянских масс может обеспечить успех восстания.

Обмениваясь в письмах мнениями о расстановке сил в лагере польских повстанцев, Маркс и Энгельс неоднократно отмечали продажность и предательство примкнувших к восстанию правых буржуазно-шляхетских элементов типа Замойского и Чарторыского. Маркс указывал на прямую связь этих деятелей с правительствами Пальмерстона и Наполеона III (см. его письма Энгельсу от 6 июля, 15 августа и 12 сентября 1863 г.). В то же время пролетарские революционеры с тревогой отмечали незрелость польской демократии, о чем свидетельствовало растущее влияние бонапартизма среди части польских демократов (см. письма Маркса Энгельсу от 24 марта и 9 апреля и Энгельса Марксу от 8 апреля 1863 г.). 15 августа Маркс писал Энгельсу, что «польское дело совершенно испорчено тем же Бустрапой [Наполеоном III. Ред.] и влиянием, которое получила благодаря его интригам партия Чарторыского» (см. настоящий том, стр. 303).

Маркс и в особенности Энгельс проявляли большой интерес к военной стороне польского восстания. Энгельс возлагал большие надежды на молодую польскую эмиграцию, с военной литературой которой он был хорошо знаком. Он положительно оценивал идею развертывания партизанской войны в Польше, а также ведения боевых действий с учетом специфически польских условий борьбы. Пристально следя за ходом восстания, Энгельс отмечал слабые стороны его военной организации: недостаток оружия и опытных командиров, известную слабость военного руководства, что привело к гибели лучших сил повстанцев и многих повстанческих командиров в первые же месяцы восстания (см. его письма Марксу от 17 февраля, 8 апреля, 11 и 24 июня 1863 г.). Письмо Маркса Энгельсу от 12 сентября 1863 г. показывает, что Маркс встречался с участником польского восстания полковником Лапинским и горячо поддерживал идею формирования немецкого легиона в помощь борющимся полякам.

События в Польше накануне и в период восстания вожди пролетариата рассматривали в прямой связи с революционной ситуацией в России конца 50-х - начала 60-х годов. Мысль



ПРЕДИСЛОВИЕ XVIII

о теснейшей связи судеб Польши с русским революционным движением, о необходимости соединения освободительной борьбы польского народа с революцией в России проходит красной нитью через ряд писем Маркса и Энгельса.

Уже в первые дни восстания Энгельс писал Марксу: «Поляки молодцы. И если они продержатся до 15 марта, то вся Россия придет в движение» (см. настоящий том, стр. 268).

Маркс и Энгельс, как и многие русские революционные демократы, ожидали к этому времени взрыва массового недовольства крестьян, обманутых царской реформой 1861 года. В последующих письмах Энгельс с тревогой отмечает отсутствие крестьянских выступлений, которые могли бы ускорить революцию в России и тем самым придать новые силы польскому освободительному движению. К моменту начала польского восстания крестьянское движение в России уже шло на спад, израсходовав свои силы в разрозненных, стихийных «бунтах». Народ, сотни лет находившийся в рабстве у помещиков, писал об этом В. И. Ленин, не был еще в состоянии подняться на «широкую, открытую, сознательную борьбу за свободу» (В. И. Ленин. Соч., 5 изд., т. 20, стр. 140). Преждевременное начало польского восстания дало возможность царизму мобилизовать против русского революционного движения все силы реакции и затормозить его развитие. «По-видимому, - писал Энгельс Марксу 11 июня 1863 г., - польское восстание оказывает тут определенно неблагоприятное действие» (см. настоящий том, стр. 290).

Вожди рабочего класса придавали большое значение польскому восстанию и с точки зрения перспектив революционного развития Германии. Они рассчитывали, что восстание в Польше, соединившись с народной революцией в России, вызовет революционный подъем в Германии, и прежде всего в Пруссии, где имел место острый политический кризис. «Мосье Бисмарк знает, что ему не сдобровать, если Польша и Россия будут революционизированы», - писал Энгельс Марксу 17 февраля 1863 г. (см. настоящий том, стр. 268). Маркс, со своей стороны, подчеркивал, что если Пруссия лишится традиционной поддержки со стороны царизма, то это нанесет сокрушительный удар по прусской реакции. ««Государство» Пруссия (создание, весьма отличное от Германии), - писал он, - не может существовать без теперешней России и вместе с самостоятельной Польшей» (см. письмо Маркса Энгельсу от 24 марта 1863 г., настоящий том, стр. 273).

Маркс и Энгельс в полной мере раскрыли контрреволюционную роль прусской монархии по отношению к польским повстанцам. Уже вскоре после начала восстания Энгельс писал



ПРЕДИСЛОВИЕ XIX

о «гнусном поведении» пруссаков, оказывавших поддержку царизму в подавлении восстания (см. настоящий том, стр. 268). Придавая важное значение разоблачению происков международной и, в частности, прусской реакции, Маркс и Энгельс подробно обсуждают в своей переписке план выпуска «Воззвания о Польше» от имени лондонского Просветительного общества немецких рабочих. Маркс и Энгельс предполагали также написать специальную брошюру «Германия и Польша», в которой на обширном конкретно-историческом материале прослеживалась бы захватническая политика Пруссии и царской России в отношении Польши. «Это нужно мне для того, - сообщал Маркс Энгельсу 21 февраля 1863 г., - чтобы произвести нападение на обветшалый дом Гогенцоллернов» (см. настоящий том, стр. 272).

В письмах разоблачается и предательская сущность позиции немецкой либеральной буржуазии, которая трусливо замалчивала тот факт, что «Пруссия беспрерывно выдает беглецов из Польши» (см. письмо Маркса Энгельсу от 7 июня 1864 г.). Предательство «немецких либеральных мещан» вожди пролетариата расценивали как одну из причин неудачи польского восстания и одновременно ухудшения перспектив революции в самой Германии.

Маркс и Энгельс сурово клеймили кровавую расправу царизма над восставшими поляками. В ряде писем вскрывается также контрреволюционная политика правительств Англии, Франции и Австрии, сыгравших фактически роль соучастников царского правительства в подавлении польского восстания. «Старый пес Пам в точности повторяет свою старую игру времен 1830-1831 годов», - писал Маркс Энгельсу 24 марта 1863 г., характеризуя традиционное лицемерие политики английского министра Пальмерстона в отношении Польши (см. настоящий том, стр. 274, а также письма Маркса Энгельсу от 7 июня 1864 г. и Лиону Филипсу от 29 марта 1864 г.). Позицию западноевропейских держав в вопросе о Польше Маркс и Энгельс расценивали как выражение реакционной классовой политики европейской буржуазии. Из опыта польского восстания 1863 г. Маркс и Энгельс делают вывод, что только тесный союз с революционным движением европейского рабочего класса может обеспечить успех национально-освободительной борьбы польского народа (см. письмо Энгельса Марксу от 11 июня 1863 г.).

Рассматривая перспективы европейского революционного движения после поражения польского восстания, вожди пролетариата известные надежды возлагали на обострение политического положения, которое могла вызвать в Германии война



ПРЕДИСЛОВИЕ XX

Пруссии и Австрии против Дании в 1864 г. из-за Шлезвига и Гольштейна. «История с Данией, - писал Энгельс 24 ноября 1863 г., - ... может лишь ускорить кризис» (см. настоящий том, стр. 307). Соглашаясь с мнением Энгельса, Маркс также выражал надежду, что «шлезвиг-гольштейнская история приведет к коллизиям в самой Германии» (см. письмо Маркса Энгельсу от 20 января 1864 г.). Однако как и в польском вопросе, немецкая либеральная буржуазия снова пошла на поводу у юнкерского правительства Бисмарка, показав свою неспособность к решительным действиям против прусской монархии.

Маркс и Энгельс проявляли живой интерес к национально-освободительной борьбе народов Латинской Америки, в частности, к борьбе мексиканского народа против интервенции западноевропейских держав и прежде всего Франции в 1861- 1867 годах. Внимательно наблюдая за событиями в Мексике, Маркс разоблачал попытки французских колонизаторов прикрыть свои захватнические действия в порабощенной стране такими демагогическими приемами, как организация летом 1863 г. фальсифицированного «плебисцита» и т. п. (см. письмо Маркса Энгельсу от 15 августа 1863 г.). Он зло высмеивал бонапартистские методы социальной демагогии, принимавшей особенно нелепые, карикатурные формы в условиях колониальной войны.

Мексиканскую авантюру Наполеона III вожди пролетариата анализировали и с точки зрения перспектив революционного кризиса в бонапартистской Франции. В ряде замечаний и высказываний, встречающихся в переписке, вскрывается связь колониальной войны Наполеона III в Мексике с внутриполитическим кризисом, который переживала Вторая империя. В письме Энгельсу от 13 февраля 1863 г. Маркс подчеркивал, что мексиканская авантюра является «классическим завершением фарса империи времен упадка» (см. настоящий том, стр.

266). На попытки Наполеона III укрепить свое пошатнувшееся положение в стране путем колониальных и внешнеполитических авантюр, на необходимость для него «торговать «свободой» на вынос» ввиду роста недовольства во Франции, особенно отчетливо проявившегося на выборах в Законодательный корпус весной 1863 г., Маркс указывал и в письме Лиону Филипсу от 29 марта 1864 г., которое впервые публикуется в данном томе (см. настоящий том, стр. 537). В письме Энгельсу от 15 августа 1863 г. Маркс прозорливо предсказывал неизбежный провал мексиканской экспедиции и позорный крах империи Наполеона III: «Для меня не подлежит сомнению, что на Мексике он сломает себе шею» (см. настоящий том, стр.

303).



ПРЕДИСЛОВИЕ XXI

Переписка Маркса и Энгельса за 1860-1864 гг. ярко характеризует практическую революционную деятельность великих борцов рабочего класса, их борьбу за создание революционной пролетарской партии. Маркс и Энгельс считали, что новый революционный подъем может увенчаться победой рабочего класса лишь в том случае, если сложится и окрепнет революционная пролетарская партия, преемница первой международной коммунистической организации - Союза коммунистов 1847-1852 годов. Поэтому они усиливают свою деятельность, направленную на подготовку создания такой партии. Опираясь на ядро стойких революционеров, сохранившееся после роспуска Союза коммунистов, Маркс и Энгельс ведут большую работу по собиранию, воспитанию и сплочению пролетарских борцов. Как и в прежние годы, Маркс переписывается с видным деятелем американского рабочего движения Иосифом Вейдемейером, оказывает ему в 1860 г. практическую помощь в налаживании издания газеты для чикагских рабочих (см. письма Маркса Ф. Лассалю, Г. Ломмелю, И. Ф.

Беккеру от 9 апреля 1860 г.). Продолжая защиту пролетарских революционеров от полицейских преследований со стороны господствующих классов, Маркс на протяжении 1861 г. ведет обширную переписку с представителями демократических кругов Англии, Франции и Германии с целью организации кампании за освобождение из тюремного заключения О.

Бланки. В ходе этой переписки Маркс и Энгельс устанавливают непосредственную связь с революционными организациями во Франции (см. письмо Маркса Энгельсу от 19 июня 1861 г.). Особый интерес представляет впервые публикуемое полностью в данном томе письмо Маркса французскому публицисту Л. Ватто, близкому другу Бланки, содержащее яркую характеристику этого выдающегося французского революционера (см. настоящий том, стр. 507).

Впервые публикуемые на русском языке письма Маркса Й. В. Веберу значительно дополняют известные ранее сведения о деятельности Маркса в лондонском Просветительном обществе немецких рабочих. Письма показывают неутомимую пропаганду Марксом основ революционного научного мировоззрения, его неустанную заботу о воспитании рабочих масс в духе пролетарского интернационализма. С конца 1862 г. устанавливается регулярная переписка Маркса с немецким врачом, участником революции 1848-1849 гг. Л. Кугельманом, продолжавшаяся свыше 10 лет. Письма Маркса Кугельману, посвященные важнейшим вопросам международного рабочего движения, а также теории марксизма, были изданы впервые на русском языке под редакцией и с предисловием В. И. Ленина.



ПРЕДИСЛОВИЕ XXII

Ведя борьбу за партию в эти годы, Маркс и Энгельс отнюдь не стремились восстановить в прежней форме Союз коммунистов, который был сравнительно узкой организацией. Говоря о партии, Маркс писал Фрейлиграту 29 февраля 1860 г., что он имеет в виду «партию в великом историческом смысле» (см. настоящий том, стр. 406). Это значит, что Маркс и Энгельс стремились создать организацию более массовую и более тесно связанную с широкими слоями трудящихся. Будущая партия должна была, по мысли Маркса и Энгельса, вобрать в себя лучшие пролетарские элементы, стать внушительной политической силой, влиятельной и авторитетной организацией, способной возглавить рабочий класс в борьбе за осуществление его всемирно-исторической миссии - освобождение человечества от капиталистического гнета и построение коммунизма.

Одной из важных задач в борьбе за создание пролетарской партии вожди рабочего класса считали ограждение складывающихся и еще не окрепших пролетарских кадров от влияния мелкобуржуазных антипролетарских течений, а также от клеветы и травли со стороны идеологов и агентов буржуазии. Многочисленные письма Маркса и Энгельса за 1860 г. отражают их борьбу против одного из злостных клеветников на пролетарскую партию - вульгарного демократа и платного бонапартистского агента Карла Фогта, который в декабре 1859 г. выпустил злопыхательскую брошюру «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». В своей брошюре Фогт, прибегая к фальсификации фактов и прямой лжи, клеветал на Маркса и других пролетарских революционеров. Фогт пытался опорочить революционную деятельность Маркса, приписывая вождю рабочего класса корыстные цели; он пытался представить Маркса и его соратников группой заговорщиков, тайно связанных с полицией.

Письма Маркса и Энгельса за 1860 г. свидетельствуют о том, что вожди рабочего класса сразу же увидели в выступлении Фогта попытку буржуазии морально уничтожить формирующуюся пролетарскую партию, дискредитировать ее в глазах народа. Маркс писал Энгельсу 3 февраля 1860 г., что нападки Фогта означают «решительный удар буржуазной вульгарной демократии... по всей партии» (см. настоящий том, стр. 17). Поэтому сразу же после ознакомления с содержанием брошюры фогта Маркс решил дать ему сокрушительный отпор. В этой связи Маркс писал Фрейлиграту, что борьба с Фогтом имеет «решающее значение для исторического оправдания партии и для ее будущего положения в Германии» (см. письмо Маркса Фрейлиграту от 23 февраля 1860 г., настоящий том, стр. 373).



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIII

Письма Маркса и Энгельса позволяют шаг за шагом проследить историю создания памфлета Маркса «Господин Фогт». Из переписки видно, с каким колоссальным напряжением сил, с какой тщательностью трудился Маркс почти целый год над этим произведением. Для получения материала, рисующего в подлинном свете деятельность пролетарских революционеров и изобличающего Фогта, Маркс разослал около 50 писем лицам, с которыми он и Энгельс соприкасались в своей работе или которые могли сообщить ему нужные сведения.

Чтобы выступить против Фогта во всеоружии, Маркс изучает огромное количество книг и документов. Из переписки видно, что, не довольствуясь этим, он едет из Лондона в Манчестер к Энгельсу, где обсуждает с ним план своей полемической работы и просматривает находящиеся у него материалы по истории Союза коммунистов.

Памфлет против Фогта Маркс создавал в тесном сотрудничестве с Энгельсом. Энгельс, занимавшийся в то время разработкой теории и истории военного искусства, по просьбе Маркса написал для его памфлета небольшие разделы о стратегическом значении некоторых территорий Европы.

Из писем Маркса видно, как прусское правительство всячески препятствовало ему в деле защиты пролетарских революционеров от возводимой на них клеветы. Создавая памфлет против Фогта, Маркс с целью более широкого изобличения этого клеветника одновременно возбуждает судебный процесс против берлинской буржуазной газеты «National-Zeitung», которая в январе 1860 г. в двух передовых статьях воспроизвела наиболее подлые измышления Фогта. Как видно из писем Маркса, его жалоба была отвергнута четырьмя судебными инстанциями, под тем предлогом, что в жалобе Маркса якобы не усматривается «публичного интереса». Разоблачая классовый характер прусской юстиции, Маркс в ряде писем вскрыл истинные причины отклонения берлинскими судами его иска. Маркс показал, что они действовали по указанию прусского правительства, которое не хотело предоставлять Марксу трибуну для выступления в защиту пролетариата. Маркс писал Энгельсу 24 апреля 1860 г., что ««публичный интерес» прусского правительства требует, чтобы на нас клеветали возможно больше» (см. настоящий том, стр. 40).

Письма Энгельса Марксу свидетельствуют о той высокой оценке, которую Энгельс дал вышедшему в декабре 1860 г. памфлету «Господин Фогт». «Чем больше я читаю книгу, тем больше она мне нравится», - писал Энгельс Марксу 5 декабря 1860 г. (см. настоящий том, стр. 93). Письма Маркса и Энгельса, относящиеся к их борьбе против Фогта, являются ярким



ПРЕДИСЛОВИЕ XXIV

примером умения давать сокрушительный отпор врагам пролетарского движения.

Важное значение в истории борьбы Маркса и Энгельса за пролетарскую партию имела также их критика оппортунистической программы и тактики Ф. Лассаля. В связи с оживлением в Германии в начале 60-х годов массового рабочего движения и вступлением передовой части немецкого рабочего класса на путь самостоятельной политической борьбы вопрос о программе и тактике пролетарской партии приобрел практическое значение. Переписка Маркса и Энгельса за 1861- 1864 гг. дает возможность проследить их позицию по отношению к Лассалю в тот период его жизни, когда Лассаль, примкнув к германскому рабочему движению, стремился выступать в качестве его организатора и теоретика.

В своей оценке деятельности Лассаля в германском рабочем движении в этот период Маркс и Энгельс исходили из того, что на определенном этапе она способствовала высвобождению немецких рабочих из-под влияния буржуазной партии прогрессистов. На эту сторону пропагандистской деятельности Лассаля обращал внимание Энгельс в письме Марксу от 20 мая 1863 г., подчеркивая, что «таким путем вновь завоевывается почва для антибуржуазных выступлений» (см. настоящий том, стр. 284). Создание в 1863 г. при непосредственном участии Лассаля Всеобщего германского рабочего союза имело большое значение для дальнейшего развития немецкого рабочего движения. Эту сторону деятельности Лассаля отмечал В. И. Ленин, напоминая об исторической заслуге Лассаля перед немецким рабочим движением, состоявшей в том, что он «совлек это движение с того пути прогрессистского тредюнионизма и кооперативизма, на который оно стихийно направлялось (при благосклонном участии Шульце-Деличей и им подобных)» (В. И. Ленин. Соч., 5 изд., т. 6, стр. 40).

Однако намечаемая Лассалем программа для немецкого рабочего движения не открывала перед рабочим классом никакой революционной перспективы, сеяла в его рядах иллюзии о возможности достижения социализма без последовательно революционной классовой борьбы. Принципиальный характер разногласий между пролетарскими революционерами Марксом и Энгельсом, с одной стороны, и мелкобуржуазным социалистом Лассалем, с другой, отчетливо проявился во время встречи Лассаля с Марксом в Лондоне летом 1862 года. Маркс решительно осудил реформистскую программу Лассаля, считавшего возможным добиться коренных социальных преобразований путем агитации за всеобщее избирательное право и создание производствен-



ПРЕДИСЛОВИЕ XXV

ных ассоциаций с помощью юнкерски-буржуазного прусского государства. Суть своих разногласий с Лассалем Маркс тогда же кратко охарактеризовал в письме Энгельсу от 7 августа 1862 года. «В политическом отношении, - констатировал он, - мы ни в чем не сходимся, кроме некоторых весьма отдаленных конечных целей» (см. настоящий том, стр. 222).

Значительное место в переписке Маркса и Энгельса, касающейся Лассаля, занимает критика его работ. Отмечая свойственную этим работам претенциозность, Маркс и Энгельс в то же время постоянно подчеркивали поверхностный, «ученический» характер лассалевских произведений (см., например, письма Маркса Энгельсу от 12 июня и 15 августа 1863 г.). «Его работа, - писал Маркс по поводу речи Лассаля о косвенных налогах, - поэтому так изобилует историческими и теоретическими ошибками» (см. настоящий том, стр. 292).

Маркс и Энгельс не могли не заметить, что в своей критике капитализма Лассаль многое заимствовал из их произведений, в том числе из «Манифеста Коммунистической партии», но при этом он вульгаризировал и искажал заимствованные у основоположников научного коммунизма идеи, приспосабливал их к своему идеалистическому мировоззрению гегельянца. Ознакомившись с «Программой работников» Лассаля, которую он выдвигал в качестве программного документа рабочего движения, Маркс писал Энгельсу 28 января 1863 года: «Это не что иное, как скверная вульгаризация «Манифеста» и других часто проповедуемых нами вещей» (см. настоящий том, стр. 264). В этом же письме Маркс отмечает тщетность попыток Лассаля выдать себя за человека, которому «суждено унаследовать» разработанное Марксом и Энгельсом учение.

Подобную же критическую оценку получил и «Гласный ответ» Лассаля, написанный им в 1863 г., накануне основания Всеобщего германского рабочего союза. Подвергая резкой критике социальные «рецепты» Лассаля, Маркс и Энгельс указывали на поверхностное усвоение Лассалем основных принципов научного коммунизма, на непонимание им подлинных условий освобождения пролетариата. Лассаль не случайно, как указывал Энгельс, смешивал самые понятия «класса» и «сословия», считая ремесленников «представителями пролетариата» (см. письмо Энгельса Марксу от 21 апреля 1863 г.). На основе критического анализа работ Лассаля вожди пролетариата делали вывод, что его программа отражает интересы мелкой буржуазии и ремесленников, но не рабочего класса.

Внимательно наблюдая за политической деятельностью Лассаля, вожди пролетариата сурово осуждали его порочную



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVI

тактику, ориентировавшую рабочий класс на совместные действия с правительством Бисмарка и юнкерством против буржуазии, в расчете добиться от них некоторых уступок. «Парень работает теперь прямо-таки на Бисмарка», - констатировал Энгельс после выступлений Лассаля, вызвавших хвалебные отзывы реакционной печати (см. письмо Энгельса Марксу от 11 июня 1863 г.). Нападки Лассаля исключительно на партию прогрессистов - в условиях обострившегося конституционного конфликта в Пруссии - играли на руку юнкерскому правительству Бисмарка.

В письме Марксу от 24 ноября 1863 г. Энгельс резко критиковал эту позицию Лассаля, подчеркивая, что из «Манифеста Коммунистической партии» он должен был «усвоить, как следует держаться в отношении буржуазии в такие времена» (см. настоящий том, стр. 308).

Хотя Маркс и Энгельс в то время еще не знали о прямом сговоре Лассаля с Бисмарком, они отчетливо сознавали, что подобные действия объективно ведут к предательству интересов рабочего класса. Оппортунистической тактике Лассаля вожди пролетариата противопоставляли тактику революционной общенародной борьбы против феодальной реакции при одновременном разоблачении половинчатой, трусливой политики прусской буржуазии.

Учитывая известную положительную роль агитации Лассаля, Маркс и Энгельс считали целесообразным временно не выступать против него публично. В письме Энгельсу от 12 июня 1863 г. Маркс писал: «Критиковать его вещи - значило бы терять время... А мириться с его хвастовством и бестактностями тоже нельзя... Поэтому не остается ничего иного, как ждать, пока он не разразится гневом». Намечая план своего выступления против Лассаля, Маркс считал необходимым: «1) показать публике, как и что именно он списал у нас; 2) как и в чем именно наши взгляды отличаются от его стряпни» (см. настоящий том, стр.

293).

Маркс и Энгельс неоднократно указывали Лассалю как при личных встречах с ним, так и в письмах к нему на ошибочность его взглядов. Убедившись, однако, что Лассаль не только упорствует в своих ошибках, но и идет все дальше по пути сотрудничества с реакционной прусской монархией, Маркс и Энгельс окончательно порвали с ним.

В письмах Маркса и Энгельса, написанных в сентябре 1864 г. в связи с гибелью Лассаля на дуэли, подводится своего рода итог его общественно-политической деятельности. Признавая, что в политическом отношении «это был, несомненно, один из самых значительных людей в Германии», Энгельс вместе с тем давал



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVII

резкую оценку той оппортунистической тенденции, которую Лассаль вносил в рабочее движение. «Он был для нас в настоящем очень ненадежным другом, в будущем - довольно несомненным врагом», - писал Энгельс Марксу 4 сентября 1864 г. (см. настоящий том, стр.

349).

Шатания Лассаля в сторону национально-либеральной политики в рабочем вопросе, его тактика приспособления к гегемонии юнкерства, наконец, его явное заигрывание с Бисмарком делали настоятельно необходимым противопоставление оппортунистической тактике Лассаля подлинно революционной тактики рабочего класса. Маркс и Энгельс считали, что этому будет способствовать широкая пропаганда среди немецких рабочих произведений научного коммунизма. Как следует из многих писем, основоположники марксизма уделяли большое внимание распространению в Германии таких своих трудов, как «Манифест Коммунистической партии», «К критике политической экономии», памфлет «Господин Фогт» и другие. Особенно важным делом они считали завершение работы над «Капиталом».

Оппортунистическому влиянию Лассаля на немецких рабочих Маркс и Энгельс стремились противопоставить революционную деятельность подлинно пролетарских элементов германского рабочего движения. На протяжении 1863-1864 гг. Маркс и Энгельс поддерживают постоянную связь со своим боевым соратником Вильгельмом Либкнехтом, возвратившимся в 1862 г. в Германию. Из ряда писем Маркса и Энгельса за эти годы видно, с каким пристальным вниманием следят они за пробуждением политической активности немецкого рабочего класса. Получая от Либкнехта регулярную информацию о состоянии рабочего движения в Германии, Маркс и Энгельс своими указаниями и советами направляли практическую деятельность Либкнехта по распространению идей научного коммунизма среди немецких рабочих. Особенно важное значение имеют письма Маркса и Энгельса от 7 и 9 июня 1864 г., в которых разъясняется их тактика по отношению к деятельности Лассаля в немецком рабочем движении.

Ряд писем Маркса и Энгельса свидетельствует о том, что за долгие годы эмиграции они не утратили связи с передовыми представителями немецкого рабочего класса. Посещение Маркса в июне 1864 г. золингенскими рабочими Ф. Моллем и Ю. Мельхиором, о котором Маркс сообщает в своих письмах Энгельсу от 3 и 16 июня 1864 г., убедительно показывало, что великие вожди пролетариата по-прежнему пользовались огромным авторитетом у передовых рабочих Германии.



ПРЕДИСЛОВИЕ XXVIII

Постоянная забота Маркса и Энгельса об упрочении связей с передовыми рабочими Германии и других стран подготовила почву для создания в сентябре 1864 г. международной массовой пролетарской организации - I Интернационала.

* * *

В настоящий том включено 31 письмо Маркса и Энгельса, не входившее в состав первого издания Сочинений. Большая часть этих писем была опубликована на языке оригинала в различных зарубежных изданиях. Среди них значительную группу составляют письма Маркса венгерскому публицисту Б. Семере, своим родственникам в Голландии - Филипсам, а также жене - Женни Маркс. Некоторая часть этих писем была опубликована в советских периодических изданиях. Остальные письма публикуются впервые по рукописям и машинописным копиям, хранящимся в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. К ним относятся письма Энгельса брату Эмилю Энгельсу от 11 апреля 1860 г. и Готфриду Эрмену от 19 апреля 1860 года; из писем Маркса впервые публикуются его письма Э. Фишелю от 1 июня 1860 г., Л. Ватто от 10 ноября 1861 г., В. Шварцу от 19 августа 1862 г. и Женни Маркс от 15 декабря 1863 года. В приложениях к тому печатается ряд писем Женни Маркс Энгельсу и другим лицам, которые передают содержание не дошедших до нас писем Маркса или были написаны по его поручению; из них 6 писем публикуются впервые.

Все эти письма существенно дополняют биографические сведения о Марксе и Энгельсе, являются ценным материалом для характеристики их общественно-политической, научной и литературной деятельности в 1860-1864 годах.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС ПИСЬМА ЯНВАРЬ 1860 - СЕНТЯБРЬ 1864


1

Часть первая ПЕРЕПИСКА МЕЖДУ К. МАРКСОМ и Ф. ЭНГЕЛЬСОМ ЯНВАРЬ 1860-СЕНТЯБРЬ 1864


3
3

1860 год 1

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон, около 11 января 1860 г.] 11 января 1860 г.

Дорогой Маркс!

Посылаю тебе сегодня бандеролью один экземпляр приложения к № 349 прошлогодней «Kolnische Zeitung».

Вильгельм Йозеф Рейф, относительно которого, по сообщению этой газеты, было отдано распоряжение об аресте «за распутство», является, как я выяснил, тем же самым лицом, что и находящийся в настоящее время здесь и существующий за счет партии Рейф, который привлекался по кёльнскому процессу коммунистов.

Я сегодня написал Рейфу (по адресу Либкнехта, так как не знаю, как его иначе можно найти), что дальше я не намерен им больше заниматься, - что запрещаю ему впредь ссылаться на меня, а также меня посещать!

Что касается лично меня, то этим я сделал все, что должен был сделать. Какую позицию займет партия по отношению к этой грязи, это ее дело. Факты ты теперь знаешь!

Твой Фрейлиграт*

Этого «Рейфа» я в своем доме никогда не принимал, потому что субъект казался мне подозрительным, даже более чем подозрительным, из-за своего поведения на процессе коммунистов. «Жирный стихоплет», напротив, взял его под свое покровительство и посадил на шею Либкнехту. С тех пор парень жил на средства Либкнехта, Лапландца**, Лесснера, Шрёдера и других бедняков и даже заставлял делать сборы в свою пользу в Обществе рабочих1.


* Подлинник приведенного здесь письма Фрейлиграта Маркс переслал Энгельсу вместе со своим письмом.

Начало письма Маркса написано под письмом Фрейлиграта на том же листе бумаги. Ред.

** - Андерса. Ред.


4
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, ОКОЛО 11 ЯНВАРЯ 1860 г.

Вышеприведенное письмо Фрейлиграта - это все, что я получил от этого тевтона со времени великого отхода2. И как смешно это письмо в то же время. Какой гротеск величия, за которым скрывается нечистая совесть пуделя. Фрейлиграту кажется, что восклицательные знаки усиливают прозу. «Партия» должна занять «позицию». По отношению к чему? К «распутству» Вильгельма Йозефа Рейфа, к «этой грязи», по выражению друга Беты. Что за наглость! Кстати, замечу мимоходом: «Союз немецких мужей», основанный каким-то подозрительным наборщиком по имени Цинн, избрал своими «почетными членами» принца Альберта, Готфрида Кинкеля, К. Блинда и Ф. Фрейлиграта. Херуск, разумеется, принял этот диплом3.

В будущий понедельник у меня снова срок платежа 1 ф. ст. в Мэрилебонский суд графства. Одновременно получил из Вестминстерского суда графства (от имени булочника) прилагаемую здесь бумажку, которую прошу выслать обратно. То, что я предвидел, начинает сбываться. Если один обыватель найдет дорогу в суд графства, ее найдут туда и другие. Если так будет продолжаться, то я, право, не знаю, как дальше выдержу. Эти беспрерывные неприятности особенно невыносимы потому, что я абсолютно не подвигаюсь в своей работе4.

Заметка в дармштадтской «Militar-Zeitung» весьма кстати5. Своим памфлетом* ты обеспечил себе в Германии положение военного критика. При ближайшем удобном случае ты издашь какую-нибудь вещь под своим именем и добавишь к этому - автор «По и Рейна». Наши подлые враги постепенно убедятся, что мы импонируем публике, не спрашивая разрешения ни у нее самой, ни у ее Бет.

По моему мнению, величайшие события в мире в настоящее время - это, с одной стороны, американское движение рабов, начавшееся со смерти Брауна6, и, с другой стороны, - движение рабов в России. Ты, конечно, заметил, что дворянство в России занялось прямой агитацией за конституцию и что два или три члена самых знатных семей уже сосланы в Сибирь. В то же время Александр испортил свои отношения и с крестьянами, заявив буквально в своем последнем манифесте, что «общинное начало» должно исчезнуть вместе с освобождением. Так началось «социальное» движение на Западе и на Востоке. Вместе с предстоящим крахом в Центральной Европе это будет грандиозно.

Я только что прочел в «Tribune», что в Миссури было новое восстание рабов, - разумеется, подавленное7. Но сигнал уже


* Ф. Энгельс. «По и Рейн». Ред.


5
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 ЯНВАРЯ 1860 г.

дан. Если дело будет становиться все серьезнее, то что станет с Манчестером?

Леонард Хорнер покинул свой пост. Его последний краткий отчет полон горькой иронии.

Не можешь ли ты разузнать, не причастны ли манчестерские фабриканты к этой отставке?

По отчетам фабричных инспекторов8 (с «1855 г.» по «первое полугодие 1859 г.») видно, что английская промышленность баснословно развилась с 1850 года. Со времени выхода твоего «Положения рабочего класса» (я его снова перечитал здесь в Музее*) состояние здоровья рабочих (взрослых) улучшилось, тогда как состояние здоровья детей ухудшилось (смертность).

Привет.

Твой К. М.


* - библиотеке Британского музея. Ред.

** - порт в Ирландии. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 2

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 25 января 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Слыхал ли ты уже о брошюре Фогта с подлейшими выпадами против меня? А немецкие буржуа принимают ее с восторгом. Первое издание уже распродано. Вчера «National- Zeitung» поместила в передовице длинную и грязную выдержку из нее9. (Не можешь ли ты раздобыть этот номер «National-Zeitung»? Я сам не смог достать его здесь.) Как мне поступить? Г-н Лассаль, по-видимому, так оскорблен моим последним письмом, что совсем не дает о себе знать10.

Хорошо было бы, если бы у тебя была готова статья к пятнице или субботе (пароход идет через Корк**).

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


6
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 26 ЯНВАРЯ 1860 г.

3

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 26 января 1860 г.

Дорогой Мавр!

Так как завтра день «Tribune»11, то жаль, что снова нет материала; несколько заметок о Марокко и корреспонденция в «Times» ничего еще не сообщают о сражении у Кабо-Негро12, а кроме этого ничего не случилось; впрочем, для себя ты найдешь достаточно материала в парламентских дебатах. Жду также известий о реформе прусской армии13.

Твой взгляд на значение движения рабов в Америке и России уже подтверждается. Харперс-феррийская история с ее отзвуком в Миссури приносит свои плоды14. На юге повсюду изгоняют из штатов свободных негров, а в первом нью-йоркском сообщении о состоянии дел с хлопком (У. П. Райт и К0 от 10 января 1860 г.)15 я только что прочел, что плантаторы срочно отправили свой хлопок в порты, чтобы обезопасить себя от возможных последствий харперс-феррийской истории. В России дела тоже сильно осложняются. У аугсбургской «Allgemeine Zeitung» имеется теперь очень хороший корреспондент по этим вопросам в Петербурге. Правда, он обращает больше внимания на конституционное движение дворянства, но оно, конечно, дает толчок крестьянам.

В Индии назревает колоссальный кризис. Как смотрят на положение здешние филистеры, можешь судить по прилагаемым отчетам о рынках. Цена многих сортов пряжи теперь так же высока и даже несколько выше, чем в момент наивысшего подъема цен в 1857 г., а хлопок при этом дешевле на 23/8-21/2 пенса. В одном Бёрнли строится 26 новых фабрик; в других местах дело обстоит примерно так же. Рабочие повсюду постепенно получают 10- процентную надбавку к заработной плате, а скоро получат еще больше. По моему мнению, применение фиктивного капитала в индийской торговле снова становится столь же распространенным явлением, как в 1846-1847 гг., и большинство покупает лишь потому, что вынуждено покупать и не может остановиться. Но если бы этого и не было, то один только рост производства должен вызвать к осени или, самое позднее, к весне 1861 г. колоссальный крах.

Глупые англичане теперь уже воображают, что они скоро затопят товарами Францию.

Один осел, владелец ситценабивной фабрики, - из числа наиболее продувных, - говорит, что при 30-процентной покровительственной пошлине во Франции он может обделывать там свои дела и зарабатывать на 15 процентов


7
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1860 г.

больше, чем на любом другом рынке. Дурак воображает, что монопольные цены могут удержаться во Франции даже после отмены монополии. Что вся эта история просто шарлатанство, имеющее целью подобраться к Джону Булю с заведомо слабой стороны, и, в конце концов, основательно надуть его, об этом никто не думает.

Кто такой, собственно, г-н Фишель, написавший для герцога Кобургского* его памфлет16, а теперь пишущий в «Free Press»? Что у герцога Кобургского имеются уркартовские склонности, это я заметил еще по выдержкам из памфлета.

Дронке теперь в Ливерпуле на очень хорошей должности торгового агента одной французско-испанской компании медных рудников, - 500 фунтов гарантированных, а зарабатывать, как говорят, может и до 1000 фунтов. Ему устроил это Гарнье-Пажес. Он часто приезжает сюда, но всегда избегает меня и только post festum** передает мне поклон.

У Лупуса*** был тяжелый бронхит, теперь ему лучше, но он все еще напуган, так как чувствует себя пока не совсем хорошо. Он снова затеял хроническую войну с хозяйкой.

У меня теперь очень много работы в конторе, потому и пишу нерегулярно. Не знаю пока, когда кончится это чрезмерное корпение, если только, на что я надеюсь, не разразится кризис.

Кланяйся своей жене и барышням.

Твой Ф. Э.


* - Эрнста II. Ред.

** - после праздника, то есть после того, как событие уже произошло, задним числом. Ред.

*** - Вильгельма Вольфа. Ред.

**** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Peд.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 4

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 января [1860 г.]

Дорогой Энгельс!

Я заказал брошюру Фогта**** и тебе тоже ее пошлю. Это - перепечатка (или полное первое издание) его процесса в Аугсбурге вместе с введением. Последнее специально направлено


8
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1860 г.

против меня и кажется вторым и улучшенным изданием Мюллера-Теллеринга17. Как только вещь эта будет получена, надо решить, что делать. Фаухер с большим удовольствием рассказал мне, что Фогт третирует меня с явно подчеркнутым презрением. Негодяй старается уверить немецких филистеров, что я живу здесь, наподобие д-ра Кульмана, за счет рабочих и т. д. (от моей жены я, понятно, скрываю всю эту грязь).

В Берлине начал выходить новый военный еженедельник*. Я думаю, что ты должен немедленно написать Лассалю под предлогом наведения кое-каких справок об этом журнале.

Мы должны теперь непременно поддерживать связь с Берлином. Ответ Лассаля тебе покажет, можно ли еще идти с ним вместе или нет. В последнем случае - что было бы неприятно - мне придется использовать д-ра Фишеля (прусского асессора), о котором скажу ниже.

В своем письме к Лассалю ты можешь прямо упомянуть, что я расценивал как своего рода тайный сговор его и Дункера с Фогтом то обстоятельство, что он чинил препятствия опубликованию моего заявления о Фогте в «Volks-Zeitung» (того самого, которое было напечатано в аугсбургской «Allgemeine Zeitung»**) - или, по крайней мере, отговаривал меня от этого. Ты можешь обронить затем, разумеется, несколько слов [насчет того, что, при двусмысленном поведении некоторых старых партийных друзей (при случае несколько щелчков в адрес Фрейлиграта), при трудности моего положения и гнусностях, с которыми мне приходится бороться, настроение мое бывает весьма кислым, и я сообщил тебе, что написал Лассалю письмо18, которое, по-видимому, рассердило его. Ты, со своей стороны, разумеется, должен высказать предположение, что он, Лассаль, слишком хорошо знает меня, чтобы придавать значение случайной грубости в форме выражений и т. д. Во всяком случае, он будет тогда вынужден ясно высказаться. Немножко дипломатии я считаю теперь абсолютно необходимым - хотя бы для того, чтобы убедиться, на кого мы можем рассчитывать. По сравнению с другими Лассаль все же - лошадиная сила.

Суть ведь в том, что банда имперских мерзавцев, во-вторых, - банда, именуемая немецким Национальным союзом19, и, наконец, либеральная банда употребляют все усилия, чтобы морально уничтожить нас в глазах немецкого филистера. Вряд ли можно сомневаться, что, вопреки всем крикам о мире, вероятно, еще в течение этого года и, весьма вероятно, еще до начала лета


* - «Milltarische Blatter». Ред.

** К. Маркс. «Заявление в редакцию «Allgemeine Zeitung»». Ред.


9
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1860 г.

вспыхнет новая война. Во всяком случае, международные отношения столь сложны, что для вульгарной демократии и либералов чрезвычайно важно закрыть для нас уши немецкого филистерства (то есть публики) и доступ к нему. Игнорирование, то есть индифферентность, допустимо в личных и партийных делах лишь до известного предела. К случаю с Фогтом нельзя относиться точно так же, как к какому-нибудь Теллерингу, Гейнцену и tutti quanti*.

Этот чревовещатель считается в Германии научным светилом, он был имперским регентом20, его поддерживает Бонапарт. Ты мог бы также между прочим спросить благородного Лассаля, что он считает нужным предпринять в фогтовском деле. В письмах ко мне Лассаль слишком связал себя, чтобы сразу сделать полный поворот. Во всяком случае нужно попытаться заставить его занять более определенную позицию: или - или21.

Фишель - это прусский уркартист. В издаваемом им берлинском «Portfolio» он отмечал мои памфлеты против Пама** и опубликовал выдержки из них22 (по прямому указанию Уркарта). Уркартисты вызывали его в Англию. Здесь он выступал перед Комитетами по иностранным делам23 в качестве свидетеля победоносной «веры» (в Уркарта) на континенте. Я встречался здесь с ним. Он предлагал свои услуги в случае, если я захочу воспользоваться ими в северогерманской печати.

В книжке «Ура, в Италию» (паршивого Бамбергера в Париже), говорят, имеются нападки на твои статьи в «Volk».

Что заявил г-н Оргес?24 Я пропустил это.

Если возможно, напиши ко вторнику (длинно не надо) о военном значении Савойи (и Ниццы) для Франции***. Сравни сегодняшний номер «Times», речь Норманби в палате лордов.

Кстати. «В знак признания моих заслуг в деле развития коммунистических принципов» я получил на 6 февраля приглашение от здешнего Просветительного общества рабочих на празднование его годовщины. (Эти парни все еще считают себя наследниками старого Общества на Уиндмилл-стрит.)25 Такие же приглашения, но иначе мотивированные, получили Шаппер, Пфендер и Эккариус. При нынешних обстоятельствах я, разумеется, приму приглашение, и благодаря этому исчезнут последние следы старой ссоры с этим рабочим сборищем. Г-н Ф. Фрейлиграт не приглашен. Мне теперь действительно следует избегать встречи с этим толстобрюхим. Так как я


* - иже с ними. Ред.

** - Пальмерстона. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Савойя и Ницца». Ред.


10
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1860 г.

взбешен всей этой фогтовской мерзостью - чему немало содействовал Ф. Фрейлиграт - дело легко может дойти до неприятной ссоры.

Поклон Лупусу.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 5

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 31 января 1860 г.

Дорогой Мавр!

Думаю завтра писать Эфраиму Премудрому*. Это дипломатическое послание нужно хорошо обдумать, прежде чем послать. Уже несколько дней у меня в голове вертится нечто вроде продолжения «По и Рейна»: «Савойя, Ницца и Рейн». Я намерен предложить эту вещь Дункеру; она составит не более двух листов и могла бы быть хорошим предлогом для установления связи с Эфраимом. Во всяком случае, я напишу эту вещь в течение ближайшей недели и сейчас же пошлю рукопись в Берлин. Кроме ознакомления с парой вещей из истории французских революционных кампаний в Ницце и Савойе, другой предварительной работы не требуется, поэтому все можно сделать быстро.

Что г-на Фогта надо хорошенько отхлестать - это само собой разумеется, но трудно сказать что-нибудь, пока мы не знаем, что, собственно, он напечатал. Во всяком случае, Фишеля можно использовать, как и всякого другого, если только у него действительно есть связи.

Еврейчик Браун** также поймет теперь, что твое заявление*** и все распри Фогта с аугсбургской «Allgemeine Zeitung»26 имеют совсем иное значение, чем воображал сначала этот берлинский обыватель. При нынешнем положении дел мы должны поддерживать все эти связи, а что касается заговора молчания и других интриг, на которые пока что надо закрывать глаза, то они впоследствии развяжут нам


* - Лассалю. Ред.

** - Лассаль. Ред.

*** К. Маркс. «Заявление в редакцию «Allgemeine Zeitung»». Ред.


11
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ЯНВАРЯ 1860 г.

руки, когда в решительный момент по действительно политическим причинам нам придется пойти на разрыв.

Относительно вероятности новых бурных событий вполне разделяю твое мнение*, но думаю, что для того, чтобы поддержать, вопреки Фогту и компании, свой престиж у публики, нам нужно выступать с научными произведениями. Для организации эмигрантской печати у нас нет денег, и, кроме того, мы неоднократно видели, что эмигрантская газета или напечатанные в Лондоне немецкие брошюры находят доступ к публике (в Германии) лишь в том случае, когда они имеют хождение по крайней мере в течение года. Выступать открыто политически и полемически в духе нашей партии в самой Германии совершенно невозможно.

Что же остается? Либо набрать в рот воды, либо прилагать усилия, о которых узнают лишь в эмиграции и среди американских немцев, но никак не в Германии, либо же продолжать то, что ты начал своим первым выпуском**, а я «По и Рейном». Сейчас я это считаю самым главным, и, если мы займемся этим, пусть тогда Фогт кричит сколько ему угодно, а у нас скоро будет опять настолько твердая почва под ногами, что время от времени мы сможем помещать (если понадобится) в немецкой печати необходимые личные заявления. При этом самое важное, разумеется, это - выход в ближайшее время твоего второго выпуска27, и я надеюсь, что фогтовская история не помешает твоей дальнейшей работе над ним. Отнесись, наконец, хоть раз несколько менее добросовестно к своей собственной работе; для этой паршивой публики она и так уже слишком хороша. Главное, чтобы вещь была написана и вышла в свет; слабых сторон, которые тебе бросаются в глаза, ослы и не заметят. А то наступят бурные времена, и каково тебе будет, если всю работу придется прервать раньше, чем ты завершишь «капитал вообще»? Я хорошо знаю и все другие трудности, которые мешают тебе; но я хорошо также знаю, что главной причиной задержки является всегда твоя собственная скрупулезность. В конце концов все же лучше, чтобы вещь появилась, чем если бы она совсем не вышла из-за такого рода сомнений.

Г-н Оргес напечатал заявление чисто личного характера***, откуда можно узнать, что собой представляет этот субъект. Сначала лейтенант прусской артиллерии в Берлине, посещавший военную школу (с 1845 по 1848 г.), он одновременно занимался в университете и готовился получить степень; в 1848 г., в марте, он оставил военную службу (его прошение об увольнении


* См. настоящий том, стр. 8. Ред.

** К. Маркс. «К критике политической экономии». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 9. Ред.


12
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ЯНВАРЯ 1860 г.

датировано 19 марта 1848 г.) и отправился служить в артиллерию в Шлезвиг-Гольштейн; в 1850 г. он поступил на торговое судно, на котором «служил» и совершил кругосветное путешествие; в 1851 г. был на лондонской выставке28, о которой писал отчеты для аугсбургской «Allgemeine Zeitung», встречался тогда с Шиммельпфеннигом, Виллихом, Теховым и т. д., а затем стал редактором военного отдела аугсбургской «Allgemeine Zeitung». Во всяком случае, этот человек больше других делает для этой газеты и снова поставил ее на ноги. Помеченные буквой h статьи, которые я приписывал Хайльброннеру, все принадлежат ему. И все же я еще здорово разделаюсь с ним.

Приглашение этих неучей* пришло весьма кстати. Я надеюсь, однако, что ты откажешься от дальнейшего сближения с ними; мы ведь слишком хорошо знаем эту публику, и ты, к счастью, живешь далеко от них.

Сердечный привет.

Твой Ф. Э.

Пруссаки хотели наложить у моего старика** арест на мое имущество на сумму в 1005 талеров 20 зильбергрошей 6 пфеннигов за то, что я дезертир ландвера. Старик сказал им, что у него нет моего имущества, и на этом они успокоились. 18 февраля я буду осужден.


* См. настоящий том, стр. 9. Ред.

** - Фридриха Энгельса-старшего, отца Энгельса. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Савойя и Ницца». Ред.

**** См. настоящий том, стр. 357-358. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 6

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 31 января 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Статью твою получил***. Очень хороша.

Прилагаю письмо Лассаля, которое пришло вчера и на которое я сейчас же кратко ответил****. Без памфлета, который мы должны написать совместно, нам из этой истории не выбраться.


13
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 31 ЯНВАРЯ 1860 г.

Я тем временем написал также Фишелю в Берлин, возможно ли возбудить против «National- Zeitung» дело о клевете. Брошюра Фогта* (ее нет ни у одного лондонского книготорговца; он не послал ее ни Фрейлиграту, ни Кинкелю и никому другому из своих здешних знакомых; очевидно, хотел таким образом выиграть время; я вынужден был поэтому заказать ее), поскольку она касается нас, - это, очевидно, стряпня в духе Делаода-Шеню29. Я читал вторую статью «National-Zeitung» и вижу из нее, что Фогт затрагивает, между прочим, и Лупуса (называя его казематным Вольфом, парламентским Вольфом), который-де посылал в 1850 г. циркуляр в ганноверскую реакционную газету30. Он снова пустил в ход все грязные эмигрантские сплетни 1850-1852 годов. Ликование буржуазной прессы, разумеется, безгранично, а о впечатлении, произведенном на публику, нетрудно судить по тону письма Лассаля, которое, будь добр, покажи Лупусу и затем сохрани.

Вчера виделся очень недолго с Фрейлигратом. Я обратился к нему весьма торжественно (если у него есть еще хоть искорка чести, он должен выступить с заявлением против Фогта), и весь наш разговор свелся к следующему: «Я: Пришел попросить тебя одолжить мне брошюру о процессе аугсбургской «Allgemeine Zeitung», которую я тщетно искал во всех книжных магазинах и которую, конечно, тебе послал твой друг Фогт. Фрейлиграт (весьма мелодраматически): Фогт мне не друг. Я: Лассаль пишет мне, что я должен ответить сейчас же. У тебя, стало быть, нет этой брошюры? Фрейлиграт: Нет. Я: Добрый вечер». (Он протягивает мне честную руку, и следует вестфальское рукопожатие.) Вот и все.

Юх (владелец и нынешний редактор газеты «Hermann», с которым я познакомился в связи с берлинским процессом Эйххофа по штиберовскому делу31) заверил меня, что и Кинкель до сих пор не получил от Фогта экземпляра его брошюры. Юх же получил множество писаний Фогта против нас, которых он не печатал. Мне приходится пока ладить с этим парнем, который по-своему, впрочем, вполне честен. Так как теперь в Лондоне выходит только «Hermann», было бы крайне неприятно стоять безоружным против фогтовской банды здесь, на нашей собственной территории.

Кстати. В результате моего первого свидания с Юхом, по моему совету Эйххофом был вызван в качестве свидетеля защиты приятель Гирш, который сидит за подлог в Гамбурге.

Вследствие этого процесс, открывшийся 26 января (я прочел


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.


14
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 31 ЯНВАРЯ 1860 г.

это в «Publicist»), был снова отложен после ожесточенных прений. С Гиршем Штиберу придет конец.

Привет.

Твой К. М.

Только что получил от Имандта сообщение, что умер Хейзе.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 7

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 1 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

На сей раз история с каждым днем становится все более серьезной. Г-н Альтенхёфер и горбатый Хефнер, находящийся в Париже, тоже выступили с недостаточно ясными заявлениями личного характера в аугсбургской «Allgemeine Zeitung»32. А тут еще умное письмо Лассаля. Парень и сам уже наполовину бонапартист, ведь кокетничанье с бонапартизмом в Берлине, кажется, теперь в моде, и там г-н Фогт, безусловно, найдет благодатную почву.

Хороша идея Лассаля: связью с аугсбургской «Allgemeine Zeitung» против Фогта и Бонапарта пользоваться нельзя, а Фогт может брать бонапартовские денежки на бонапартистские цели и при этом оставаться совершенно чистым! Эти люди видят заслугу Бонапарта уже в том, что он побил австрийцев; специфическое пруссачество и берлинское умничанье снова взяли верх, и в Берлине теперь, должно быть, почти такое же настроение, как после Базельского мира33. Таких людей не убедишь. Эти нескончаемо длинные, жалкие разглагольствования выделяются из Лассаля, кажется, так же естественно, как и его экскременты, а может и еще легче. Что скажешь на такую глупость и дешевую мудрость? Чудесные советы дает этот субъект.

Только бы нам получить брошюру*; а пока что следует подумать, где и у какого издателя печатать ответ. По возможности, в Германии и в штаб-квартире враждебной партии - в Берлине. История с 3000 экземпляров - явно фогтовская ложь34. Правда, шум поднят изрядный. Я еще сегодня увижусь


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.


15
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

с Лупусом и скажу ему, чтобы он подумал, какой материал он может собрать о Фогте. Между тем я приведу в порядок бумаги за 1850-1852 гг., а тебе придется разыскать нашу старую рукопись об эмигрантах*. Пока я не имею никакого представления, о чем этот субъект, собственно, там говорит.

Привет твоей семье.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Великие мужи эмиграции». Ред.

** См. настоящий том, стр. 12 и 14. Ред.

*** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

**** - «книги имеют свою судьбу» (Теренциан Мавр. «О буквах, слогах и о метрах Горация», стих 1286). Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 8

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 2 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

Вчера вечером я переговорил с Лупусом. Когда я ему читал вслух письмо Лассаля**, мне, наконец, стало ясно, сколько мещанства и заносчивости в этом субъекте; в то же время я окончательно уяснил себе и его «метод». Этот субъект даже в самых незначительных пустяках проявляет себя как старый гегелевский абсолютный дух; подобно тому, как в политической экономии он хотел быть высшим единством между конечными противоположностями - тобой и экономистами, так и теперь он уже считает себя высшим единством между тобой и Фогтом. От тебя «принцип», от Фогта «итальянская политика»35, - что может быть прекраснее? Это - паршивенькое умничанье референдария, которое начинается с требования объявить Фогта неподкупным и превращает единственную остроту, приведенную в заявлении Фрёбеля, в абсурд только потому, что принимает ее всерьез!36

Лупус думает, нельзя ли по прусским законам заставить «National-Zeitung» поместить твое заявление. Мне тоже кажется, что такая статья есть в законе о печати. Если это так, то следует воспользоваться этим тотчас же по получении брошюры***; как справедливо говорит Лассаль, «habent sua fata libelli»****; нельзя знать, как пойдет дело с брошюрой, а чем скорее появится ответ, тем вернее будет эффект.


16
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Что касается нашей брошюры, то невыгода нашего положения заключается в том, что лично нам приходится обороняться и что мы не можем отвечать ложью на ложь. Вторая невыгода состоит в том, что публика, то есть филистерство, нас заранее ненавидит; нас обвиняют, если и не в том, что мы питаем odium generis humani*, то во всяком случае в том, что мы питаем odium generis** буржуа, а ведь для них это одно и то же.

Зато у нас есть то преимущество, что мы можем дать изложение своей итальянской политики, которое переведет вопрос в другую плоскость, отодвинет в сторону личный элемент и даст нам, если не в глазах берлинских либералов, то в глазах большей части Германии определенное преимущество, так как мы отстаиваем народную, национальную точку зрения.

Особенно савойская история весьма кстати для нас37.

По-моему, тебе следует, как только ты получишь брошюру (не может ли Лассаль послать ее почтой?), собраться и приехать сюда, и тогда мы окончательно решим, как и что. Я охотно воспользовался бы случаем, чтобы приехать в Лондон, но так как твоя жена ничего не должна знать, то лучше, если ты приедешь сюда, да к тому же, если придется несколько поработать, я не мог бы так долго оставаться в Лондоне. Надо будет также договориться, называть ли меня в заголовке; у меня имеется одна-единственная причина против этого, но она кажется мне решающей; но об этом - устно.

Над савойской историей работаю*** и завтра напишу Лассалю и Дункеру. Предполагавшееся послание к Лассалю, разумеется, еще не было отправлено.

Странно, что о смерти Хейзе я узнал только через Данди и Лондон****. Малыш***** в прошлый четверг или в пятницу был здесь, заходил ко мне, но меня не было дома, и в клубе он меня вечером тоже не застал. Если бы он знал об этом, он мог бы мне. очевидно, передать через третье лицо, как он обычно поступает. Да и Чарлза****** он тоже видел.

Привет.

Твой Ф. Э.


* - ненависть к роду человеческому. Ред.

** - ненависть к роду. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

**** См. настоящий том, стр. 14. В Данди (Шотландия) жил Имандт. Ред.

***** - Дронке. Ред.

****** - Рёзгена. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


17
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

9

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 3 февраля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

После небольшого изменения или, вернее, удаления одной фразы Ч. Д. Коллет дал вчера свое согласие, но сказал при этом: так как подлинным редактором является Уркарт, он должен сначала показать ему эту вещь, что вызовет отсрочку на двадцать четыре часа38. Коллет прибавил, что я, конечно, и помимо них мог бы напечатать заявление, но зато, поместив его у них, я могу позже до известной степени ссылаться на него и на Уркарта. Ладно, я на это согласился. Посмотрим, что скажет старик Уркарт. (О дальнейшем - ниже.)

Впрочем, в данный момент брошюрой и заявлением в газетах ничего не достигнешь.

Брошюра будет убита той самой печатью, которая сейчас трубит о величии Фогта. Атака его против меня - он, очевидно, пытается изобразить меня ничтожным подлецом и мошенником (это вытекает из всего, что я до сих пор слышал) - должна означать решительный удар буржуазной вульгарной демократии и одновременно русско-бонапартистской сволочи по всей партии. Поэтому и ответить следует тоже решительным ударом. Далее: оборона нам не подходит. Я привлеку к суду «National-Zeitung». Это я уже решил. Пока для этого не понадобится много денег, - я имею в виду предварительный взнос в суд. Найти адвокатов будет очень легко, так как речь идет все-таки о процессе, который вызовет шум во всей Германии.

Как только получу письмо Фишеля* (я думаю, оно придет завтра), то помещу в различных немецких газетах краткое заявление о том, что я привлекаю в Берлине «National-Zeitung» к суду за клевету. Во второй ее статье, которая имеется у меня, я уже отметил пункты обвинения, которые юридически нанесут ей смертельный удар**. Этот процесс даст возможность ответить на суде на все обвинения гражданско-правового характера. А потом мы сможем взяться за свинью Фогта.

Если ты вспомнишь, что через несколько недель в связи со штиберовским делом снова всплывет весь кёльнский процесс


* См. настоящий том, стр. 13. Ред.

** См. настоящий том, стр. 364-368. Ред.


18
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ФЕВРАЛЯ60 г.

коммунистов39, то согласишься, что, при умелом использовании, атака этих собак может помочь нам, а не повредить - это сразу же позволит вновь решительно заявить о себе рабочим массам.

С другой стороны, какие доказательства против нас могут привести Фогт или «National- Zeitung»? Уже из статьи Фогта в бильском «Handels-Courier» видно, что Фогт, кроме сплетен Техова и, быть может (это было бы самым худшим), нескольких не совсем приятных замечаний Люнинга, ничего не знает о здешних делах и допускает самые глупые ошибки40.

Мой план поэтому таков: как только придет фогтовская мерзость*, я на следующей неделе приеду на несколько дней к тебе, чтобы обо всем переговорить41. На необходимые издержки по процессу должен внести свою долю и Дронке, - он, впрочем, должен мне деньги. (На пасху тебе во всяком случае надо будет на несколько дней приехать сюда.)

Впрочем, помимо собирания нужного материала для процесса (я написал уже, кажется, всем на свете), я разрабатываю свой «Капитал»42. Если я вплотную возьмусь за него, то через шесть недель он будет готов, а после процесса будет иметь успех.

Недоставало только, чтобы мы теперь - когда предстоит кризис, когда должен скоро умереть прусский король** и т. д. - позволили какому-то имперскому Фогту43 и К° таким путем изничтожить себя и даже - по инициативе Лассаля - сами перерезали себе горло.

Из прилагаемой заметки ты увидишь, чем занят сейчас г-н Фогт и каким образом ты сможешь, хотя бы в примечании, дать этому господину в своей брошюре презрительный пинок44.

Твой К. М.

Операция против Блинда45, как ты видишь по содержанию моего письма, продвигается совершенно независимо от немецкой операции, но будет использована для последней.


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** - Фридрих-Вильгельм IV. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx», Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


19
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

10

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 4 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

Решения меняются ежедневно, - да иначе и быть не может, - так как мы этой гнусности* еще не видели.

История с Гиршем великолепна**.

Процесс в Берлине я также считаю очень хорошим делом, если только можно добиться его; впрочем, я не вижу, как суд мог бы отказать тебе46.

Вчера вечером из-за Лупуса*** и всей истории вообще я перерыл большую часть документов 1850-1852 годов. Лупус совсем потерял память, и ему приходится очень много помогать. Да и со мной обстоит не многим лучше; с того времени пришлось пережить столько горького, что многое трудно установить. Насчет Лупуса выясняется следующее: 1. Лупус был еще в Цюрихе, когда в 1851 - а не в 1850 г. - документ появился в «Karlsruher Zeitung» (наш план кампании против демократов****), и тамошние господа напали на него, как на человека, который находится в их среде, а состоит в нашем Союзе47.

2. Но еще раньше появился другой документ, - если не ошибаюсь, в «Hannoversche Zeitung », - циркуляр кёльнского Центрального комитета, составленный Бюргерсом48. Но я не могу точно установить, было ли это в «Hannoversche Zeitung». Проверь это.

3. Фогт сваливает все это в одну кучу и утверждает, что Лупус будто бы сочинил в 1850 г, в Лондоне документ, который был составлен в Кёльне, и притом тогда, когда Лупус был еще в Цюрихе. (Лупус приехал в Лондон после 5 мая и до 21 июля 1851 года.) Остается еще установить, действительно ли бюргерсовский документ появился в «Hannoversche Zeitung» и каким образом попал он в руки ганноверской полиции. В моих письмах к тебе за время с февраля по апрель 1851 г. должны иметься замечания на этот счет. Сообщи мне о них, - думаю, что без этого заявление Лупуса вряд ли будет достаточно убедительным49.


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** См. настоящий том, стр. 13-14. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 13. Ред.

**** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов. Март 1850». Ред.


20
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Место из «Times» (первоначальный источник - аугсбургская «Allgemeine Zeitung») было уже мною отмечено50.

За свою вещь я принимаюсь сегодня*. До сих пор мне мешала затеянная Фогтом драка. Я назовусь на этот раз пока еще «автором «По и Рейна»», чтобы прочно закрепить за этим автором место в военной литературе, - с моим именем тотчас же начался бы заговор молчания. Но в то же время, то есть недели через две после выхода брошюры, я пущу через Зибеля соответствующую заметку в газеты. Парень этот вообще может быть очень полезен нам в драке с Фогтом, так как у него масса связей.

Сердечный привет твоей семье.

Твой Ф. Э.


* Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

** См. настоящий том, стр. 13 и 17. Ред.

*** - Лассаль. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 11

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 4 февраля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Из Берлина еще ничего не получено**. Впрочем, не будь Итциг*** такой скотиной, он выслал бы мне, по крайней мере, по собственной инициативе «National-Zeitung» сразу же, как только она вышла.

Что касается выдержки из «National-Zeitung» для Лупуса, то в первый раз я писал на память, а это для публичного заявления не годится. Во второй раз я переписал и во избежание недоразумений переписываю снова. Послать экземпляр я не могу, так как другого достать нельзя.

Выписка из № 41 «National-Zeitung» от 25 января (это заключительный абзац передовицы).

«Стоит отметить еще лишь одно: открытое письмо Национальному союзу тотчас же попало в руки ганноверской реакционной партии и было ею опубликовано; в 1850 г. было отправлено из Лондона другое «цирку-


21
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

лярное послание» «пролетариям» Германии (составленное, как полагает Фогт, парламентским Вольфом, alias* казематным Вольфом), которое одновременно было подсунуто ганноверской полиции».

От проклятого Уркарта все еще нет ответа**.

Я просмотрел все старые письма и газеты и отложил то, что может понадобиться в «ходе дела». Постарайся, чтобы у тебя дома в Манчестере я нашел сразу «всю кучу» (письма, газеты и т. д.) и мог выбрать нужное. В самом деле, нельзя позволить жалкой демократии, которая сейчас, конечно, преисполнена злорадства, сваливать на нас ее проекты революционных поездок, революционные бумажные деньги, революционную болтовню и т. д. Нужно, чтобы и Германия увидела эту демократию в настоящем свете, во главе с Готфридом Кинкелем - здешним тайным корреспондентом Фогта.

Твой К. М.


* - иначе. Ред.

** См. настоящий том, стр. 17. Ред.

*** К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»» (заявление было адресовано редактору газеты «Free Press»). Ред.

**** - Лассаль. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx», Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 12

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 7 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

Адресованный Коллету циркуляр*** получил. Пришел как раз вовремя, когда вчерашний «Daily Telegraph» посвятил два столбца фогтовской мерзости и серной банде51. Если все сводится к тому, что напечатано в «Telegraph», то в таком случае Итциг**** возмутился всего лишь испусканием дурных газов. «Чтобы отразить удар», нужно просто зажать себе нос.

Здесь г-н Ронге; он прибежал к Зибелю, хочет познакомиться со мной!! При этом спрашивает, не принадлежу ли я также к этой серной банде. Поистине, не будь его, Зибель ничего бы не знал об этой мазне в «Telegraph»; а не будь Зибеля, я бы ничего не узнал.


22
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Зибель - он настоящий шарлатан и знает сам, что является таковым, - горит желанием быть нам полезным в этом деле. У него множество связей, а главное, он совершенно вне подозрений. Парень знает, что вся разбойничья банда Кинкеля и К° такие же обманщики, как и он, и что в нас он нашел, наконец, людей, с которыми путем обмана он абсолютно ничего сделать не может, - отсюда безграничное уважение.

Завтра придется, по-видимому, в связи с циркуляром пересмотреть все газеты.

Vale*.

Твой Ф. Э.


* - Будь здоров. Ред.

** К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»» (заявление было опубликовано в виде листовки). Ред.

*** К. Маркс. «Письмо редактору газеты «Daily Telegraph»». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 13

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 7 февраля 1860 г.

9, Grafton Terrace etc.

Дорогой Энгельс!

Из доставленных тебе экземпляров** один пошли Дронке, а другой д-ру Броннеру в Брадфорд. Борхардту я послал сам.

В «D. Т.» (Daily Telegraph), в номере, вышедшем в понедельник, на странице 5, была помещена гнусная статья (с пометкой: Франкфурт-на-Майне, в действительности же из Берлина), составленная по двум статьям «National-Zeitung». Я тотчас же пригрозил этим собакам привлечением к суду за клевету***, и им придется заговорить и принести извинения.

Получил письма от Фишеля (жалобу можно подать даже без денег), Лассаля (в высшей степени нелепое), Шили (интересное) и т. д. Подробнее завтра.

Мне теперь нужно оплатить расходы на печатание (около 1 фунта). В следующий понедельник необходимо заплатить 1 фунт в суд графства, и еще понадобится немного денег отчасти на поездку в Манчестер, отчасти, чтобы оставить здесь. Кроме


23
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

того, перед отъездом я должен составить и попросить составить кое-какие affidavits*.

Кстати! Вие заявит теперь перед судьей, что подписал ложное заявление по настойчивой просьбе Блинда и Холлингера52.

Привет.

Твой К. М.

Заявление** вчера отослал в «National-Zeitung», «Kolnische Zeitung», «Volks-Zeitung», «Publicist» (Берлин), «Reform», аугсбургскую «Allgemeine Zeitung», «Frankfurter Journal». Заявление краткое. Во-первых, что я предприму шаги для привлечения к суду «National- Zeitung»; во-вторых, ссылка на прилагаемый английский «обвинительный документ» против Блинда***.


* - заявления перед судьей, равносильные показаниям под присягой. Ред.

** К. Маркс. «Заявление в редакции немецких газет». Ред.

*** К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»». Ред.

**** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

***** - Цернин. Ред.

****** - «Allgemeine Militar-Zeitung». Ред.

******* - редактор «Daily Telegraph». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 14

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 9 февраля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Как мог ты предложить свою брошюру**** за 2 луидора с листа? Это позор. Такие брошюры продаются не с листа, а целиком. Даже 40 талеров с листа было бы слишком мало. Вообще же Кампе лучше Дункера. Да и издатель*****, у которого выходит дармштадтская «Militar- Zeitung»******, с удовольствием взял бы брошюру. Но главное все-таки, чтобы вещь вышла скорее, и на твоем месте я сговорился бы по крайней мере с паршивцем Дункером по телеграфу53.

С того дня, как появилась эта мразь54, я нахожусь с «Daily Telegraph» в тайной и конфиденциальной переписке. Этот субъект*******, видишь ли, хочет, прежде чем принести


24
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

извинение, - я писал ему чертовски грубо, - получить ответ от своего корреспондента. Я же настаивал на том, чтобы он немедленно поместил хотя бы заметку. А теперь, что бы он там ни помещал, я обрушу на его голову процесс о клевете. При подобных обстоятельствах всегда найдутся адвокаты, которые в расчете на выгоду с удовольствием возьмутся за это дело. Так, Эдвин Джемс сам предложил свои услуги в деле о клевете, которое Эрнест Джонс возбудил против Рейнольдса. По этому поводу я писал вчера Эрнесту Джонсу. Впрочем, в тот же вторник, когда появилась эта штука*, я писал, между прочим, редактору пальмерстоновского бульварного листка: «Это письмо, написанное якобы во Франкфурте-на-Майне, составлено в действительности в Берлине и представляет собой в сущности только нелепое размазывание двух передовых статей и т. д. и т. д.» берлинской «National-Zeitung»**. Автор, то есть паршивый берлинский корреспондент «Daily Telegraph», - еврей по имени Мейер, родственник собственника из Сити, английского еврея по имени Леви. А посему оба этих субъекта с полным правом - особенно с помощью Фогта - обвиняют Гейне в том, что он крещеный еврей. Прилагаю при сем последнее письмо Итцига***, которое прошу сохранить как редкость. Какая объективность! Вообрази пластичность этого наименее эллинского из всех польско-силезских евреев. Я ответил этому субъекту лишь тем, что тотчас же сообщил в газеты, также и в «Volks-Zeitung», о том, что привлекаю «National-Zeitung» к суду за клевету****. (Приложил везде циркуляр о Блинде*****, хотя, по словам великого Итцига, мне не следовало бы «переоценивать силу этого аргумента».)

Между прочим, за всю неделю я так и не смог написать письма в «Tribune». Мне пришлось - не считая беготни к Кол-лету и черт знает к кому - разослать во все стороны, по меньшей мере, пятьдесят писем55. К тому же переписка с этим гнусным «Telegraph» и переписка со «Star»******, которой я послал всю переписку с «Telegraph». Прилагаемое письмо газеты «Star» сохрани. Я писал и Рейнольдсу. Посмотрю, что он сделает. К тому же беготня изза Вие и в полицию. О результате ниже. На мои письма на континент, - кроме отправленных в газеты, - до сих пор два ответа. Один от Шили. Неоценимый. Содержит


* В действительности статья в «Daily Telegraph» появилась в понедельник 6 февраля 1860 года. Ред.

** К. Маркс. «Письмо редактору газеты «Daily Telegraph»». Ред.

*** - Лассаля. Ред.

**** К. Маркс. «Заявление в редакции немецких газет». Ред.

***** К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»». Ред.

****** - «Morning Star». Ред.


25
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

всю историю с «серной бандой» и «бюрстенгеймерами»56. Другое письмо - от Семере.

Весьма ценно благодаря сведениям о «собственных» (не считая бонапартовских) денежных фондах венгерских революционеров, откуда Фогт будто бы получал свои деньги. Письмо от Имандта не так уж плохо57. По крайней мере один или два пункта. Жду еще ответа прежде всего от г-на Рейнаха из Невшателя - этого, как говорят, ходячего распространителя скандальных историй об имперском Фогте58. (Кстати! Какой адрес указал шпион Хефнер в аугсбургской «Allgemeine Zeitung»? Мне нужно выяснить у него один вопрос.) Написал и Боркхейму (которого лично никогда не видал). Он был вожаком серной банды в Женеве, которая проводила время в кафе «Корона» и с которой, как мне пишет Шили, ты также иногда выпивал во время своих поездок.

Мой обвинительный материал против «National-Zeitung» для прокуратуры берлинского городского суда готов. Отошлю его еще до того, как приеду к тебе. Но предварительно я должен выждать ответа Фишеля насчет начала и окончания, установленной формы обращения и т. д. Послать ли пакет (так как приходится приложить всевозможные брошюры, документы) в Берлин почтой или через компанию перевозки посылок? Придется во всяком случае послать его заказным.

Все письма и газеты за время с 1848 по 1859 г., которые у меня имеются здесь, в Лондоне, я перерыл. Отобрал и привел в порядок нужное. Постарайся, чтобы все, имеющееся в Манчестере, я нашел собранным «в одну кучу».

В понедельник состоялся банкет рабочих59. Присутствовало восемьдесят человек. Была единогласно принята резолюция с выражением возмущения «пролетариев» против Фогта.

Жалкий «Hermann» требовал у меня отчета о банкете. Я отказался, но предложил ему попросить короткую заметку у папаши Либкнехта.

Кстати, вернемся a nos moutons*, то есть к Лассалю. Так как, получив его первое письмо, я не знал, написал ли ты ему уже, согласно нашему первоначальному уговору (когда еще обстоятельства были другими), то я в двух строках сказал ему: я, мол, думал, что молчание его в течение нескольких месяцев объясняется раздражением по поводу моего последнего, несколько грубого (на самом деле очень грубого) письма. Меня, мол, радует, что это не так. Я- де уже раньше писал тебе о своих сомнениях на этот счет**. Хорошо! Однако какой шум


* - revenons a nos moutons - вернемся к нашим баранам (выражение из средневекового французского фарса об адвокате Патлене, означающее: вернемся к исходному пункту, к предмету нашего разговора). Ред.

** См. настоящий том, стр. 357-358. Ред.


26
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

поднимает в связи с этим эта скотина! Как он щеголяет своей моралью перед Либкнехтом60!

Тот самый субъект, который ради графини Гацфельдт пускал в ход самые бесстыдные средства и связывался с самыми бесстыдными людьми! Неужели эта скотина уже забыл, что, когда я хотел принять его в Союз, он был из-за своей дурной репутации отвергнут единогласным постановлением кёльнского Центрального комитета? Правда, мне кажется, что из деликатности я скрыл все это от него, как скрыл и приезд депутации рабочих, которая была послана ко мне из Дюссельдорфа несколько лет тому назад и которая выдвинула против него скандальнейшие и отчасти неопровержимые обвинения61! А теперь посмотри-ка на эту чванливую обезьяну! Чуть только ему показалось сквозь бонапартистски окрашенные очки, что он обнаружил у нас слабое место, как он стал важничать, вещать и принимать всевозможные комичные позы. С другой стороны, от страха, что я так просто не дам Фогту себя скомпрометировать в интересах моего нежного друга Лассаля, у него сразу же пропадает весь его юридический инстинкт! Как противоречит он сам себе! Каким становится подлым! Лучше, по его мнению, дела больше не «ворошить». Это будет «плохо принято». Плохо принято!

Кем? В угоду его рассуждающим за кружкой пива филистерам я должен позволить школьному учителю Скуирсу*, иначе Цабелю, плясать у меня на голове! Теперь г-н Лассаль для меня совершенно ясен.

Блинду я написал сейчас же, - то есть, точнее, вложил в конверт так близко его касающийся циркуляр. Он, разумеется, промолчал. Вместо этого скотина бегает по городу и думает выпутаться при помощи сплетен (смотри ниже, как это поможет ему). Этот субъект за последние недели развил лихорадочную деятельность, публикует брошюру за брошюрой, вовсю превозносит себя в «Hermann», всячески пресмыкается перед парой буржуа, с которыми познакомился в шиллеровском комитете, втирается секретарем во вновь задуманное шиллеровское общество, то клевещет на своих «друзей отечества»62, то важничает перед ними, делая полунамеки с видом государственного мужа, и т. д. И все же ты сейчас увидишь, что все это - хватание утопающего за соломинку.

Подлее всех ведет себя толстобрюхий филистер Фрейлиграт. Я послал ему циркуляр - он даже не удосужился подтвердить его получение. Неужели эта скотина не понимает, что стоит мне


* Скуирс - персонаж из романа Диккенса «Жизнь и приключения Николаса Никльби». Ред.


27
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

захотеть - и я втащу его с головой в серное пламя ада? Разве он забыл, что в моем распоряжении более 100 писем от него? Или он воображает, что я его не вижу, потому что он ко мне поворачивается задом? Вчера послал филистеру также приводимый ниже пластырь с непременным условием никому не говорить об этом ни единого слова, даже своему другу - тайному демократу Блинду. Это его заденет, и скоро ему станет тошно от чрезмерной близости к нему уголовно преследуемого друга, с которым он вместе публично фигурировал в аугсбургской «Allgemeine Zeitung» (об этом я ему мимоходом напомнил в последнем письме*). За исключением Фрейлиграта, весь мир в этом кризисе ведет себя по отношению ко мне прилично, даже посторонние люди.

А теперь - к главному. Во-первых, через Юха я выведал, что Вие в свое время совершил в Бремене кражу и потому должен был бежать в Лондон. Во-вторых, я узнал через Шаппера, что это он, Шаппер, которому Вие представился в качестве наборщика «Volk», раздобыл этому парню теперешнее место. Я настропалил Шаппера, тот шепнул Вие, что ему известна бременская история, и тут же, в присутствии его хозяев, зачитал мой циркуляр и учинил перекрестный допрос. Субъект во всем сознался. Результат ты увидишь из нижеследующего документа, официально заверенная копия которого у меня имеется. Один экземпляр будет отправлен в Берлин, другой я оставлю здесь для решительных шагов против отнекивающегося**. Еще одно. Каковы то люди, с которыми имеют дело эти «добропорядочные», ты можешь видеть из следующего. Я, разумеется, передал Вие, что возмещу ему потерю половины рабочего дня, которую он проведет со мной у полицейского судьи. Когда все было готово, я дал ему 21/2 шиллинга. Он недоволен. Я спрашиваю: сколько же зарабатываете Вы в день? - Около трех шиллингов, - говорит он, - но Вы должны дать мне 5. Я же должен получить что-нибудь за то, что сказал правду. - Но вот еще лучший образчик. Я: Вы отказались от денег, которые предлагали Блинд и Холлингер, чтобы подкупить Вас? Он: что? Отказался?

Негодяи только обещали, но так ничего и не дали мне. Таков этот наборщик Вие. Холлингер же еще более гнусная скотина. Фёгеле, которому назначили прийти вчера, не пришел. Блинд - Холлингер наверняка удержали его за деньги. Но они эти деньги выбросили на свалку. Я знаю, что у этого парня есть еще совесть, и заставлю его прийти63. Мой


* См. настоящий том, стр. 362-363. Ред.

** - Блинда. Ред.


28
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

циркуляр сбил их с толку, и они обратились не к тому человеку. Они заключили из него, что к самому Вие я не могу подступиться. А теперь к делу.

«В первых числах ноября истекшего года - не помню точно даты - между 9 и 10 часами вечера я был поднят с постели г-ном Ф. Холлингером, в доме которого я жил тогда и у которого работал в качестве наборщика. Он протянул мне заявление, в котором говорилось, что в течение предыдущих 11 месяцев я непрерывно работал у него и что в течение всего этого времени в типографии г-на Холлингера, 3, Litchfield Street, Soho, не была ни набрана, ни напечатана некая листовка на немецком языке «Zur Warnung» («Предостережение»). Растерявшись и не сознавая значения того, что я делаю, я исполнил его желание, переписал и подписал этот документ. Г-н Холлингер пообещал мне денег, но я ничего не получил от него. Во время этой сделки г-н Карл Блинд, как сообщила мне потом моя жена, ожидал в комнате г-на Холлингера. Несколько дней спустя г-жа Холлингер оторвала меня от обеда и провела в комнату своего мужа, где я застал одного только г-на Блинда.

Он предъявил мне тот же документ, который предъявил мне раньше г-н Холлингер, и настойчиво просил меня написать и подписать вторую копию, так как он нуждается в двух копиях - для себя самого и для опубликования в печати. Он прибавил, что отблагодарит меня. Я снова переписал и подписал документ.

Сим я удостоверяю под присягой правдивость вышеизложенного, а также и того, что: 1) из упомянутых в документе 11 месяцев я в течение шести месяцев64 работал не у г-на Холлингера, а у г-на Эрмани; 2) я не работал у г-на Холлингера как раз в то время, когда была напечатана листовка «Предостережение»; 3) я слышал тогда от г-на Фёгеле, который работал в то время у г-на Холлингера, что он, Фёгеле, вместе с самим г-ном Холлингером набирал указанную листовку и что рукопись была написана почерком г-на Блинда; 4) набор листовки еще сохранился, когда я снова стал работать у г-на Холлингера. Я сам переверстал его для перепечатки листовки «Предостережение» в немецкой газете «Volk», печатавшейся в Лондоне у г-на Фиделио Холлингера, 3, Litchfield Street, Soho.

Листовка появилась в № 7 «Volk» от 18 июня 1859 года; 5) я видел, как г-н Холлингер дал г-ну Вильгельму Либкнехту, проживающему в доме 14, Church Street, Soho, London, корректурный лист листовки «Предостережение», на котором г-н Карл Блинд собственноручно исправил 4 или 5 опечаток. Г-н Холлингер сначала колебался, дать ли ему корректурный лист г-ну Либкнехту, и лишь только г-н Либкнехт удалился, он выразил мне и работавшему вместе со мной Фёгеле сожаление, что выпустил из рук корректурный лист.

Иоганн Фридрих Вие.

Полицейский суд, Боу-стрит*.

Заявлено и подписано вышеозначенным Иоганном Фридрихом Вие в полицейском суде на Боу-стрит сегодня, 8 февраля 1860 г., передо мной, Т. Генри, судьей вышеозначенного суда».


* Эти слова, воспроизводящие печать, у Маркса обведены кружком. Ред.


29
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Я нарочно проделал все это именно у Генри, так как он является тем правительственным судьей, в ведении которого находятся все политические процессы. За английский язык документа я не ответствен, а только за точное изложение фактов. Что Вы скажете теперь, сэр?

«Этот аргумент не имеет силы», - говорит Итциг. Да здравствует Итциг! Судья же говорит, что теперь я могу притянуть г-на Блинда за тайный сговор против меня, соединенный с попыткой подкупа свидетеля. Вот что выходит из мелкобуржуазных козней!

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и английского 15

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 9 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

Как только узнаю адрес Дронке, пошлю ему экземпляр. Пока посылаю сегодня один д-ру Броннеру*.

Будет очень приятно, если «Telegraph» извинится*. До сегодняшнего дня еще ничего не появилось.

С нетерпением жду дальнейшего.

Смотри, чтобы Вие и Фёгеле у тебя не выскользнули из рук. Это возможно, за несколько фунтов всего можно опасаться.

Прилагаю пятифунтовый билет D/M 34115, Манчестер, 4 января 1859 года. Если не хватит - напиши - и я пошлю еще пару фунтов. Мне не хотелось бы без необходимости посылать рассыльных в отделение почтовых переводов, а поэтому лучше подождать, пока я вновь не достану пять фунтов. Ты можешь либо сам послать отсюда деньги своей жене, либо получить их до отъезда, как тебе удобнее65.


* См. настоящий том, стр. 22. Ред.


* См. настоящий том, стр. 23-24. Ред.


30
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Ни «National-Zeitung», ни Фогт* все еще не прибыли?

Теперь пойду. Надеюсь, что, проработав сегодня и завтра, закончу рукопись** хотя бы вчерне.

Vale***.

Твой Ф. Э.


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

*** - Будь здоров. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 28. Ред.

***** См. настоящий том, стр. 27-28. Ред.

****** К. Маркс. «Заявление в редакции немецких газет». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 16

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 12 февраля 1860 г.

Дорогой Мавр!

5 фунтов ты, очевидно, получил, по крайней мере, я надеюсь.

Документ Вие очень утешителен****. После этого мрачному Блинду, разумеется, придется поджать хвост. Тем временем, надеюсь, тебе удалось получить показание Фёгеле*****. Чем больше доказательств, тем лучше.

Итак, «Kolnische Zeitung» все же напечатала заявление****** и при этом дала еще пинок Блинду. Тем лучше.

Штрон - в Гамбурге и, как я слышал, в этом особом деле ведет себя очень хорошо. Я напишу ему. Его тоже можно использовать.

Привет.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


31
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 13 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

17

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 13 февраля I860 г.

Дорогой Фредерик!

Сегодня получил книгу*. Сплошная гадость. Фокусничанье. К счастью, почтенная «National- Zeitung» перепечатала в своих обеих передовицах (№ 37 и № 41) как раз все места, к которым можно придраться юридически и в которых сосредоточена вся подлость.

Сегодня (по получении второго письма Фишеля) я тотчас же послал юстицрату Веберу (крупнейшему адвокату в Берлине) обвинительный материал и 15 талеров аванса (2 фунта 10 шиллингов)**. Я мог бы устроить все и даром, если бы, вместо того чтобы подать частную жалобу по обвинению в клевете, обратился к королевской прусской прокуратуре, но, как я писал Фишелю, я не могу ожидать от королевской прусской прокуратуры, чтобы она «с особенным рвением взялась за защиту моего доброго имени». Кроме того, вся процедура стоит очень дешево.

Из присланных тобой 5 фунтов 2 ф. 10 шилл. пошли Веберу, 1 фунт сегодня в суд графства, 5 шилл. - Фёгеле и 2 шилл. за два экземпляра affidavit***, которое он дал****. Кроме того, - франкировано множество писем. Пришлось сегодня, перед тем как отправиться в Сити, взять еще у булочника взаймы 1 фунт до среды.

К счастью, Уркарт послал Коллету грубое письмо с выговором за то, что тот представил мне счет за напечатание66. Это-де (то есть публикация моего заявления) входит в его агитационные расходы. Таким образом, хоть ему платить не придется.

Завтра мне предстоит еще расход, который не знаю, как покрыть. Мне придется сходить к паршивцу Циммерману (из Шпандау, фогтовец, в то же время адвокат австрийского посольства), чтобы он составил мне форму доверенности, которую я должен тотчас же послать Веберу. Времени тут терять нельзя, потому что в Пруссии для такого рода жалоб установлена удивительно краткая «давность».

Кроме «Volks-Zeitung», мое заявление***** поместил и берлинский «Publicist», и притом вместе с выдержкой из английского


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** См. настоящий том, стр. 364-369. Ред.

*** - заявления перед судьей, равносильного показанию под присягой. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 27. Ред.

***** К. Маркс. «Заявление в редакции немецких газет». Ред.


32
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 13 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

циркуляра против Блинда*. Последний, с приложением affidavits Вие и Фёгеле, я послал сегодня Луи Блану и Феликсу Пиа.

«Kolnische Zeitung» и «National-Zeitung» моего заявления не поместили67.

Г-н Фрейлиграт, которого я основательно скомпрометирую (сохранив внешнюю благожелательность), даже не сообщает о получении посланных ему вещей.

Надеюсь, ты получил мое последнее важное послание.

Покончив завтра с доверенностью, я в среду (уведомив тебя предварительно) поеду в Манчестер, куда, помимо необходимого нам свидания, мне нужно из-за Робертса.

Что кошелек мой совершенно пуст, это ты видишь из всего вышесказанного.

Твой К. М.


* К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»». Ред.

** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemelne Zeitung»». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 361 (письмо Маркса Дункеру от 6 февраля 1860 года). Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 18

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 14 февраля 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Прилагаю копию показания Фёгеле68, которую, как мне казалось, я послал тебе в субботу.

Историю «Возвышения, развития и упадка» серной банды мне в рукописном виде доставил Боркхейм69. Он, как я тебе, вероятно, уже говорил, первый приказчик одного торгового дома на Марк-лейн; получает от 600 до 700 ф. ст. в год.

Моя переписка с Шили, разумеется, продолжается, так как по некоторым пунктам я его подвергаю перекрестному допросу.

Послал ли тебе Лассаль почтой книгу Фогта**? В ответ на письмо этого дурня я ему сообщил***, чтобы он отправил эту вещь по твоему адресу.


33
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 15 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Завтра жду телеграфной депеши от юстицрата Вебера, который должен мне ответить*.

Кое о чем еще завтра надо будет договориться.

Если будут деньги, я выеду, может быть, завтра. Точно не могу сказать, так как разные случайности могут задержать меня здесь на лишний день. Постарайся только, чтобы я нашел все письма и бумаги собранными в «одну кучу».

Подлый «Hermann» (по-видимому, не без вмешательства Кинкеля, который собирается жениться на англичанке с 2000- 3000 ф. ст. ежегодного дохода) не поместил резолюции Общества рабочих**. Но эти господа еще пожалеют об этом.

Гнусный «Telegraph» мне снова сегодня написал; он отсылает меня к вчерашнему паршивцу-корреспонденту***. Я эту собаку взгрею.

Привет.

Твой К. М.

О папаше Блинде еще ничего не слышно.


* См. настоящий том, стр. 364. Ред.

** См. настоящий том, стр. 25. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 394. Ред.

**** - адвоката империи (имеется в виду Карл Фогт). Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 19

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 15 февраля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

5 фунтов получил.

Выезжаю завтра около половины восьмого утра (Юстон-стрит70).

Из прилагаемого заявления Шайбле71 (вырезка эта из «Daily Telegraph») ты видишь, что примененное мною средство подействовало. Теперь начнут обнаруживаться факты против женевского advocatus imperii****.


34
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 15 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Шайбле я сейчас же написал короткую записку следующего содержания: Его заявление важно против Фогта, следовательно, для самого существенного. Но оно ничего не меняет в «заведомо ложном», а никак не «ошибочном» заявлении Блинда в аугсбургской «Allgemeine Zeitung»72, а еще того менее в его тайном сговоре, в чем он может убедиться из прилагаемой копии affidavit Вие*. Этот affidavit Вие еще сыграет общественную роль»

Вот увидишь, чтобы спасти Блинда от самого худшего, эти субъекты приведут действительные факты против Фогта, да еще поползают перед нами на коленях.

Привет.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 28. Ред.

** - Рёзгена. Ред.

*** - Эрмен. Ред.

**** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 20

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 8 апреля 1860 г.

Дорогой Мавр!

Предпринятое мною за последние дни пребывания в Бармене73 основательное юридическое изучение контракта по манчестерскому предприятию убедило меня, что все здесь поставлено на карту и что мне следует, не теряя ни минуты, вернуться сюда. Я выехал в пятницу в 6 часов утра и вчера в 12 часов дня был уже здесь, - стало быть, доехал за 30 часов.

Дело в том, что нам надо было обеспечить поддержку со стороны Чарли**. Вчера вечером это удалось, в той степени, в какой это было необходимо, и теперь я должен выждать, что предпримет Готфрид***. Но теперь у меня есть прочная операционная база.

При таких обстоятельствах я смогу приехать в Лондон только тогда, когда все здесь будет улажено. До тех пор мне придется по уши залезть в торговые и юридические дела, и ничего тут не поделаешь. Между тем я узнал от Гумперта и Зибеля все что им известно. О брошюре своей**** ничего не слышу,


35
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 АПРЕЛЯ 1860 г.

пошли мне экземпляр обратно, а также письмо (вероятно, от Фишеля?), которое переслал тебе Гумперт*, чтобы я знал, как обстоят дела. Письмо вскрой, если еще не сделал этого; это избавит от необходимости писать туда и обратно.

О подлостях, которые имели место здесь, в доме, мне рассказал Гумперт. Я выезжаю теперь отсюда без всяких разговоров.

Прусской полиции я и в глаза не видал. Ни паспорта, ни другого чего-либо не требовали; пара встретившихся барменских полицейских отдали мне честь, вот и все.

Рейнская промышленность колоссально развилась, и бюргеры сильно пропитались конституционным духом. Все-таки чрезвычайно многое изменилось с 1848 г., хотя достаточно имеется еще и старой закваски.

Все еще нет ответа от Вебера**? Если ответ вскоре не придет, ничего не останется, как напустить на Вебера Эфраима Премудрого***.

Сердечный привет твоей жене и барышням. Как только все улажу, тотчас же приеду.

Твой Ф. Э.

Пошли также ключ от нижнего отделения книжного шкафа. Что стало с пачкой писем, которая, по словам Гумперта, будто бы оставалась в спальне?


* См. настоящий том, стр. 36 и 41. Ред.

** См. настоящий том, стр. 31. Ред.

*** - Лассаля. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 21

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 9 апреля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Велико было сегодня разочарование, когда вместо тебя пришло твое письмо. Но все же пришлось признать «разум вещей».

Зибель выполнил свою миссию хорошо74, с большим тактом. Ключ сегодня еще не смог найти. Впрочем, «верхний» ключ подходит и к нижнему замку. Он запирает оба отделения.


36
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 АПРЕЛЯ 1860 г.

Письмо Вейдемейера вышлю тебе на днях.

Перед отъездом из Манчестера я кое-чем похвастал Гумперту и т. д., так как считал необходимым это сделать, чтобы мотивировать, почему я не поехал в Голландию75.

Фрейлиграт написал дружеское письмо. Я еще не ответил ему и не видал его.

Единственное письмо, полученное мною от Гумперта и адресованное на твое имя, предназначалось мне и было от Либкнехта, который сообщил мне, что аугсбургская «Allgemeine Zeitung» отказала ему76.

О Фишеле ничего не слышно, о Вебере - также.

Брошюру твою* я вышлю отсюда в четверг. Боркхейм написал о ней в газете «Hermann» (в последнем номере), а я дал сообщение о ней в «Tribune»; а теперь (в среду) Либкнехт пошлет о ней сообщение в ново-орлеанскую газету**.

Привет.

Твой К. М.

Американские газеты («New-Yorker Staatszeitung» и т. д.) полны фогтовской пачкотни.

Они там раньше получили книгу***, чем мы здесь, в Лондоне.


* Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

** По-видимому, имеется в виду «Deutsche Zeitung». Ред.

*** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 22

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 12 апреля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Большое спасибо за стофунтовый билет. Это был сегодня утром чудесный сюрприз. Весь дом ликует.

Ты, вероятно, заметил, а может быть, и не заметил, что «Kolnische Zeitung» (Шлезингер, Лондон) имела наглость говорить о серной банде77 и об ее русском душке. Хорошо! С помощью моего обанкротившегося друга Шпека я напал теперь по-настоящему на след всей лондонской серной банды.


37
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 16 АПРЕЛЯ 1860 г.

Прежде всего ты, вероятно, знаешь из газет, что Пальмерстон выкинул штуку: представил королеве* г-на Рейтера (триестского телеграфного еврея). Правой рукой еврея Рейтера, не умеющего грамотно писать, является Зигмунд Энглендер, высланный из Парижа за то, что, состоя французским шпионом на жалованье (600 франков в месяц), он оказался «тайным» русским шпионом. Рейтер, Энглендер, Хёрфель и Шлезингер издавали в Париже совместно (их почетным членом был некий Эстергази, человек, известный всему городу, двоюродный брат австрийского посланника Эстергази) бонапартистский литографированный бюллетень, потом они рассорились и т. д. Г-н Бернхардт Вольф, главный собственник берлинской «National- Zeitung» и владелец Берлинского телеграфного агентства - одна душа и один кошелек (компания) с З. Энглендером, редактирующим теперь под именем Рейтера всю европейскую мировую историю. Nota bene. Россия присоединилась теперь к Немецко-австрийскому телеграфному союзу и, «чтобы придать смелости другим», заставила Пама** представить своего Рейтера королеве. Мне будет доставлено подробное жизнеописание Шлезингера, а также и Рейтера.

Привет.

Твой К. М.

Спасибо Зибелю за заметки, которые он мне сегодня прислал. Также и за его «Религию и любовь»78. Моей жене эта вещь очень нравится.


* - Виктории. Ред.

** - Пальмерстона. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 23

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 16 апреля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

От Ломмеля получил сегодня весьма ценный материал79. Однако сегодня же я написал ему и подверг его дальнейшему перекрестному допросу, что он мне сам предлагал. Это тоже


38
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 16 АПРЕЛЯ 1860 г.

весьма необходимо. В письме, в котором я его обработал, я ему писал также о том, чтобы он послал сюда Печу (книготорговцу) 300 экземпляров своей книги «За кулисами» и что я позабочусь о продаже (в обществах рабочих и т. д.)*. Но он требует 150 франков аванса. Я думаю, что вы должны непосредственно собрать между собой несколько фунтов в Манчестере, а остальное я наберу здесь. Человек этот для нас неоценим. Он писал по этому делу и Зибелю. Я тоже напишу сегодня относительно этого Зибелю несколько строк. Зибель не должен предпринимать никаких шагов, не посоветовавшись предварительно со мной.

Прилагаю письмо Вейдемейера.

Проклятый адвокат**, которому я в пятницу вновь написал письмо***, все еще ничего не дает о себе знать. Но ведь он получил аванс, и у меня имеется его согласие на ведение моего дела. Поэтому я не допускаю, чтобы он сам подвергал себя риску процесса.

От Лассаля снова получил длинные разглагольствования с печатной статьей (о политическом завещании Фихте) для еще не вышедшего в свет политического альманаха Валесроде80.

Из письма Лассаля следует, что он твою брошюру**** читал, стало быть, она уже вышла в Берлине. Объявление о ней издатель даст, вероятно, лишь теперь, вроде пасхального яичка.

Письмо Лассаля совсем дурацкое. Он снова был болен. Снова пишет «большой труд». Помимо этого большого труда у него в голове ясно очерчены три других больших работы, в том числе «политическая экономия», а кроме того он изучает с «творческими намерениями» шесть - семь наук; какие именно, - неизвестно. Графиня*****, пишет он, понесла большие денежные потери, вследствие чего он должен ехать в Кёльн. Вероятно, неудачные железнодорожные и т. д. спекуляции.

Как я вижу по карте, приложенной к Синей книге о Савойе81, гора Сион существует (в Женевуа, прежде нейтральной).

Кстати! Спроси Лупуса: 1. В одном его письме из Цюриха я нашел, что он был знаком с Брассом. Не знает ли он что-нибудь о нем?

2. Принимало ли штутгартское «охвостье» парламента82 постановление, согласно которому имперскому экс-регенту предоставлялось право, в случае надобности, снова созвать германский парламент?


* См. настоящий том, стр. 432. Ред.

** - юстицрат Вебер. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 437. Ред.

**** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

***** - Софья Гацфельдт. Peд.


39
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 17 АПРЕЛЯ 1860 г.

Известно ли тебе или Лупусу что-либо о том, что в 1849 г. тогдашнее пфальцское временное правительство послало французскому Национальному собранию просьбу о присоединении?

Когда ты приедешь сюда?

Твой Мавр Фрейлиграта еще не видал. «Противно»* встречаться с этим субъектом, и все же придется покориться этой необходимости, хотя бы из политических соображений, после обоюдных заверений в дружбе.

Он тоже написал мне весьма любезно.


* В оригинале слово «противно» написано на диалекте (вместо «eklig» - «oklig»). Ред.

** См. настоящий том, стр. 38. Ред.

*** Речь идет о книге Ломмеля «За кулисами». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 24

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 17 апреля 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Надеюсь, твое недомогание не серьезно, и ты побережешь себя и не будешь переутомляться.

Я послал сегодня Ломмелю 150 франков** (чего не доберете в Манчестере, соберем здесь).

По следующим причинам: 1. 50 франков ему надо заплатить, чтобы выкупить экземпляры*** у переплетчика. Остается 100 франков. Торговаться из-за них было бы крайне неполитично и не внушало бы уважения к нашей партии.

2. Главное - послать ему этот так называемый аванс быстро и без всяких условий. Это привяжет его к нам. Вторую половину он будет получать постепенно и таким образом останется связан с нами.

3. Он хочет, получив деньги, поехать в Савойю и писать оттуда.

4. Из прилагаемой записки Печа (которому я дал экземпляр, привезенный Зибелем) ты видишь, что он рассчитывает хорошо заработать на продаже этой в общем интересной брошюры.


40
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 17 АПРЕЛЯ 1860 г.

5. Ломмель - приличный человек. Иначе продался бы теперь. Из пересланных мне Беккером писем я вижу, что Ломмель - главный вояка старой республиканской партии. В дружеских отношениях с Гейнценом. Как будет тот кричать об измене!

Сотрудничество Зибеля в страсбургской газете* мне кажется неудобным.

Твой К. М.


* По-видимому, имеется в виду «Strasburger Korrespondent». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 25

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 24 апреля 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Прилагаю письмо Вебера. Из письма я впервые узнал (этот осел мог бы потрудиться сообщить мне это раньше), что первоначально он подал не гражданскую жалобу на оскорбление, а уголовную жалобу на Цабеля, в каковом случае, по прусским законам, требование о возбуждении дела должно быть санкционировано королевской прокуратурой. В первой инстанции ему отказали; он подал апелляционную жалобу. Но, разумеется, «публичный интерес» прусского правительства требует, чтобы на нас клеветали возможно больше.

Из его письма ты видишь, что 18-го он подал и гражданскую жалобу83.

Не сообщишь ли ты об этом деле д-ру Хекшеру и не дашь ли ему по поводу этого заметку (в несколько строк) для гамбургской «Reform»? Он неоднократно предлагал мне такого рода услуги, публику же надо поставить в известность об этом деле (хотя бы для того, чтобы заставить прусское правительство быть несколько осмотрительнее). Я напишу об этом и Зибелю. Публика не должна также думать, что дело заглохло.

Материалы Ломмеля (я получил от него еще шесть - семь документов) содержат достаточно фактических доказательств того, что Фогт подкуплен. В Женеве Фогт уже не чувствует себя


41
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 МАЯ 1860 г.

в полной безопасности и потому добивается права гражданства в Швице. Надеюсь, что ты, наконец, напишешь мне подробно о твоих собственных делах. Не совсем по-приятельски с твоей стороны соблюдать в отношении меня ту сдержанность, которая может быть уместна по отношению ко всякому другому.

Как твое физическое самочувствие? Меня это очень тревожит.

Твой К. М.

История с Перье была устроена по соглашению с Бонапартом, но не получила первоначально имевшегося в виду размаха84. Дж. Перье был вместе с Фази в Париже, где его видел сын Беккера.

От Фишеля, которому я написал по поводу твоей брошюры* (Шили также писал об этом), ответа еще не получил.

В то время как в западногерманской страсбургской газете** бряцают оружием литературные зуавы, в немецком журнале «Baltische Monatsschrift» (Рига) на нас нападают литературные казаки, так что нас, «истинных немцев», атакуют с обеих сторон85.


* Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред

** - «Strasburger Korrespondent». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 35 и 36. Ред.

**** - Пальмерстона. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 26

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 7 мая 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Прилагаю: 1. Письмо Фишеля86. Утверждение Гумперта, будто бы он переслал сюда берлинское письмо для тебя, - миф. В адресованном на твое имя письме, которое он сюда переслал, находилось письмо Либкнехта ко мне***.

2. Письмо Семере. Я давно не писал ему, так как мне очень не понравились льстивые заверения по адресу Баденге и Пама****,


42
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 МАЯ 1860 г.

имеющиеся в его брошюре87. Но теперь я хочу поговорить с ним начистоту.

3. Письма Эммермана и Бёйста к Шили88. Что скажешь ты об этих филистерах? Как тебе нравится Бёйст, опоясавшийся мечом? Он хочет меня усмирить, потому что получил диарею и бежал из Кёльна! Возвращать мне эти письма не надо, но сохрани их.

По поводу предложения Фишеля я должен прежде узнать подробнее, какого рода, направления и т. д. будет предполагаемая газета.

Что адресат Техова - Шиммельпфенниг89, это мне очень приятно, так как, говоря об одном, я могу при этом характеризовать и другого. Хорошо и то, что Виллих не позволил ответить Шапперу. К нему я отнесусь с мягкой иронией.

Виделся с Фрейлигратом. Филистер хочет, очевидно, сохранить с нами добрые отношения, а в общем оставаться в стороне от «скандала». Его воззрения стали крайне банальны.

Надеюсь, что ты скоро дашь знать о себе.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 27

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 7 мая 1860 г.]

Дорогой Мавр!

Заметку в «Reform» Хекшер тотчас же отослал*, но с каким результатом, еще ничего не знаю; как водится, Хекшер снова преувеличил свое влияние и теперь говорит, что он не может обещать, что она будет помещена и т. д.

Тем временем Зибель передал ее в «Mittelrheinische Zeitung».


* См. настоящий том, стр. 40. Ред.


43
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 МАЯ 1860 г.

Нет ли чего-нибудь новенького из Берлина?

Г-н Семере ввел меня с токайским в огромные расходы. Вино до того сладко, что ни один человек его не может пить; мне пришлось, понятно, все, за вычетом пары бутылок, отослать обратно и, разумеется, все расходы, пошлину и т. д. и т. д. взять на себя. Пишет он очень вежливо, предлагает другие вина, но берет в три раза больше, чем виноторговец Чарлза* в Пеште. Этот человек хочет с помощью своего «насквозь патриотического предприятия» нажить колоссальные барыши. Посмотрим.

Зибель заболел какой-то «гениальной» болезнью, которой, как всегда, страшно гордится.

Сегодня вечером зайду к нему.

О своей брошюре** я в газетах ничего не нахожу. Заговор молчания опять в полной силе.

Кстати. Приехал Рейф, как он заявил, по совету Либкнехта, Лохнера и т. д. Рассчитывает на мою поддержку, он - уличный музыкант. Я ему ответил, что по некоторым обстоятельствам должен раньше списаться с тобой. Ему это, кажется, не очень понравилось. Ты якобы раздражен и т. д. Что делать? Как ты смотришь на этого парня? Что бы там ни было, я много для него сделать не смогу.

Мой брат Эмиль здесь и ведет переговоры с Эрменом. Я, вероятно, останусь пока на службе у Готфрида*** в качестве служащего, получающего определенный процент с прибыли, и с гарантией стать через несколько лет компаньоном. Стараюсь сделать контракт возможно более обременительным для Готфрида, чтобы в нужный момент он с радостью отпустил меня. К концу недели или, во всяком случае, в течение следующей, все, вероятно, будет решено. Впрочем, в ближайшее время мне придется, очевидно, основательно поработать.

Оставшись единственным хозяином предприятия, г-н Готфрид собирается осуществить большие изменения и преобразования.

Поклон твоей жене и барышням.

Твой Ф. Э.


* - Рёзгена. Ред.

** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

*** - Эрмена. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII. 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


44
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 8 МАЯ 1860 г.

28

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 8 мая 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Этот Рейф - негодяй. Никто его в Манчестер не посылал. Он исчез отсюда после того, как его разоблачили. Он был выброшен из Союза* уже в 1850 году. Во время следствия по кёльнскому процессу он давал прямо-таки предательские показания. Я как раз разыскал письмо Бермбаха, указывающее на это обстоятельство90. Пошли его к черту.

О своей брошюре** ты мог узнать кое-что из письма Фишеля. Вообще же я на твоем месте сейчас сразу же воспользовался бы маленькими литературными связями друга Зибеля (как только он снова будет активен), чтобы противодействовать заговору молчания. Если бы ты прямо назвал свое имя на брошюре, публика ухватилась бы за нее уже из любопытства.

Впрочем, Берендс, по-видимому, еще хуже Дункера.

Семере принадлежит к числу тех людей, которые охотно принимают услуги от других, сами же держатся за свои карманы. Ты сделал теперь для него достаточно, и я бы на твоем месте предоставил его вину выполнять «насквозь патриотическую миссию».

Соглашение с Г. Эрменом мне не очень нравится. Вопрос в том, оставляет ли твоя семья капитал в предприятии или нет? В первом случае у вас в руках ведь было бы средство давления при переговорах.

Из твоего письма можно заключить, что ты снова собираешься тянуть с приездом сюда.

При быстроте передвижения пару дней ты все же мог бы выкроить.

Что ты думаешь о сицилийской истории91?

Говорят, в Вене выглядит все очень революционно.

Англичане, разумеется, теперь всем надоедают с Бруком. Третьего дня ко мне снова пристал один субъект с вопросом: «Ну, что Вы скажете о самоубийстве Брука?» «Я скажу Вам, сэр: в Австрии мошенники режут свое собственное горло, а в Англии - кошельки своего народа».


* - Союза коммунистов. Ред.

** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.


45
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 10 МАЯ 1860 г.

Только что получил из Дублина письмо от Боркхейма. В субботу вечером он приезжает в Манчестер и в воскресенье будет у тебя.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 29

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 10 мая 1860 г.

Дорогой Мавр!

Мой брат* вчера вечером уехал, так как серьезно заболела мать** и вызвала его телеграммой.

Дела с Эрменом почти улажены. Семья моя оставляет в деле капитал в 10000 ф. ст., который должен перейти ко мне, когда я стану компаньоном. Мое материальное положение улучшается уже теперь, во всяком случае увеличивается процент участия в прибыли. Все это я расскажу тебе устно, когда приеду на троицу, - конечно, если до тех пор все будет в порядке, ничего не случится с моей матерью и я вообще смогу приехать. Но я боюсь, не произошло ли тут заражение от отца. Мне кажется, что тиф вцепился теперь в нашу семью.

О других вопросах завтра.

Зибель просит узнать, не нашел ли ты среди доставленных им бумаг брошюру «Сфинкс на французском императорском троне»***, Шили не находит ее у себя и боится, не пропала ли она.

Видел вчера Лупуса. Кость его еще беспокоит. А к тому еще ревматизм. Иногда начинает казаться, что вмешательство Гумперта еще более обостряет процесс, но, с другой стороны, это хорошо: тем быстрее он ликвидируется, и Лупус снова будет здоров.

Поклон твоей семье.

Твой Ф. Э.


* - Эмиль Энгельс. Ред.

** - Элиза Франциска Энгельс. Ред.

*** Автором этой анонимной брошюры был Грюн. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


46
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 11 МАЯ 1860 г.

30

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 11 мая 1860 г.

Дорогой Мавр!

Мать моя очень опасно больна. Получил две телеграммы из Бармена. К ней никого не пускают. Мне снова придется туда ехать, необходимые шаги предпринимаются. Что выйдет - не знаю. У меня голова идет кругом от этой истории; по-видимому, это действительно тиф.

О других вещах сегодня писать тебе не могу, голова у меня занята другим, и к тому же очень поздно. Вот уже семь недель, как я живу в непрерывном напряжении и возбуждении, достигшем теперь снова высшей точки, - хуже, чем когда-либо. К счастью, физически я снова вполне здоров. Если я поеду в Бармен, то, вероятно, придется по пути туда провести один день в Лондоне, и тогда увидимся92.

Поклон всем.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 31

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 мая 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Прилагаю письмо Лассаля. Напиши мне тотчас же, что, по твоему мнению, написать ему насчет Фишеля.

На его предложение насчет Берлина я не соглашусь93.

От Ломмеля еще ничего нет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx», Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немвцкого


47
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 МАЯ 1860 г.

32

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 31 мая 1860 г.

Дорогой Мавр!

Возвращаю письмо Эфраима Премудрого*. Его план в отношении тебя просто безумный94.

Да ты ведь и не можешь дать никаких показаний о том, что делалось в Кёльне. Но все же Эфраима можно было бы использовать в этом деле; у него, по крайней мере, больше смелости, чем у старых баб, - участников кёльнского процесса, которые предпочитают покорно все сносить. Надо также попробовать, нельзя ли сделать что-нибудь в самом Кёльне.

Относительно Фишеля придется этому дурню, очевидно, сказать все начистоту и разъяснить ему, насколько слово «реакционный» стало для него чистой фразой. При случае ты можешь также побудить его объяснить, почему, собственно, он, Эфраим Глубокомысленный, сходится с нами и Фишелем в «антипальмерстонианстве». А то это, по меньшей мере, трудно понять. Берлинская личная склока между Лассалем и Фишелем нас совершенно не должна касаться, Фишель слишком хорошо себя держал, чтобы мы могли в угоду Лассалю каким-либо образом отказаться от связи с ним. Ничего другого не остается, как сделать Гераклиту Темному** несколько скрытых намеков на то, что во внешней политике со словом «реакционный» нечего делать и что в этой области можно пользоваться еще гораздо большими «ослами», чем Фишель, если это тертые калачи. Как возмущался бы наш дальновидный революционный мыслитель, а на практике королевско-прусский придворный демократ, если бы услышал, что Уркарт хочет усилить власть короны. Вообще в этой специальной области внешней политики возможно столь милое спекулятивное разграничение между ней и внутренней политикой, что ты, конечно, доставишь себе удовольствие разъяснить ему, как в данном случае субъективно реакционное является во внешней политике объективно революционным, после чего он должен будет успокоиться. Надо подсказать этому человеку переход, и он будет теоретически удовлетворен, как бы ни злили его практически наши


* - Лассаля. Ред.

** - Лассалю (намек на его книгу «Философия Гераклита Темного из Эфеса»). Ред.


48
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 МАЯ 1860 г.

связи с Фишелем, тем более, что, как ему известно, Фишель хлопотал о моей брошюре*.

Ты, пожалуй, можешь также заметить этому человеку, насколько это революционно, когда сначала лишают или позволяют лишить немцев наиболее крепкой почвы под ногами и условий их национального существования, под тем предлогом, что нынешние властители этой почвы - реакционеры, а после этого еще делают расчеты на революцию. Хорошо бы сказать кое-что и о его сверхъестественной вере в революционную инициативу crapauds**. И все это - в обычной, полной намеков форме, чтобы ему пришлось это грызть недели четыре; и дело закончится длинным посланием в четыре листа, на которое ты опять ничего не ответишь.

Мое прибытие сюда в субботу оказалось очень полезным. Я сразу в воскресенье узнал много важного для переговоров и теперь изучаю проект контракта.

Сердечный привет твоей жене и детям.

Зибель собирается уезжать.

Твой Ф. Э.


* Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

** - французских обывателей. Ред.

*** - Лассалю. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 443-453. Ред.

***** В этом месте рукопись повреждена. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 33

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 2 июня 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Я написал Итцигу*** около десяти страниц****, из них восемь о кёльнском процессе, две о Фишеле. Это было не легко, так как я все еще не совсем хорошо себя чувствую и все время принимаю лекарства.

Ломмель [несколько]***** дней тому назад уже сообщил мне об отсылке пакета по железной дороге95. Очень досадно. Ему давно следовало бы быть уже здесь.


49
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ИЮНЯ 1860 г.

Фишель пишет мне, что берлинским корреспондентом «Daily Telegraph» состоит некто Абель.

Получил письмо от Шили. Из этого письма видно, что Зибель ему сообщил о прибытии в Манчестер экземпляров твоей брошюры*. Экземпляр для Шили мне придется переслать через Рейнлендера. Мне тоже понадобится один экземпляр для работы над собственной брошюрой**.

Не мог бы ты написать мне к среде для «Tribune» что-нибудь коротенькое о боевых действиях Гарибальди***? Если нельзя, то к пятнице?

Привет.

Твой К. М.

Кстати. Из письма Шили следует, что Мозес**** состоит одновременно корреспондентом «Esperance» (и настроен так бонапартистски, что даже один француз порвал с ним дружеские сношения) и аугсбургской «Allgemeine Zeitung».


* Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

*** Ф. Энгельс. «Гарибальди в Сицилии». Ред.

**** - Гесс. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 34

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 14 июня 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Не можешь ли ты прислать мне к понедельнику немного денег? На процесс и на фогтовскую историю я за это время истратил около 13 фунтов, а из-за болезни в течение трех недель не посылал никаких корреспонденций.

Вчера уехал Зибель.

Большое спасибо за твой портрет.


50
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ИЮНЯ 1860 г.

Должен тебе сообщить политически очень важное (завтра). Внизу ждет меня посетитель, поэтому вынужден на сегодня кончить.

Твой К. М.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 35

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 16 июня 1860 г.

Дорогой Фредерик!

10 фунтов получил. Большое спасибо.

Портрет превосходен. Ты получишь такой же от меня. Материалы от Ломмеля еще не пришли. На его запрос ему ответили, что такого рода пакеты (из экономии он послал малой скоростью) всегда идут несколько недель.

Вот выписка из последнего письма Ломмеля: «Вы, конечно, читали аугсбургскую «Allgemeine Zeitung» от 8 июня. В помещенной там корреспонденции из Берна, автором которой является, вероятно, Чарнер, - соредактор газеты «Bund», - можно прочесть между строк донос фогтовцев своему господину и хозяину в Париже и, косвенно, союзным властям в Берне, а также немецким дворам. Это - вновь подогретая сказка о заговоре, о немецких демагогах, которые стараются натравить друг на друга Францию и Германию, чтобы сделать возможной центральную республику. В союзных кругах и в Женеве интрига Фогта не действует, но, по-видимому, она не осталась без влияния на ограниченный разум немецких государей. Говорят даже, что этот призрак заговора, которым оперирует Баденге*, заставил этих напуганных людей дать ему в Баден-Бадене столь страстно желаемую аудиенцию96. Вот уже две недели, как «Allgemeine Zeitung» молча откладывает в сторону самые пикантные заметки, которые я посылал ей из Савойи и Турина, а возвратившийся сюда десять дней тому назад Фогт сказал одному рабочему, что молодцов, посылающих свою пачкотню в немецкие газеты, скоро уймут, и вообще в ближайшем будущем произойдет еще много неожиданного».

В Париже вышла теперь брошюра Абу «Наполеон III и Пруссия»**. Во-первых, приятная лесть по адресу Германии. Во Франции стали ходячими словами имена всех ее великих людей, как «Гёте, Шиллер, Гумбольдт, Фогт, Бетховен, Гейне,


* - Наполеон III. Ред.

** Так первоначально называлась книга Абу «Пруссия в 1860 году». Ред.


51
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 ИЮНЯ 1860 г.

Либих и т. д.». Франция совершенно бескорыстна, хотя ее все время провоцируют. Затем чепуха о немецком единстве, которое должно быть достигнуто с помощью Франции. Потом весьма поверхностная критика современного положения Пруссии. (Подробно упомянута и история, сообщенная Неголевским97!) Единственное спасение, - присоединиться к «демократическому принципу» Франции и бороться против австрийского феодализма. Демократический же принцип этот заключается, собственно, в создании диктатуры государя на основе «всеобщего избирательного права». Satis superque!*

Но очень хорошо, что королевско-прусская придворная демократия попадает теперь в жестокие тиски; надо надеяться, что и принц-регент** скоро достаточно скомпрометирует себя.

Привет.

Твой К. М.


* - Более чем достаточно! Ред.

** - Вильгельм. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 50. Ред.

**** Э. Абу. «Пруссия в 1860 году». Ред.

***** - Лассаль. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 36

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 20 июня 1860 г.

Дорогой Мавр!

Мне кажется, что друг Ломмель дал волю своему воображению, приписывая бонапартистским доносам главную роль в баден-баденской истории***. Но что кое-что за этой историей скрывается и что Фогт, Бонапарт и компания пускают и эту махинацию в ход, - это, несомненно, верно.

Очень хорошо, что малогерманцы из Национального союза98 изображены теперь в брошюре Абу**** как прямые пособники бонапартизма. Наш друг Итциг*****, наверное, вскоре совершит поворот; в ответ на брошюру Абу эти господа или покажут себя бонапартистами, или же попадут в затруднительное положение со своей прусской Германией.


52
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 ИЮНЯ 1860 г.

Случайно мне в руки попались стародатские «Героические песни»; среди разной дряни встречаются прекрасные вещи. Вот одна, переведенная Уландом99.

Вскачь Олуф мчится под шорох ветвей, На свадьбу свою он созвал гостей...

А пляска идет все живей и живей.

Его обступил плясуний ряд, И молвит дочь Лесного царя: Куда тебя, Олуф, твой конь несет?

Слезай и пойдем со мной в хоровод.

Нет, нет! Мне с тобою нельзя плясать: Мне завтра - свадьбу свою играть.

Послушай, Олуф, не будь упрям;

Тебе сапожки я в подарок дам.

Красивей их ты найдешь навряд;

На них золотые шпоры звенят.

Нет, нет! Мне с тобою нельзя плясать и т. д.

Послушай, Олуф, не будь упрям, Тебе я из шелка сорочку дам.

Ее белила мать при луне;

Слезай же с коня и дай руку мне.

Нет, нет! Мне с тобою нельзя плясать и т. д.

Послушай, Олуф, не будь упрям;

За танец я слиток золота дам.

Его получить я был бы рад, Но теперь тороплюсь я домой назад.

Так ты не хочешь плясать со мной?

Тогда погибай от болезни лихой!

Он вдруг удар почувствовал в грудь, От страшной боли не мог вздохнуть.

Она посадила его на коня: К невесте своей спеши от меня!

Когда он подъехал к воротам своим, Предстала мать родная пред ним.

Ты бледен, как смерть, мой сын дорогой;

Скажи мне скорей, что случилось с тобой.

Да как же не быть мне бледным, мать?

Мне Лесную царевну пришлось повстречать.


53
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 25 ИЮНЯ 1860 г.

А если спросит невеста твоя, Что, Олуф, тогда ей отвечу я?

Скажи ей, что в рощу ушел жених Коня испытать и свору борзых.

Поутру, лишь только рассеялась мгла, Невеста с дружками в дом пришла.

Они разлили вино и мед.

А где жених мой? Что он нейдет?

Намедни в рощу ушел твой жених Коня испытать и свору борзых.

Покров подняла, - он от крови был ал;

Под ним бездыханный Олуф лежал.

Мне это нравится гораздо больше, чем прилизанный перевод Уланда. А другая вещь - «Господин Ион» - еще лучше.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано с пропуском стихотворного текста в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и датского 37

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 25 июня 1860 г.]

Дорогой Мавр!

Читал ли ты в «Kolnische Zeitung» от четверга или пятницы в отделе «Разные известия» о том, как Итциг* снова добился того, что его вышвырнули из театра Виктории?

Этот парень еще заведет себе человека, который будет отпускать ему раз в год пощечину, чтобы заставить говорить о нем, когда его собственное еврейское бесстыдство уже не поможет ему добиться этого. Пока что он обладает блестящим талантом получать колотушки и вылетать кубарем.

Привет твоей семье.

Твой Ф. Э.


* - Лассаль. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


54
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 ИЮНЯ 1860 г.

38

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 25 июня 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Я все еще, как говорил Красный Вольф*, «очень страдаю», хотя уже приблизительно с неделю перестал принимать лекарства. Но ежедневно, по предписанию Аллена, я совершаю «обязательную прогулку» и надеюсь в течение этой недели, наконец, совсем поправиться.

Лина** проводит у нас «каникулы». Пробудет здесь около месяца. О Зибеле еще никаких сведений.

Было бы хорошо, если бы ты написал к пятнице или субботе статью для «Tribune» об обороне Англии, о Гарибальди или об индийской торговле100. С тех пор как Уилсон стал канцлером индийского казначейства, жалкий «Economist» почти ничего об Индии не помещает.

Не забудь также (хотя на этой неделе это еще не нужно) написать мне четверть листа или около того о военном значении Богемии для Германии или, вернее, для России, которой Фогт хочет ее уступить101.

Кстати. Только что получил «В защиту себя и отечества против Карла Фогта» Якоба Венедея. Ганновер, 1860 (40 страниц). С точки зрения этого молодца не совсем плохо. Имеется несколько фактов о трусости Фогта.

Из этой книги Якоба к нам имеют отношение следующие места: Один друг любезно пишет: «Постыдно, что в своем триумфе над «Аугсбургской газетой»*** и «серной бандой» этот Фогт таскает за собой и Венедея» (стр. 4).

«В защиту себя лишь пару слов. Неужели Фогт забыл, что все пошлые, пустые выпады против меня, которые он преподносит читателям в своем «Заявлении», - «благородный Якоб», «белокурая душа», «имперская слеза» и т. д., - что все это было преподнесено десять лет тому назад в рейнской газете**** Марксом, Энгельсом и компанией в полной свежести и благоухания форме, сдобренное пряным остроумием? Надо ли напоминать ему, что эта «грязная банда нескольких злопыхателей в Лондоне», как ее называет Фогт в той самой статье «Имперский регент», которая послужила для «аугсбургской кумушки» исходной точкой для обвинения против Фогта, нападает и на меня совершенно в стиле фогтовского «Заявле-


* - Фердинанд Вольф. Ред.

** - Шёлер. Ред.

*** - «Allgemeine Zeitung». Ред.

**** По-видимому, имеется в виду «Neue Rheinische Zeitung». Ред.


55
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 ИЮНЯ 1860 г.

ния»? И все же это не помешало Фогту обвинить меня в том, что я заимствую свою «клевету» на него у гг.

Маркса, Энгельса и компании. Фогт знает, что в своем издевательстве надо мной он идет лишь по их стопам» (стр. 7).

«Эта брошюра Фогта об его процессе имеет вид триумфального шествия. И действительно Карл Фогт дал сильную взбучку аугсбургской «Allgemeine Zeitung» и «лондонской серной банде», хотя его собственная правота от того не стала более доказанной» (стр. 6).

Вот и все. Привет.

Твой К. М. [Надпись на обороте письма]

Фред. Энгельсу. 7, Southgate, St, Mary's, Manchester.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 39

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 26 июня 1860 г.

Дорогой Фредерик!

О приключении Итцига* ничего не читал.

Из прилагаемого письма Вебера ты видишь всю подлость прусских собак102. От апелляционного суда ждать, конечно, тоже нечего.

Что за чудесная юриспруденция! Сначала запрещают «жалобу на клевету», потому что это не в интересах прусского правительства, а затем не разрешают публично разобрать «жалобу на оскорбление» за отсутствием «состава преступления». Ведется настоящая «защита» в пользу «National-Zeitung».

А посмотри, сколь либеральной оказалась Бавария по отношению к Фогту103. Вот тебе и «прусский прогресс».

Пусть Хекшер снова даст об этом короткую заметку в «Reform». Нужно, по крайней мере, публично разоблачить эти прусские приемы.

Из документов, посланных мною Веберу и приложенных Вебером к своей жалобе, эта свора собак увидела, что «National-


* - Лассаля (см. настоящий том, стр. 53). Ред.


56
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 ИЮНЯ 1860 г.

Zeitung» придется осудить, если дело будет допущено к «разбирательству». Отсюда все эти подвохи.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 40

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 26 июня 1860 г.

7, Southgate Дорогой Мавр!

Весьма сомневаюсь, смогу ли я написать статью; завтра или послезавтра должен посетить меня зять*, который как раз теперь в Лондоне.

Следовательно, не рассчитывай слишком на нее. В лучшем случае я мог бы пофилософствовать о возможностях Гарибальди на материке; об индийской торговле у меня для статьи слишком мало сведений.

Твой Ф. Э.


* По-видимому, Эмиль Бланк. Ред.

** См. настоящий том, стр. 55. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 41

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 27 июня 1860 г.]

Дорогой Мавр!

Все приложенное вышли обратно. Я сейчас напишу несколько строк о берлинской истории и пошлю Зибелю вместе с ответом, чтобы он двинул дело дальше. То же и Хекшеру**.


57
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ИЮНЯ 1860 г.

«Богемию» постараюсь сделать еще сегодня*. Сейчас 8 часов, а я все еще в конторе. Смогу ли я завтра написать что-нибудь о Гарибальди, еще не знаю: 1) нет материала, 2) мой зять**. В конце концов сделаю все возможное.

Итак, перед публикой Итциг*** выступает вместе с Фогтом, а втайне он наш союзник! Это недурно. Напиши сейчас же Мейснеру104.

Твой Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 54. Ред.

** По-видимому, Эмиль Бланк. Ред.

*** - Лассаль. Ред.

**** - «Demokratische Studien». Ред.

***** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart. 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 42

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 июня [1860 г.]

Дорогой Фредерик!

Возвращаю прилагаемое. Мейснеру напишу.

Штуку с Лассалем я знал уже вчера, так как в «National-Zeitung» появилась весьма хвалебная передовица о превосходных «Studien»****.

Что скажешь ты о гнусности прусского правительства105?

Привет.

Твой К. М.

Вообще ты должен выступать теперь всюду под своим именем. С самого начала было невыгодно, что вещь появилась анонимно*****.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


58
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 28 ИЮНЯ 1860 г.

43

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 28 июня 1860 г.]

Дорогой Мавр!

Прилагаю статью о смотре стрелков*. Эту тему я только и смог придумать в крайнем отчаянии. Просмотри статью тщательно, у меня нет времени для этого.

Господа пруссаки усвоили себе теперь «хорошенькую манеру». Так как процесс против «National-Zeitung» ни к чему другому, кроме внесения режущего диссонанса во всеобщую конституционную гармонию, не мог бы повести - делу хотят помешать любой ценой. Оказывают давление на судей, «которые есть еще в Берлине»106, и я твердо убежден, что и на г-на Вебера было оказано давление. Весь стиль писем подтверждает это. Тем быстрее должна быть теперь закончена брошюра**, чтобы доказать благородным пруссакам, что такие вещи придушить им не удастся. Этакие мерзавцы! Может быть, потому-то они и вели себя негласно так либерально по отношению ко мне***, чтобы тем подлее можно было выступить против тебя?

«Богемию» постараюсь по возможности сделать еще сегодня вечером****. Вообще, как это ни трудно, но ты должен во что бы то ни стало написать брошюру так, чтобы пруссаки не могли запретить ее. И, прежде всего, - быстро, так как, вероятно, в ближайшем будущем, еще до 1861 г., воцарится период пацифистской болтовни, и тогда измена отечеству не будет вызывать такого интереса. Будь же хоть раз несколько поверхностным, чтобы поспеть вовремя.

Получил ли ты пакет от Ломмеля?

На следующей неделе Лупус уезжает на каникулы - на месяц в Ирландию и т. д. и т. д.

Твой Ф. Э.


* Ф. Энгельс. «Английские волонтерские войска». Ред.

** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 35. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 54. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


59
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ИЮЛЯ 1860 г.

44

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 9 июля 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Дело с Мейснером кажется мне сомнительным, так как он непосредственно связан с Фогтом и компанией. Во всяком случае я ему никакой рукописи* не пошлю, прежде чем он не заключит контракт.

О Богемии? Теперь мне это нужно; иначе будет задержка. И, кроме того, совсем вкратце**.

Хотелось бы также, чтобы ты в паре фраз разобрал военную бессмыслицу, заключающуюся в следующих заявлениях Фальстафа-Фогта: 1. Человек этот, так основательно изучивший соотношение «силы и материи», утверждает, что соединенные Дунайские княжества, в их нынешних размерах, способны, в качестве самостоятельного королевства, поставить «преграду» России и вообще сопротивляться русским, австрийцам и туркам.

2. В качестве главного доказательства бескорыстия и незавоевательной политики Баденге*** он выдвигает то, что после «славного» крымского похода тот не захватил ни «русской», ни «турецкой» территории107.

Я все еще не совсем здоров. Если один день мне лучше, то на другой снова хуже.

Привет.

Твой К. М.

Кстати. Я видел (через посредство одного молодого англичанина по имени Грин) письмо Гарибальди, в котором он сильно ругает Бонапарта и выражает надежду, что еще будет иметь случай обнажить против него меч108.


* К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

** См. настоящий том, стр. 54. Ред.

*** - Наполеона III. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


60
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 17 ИЮЛЯ 1860 г.

45

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 17 июля [1860 г.]

Дорогой Энгельс!

Пакет от Ломмеля после всевозможных приключений, о которых расскажу в другой раз, должен прийти сегодня или завтра, через Кёльн. Накладная (железнодорожная) из Женевы уже у меня в руках.

Несколько дней тому назад я получил письмо от Эккариуса, в котором он писал, что с портняжничеством у него покончено, то есть что его физическое состояние не позволяет ему больше этим заниматься. Врач сказал ему, что помочь не может. Нужна перемена воздуха и т. д. Вследствие этого я нанял для него на свои деньги (конечно, отдельно от его семьи, которая осталась в старой квартире) помещение недалеко от меня; питается он тоже у нас, а дела у него - только бродить по Хис* и раз в неделю посылать статью Вейдемейеру, который платит ему 4 доллара за статью. Надеюсь, что он поправится. Кроме того, я купил для него портвейна. Но продолжать в том же духе не могу, так как и без того произведенные изза него в данный момент экстренные расходы при большой пустоте в нашем кошельке обременительны.

Не можешь ли ты в скором времени написать что-либо о Гарибальди, или о прусском правительстве, которое проводит свою реформу армии за спиной палат109, или о чем-нибудь в этом роде?

Очень хорошо, что Гарибальди прогнал к черту Фарину110.

Привет.

Твой К. М.


* - Хэмпстед-Хис. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 46

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 21 июля [1860 г.]

Дорогой Энгельс!

В понедельник вечером Пальмерстон внесет предложение об укреплениях Англии; это большое шарлатанство. Было бы


61
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 23 ИЮЛЯ 1860 г.

очень хорошо, если бы ты к среде (так как только в среду я должен отсюда выслать эту вещь) прислал мне об этом для «Tribune» коротенькую статью*.

Привет.

Твой К. М.


* Ф. Энгельс. «Оборона Британии». Ред.

** - Вильгельма. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 47

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 23 июля 1860 г.]

Дорогой Мавр!

При малейшей возможности напишу статью об укреплениях, но первой почтой ты ее ни в коем случае не сможешь получить.

Как смотришь ты на разоблачения Кинглека111? Было бы совсем недурно, если бы потрясающее великодушие принца-регента** в Баден-Бадене оказалось просто жалким перепевом виллафранкского акта и настоящим «благородным» оказался бы Франц-Иосиф. Впрочем, господа государи, кажется, догадались, наконец, что на этот раз речь идет об их головах; и все же это их не спасет.

Читаю теперь Уллоа, «Война за независимость Италии в 1848-1849 годах». Из всей военной пачкотни профессиональных писателей, которую мне довелось читать, это - самая глупая и никчемная. Критика в этой книге - дурацкая болтовня, факты искажены или недостаточно известны автору, все они страшно перепутаны. Этот Уллоа, в 1848 г. капитан неаполитанской артиллерии, называет себя «генералом» с тех пор, как Плон-Плон взял его под свое покровительство. Тайные генералы растут, как грибы, в этой банде. Вообще же, если судить о неаполитанских офицерах по этому образчику, то это действительно дрянь.

Если Гарибальди скоро не начнет наступления, ему может плохо прийтись; разве что дело с Неаполем подвинется вперед,


62
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 23 ИЮЛЯ 1860 г.

но на это не похоже. У Милаццо и Мессины возможны еще случаи перехода на его сторону, но для экспедиции на континент ситуация может ухудшиться. Со стороны флота препятствий не будет, так как с итальянцами флот драться не намерен, но в неаполитанской армии, по-видимому, водится такая бешеная сволочь, которая вместе с иностранцами сможет сопротивляться, а Гарибальди не должен терпеть поражения. Будь у него 10000 надежных людей, он бы, конечно, в три дня со всем покончил. Ему теперь необходимо 5000-6000, не считая, понятно, сицилийцев.

Прилагаю 5 фунтов; с ними ты, может быть, сумеешь и дальше несколько поддержать бедного Эккариуса.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 48

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 25 июля [1860 г.]

Дорогой Энгельс!

5 фунтов получены. Статья также*.

«Доклад» об укреплениях я тебе пошлю112. Читал ли ты вопли Уркарта по этому поводу в последнем номере «Free Press» от 4 июля? Если ты хочешь писать об этом по-английски, что было бы весьма своевременно, то ты должен прислать вещь сюда готовой. Я предпринял бы тогда шаги у книгоиздателей, а в худшем случае поместил бы вещь в каком-нибудь журнале или еженедельнике113.

Утверждения Кинглека были правильны, что видно из той нелепой формы, в которой «Moniteur» воспроизвел его речь114.

Привет.

Твой К. М.


* Ф. Энгельс. «Оборона Британии». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


63
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 АВГУСТА 1860 г.

49

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 29 июля [1860 г.]

Дорогой Энгельс!

При сем ты получишь окончательный отказ апелляционного суда115. Идти дальше в верховный суд было бы бесполезно. Напрасное увеличение издержек. Теперь необходимо срочно послать Веберу его 32 талера 3 зильбергроша 6 пфеннигов, чтобы он немедленно отослал мне документы (включая составленные им жалобы). Мне они нужны для брошюры*. Через восемь - десять дней она будет готова для переписки, которой займется моя жена (а она делает это быстро).

Что же теперь прежде всего предпринять? (Я имею в виду - в газетах.)

Такого судопроизводства (обрати, например, внимание на тон развязной газетной полемики, в каком написано постановление апелляционного суда) мне еще встречать не приходилось. Прусские собаки заслуживают колотушек. Хорошо, впрочем, что они дали мне «материал».

Трусливые канальи из апелляционного суда все же сочли нужным отклонить выдвинутые Фогтом обвинения в «вымогательстве» и т. д.

Привет.

Твой К. М.

Эккариус, который вот уже третью неделю живет через несколько домов от меня, чувствует себя лучше.


* К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 50

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 1 августа [1860 г.] 7, Southgate Дорогой Мавр!

Прилагаю 5 фунтов, F/L 12596, на судебные издержки. Лупус настоял на том, чтобы внести своих 4 фунта. Таков, стало быть, знаменитый апелляционный суд мельника из


64
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 АВГУСТА 1860 г.

Сан-Суси116. Хотел бы я знать, какие решения и мотивы были бы у него, если бы вместо тебя так обошлись с каким-либо прусским чиновником.

Приводить в движение верховный суд было бы совершенно излишним, но, быть может, стоило бы выслушать консультацию какого-нибудь первоклассного прусского адвоката?

Из гнусной аргументации видно совершенно ясно, что негодяи были прямо обработаны министерством. Они не хотят скандального процесса, который мог бы нарушить упоительную гармонию всеобщего министериализма. К тому же в лице «National-Zeitung» был бы осужден и Шлейниц.

Возвращаю приложения. Ну, а теперь во что бы то ни стало вперед с брошюрой* и подготовкой ее издания! На следующей неделе постараюсь по возможности снова написать для тебя что-нибудь о Гарибальди**.

Ты мог бы запросить «Tribune», не желает ли она иметь серию в 4-5 статей о нарезном огнестрельном оружии, включая все последние усовершенствования - на авось я этой вещи писать не буду117.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

** Ф. Энгельс. «Гарибальдийское движение». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 51

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 4 августа [1860 г.]

Дорогой Фредерик!

5 фунтов послал Веберу.

Стараюсь написать памфлет возможно скорее, но некоторым препятствием служит то обстоятельство, что в те дни, когда состояние мое делается особенно «отвратительным», я совершенно не могу писать.

А я все же решил обратиться в верховный суд. Теперь каникулы. Раньше, чем верховный суд начнет заседать, выйдет


65
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 АВГУСТА 1860 г.

памфлет (с моей критикой прусской процедуры, имевшей место до сих пор). Без большого скандала господам этим выпутаться не удастся.

О Гарибальди напиши для меня к среде*.

Привет.

Твой К. М.


* Ф. Энгельс. «Гарибальдийское движение». Ред.

** Речь идет о памфлете Маркса «Господин Фогт». Ред.

*** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 52

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 27 августа 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Мое продолжительное молчание объясняется непрерывной отвратительной болезнью печени, поэтому я вынужден всякую свободную минуту использовать для работы.

Относительно издателя** я написал Зибелю около десяти дней тому назад и жду ответа.

Продолжительная затяжка - отчасти из-за моей неполной работоспособности, а отчасти и оттого, что я только недавно получил весь необходимый материал. Впрочем, я полагаю, что, за исключением итальянских событий118 (австрийские поползновения начать интервенцию оказались бонапартистской выдумкой), в этом году ничего больше не случится (напиши что-нибудь о Гарибальди. Что скажешь о друге Бандьи - Тюрре?119) и наступит момент затишья, когда такую брошюру можно еще будет читать.

Прилагаемое письмо Шили тебя позабавит. Пришли его обратно. Сегодня послал Шили твою «Ницца, Савойя и т. д.»***.

Около двух недель тому назад я задал доктору Циммерману (бывшему прусскому председателю городского суда) в письменной форме вопросы, касающиеся процесса (формальные вопросы). Он, однако, счел необходимым снестись по этому поводу с берлинскими коллегами. Его письменную консультацию получу, должно быть, в течение этой недели. Пруссаки так дешево из этой истории не выпутаются.


66
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 АВГУСТА 1860 г.

У меня большие денежные затруднения.

Газета г-на Вейдемейера* снова дышит на ладан; другими словами - он вышел из редакции и собирается в Нью-Йорк, чтобы устроиться землемером. А его коллега** постарается сделать эту газету доходной, продав ее какой-нибудь политической партии. Вейдемейер наконец понял, что для американского журнализма он чересчур честен.

Привет.

Твой К. М.

Как дела в Манчестере? Индия? Внутренний рынок?


* - «Stimme des Volkes». Ред.

** - Штандау. Ред.

Впервые опубликовано на русском языка в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 53

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 29 августа 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Может ли Эккариус еще устроиться у портного в Манчестере? Тогда он должен уехать отсюда, так как он снова работоспособен (он все еще живет тут около нас), но дела в Лондоне идут плохо и здесь ему, кроме того, пришлось бы вернуться в зловонную трущобу.

Деньги, чтобы переправить его с семьей, мы достанем здесь.

Что касается его, то должен тебя предупредить: по-моему, у него заболевание спинного мозга. Его жена - отвратительное существо: странное смешение претензий на респектабельность (дочь церковного старосты) и ирландства. Хозяйство она ведет неряшливо. У него самого нет никакой энергии, никакой активности, особенно с того времени, как усилилась болезнь. Поэтому необходимо, чтобы он сразу, по приезде в Манчестер, не избаловался. Он нуждается во внешнем принуждении, особенно для того, чтобы и она себе не создавала никаких иллюзий.

Мне необходимо в ближайшие дни иметь что-нибудь о Гарибальди. Это единственное, чем интересуются янки»


67
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 1 СЕНТЯБРЯ 1860 г.

Сегодня я получил от своего берлинского адвоката* письмо, в котором он сообщает мне текст своей апелляции в верховный суд. Позднее ты получишь ее. Пункт о листовке и Блинде** он сам понял неправильно, остальное же составлено вполне хорошо.

Привет.

Твой К. М.


* - юстицрата Вебера. Ред.

** См. настоящий том, стр. 18, 365-366 и 378-382. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Продвижение Гарибальди». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском, языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 54

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 1 сентября 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Прилагаю письмо Вейдемейера.

Во-вторых, письмо моего адвоката. Последнее пришли обратно. Этот человек, должно быть, не понял пункта о листовке, - придется ему дать на этот счет новые разъяснения в том случае, если, что мало вероятно, верховный суд решит направить дело снова в городской суд для рассмотрения его по существу. И что за прелесть эта прусская юриспруденция. Я прошел теперь через пять предварительных инстанций на предмет получения «бюрократического разрешения» вести процесс по существу. Нечто подобное может случиться только в «просвещенном государстве» - Пруссии.

Теперь три часа, поэтому не думаю, что твоя статья о Гарибальди прибудет еще сегодня***. Я бы не стал так надоедать тебе с этой вещью, но знаю, что янки во время выборов ничего не читают о внешней политике, кроме мелодраматических событий в Италии. Еще в лучшем случае - статьи об урожае и торговле120. Но об этом, понятно, из приличия нельзя писать более одного раза в неделю.

Твой К. М.


68
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 1 СЕНТЯБРЯ 1860 г.

Генерал Мозесихи* - это «Зауэрнгеймер», произведенный Абтом в генералы «бюрстенгеймеров»**.

Посылку получил (в четверг***).


* - Сибиллы Гесс. Ред.

** См. настоящий том, стр. 390. Ред.

*** Приписка о получении статьи от Энгельса сделана Марксом в четверг, 2 сентября 1860 года. Peд.

**** - «Manchester Guardian». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 55

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон, начало сентября 1860 г.]

Дорогой Фредерик!

Был бы очень благодарен тебе, если бы ты посылал мне номера «Guardian»****. Получение 5 ф. ст. я, кажется, подтвердил в последнем письме. Получил письмо от Гумперта, посланное из Шотландии.

В следующий раз напишу больше.

Привет.

Твой К. М.

От Зибеля еще ничего не получал.

Поворот событий, который, по моему мнению, предстоит в ближайшее время, - это Пьемонт против Мадзини.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 56

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 13 сентября 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Надеюсь на твою статью к субботе, если будет какая-либо возможность.


69
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 15 СЕНТЯБРЯ 1860 г.

Прилагаю юридическое заключение Циммермана в ответ на поставленные мною вопросы* (на следующей неделе ты должен мне это вернуть).

Кроме того, для развлечения, - копию одного письма, переданного мне Эккариусом.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 65. Ред.

** В. Эйххоф. «Берлинские полицейские силуэты». Ред.

*** - Фердинанда II. Ред.

**** - Вильгельма. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 57

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 15 сентября 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Спасибо за статью.

Посылаю тебе книгу Эйххофа**, которую ты дол жен вернуть мне в полной сохранности самое позднее через два-три дня. Она принадлежит не мне. Едва эта дребедень появилась, как была в Берлине конфискована. Это - единственный экземпляр, имеющийся в Лондоне.

Раздел II о Пацке и т. д., как он ни плохо написан, заставляет смеяться до упаду. Кроме того, ты видишь, как обстоит дело с паршивыми судами в Берлине. Подлая пресса в Берлине изливает все свое либеральное львиное мужество на короля-бомбу***, так что ей ничего не остается для ее Пацке, судов и презренного принца-регента****.

Гарибальди - чистое спасение. Иначе священный союз России - Пруссии - Австрии снова поднял бы популярность Бонапарта и упрочил бы его положение121.

Наш кроткий Генрих Бюргерс - как ты увидишь из прилагаемого послания Лассаля (тоже верни обратно) - перебежал к принцу-регенту. Сначала мне написал Лассаль из Ахена, где он принимал ванны от подагры. Он сообщает, между прочим, что в Кёльне и Дюссельдорфе, где рабочие союзы реорганизованы под руководством двух нам не известных молодых


70
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 15 СЕНТЯБРЯ 1860 г.

адвокатов*, ждут с нетерпением моей брошюры против Фогта. Такое же известие привез Боркхейм из Швейцарии. Лассалю, наседающему на меня, я написал**, что нет никакой другой возможности (и это действительно так по письмам Зибеля), кроме печатания в Лондоне, откуда Печ организует распространение в Германии обычным путем (Лейпциг), а за границу непосредственно. Но для этого нужны деньги. В ответ я и получил это его письмо. Но так просто он не отделается. Я напишу ему сегодня снова***. Он должен любой ценой достать, по крайней мере, 30 фунтов. Боркхейм дает 12 фунтов. Этим была бы уже покрыта большая часть издержек. Прилагаю хиршфельдовский пробный оттиск. Лист обойдется в 41/2 фунта, по зато и вмещает он столько, сколько обычных два листа. В бесконечно длинном письме Лассаля прочти последние заключительные страницы, где он делает мне большие комплименты по поводу моей политической экономии****. Но, по-видимому, многое из области политической экономии - для меня это ясно из его фраз - он не понял.

Привет.

Твой К. М.

Кстати. «Neue Preusische Zeitung» пишет, что «Demokratische Studien» (Валесроде, Бамбергер, Лассаль, Фогт, Грюн, Оппенхейм и т. д.) написаны восемью природными и двумя искусственными евреями.


* - Бесселя и Кнорша. Ред.

** См. настоящий том, стр. 463. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 464-466. Ред.

**** К. Маркс. «К критике политической экономии». Ред.

***** - Лассаля. Ред.

******В. Эйххоф. «Берлинские полицейские силуэты». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 58

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 15 сентября 1860 г.

Дорогой Мавр!

Возвращаю юридические вещи. Завтра пошлю письмо Якоба Проныры***** и книгу Эйххофа******, которую еще читает Гумперт. Письмо нашего Проныры очень развеселило меня или,


71
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 СЕНТЯБРЯ 1860 г.

вернее, вызвало улыбку; это, во всяком случае, превосходное лекарство для твоей печени.

Сообщения о прусском правительстве весьма интересны; но лучше всего, что парень воображает, будто теперь-то мы признаем его правоту в итальянском вопросе!!! Теперь, когда революционная партия в самой Италии прямо нападает на Кавура и угрожает ему! Это наивно. Теперь, когда Гарибальди собирается напасть на Бонапарта в Риме, нам, видите ли, следовало признать, что весной этого года мы должны были идти с Кавуром и Бонапартом - и кто знает - быть может, и теперь еще идти с ними! Правда, когда дело касается настоящего времени, то г-н Проныра очень сдержан.

Печатания твоей брошюры* в Лондоне надо во что бы то ни стало избежать. Я еще раз только что написал Зибелю. Во-первых, вещь будет сейчас же, может быть уже на границе или в Лейпциге, конфискована, а во-вторых, если этого и не случится, распространение снова будет поставлено так отвратительно, что никто вещи не увидит. Мы уже сто раз проделали опыт с эмигрантской литературой, и всегда получалась та же безрезультатность: всегда деньги и труд выбрасывались в помойную яму, а нам доставались одни неприятности. А потом, откуда же взять деньги? Судя по твоему письму, понадобится свыше 50-60 фунтов, а Лассаль, конечно, 30 фунтов не достанет. И вообще вещь должна быть написана так, чтобы она могла печататься и распространяться в Германии. Какая польза от ответа Фогту, если никто его не увидит? И я совершенно не понимаю, почему содержание книги должно носить такой характер, чтобы она подверглась конфискации. Даже при теперешнем положении печати ты можешь сказать достаточно, чтобы разозлить пруссаков до смерти, а это куда лучше, чем удовлетворение in partibus**, которое не доходит до публики и которое ты доставляешь, так сказать, в частном порядке себе самому.

Недели три тому назад я написал статью в выходящую в Дармштадте «Allgemeine Militar- Zeitung» о движении стрелков122. Так как мне не хотелось проникать в эту официальную военную среду под чужим флагом, то я сказал в сопроводительном письме этим господам***, что участвовал в баденской кампании на стороне повстанцев123. Но они все же напечатали статью без всяких искажений, а теперь она появилась и здесь, по-английски. Я пошлю тебе ее по возможности еще


* К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

** - in partibus infidelium - вне реальной действительности, за границей (буквально; «в стране неверных» - добавление к титулу католических епископов, назначавшихся на чисто номинальные должности епископов нехристианских стран). Ред.

*** См. настоящий том, стр. 460-461. Ред.


72
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 СЕНТЯБРЯ 1860 г.

сегодня вечером; можешь не возвращать ее, так как через неделю я получу свой собственный экземпляр. Эта связь очень нужна мне для военных вещей.

История со священным союзом весьма неприятна и окажет колоссальную услугу Бонапарту во Франции*. История с Гарибальди - единственное спасение. Но мне любопытно, что скажут либеральные филистеры в Пруссии об ее новом подчинении России. Впрочем, таких подлых газет, как берлинские, нет во всем свете; кажется, под конец и Проныру они стали выводить из себя. Говорю тебе, что «National-Zeitung» или «Volks-Zeitung» просто невозможно взять в руки: за тысячу шагов несет от них нудной галиматьей и умничающей пошлостью.

И г-н Микель произносит в Национальном союзе124 громкие речи, проникнутые присущей этому союзу истинной мудростью. А Генрих** обрел, наконец, свое настоящее мировоззрение.

Поклон твоей жене и детям.

Твой Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 69. Ред.

** - Бюргерс (см. настоящий том, стр. 69). Ред.

*** В. Эйххоф. «Берлинские полицейские силуэты». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 59

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 20 сентября [1860 г.]

Дорогой Энгельс!

Ты должен мне немедленно вернуть Эйххофа*** и письмо Лассаля.

Рассчитываю к субботе на статью о Гарибальди, Ламорисьере или китайской войне.

Подробнее напишу тебе, вероятно, завтра.

Страшно тороплюсь.

Твой К. М.

Несмотря на большое расстройство моих денежных дел, я отправил жену и детей на неделю в Гастингс. Оставить их там на более продолжительное время не позволяют средства. К сожалению, у них там почти все время дожди.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


73
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 СЕНТЯБРЯ 1860 г.

60

МАРКС-ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 25 сентября 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Семья вчера благополучно вернулась.

По поводу прилагаемого письма Дана следующее: после твоего пребывания здесь в Лондоне я написал Дана, что хотел бы, чтобы статью «Военно-морской флот» он заказал какому-нибудь другому сотруднику «Энциклопедии»125. С тех пор я но получал от него никакого ответа и считал дело улаженным, как вдруг вчера пришло прилагаемое письмо. Если у тебя есть малейшая возможность написать эту вещь - хотя бы кратко и поверхностно, это не имеет значения, для меня это именно теперь было бы чрезвычайно важно, так как, чтобы получить некоторую передышку, я вынужден был 14 сентября учесть авансом двухмесячный вексель на Дана (подлежащий оплате через два месяца после этой даты). Я написал ему об этом, сославшись на его старую дружбу, так как вообще это против правил «Tribune». Мое письмо разошлось с его письмом. Итак, именно теперь приходится поддерживать в нем хорошее расположение духа, не говоря уже о сохранении в нем убеждения, что мы все можем.

Поэтому, если есть малейшая возможность, ты сделаешь мне величайшее одолжение, написав эту вещь. Дана отводит на нее максимум десять страниц. Но довольно будет и пяти, если иначе нельзя. Вопрос в том, чтобы вообще что-нибудь доставить.

Как с Ламорисьером?*

Что скажешь о положении Гарибальди?

Кошута, благодаря вмешательству Мадзини, выпроводили; он был подослан Бонапартом.

Гарибальди следовало-де оставить и стороне Рим и двинуться прямо на Венецию126.

Теперь относительно Фогта.

Вещь** печатается здесь.

1. Деньги. Мне придется заплатить всего 25 фунтов. 12 от Боркхейма, 8 обещал мне Лассаль. Остается 5. Остальные расходы по печатанию и рассылке берет на себя книгоиздатель Печ. В прибылях, за вычетом и уплатой издержек производства, мы участвуем поровну. Я поставил теперь это Печу в качестве


* См. настоящий том, стр. 72. Ред.

** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.


74
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 СЕНТЯБРЯ 1860 г.

непременного условия, при котором я согласен издать вещь в Лондоне.

2. Конфискация этой вещи не грозит. Это было недоразумение со стороны Лассаля. Я, наоборот, писал ему, что конфискация вещи не грозит, но что в Берлине она не может быть издана, так как из-за процесса коммунистов127 ни один тамошний издатель не возьмется печатать ее.

3. Мы живем уже не в эпоху 1850-1858 годов. У Печа есть комиссионеры в Лейпциге, Берлине и Гамбурге. Поэтому вещь будет распространяться в Германии обычными средствами книжной торговли. В Бельгию, Швейцарию и Америку Печ отправит ее непосредственно через своих тамошних комиссионеров, чем будет достигнута большая экономия времени. Об объявлениях в газетах, уведомлениях книготорговцев и т. д. позаботятся отсюда при моем участии. Зибелю мы пошлем 50 экземпляров для рассылки по газетам и т. д. Конфискацию я считаю невозможной. Фогт - не принц-регент*, а Штибер официально находится в немилости. В политических вопросах я нарочно держу себя сдержанно.

4. Мы экономим время, так как в Германии могли бы еще месяцы уйти на поиски; затем - время на корректуру и т. д. Это - первое издание Печа (наряду с памфлетом Боркхейма против Абу**), и уже в своих собственных интересах он будет стараться изо всех сил.

5. Если вещь пойдет хорошо, на что я имею все основания рассчитывать, Печ будет издавать твои или мои брошюры по-немецки или по-английски, и таким образом будет положен конец удушению нас немецкими издателями (два листа уже напечатаны).

Мне кажется поэтому, что на сей раз нужда стала добродетелью. Как ты думаешь? Я полагаю, что «По и Рейн»***, как и «Савойя»**** и т. д., наделали бы гораздо больше шума, появись они здесь, в Лондоне.

Привет.

Твой К. М.

Кстати! Ты прав, что «Экс-имперский Фогт» заглавие неподходящее. «Карл Фогт» кажется мне неудобным, потому что я не хочу поставить «Карл Маркс» под «Карлом Фогтом».

Поэтому


* - Вильгельм. Ред.

** С. Боркхейм. «Наполеон III и Пруссия». Брошюра вышла анонимно. Ред.

*** Ф. Энгельс. «По и Рейн». Ред.

**** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.


75
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 ОКТЯБРЯ 1860 г.

я хочу озаглавить книгу: «Да-Да Фогт». Да-Да - это, как я говорю в главе, посвященной критике фогтовских «Исследований»*, арабский писатель, которым Бонапарт пользуется в Алжире точно так же, как Фогтом в Женеве. Да-Да заинтригует филистера и звучит комично.


* К. Фогт. «Исследования о современном положении Европы». Ред.

** См. настоящий том, стр. 73 и 78. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 73. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 73-75. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 61

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 1 октября 1860 г.

Дорогой Мавр!

Куда же уезжала твоя семья, которая теперь благополучно возвратилась**? Я ничего не знаю. Вероятно, на взморье или в деревню? Надеюсь, что поездка пошла на пользу.

«Военно-морской флот» теперь очень некстати***. Я увяз в хлопотах с адвокатами по делам предприятия, - что здесь за волокита, о том в Германии и понятия не имеют, - а как раз на этой неделе господа эти должны навалить на меня целую массу документов и т. д. Однако сделаю все, что смогу, но очень скоро это получиться не может, так как я совсем не в курсе дела.

По вопросу о Фогте****: должен признаться, что твое заглавие мне совсем не нравится. Если ты хочешь дать ему кличку, то она должна быть понятной до чтения книги или же встретиться в самой книге после объясняющего ее места. Я думаю, что чем проще и непритязательнее будет заглавие, тем лучше, но кроме Фогта в нем должен быть, по возможности, упомянут Бонапарт или, по крайней мере, Плон-Плон. Если «Карл» Фогт тебя стесняет, назови его «Господин Фогт», хотя я не вижу, почему «Карл» [Carl] не может стоять перед «Карлом» [Karl], - шутить по этому поводу над тобой никто не станет.


76
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 ОКТЯБРЯ 1860 г.

Печатание в Лондоне: у меня нет никакого доверия к издательству, которому мы должны ссудить все деньги или половину денег. Прилагаемое письмо Зибеля покажет тебе, что он еще далеко не считал дело безнадежным, наоборот - он только ждал инструкций, чтобы начать действовать (верни его, так как я еще не ответил). Я слишком часто наблюдал, что значит печатание за границей, и боюсь, что и на этот раз дело пойдет точно так же. Если Фогт составил исключение (а его вещь все-таки печаталась во Франкфурте), то его поддерживала пресса, чего с нами, наверное, не будет. Кроме того, так как г-н Печ должен будет за объявления и т. п. платить, то не так-то легко будет заставить его помещать много объявлений.

Вот увидишь. Во всяком случае в Германии у тебя безусловно давно уже был бы издатель, если бы ты хорошенько расшевелил Зибеля, а это я все же считаю лучшим; да и маленькая типография Хиршфельда не может печатать скоро. Но дело сделано, и теперь остается ждать, что выйдет. В объявлении, мне кажется, помимо заглавия, не надо прибавлять ничего, кроме названия глав, - этого вполне достаточно. И, прежде всего, гони, заканчивай скорее.

Если уже отпечатано 3-4 листа, ты мог бы послать мне оттиск.

Кстати. Сколько составляют у Дана пять или десять страниц? - Я не имею об этом представления.

Ламорисьер позорно застигнут врасплох пьемонтцами. Он был совершенно не подготовлен к нападению с их стороны, прикрывался только против Гарибальди и занимал плохие цитадели городов мелкими гарнизонами, способными справиться разве только с местными восстаниями. Отсюда ряд капитуляций. Везде пьемонтцев было шесть против одного. У Кастельфидардо австрийцы прекрасно дрались, также и в Анконе, которая даже не укреплена с береговой стороны, а в общем папская армия доказала, как мало можно сделать даже с отчасти и хорошими, но разношерстными войсками, состоящими под командованием различных иностранных офицеров. Правда, пьемонтцев было три против одного.

Гарибальди в военном отношении, по-видимому, начинает выдыхаться. Свои хорошие войска он так рассредоточил по сицилийским и неаполитанским батальонам, что у него уже нет ничего организованного; как только он подойдет к сколько-нибудь защищенной линии реки с крепостью, которой он не овладел, вроде Капуи, ему придется остановиться. Серьезного в этом пока еще ничего нет, так как 30000 неаполитанцев не могут жить на маленькой полоске и в течение двух недель должны


77
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 ОКТЯБРЯ 1860 г.

будут либо распасться, либо идти вперед, что им не удастся. Но к Квириналу128, если не случится чего-либо совсем непредвиденного, Гарибальди вряд ли подойдет так скоро. А тут еще вопли кавуровцев: эти жалкие буржуа способны сделать вскоре его положение совершенно невыносимым, так что он должен будет на худой конец атаковать раньше, чем будет в состоянии победить. Между тем важно было бы разбить неаполитанцев как можно скорее, а затем добиться братания с пьемонтцами раньше, чем к ним прибудет Виктор-Эммануил, иначе будет поздно, и они останутся верны Виктору-Эммануилу. Но в высшей степени важно, что Гарибальди открыто относит французов в Риме129 к той же категории, что и австрийцев в Венеции; удастся ли ему сейчас же выгнать их или нет, это уже не так важно.

В Австрии дела идут превосходно. Один филистер из Национального союза, рейнский пруссак, живущий в Баварии (Франкония), рассказывает, что мюнхенцы, ездившие недавно в Вену на праздник железнодорожников и относившиеся с полным доверием к отчетам аугсбургской «Allgemeine Zeitung» об австрийских делах, вернулись в полном смущении, - там все оказалось совсем другим. Австрийцы заявили им, что все это - шарлатанство и что положение там стало невыносимым. У австрийских буржуа будто бы имеется уже и специальное лекарство от финансовых затруднений: в Австрии 20 процентов всей земельной собственности принадлежит попам, и ее следует конфисковать. Можно ли представить себе более блестящее революционное положение? Чего стоит по сравнению с такой программой все мудрствование пруссаков вкупе с их Национальным союзом?

Из произведений принца Фридриха-Карла и г-на Вальдерзее я убедился окончательно, что пруссаки так чудесно организовали и выдрессировали свою армию, что неизбежно будут побиты. Чтобы помочь беде, заключающейся в сорокапятилетнем отсутствии военного опыта, они создали себе искусственную, условную войну в виде маневров, где все по-иному, чем в действительной войне, где солдат и офицеров прямо учат воздерживаться от активных действий по всякому поводу и где им вколачивают совершенно неверные представления и понятия. Например, на маневрах солдаты, понятно, не могут вламываться в дома и занимать их; поэтому дома отмечаются, как занятые, тем, что солдат расставляют снаружи вокруг них.

Один прусский капитан в Шлезвиге, получив приказ в бою занять мызу, аккуратно расставил своих людей снаружи вокруг забора, как на маневрах! Это Вальдерзее


78
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 ОКТЯБРЯ 1860 г.

сам видел. Вообще же принц Фридрих-Карл как солдат - недурной парень в ненавидит прусскую муштровку. Но стоит ли он чего-нибудь в качестве командира - это трудно сказать.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 62

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 2 октября 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Ты, вероятно, одного моего письма не получил, так как я писал тебе, что моя семья уезжала на неделю на взморье*.

Что касается страниц Дана**, то одна твоя большая страница (например, из «Артиллерии») равна одной у Дана.

Письмо Зибеля произвело на меня впечатление, обратное тому, какое оно произвело на тебя, а именно впечатление беспомощности. Мейснер из-за «Demokratische Studien» находится прямо во враждебном лагере. Кроме того, из его частного разговора с Зибелем следует, что он ожидал «достойного» обсуждения и считает Фогта великим человеком. О. Виганд - мой личный враг, и несколько лет тому назад, на мое предложение издать «18 брюмера» (даже даром), написал мне грубый ответ130. Эльберман в Бонне - чистая иллюзия. Боннский меридиан мне знаком. Вообще, судя по стилю, который укоренился за десять лет реакции, брошюру*** вряд ли можно издать в Германии (особенно из-за того, что у Зибеля нет связей с лейпцигскими издателями). А что получится, если рукопись будет путешествовать от одного к другому, причем выболтано будет все, а издатель может и не найтись или найдется после долгих блужданий! Конечно, Котту, Брокгауза или даже Кампе я предпочел бы г-ну Печу, но при данных обстоятельствах я и это считаю удачей. Боркхейм, человек очень деловой, питает большое доверие к Печу. Наконец, наши последние опыты в Германии вряд ли были очень ободряющими.


* См. настоящий том, стр. 75. Ред.

** См. настоящий том, стр. 73 и 76. Ред.

*** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.


79
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 ОКТЯБРЯ 1860 г.

С печатанием у Хиршфельда на этой неделе пойдет быстрее. У него на руках оставалась еще всякая всячина, которую пришлось заканчивать.

О заглавии я еще подумаю. То обстоятельство, что «Да-Да» должно заинтриговать филистера, нравится мне и кажется мне подходящим к системе презрительных насмешек*. Но я еще тщательно посоветуюсь на этот счет со своей критической совестью** (заглавие ведь печатается последним). Содержание следующее: I. Серная банда. II. Бюрстенгеймеры. III. Полицейщина: 1. Собственное признание. 2. Революционный съезд в Муртене. 3. Шерваль. 4.

Кёльнский процесс коммунистов. 5. Лозаннское Центральное празднество обществ рабочих.

6. Разное. IV. Письмо Техова. V. Имперский регент и пфальцграф. VI. Фогт и «Neue Rheinische Zeitung». VII. Аугсбургская кампания. VIII. Фогтовские «Исследования». IX. Агентура.

X. Патроны и сообщники. XI. Процесс против «National-Zeitung», XII. Приложения.

Так как у тебя теперь нет времени для статей, то по поводу военных событий в Италии пиши мне частным образом совсем коротко, только главные пункты. Тогда я уж сам состряпаю все необходимое.

И. Ф. Беккер собирается в Неаполь (Шили будет его сопровождать). Он намерен образовать там немецкий добровольческий отряд (!!!).

Я совсем прогорел. Было бы хорошо, если бы ты мог еще на этой неделе послать мне несколько фунтов.

Привет.

Твой К. М.

Бесстыдство газеты «Times»131, утверждавшей (вчера), будто Гарибальди потому так долго внушал «доверие», что «его считали выразителем тайных намерений Наполеона III», превосходит всякие границы. Клоун Эдвин Джемс в своем испуге докатился до самого Лондона, куда и прибыл третьего дня. Кошут поместил в плон-плоновской «Opinion nationale» письмо к Гарибальди, написанное в духе бонапартистов и по их поручению132.

Твоей статьей о стрелках*** занялась вся лондонская пресса; ее отметил и министерский «Observer». Она произвела сенсацию.


* См. настоящий том, стр. 402. Ред.

** По-видимому, Маркс имеет в виду свою жену Женни. Ред.

*** Ф. Энгельс. «Смотр английских стрелков-волонтеров». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


80
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5 ОКТЯБРЯ 1860 г.

63

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 5 октября 1860 г.

Дорогой Мавр!

Прилагаю банковый билет на 5 ф. ст. E/L 33688, Манчестер, 12 января 1860.

Я выслал бы его уже раньше, но Гумперт взял у меня взаймы десять фунтов, и мне пришлось выждать пару дней, чтобы не обратить на себя внимание большим количеством сразу снятых со счета денег.

Что касается печатания в Лондоне, то самое главное, разумеется, чтобы вещь* вышла, и притом скоро; но предпочтительнее было бы печатать в Германии, и этого безусловно можно было бы добиться. Как бы старателен ни был Печ, у немецкого издателя Мейснера, например (и он вовсе не такой филистер, каким ты его изображаешь, - просмотри хотя бы каталог его издательства), имеются в руках совсем иные средства, чтобы сломить заговор молчания. И уж никак я не могу считать за счастье, что партия вынуждена еще и капитал вкладывать, которого у нас и без того немного.

Что касается заглавия, то я повторяю, что самым неудачным является во всяком случае такое заглавие, которое можно понять лишь после того, как прочтешь половину книги. Это мое мнение определенно разделяет Лупус. Филистер уже давно не настолько интересуется Фогтом, чтобы ломать себе голову над загадкой, почему ты называешь его Да-Да. Единственное, что может сделать Фогта интересным, это его связь с Бонапартом и Плон-Плоном, и это ты должен подчеркнуть в заглавии, чтобы возбудить любопытство филистера. С системой презрительных насмешек** в заглавии ты вряд ли добьешься чего-либо иного, кроме вычурного или искусственного заглавия. Простое заглавие, несомненно, лучше всего; презрительных насмешек будет достаточно в самой книге.

Итак, отец Гарибальди опять расколотил неаполитанцев и взял 2000 пленных133. Влияние этого парня на войска должно быть баснословно. Очень хорошо, что скомпрометированы и Тюрр, и теория Рюстова, а то последний непременно вбил бы себе в голову, что он должен стать немецким Гарибальди; среди буржуазных республиканцев этот человек мог бы стать опасным. Королю-бомбе***, видно, тоже скоро придет конец; его


* К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

** См. настоящий том, стр. 79 и 402. Ред.

*** - Фердинанду II. Ред.


81
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5 ОКТЯБРЯ 1860 г.

войскам скоро нечего будет жрать, и они начнут разбегаться; маленький округ не может прокормить их. Больше пока по поводу этой истории ничего не скажешь. Нельзя, впрочем, отрицать, что re galantuomo* играет свою роль с большой решимостью, раз он направляется теперь в Неаполь.

Успех моей статьи о стрелках** создался не совсем сам собой. Я разослал журнальчик***, резко отметив статью красным, главным лондонским и здешним местным газетам и написал им приблизительно следующее: «Английский корреспондент «Allgemeine Militar-Zeitung» приветствует редактора газеты... и позволяет себе обратить его внимание на свою статью в «Volunteer Journal» (экземпляр которого посылается почтой) о смотре в Ньютоне. Так как это первая профессиональная оценка иностранной военной газетой волонтерского движения, то, быть может, она представит некоторый интерес». Разумеется, я сделал это совершенно анонимно. В «Times» я не писал, но эта газета все же поместила выдержку из статьи134.

Зибель прислал портрет своей невесты; очень хороша - Мария-Антуанетта с совсем незначительным уклоном в сторону непорочной Евгении, при этом очень мужественна: она будет держать мужа под башмаком. Он еще надивится этому «разумному существу». Г-жа баронесса, ее мамаша, была модисткой и продавщицей магазина в Дюссельдорфе и будто бы частенько после обеда выпивает в саду пивной Кюппера три-четыре кружки пива. Такова обывательская молва.

По новейшим данным, Гарибальди - внук или правнук д-ра Жозефа Баттисты Мариа Гарибальди из Аяччо, который был послан королем Теодором Нёйхофом в Германию, женился в Вестфалии на Катрине фон Нёйхоф и после падения своего шурина поселился в Ницце135.

В лице у него действительно есть что-то вестфальское. Эвербек и Виллих, каждый в своем роде, - карикатуры Гарибальди.

Говорят, что в первой книге немецкого ежемесячника Колачека****, третьего года издания, имеется резкая статья против Фогта136.

Сердечный привет твоей семье.

Твой Ф. Э.


* - король-джентльмен (имеется в виду Виктор-Эммануил II). Ред.

** Ф. Энгельс. «Смотр английских стрелков-волонтеров». Ред.

*** - «Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire». Ред.

**** - «Stimmen der Zeit». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и английского


82
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 11 ОКТЯБРЯ 1860 г.

64

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 11 октября 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Я сейчас очень занят. Напишу тебе в субботу. В брошюре Брасса* есть кое-что хорошее.

Если можно, пошли мне (до субботы) несколько инструктивных указаний насчет славного сражения Гарибальди137.

Твой К. М.


* А. Брасс. «Что нам нужно». Ред.

** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 65

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 25 октября 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Прилагаю письмо Вебера; я должен, стало быть, послать ему около 6 талеров, и этим будет закончена история с прусским судом138. Можешь сообщить об этом Зибелю.

Впоследствии я напечатаю здесь в Лондоне около листа - «О прусском правосудии», но лишь после того, как книга** попадет благополучно в Германию.

Первый месяц работа у Хиршфельда подвигалась очень медленно; во-первых, потому, что сбежал наборщик Цинн, и у Хиршфельда оказалось очень много работы, а кроме того. каждый мой лист составляет больше двух обычных печатных листов. Но все же на прошлой неделе я заключил с ним письменный договор, согласно которому к 15 ноября все должно быть закончено.


83
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 НОЯБРЯ 1860 г.

Колачек в последнем номере «Stimmen der Zeit», в статье «Кричащие ура» снова вытащил на свет эту историю*; там, между прочим, достается и другу Лассалю.

Как обстоит дело с «Военно-морским флотом»?**

Как ты думаешь, дойдет этой осенью дело до войны?

Я так по уши занят корректурами и беготней по личным делам, что для писем к тебе пока остается очень мало времени.

Привет.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 81 и 85. Ред.

** См. настоящий том, стр. 73 и 75. Ред.

*** Речь идет о памфлете Маркса «Господин Фогт». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на, русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 66

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 5 ноября 1860 г.

Дорогой Энгельс!

В пятницу, неделю тому назад, я послал тебе последнее письмо Вебера, которое необходимо мне вернуть.

Надеюсь, что с тобой не случилось никакого несчастья, а то от тебя ничего не слышно.

У меня масса хлопот; отчасти личные дела, отчасти корректура*** (всегда по два раза); за последнюю неделю пришлось, вследствие решения верховного суда, полностью переделать главу о процессе139; наконец - «Tribune».

Говорят, в «Manchester Guardian» бывает по временам кое-что интересное из Парижа?

Привет.

Твой К. М.

Видишь, что получилось бы, если бы я понадеялся на Зибеля. Уже больше двух недель, как я запросил его, согласен ли он взять на себя доставку (рассылку) экземпляров в газеты и т. д. в Германии (и в какие?). Ответа, конечно, нет.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


84
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 13 НОЯБРЯ 1860 г.

67

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 13 ноября 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Из твоего письма вижу140, что у тебя самого с деньгами плохо. И все же, так как мне уже нечего закладывать, я вынужден просить тебя прислать обещанные 5 фунтов, по возможности, в течение этой недели. В ближайшую субботу (17 ноября) мне надо платить по векселю Хиршфельду 25 фунтов, а у меня нет еще всех денег.

Книга* (12 листов, обычных же печатных листов - 24) будет готова на следующей неделе. Главу о процессе, занимавшую первоначально несколько страниц, я, в связи с решением верховного суда, полностью переделал. Теперь она занимает около печатного листа. Весь последний лист напечатан петитом (Приложения). Я не посылал тебе отдельных листов, потому что это испортило бы все впечатление от этого произведения, как и от всякого другого. Пошлю тебе шесть экземпляров: для тебя, Лупуса, Гумперта, Борхардта, Хекшера, Чарли**.

Твой вопрос относительно брошюры Ломмеля***, о которой ты больше ничего не слыхал «и которая стоила денег», является как бы упреком мне. Прежде всего, если и не выручено ни сантима, зато без помощи Ломмеля я бы не смог написать важнейшую для разоблачения личности Фогта главу - «Агентуру». В связи с моим перекрестным допросом этому человеку пришлось написать по меньшей мере сорок писем. Помимо этого он мне переслал свое заявление против Фогта, предназначавшееся первоначально для «Allgemeine Zeitung»141. Я не вижу оснований к тому, чтобы люди, совершенно посторонние для нашей партии, обязаны были работать на нас даром. Впрочем, Печ мне вчера сообщил, что он уже распродал на дватри фунта, а остаток (он только что дал о брошюре новые объявления в Германии), то, что не удастся распродать, он, во всяком случае, сбудет в Соединенные Штаты и в Австралию.

Прочитав работу, ты должен будешь отказаться от мнения, будто Зибель, у которого имеются только беллетристические


* К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

** - Чарлза Рёзгена. Ред.

*** Г. Ломмель. «За кулисами». Ред.


85
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 13 НОЯБРЯ 1860 г.

связи, мог пристроить мое произведение в Германии (разве - в 1880 году). Зибель написал мне.

В вопросе о заглавии я тебе уступил и (вчера) поставил «Господин Фогт». Моя жена была решительно против этого и настаивала на «Да-Да Фогт», сделав весьма ученое замечание, что даже в греческих трагедиях часто на первый взгляд нет никакой связи между заглавием и содержанием.

Не знаю, видел ли ты «Stimmen der Zeit» Колачека. Статья «Кричащие ура» (в которой плохо приходится нашему другу Лассалю) благодаря одному сообщенному в ней факту действительно дает ключ (хотя осел Колачек позабыл отметить это) к пониманию мотивов, заставивших Фогта продаться Бонапарту. В начале 1858 г. в Женеве было основано акционерное общество «Цемент», что-то вроде заурядного кредитного банка, разбазаривающего вклады своих клиентов. Помимо директора, имя которого не называется, вторым директором был Фогт. К концу 1858 г. господа директора растранжирили весь капитал, обанкротились.

Директор-распорядитель был арестован. Грозил уголовный процесс. Фогт из Национального совета в Берне бросился в Женеву. Фази замял дело. Акционеры не получили ни сантима142.

Из той же самой статьи «Кричащие ура» [«Juchheisten»] (почему Колачек, который, между прочим, продался Австрии, не называет их «Juchheiten»?) я вижу, что «Ура, в Италию!» (я не мог заставить себя прочесть предоставленные Боркхеймом в мое распоряжение сами «Demokratische Studien» фогтовской клики), то есть, парижский банкир «Л. Бамбергер», в 1848 г. редактор «Mainzer Zeitung», отвратительный альбинос, позволил себе говорить о «коммунистах на половинном содержании»143. Поэтому я дополнительно включил этого паршивца в число сообщников Фогта, вкратце описав его, а также добавил несколько плоских острот насчет других «кричащих ура» - Л. Симона, Гартмана (который сказал в Швейцарии Боркхейму, что Фогт убил меня) и Г. Б. Оппенхейма.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


86
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 НОЯБРЯ 1860 г.

68

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], Сити, 14 ноября 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Наши письма разошлись в пути. Пишу тебе эти несколько строк в конторе Боркхейма, чтобы известить тебя, что 5 фунтов получены сегодня утром.

Я пишу тебе за последнее время редко и очень кратко, но это объясняется просто перегрузкой в работе, нездоровьем и всякого рода неприятностями. С конца будущей недели, когда руки у меня снова будут развязаны, я начну писать по-прежнему.

Я послал тебе сегодня почтой упомянутый мной вчера номер «Stimmen der Zeit», но я должен получить его обратно не позднее будущей среды, так как он принадлежит не мне.

Весьма полезное замечание из «Guardian»* я помещу среди «Приложений» в заключительной главе144.

Бискамп позавчера женился - на американской проститутке. Всех ему благ.

Имандт прислал письмо. У него дочь; он стал тонок, как хлыст; все лето проболел, да и сейчас еще болен. Бедняга!

Боркхейм кланяется тебе. От своей фирмы он получил разрешение открыть собственную торговлю вином и просит тебя, если можешь, помочь ему в этом направлении (всевозможные сорта вин).

Больше ничего нового.

Привет.

Твой К. М.


* - «Manchester Guardian». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


87
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 НОЯБРЯ 1860 г.

69

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 21 ноября 1860 г.

Дорогой Энгельс!

С понедельника моя жена лежит в очень тяжелой нервной горячке. Вчера по предписанию д-ра Аллена я увез из дому всех троих детей, так как он боится заражения. Аллен говорит, что болезнь опасна, но надеется на выздоровление. Уже в минувшую субботу моя жена чувствовала себя очень нехорошо, я заметил у нее признаки лихорадки и хотел позвать доктора.

Но она не захотела. Так же было и в воскресенье. В понедельник я, разумеется, уже не стал больше ждать, да она и сама почувствовала, что дело идет не об обыкновенной простуде или о чем-либо подобном.

Семере здесь. Будет проездом и в Манчестере, тогда навестит тебя.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 70

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 23 ноября 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Большое спасибо за 10 фунтов и «Военно-морской флот»* (превосходная статья).

Что касается болезни моей жены, то в одном отношении дело обстоит лучше, а в другом - хуже, чем я думал. Дело в том, что, пока не выяснился характер болезни, Аллен скрывал от меня ее действительную природу. Вчера это стало уже невозможно. У моей жены - оспа, и притом очень тяжелая, хотя ей дважды делали прививку (не говори об этом никому,


* Ф. Энгельс. «Военно-морской флот». Ред.


88
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 23 НОЯБРЯ 1860 г.

кроме Лупуса). Потому-то Аллен и удалил сейчас же детей из дому. Это - ужасная болезнь.

Если Ленхен* заразится, я сейчас же отвезу ее в больницу. До сих пор я сам исполнял обязанности (главные) сиделки. Но так как меня это очень утомляет, то сегодня, получив 10 фунтов, я сейчас же нанял сиделку. В течение многих недель жена моя очень сильно нервничала, так как у нас было много неприятностей, и, таким образом, была повышена ее восприимчивость к заразе, которую она могла схватить в омнибусе, лавке или тому подобном месте.

Писать статьи для меня теперь почти невозможно. Единственное занятие, которым я поддерживаю необходимое душевное равновесие, это - математика. За последние недели я писал в «Tribune» de omnibus rebus**, главным образом о варшавском конгрессе***, о положении в Польше145, Италии, Франции и о денежном рынке****. О Китае еще ничего не писал.

Получил ли ты Колачека?*****

Доктор разрешил моей жене пить бордо маленькими дозами, так как она чрезвычайно слаба. Сегодняшняя ночь была ужасна, и я чувствую себя, по правде говоря, в настоящую минуту тоже больным.

Черт знает, как нам не везет.

Бедных детей я поместил у Либкнехтов, которые живут по соседству со мной и которым я ежедневно посылаю съестные припасы. В школьный пансионат они не захотели пойти из-за религиозных обрядов.

Привет.

Твой К. М.


* - Елена Демут. Ред.

** - de omnibus rebus et quibusdam aliis - о всякой всячине. Ред.

*** К. Маркс. «Россия использует Австрию. - Варшавский конгресс». Ред.

**** К. Маркс. «Напряженное состояние денежного рынка». Ред.

***** См. настоящий том, стр. 83, 85 и 86. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 71

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 26 ноября [1860 г.]

Дорогой Фредерик!

Состояние моей жены, насколько это возможно при данных обстоятельствах, улучшилось.

Это будет длинная история. Но то, что можно назвать сильным приступом болезни, прошло.


89
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 НОЯБРЯ 1860 г.

Аллен полагает, что заражение объясняется единственно чрезмерным нервным возбуждением, в котором она находилась в течение многих месяцев.

Будь добр - отправь прилагаемое немедленно через Хекшера в «Reform».

Третьего дня Печ уже поместил в «Hermann» и «Athenaeum» объявления о том, что «Господин Фогт» выходит на этой неделе.

Ты видишь по дате, что эту ерунду для «Reform» я написал еще в субботу. Собирался послать тебе это вместе с сопроводительным письмом, но мне стало внезапно так нехорошо, что писать я был не в силах. Аллен дал мне лекарство, и сегодня я опять здоров.

Привет Лупусу.

Твой К. М. [Заявление, приложенное к письму]146

Г-н редактор!

Вы очень обяжете меня, напечатав нижеследующее заявление. В течение следующей недели Вы получите экземпляр моей брошюры против Фогта.

С совершенным почтением.

Уважающий Вас Карл Маркс В редакцию «Reform»

Заявление Редакция «Reform» любезно опубликовала в начале февраля 1860 г. мое заявление*, начинавшееся следующими словами: «Настоящим заявляю, что мною сделаны подготовительные шаги для привлечения к суду берлинской «National-Zeitung» по обвинению ее в клевете за передовые статьи в №№ 37 и 41 по поводу брошюры Фогта «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Фогту я отвечу в печати позднее».

В феврале 1860 г. я возбудил в Берлине дело о клевете против ответственного редактора «National-Zeitung» Ф. Цабеля. Мой адвокат, г-н юстицрат Вебер, выбрал сначала путь уголовного преследования. Постановлением от 18 апреля 1860 г. прокурор отказался от «вмешательства» против Ф. Цабеля, так как отсутствие публичного интереса не давало якобы для этого повода. 26 апреля 1860 г. его отказ был подтвержден обер-прокурором.


* К. Маркс. «Заявление в редакции немецких газет». Ред.


90
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 НОЯБРЯ 1860 г.

Тогда мой адвокат возбудил дело в гражданском порядке. Королевский городской суд постановлением от 8 июня 1860 г. отказал мне в иске, так как действительно оскорбительные для чести «заявления и утверждения» Ф. Цабеля «состоят» будто бы «из простых цитат других лиц»; к тому же в них нет «намерения оскорбить». Королевский апелляционный суд объявил со своей стороны постановлением от 11 июля 1860 г., что форма цитат ничего-де не изменяет в вопросе о наказуемости статей, но что содержащиеся в них оскорбительные для чести места не относятся к моей «особе». Кроме того, «в данном случае» «нельзя предположить» намерения оскорбить. Королевский апелляционный суд подтвердил таким образом постановление городского суда, отказывающее мне в праве иска. Королевский верховный суд постановлением от 5 октября 1860 г., полученным мною 23 октября с. г., нашел, что «в данном случае» никакой «юридической ошибки» со стороны королевского апелляционного суда не «усматривается». Отказ в иске против Ф. Цабеля остался, таким образом, окончательно в силе, и до публичного судебного разбирательства дело не дошло.

Мой ответ Фогту появится на этих днях.

Карл Маркс Лондон, 24 ноября 1860 г.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 72

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 ноября [1860 г.]

Дорогой Энгельс!

Моя жена теперь вне опасности. Сообщи это сейчас же Лупусу и передай ему поклон. История будет тянуться долго, и, по словам Аллена, по выздоровлении она должна будет сейчас же уехать, по меньшей мере, на месяц.

Что касается меня, то вчера мне сделали повторную прививку, так как опасность заражения особенно грозит в течение


91
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 НОЯБРЯ 1860 г.

десяти дней, считая со вчерашнего. То же и Ленхен. Обстоятельством, оказавшимся для меня весьма полезным, была отчаянная зубная боль. Третьего дня мне вырвали зуб. Субъект (его звали Габриелем) вытащил корни, причинив мне сильную физическую боль, но оставил торчать осколок. Из-за этого у меня болит и опухло все лицо и горло наполовину закрылось.

Этот физический гнет весьма усиливает способность к мышлению и тем самым силу абстракции, ибо, как говорит Гегель, чистое мышление, или чистое бытие, или ничто - тождественны147.

На ближайшие десять дней строгость изоляции еще более усилена.

Писать в таком состоянии я, разумеется, не могу. А между тем вексель в 50 фунтов на Дана, учтенный два с половиной месяца тому назад, до сих пор еще не вполне отработан; так как у моей жены еще до ее болезни были всевозможные нервные недомогания, я не мог регулярно посылать корреспонденции и оказался в очень стесненном положении. Прошу тебя поэтому, по крайней мере в течение ближайших двух недель, писать по возможности чаще.

При нынешних обстоятельствах следовало бы, вероятно, написать моей старухе*, но с тех пор, как она благодаря браку дочери впустила к себе в дом прусского унтер-офицера**, она прекратила со мной всякие сношения из-за некоторых моих замечаний. Натиск кредиторов со всех сторон отчаянно усилился. Большая часть 10 фунтов ушла на то, чтобы утихомирить, по крайней мере, некоторых. Я не писал бы тебе об этом, ведь ты и без того делаешь больше, чем можешь, но как быть, что делать? Вдобавок я не могу ничего предпринять, ибо, как это ни странно (вероятно, это объясняется улучшением), не могу выходить из дому: именно теперь, когда я должен видеть жену как можно меньше (ей этого, разумеется, сказать нельзя), она требует, чтобы я все время был при ней.

Аллен полагает, что она не справилась бы с болезнью, если бы оспа не была ей привита два раза. При теперешних обстоятельствах он даже оспу считает за счастье. Ее нервное состояние, сказал он мне вчера, было таково, что эту болезнь он предпочитает нервной горячке или чему-нибудь в этом роде, что непременно случилось бы.

Бедные дети очень беспокоятся. В пятницу Аллен сделает прививку им и всей семье Либкнехта.

«Господина Фогта» ты получишь, вероятно, в пятницу. Некоторая задержка произошла на прошлой неделе, так как я не мог вовремя просмотреть последние листы.


* - Генриетте Маркс, матери Карла Маркса. Ред.

** - Иоганна Якоба Конради, мужа сестры Маркса Эмилии. Ред.


92
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 НОЯБРЯ 1860 г.

Большое спасибо за вино. Еще до получения его Аллен прописал мне вино и, кроме того, другое лекарство, не столь приятное.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 73

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 3 декабря 1860 г.

Дорогой Мавр!

Благодаря бог весть как сложившимся обстоятельствам я за последний месяц вынужден был брать так много денег, что теперь безусловно должен переждать несколько дней. По возможности я отправлю тебе завтра один фунт, а через несколько дней, когда это снова станет возможным, больше. Во всяком случае, в течение некоторого времени мне придется брать сразу лишь небольшие суммы; сейчас мне важно показать Эрмену, что я будто бы живу по средствам (чего я в прошлый балансовый год не делал); это - одно из средств при переговорах, и я ни в коем случае не должен его лишиться. Будь у меня какой-нибудь предлог - я бы попытался одолжить у Гумперта 5 фунтов на две недели, но мне это не удастся, не открыв ему настоящей причины. Да я и не знаю, водятся ли у него деньги в это время года. Я очень хорошо знаю, в каких ты тисках, и сделаю все, что смогу, - но 10 фунтов, которые я послал тебе на днях, уже записаны авансом на декабрьский счет, так что и этот месяц уже сильно переобременен. Однако завтра ты непременно что-нибудь получишь.

Я собирался написать для тебя сегодня вечером статью (в минувшую пятницу у меня был так воспален глаз, что о писании при газовом освещении не могло быть и речи), но только что пришел Семере, который кланяется тебе, и сегодня это тоже отпадает. Постараюсь по возможности написать завтра вечером.

Экземпляры книги* получил. Вещь эта превосходна. Особенно главы «Исследования» и «Агентура»; это сокрушительно. Об остальном подробнее в другой раз. Большую часть экземпляров уже роздал.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


93
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5 ДЕКАБРЯ 1860 г.

74

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 5 декабря 1860 г.

Дорогой Мавр!

Прилагаю, наконец, пресловутый почтовый перевод на 2 фунта, адресованный на Черинг- Кросс; я не знал более близкого почтового отделения, производящего денежные операции, укажи мне какое-нибудь для дальнейшего.

Лупус специально просил сказать тебе прежде всего, что особенно ему понравилось, как ты разделался с Эдуаром Симоном. Чем больше я читаю книгу*, тем больше она мне нравится. Но ужасны опечатки и описки. Один раз сказано русский император вместо австрийский.

Плохо также, что все иностранные слова, написанные твоей женой латинскими буквами, латинским шрифтом и напечатаны. Так делается во всех заграничных типографиях, и чтобы этого не случилось, надо делать специальное предупреждение.

Но с твоей стороны упущение, что ты не делал резюме. Например, в конце двух глав: «Бюрстенгеймеры» и «Серная банда»; затем в конце «Полицейщины», в конце всей части, посвященной личным делам (то есть перед «Исследованиями»), и еще в других местах резюме были бы уместны, чтобы филистер получил ad oculos** цельное впечатление. Это увеличило бы размеры всего на четыре страницы, но очень усилило бы эффект от книги, в которой материал и масса имен, филистеру более или менее неизвестных, несколько подавляют; в то же время это подчеркнуло бы художественность всего плана книги, очень хорошего.

Как здоровье твоей жены?

Твой Ф. Э.


* К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

** - наглядно. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


94
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 ДЕКАБРЯ 1860 г.

75

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 5 декабря 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Большое спасибо за статью148.

Здоровье моей жены гораздо лучше, и мне кажется, что вино помогает ей больше всякого лекарства. Только по ночам она еще очень мучается из-за нервного перенапряжения и бессонницы, иногда даже бредит.

Не напишешь ли ты до субботы еще одну статью, может быть, помеченную Берлином, о моем процессе? Когда я нахожу неудобным писать передовицы, я помечаю статьи Берлином, Парижем и т. д. Такого рода корреспонденции легче проходят.

Разве ничего нельзя сказать о китайской войне или о вооружении армии Бонапарта и т. д.149?

«Идей» у меня в данный момент нет решительно никаких и ни о чем, зато «отвратительная» головная боль.

Дети, бедняжки, все еще живут в ссылке*. Я послал им в утешение пару бутылок вина.

Маленькая** увидела позавчера, как я проходил мимо дома Либкнехта, и крикнула мне в окно: здравствуй, старина!

Кстати. Как только Фрейлиграт узнал о болезни моей жены (не зная, разумеется, что это за болезнь), он, разумеется, написал мне «трогательное» письмо. Но когда я ему послал «Господина Фогта», - разумеется (ты видишь, сколько у меня идей, когда слово «разумеется» трижды попадается в трех строках), с дружеской надписью, - а он мне написал по какому-то другому поводу, то он забыл даже словом обмолвиться о книге, по крайней мере засвидетельствовать получение ее. Чтобы затушевать это, он сделал в конце письма приписку: «очень спешу». Мне кажется, некоторые части книги довели его до белого каления. Вопервых, из-за его «нескромности» относительно Фогта, но главным образом из-за Фази. Он собирается весной переехать в Женеву. Спрашивается, не станут ли ему поперек дороги разоблачения фазиевской грязи?

Блинд, заказавший у Печа экземпляр еще в четверг, получил его только вчера. В Лондоне вещь не была выпущена в продажу раньше из опасения, как бы г-н Альбертс из прусского посоль-


* См. настоящий том, стр. 87-88. Ред.

** - Элеонора Маркс. Ред.


95
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 ДЕКАБРЯ 1860 г.

ства не успел предупредить Берлин прежде, чем туда придет тюк с экземплярами моей книги. В Лондоне, разумеется, много шумят насчет «недостойной» манеры моих нападок. Вчера было заказано двенадцать экземпляров паршивцем Трюбнером.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 76

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 6 декабря 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Большое спасибо за 2 фунта. Ближайшее отделение - это почтовое отделение, производящее денежные операции на Кэмден-таун.

Относительно отсутствия резюме ты вполне прав. Они были первоначально, но я вычеркнул их, когда увидел, что штука незаметно очень разрастается. Напечатанная обычным способом, эта вещь* составила бы очень толстый том. Впрочем, ты увидишь, что в главе XI «Процесс» вся личная сторона дела так вдалбливается филистеру, что он во всю свою жизнь не забудет этого.

Что касается мосье Эдуара Симона, то эта собака в своей грязной статье (со злобой переводя слово «шпион» Техова) назвал тебя «постоянно занятым шпионом»150. Тогда я решил проучить этого прохвоста, так как оскорбления по твоему адресу злят меня еще больше, чем направленные против меня.

Впрочем, к слову сказать, как только Лупус одолеет книгу, я буду рад, если он сам напишет мне пару строк. Главное развлечение моей жены - письма по этому поводу. В общем ее здоровье улучшается, но медленно.

Г-н филистер Фрейлиграт, эта «бездушная вестфальская морда»**, написал мне вчера, между прочим, следующее:


* К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

** И. Фишарт. «Полное приключений грандиозное историческое повествование о деяниях и изречениях героев и господ Грангошира, Горгеллянтюа и Пантагрюэля», глава третья. Ред.


96
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 ДЕКАБРЯ 1860 г.

«Печ прислал мне твою книгу (отнюдь не брошюру). Большое спасибо! Судя по тому, что я уже успел прочесть, она, как я и ожидал, полна остроумия и злых шуток. Деталей такое обилие, что они несколько мешают составить общее впечатление. Разреши мне не входить в существо вопроса. Еще и по сей день я считаю прискорбным весь этот спор, и, как тогда, так и теперь, я стою в стороне от него».

Что ты скажешь о двух последних фразах? Негодяй еще раньше ведь знал о лжи Фогта и о подлости Блинда, видит теперь прямое доказательство этого и не хочет (о чем я его, кстати, вовсе не просил) «входить в существо вопроса». И он «стоит», «как тогда, так и теперь», «в стороне от этого спора». Мне что-то кажется, что он всего еще не прочел, а то бы он увидел, где он стоит. Секрет его близости с Блиндом (с Фогтом - Фази его, понятно, связывают коммерческие дела) мне теперь известен. А именно: во время шиллеровских торжеств Фрейлиграт напечатал свое стихотворение* в 20000 экземпляров, что обошлось в 40-60 фунтов.

На этом он собирался сделать дельце. Но продал меньше сорока. Поскольку спекуляция таким образом провалилась, нужно было теперь «подсунуть» шиллеровскому комитету эти расходы, как правильно выразился Печ. А для этого Блинд оказался покорным орудием. Отсюда «контрлюбезность» бездушной вестфальской морды.

В списке опечаток ты найдешь опечатки, отмеченные тобою. Первоначально список был в три раза длиннее. Но так как это плохо выглядит, то мы сократили его. Во всем виноват Хиршфельд; он - мокрая курица, не умеющая справиться со своим наборщиком. Печ ему больше ничего не дает печатать.

Привет.

Твой К. М.

Если тебе придет что-либо в голову, о чем можно написать военную брошюру в 1-3 листа, Печ был бы очень рад, так как он хочет теперь стать известным как «издатель». Он очень хороший парень.


* Ф. Фрейлиграт. «К шиллеровским торжествам. 10 ноября 1859 года. Гимн немцев в Лондоне». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


97
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 12 ДЕКАБРЯ 1860 г.

77

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 12 декабря 1860 г.

Дорогой Энгельс!

Большое спасибо за статью151.

Заметка в «Neue Preusische Zeitung» (за вычетом ее собственных комментариев) есть не что иное, как параграф, взятый из «Londoner Lithographierte Korrespondenz» (Шлезингера); она обошла, за немногими исключениями, все немецкие газеты, большей частью под рубрикой «Лондон».

Объявления в сокращенном виде помещены только в газетах, выходящих в Англии. В немецких же газетах прибавлено еще оглавление152.

Посылаю тебе объявление из «Buchhandlerborsenblatt»*, составленное самим Печем. Известный «политический деятель», о котором он говорит в конце объявления, это - великий Л. Бухер, высказывавшийся в этом смысле перед Боркхеймом.

Анонсы в немецких газетах появились, должно быть, только на этой неделе - несколько позже поступления самой книги - для того, чтобы не привлечь внимания пруссаков (из-за «Процесса»).

Объявления посланы в: «Allgemeine Zeitung», «Breslauer Zeitung», «Bund» (Берн), «Deutsche Allgemeine»**, «Frankfurter Journal», «Hamburger Nachrichten», «Freischutz», «Reform», «Karlsruher Zeitung», «Kolnische Zeitung», «Konigsberger Hartung»***, «Mannheimer Journal», «National-Zeitung», «Neue Preusische Zeitung», «Publicist», берлинскую «Volks-Zeitung», «Ost-Deutsche Post», «Presse», «Rostocker Zeitung», «Schwabischer Merkur», «Trier'sche Zeitung», «Zeitung fur Norddeutschland », «Neue Zurcher Zeitung», «Neue Suddeutsche»**** (Мюнхен), «Morgenblatt», «Wochenschrift des Nationalvereins», «Deutsches Museum», «Illustrirte Zeitung», «Ausland» (Аугсбург), «Historische Deutsche Monatsschrift» (Брауншвейг).

«New-Yorker Staatszeitung», «New-Yorker Criminal-Zeitung», «New-Yorker Abendzeitung».


* - «Borsenblatt fur den Deutschen Buchhandel». Ред.

** - «Deutsche Allgemeine Zeitung». Ред.

*** - «Konigsberger Hartungsche Zeitung». Ред.

**** По-видимому, имеется в виду «Suddeutsche Zeitung». Ред.


98
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 12 ДЕКАБРЯ 1860 г.

«Times», «Athenaeum», «Critic», «Saturday Review», «Illustrated News», «Manchester Guardian

», «Hermann».

Экземпляры посланы, в частности, Котте, в «Reform», Дункеру, шесть штук Зибелю; разосланы по различным английским редакциям («Saturday Review», «Athenaeum», «Critic», «Illustrated News»); Ломмелю, Брассу, Фишелю. Всего разослано больше пятидесяти даровых экземпляров, из них лишь немногие в газеты.

В Лондоне продан до сих пор 41 экземпляр.

Nota bene. «За кулисами» Ломмеля хорошо раскупаются теперь в Германии. Есть заказы даже из Риги.

Бухер (пишет статьи в приложении к аугсбургской «Allgemeine Zeitung», например, о Персиньи и Пальмерстоне) обещал Боркхейму дать критику в «Allgemeine Zeitung». Боюсь, что Бискамп опередит его.

Либкнехт дал объявления и обширные выдержки в четырех немецко-американских и четырех англо-американских газетах. Он пишет теперь для последних через один литографированный бюллетень.

«Господин Фогт» печатает корреспонденции за своей подписью в нескольких американонемецких захолустных листках. Ругает «Бонапарта»*. Заявил, что моя книга никогда не будет опубликована.

Жене моей значительно лучше. Но дети смогут вернуться, вероятно, только через две недели. Сам я вынужден проводить с женой почти целый день и чувствую себя совсем неважно. Но это уладится, когда она снова придет в более нормальное состояние.

Аллен уже неделю тому назад отменил бордо и прописал портвейн. Было бы хорошо, если бы ты мог послать мне еще несколько бутылок портвейна.

Библиотека моя пришла153. Она пока в таможне, так как таможенные чиновники еще не решили, могу ли я получить ее беспошлинно.

Угадай, как проник я в тайну Людвига Симона? (См. приложение 16с154).

Поклон Лупусу.

Твой К. М.


* К. Маркс. «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


99
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 18 ДЕКАБРЯ 1860 г.

78

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 18 декабря 1860 г.

Дорогой Мавр!

Кроме Семере, в воскресенье приехал еще ко мне мой зять*. Семере уехал сегодня в Ливерпуль, может быть, вернется еще сюда; зять мой уезжает завтра. Таким образом, я не был в состоянии написать статью. К субботе постараюсь написать что-нибудь об Австрии**.

Лично Семере очень милый парень, с австрийским добродушием, а в Венгрии, в революционное время, он, может быть, был и энергичным, решительным и проницательным; однако, вне своей страны с его познаниями и идеями, конечно, далеко не уедешь; я, по крайней мере, не смог выжать из него чего-либо особо дельного. Комично, что он выступал в своей брошюре*** в бонапартистском духе, а теперь снова совершенно переменился. Между прочим, он спросил меня, какого я мнения о следующем предложении: что бы я сказал, если бы дела сложились так, что, при распадении империи, Габсбурги остались только королями Венгрии, а немецкая Австрия вернулась бы в состав Германии? На это я, разумеется, ответил ему, что такое решение вопроса было бы для нас вполне приемлемым, и мы с удовольствием подарили бы венграм всю эту разбойничью шайку. Его сделки с вином здесь очень удались; рекомендация Кобдена и знакомства, которые он завел у Кобдена в Париже, очень облегчили ему дело.

При малейшей возможности пошлю тебе завтра снова два фунта; сегодня, к сожалению, уже слишком поздно.

Поклонись своей жене, которая, надеюсь, поправляется, и девочкам.

Твой Ф. Э.

Кстати о портвейне! Сейчас у меня нет ничего подходящего. Постараюсь отыскать завтра что-либо хорошее и сейчас же вышлю.


* По-видимому, Эмиль Бланк. Ред.

** Ф. Энгельс. «Австрия. - Развитие революции». Ред.

*** Б. Семере. «Венгерский вопрос в 1848-1860 годах». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


100
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 18 ДЕКАБРЯ 1860 г.

79

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 18 декабря 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Жене моей значительно лучше. Аллен полагает, что дети смогут вернуться в воскресенье или понедельник - двойное хозяйство не только очень неудобно, но и дорого. Тогда я снова начну сам писать корреспонденции в «Tribune», которая за пять недель получила всего две статьи155. Если можешь, напиши еще одну до субботы.

Вот уже два дня, как я лежу в постели и принимаю лекарства, но Аллен говорит, что ничего серьезного нет и что через 3-4 дня я поправлюсь. Это последствие возбуждения и т. д.

Что касается твоего мнения о Семере, то совсем по секрету сообщу тебе, что я его вполне разделяю. Самое комичное, что это я, иронически, сделал ему предложение, чтобы они взяли Габсбургов себе и сделали Пешт местом последнего прибежища для них*.

Привет.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 99. Ред.

** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 98. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 80

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 19 декабря 1860 г.

Дорогой Мавр!

Прилагаю 2 фунта на Кэмден-таун.

Чем больше я читаю книгу**, тем труднее мне представить себе, как Фогт выпутается из этой истории, которая «никогда не будет опубликована»***. 41 экземпляр в Лондоне за пару


101
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 ДЕКАБРЯ 1860 г.

дней - это очень много; теперь, вероятно, продано еще больше. Это, конечно, лучшее полемическое произведение, какое ты когда-либо написал; его стиль проще, чем в «Бонапарте»*, и все же, там, где это нужно, оно так же эффектно.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс. «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 81

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 19 декабря 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Спасибо за 2 фунта; я послал Ленхен за ними в почтовое отделение.

Аллен полагает, что у моей жены не останется никаких следов оспы. Она, разумеется, еще больна (а ведь при выздоровлении больные становятся более беспокойны и нетерпеливы), но течением болезни Аллен вполне удовлетворен.

Что касается меня (самым ужасным была бессонница), то уже сегодня - после нормально проведенной ночи - чувствую себя намного лучше и надеюсь через два, самое большее три дня быть снова здоровым.

Так как эту неделю я был слишком болен, чтобы выходить, то не знаю, как шла в Лондоне продажа книги**. Но Либкнехт рассказал мне, что лондонское Общество рабочих156 купило на этой неделе 6 экземпляров для своей библиотеки.

Циммерман из Шпандау (теперь адвокат в Лондоне), бывший депутат парламента, закадычный друг Фогта, прежде большой хулитель «Volk» и моей особы, давал на прошлой неделе, в присутствии адвоката Хёхстера (известен по Эльберфельду, теперь очень занятой адвокат в Париже), обед, на котором был и наш друг Рейнлендер. Циммерман заявил: Блинд окончательно скомпрометирован. Что касается Фогта, то он не хотел верить в его продажность, хотя легкомыслие и тщеславие этого господина ему известны. Но теперь моя книга убедила его, что Фогт самый обыкновенный «шпион», только размерами жалованья отличающийся от заурядного шпиона и т. д. Он


102
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 ДЕКАБРЯ 1860 г.

(Циммерман) написал и своим знакомым в Швейцарии, чтобы г-н Фогт не сомневался насчет его мнения о нем.

Бухер написал Боркхейму, что доказательства против Фогта вполне основательны. Кроме того, моя книга уничтожила все «предрассудки, которые у него были насчет агитационной деятельности Маркса». В обоих этих аспектах он высказал свое мнение в кругу камберуэллского купечества (которому он читает лекции по истории немецкого права), а также написал об атом «влиятельным лицам в Германии».

Мнения Циммермана и Бухера важны из-за здешних филистеров.

За время своего испытания - за последний месяц - я читал всякую всячину. Между прочим, книгу Дарвина о «Естественном отборе»*. Хотя изложено грубо, по-английски, но эта книга дает естественноисторическую основу для наших взглядов. Напротив, «Человек в истории» А. Бастиана (три толстых тома, автор - молодой бременский врач, совершивший многолетнее кругосветное путешествие), с его попыткой «естественнонаучного» объяснения психологии и психологического объяснения истории, - плохо, сбивчиво, бесформенно.

Единственно, что хорошо, это - сообщаемые местами этнографические курьезы. К тому же написано с большими претензиями и ужасным языком.

Кстати! Насчет Людвига Симона ты должен постараться угадать, как напал я на след кроткой Кунигунды**.

Лассаль, от которого я несколько недель тому назад получил письмо, очень болен. У него была не подагра, а воспаление кости? Пишет, что издает у Брокгауза «большой и важный труд» в двух томах***. Семнадцать часов он - в постели, три часа на ногах и занят корректурой «большого и важного». Думаю, что книга против Фогта, которую я ему послал, вряд ли пригодна для облегчения его боли. Но что делать, если он берлинский «идеальный политик»?

Писал ли я тебе уже, какова «грубоматериальная подоплека» близости Фрейлиграта и студиоза Блинда****?

Привет.

Твой К. М.


* Ч. Дарвин. «О происхождении видов путем естественного отбора». Ред.

** См. настоящий том, стр. 104. Ред.

*** Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав». Ред.

**** См. настоящий том, стр. 96. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


103
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 ДЕКАБРЯ 1860 г.

82

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 23 декабря 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Большое спасибо за вино и 5 фунтов. Моя жена находит портвейн превосходным.

С сегодняшнего дня я снова чувствую себя здоровым.

Кейль пишет из Лейпцига, что сейчас же по прибытии книги* было продано 120 экземпляров.

Рихтер из Гамбурга (из «Reform») пишет, что на нее большой спрос.

Жена моя шлет тебе поклон.

Твой К. Маркс


* К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 83

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 26 декабря 1860 г.

Дорогой Фредерик!

Из прилагаемой вырезки объявления о «Господине Фогте» в «Genfer Grenzpost»157 уже по колоссально крупному шрифту видно, какова любовь Брасса к Фогту. Вообще в последних пяти номерах «Grenzpost» имеются очень хорошие статьи.

В Лондоне, как сказал мне вчера Печ, до сих пор продано 80 экземпляров. Зато он жалуется, что в Манчестере - «так-таки решительно ничего».

В немецких газетах, насколько я знаю, до сих пор не появлялось ничего, за исключением «Reform», которая дала ряд заметок (благожелательных158) и обещала на следующей неделе длинную статью. Курьезно вышло с аугсбургской «Allgemeine Zeitung». Она получила две обстоятельные критические статьи: одну - от паршивца Бискампа, другую, для приложения - от г-на Л. Бухера. Но до сих пор ни слова. Однако посмотрим.


104
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 ДЕКАБРЯ 1860 г.

Итак.

1. Л. Симон*. Книга была уже почти совершенно готова, когда я однажды, поздним вечером, отправившись к Хиршфельду из-за корректуры, забежал сначала на минутку в Сити в контору друга Рейнлендера. Он с весьма веселым видом рассказал мне, что из Парижа приехал в Лондон молодой Хёхстер (сын адвоката) и поступил здесь в одно предприятие. Рейнлендер знал Хёхстеров, отца и сына, очень хорошо еще со времен Парижа. Молодой Хёхстер, которого я впоследствии как-то видел у Рейнлендера, - безобидный малый, без всяких политических не только взглядов, но даже представлений. Он был служащим у банкира Кёнигсвертера** или у кого-то в этом роде (в данный момент я не вполне точно помню эту известную бонапартистскую фамилию), где Людвиг Симон был старшим конторщиком. Рейнлендер расспросил Хёхстера о кроткой Кунигунде. Ах, сказал тот, мы в конторе его не любим. Хотя он и старший в конторе, он так труслив, что шагу не сделает без хозяина, мало понимает в деле, раздражителен, а кроме того большую часть своего времени занимается политикой. Знаменитый Э. Абу бывает у него почти каждый вечер, работает с ним вместе; я сам видел, как они просматривали корректуру одного из своих совместных произведений. Из перекрестного допроса, учиненного Рейнлендером, выяснилось, что этим совместным трудом является «Пруссия в 1860 году»***. В бонапартистской конторе Кёнигсвертера Людвиг Симон вроде как хвастался своими отношениями с Э. Абу, и далекий от всяких подозрений молодой Хёхстер, в политике новорожденный младенец, полагал, что он рассказывает Рейнлендеру нечто весьма лестное для Л. Симона. Самое забавное, что впоследствии на обеде у Циммермана (куда Хёхстер-младпшй не был приглашен) Рейнлендер с самым наивным видом спросил старого Хёхстера, что он думает о моих разоблачениях в отношении Л. Симона?

Хёхстер-старший заявил, что он уже много лет принципиально не занимается больше политикой, которая уже два раза разоряла его, но мои разоблачения кажутся ему невероятными.

Однако Рейнлендер настаивал, что у меня есть очень «верный» источник.

2. Блинд отомстил самым страшным образом. Он заявил, что прекращает свои дела с Печем и компанией. Такова «месть слепого человека»****. Старый Жижка!


* См. настоящий том, стр. 98 и 102. Ред.

** Имеется в виду банкир Кёнигсвартер. Ред.

*** Э. Абу. «Пруссия в 1860 году». Ред.

**** Игра слов: Blind - фамилия, «blind» -«слепой». Ред.


105
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 ДЕКАБРЯ 1860 г.

3. О Фрейлиграте, - который будет сегодня наслаждаться пластырем, налепленным тобою на его бездушную морду, - и о материальной подоплеке их близости с Блиндом, если не ошибаюсь, я писал уже ранее*. Вот точно, как обстояло дело.

Во время шиллеровских торжеств (1859) благородный поэт предложил через своего агента Блинда небезызвестную тебе кантату** первоначально дирекции Хрустального дворца.

Дирекция должна была уплатить ему наличными 40 ф. ст. за разрешение напечатать знаменитую кантату и продавать ее в Хрустальном дворце в день шиллеровского торжества. Право дальнейшего распространения меркантильный поэт оставил за собой. Дирекция вежливо поблагодарила за любезность и предложила г-ну Фрейлиграту заняться самому продажей своей кантаты.

Тогда благородный муж, по-видимому, уже за собственный счет, дал напечатать Хиршфельду 20000 экземпляров этой дряни. Издержки производства составили 40 фунтов. По плану благородного поэта половина выручки предназначалась для шиллеровского учреждения, вторая же половина - его propriis laribus***, так что за вычетом издержек (цена за экземпляр была 6 пенни) поэт для себя самого рассчитывал на чистую прибыль в 210 ф. ст., а сверх того протрубил бы еще по всей Германии о своем великодушии.

Но расчет был сделан без хозяина. Во всей Англии разошлось, может быть (всегонавсего), несколько сот экземпляров, и то при сильном нажиме на ряд лиц.

Итак, дела были крайне плохи. И тут-то Блинд начал орудовать с утра до вечера и с вечера до утра, чтобы принудить лондонский шиллеровский комитет к уплате расходов по печатанию, что ему, наконец, после ожесточенных споров и удалось. Hinc illae lacrimae****.

Всю кучу находящихся на складе экземпляров Фрейлиграт передал для сбыта своему слепому другу, и сей неутомимый плутишка с помощью интриг устраивает еще в ноябре (1860) в Лондоне собственное шиллеровское торжество только для того, чтобы сбыть фрейлигратовскую макулатуру. Неудивительно, что Фрейлиграт, как прежде, так и теперь, «стоит близко» к своему Блинду*****. Фрейлиграт лучше всякого


* См. настоящий том, стр. 96. Ред.

** Ф. Фрейлиграт. «К шиллеровским торжествам. 10 ноября 1859 года. Гимн немцев в Лондоне». Ред.

*** - домашним богам. Ред.

**** - вот отчего эти слезы (Публий Теренций. «Девушка с Андроса», акт I, сцена первая). Ред.

***** Ср. настоящий том, стр. 96. Ред.


106
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 ДЕКАБРЯ 1860 г.

другого разбирается в своих личных выгодах, и для него торгашеские интересы (включая сюда, разумеется, и поэтическую славу) прежде всего.

Упомяну еще об одном очень характерном для Блинда фарсе, разыгранном им при данных обстоятельствах.

Не предупреждая друга Фрейлиграта и друга Кинкеля, глубокомысленный Блинд втихомолку (из известного стофунтового фонда) дал напечатать кое-что предварительное или предварительное кое-что о Шиллере и Блюме. Поутру, в половине восьмого, когда еще все спали сном праведников, он поставил у входа во дворец* ящик со своей «радикальной листовкой». Одолженные у «Morning Advertiser» рассыльные были поставлены около ящика, и каждому посетителю совали в руки эту мазню. Если кто-нибудь осведомлялся о цене, то, в зависимости от его внешнего вида, с него взималось то 6 пенни, то 3 пенни, вплоть до одного пенни. А кто не спрашивал, тот получал эту мазню даром. Итак, еще раньше, чем дошла очередь до кинкелевской речи или фрейлигратовской кантаты, баденский хитрец сумел, выскочив вперед, всем встречным и поперечным навязать свой хлам.

Привет. Дети снова дома. Поклон Лупусу.

Твой К. М.

Спасибо за статью**.


* Имеется в виду Хрустальный дворец. Ред.

** Ф. Энгельс. «Австрия. - Развитие революции». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913 и. полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXII, 1929 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 84

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 27 декабря 1860 г.

В страшной спешке.

Дорогой Энгельс!

Только что пришло письмо от И. Ф. Беккера из Неаполя. Он просит Боркхейма послать немедленно для Гарибальди:


107
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ДЕКАБРЯ 1860 г.

1. «По и Рейн»*. (У меня есть еще один экземпляр, который я нашел у Печа. С этим, стало быть, все в порядке.) 2. «Савойю, Ниццу и Рейн»**. (Мой экземпляр давно послан Шили. Надеюсь, что у тебя найдется хотя бы один, который прошу послать сейчас же почтой С. Л. Боркхейму, 44, Mark Lane, City, London.) 3. «Господина Фогта»***.

Привет.

Твой К. М.


* Ф. Энгельс. «По и Рейн». Ред.

** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

*** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwehsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. II, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


108

1861 год 85

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 3 января 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Я куда-то засунул твое письмо, полученное сегодня утром, и потому не могу вспомнить, сколько должна стоить пересылка Печу «Разоблачений»*. Хранившаяся у меня часть экземпляров отправлена ему еще на прошлой неделе159.

От Зибеля было письмо. Он только что возвратился в Эльберфельд из своего свадебного путешествия в Париж. Роздал 6 экземпляров, заказывает еще 6**. Было бы хорошо, если бы ты дал ему некоторые указания относительно того, как поместить объявление.

Тоби*** испустил во «Freischutz» долгий отчаянный вопль160.

Самая досадная опечатка (не отмеченная) в «Господине Фогте» - это 3 или 4 раза упоминаемый «Национальный совет» вместо «Совета кантонов». Я самым решительным образом распорядился через Печа сообщить об этом в «Genfer Grenzpost».

Смерть прусского короля**** очень кстати. Что скажешь ты на этот счет?

Жене с каждым днем лучше, хотя она еще очень слаба. Я в субботу опорожнил последнюю склянку лекарства.

Борхардта надо еще взгреть*****.

Привет.

Твой К. М.


* К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов»». Ред.

** Имеется в виду памфлет К. Маркса «Господин Фогт». Ред.

*** - Мейен. Ред.

**** - Фридриха-Вильгельма IV. Ред.

***** См. настоящий том, стр. 473. Ред.


109
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 ЯНВАРЯ 1861 г.

Вся семья просит передать тебе самый сердечный привет и наилучшие пожелания по случаю Нового года. Пишу кратко, так как здесь мой шурин и сестра*. Завтра они уезжают на мыс Доброй Надежды.


* - Иоганн Карл и Луиза Юта. Ред.

** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

*** Э. Мейен. «Новое разоблачение Карла Фогта К. Марксом». Ред.

**** Речь идет о памфлете Маркса «Господин Фогт». Ред.

***** - «Kolnische Zeitung». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 86

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 7 января 1861 г.

Дорогой Мавр!

«Разоблачения»** сегодня или завтра будут отправлены отсюда франко-Печ. Было бы лучше всего, если бы он наклеил на обложку книг ярлычок с надписью: Лондон, «А. Печ и К°», 1861 г., чтобы знали, где это можно приобрести.

Не можешь ли ты достать для меня отчаянный вопль Тоби***?

Зибелю я пишу.

В немецких газетах, за исключением «Kolnische Zeitung», все еще ни одного объявления**** - это все же странно.

Наши старые враги не избежали заслуженной ими участи.

Главным редактором в бозе почившей газеты «Strasburger Korrespondent» состоял, согласно сообщению аугсбургской «Allgemeine Zeitung», «некий г-н Вольферс из Кёльна» - достопочтенный Вольферс из газеты Дюмона*****. Не можешь ли ты заставить Бискампа сообщить это аугсбургской «Allgemeine Zeitung», а также и то, что субъект этот вовсе не уроженец Рейнской провинции, а паршивый бельгиец?

Шванбек издох в припадке белой горячки. Добропорядочный Брюггеман пропал без вести и забыт, а Вольферс открыто состоит на содержании у Бонапарта - чего тебе еще надо?

Король Вильгельм I теперь, пожалуй, также не преминет порядком осрамиться. Когда он говорит берлинцам, что произошло много нежелательного, то при этом, очевидно, имеет


110
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 ЯНВАРЯ 1861 г.

в виду вынужденную отставку Штибера. Кстати! Еще один «приятель» - птица Грейф*, по сообщению «Neue Preusische Zeitung», слег от тяжелого апоплексического удара.

Хорошее предзнаменование, когда громы небесные обрушиваются на эту публику. Что смена царствования так славно идет рука об руку именно с австрийской революцией161 - это замечательно. Даже «Wochenschrift des Nationalvereins» заявляет теперь, что если Пруссия как следует не поторопится, Австрия станет во главе Германии. В Австрии дела идут превосходно. Этому как нельзя более благоприятствует столь упрямый в своей нерешительности осел Франц-Иосиф. События развиваются великолепно, они захлестнут г-на Бонапарта точно так же, как и милейшего Франца.

В Северной Америке дело также становится интересным. С рабами, должно быть, дело обстоит очень скверно, если южане решаются на такого рода рискованную игру162. Малейшего партизанского вторжения с Севера достаточно, чтобы все было охвачено пламенем. Во всяком случае рабству, так или иначе, очевидно, скоро будет положен конец, а затем такая же участь ожидает и производство хлопка. Как это отразится на Англии, - скоро будет видно. И во времена столь мощных движений этот осел Бонапарт надеется еще долго ловить рыбу в мутной воде!

Большой привет.

Твой Ф. Э.


* Игра слов: Greif - фамилия, «Greif» - «гриф». Ред.

** Э. Мейен. «Новое разоблачение Карла Фогта К. Марксом». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 87

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 8 января 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Отчаянный вопль Тоби** я сам лишь бегло просмотрел. Впрочем, на прошлой неделе я заказал через Печа два экземпляра, из них ты сможешь получить один.


111
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 8 ЯНВАРЯ 1861 г.

Нынешний адрес Зибеля: Карл Зибель-младший, Barmen (Kleine Wertherstrase, № 25).

Относительно «Разоблачений»* Печ уже поместил объявление в «Buchhandlerborsenblatt»**. Делать это в каких-либо других изданиях я ему запретил, считаясь с Шаппером.

Что касается объявлений книготорговцев о «Господине Фогте», то я их видел пока только в «Reform», «Publicist», «Freischutz» и «Grenzpost»***. Впрочем, Печ в моем присутствии должен был написать всем, кому следует, и загадка разрешится в течение ближайших дней.

Он полагает, что дело не в газетах, а в книготорговцах, которые откладывают объявления до рождественских и новогодних праздников. В газеты же объявления попадают всегда только через руки того книготорговца, который ведает распространением книг в данной местности.

Но посмотрим!

Ты видишь, до чего мне не везет. С прошлой среды (ровно неделю тому назад) у меня вместе с простудой и кашлем появилась колющая боль в области печени, так что я не только при кашле, но и при каждом повороте туловища из стороны в сторону испытывал физическую боль. Похоже, что это воспаление. Такого рода боль у меня впервые, хотя Аллеи неоднократно и настойчиво осведомлялся по поводу этого. На сей раз, - поскольку у меня и без того имеется ужасающий счет от доктора, наряду с кучей других счетов, - я лечил себя сам.

Лечение мое простое: не курить, принимать касторку, пить только лимонад, меньше есть, не пить ничего спиртного, ничего не делать, сидеть дома (так как холодный воздух немедленно вызывает кашель). Я еще не совсем понравился и довольно слаб. Спроси все же как-нибудь у Гумперта, что следует делать при таких острых приступах в случае их повторения. Аллена я спрошу, как только снова стану выходить и совершенно нормально себя чувствовать.

Привет.

Твой К. М.

Моя жена (она понемногу поправляется, но все еще очень слаба) и дети шлют тебе привет.


* К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

** - «Borsenblalt fur den Deutschen Buchhandel». Ред.

*** - «Genfer Grenzpost». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx», Bd, III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


112
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 11 ЯНВАРЯ 1861 г.

88

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 11 января 1861 г.

Дорогой Энгельс!

Вчера я получил прилагаемую записку, и, таким образом, должен немедленно уплатить комиссионерам за книги 2 фунта 5 шиллингов. Кроме того, доставка на дом будет стоить также еще около 10 шиллингов. От налога меня освободили. Разумеется, я не стал бы писать тебе об этой ерунде, если бы не dura necessitas* - у меня нет ни гроша.

Ниже следует копия пачкотни относительно «Господина Фогта», которую состряпал Г.

Бета по поручению Готфрида Кинкеля163.

Твой К. М.

Это - готфридовский Бета (Бетцих), бывший некогда редактором «How do you do?», издаваемого Друккером, и воинствующий готфридовский прихвостень в «Gartenlaube»164 и т. д.

Отъявленный мерзавец! Что за стиль и что за вздор!


* - суровая необходимость. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 89

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 18 января [1861 г.]

Дорогой Фредерик!

Ты должен извинить меня за то, что я до сих пор не известил тебя о получении 3 фунтов.

В понедельник у меня был новый приступ болезни, и поскольку во вторник мне не стало лучше, то пришлось опять прибегнуть к помощи Аллена, так что в данный момент я нахожусь под врачебным наблюдением. Движения, необходимые при писании, причиняют мне боль,


113
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 18 ЯНВАРЯ 1861 г.

потому я все и откладывал это письмо. Как видишь, я многострадален, как Иов, хотя и не столь богобоязнен.

Зибель, - он, по-видимому, очень дорожит своим временем, так как не пишет ни строчки, - прислал мне два номера «Kolnischer Anzeiger» с двумя небольшими благожелательными заметками о моей книге*. Объявление книготорговца помещено в приложении к аугсбургской «Allgemeine Zeitung» 1 января.

Желательно, чтобы ты прислал написанную по-английски, - Аллен предписывает мне еще по меньшей мере неделю воздерживаться от всякой писанины, - итак, написанную поанглийски небольшую статью для «Times» с критикой прусской амнистии165. При этом следовало бы подчеркнуть следующие основные пункты: 1) что эта амнистия является самой жалкой из всех (не исключая и австрийской), которые были где-либо объявлены со времени 1849 г. (мелочно, истинно по-прусски); 2) что о состоянии «либеральной» прусской прессы можно судить по тому, как она эту дрянь превозносит; 3) что амнистию по некоторым мелким проступкам - неповиновение жандармам, оскорбление должностных лиц и т. д. - объявляли в Пруссии всегда, при каждом новом вступлении на престол, и что данная амнистия не представляет собой в действительности ничего другого; 4) фактически все эмигранты, - следовательно все участники революции 1848-1849 гг., - из амнистии исключены. Тем из эмигрантов, которые «могли быть осуждены нашими гражданскими судами» и которым «разрешено беспрепятственное возвращение» (будто не всякий имел «законное» право в любой момент вернуться), обещают, что в отношении их министерство юстиции возбудит «надлежащим образом ходатайство о помиловании». В действительности этим обещанием ничего не гарантируется. Эта пошлая форма избрана якобы потому, что Пруссия является «правовым государством», в котором король, согласно конституции, не может приостановить никакого судебного следствия. Невероятно глупая комедия для государства, где, по признанию «Preusische Gerichts-Zeitung» (в Берлине), уже 10 лет не существует никакого права. Кроме того, ведь заочные приговоры могли бы быть сразу же отменены и уничтожены. Это кокетничание «правом» особенно примечательно в момент, когда Штибер, Грейф, Гольдхейм все еще находятся на свободе, как и Симонс, Мантёйфель и т. п.


* К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.


114
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 18 ЯНВАРЯ 1861 г.

5) Но главнее свинство, это - § 4 указа об амнистии, согласно которому все те, кто «могли быть впоследствии осуждены военными судами», должны прежде «просить о помиловании» у Вильгельма, после чего он «вынесет соответствующее решение на основании доклада, представляемого нашим военно-юридическим департаментом».

При этом надо учесть, что согласно прусскому положению о ландвере, редко какой прусский эмигрант окажется вне компетенции «военного суда»166; что «просьба о помиловании» предписывается в категорической форме и что за это унижение не обещано никакой определенной компенсации; наконец, что Вильгельм нуждается в «амнистии» гораздо больше, нежели любой эмигрант, так как ему, с точки зрения строгой законности, решительно не следовало лезть в Баден167 и т. д.

«Times», наверное, с величайшим удовольствием примет такого рода критику. Я послал бы эту статью одновременно и в другие газеты, подписавшись, конечно, только: «Прусский эмигрант». Одновременно написал бы частное письмо в редакцию.

Это - единственное средство воздать по заслугам прусским собакам и унтер-офицеру, их возглавляющему.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 90

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 22 января [1861 г.]

Дорогой Фредерик!

Сегодня я послал одновременно два экземпляра разъяснения по поводу амнистии* (один в «Times», другой в «Standard»). Что скажешь по поводу заявления Бухера и компании?168


* См. настоящий том, стр. 113, 117. Ред.


115
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22 ЯНВАРЯ 1861 г.

Ты видишь из прусской прессы, как Готфрид* снова пробирается на передний план с помощью газетной своры.

Объявление (книготорговца) о моей книге** появилось и в «Neue Preusische Zeitung». На этой неделе оно вновь разослано всем берлинским газетам. Собаки с той и другой стороны хотят похоронить книгу путем замалчивания.

Что касается моего состояния, то Аллен того же мнения, что и Гумперт. Но каково бы оно ни было, это весьма отвратительное состояние делает человека неработоспособным. При этом испытываю также физическую боль, хотя сегодня мне значительно лучше. Я еще лечусь, и Аллен навещает меня каждые три дня. Сегодня он опять заходил. Советует совершать прогулки верхом, переменить обстановку и т. д. Разумеется, я не могу сказать ему, где у меня слабое место. Я уже неоднократно подумывал, нельзя ли было бы мне через Боркхейма заключить сделку с каким-нибудь ссудным обществом, чтобы хоть немного привести в порядок свои дела, серьезно расстроенные из-за расходов, связанных с болезнью, отсутствием гонораров из «Tribune» и т. д. Но как только я уже совсем было решался на это, у меня снова душа уходила в пятки, так как Боркхейм - хвастун (при всех его хороших качествах) и изо дня в день, то есть при каждой встрече, рассказывает мне, сколько денег он роздал эмигрантам.

Был бы очень рад, если бы ты, когда только у тебя будет время и желание, присылал какую-либо статью. Я все еще неработоспособен. Особенно желательно, чтобы к субботе ты приготовил статью о французских вооружениях или вообще о делах во Франции.

Мне думается, что между Россией, с одной стороны, и Пруссией и Австрией - с другой, никакого союза не существует. Просто Россия, всегда стремящаяся обезопасить себя и с той, и с другой стороны, заключила с вышеуказанными державами определенные соглашения в Варшаве (относительно Польши и Дунайских княжеств)169, но совершенно несомненно, что она заключила новую сделку также и с Бонапартом на случай всяких других «возможностей».

Кстати. Будет, пожалуй, еще лучше, если ты напишешь о Шлезвиг-Гольштейне. Суть вопроса: подлое поведение берлинской прессы, постоянно кивающей на Австрию, которая будто бы «препятствует» Пруссии выступить против Дании. Теперь же, когда Австрия это разрешает, та же пресса кричит


* - Кинкель. Ред.

** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.


116
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22 ЯНВАРЯ 1861 г.

о «ловушках», предостерегает, требует сохранения мира и т. д.170 Смотри «Volks-Zeitung», «Kolnische Zeitung» и т. д. Задай-ка хорошенько берлинской прессе. Я часто делал так раньше в «Tribune». Но это следует всегда повторять.

Твой К. М.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 91

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 29 января 1861 г.

Дорогой Энгельс!

Если человеку не повезет, то уж как следует. В этом ты убедишься, прочитав прилагаемое письмо Дана. Вексель на 30 фунтов, выданный мною 10 декабря сроком на два месяца, они опротестовали и, кроме того, отказались на шесть недель от всяких корреспонденций. Вчера я, конечно, тотчас же побежал к Фрейлиграту. Чтобы он сам не пострадал, не остается никакого иного выхода, кроме одного: он должен попытаться где-нибудь пристроить вексель, выданный мною на самого себя сроком на 3 месяца. Как я тут вывернусь в дальнейшем, и сам не знаю, принимая во внимание, что налоги, школа, дом, лавочник, мясник, сам бог и черт не хотят дать мне ни малейшей отсрочки.

Что за низость со стороны Дана возвращаться при расчете со мной к временам кризиса 1858-1859 гг., когда лишь в виде исключения число корреспонденций было сокращено до одной статьи в неделю; это соглашение, впрочем, в свою очередь, с давних пор отменено per usum* и даже определенным письмом171. Затем он производит вычет за все статьи, которые не были напечатаны в течение прошлого года. С другой стороны, если даже исходить из его ложного представления и рассматривать соглашение 1858-1859 гг. как еще действующее, он опять-таки не имеет права лишать меня работы на полтора месяца. И тем не менее ничего с ними не поделаешь, так как я всецело


* - путем практики. Ред.


117
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 29 ЯНВАРЯ 1861 г.

от них завишу. Право, не знаю, как мне следует поступить, хотя давно уже видел, что кризис надвигается.

Прилагаю также письмо Лассаля. В этом своем письме он даже не вспоминает, какое впечатление произвела на него в свое время фогтовская дрянь*. Впрочем, лучше поздно образумиться, чем никогда. Что касается его намерения возобновить издание «Neue Rheinische Zeitung» - Гацфельдт, о которой посылаю тебе памятную записку172, располагает состоянием в 300000 талеров - то при теперешних условиях я ухватился бы и за эту соломинку. Но волны в Германии вздымаются еще не настолько высоко, чтобы вынести наш корабль. Это был бы с самого начала выкидыш.

Тоби** опять писал Боркхейму, спрашивая его, неужели он так-таки ничего не слыхал об истории с нашими 90 эмигрантскими фунтами. Германия-де меня презирает, отсюда и всеобщее молчание. Сам-де великий Л. Валесроде заявил, что на подобные низости никто не обязан отвечать, и т. д. Между прочим, ты оказал бы мне услугу, если бы ответил Боркхейму на его письмо - он ведь дал 12 фунтов на издание «Господина Фогта». В этом пункте он очень чувствителен.

Бухер и Родбертус, значившиеся в списке депутатов от Берлина, исключены из него возмущенными «малогерманцами» после опубликования их заявления173. Заявление плохое, но зато Бухер хорошо отделал Г. К. (Готфрида Кинкеля) в последнем номере «Hermann».

Г-н Колачек в письме обратился вчера за бесплатным экземпляром «Господина Фогта» для рецензии. Я ему послал. Довольно большой спрос на эту книгу в Петербурге и Риге, зато в Кёльне - никакого (продано, может быть, всего 6 экземпляров).

История, рассказанная Лассалем о Цабеле, хороша.

Привет.

Твой К. М.

Подлая «Times» не приняла твоей статьи об амнистии***. Точно так же и «Standard». Передай теперь статью в «Guardian»**** и пришли газету сюда, а я затем через Боркхейма помещу это в паршивом «Hermann» и еще где-нибудь.


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»»». Ред.

** - Мейен. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 113-114. Ред.

**** - «Manchester Guardian». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


118
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 31 ЯНВАРЯ 1861 г.

92

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 31 января [1861 г.]

Дорогой Фредерик!

Письмо с 10 фунтами получил, премного благодарен. Сейчас должен бежать из дому, чтобы прежде всего заплатить за газ и внести налог, иначе эти господа пришлют ко мне в дом брокера174. Как мне разделаться с другими собаками - об этом еще придется подумать.

Подробное письмо ты получишь от меня, как только прибудет твое завтрашнее письмо*.

Привет.

Твой К. М.

Прилагаю при сем памятную записку Лассаля.


* См. настоящий том, стр. 118-119. Ред.

** См. настоящий том, стр. 117. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 93

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 31 января 1861 г.]

Дорогой Маркс!

Боркхейму ответить трудно**. Здешние комиссионеры, закупающие товары для итальянского рынка, все продают туда сами, так что в заказчике из Лондона они усмотрели бы конкурента и приняли бы его в штыки. Рейс, Клинг и К° и А. С. Зихель - главные фирмы в этой отрасли, но мелких заказов они не примут.

Во всяком случае предупреди, чтобы тот, кто обратится к этим людям, не ссылался на меня; это было бы совершенно бесполезно и могло бы поставить меня в весьма нелепое поло-


119
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 ФЕВРАЛЯ 1861 г.

жение. Если заказ сколько-нибудь значителен и если хотят завязать регулярные сношения, то покупателю лучше всего явиться самому и обратиться прямо к фабрикантам. Для закупок у лондонских фирм имеется только одна «East India Trade»* и мелкие людишки, которых я не знаю.

Вот и все, что я могу пока сообщить.

Что это за господа, играющие роль подставных лиц, я решительно не знаю.

Твой Ф. Э.


* - «Восточно-индийская торговля». Ред.

** См. настоящий том, стр. 476. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 116. Peд.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 94

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 2 февраля 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Вчера получил от Фрейлиграта записку**, которая не улучшает положения вещей. Пиши мне немедленно, что следует предпринять?

Меня так осаждают со всех сторон, что я совсем потерял голову, и при том еще, к своему огорчению, вынужден докучать тебе всеми этими мелкими невзгодами.

Дана я написал; хотя он безусловно неправ с юридической точки зрения, надежды на успех все же мало***. Эти люди знают, что в них нуждаются, они же в данный момент не нуждаются ни в ком.

Ты хотел мне прислать «Nazione» с некоторыми письмами Мадзини. Забыл? На днях получишь от меня конфискованный номер «Courrier du Dimanche».

Бухер утверждает, - просил передать мне это через Боркхейма, - что его отзыв появится еще в «Allgemeine Zeitung». Как видишь, негодяй Блинд старается возможно чаще преподносить свое имя публике в качестве государственного мужа.


120
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 ФЕВРАЛЯ 1861 г.

Пакостная история с книгами обошлась мне в общем свыше 4 фунтов. Как удивительна судьба этой библиотеки!175

Что слышно о Зибеле? Его связи, по-видимому, все-таки крайне ничтожны.

Привет.

Твой К. М.

Тимм несколько дней тому назад рассказывал Печу, что «Господина Фогта» особенно злобно ругают в Манчестере. Брасс заказал себе новый шрифт специально ради того, чтобы иметь удовольствие печатать объявления о «Господине Фогте» - так они будут резче бросаться в глаза. Нельзя ли пристроить в Манчестере хоть один экземпляр «Grenzpost»*, - ведь там много швейцарцев?


* - «Genfer Grenzpost». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 95

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 4 февраля 1861 г.

Дорогой Мавр!

Сегодня могу написать тебе лишь пару строк. Если портной согласится учесть вексель за 35 фунтов в том случае, если я его трассирую, и так устроить дело, что платить придется не раньше июля или августа, то, так и быть, я трассирую его. Но я должен рассчитывать на абсолютное молчание, иначе могу поплатиться всем своим положением. Если Гумперт достал денег (я с пятницы его не видел), то мне удастся, может быть, уладить дело и без этого.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


121
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 ФЕВРАЛЯ 1861 г.

96

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 6 февраля 1861 г.

Дорогой Мавр!

Можешь сообщить Фрейлиграту, что его портной нам не нужен. Гумперт получил по своим счетам столько денег, что может ссудить мне большую часть нужной суммы с ежемесячной выплатой по 5 фунтов. Дело, таким образом, улажено. Фрейлиграт может в любой момент получить свои 30 фунтов; ему придется оплатить лишь расходы, которые я также возмещу ему в течение 24 часов после того, как он укажет их размеры. Он может, пожалуй, написать об этом прямо мне, - тебе же совершенно незачем больше беспокоиться по поводу всего этого дела. В дальнейшем будет видно, смогу ли я хотя бы часть этой суммы переписать на следующий финансовый год.

Возвращаю письма. Лишь после своего последнего письма я уяснил, что Дана считает, будто ты предъявил счет на 19 статей больше, чем напечатано. Тем не менее, вся эта история - гнусная подлость, и «Tribune» ведет себя, как настоящий penny paper*. Ее социализм сводится на деле к самому отвратительному надувательству, свойственному мелкому лавочнику.

Лассаль все тот же Исидор Б-Б**. Что это за политик, который воображает, будто он нанес министерству сокрушительный удар, если доказал его непоследовательность в таком пустяке. Недурные представления имеет он и о парламентарном строе и о том, что при нем считается правом и справедливостью. Этот человек неисправим. О чем только не будет идти речь в монументальном двухтомном сочинении***.

Во всяком случае самое большее, на что он оказался способен, так это полностью изменить свою позицию in re**** Фогта176. Что касается его газеты*****, то я на твоем месте посоветовал бы ему начать с еженедельника - в противовес «Preusisches Wochenblatt», «Berliner Revue», «Wochenschau des National vereins»****** и т. п. С 300000 талеров Гацфельдт, за которые оба они будут держаться весьма крепко, и с лукулловским


* - грошовый листок. Ред.

** - Берлинер Блау («Berliner Blau») -«берлинская лазурь». Ред.

*** Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав». Ред.

**** - относительно. Ред.

***** См. настоящий том, стр. 117. Ред.

****** - «Wochenscrift, des Nationalvereins». Peд.


122
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 6 ФЕВРАЛЯ 1861 г.

образом жизни этой дамы не связаны такие дополнительные доходы, которые позволили бы издавать ежедневную газету. Недостаток денег сказался бы скоро. Зато еженедельник такого рода обходится недорого и явился бы для нас недурным источником дохода. Разумеется, если Лассаль будет платить хорошо, то есть по-английски, иначе это ни к чему. Еженедельник был бы для нас очень важен и как орган.

Прусский унтер-офицер*, очевидно, крепко трусит. В каждой речи эта скотина заявляет о предстоящей борьбе не на жизнь, а на смерть.

Предназначавшуюся для «Tribune» статью о французских вооружениях** я в переработанном виде напечатал здесь в «Volunteer Journal»; возможно, еще сегодня вечером я разошлю дюжину экземпляров в разные газеты, - эта штука, пожалуй, вызовет сенсацию. Тебе также посылаю один экземпляр статьи; поскольку эти собаки в Нью-Йорке теперь не очень-то стремятся ее заполучить, да и вещь, кроме того, в значительной мере переработана, то повредить это не может. Моя брошюра выйдет на следующей неделе; остается лишь прочитать еще одну небольшую корректуру и написать предисловие177.

Бухер ведет себя, кажется, довольно прилично.

Сердечный привет твоей жене и детям.

Твой Ф. Э.


* - Вильгельм I. Ред.

** Ф. Энгельс. «Французские вооруженные силы». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritie Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т, XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 97

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 14 февраля 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Ты должен меня извинить, что я не ответил сразу на твое очень милое письмо. Тем временем ты, вероятно, уже получил письмо от филистера Фрейлиграта.


123
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ФЕВРАЛЯ 1861 г.

У меня было, да и сейчас еще имеется множество хлопот. Дело в том, что я намерен поехать в Голландию, чтобы привести в порядок свои здешние дела, иначе они меня совсем одолеют. Для этой поездки мне нужны две вещи: паспорт и деньги. И то, и другое я должен так или иначе раздобыть здесь. (Может быть, мне придется заехать в Ахен.)

Лассалю я еще не писал. Издание еженедельника было бы, пожалуй, наилучшим делом, но, с другой стороны, как сильно мы рискуем, принимая во внимание бестактность нашего друга, когда он будет сидеть там на месте, будучи главным редактором, и всегда, таким образом, иметь возможность посадить нас всех в лужу! Он, конечно, немедленно придаст газете характер партийного органа, а мы вынуждены будем нести ответственность за все его глупости и подорвем свое положение в Германии, прежде чем успеем его снова завоевать!

Об этом следует очень серьезно подумать.

Заговор молчания со стороны германской прессы существенно вредит распространению «Господина Фогта». Первые удачные шаги тем самым приостановлены. «Allgemeine Zeitung», кажется, почти решила не печатать рецензии также и Бухера. Во всяком случае, это выяснится в течение ближайших дней, так как далее она не может откладывать, если вообще собирается это напечатать. На Колачека можно рассчитывать.

Моя жена рекомендует тебе прочесть «Ганса Ибелеса» Иоганны Моккель, где Виллих фигурирует и т. д. под именем Вильдемана, г-жа фон Брюнинг изображена в лице Платонии, а прохвост Кинкель в образе Дон-Жуана. Об этой пачкотне я сам знаю лишь то, что рассказала мне жена. Она считает, что книга представляет несомненное доказательство того, что Иоганна Моккель выбросилась из окна вследствие несчастной любви. (Кстати, у моей жены лицо далеко еще не стало снова чистым, и это состояние продлится еще довольно долго.) Во всяком случае, недурно со стороны попа Кинкеля178, что он зарабатывает деньги на исповеди мертвой Моккель, продает ее Котте, чтобы вырученные деньги проживать вместе с Минной Вернер, уже принесшей ему ребенка. Попы - наиумнейшие люди. Правда, Иоганна Моккель была мало аппетитной женщиной, и от нее, вдобавок, дурно пахло, несмотря на все ее музыкальные грезы «Nazione» получил. Прекрасно. Также «Volunteer Journal». Однако твоей брошюры еще нет*.


* См. настоящий том, стр. 119, 122. Ред.


124
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 14 ФЕВРАЛЯ 1861 г.

Фогт никогда не простит Финке, что тот его так превзошел. Впрочем, прусские свиньи осрамились во многих отношениях. Сначала эти негодяи просят Бонапарта продолжать свое вмешательство в Гаэте; теперь они выступают вместе с Бонапартом и Россией за продолжение французской интервенции в Сирии179. Австрия и Пальмерстон - последний, конечно, для виду - высказываются против. А чего стоит все это хозяйничанье внутри страны! Эта мерзкая банда должна сгинуть.

Вильгельм Либкнехт оказался тоже почти на мели со своими американскими газетами.

Одна из газет*, для которых он писал, была разгромлена в Новом Орлеане.

Привет.

Твой К. М.


* По-видимому, имеется в виду «Deutsche Zeitung». Ред.

** Бюринг - олицетворявший собой во время оно пролетариат Фаухера, его фритредерских пролетариев - действительно гениальный изобретатель, но совершенно неделовой человек. Его самого поэтому постоянно надувают, а его изобретениями пользуются другие. (Примечание Маркса.)

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 98

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 27 февраля 1861 г.

Дорогой Энгельс!

Завтра я уезжаю, но с паспортом не на свое имя, а на имя Бюринга**, выданным для Голландии. Это стоило больших волнений, трудно было также раздобыть достаточно денег, чтобы вообще можно было выехать. Самым неотступным кредиторам пришлось выплатить небольшую сумму; от других (например, от бакалейщика) удалось добиться отсрочки, ссылаясь на американский кризис, но лишь при условии, что в мое отсутствие жена будет производить выплаты еженедельно. Кроме того, на следующей неделе она должна внести 2 ф. 18 шилл. налога.

Nota bene. Письмо моей жены (отослано примерно неделю тому назад), в котором она благодарит тебя за вино, ты, ве-


125
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ФЕВРАЛЯ 1861 г.

роятно, получил? Она немного обеспокоена, не попало ли оно в чужие руки. Дети также очень признательны за посылку. Пристрастие к вину они, кажется, унаследовали от отца.

Я, по всей вероятности, заеду и в Берлин - без паспорта, чтобы посмотреть, как обстоит дело с еженедельником* (Кстати! Вильгельма I в Берлине зовут «красавец-Вильгельм») и вообще чтобы взглянуть на всю эту дрянь.

Свинья Блинд опубликовал в последнем номере газеты «Hermann» письмо Мадзини к нему180. Эта навязчивая тварь, очевидно, сумела внушить Мадзини, что он - представитель немецкой эмиграции. Он заполняет тот же «Hermann» вздорной болтовней - патриотического свойства - о Шлезвиг-Гольштейне; направляет за своей подписью письма того же содержания в «Globe» и т. д. С помощью Броннера - вместе с ним и с Шайбле он образует «Общество свободы и единства»181 - он из одного брадфордского купца выжал столько денег, что смог основать в Гамбурге дрянненький листок - «Nordstern», - чтобы выглядеть важной персоной на севере. В то же время на юге он заставляет рекламировать себя, - при содействии Шайбле, - как «железного Блинда» в штутгартском «Beobachter» (нечто вроде южногерманской «Volks-Zeitung»). Ничтожество развило всю эту деятельность для того, чтобы, с одной стороны, избавиться от позора, который навлек на него «Господин Фогт»182, а с другой - чтобы стать Геккером secundus**. Бедный малый.

Кёльнцы хорошо распорядились моей библиотекой. Украден весь Фурье, также и Гёте, и Гердер, и Вольтер и, что для меня хуже всего, украдены «Экономисты XVIII века»183 (совершенно новенькое издание, стоившее около 500 франков), много томов греческих классиков, много отдельных томов из других сочинений. Если мне удастся попасть в Кёльн, то у меня будет крупный разговор по этому поводу с Бюргерсом из Национального союза. «Феноменология» и «Логика» Гегеля - тоже украдены.

Из-за противной беготни в течение последних двух недель, - потребовалось, право, немало изобретательности, чтобы предотвратить полный крах всего моего дома, - я совсем не следил за газетами, не просмотрел даже, что пишет «Tribune» об американском кризисе. Зато по вечерам читал для отдыха Аппиана о гражданских войнах в Риме, в греческом оригинале.

Очень ценная книга. Автор - родом из Египта. Шлоссер говорит,


* См. настоящий том, стр. 117, 121. Ред.

** - вторым. Ред.


126
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ФЕВРАЛЯ 1861 г.

что у него «нет души», вероятно потому, что тот старается докопаться до материальной основы этих гражданских войн. Спартак в его изображении предстает самым великолепным парнем во всей античной истории. Великий полководец (не чета Гарибальди), благородный характер, истинный представитель античного пролетариата. Помпей же - настоящая дрянь; он снискал незаслуженную славу только благодаря тому, что присвоил себе успехи Лукулла (против Митридата), затем успехи Сертория (в Испании) и т. п., наконец, в качестве «юного наперсника» Суллы и т. д. Как полководец, он - римский Одилон Барро. Едва ему пришлось показать себя в борьбе против Цезаря, как обнаружилось его полное ничтожество. Цезарь совершал крупнейшие военные ошибки, намеренно несуразные, чтобы сбить с толку противостоящего ему филистера. Любой заурядный римский полководец, какой-нибудь Красс, раз шесть разбил бы Цезаря во время войны в Эпире184. Но с Помпеем можно было все себе позволить. Шекспир, когда писал комедию «Бесплодные усилия любви», повидимому, имел уже некоторое представление о том, чем Помпей был в действительности.

Привет.

Твой К. М.

Напишу тебе из Голландии185. Ты ведь и без всяких слов понимаешь, как я тебе благодарен за исключительные проявления дружбы.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 99

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 7 мая 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Habes confitentem reum*. Однако вина моя смягчается следующими обстоятельствами, изза которых я не писал тебе. Прежде всего, как тебе известно, большую часть времени своего


* - Перед тобой признавший свою вину (Цицерон. «Речь о Лигарии»; перефразировано). Ред.


127
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 МАЯ 1861 г.

пребывания в Берлине я провел в доме Лассаля, и для меня было невозможно написать тебе оттуда письмо, не показав его Лассалю, а это не входило в мои намерения. Затем, все время я был в пути: из Берлина в Эльберфельд, далее Кёльн, Трир, Ахен, Боммел*, Роттердам и Амстердам. Наконец, мой первоначальный план, как я и сообщил своей жене, состоял в том, чтобы из Роттердама проехать в Гулль, а из Гулля - в Манчестер для того, чтобы дать подробный устный отчет о своем путешествии. Этот план был расстроен моим двоюродным братом Жаком Филипсом. А именно, - когда я собрался уезжать из Роттердама, он заявил мне, что на следующий день едет в Лондон, и сдержал свое слово. Естественно, мне пришлось проследовать прямо в Лондон, чтобы оказать ему подобающий прием. Уехал он отсюда только третьего дня.

Во всяком случае, надеюсь, что на троицу ты заглянешь к нам на несколько дней. В Эльберфельде я слышал, что на троицын день ты собираешься навестить своих родных. Но даже и в этом случае ты мог бы устроить так, чтобы, по крайней мере, несколько дней побыть у нас. Мне нужно сообщить тебе много такого, о чем лучше рассказывать устно, чем в письме.

Кроме того, мои дамы сердятся на тебя за то, что ты все время как-то минуешь Лондон.

Итак, прежде всего о делах. У своего дяди** я пока выжал 160 фунтов, так что мы смогли выплатить большую часть наших долгов. Моя мать, - у нее совсем нет наличных денег и она быстро приближается к своему концу, - уничтожила несколько долговых расписок, выданных мною ей раньше. Это довольно приятный результат двух дней, проведенных у нее. О денежных делах я с ней даже не заговаривал, она сама затронула этот вопрос. Далее, я подготовил в Берлине почву для того, чтобы в случае нужды завязать сношения с венской «Presse»186, - при нынешних американских условиях это станет, по-видимому, неизбежным.

Наконец, с помощью Лассаля я договорился, чтобы вторая часть моей книги по политической экономии187 вышла не у Дункера, а у Брокгауза. О Дункере правильно заметила Камилла Эссиг (она же Людмила Ассинг), что если Хочешь сохранить книгу в тайне, то издавай ее у Дункера. Впрочем, мое имя все же фигурирует в последней книжке Pay-Pay188, этого немецкого Сэя.

Кстати. Относительно твоего «По и Рейна» и т. д. Гацфельдт - она встречается в доме своего шурина, генерала фон Ностица, со всем прусским генералитетом; ее племянник, другой Ностиц,


* - Залтбоммел. Ред.

** - Лиона Филипса. Ред.


128
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 МАЯ 1861 г.

является адъютантом «красавца-Вильгельма» - рассказала мне, что твою книжку в высоких и высших военных кругах (в том числе и в кругу принца Фридриха-Карла) считают произведением прусского генерала, пожелавшего остаться неизвестным. Также думают и в Вене, как мне сообщил асессор Фридлендер (брат редактора венской «Presse»). Я лично беседовал об этом с генералом Пфулем, - ему сейчас уже-84 года, но он еще сохранился в умственном отношении и настроен весьма радикально. Пфуль, конечно, не знал, что мы присвоили ему почетный титул: «Адский камень»189. Впрочем, он в немилости и слывет при дворе якобинцем, атеистом и т. д. А теперь - о делах политических. В Берлине, разумеется, не существует никакой «высокой политики». Все вертится вокруг борьбы с полицией (не потому, что она в данный момент позволяет себе хоть какую-нибудь вольность; она - образец благонравия и терпимости), причем требуют отставки и наказания Цедлица, Пацке и т. д. На втором месте - антагонизм между военными и штатскими. Вот те пункты (в буржуазных кругах еще, в особенности, военные законопроекты и освобождение от налога крупных землевладельцев), из-за которых заварится каша190. (Граф Тавернье, артиллерийский офицер, сказал мне, что охотнее всего они направили бы свой огонь против лейб-гвардии.) Повсюду запах разложения, и люди самых различных кругов считают катастрофу неизбежной. В столице дело зашло, по-видимому, дальше, нежели в провинции. В военных кругах, как это ни странно, господствует всеобщая уверенность, что при первом же столкновении с crapauds* пруссакам не миновать колотушек. Тон, царящий в Берлине, дерзкий и фривольный. Палаты презираются.

Я сам слышал в театре, как куплеты против Финке вызвали громкие аплодисменты. Среди значительной части общества сильно недовольство существующей прессой. На предстоящих новых выборах (осенью) во вторую палату безусловно пройдет большая часть тех парней, которые были депутатами прусского Национального собрания191. Сие важно не ради них самих, но потому, что «Вильгельм Красивый» считает их красными республиканцами. Вообще, «красавца-Вильгельма», с тех пор как он стал королем, преследует красный призрак. Свою репутацию «либерала» он считает ловушкой, подстроенной ему партией переворота.

При таких обстоятельствах было бы действительно очень кстати, если бы мы с будущего года могли издавать газету


* - французами (буквально: «жабами»). Ред.


129
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 МАЯ 1861 г.

в Берлине, как бы это место мне лично ни претило. При объединении с Лассалем и т. д. можно было бы собрать 20-30 тысяч талеров. Но hic jacet*. Лассаль прямо предложил мне это.

Вместе с этим он доверительно сообщил, что должен быть главным редактором наряду со мной. А Энгельс? - спросил я его. «Что ж, если трех не слишком много, то и Энгельс может быть главным редактором. Только вы оба вместе не должны иметь больше голосов, нежели я один, так как в противном случае я каждый раз буду оказываться в меньшинстве». В качестве аргументов за то, что ему необходимо вместе с нами быть во главе дела, он привел следующее: 1) он по всеобщему мнению ближе стоит к партии буржуазии и поэтому ему легче будет доставать деньги, 2) ему придется пожертвовать своими «теоретическими занятиями» и своим покоем, необходимым для этих занятий, а за это ему нужна ведь какая-нибудь компенсация и т. д. «Впрочем, - добавил он, - если вы не согласны, я все же готов и впредь, как до сих пор, помогать газете в денежном и в литературном отношении; для меня это было бы даже лучше: я пользовался бы всеми выгодами от газеты, не неся за нее никакой ответственности и т. п.». Все это, конечно, сентиментальные фразы. Лассаль, ослепленный тем успехом, который ему принесли в кругу некоторых ученых его книга о Гераклите**, а в кругу паразитов - его вино и кухня, не знает, разумеется, какой незавидной славой он пользуется среди широкой публики. Кроме того, его мания считать себя всегда правым; его пребывание в мире «спекулятивных понятий» (парень мечтает даже о новой гегелевской философии в квадрате, которую он намеревается написать); его зараженность старым французским либерализмом; его бахвальство, навязчивость, отсутствие такта и т. д.

Лассаль мог бы быть полезен как один из редакторов, при условии строгой дисциплины. В противном случае он только осрамил бы нас. Ты понимаешь, конечно, что мне было очень трудно высказать ему все это откровенно, после того как он проявил ко мне столько дружеского чувства. Поэтому я держался в рамках общей неопределенности и сказал, что не могу ничего решить, не переговорив предварительно с тобой и с Лупусом. (Это и было главной причиной, по которой я не писал тебе из Берлина, поскольку мне не хотелось иметь от тебя в Берлине ответ на этот вопрос.) Если мы решим вопрос отрицательно, то графиня*** и Лассаль отправятся на год


* - здесь покоится (начальные слова надгробных надписей). Ред.

** Ф. Лассаль. «Философия Гераклита Темного из Эфеса». Ред.

*** - Гацфельдт. Ред.


130
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 МАЯ 1861 г.

в путешествие на восток или в Италию. Но вот в чем трудность*. Теперь он ждет от меня ответа, и я не могу его больше откладывать. Что скажешь ты на этот счет? Парень ужасно патетичен, и мне, таким образом, не оставалось ничего другого, как постоянно прибегать к иронии. Это тем более задевало его самолюбие, что графиня, которой он импонировал в качестве универсального гения, стала проявлять опасную склонность эмансипироваться от этого Будды. Гацфельдт странным образом заимствовала у него и усваивала порой какую-то еврейскую манеру речи.

Опасения Лупуса в отношении прусской полиции совершенно неосновательны. Единственное затруднение, которое еще имеется, может коснуться в крайнем случае только тех, кто в свое время приносил воинскую присягу. Асессор Фридлендер заявил мне, что Лупус до сих пор самый популярный человек в Бреславле** и еще в каком-то другом силезском округе, название которого я забыл. Эльснер продался «Schlesische Zeitung», как Штейн - «Breslauer Zeitung». Однако в Бреславле вновь образовалась довольно значительная демократическая партия. Прилагаемая вырезка из «Preusische Gerichts-Zeitung» была помещена редактором последней, городским судьей Хирземенцелем, по моему настоянию192. Регистратор Штейн, возвратившийся из Цюриха в Берлин, шлет Лупусу сердечный привет.

О своих переговорах с прусским правительством, иными словами с полицией, напишу в следующий раз193.

Кстати. Привез тебе в дар от Лассаля прекрасный военный атлас, но за ним ты должен уже приехать сам.

Привет тебе, Лупусу, Гумперту.

Твой К. М.


* Перефразированные слова из трагедии Шекспира «Гамлет», акт III, сцена первая. Ред.

** Польское название: Вроцлав. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 100

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 10 мая 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Прилагаю, во-первых, фотографию. Лупус и Гумперт также получат по одному экземпляру, как только они будут готовы.

Карл Маркс (Лондон, 1861 г.)


131
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 МАЯ 1861 г.

Заказал эту штуку частью для своего роттердамского кузена*, частью в обмен за фотографии, полученные в Германии и Голландии. Во-вторых, вырезку о «Господине Фогте» из одной дюссельдорфской газеты. Наконец, посылаю номер «Free Press». Он, правда, уже устарел, но, возможно, вы с Лупусом не так уж внимательно следили за парламентскими дебатами по афганскому вопросу. Это был самый большой провал, который Паму** пришлось пережить со времени 1848 года194.

Твое мнение относительно проектируемой берлинской газеты полностью совпадает с моим, и основные пункты его, mutatis mutandis***, я уже изложил Лазарю****. Однако, поскольку я заявил ему уже в Берлине, что не стану предпринимать никаких шагов в этом направлении без тебя и Лупуса, я определенно обязался изложить вам обоим суть дела «серьезно и объективно», и тем salvavi animam meam*****.

Кстати, о Лассале-Лазаре. Лепсиус доказал в своем большом труде о Египте******, что исход евреев из Египта есть не что иное, как история, рассказываемая Манефоном об изгнании из Египта «народа прокаженных», во главе которых стоял египетский жрец по имени Моисей. Прокаженный Лазарь, таким образом, - прототип еврея и Лазаря-Лассаля. Только у нашего Лазаря проказой поражен мозг. Его болезнь первоначально представляла собой плохо залеченный сифилис вторичного периода. В результате у него развилась костоеда ноги, и кое-что от этого осталось до сих пор; по словам его врача Фрерикса (я не знаю, как пишется имя этого знаменитого профессора), это - невралгия ноги или нечто подобное. Однако во вред своему собственному здоровью наш Лазарь живет в такой же роскоши, как и его антипод-богач*******, и это я считаю главным препятствием для его лечения. Он вообще чересчур заважничал и считал бы преступлением зайти, например, в пивную. Забавно, что он по крайней мере раза четыре спрашивал меня, кого я подразумевал в «Господине Фогте» под Якобом Визенрислером********. Однако при его тщеславии, ставшем действительно «объективным», это было всего лишь lusus naturae*********. Свое новое юридическое основополагающее творение (Дхарму)195 он нам всем пришлет.


* - Жака Филипса. Ред.

** - Пальмерстону. Ред.

*** - с соответствующими изменениями. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 496-497. Ред.

***** - я спас свою душу. Ред.

****** Р. Лепсиус. «Памятники Египта и Эфиопии». Ред.

******* Библия. Евангелие от Луки, глава 16, стих 19-31. Ред.

******** Под этим именем в памфлете фигурирует Лассаль. Ред.

********* - игрой природы. Ред.


132
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 МАЯ 1861 г.

В Берлине посетил также и Фридриха Кёппена. Нашел, что он ничуть не изменился. Только растолстел и стал несколько «мрачноват». Две выпивки, которые мы устроили с ним наедине, были для меня сущим благом. Он подарил мне два тома своего «Будды», - труд значительный. От него я также узнал, каким образом негодяй Цабель и К° завладели «National- Zeitung».

Первоначально эта газета была основана в 1848 г. посредством выпуска акций, сразу же полностью оплаченных (но без формального договора, путем свободного соглашения). Мюгге, Кёппен и другие немало потрудились для этой цели. Рутенберг вошел в качестве главного редактора, вместе с ним и под его началом - Цабель, наконец, еврей Вольф* как управляющий делами. Газета вскоре стала преуспевать благодаря своей филистерской умеренности и своему прислужничеству перед парламентской левой196. Рутенберг был оттеснен своими компаньонами то ли под действительным, то ли под вымышленным предлогом, будто он придает газете слишком консервативное направление и получает «на чай» от Ганземана. Цабель ввел в редакцию одного работягу, который писал за него, в то время как сам Цабель путем бесед с филистерами в различных пивных заботился о растущей популярности газеты.

Coup d'etat** (Мантёйфеля)197 и различные насильственные меры против прессы, продолжавшиеся в грубейшей форме до конца 1850 г., дали желанный повод не созывать никаких собраний акционеров.

Между тем газета, нашедшая лишь с полным подавлением революционной прессы и водворением режима Хинкельдея - Штибера подходящие для себя условия существования, возвысилась в глазах филистеров. Она стала прибыльной и около 1852 г. часть акционеров, проявив настойчивость, потребовала представления отчета, созыва общего собрания и т. д.

Еврей Вольф и кандидат теологии Цабель сумели обработать наиболее строптивых. Им было конфиденциально сообщено, что для того, чтобы не погубить газету, необходимо ради всего святого хранить полное молчание о ее финансовых делах, так как она находится на краю банкротства. (В действительности же акции газеты, котировавшиеся первоначально в 25 талеров, стоили к этому времени уже 100.) Пусть же поэтому они не принуждают газету тем или иным образом раскрывать свое финансовое положение. Однако из особого уважения к ним (то есть к наи-


* - Бернхардт Вольф. Ред.

** - Государственный переворот. Ред.


133
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 МАЯ 1861 г.

более строптивым акционерам), им, в виде исключения, будут возвращены денежные паи в обмен на акции. Таким образом были ублаготворены наиболее опасные акционеры. Фарс повторялся несколько раз. Большинство этих людей, доверие которых было куплено, получило, однако, - в зависимости от степени их пассивного сопротивления - всего лишь от 40 до 5% их первоначальных взносов. Довольно значительная часть этих либеральных мямлей не получила до настоящего момента ни гроша, так же как и не сумела добиться представления отчета. Из страха перед «Kreuz-Zeitung» они молчат. Путем такого мошенничества еврей Вольф и кандидат теологии Цабель стали сановниками liberalismus vulgaris*, у которых водятся «лишние деньги». Жаль, что я не знал всего этого раньше.

Рутенберг, в качестве непременной принадлежности обстановки, был передан Мантёйфелем Шверину. Теперь он изготовляет с помощью ножниц «Staats-Zeitung» - газету, которую ни один человек уже не читает. Нечто вроде «London Gazette». Бруно**, дела которого, как я слышал, обстояли очень плохо. тщетно предлагал себя нынешнему министерству, а именно свое дальнейшее сотрудничество в официозной «Preusische Zeitung». Сейчас он - главный сотрудник в «Staats-Lexikon», издаваемом Вагенером из «Kreuz-Zeitung», и, кроме того, фермер где-то в Риксдорфе или как там эта дыра называется.

Присутствовал однажды на заседании палаты депутатов, находясь в ложе для журналистов. Подобным же образом летом 1848 г. мне довелось побывать в собрании прусских соглашателей198. Quantum mutatus ab illis!*** Хотя ведь и те далеко не были титанами! Тесный зал заседаний. Крохотные ложи для публики. Депутаты сидят на скамьях («господа» же - в креслах)199, странная смесь канцелярии со школой. Бельгийская палата по сравнению с этим просто импозантна. Председатель Симсон или Самсон вознаграждает себя за пинки, полученные им от Мантёйфеля, тем, что ныне с помощью своих ослиных челюстей набрасывается на притаившихся внизу филистеров- со всей уродливой и грубой начальственностью министерского швейцара200. В любом другом собрании эта невыразимая разновидность воплощенной лакейской наглости давно была бы вознаграждена оплеухой. Как ни противно в Берлине, в особенности в театрах, преобладание военного мундира (Кстати!


* - вульгарного либерализма. Ред.

** - Бауэр. Ред.

*** - Как они изменились! (Вергилий. «Энеида». Книга вторая; перефразирвано). Ред.


134
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 МАЯ 1861 г.

Для того чтобы задеть королевскую семью, Гацфельдт в первые же дни моего пребывания привела меня в ложу рядышком с ложей «красавца-Вильгельма» и его компанией! Три часа балета. Больше ничего за весь вечер. Тоже берлинская особенность), тем не менее всегда очень приятно, когда встречаешь иногда в массе смиренной бюрократической школярской молодежи этакого молодца в военной форме, который по крайней мере высоко держит голову и сидит прямо, не сгибая спины. Выступал как раз Финке, который вообще не упускает ни одного случая, чтобы выступить. Я, право, еще идеализировал этого господина. Если бы мне довелось услышать его раньше, его портрет выглядел бы совсем иначе201. В плохонькой комедии Фрейтага, которую я видел в Берлине, под названием «Журналисты», выводится толстый гамбургский филистер и виноторговец по имени Пипенбринк. Финке - точная копия этого Пипенбринка. Противный гамбургско-вестфальский говор, быстро проглатываемые слова, ни одной правильно построенной или законченной фразы. И это - наш доморощенный Мирабо! Единственные фигуры, которые в этом хлеву пигмеев по крайней мере прилично выглядят, это - Вальдек, с одной стороны, Вагенер и Дон-Кихот Бланкенбургский* - с другой.

В Эльберфельде посетил Зибеля. Ужинал у него в Бармене. Красивая молодая жена - хорошо поет, восхищена своим Карлом - понравилась мне в известной мере. Зибель все тот же. Круг его ближайших знакомых: либеральный журналист (бывший мюнстерский корреспондент «Neue Rheinische Zeitung»**), поэты, музыканты и художники. Лучший из них, как мне кажется, - Зеель. В Бармене Зибель повел меня в «Калифорнию». Скучные люди! Они провозгласили тост в мою честь. Я передал через Зибеля, что охрип, и он ответил за меня несколькими обычными остротами, которые, однако, были вполне к месту. Зибель рассказывает, что его отец подражает ему во всем - в пристрастии к рифмам и к вину, так что все говорят: яблоня падает недалеко от яблока.

В Кёльне посетил Шнейдера II и д-ра Клейна. Не изменились; пожалуй, даже пошли еще дальше. Провел с ними за пивом несколько часов. Видел также инкогнито в одной из пивных Штульганга Кёнигсвинтера (Вольфганга Мюллера)***. Навестил г-жу Даниельс. К дураку и члену Национального союза Бюргерсу не зашел. Но об этом потом. Я так увлекся


* - Мориц фон Бланкенбург. Ред.

** - Штирлин. Ред.

*** Игра слов: «Stuhlgang» - «испражнения», Wolfgang von Konigswinter - псевдоним Вильгельма Мюллера. Ред.


135
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 16 МАЯ 1861 г.

болтовней, что до сих пор не дошел еще до самого главного. Итак, до следующего раза.

Totus tuus* К. М.


* - Весь твой. Ред.

** См. настоящий том, стр. 12. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т, XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 101

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 16 мая 1861 г.

Дорогой Фредерик!

С Гумпертом мы разминулись. Сначала я был в 5 часов пополудни в Юстон-сквер, где прождал его до 6 часов. Позднее, около 8 часов, я отправился на вокзал Лондон-бридж, но ни здесь, ни там не застал его.

Будь столь добр, сообщи нам, когда ты приедешь202.

Что касается твоих собственных взаимоотношений с Пруссией**, то прежде всего хочу сообщить тебе мнение самых крупных юристов, с которыми я говорил в Берлине. Все зависит от того, был ли ты призван на военную службу или нет. Если нет, то твое дело, как ополченца, подлежит ведению обычных гражданских судов. Кажется, впрочем, что прусские власти принимают во внимание лишь твою эльберфельдскую историю, но не баденскую203.

Не знаю, читал ли ты аугсбургскую «Allgemeine Zeitung» от 19 апреля сего года. Корреспонденция из Парижа в этой газете заканчивается буквально следующими словами: «Предупреждаем книготорговцев, что книга Карла Маркса «Господин Фогт» включена в список запрещенных книг, вследствие чего становится невозможным выход в свет сокращенного издания этой работы на французском языке, находящегося уже в печати».

Хотел сегодня продолжить свой отчет о поездке, но только что ко мне пришел г-н Бюринг, поэтому приходится отсылать эти строки.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


136
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 ИЮНЯ 1861 г.

102

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 10 июня 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Получил сегодня письмо из Вены. Фридлендер просит у меня на первых порах две статьи: одну о событиях в Америке (в которой я должен уложить всю дрянь в одну-две передовицы политического и военного характера), а другую о положении в Англии. Позже (id est* по получении этих статей) он собирается сделать мне более подробное предложение; речь идет о том, чтобы я получал по 1 фунту за каждую статью и по 10 шилл. за обычные корреспонденции. На немецкий масштаб это считается хорошей платой, и мне придется согласиться, - ведь надо же жить. Так как мне очень хотелось бы отправить обе пробные статьи уже на этой неделе, то тебе придется приготовить мне военную часть об Америке. А я уж обработаю ее в политическом плане.

Уже с неделю я серьезно занимаюсь своей книгой204. От Лассаля больше ничего не имел, но Фридлендер, его двоюродный брат (Лассаль ничего не знает и не должен знать о сделке с «Presse») пишет мне из Берлина следующее: «Ф. Лассаль со времени своего возвращения из Бреславля** занимается отчасти тем, что улаживает Ваше дело о подданстве, удовлетворительному разрешению которого он, по моему мнению, мешает своим чрезмерным рвением и своими слишком доказательными бумагами, отчасти же тем, что просматривает и читает другим многочисленные послания от различных профессоров и тайных советников, которые благодарят его за столь прекрасную, столь интересную, столь остроумную и т. д. книгу***. Эти письма дают ему удобный повод заводить разговор о его «превосходной» книге и таким образом доказывать, что он совершенно нечувствителен к этим маленьким комплиментам и менее всего тщеславен. Бедной графине****, тяжело заболевшей гриппом, становится все труднее выполнять свою официальную роль оппонента, да и мне уже начинает надоедать быть секундантом при этом».

Так пишет Фридлендер.

О здешних происшествиях в так называемом Национальном союзе205 и о провале Кинкеля напишу тебе завтра, так как сейчас мне еще надо написать в Берлин и в Вену.


* - то есть. Ред.

** Польское название: Вроцлав. Ред.

*** Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав». Ред.

**** - Гацфельдт. Ред.


137
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 12 ИЮНЯ 1861 г.

Привет! Поклон Лупусу.

Смерть Кавура? Что ты думаешь относительно этого?

Осел Гарибальди оскандалился со своим письмом к янки о единодушии206.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx», Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 103

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 12 июня 1861 г.

Дорогой Мавр!

К сожалению, я не собирал газет об американской войне, к тому же многих пунктов нельзя разыскать на карте. Суть в следующем: Юг втайне уже в течение ряда лет готовился к войне, в особенности же со времени возбуждения, вызванного президентскими выборами207, а в последний момент он получил еще массу оружия и денег благодаря предательству министров Бьюкенена. Поэтому до 4 марта Север был полностью парализован. Вплоть до падения Самтера Линкольн ничего не делал, да и не мог ничего сделать, кроме как несколько сконцентрировать и привести в порядок немногочисленные регулярные войска (всего 18000 человек, большей частью раздробленные на мелкие отряды, действующие против индейцев на Западе). Лишь теперь, после нападения на Самтер, Север пришел в достаточно сильное возбуждение, чтобы заставить умолкнуть всякую оппозицию и сделать таким образом возможными энергичные военные действия.

Был объявлен призыв 75000 человек, способных носить оружие, но записалось, насколько можно судить, в десять раз больше, так что в настоящее время под ружьем находятся до 100000 человек, хотя они еще далеко не сконцентрированы. Со дня на день ожидается новый призыв Линкольна, и на это потребуется меньше времени, так как теперь все уже лучше подготовлено. Этих 75000 человек, или, вернее, той их части, которая находится в районе Вашингтона, на Огайо напротив Кентукки и в Сент-Луисе (Миссури), не считая, таким


138
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 12 ИЮНЯ 1861 г.

образом, резервов в Огайо и Пенсильвании, было достаточно, чтобы установить временное равновесие между силами Севера и Юга на линии Потомака и даже чтобы позволить Северу предпринимать наступления, пока на короткие расстояния.

Ближайшей целью как южан, так и северян являлся Вашингтон. Наступление южан в этом направлении было до сих пор слишком слабым; их главные силы, очевидно, оказались недостаточными для своевременного нанесения решительного удара за пределами Ричмонда.

Единственное, что было сделано, это - посылка подвижной колонны в Харперс-Ферри, расположенный на Потомаке, выше Вашингтона. Эта позиция чрезвычайно удобна для наступления на Север (Мэриленд и Пенсильванию). Она расположена в устье Шенандоа, довольно большой реки, при впадении ее в Потомак, тактически очень сильна и полностью господствует над обеими реками. Там же находится и арсенал Союза, по-видимому, не без умысла со стороны правительства, предвидевшего и поощрявшего будущую сецессию. Занятие Харперс-Ферри прерывает господство федеральной армии над линией Потомака в весьма чувствительном пункте и дает возможность войскам южан в случае, если бы им удалось проникнуть на эту линию в большом количестве, тотчас же установить свое полное господство над обоими берегами.

От того, удержат ли северяне Вашингтон, зависела судьба Мэриленда и Делавэра; отрезанные от Юга, запятые федеральными войсками, они тотчас же оказались во власти Союза.

Это - второй успех северян.

Отвоевание Миссури немцами из Сент-Луиса было третьим успехом, и притом огромной важности, так как обладание Сент-Луисом преграждает путь по Миссисипи208. В какой мере нейтралитет Кентукки окажется благоприятным для Севера или для Юга, это будет зависеть от обстоятельств и дальнейшего хода событий. Во всяком случае, этот нейтралитет временно ограничивает театр военных действий областью, лежащей к востоку*.

Результат: итак, Юг, несмотря на все его приготовления, добился лишь того, что Север, после подготовки всего в один месяц, отнял у него столицу и три рабовладельческих штата, в то время как четвертый рабовладельческий штат не решается отделиться209; что на Потомаке наступление южан приостановлено и северянам уже удалось переправиться через эту реку, не встретив до сих пор никакого сопротивления. На каждого


* В оригинале описка: «к западу». Ред.


139
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 ИЮНЯ 1861 г.

нового солдата, которого теперь еще могут выставить южане, северяне будут выставлять трех или четырех. Отделившиеся штаты имеют около 71/2 миллионов населения, в том числе более 3 миллионов рабов. Один миллион белых, по меньшей мере, необходимо скинуть для охраны рабов, так что численность населения, пригодного для военных целей, составляет едва лишь 21/2 миллиона. Если из них будет мобилизовано 10% - максимальная цифра для оборонительной войны, то это даст самое большее 250000 человек. Но столько, наверняка, не наберется. Швейцария, примерно с таким же населением - немногим более двух миллионов, - имеет около 160000 человек милиции на бумаге. Зато Север, считая одни только свободные штаты, имеет 20 миллионов населения, которые все пригодны для ведения войны, за исключением, быть может, Калифорнии, Юты и крайних западных территорий. Допустим, что лишь 17 миллионов являются годными в военном отношении, и возьмем не 10%, а только третью часть - 31/2% - в качестве материала, пригодного для ведения наступательной войны, и мы получим тогда свыше 500000 человек, что более чем достаточно, чтобы подавить Юг, даже при крайнем напряжении всех его сил. Что же касается качественного соотношения тех и других солдат, то нет никакого сомнения, что северяне значительно превосходят южан как в физическом, так и моральном отношениях. В драчливом удальстве южан имеется значительная доля трусливой страсти к убийству из-за угла. Все они ходят обвешанные оружием, но лишь затем, чтобы в случае драки убить своего противника еще до того, как он станет ожидать нападения. Это среднее...*


* Конец письма отсутствует. Ред.

** В оригинале описка: «9 июня». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается no рукописи Перевод с немецкого 104

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 19 июня** 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Так долго откладывал свое письмо потому, что Вебер (часовщик из Пфальца) обещал мне дать отчет о заседании лондонского Национального союза, на котором Кинкелю пришлось


140
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 ИЮНЯ 1861 г.

испытать столь странные вещи, и где Вебер присутствовал в качестве «вольнослушателя».

Только сегодня я получил от него прилагаемое. Из последнего номера «Hermann» ты поймешь, в чем дело. Заключительное заседание назначено на следующую субботу, через неделю. За это время Юх, снабженный средствами, взятыми для этой цели у одного немецкого купца из Сити, должен будет съездить в Кобург, чтобы добиться от тамошнего центрального комитета Национального союза исключения Зерфи (а значит и Кинкеля). Прямо-таки божественно, что Готфрид возбудил фанатическую ярость всего либерального бюргерства в Сити своим угодничеством перед англичанами.

Из Бонна также прибыли письма, в которых грозят «угостить палками» Готфрида при его возвращении. Тайные причины, в силу которых Зерфи (действующий, несомненно, по поручению) и Готфрид заступаются за Макдоналда210, заключаются в следующем: Готфрид состоит на английской службе в качестве лектора при Кенсингтонском музее, бравый же Зерфи имеет место при одном заведении Ашли (Шафтсбери). Единственными союзниками Готфрида являются невежды из певческих и прочих трактирных обществ, «не занимающихся политикой». Готфрид закупил их на прошлой неделе в большом количестве (вероятно, на английские деньги) для Национального союза. (Дело в том, что членом этого свинского союза может стать каждый, кто приобретет у Трюбнера карточку за минимальный взнос в 3 шиллинга.) Готфрид устроил также частное собрание своих приверженцев и послал депутацию к Гейнцману, предлагая ему добровольно сложить с себя обязанности председателя (ввиду оскорбления готфридовского достоинства), иначе такого рода предложение будет внесено официально. Кстати, не забыть бы тебе сообщить, что, когда скандал был в полном разгаре, на заседание явился (по уговору со мной) мой друг Рейнлендер, приведший с собой полсотни членов (по большей части приказчики) из певческого общества в Ислингтоне. Они-то и устроили Готфриду главный скандал.

Рейнлендер рассказал мне, что немецкое купечество из Сити никогда еще не отдавалось столь фанатически участию в политическом деле. Было бы просто неоценимо, если бы Готфрид оказался вынужденным уйти из Национального союза после своего пресмыкательства перед иностранным правительством! Этим было бы подорвано его положение среди немецкого буржуазного сброда, а что он такое без него? Готфрид чувствует. что для него это вопрос жизни или смерти, и потому-то он так и старается на свой лад. Его особенно бесит то, что теперь по-


141
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 ИЮНЯ 1861 г.

всюду говорят: «А ведь «Volk» и Маркс были правы насчет него»211. Одному знакомому типографа Хиршфельда он сказал: «За всей этой историей в качестве невидимого руководителя кроется серная банда»212. Разве это не великолепно, что наши враги приписывают нам, не ударившим палец о палец, такого рода мистическую «энергию»?

Второй документ, посылаемый тебе (и подлежащий возврату, так как я должен на него ответить), - письмо Гацфельдт. Непременно сделаю ее своим личным корреспондентом в Берлине, ибо у нее несравненно больше политического понимания (не говоря уже о ее хороших связях), нежели у «шага, в себе самом несущего систематический принцип своей ходьбы» (Лассаль, т. II, стр. 545)*. (Кстати! Ведь вы с Лупусом получили сей лассалевский опус?)

Для того чтобы ты мог уяснить себе два места в ее письме, сообщаю следующее. По делу Бланки я переслал ей письмо из Брюсселя (от Денонвиля). Речь идет в первую очередь относительно денег для издания памфлета Денонвиля о гнусном процессе Бланки (выступления в суде и т. д. и рассуждения по сему поводу). Сам Бланки, через Денонвиля, очень тепло благодарил и меня, и немецкую пролетарскую партию (in partibus**) за наши симпатии213. Очень отрадно, что мы вновь установили непосредственную связь с крайней революционной партией во Франции.

Пункт второй. В письме к Лассалю, в котором мною сообщалось, что с газетой в ближайшее время ничего не выйдет, я написал также, - чтобы подсластить пилюлю, - что зимой, быть может, я побываю в Берлине***.

Оценку берлинской официальной демократии у Гацфельдт нахожу совершенно правильной. С настоящим народом она, конечно, не встречается и, понятно, незнакома с тем тоном, что царит в пивных и который все же лучше.

Большое спасибо за письмо об Америке****. Всякий раз, когда случится что-либо важное (с военной точки зрения), ты, конечно, будешь сообщать мне свое мнение об этом. Судя по представлению, которое сложилось у меня о генерале Скотте - ему сейчас уже 76 лет - на основании мексиканской войны214 (смотри Рипли*****), от него можно ожидать самых больших глупостей в том случае, если старый осел не будет


* Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав». Ред.

** - in partibus infidelium - за границей (буквально: «в стране неверных» - добавление к титулу католических епископов, назначавшихся на чисто номинальные должности епископов нехристианских стран). Ред.

*** См. настоящий том, стр. 499-500. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 137-139. Ред.

***** Р. С. Рипли. «Война с Мексикой». Ред.


142
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 ИЮНЯ 1861 г.

находиться под чьим-либо контролем. Прежде всего - медлительность и нерешительность.

Впрочем, из фактов, сообщаемых в «Tribune», я вижу, что северяне уже открыто говорят о войне против рабовладельцев и об уничтожении рабства.

В связи с шлезвиг-гольштейнской аферой лорд Монтегю, как он уже объявил заранее, поднял вчера в палате общин вопрос относительно пальмерстоновского Лондонского протокола 1850 г. (о датском престолонаследии)215 и т. д. Старик* прибег к своему обычному средству. Едва лишь Монтегю начал свою речь, как ему заткнули рот с помощью заранее подготовленного требования о прекращении дебатов за отсутствием кворума.

В субботу должен уплатить 2 фунта налога. Был бы очень рад, если бы ты мне их прислал.

В начале июля я опять получу немного денег. Что все привезенное уже истрачено, не должно тебя удивлять. Ведь к долгам, из-за которых я отправился в путь, надо прибавить отсутствие какого-либо заработка в течение почти что четырех месяцев, а школа и врач одни поглотили около 40 фунтов.

Как обстоит дело с Л. Симоном, о котором пишет Гацфельдт в конце своего письма? Разве Симон числился в ландвере216? Во всяком случае, ты ведь гораздо больше нагрешил, нежели Людвиг (он не был ни в каких боях и т. п.). Мне это непонятно.

Привет Лупусу.

Твой К. М.


* - Пальмерстон. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 105

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 1 июля 1861 г.

Дорогой Фредерик!

И я, и вся моя семья были очень рады видеть у себя Лупуса. Старик выглядит очень молодо, несмотря на свою подагру. Он передал мне твое письмо и 2 фунта, которые тут же перешли к сборщику налогов. Ожидал сегодня утром кое-какого поступления из Германии, но ничего не прибыло. Поскольку я все


143
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 1 ИЮЛЯ 1861 г.

еще без всяких доходов, в то время как «потребление непрерывно продолжается» (этим некоторые экономисты пытаются объяснить «прибыль», ставя ее в зависимость не от издержек производства, а от издержек потребления)217, то всякие поступления из Манчестера отрадны.

Напиши мне, пожалуйста, немедленно, что ты думаешь о действиях (военных) в Виргинии? Досадные промахи милиционных офицеров - бригадного генерала Пёрса, по своему складу - «портняжки» из штата Массачусетс - будут, разумеется, повторяться довольно часто с обеих сторон218. В опасности ли еще Вашингтон? Считаешь ли ты позицию южан у Манассаса наступательной? Не подумывают ли ребята, скорее, об отступлении? В Миссури южане, кажется, потерпели решительное поражение, и тут вдруг появляется также ужасный «полковник Бёрнштейн». Из частного письма к Веберу я узнал, что во главе отряда из Цинциннати стоит «полковник Виллих». В боях он, по-видимому, еще не участвовал.

При более внимательном изучении американских дел я пришел к заключению, что конфликт между Югом и Севером - после того как последний в течение 50 лет униженно делал одну уступку за другой - разразился наконец (отвлекаясь от новых бесстыдных требований «рыцарства») благодаря тому воздействию, какое оказало на ход событий необычайное развитие штатов Северо-Запада. Население этих штатов, включающее в себя довольно большую примесь свежего немецкого и английского элемента и состоящее, кроме того, в значительной мере из фермеров, которые сами обрабатывают свою землю [selfworking farmers], естественно, не так легко поддается запугиванию, как джентльмены с Уолл-стрита и квакеры из Бостона. Согласно последней переписи (1860 г.), население это за период с 1850 по 1860 г. увеличилось на 67% и составляло в 1860 г. 7870869 человек, в то время как все свободное население отделившихся рабовладельческих штатов составляло, согласно данным той же переписи, всего около 5 миллионов. Именно северо-западные штаты дали как основную массу приверженцев пришедшей к власти партии, так и президента 1860 года*. Это была также как раз та часть Севера, которая с самого начала решительно выступила против какого бы то ни было признания самостоятельности южной Конфедерации. Само собой разумеется, что они не могут уступить нижнее течение и устье Миссисипи чуждым им штатам. И именно население тех же северо-западных штатов вступило в драку с пограничным


* - Линкольна. Ред.


144
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 1 ИЮЛЯ 1861 г.

сбродом во время канзасской аферы219 (с нее, собственно, и начинается нынешняя война).

При ближайшем рассмотрении истории с отделением штатов оказывается, что сецессия, конституция (принятая в Монтгомери), конгресс (там же) и т. д. - все это сплошная узурпация220. Они нигде не прибегли к всенародному голосованию. По поводу этой «узурпации» - дело идет не только об отделении от Севера, но и об упрочении и усилении на Юге олигархии 300000 рабовладельцев, противостоящей 5 миллионам белых, - появлялись в свое время весьма характерные статьи в южных газетах.

Теперь перейду к «высокой политике» - к Кинкелю и Национальному союзу в Лондоне221. Ты помнишь еще, что в позапрошлую субботу Гейнцман отсрочил заседание (о чем было сообщено в «Hermann»), так как Юх был послан в Кобург, чтобы добиться там placitum patrum*. Одновременно великий Гейнцман назначил на вторник чрезвычайное заседание по случаю празднования годовщины битвы при Ватерлоо и т. д.

Однако хитрый Готфрид, вместе с Зерфи, разослал своим людям тайные циркуляры (смотри последний номер «Hermann»), приглашавшие их на заседание в субботу. Готфрид и его сторонники, получив, таким образом, свободу действий, устроили свое собрание фактически за спиной у других. Готфрид (в качестве одного из вице-президентов Национального союза) председательствовал на этом собрании, а Зерфи (в качестве члена комитета того же Национального союза) секретарствовал. Само собой разумеется, что на этом заседании были приняты угодные Готфриду и Зерфи решения по поводу истории с Макдоналдом222 и т. д. В следующий вторник Гейнцман предложил зачитать протокол последнего заседания, на котором он председательствовал, сделав вид, будто не знает, что за это время было устроено заседание Готфридом и компанией. Присутствовавшие при этом Готфрид и Зерфи тоже не внесли предложения зачитать соответствующий протокол и вообще ни словом не обмолвились об устроенном ими самими собрании. Зато на следующий день Готфрид обратился к Юху с просьбой напечатать в «Hermann» приложенный к его письму протокол о готфридовском заседании. Он даже угрожающе ссылался при этом на соглашение, заключенное при передаче «Hermann» между ним и Юхом. Последний, однако, ответил решительным «нет» (смотри последний номер «Hermann»).


* - предписания свыше. Peд.


145
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 1 ИЮЛЯ 1861 г.

Третьего дня должен был обсуждаться скандал, происшедший на заседании Национального союза в гостинице Сейда*. Но об этом я еще не получил никаких сведений.

Ты имеешь таким образом некоторый образчик «макиавеллизма Gottofredi Magni»**. Из последнего номера «Hermann», в сообщении о заседании Национального союза, ты увидишь, далее, что Блинд, - у него мелких интриг, как у собаки блох, - подговорил «Дралле»*** выступить с предложением о выражении благодарности Блинду, как спасителю Шлезвиг- Гольштейна. Но это было отклонено Гейнцманом, который не допустил даже драллевского предложения до голосования. Тот же summus**** Блинд обратился через посредника к Веберу и т. д. с вопросом, не должен ли он, Блинд, «выступить в качестве оратора» на митинге, организуемом в честь июньского восстания обществом немецких коммунистов совместно с французскими обществами223. Ответ гласил: если желает быть битым, - пусть попробует.

Относительно книги Лассаля*****: Лупус подарил мне свой экземпляр с условием, что ты отошлешь его моему кузену по адресу: А. Филипс. Адвокат. Keizergracht by de Westermarkt. L. L. 267. Amsterdam.

Ты должен, разумеется, стереть надпись Лассаля, из которой видно, что книга подарена Лупусу. Мой кузен интересуется теоретической юриспруденцией.

Ты же сам, чтобы почувствовать некоторый вкус как к безвкусице в книге Лассаля, так и к тому, что в ней имеется хорошего, прочти пока что предисловие к I тому и главу XLI из II тома, начиная со стр. 517.

Привет.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 140. Ред.

** - Готфрида Благородного. Ред.

*** - Тралле (игра слов: Tralle - фамилия, «Dralle» - «толстяк»). Ред.

**** - высокочтимый. Ред.

***** Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


146
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 3 ИЮЛЯ 1861 г.

106

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 3 июля 1861 г.

Дорогой Мавр!

Твои вопросы о положении дел в Виргинии легче поставить, чем ответить на них. В опасности ли еще Вашингтон? Непосредственно - нет, иначе южане не очистили бы такой большой территории; но нам ведь не известно соотношение борющихся сил. Если первое большое наступление северян будет решительным образом отражено, то еще нельзя сказать, что произойдет, поскольку не известно, где им придется снова задержаться. Впрочем, три шанса против одного, что Потомак также и в этом случае окажется достаточным препятствием.

Позиция у Манассаса - обусловлена необходимостью для южан поддерживать сообщение с Северо-западной Виргинией при помощи железной дороги на Парис и Страсберг. Если Манассас будет потерян, то их кратчайшей железнодорожной связью с Западной Виргинией (по ту сторону гор) явится линия, идущая от Ричмонда через Гордонсвилл на Стантон, - в 80 милях южнее прежней. Они утратят тогда возможность быстро перебрасывать свои резервы, - в первую очередь расположенные непосредственно за их позициями, - с запада на восток и обратно, смотря по надобности, а те, что находятся в Западной Виргинии, могут быть отрезаны или оттеснены на большое расстояние. Таково стратегическое значение этой позиции, - имеет ли она также и какое-либо тактическое значение, я не могу сказать, так как пока еще нет оснований для решения. Вообще же военные действия в Западной Виргинии будут в ближайшее время сосредоточиваться вокруг железнодорожных узлов.

История при Биг-Бетеле* не имеет никакого значения; в тактическом отношении она ужасно нелепа. Попытка предпринять ночную атаку силами одних волонтеров, да еще в разобщенных колоннах, неминуемо должна была закончиться лишь замешательством, взаимным истреблением в перестрелке и бегством.

Зато на Севере, как мне кажется, делают следующие две ошибки; 1) не пускают в ход массы вновь сформированных и полностью отмобилизованных корпусов; их держат в бездействии на расстоянии 400-500 миль от поля сражения, в то


* См. настоящий том, стр. 143. Ред.


147
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 ИЮЛЯ 1861 г.

время как они были бы просто неоценимы на Потомаке, - и 2) бравый старина Скотт, кажется, снова носится с колоссальными планами обхода, которые приведут лишь к колоссальному раздроблению сил; в какой мере это будет способствовать поражениям, трудно решить при неразберихе, царящей у южан, и ввиду того, что их герои еще не известны.

Разве не было голосования по поводу отделения? Во всех здешних газетах сообщалось, что решения конвентов в каждом штате были ратифицированы всенародным голосованием.

Сообщи мне продолжение истории с Готфридом Благородным - вождем, освободившим великий гроб господний*.

Прилагаю 5-фунтовый билет J/L 62585 Ливерпуль, 12 мая 1860 г.

Постараюсь в конце недели выслать еще немного.

Как прошел визит Лупуса в прусское посольство?

Привет дамам.

Твой Ф. Э.


* Тассо. «Освобожденный Иерусалим». Песнь первая (ироническое сравнение Кинкеля с героем поэмы Готфридом Бульонским). Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 107

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 5 июля 1861 г.

Дорогой Энгельс!

Письмо твое с вложенными 5 фунтами получил, благодарю.

Я уже три дня страдаю отвратительным воспалением глаз, совершенно не дающим мне ни писать, ни читать. Надеюсь, однако, что через два-три дня это пройдет.

Лупус натолкнулся у Альбертса на самые большие затруднения. (Последний, кстати, - правая рука Берншторфа. Кроме того - главный полицейский агент и основной поставщик по части «живого товара» для знатных прусских путешественников.) Но благодаря свойственной ему дерзости, Лупус, в конце концов, добился того, что Альбертс сделал на его швейцарском


148
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 ИЮЛЯ 1861 г.

паспорте пространную надпись о том, что Лупус-де был выслан, а теперь, желая воспользоваться амнистией и т. д., едет с такой-то целью в Висбаден и т. д. А сначала ему было заявлено, что вследствие своего десятилетнего пребывания за границей он утратил право прусского гражданства - стало быть, этот пароль теперь преподносится всем, - что должен поэтому натурализоваться в Англии и путешествовать с английским паспортом.

Кстати, Цедлиц незадолго до своей отставки сказал Лассалю, что я отличаюсь республиканским или, по меньшей мере, антироялистским образом мыслей и что их принцип - раз навсегда - не допускать ренатурализации людей подобного рода. Они не хотят в случае со мной создать какой-либо прецедент для других224. Винтер, преемник Цедлица, заявил Лассалю, что он не может отменить решения своего предшественника. Наконец, Шверин, которому Лассаль также докучал, сказал ему, лишь бы от него отделаться, что передаст это дело берлинскому магистрату, - чего он, однако, не сделает. Когда в палате обсуждался вопрос об эмигрантах, то Финке и его компания громко аплодировали заявлению Шверина о том, что правительство оставляет за собой право в каждом отдельном случае решать вопрос по своему усмотрению.

Что касается истории с отделением, то она в английских газетах изображена совершенно неверно. За исключением Южной Каролины, повсюду было сильнейшее сопротивление сецессии.

Во-первых: пограничные штаты. Зимой 1861 г. состоялся конвент пограничных штатов.

На него были приглашены Виргиния, Кентукки, Арканзас, Мэриленд, Делавэр, Теннесси и Северная Каролина. В связи с этим были созваны конвенты в каждом из этих штатов для избрания представителей на всеобщий конвент.

Делавэр отказался даже созывать конвент для этой цели.

Теннесси - ditto*. Его законодательное собрание, состоящее из демократов, отторгло штат от Союза путем coup de main**. Правда, после этого было проведено голосование, чтобы ратифицировать сей незаконный акт. Оно происходило в обстановке террора. Свыше трети граждан вообще не участвовало в нем. Из тех, кто участвовал, одна треть голосовала против отделения, в том числе весь Восточный Теннесси, который в настоящее время выступает против сецессии.


* - тоже. Ред.

** - внезапного удара. Ред.


149
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 ИЮЛЯ 1861 г.

Кентукки. 100000 голосовало за Союз; только две-три тысячи - за отделение.

Мэриленд высказался за Союз, так же как и теперь избрал членами конгресса шестерых приверженцев Союза225.

Северная Каролина и даже Арканзас избрали сторонников Союза, причем первый штат - значительным большинством. Позднее здесь была установлена система террора.

Виргиния. Народ избрал унионистский конвент (согласно большинству поданных голосов). Но часть этой публики продалась. В самый разгар южной лихорадки - падение Самтера - был тайно принят 88 голосами против 55 акт о сецессии. Все другие шаги, - в то время как этот акт еще оставался в тайне, - направленные к захвату принадлежащей Союзу корабельной верфи в Норфолке и арсенала в Харперс-Ферри, были также предприняты тайно.

Но они были выданы федеральным властям до их осуществления. Втайне же был заключен союз с правительством Джефферсона Дэвиса, и большие массы войск Конфедерации неожиданно вторглись в пределы штата. Под прикрытием этих войск (чисто по-бонапартовски) и было проведено голосование по вопросу об отделении. Все же, несмотря на систематический террор, 50000 голосов было подано за Союз. Теперь Северо-западная Виргиния, как тебе известно, открыто отделилась от сецессионистов.

Во-вторых: штаты, расположенные вдоль Мексиканского залива. Собственно народное голосование состоялось здесь лишь в нескольких штатах. В большинстве штатов конвенты, выбранные для того, чтобы решить вопрос об отношении южных штатов к избранию Линкольна (- позднее они через своих представителей образовали также конгресс в Монтгомери226 -), узурпировали право решать вопрос не только об отделении, но и о признании конституции, Джефферсона Дэвиса и т. д. Как это происходило, ты увидишь из приводимых ниже выдержек из некоторых южноамериканских газет.

В Техасе, где после Южной Каролины - самая сильная рабовладельческая партия и самый сильный террор, все же подано 11000 голосов за Союз.

В Алабаме не было голосования народа ни по поводу отделения, ни по поводу новой конституции и т. п. Избранный здесь конвент принял акт о сецессии 61 голосом против 39. Но эти 39 голосов от северных графств, населенных почти исключительно белыми, представляют большее число свободных граждан, нежели 61; дело в том, что, согласно конституции Соединенных Штатов, каждый рабовладелец голосует одновременно также за 3/5 своих рабов.


150
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 ИЮЛЯ 1861 г.

Луизиана. При выборах делегатов в конвент было подано больше голосов за Союз, чем за сецессионистов. Но делегаты переметнулись.

Запад Каролины, восток Теннесси, север Алабамы и Джорджии - горные области, интересы которых весьма отличаются от интересов южных болотистых равнин.

То, что весь этот маневр с отделением носил характер «второго декабря»227 (отсюда и то, что южане должны были провоцировать войну, чтобы иметь возможность продолжать свое дело под кличем «Север против Юга»), ты можешь видеть из приводимых ниже газетных выдержек. Это становится еще более очевидным из того факта, что возглавившие движение предатели из правительства Бьюкенена - военный министр Флойд, морской министр Тоуси, министр финансов Кобб, министр внутренних дел Томпсон - были вместе с виднейшими сенаторами Юга весьма основательно замешаны в хищениях, которые составили несколько миллионов и вопрос о которых конгресс (палата представителей) в декабре 1860 г. передал для расследования специальной комиссии. Для части этих господ дело угрожало, по меньшей мере, тюрьмой. Поэтому они стали самыми покорными орудиями олигархии 300000 рабовладельцев. Само собой разумеется, что последние благодаря своей сплоченности, положению и имеющимся у них средствам пока еще в состоянии подавить всякую оппозицию. В некоторой части «белых бедняков»228 они нашли ту чернь, которая заменяет им зуавов.

Джорджия. «The Griffin Union»: «Это чистейшее издевательство, когда те же самые люди, которые выработали в Монтгомери данную конституцию, возвращаются в Джорджию, чтобы ратифицировать ее от имени конвента штата».

«The Macon Journal»: «Конвенты штатов, созванные совсем для другой цели... утверждают, будто они - народ и что они, в силу этой присвоенной власти, имеют право, не спросив самого народа, послать представителей на всеобщий конвент. Все решения конгресса их Конфедерации принимаются на тайных заседаниях при закрытых дверях, и все, что там происходит, скрывается от народа».

«The Augusta Chronicle and Sentinel» (самая крупная газета в Джорджии): «Все движение за отделение и образование нового правительства происходит, - по крайней мере, поскольку речь идет о Джорджии» (а Джорджия - самый густонаселенный рабовладельческий штат), - «лишь при мнимом согласии народа, и было навязано в обстановке сильнейшего возбуждения и безумия, путем фиктивного большинства. Несмотря на все


151
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 ИЮЛЯ 1861 г.

попытки воздействия и т. п., выборы 4 января показали потерю почти 3000 голосов и абсолютное большинство в лице 79 избранных делегатов. Но когда конвент собрался, то вследствие лести, уговоров, подкупа и всяческого обмана оказалось большинство в 31» (против Союза)... «Конвент Джорджии и конгресс Конфедерации действовали, - никто не может этого отрицать, - без полномочий со стороны народа».

Алабама. «The Mobile Advertiser»: «Конвент утвердил постоянную конституцию от имени штата Алабама... Не подлежит сомнению тот важный факт, что делегаты избирались не для этой цели».

«The North Alabamian»: «Конвент поспешил узурпировать прерогативу народа и ратифицировать конституцию... Заслуживает внимания то, что материальная, физическая сила страны, трудовой люд с мозолистыми руками, которому придется вынести на себе всю тяжесть борьбы, когда призовет страна, с самого начала был против отделения».

Миссисипи. Аналогичные жалобы по поводу узурпации в «Jackson Mississippian» и «Vicksburg Whig». Луизиана. «New-Orleans True Delta»: «Здесь отделение удалось лишь потому, что были скрыты результаты выборов... правление стало деспотическим».

На заседании конвента штата Луизиана (Новый Орлеан) 21 марта 1861 г. старый Розелиес (один из виднейших политиков Соединенных Штатов) заявил: «Монтгомерийский документ*... учредил не народное правительство, а ненавистную и неограниченную олигархию. Народу не было дозволено принять участие в этом деле».

В Луисвилле, штат Кентукки, сенатор Гатри (сторонник рабства, министр финансов при Пирсе) заявил 16 марта 1861 г., что все движение есть «заговор» и «узурпация». Между прочим он сказал: «В Алабаме во время всенародного голосования большинство высказалось против выхода из Союза, но незначительное большинство делегатов было за отделение; они отторгли Алабаму и не позволили народу сказать свое слово в этом деле. Луизиана также голосовала против отделения, но делегаты скрыли это и т. д.».

Твой К. М.


* - конституция, принятая в Монтгомери. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


152
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 12 ИЮЛЯ 1861 г.

108

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 12 июля 1861 г.

Дорогой Энгельс!

Последнее письмо вместе с приложением или, вернее, приложение без письма получил, за что тебе очень благодарен.

Великая трагикомедия с Готфридом Кинкелем получила достойное завершение, и бедняга Готфрид разбит наголову.

В краткой передаче это великое событие представляется в следующем виде. 15 июня Готфрид и К°, как я тебе уже сообщал*, созвали на свой собственный страх и риск специальное собрание, на котором они приняли угодные им самим решения. 18 июня состоялось чрезвычайное собрание под председательством Гейнцмана, где великий спорный вопрос не был вынесен на обсуждение, так как все еще ждали письма с ответом из Кобурга.

Наконец, 6 июля произошло решающее заседание, поскольку тем временем прибыл ответ кобургского оракула. Налицо были все боевые силы обеих партий, в том числе и 35 членов «Союза немецких мужей»229, купленных Готфридом за наличные. Однако еще накануне заседания была проведена значительная агитация. Так, например, «Союз немецких мужей» был распропагандирован Гейнцманом и компанией, которые информировали его членов относительно махинаций Готфрида. Председатель этого союза, агент судовладельческой компании по имени Шмидт (из Ганновера), примкнул, разумеется, к «патриотам».

Гейнцман - кстати говоря - преследует, конечно, двоякую цель: во-первых, обратить на себя благосклонное внимание прусского правительства, а во-вторых, по возможности заполучить hoc via** от того же правительства какой-либо важный пост на предстоящей промышленной выставке230. Этот субъект, как я слышал, вел себя на своем председательском посту на манер грубого истинно королевско-прусского прокурора из Эльберфельда. Правда, по отношению к мелодраматическому Готфриду такая манера держать себя является правильной.


* См. настоящий том, стр. 144. Ред.

** - таким путем. Ред.


153
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 12 ИЮЛЯ 1861 г.

Словом, после открытия заседания (6 июля) Гейнцман велел зачитать протоколы заседаний от 8 и 18 июня. Ни Кинкель, ни Зерфи не посмели даже и предложить, чтобы был зачитан протокол их собрания от 15 июня. Они, таким образом, признали незаконность тайно созванного ими собрания. Гейнцман зачитал затем письмо, полученное из Кобурга. Тамошний оракул писал: исключить из союза может, правда, лишь кобургский сенат, но исключение из комитета (а в отношении Зерфи речь идет об этом) является делом местной организации, - стало быть, предоставляется на усмотрение Лондона.

Случилось, однако, так, что 8 июля предстояли вообще новые выборы должностных лиц лондонского Национального союза. Поэтому было принято предложение Шмидта о переходе к очередным делам и о решении данного вопроса посредством самих выборов.

Готфрид выступил с очень длинной речью и был вообще в крайне возбужденном мелодраматическом состоянии. Те несколько волос, которые он имеет на голове, беспрестанно вздымались к небу. Он переходил попеременно от тона горечи к угрозам и даже пускался порой в совершенно чуждую ему область иронии. Во время его речи в зале стоял невероятный шум, раздавалось шиканье. Часто слышались также возгласы: «Готфрид», что его всегда ужасно задевает. Наиболее комичным, по-видимому, было то, что Готфрид в дальнейшем ходе дебатов, не имея уже больше слова, постоянно вскакивал, чтобы прервать выступавших ораторов, но Гейнцман с угрожающе поднятой рукой - одним лишь жестом - заставлял его снова опускаться на свое место.

Готфрид и вся его банда потерпели на выборах полное поражение. При выборах председателя Гейнцман получил 133, Готфрид - 5 голосов. Следовательно, даже подкупленные им субъекты голосовали большей частью против него. Когда были объявлены результаты выборов, «преисполненный достоинства» Готфрид, как рассказывают, провозгласил себя синтезом между «умирающим гладиатором» и «распятым Христом». Разве это заслужил он за все то, что сделал ради «своей любимой Германии»?

Между тем, коротышка Блинд, - как «республиканец», он, естественно, не может состоять членом Национального союза, - низкопоклонством, заискиванием и всякого рода интригами добился того, что на обоих заседаниях Национального союза - 15 июня и 8 июля - было провозглашено «ура» в его честь, как мужественного патриота ц борца за дело Шлезвиг-Гольштейна.


154
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 12 ИЮЛЯ 1861 г.

Вот и все, что я могу сообщить тебе об этой войне мышей и лягушек*. Ты, конечно, заметил, что даже «Kladderadatsch» напечатал несколько шуток, в которых высмеивается благородный поэт**.

Привет.

Твой К. М.


* Намек на древнегреческую комическую поэму «Война мышей и лягушек» («Батрахомиомахия») - пародию на эпос Гомера. Ред.

** - Кинкель. Ред.

*** - общественному мнению. Ред.

**** - в результате злоупотребления. Ред.

***** - под началом. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx - Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 109

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 20 июля 1861 г.

Дорогой Энгельс!

Не думаю, чтобы ты мог обратиться в прусское посольство в Лондоне за «свидетельством о благонадежности», не давая тем самым в руки этих субъектов весьма компрометирующего тебя документа.

Ни по прусским законам, ни по международному праву прусское посольство не является органом надзора, которому надлежит выдавать свидетельства о поведении, - будь то иностранцы или пруссаки. Лишь постольку, поскольку оно выдает паспорта, посольство обязано удостовериться, не является ли то или иное лицо преступником, осужденным согласно судебному приговору или rumor publicus***. В остальных же случаях предполагается, что ему ничего не известно в отношении частных лиц. Все, что оно знает, известно ему per abusum****, - как учреждению, занимающемуся шпионажем. Свидетельство о благонадежности от посольства есть, таким образом, не что иное, как свидетельство, выданное противозаконной (а потому официально и не существующей) тайной политической полицией sub auspiciis***** посольского писаря Альбертса.


155
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 20 ИЮЛЯ 1861 г.

Но ты не можешь признавать подобного органа власти, и полицейдиректор в Бармене оказался бы в очень затруднительном положении, если бы ты попросил его указать тебе тот параграф прусского свода законов, согласно которому прусское посольство в Лондоне обладает такого рода атрибутами.

Иначе обстоит дело с прусским консулом в Манчестере. Консулы являются коммерческими, а не политическими представителями своего государства. Поэтому предполагается, что они должны знать купечество своего города и, в особенности, купцов, принадлежащих к их собственной национальности. Стало быть, они могут выдать лишь свидетельство о том, что Х.Х. проживает в Манчестере в течение 10 лет и известен в качестве уважаемого коммерсанта. Иного свидетельства прусское правительство вообще не имеет права требовать, и оно поостережется сделать это официально. Но от тебя оно может потребовать такого рода удостоверения, поскольку ты своим прошением о ренатурализации ставишь себя на одну доску с иностранцами, от которых при их натурализации в Пруссии могут быть затребованы подобные свидетельства и т. д.

Свидетельства же о твоей политической благонадежности прусское правительство столь же мало вправе требовать, как и самим тобой изложенного политического кредо.

Из Вены больше ничего не получал, равно как и от Дана, хотя последний присылает мне «Tribune» каждую неделю.

Брокгауз откладывает свое окончательное решение до того момента, когда ему будет прислана рукопись231. Это условие отнюдь не из приятных, так как он направит рукопись на отзыв своим ослам - литературным советчикам. Впрочем, дело и не движется так быстро, как хотелось бы, из-за множества домашних хлопот.

Прочитал ли ты уже что-нибудь из книги Лассаля*? Отослал ли ее моему кузену**? Последнее для меня важно, так как я весьма нуждаюсь в добрых услугах сего юноши.

Лассаль и графиня*** находятся на водах близ Франкфурта-на-Майне.

Был у меня польский эмиссар, привезший мне от Шили целый пакет еще не прочитанных писем И. Ф. Беккера. Больше он ко мне не являлся: ему, видно, не по вкусу пришлось мое резкое замечание, что в данное время нет никаких надежд на


* Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав». Ред.

** - Августу Филипсу. Ред.

*** - Гацфельдт. Ред.


156
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 20 ИЮЛЯ 1861 г.

заговор в Пруссии. Письма Беккера пришлю тебе тотчас же по прочтении. Пришлю также письмо Лассаля ко мне, как только на него отвечу*.

Что слышно о Лупусе?

Привет.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 503-505. Pед.

** - Эрнста II. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 142. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 110

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 3 августа 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Спешу сообщить тебе с благодарностью о получении 5 фунтов.

Вчера мне был прислан паршивый листок, озаглавленный «Thusnelda», - выпущен Кинкелем и Зерфи против Гейнцмана и компании. Редко попадались мне такие мальчишеские глупости.

Почтенный Генрих Бюргерс выступил в Гюрценихе с речью в духе Национального союза, и все слушатели пришли в неописуемый восторг, когда он изрек имя благородного мужа из Готы**.

Красавец-Вильгельм, как видно, совсем рехнулся. Болван штудирует целые фолианты о короновании Фридриха I.

Сохрани листок «Thusnelda», который тебе посылаю.

Прилагаю также материал о закрытии заседания палаты в связи с обсуждением датского вопроса***.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовало на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


157
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 СЕНТЯБРЯ 1861 г.

111

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 сентября 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Наш младший ребенок* со времени моего возвращения был болен желтухой. Состояние его уже с давних пор было неудовлетворительным. Со вчерашнего дня желтизна в глазах исчезла, и появились все симптомы выздоровления.

На этой и прошлой** неделе послал по одной статье в «Tribune»***. Недели через две выяснится, может ли дело идти подобным образом и дальше (а до тех пор буду посылать по статье в неделю).

Венская «Presse», как видно из вчерашней корреспонденции в «Times», наконец-то повернула свой фронт против Шмерлинга. Таким образом, теперь, пожалуй, можно будет наладить связь с этой газетой.

В «Stimmen der Zeit» Колачека, в том номере, который прибудет в Лондон в следующий понедельник (Колачек сам написал об этом Боркхейму), будет помещено специальное приложение о «Господине Фогте»****.

Большое спасибо за «Manchester Guardian» (газета мне сейчас очень нужна) и за издания «Британской ассоциации»232.

В начале этой недели сюда прибыл - в форме гарибальдийского офицера и с рекомендательным письмом от Шили - молодой офицер по имени Э. Освальд. Раньше он был прусским лейтенантом, затем поступил добровольцем к Гарибальди; Медичи произвел его в лейтенанты. После роспуска гарибальдийской армии он направился в Париж, где устроился рабочим на фабрику, чтобы как-нибудь перебиться. Сюда он приехал для того, чтобы отправиться в Америку и принять участие в тамошней борьбе. Остановка - за деньгами на дорогу. Отсюда раз в неделю отплывает парусное судно в Нью-Йорк. Проезд стоит всего 6 фунтов. Из них 5 фунтов готов внести Боркхейм от себя и за некоторых знакомых. Таким образом, остается еще собрать небольшую сумму в Манчестере с помощью некоторых либеральных филистеров (Борхардт и т. п.), которая пойдет частично для покрытия расходов на проезд. В эти 6 фунтов не включены, однако, расходы на продовольствие.


* - Элеонора Маркс. Ред.

** В оригинале ошибка: «позапрошлой». Ред.

*** К. Маркс. «Американский вопрос в Англии». «Британская торговля хлопком». Ред.

**** См. настоящий том, стр. 160. Ред.


158
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 СЕНТЯБРЯ 1861 г.

Боркхейм обратился сначала к Кинкелю, чтобы получить деньги на проезд для Освальда из революционного фонда233. Но Готфрид ответил: quod non*. (Боркхейму, когда он был в Цюрихе, удалось таким путем достать денег на проезд в Америку для Аннеке.) Американская миссия также не дает ни гроша. Освальд производит на меня впечатление превосходного молодого человека, вдобавок исключительно скромного. Если он попадет в Нью-Йорк, то мои рекомендательные письма к Дана ему весьма пригодятся. Однако следовало бы ускорить его отъезд отсюда, поскольку его пребывание в Лондоне означает лишь непроизводительные расходы.

Освальд уверяет, что Тюрр и в военном отношении ломаного гроша не стоит. Чистейший интриган. Гарибальди держал его только потому, что он был рекомендован ему его другом - итальянцем, с которым Тюрр некогда был знаком, но главным образом благодаря его роли как «представителя Венгрии». Всякий раз, когда Гарибальди пытался использовать его в какой-либо самостоятельной военной операции, он оставался им недоволен. Точно так же и роль Рюстова была, по словам Освальда, совсем незначительна и даже того меньше. Его официальной должностью была должность «историографа» войны. Относительно Гарибальди Освальд говорит, что он по существу - партизанский вождь, но с большей армией и на большем пространстве он не смог бы справиться. Его советчиками по части стратегии являются Козенц и Медичи.

Когда ты уезжаешь в Германию?234

Наилучшие пожелания от всего семейства. Привет Лупусу, Гумперту и остальным.

Твой К. М.

Видел пробный номер мейеновской «Berliner Reform». Чистейшая или, вернее, грязнейшая дрянь.

Кстати. Только что получил письмо от моей кузины**, из которого узнал, что Август Филипс в Амстердаме все еще не получил книги Лассаля***. Справься, пожалуйста, отправила ли ее уже контора.


* - нет. Ред.

** - Наннетты Филипс. Ред.

*** Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


159
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 ОКТЯБРЯ 1861 г.

112

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 30 октября 1861 г.

Дорогой Энгельс!

Мое положение, наконец, настолько прояснилось, что я, по крайней мере, снова ощущаю твердую почву под ногами и уже не чувствую себя больше парящим в воздухе. Как тебе известно, вскоре после моего возвращения из Манчестера235, лишь только момент показался мне подходящим, я снова стал писать в «Tribune» по одной статье в неделю. Считая истекшую неделю, мною послано им шесть статей236. И вот с последней почтой получаю две свои первые статьи уже в напечатанном виде*. Первая из них (три больших столбца, содержащих английские отзывы о Соединенных Штатах) помещена на видном месте и особо рекомендуется в номере газеты. Таким образом, с этим в порядке, и 2 фунта в неделю обеспечены.

Во-вторых. Как тебе опять-таки известно, я еще из Манчестера написал в венскую «Presse» по поводу «информации»237. Примерно недели три тому назад получил ответ, с политической стороны вполне меня удовлетворивший. (За это время газета изменила свою позицию в отношении Шмерлинга.) В то же время Фридлендер (ради своего издателя Цанга) потребовал у меня две пробных статьи. Я их послал, и вот вчера утром получаю ответ следующего содержания: 1) статьи** с надлежащей рекламой помещены на первой странице газеты; 2) с ноября месяца я числюсь постоянным сотрудником с платой 1 ф. ст. за статью и 10 шилл. за корреспонденцию.

Что касается «Tribune», то мне нужно только найти путь для перевода векселей, ибо действовать впредь через Фрейлиграта вряд ли удастся.

Так или иначе этот двойной ангажемент открывает для меня перспективу положить конец той жизни преследуемых, которую была вынуждена вести моя семья в течение последнего года, а также закончить свою книгу238. Хотя ты и дал мне возможность удовлетворить в начале сентября самых назойливых подлецов, травля все же по-прежнему была в достаточной мере невыносима, а в октябре снова пошла crescendo***.


* К. Маркс. «Американский вопрос в Англии». «Британская торговля хлопком». Ред.

** К. Маркс. «Гражданская война в Северной Америке». «Гражданская война в Соединенных Штатах». Ред.

*** - с нарастанием. Ред.


160
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 ОКТЯБРЯ 1861 г.

Одновременно с этим пишу и моей старухе*, посмотрим, нельзя ли от нее что-нибудь получить. Кроме того, хочу попробовать, не удастся ли мне раздобыть что-нибудь в одном из ссудных обществ. Для меня сейчас важнее всего, разумеется, навести некоторый порядок в делах, пока в Нью-Йорке и в Вене не накопится достаточных сумм, так как мне прежде всего нужен покой, чтобы я мог работать в это мертвое время. Между тем мы заложили все, что только можно было вынести из дома, а хуже всего то, что жена моя серьезно больна. Временные затруднения всякого рода она переносила мужественно, но полная безвыходность ее доконала. Впрочем, благоприятные вести из Вены и Нью-Йорка уже вызвали положительную реакцию.

Что касается «Stimmen der Zeit» Колачека, то Боркхейм, как это ни странно, обманул и себя и меня. В № 39 действительно имеется приложение в целый лист, озаглавленное: «Карл Фогт и Карл Маркс», но написано оно «подлейшим из подлых» - студиозом Абтом, памятным по Женеве. После того как на первых двух страницах он согласился с основным содержанием моей книги**, на остальных 14 он самым яростным и низким образом обрушивается на меня и в особенности на Шили и Имандта по поводу «Бюрстенгеймеров»239. В заключение он заявляет, что если я не возьму своих слов обратно, он воспользуется моим «единственным уязвимым местом, известным ему», и скомпрометирует меня так, что я «буду раскаиваться».

Конечно, я не собираюсь обращать ни малейшего внимания на этого негодяя. Но г-н Колачек, по-видимому, благодаря каким-то своим делам, находится в его руках, так как он, по словам Абта, получил пачкотню последнего еще в январе и до самого сентября все отказывался ее печатать.

Привет.

Твой К. М.

Не забудь написать мне как можно подробнее о status quo*** в Манчестере.


* - Генриетте Маркс, матери Карла Маркса. Ред.

** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

*** - существующем положении. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


161
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 НОЯБРЯ 1861 г.

113

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 6 ноября 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Извини, что не подтвердил раньше получение 5 фунтов и вина. За то и другое большое спасибо. Как раз эти дни был очень занят и кроме того было много домашних забот.

«Tribune» опять рекомендовала в начале номера одну из моих статей* как «очень интересную». Странная манера у этих янки - выдавать testimonia** своим собственным сотрудникам.

От старухи*** получил вчера ответ. Одни только «нежные» фразы, но никаких денег. Кроме того, она сообщает - хотя мне это давно известно, - что ей 75 лет и что она страдает от многих старческих недугов.

До сих пор я тщетно пытался устроить себе здесь заем. Поручители, которых мне удалось выставить, оказались, как я это, впрочем, предчувствовал, недостаточно респектабельными.

Некоторым субъектам в этом отношении повезло больше. Прохвост Бета, например, получил от одного кредитного общества 50 фунтов под поручительство - г-на Эдгара Бауэра!

Хозяйничанье русских в Польше недурно. Не менее хороши деяния и подвиги красавца- Вильгельма240.

Из немецких, а также и некоторых английских газет ты, вероятно, уже должен был увидеть, с какой последовательной назойливостью гражданин и государственный муж Блинд пролезает в немецкие Мадзини.

Кстати! В твое отсутствие я получил из Голландии уведомление, что книги Лассаля**** моим кузеном***** не получены. Будь добр справиться на этот счет.

Пиши скорее, ибо в этот весьма еще критический для меня период твои письма мне особенно необходимы.


* К. Маркс. «Лондонская газета «Times» и лорд Пальмерстон». Ред.

** - свидетельства. Ред.

*** - Генриетты Маркс, матери Карла Маркса. Ред.

**** Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав». Ред.

***** - Августом Филипсом. Ред.


162
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 НОЯБРЯ 1861 г.

Не можешь ли ты как-нибудь при случае написать для «Presse» отчет о спорах вокруг изобретения Армстронга?

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 114

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 18 ноября [1861 г.]

Дорогой Энгельс!

Iterum Crispinus*. Дело, стало быть, обстоит теперь так.

9 ноября я учел вексель на «Tribune» на сумму в 16 ф. ст. за восемь отосланных статей. Из этих 16 фунтов я заплатал по 3 фунта в счет долга мяснику, булочнику, чаеторговцу, торговцу маслом, молочнику, зеленщику. На 10 шилл. купил угля, который завтра кончается. Твои 5 фунтов ушли большей частью на уплату мелких займов наличными. Таким образом, я опять гол, как сокол, а ведь еще надо заплатить домовладельцу, в школу, сапожнику и сделать кое-какие необходимые закупки на зиму для семьи. В «Presse» пишу чуть ли не каждый день. «Tribune» и «Presse» вместе дали бы мне возможность кое-как просуществовать. Но при дефиците, постоянно возрастающем (хотя и не достигшем еще миллиарда241), и при отсутствии заработка в течение целого года это становится невозможным.

А в данный момент к этому присоединяется еще одно роковое обстоятельство.

Как тебе известно, я дал Печу и К° 25 фунтов аванса на печатание «Господина Фогта» с условием, что эти деньги будут возвращены мне из выручки за проданные экземпляры, прежде чем дойдет очередь до всех других платежей. Кроме того, они


* - Ессе iterum Crispinus - вот снова Криспин (начало IV сатиры Ювенала), в переносном смысле: «опять тот же самый персонаж» или «опять то же самое». Ред.


163
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 20 НОЯБРЯ 1861 г.

должны мне несколько фунтов стерлингов за работы: «За кулисами»*, «Процесс коммунистов»**, «18 брюмера»*** и т. д.

С другой стороны, я взял у них на 10 ф. 9 шилл. всяких газет и книг, хотя бы уже для того, чтобы иметь некоторое обеспечение.

И вот теперь Коллер (один из компаньонов фирмы) поссорился с Печем. Последний сейчас в деле не участвует. Между ними возникает процесс в связи с ликвидацией фирмы.

Негодяй Коллер, которому я напомнил о платеже, прислал мне вместо этого иск, поданный им в суд графства на 10 фунтов 9 шиллингов. Я был у Циммермана. Он считает, что, поскольку мой иск в Высоком суде должен обойтись фунтов в 30-60, для меня было бы лучше предъявить свое требование в форме встречного иска в том же суде графства, куда обратился Коллер242. Но он сам не выступает в судах графств. Вот почему мне придется еще на этой неделе (и как можно скорее) пойти к английскому адвокату, а этого нельзя сделать, не имея денег.

Если бы я мог избавиться от всех этих мелочных дрязг и избавить свою семью от гнета жалкой нищеты, - как бы я торжествовал по поводу крушения декабрьской финансовой системы, неминуемое фиаско которой я так давно и так часто предсказывал в «Tribune»!

Вильгельм Красивый, он же красавец-Вильгельм, заявил силезцам напрямик: «Если изберете демократов - будете сломлены». «Против демократов помогают лишь солдаты»243.

Привет.

Твой К. М.


* Г. Ломмель. «За кулисами» (см. также настоящий том, стр. 37-38). Ред.

** К. Маркс. «Разоблачения о кельнском процессе коммунистов». Ред.

*** К. Маркс. «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 115

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 20 ноября [1861 г.]

Дорогой Энгельс!

Тороплюсь подтвердить получение 5 фунтов и прибывших третьего дня номеров «Manchester Guardian».


164
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 20 НОЯБРЯ 1861 г.

Отправляюсь сейчас к адвокату. Жена моя очень расстроена, и я опасаюсь, что дело примет дурной оборот, если борьба затянется еще надолго.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 116

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 27 ноября 1861 г.

Дорогой Мавр!

С ума, что ли, спятили янки, что они выкидывают такую нелепую штуку с посланцами Конфедерации?244 Тот факт, что и здесь, в Ла-Манше, прибытия почтового парохода тоже ожидал военный корабль, доказывает, что из Вашингтона были даны общие инструкции. Насильственное задержание на чужом корабле по политическим мотивам - это ведь самый несомненный casus belli*, какой только может быть дан. Парни, очевидно, совсем лишились рассудка, навлекая на свою голову войну с Англией. Если война действительно разразится, то ты сможешь посылать свои письма в Нью-Йорк через Германию или Гавр в конверте, адресованном какому-нибудь третьему лицу, но ты должен остерегаться оказывать содействие «врагам королевы»**.

Побег Бакунина меня очень обрадовал. Бедняга, наверное, порядком настрадался. Совершить таким способом путешествие вокруг света!245

Мосье Бонапарт, видимо, все же не получит денег, а изобретательность Фульда, очевидно, порядком иссякла. Любопытно, как там развернутся события дальше.

В России и Польше дела идут хорошо, а в нашей доблестной Пруссии теперь, вероятно, в конце концов тоже наступит кризис, если только выборщики не дадут себя запугать246. Но кошелек, кошелек! Он, пожалуй, все-таки удержит еще чуточку


* - повод к войне. Ред.

** - Виктории. Ред.


165
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 ДЕКАБРЯ 1861 г.

«прогресса». В Кельне поговаривают даже о кандидатуре бравого Генриха Бюргерса. Варнхагенские дневники*, по-видимому, весьма интересны. Но парень этот все же был омерзительно трусливым мозгляком. В «Kreuz-Zeitung» помещена о них довольно занятная статья, разумеется, полная желчи и яда.

1 декабря я тебе снова вышлю пять**.

Множество приветов.

Твой Ф. Э.


* К. А. Варнхаген фон Энзе. «Дневники». Ред.

** - фунтов. Ред.

*** Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав»». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx-Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 117

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 2 декабря 1861 г.]

I/Z 07595, Ньюкасл-на-Тайне, 14 августа 1860.

Дорогой Мавр!

Наверху написан номер прилагаемого при сем пятифунтового билета, который высылаю лишь сегодня, ибо 1 декабря оказалось воскресеньем. Посылаю опять незаказным.

На днях взялся, наконец, за Лассаля***. История с обратным действием весьма правдоподобна, но недостаточно обоснована, о чем свидетельствует, например, раздел, посвященный законодательству о разводе, по поводу которого можно сказать то же, что говорят иные берлинские филистеры: «Если бы я знал. что развод будет настолько затруднен, я бы не женился». К тому же, большое суеверие со стороны этого парня - все еще верить в «идею права», в абсолютное право. Его возражения против гегелевской философии права в значительной части весьма правильны, но с его новой философией духа у него еще не все ладится. Даже с чисто философской точки зрения он должен был бы уразуметь, что абсолютом является только процесс, а не просто временный результат последнего, и тогда у него не могло бы получиться никакой другой правовой идеи, кроме самого


166
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 ДЕКАБРЯ 1861 г.

исторического процесса. Хорош также и стиль: «ломающее себе руки отчаяние противоречий», и т. д. Затем предисловие. Настоящий Эфраим Премудрый. Очень далеко в чтении этой книги я вряд ли уйду, разве только если сочту, что ее можно использовать в качестве курса римского права; в этом случае прочту ее до конца. Впрочем, никак не могу понять, как можно находить удовольствие в том, чтобы столь простую и по существу малозначительную идею протаскивать через весь Corpus juris247, применяя ее к каждому отдельному параграфу, словно от этого она станет более значительной. Но еще курьезнее его утверждение, будто вся эта бессмысленная возня вокруг «пол-поты конкретного» является доказательством выдвинутого им положения и что его труд, таким образом, окончательно завершен.

В Берлине дела теперь пойдут хорошо. Вялый «прогрессистский» демократизм новой палаты248 все же покажется красавцу-Вильгельму чересчур красным, и к марту там наверное уже наступит умеренный хронический кризис. Любопытно, что из этого выйдет. Если эти субъекты в палате не окажутся слишком трусливыми, то они в конце концов все же одолеют красавца, но у меня нет ни малейшего доверия к этим демократишкам.

Надеюсь, что твоей жене лучше. Передай ей и девочкам мой сердечный привет.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx», Bd. III, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 118

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 5 декабря [1861 г.]

Дорогой Энгельс!

Не ответил раньше, так как имел массу забот. Жена моя очень больна. Напишу тебе сегодня вечером, ибо днем должен готовить статьи.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


167
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ДЕКАБРЯ 1861 г.

119

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 9 декабря 1861 г.

Дорогой Энгельс!

По моему упорному молчанию ты можешь заключить, как мне тяжело писать тебе вообще. Ты для меня столько делаешь, - даже больше, чем позволяют твои силы, - что мне неприятно постоянно докучать тебе мрачными письмами.

С помощью денег, полученных от тебя в прошлый раз, я, призаняв еще 1 фунт, расплатился в школе, чтобы не платить в январе вдвое больше. Мясник и бакалейщик принудили меня выдать им векселя сроком по 9 января, одному на 10, другому на 12 фунтов стерлингов. Хотя я и не представлял, как они будут оплачены, мне нельзя было доводить дело до суда, ибо тогда у меня в доме все бы рухнуло. Домовладельцу я задолжал 15, а в январе буду должен 21 фунт. Кроме того, должен зеленщику, булочнику, газетчику, молочнику и всем тем канальям, которых я утихомирил частичными платежами по возвращении из Манчестера249, наконец, торговцу одеждой, так как наступление зимы заставило нас приобрести самые необходимые зимние вещи, которые и пришлось взять в долг.

Мой доход к концу месяца составит самое большее 30 фунтов, так как эти паршивцы из «Presse» не напечатали части моих статей. Мне, разумеется, надо привыкнуть работать лишь «в пределах немецкого разума». (Вместе с тем они поднимают в своей газете большой шум по поводу моих статей.)

Мои долги (включая проценты, которые я должен уплатить в ломбарде и т. п.) составляют 100 фунтов. Просто поразительно, как отсутствие всяких доходов, вместе с невозможностью погасить когда-либо полностью все долги, все снова и снова выносит на поверхность старую дрянь, несмотря на всю оказываемую помощь.

Сегодня написал Дронке, поскольку он мне еще должен кое-что. Но я лишь слегка напомнил об этом, без нажима; позволил себе сказать ему, что если он сможет мне дать аванс, то ты, наверное, не откажешься поручиться за выплату последнего.

Когда я выберусь из этой мерзости, то с помощью Нью-Йорка и Вены смогу хоть как-нибудь существовать.

У моей жены были очень опасные нервные припадки, и д-р Аллен в течение нескольких дней опасался за нее. Он


168
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 ДЕКАБРЯ 1861 г.

знает или, вернее, догадывается, в чем дело, но слишком деликатен, чтобы сказать что-либо неподобающее. Бедная женщина еще очень больна. Однако при силе ее духа я не сомневаюсь, что при первом же благоприятном обороте дел она снова поправится.

Войны с Америкой, как я с первых же дней заявил в «Presse»*, не будет, и мне остается лишь сожалеть о том, что у меня не было средств, для того чтобы воспользоваться в течение этого сумасшедшего периода глупостью биржи, где господствуют Рейтер и «Times».

С твоей критикой Итцига (он написал мне из Флоренции, что имел с Гарибальди «очень интересное свидание» и т. д.) согласен. Второй том** интереснее хотя бы уже из-за латинских цитат. Идеологизм проходит через все, а диалектический метод применяется неправильно. Гегель никогда не называл диалектикой подведение массы «случаев» под общий принцип.

Работа моя подвигается вперед, но медленно250. В самом деле, невозможно при данных обстоятельствах быстро справиться с такими теоретическими предметами. Все же вещь становится значительно популярнее, а метод не так заметен, как в первой части***.

Привет.

Твой К. М.


* К. Маркс. «Инцидент с «Трентом»». Ред.

** Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав». Ред.

*** К. Маркс. «К критике политической экономии». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 120

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 13 декабря 1861 г.

Дорогой Фредерик!

Большое спасибо за твое письмо.

Дронке в виде компенсации за прежнюю работу сейчас же прислал 5 фунтов и вчера был лично здесь, имел свидание с одним из своих директоров.


169
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 ДЕКАБРЯ 1861 г.

Он хочет попытаться учесть векселя. Я ему сразу заявил, что главное условие это то, чтобы они не были пущены в оборот до истечения срока.

Эта собака Коллер применил другой маневр. Он не направил дело в суд графства, а передал его в суд шерифа, повысив иск до 20 фунтов, - будто бы я обязывался нести все издержки по «Господину Фогту». Это - в ответ на мой встречный иск.

Мой адвокат, Герберт Сидни, счел по формальным соображениям необходимым подать встречный иск в том же суде. Вся сложность заключается в том, что мое соглашение с Печем не было заключено в письменной форме.

Моей жене лучше.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 121

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 19 декабря 1861 р.

Дорогой Энгельс!

Ты знаешь, как произошла история с Дронке*. Я писал ему не насчет векселя, а насчет денег. В связи с этим мне пришлось, естественно, проинформировать его о том критическом положении, в котором я находился и которое он, как и любой другой, должен был счесть и считает естественным ввиду американских событий. Получив это сообщение, он пришел ко мне, и, таким образом, возникла та сделка, о которой я и не подумал бы, если бы в твоем письме не было ясно сказано, что ты готов акцептировать вексель, если я смогу его учесть при посредстве Фрейлиграта «или кого-либо другого»251. Пишу это для того, чтобы снять с себя упрек в мнимой нескромности.

С Фрейлигратом, как я и предвидел, ничего не получилось. У него имелся только портной, да и того он уже потерял ко времени истории с «Tribune», - после того, как удрали, не заплатив ничего, два его приказчика, набравшие на 70 фунтов


* См. настоящий том, стр. 167. Peд.


170
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 ДЕКАБРЯ 1861 г.

одежды благодаря его рекомендации. К тому же мои отношения с Фрейлигратом настолько изменились, что даже мои векселя на «Tribune» он весьма неохотно позволил учесть у Бишофсхейма. Но совершенно независимо от доброй воли он просто не может, тем более, что скрытое банкротство его банка известно всему Лондону.

Одновременно с письмом к тебе ставлю в известность и Дронке, что сделку с ним я заключил по недоразумению и ввиду этого прошу считать ее недействительной. В то же время я сообщил ему, что если он может учесть вексель на мое имя без какого-либо посредничества других лиц, то это было бы мне очень приятно. Я вынужден был ему это написать, поскольку не вижу никакого другого выхода, и мне действительно угрожает большая опасность. Его адрес следующий: 49, Oldhall Street, Liverpool; на конверте должна быть сделана надпись: «Личное». Согласно заверениям самого Дронке (полагаю, однако, что он находится еще в Ньюкасле, а вовсе не в Ливерпуле), он намерен был устроить это дело исключительно через своего собственного банкира.

К сожалению, я не смог воспрепятствовать моей жене ознакомиться с содержанием твоего письма, поскольку оно касалось вексельных операций. А подобные вещи всегда вызывают у нее своего рода пароксизм.

Что касается войны с Америкой, то возможно, что Паму* и удастся добиться ее, но это будет нелегко. Ему нужен предлог, а я не думаю, чтобы Линкольн дал этот предлог. Часть кабинета - Милнер Гибсон, Гладстон, в известной степени Льюис - не может быть так одурачена, как Джон Рассел.

Если взять дело само по себе, то американцы, исходя из действующего у них английского морского права, не совершили никакого нарушения ни по существу, ни по форме. Что касается вопроса о материальном праве, то сами английские королевские юристы разрешили вопрос в этом смысле252. Но так как Паму нужен был предлог, то они сослались на error in forma**, техническую сторону дела, юридическую увертку. Но даже и это неверно. Согласно английскому морскому праву, надо различать две вещи: является ли нейтральное судно перевозчиком грузов и лиц неприятеля или военной контрабанды, независимо от того, предметы это или люди. В последнем случае судно вместе с грузом и людьми должно быть задержано и доставлено в порт для вынесения судебного ре-


* - Пальмерстону. Ред.

** - ошибку в форме. Ред.


171
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 ДЕКАБРЯ 1861 г.

шения. В первом же случае, если нет никакого сомнения, что товары не перешли в собственность нейтрального государства (по отношению к людям это само по себе невозможно), неприятельские грузы или пассажиры подлежат конфискации в открытом море, а судно и т. п. отпускается на свободу. Этих юридических норм - независимо от властей - Англия постоянно придерживалась на практике, в чем я убедился, просмотрев в «Cobbett's Register»* всю историю споров с нейтральными государствами начиная с 1793 года.

С другой стороны, поскольку английские королевские юристы ограничились констатацией error in forma, то есть признали за янки право конфисковывать и отводить в порт для судебного разбирательства всякое английское судно, перевозящее неприятеля, то янки будет совсем не трудно заявить - и они, по моему мнению, так и сделают, - что они удовлетворены этой уступкой, что будут впредь соблюдать все формальности при конфискации и т. д. и что согласны по такому случаю выдать Мэзона и Слайделла.

Конечно, если Пам хочет войны во что бы то ни стало, то он ее добьется. Но, мне кажется, не это является его целью. Если американцы поступят так, как я предполагаю, то Пам преподнесет тупоумному Джону Булю новые доказательства того, что он «истинно британский министр»253. Тогда он сможет себе позволить решительно все. Он воспользуется этим поводом, чтобы: 1) навязать янки признание Парижской декларации о правах нейтральных стран254 и т. д.; 2) попытаться под этим предлогом сделать то, чего он до сих пор не осмеливался, -предложить парламенту и заставить его санкционировать отказ от старинного английского морского права, осуществленный Кларендоном по его (Пама) поручению за спиной короны и без ведома парламента. Пам стар, а русские со времен Екатерины II стремятся добиться признания Парижской декларации. Для этого им недостает еще двух вещей: санкции английского парламента и присоединения Соединенных Штатов. И то, и другое будет достигнуто в данном случае. Весь этот воинственный спектакль кажется мне лишь театральным реквизитом, который предназначается для того, чтобы выставить перед недалеким Джоном Булем окончательный отказ в пользу России от своего собственного морского права как победу, одержанную над янки благодаря мужеству «истинно британского министра».


* - «Cobbett's Weekly Political Register». Ред.


172
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 ДЕКАБРЯ 1861 г.

Второстепенным поводом для этого воинственного шума были: отвлечение внимания от Польши (ведь даже такие парни, как Кенингем из Брайтона, требовали на публичных митингах прекращения дальнейшей выплаты голландско-русского займа255) и отвлечение внимания от Дании, где Россия в данный момент занята устранением Глюксбурга - вероятного претендента, ею же самой выдвинутого.

Возможно, конечно, что янки не уступят, и тогда Пам, связанный своими прежними приготовлениями и хвастливыми речами, будет вынужден начать войну. Тем не менее, я готов поставить 100 против 1, что этого не произойдет.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 122

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 27 декабря 1861 г.

Дорогой Энгельс!

В тот момент, когда внешний мир начал досаждать мне своими «предупреждениями», я написал - так как мне не хотелось вечно надоедать тебе - помимо матери и родственников, также и Зибелю. Этот юноша, как я вижу из его письма, снова писал тебе. Считай это дело несостоявшимся.

Мне очень неприятно, что тебе пришлось из-за меня выдать Дронке долговую расписку.

Сначала он обещал устроить это дело в менее обременительной форме и на более продолжительный срок.

Я еще не знаю, каким образом мне удастся выбраться из этого кризиса. В любом случае, так как я не вижу никакой другой возможности, придется написать домовладельцу, что сейчас я не могу заплатить, что согласен выдать ему вексель и т. д.


173
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ДЕКАБРЯ 1861 г.

А тут еще с этим процессом* никак не ладится. Ввиду того, что спор идет вокруг вопроса об участии в деле, мой адвокат считает нужным перенести разбирательство из суда шерифа в Высокий суд, иначе меня присудят к уплате 20 фунтов. На 3 января меня вызывают в суд шерифа. Оплошность состоит в том, что я не заключил никакого письменного соглашения с А. Печем. Мой адвокат Сидни полагает, что в Высоком суде у меня больше шансов выиграть дело.

Паршивая «Presse» не печатает и половины моих статей. Вот ослы. Любопытно, как они будут мне платить. Писать ли мне отдельные статьи на «авось» - или как?

А пока желаю счастья в Новом году! Если он будет походить на старый, то, по-моему, пусть лучше отправляется к черту.

Привет.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 162-163, 169. Ред.

Впервые опубликовало с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marxv. Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung. Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII. 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


174

1862 год 123

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 25 февраля 1862 г.

Дорогой Энгельс!

Мое длительное молчание объясняется не какими-либо «внутренними побуждениями», а давлением внешних обстоятельств, которыми я не хотел ни докучать тебе, ни мучить тебя.

Как тебе известно, к Новому году я смог погасить только часть своих долгов, платежи по которым уже никак нельзя было больше откладывать (например, моему домовладельцу, которому к концу следующего месяца буду должен за целый год). Основная сумма пошла на уплату долгов, по которым были выданы векселя.

Венская «Presse», как это и следовало предвидеть, учитывая нынешние дрянные условия в Германии, не оказалась той дойной коровой, которой ей полагалось бы быть. Считается, что я получаю за статью 1 фунт. Но так как эти субъекты из четырех статей печатают лишь одну, а зачастую и ни одной, то в результате получается чертовски мало, не говоря уже о потере времени и досаде по поводу того, что приходится писать на авось, не зная, соизволит ли милостивая редакция дать свое разрешение на опубликование той или иной статьи.

В процессе против Коллера* мне пришлось уступить и прежде всего потому, что адвокату потребовались 30 фунтов аванса, так как дело перешло в Высокий суд, а я этих денег, понятно, не мог достать. Пришлось заплатить 5 фунтов адвокату и приглашенному им юристу. С Коллером заключил


* См. настоящий том, стр. 162-163, 169, 173. Ред.


175
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 28 ФЕВРАЛЯ 1862 г.

соглашение, по которому обязался выплатить ему 18 фунтов, по 2 фунта в месяц; первые 2 фунта я уплатил ему в последний день января, следующие 2 фунта должен заплатить в конце февраля, но не знаю еще, где их возьму.

В течение последних двух месяцев «Presse» поместила так мало моих статей, что мой актив у нее совершенно ничтожен.

Положение становится еще менее приятным из-за того, что Женничка почти два месяца находится под наблюдением врача. Девочка заметно похудела. Женни теперь уже настолько выросла, что сознает всю тяжесть и всю горечь нашего положения, и я думаю, что это-то и является главной причиной ее физических страданий. (Кстати. Аллен прописал ей вчера вино, и поэтому я был бы рад, если бы ты прислал нам несколько бутылок.) Она, например, без нашего ведома была у миссис Юнг, чтобы узнать, не может ли она поступить в театр.

Если взять все это в целом, то, право же, такое прозябание не стоит того, чтобы жить.

Что касается уркартовских газет*, то до сих пор никак не мог их собрать. Напиши мне, с какого номера начать, и Коллет сделает все, что нужно. Прилагаю донос этого субъекта на Бакунина256, которого я не видел. Он живет у Герцена.

Ты не разузнал, действительно ли лассалевский опус** отправлен Августу Филипсу?

Привет.

Твой К. М.


* Имеется в виду «Free Press». Ред.

** Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 124

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 28 февраля 1862 г.

Дорогой Мавр!

Сегодня высылаю на твое имя, с оплаченной доставкой, - ящик, содержащий: 8 бутылок бордо,


176
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 28 ФЕВРАЛЯ 1862 г.

4 бутылки старого рейнвейна 1846 года, 2 бутылки шерри.

Портвейна, подходящего для данного случая, у меня сейчас нет. Надеюсь, что это пойдет Женни впрок. Бедное дитя! Впрочем, я думаю, что положение не столь опасно. Она сильно выросла, и хороший уход и движение снова восстановят ее силы.

2 ф. ст. для Коллера вышлю тебе завтра или в понедельник.

В этом году я проживаю больше того, что составляет мой доход. Кризис нас сильно затронул257, мы не получаем никаких заказов и со следующей недели будем работать только полдня. При этом я должен выплатить Дронке в течение месяца 50 фунтов и на будущей неделе уплатить за свою квартиру за весь год. Я отсюда выезжаю; сегодня утром проклятая Сара выкрала у меня деньги из кармана сюртука. Поэтому не адресуй ничего больше на Торнклиф Гроу. Я почти все время живу теперь у Мери*, чтобы тратить как можно меньше. К сожалению, без квартиры мне не обойтись, иначе я совсем бы перебрался к ней. Нового жилья у меня еще нет, и мне придется его искать. Напиши поскорее опять, как обстоят дела. Что с «Tribune»?

Нужна ли тебе военная статья об Америке для «Presse»?

Мне недостает номеров «Free Press» за октябрь - февраль 1861/62 годов.

Сердечный привет твоей жене и девочкам.

Твой Ф. Э.


* - Мери Бёрнс. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается no рукописи Перевод с немецкого 125

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 3 марта 1862 г.

Дорогой Энгельс!

Посылаю сегодня жену в ломбард посмотреть, нельзя ли там что-нибудь сделать, потому что получил свински грубое письмо от своего домовладельца, а если этот тип пришлет ко мне в дом брокера258, то да сжалится надо мной небо...


177
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 МАРТА 1862 г.

Вино еще не прибыло.

Было бы очень хорошо, если бы ты на этой неделе (до утра пятницы) прислал мне написанную по-английски статью о войне в Америке. Можешь писать, совершенно себя не стесняя. «Tribune» напечатает это как письмо иностранного офицера. Nota bene: «Tribune» ненавидит Мак-Клеллана, который находится в союзе с демократической партией и который, пока он был главнокомандующим всеми армиями, своим непосредственным вмешательством препятствовал каждой военной операции, - не только на Потомаке (где это вмешательство, возможно, имело оправдание), но и на всех театрах войны, в особенности на Западе. (Он же был и душой в высшей степени подлой интриги против Фримонта259.) Далее, этот же Мак, повинуясь кастовому духу и из ненависти к штатским, брал под защиту всех изменников в армии, как, например, полковника Мейнарда и генерала Стона. Арест последнего произошел через день или два после того, как Клеллан был отстранен от должности главнокомандующего всеми армиями. Также и бесстыжий вашингтонский «представитель» «New-York Herald»* был арестован как шпион против воли Мак-Клеллана и после того, как он накануне пригласил к себе весь штаб Мак-Клеллана на завтрак с шампанским.

Ты, наверное, помнишь, я с самого начала тебе говорил, что из надежд, возлагаемых на торговлю с Китаем, ничего не выйдет. Последний отчет министерства торговли260 подтверждает это: 1860 г. 1861 г. ф. ст. ф. ст.

Китай ...........................................................2 872 045 3 114 157

Гонконг .......................................................2 445 991 1 733 967 ------------------------ Всего .....................................5 318 036 4 848 124

Таким образом, общая сумма вывоза уменьшилась. Возрос прямой вывоз, меньше стал вывоз через Гонконг. А тем временем русские снова овладели одним очень хорошим островом у берегов Кореи. Прибавь к этому их новые «оккупации» на Яве**, и ты увидишь, что им обеспечено господство над северной частью Тихого океана. Насколько вся английская пресса русифицирована под влиянием Пама***, доказывает ее глубокое молчание по поводу продвижения России в этом районе, а также ее пассивная позиция в отношении Польши.


* - Айвс. Ред.

** Нужно: в Японии (см. настоящий том, стр. 180). Ред.

*** - Пальмерстона. Ред.


178
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 МАРТА 1862 г.

Кстати. Будь так добр сообщить мне, наконец, что стало с книгой Лассаля*, предназначенной для моего кузена Филипса, так как за неимением этих сведений я не могу писать упомянутому кузену.

Привет.

Твой К. М.


* Ф. Лассаль. «Система приобретенных прав». Ред.

** - Августу Филипсу. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III. Stuttgart, 1913

Печатается no рукописи Перевод с немецкого 126

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 5 марта 1862 г.

Дорогой Мавр!

При сем прилагается почтовый перевод на 2 фунта - Кэмден-таун.

Книга давно отправлена, а именно 9 октября, в пакете на имя нашего агента Э. Шрёдера в Амстердаме; пакет этот был присоединен к тюку № 118, предназначенному для фирмы Б. тер-Хаар и сын, находящейся там же. Шрёдеру я приложил тогда еще пару строк с просьбой позаботиться о посылке. Все было правильно адресовано твоему кузену**, который, таким образом, может обратиться только к Шрёдеру в случае, если он еще не получил книги.

Статью ты получишь. Хвастуны с Юга получают сейчас отменные удары. Отраднее всего прием, оказанный канонеркам на всем протяжении реки Теннесси до Флоренса в Алабаме (здесь начинаются ракушечные болота, прерывающие судоходность). На западе Теннесси, в равнине, подавляющее большинство также за Союз. 15000 пленных, в том числе лучший генерал конфедератов - Джонстон, решивший исход битвы при Булл-Ране быстрой концентрацией своих войск к центру, - это не шутка261.


179
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 МАРТА 1862 г.

Сегодня вечером увижусь с Лупусом. Если он сможет одолжить мне хоть немного до 1 июля, то я это тебе устрою. Сам же я пока сижу без гроша. Если в Америке не будет заключен мир или не будет достигнуто какое-то решение, то может случиться, что весь мой доход с 1 июля 1861/62 г. сократится до 100 фунтов, и я, таким образом, окажусь в долгах. У нас масса товара, и мы ничего не можем продать; если товар этот застрянет у нас до тех пор, пока дела в Америке уладятся, то мы, пожалуй, потеряем всю прибыль, полученную нами до конца декабря. Все же я думаю, что драка продлится еще долго, так как не вижу, каким образом эти ребята смогут заключить мир.

Что это за русский остров около Кореи? И какие это оккупации на Яве? (Может быть, в Японии?) Мне ничего об этом не известно. Как обстоит дело с «Free Press»?

Впрочем, судя по твоим данным, вывоз в Китай все же значительно увеличился. Десять лет тому назад, насколько я помню, он колебался в пределах от 1 до 3 миллионов.

Как здоровье Женнички? Сердечный привет ей, твоей жене и Лауре.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. III, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 127

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 6 марта 1862 г.

Дорогой Фредерик!

Большое спасибо за перевод и вино. Эта собака Коллер, имеющий от меня долговую расписку*, уже вчера прислал мне напоминание.

При сем прилагаются три последних номера «Free Press». Самого Коллета я еще не видел.

Он наверняка сможет достать также и остальные номера.


* См. настоящий том, стр. 174-175. Ред.


180
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 МАРТА 1862 г.

В письме к тебе вместо Японии оказалась Ява*. Эти факты я взял из различных номеров «Tribune», в которых были напечатаны официальные русские донесения и отчеты американских консулов, - в английской прессе об этом не было ни слова. Номера газеты посланы мной Уркарту и еще не получены обратно. Я использовал их сначала для статьи в «Presse» о продвижении русских в Азии. Но эти ослы статьи не напечатали. Ты ведь знаешь, какая у меня плохая память на имена. Поэтому я не могу привести тебе сейчас названий. Первый остров** расположен как раз посредине между юго-западной оконечностью Японии и Корейским полуостровом. Он обладает большими гаванями, способен, по словам американского отчета, стать Севастополем № 2. Что касается других островов, относящихся непосредственно к Японии, то среди них находится, если я не ошибаюсь, Иессо***. Но я постараюсь получить обратно эти документы262.

Торговля с Китаем, по сравнению с состоянием ее до 1852 г., конечно, возросла, но далеко не в такой степени, как торговля с другими рынками со времени открытий в Калифорнии и Австралии263. Кроме того, в прежних отчетах Гонконг как английское владение рассматривался отдельно от Китая, так что вывоз под рубрикой «Китай» был всегда (со времени 40-х годов) меньше, нежели вывоз в целом. Наконец, прирост, достигнутый, начиная с 1859 г., в 1861 г. вновь понизился до прежнего уровня.

Отчет министерства торговли за 1861 г. показывает большое изменение, уже вследствие американского кризиса, той роли, которую играют различные рынки для английского экспорта. На первом месте - Индия с 17923767 ф. ст. (включая Цейлон и Сингапур; Индия одна - 16412090).

Вторым по значению рынком является Германия, занимавшая обычно четвертое место. В 1860 г. - 13489513 ф. ст., в 1861 г. - 12937273 (без учета того, что идет через Голландию и, в меньшей степени, через Бельгию). Принимая во внимание это экономическое значение Германии для Англии, какую дипломатию могли бы мы при других условиях противопоставить неуклюжему Джону Булю!

Франция в этом году занимает пятое место. В 1860 г. - 5249980; в 1861 г. - 8896282, но сюда включена и Швейцария. Зато для Франции Англия является теперь первым рынком.


* См. настоящий том, стр. 177. Ред.

** Речь идет об островах Цусима. Ред.

*** Японское название: Эдзо (Хоккайдо). Ред.


181
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 МАРТА 1862 г.

Из общей суммы вывоза в 125115133 ф. ст. (за 1861 г.) 42260970 ф. ст. приходятся на английские «владения» и «колонии». Если сюда прибавить все то, что Англия помимо этого вывозит в Азию, Африку и Америку, то остается самое большее от 23 до 24 процентов на вывоз в европейские государства. Если Россия будет и впредь продвигаться в Азии таким же бурным темпом, как за последние десять лет, - до тех пор пока не сконцентрирует все свои усилия на Индии, - то мировому рынку Джона Буля придет конец; этот конец будет еще ускорен протекционистской политикой Соединенных Штатов, от которой они теперь, наверное, не так скоро откажутся, хотя бы в отместку Джону. Кроме того, Джон Буль с ужасом узнает, что его главные колонии в Северной Америке и в Австралии становятся протекционистами в той самой мере, в какой Джон Буль становится фритредером. Самодовольная, непроходимая глупость, с которой Джон восхищается «энергичной политикой» Пама* в Азии и в Америке, обойдется ему дьявольски дорого.

Что южане заключат мир до 1 июля 1862 г., - это кажется мне не очень вероятным. Если северяне 1) обеспечат за собой пограничные штаты, - а о них в сущности идет речь с самого начала войны, - 2) захватят Миссисипи до Нового Орлеана и Техас, то начнется второй период войны, во время которого северяне, не прилагая никаких особых военных усилий, просто посредством карантина принудят, в конце концов, штаты, расположенные вдоль Мексиканского залива, к возвращению в Союз по своей воле.

Поведение Буля во время этой войны, пожалуй, самое постыдное из всего того, что когда-либо происходило.

Синяя книга о Мексике264 превосходит в смысле грубости английского поведения все, что до сих пор было известно в истории. По сравнению с сэром Ч. Ленноксом Уайком, Меншиков кажется истинным джентльменом. Эта каналья не только проявляет самое необузданное рвение в выполнении тайных инструкций Пама, но стремится грубостью отомстить также за то, что мексиканский министр иностранных дел (ныне в отставке) сеньор Самакона, бывший журналист, неизменно доказывал свое превосходство в дипломатической переписке. Что касается стиля этого молодца, то ниже привожу несколько образцов из его депеш к Самакона: «Произвольный акт, приостановивший на два года всякие платежи265 и лишающий заинтересованные стороны их денег на этот период времени, что означает для них абсолютную потерю столь значительных цвнностей».


* - Пальмерстона. Ред.


182
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 МАРТА 1862 г.

«Умирающий от голода может в своих глазах оправдать кражу хлеба тем, что его принудила к этому повелительная необходимость; но аргумент этот не может оправдать, с моральной точки зрения, нарушение им закона, которое имеет то же значение, отвлекаясь от всякого сентиментализма, как если бы преступление не имело извиняющего обстоятельства. Если он действительно умирал от голода, то он прежде всего должен был попросить пекаря утолить его голод, но поступать так» (умирать от голода?) «по собственному усмотрению, без разрешения, это значит поступить так, как поступило в данном случае мексиканское правительство по отношению к своим кредиторам».

«Что касается той точки зрения, исходя из которой Вы рассматриваете вопрос, как это выражено в Вашей вышеупомянутой ноте, то уж извините меня, если я скажу, что ее нельзя обсуждать односторонне без того, чтобы не принять во внимание также и мнение тех, которым приходится непосредственно страдать от практического применения этих исходящих от Вас идей».

«Получив впервые известие относительно этой чрезвычайной меры, я имел полное право выразить свое неудовольствие, увидев ее отпечатанной в объявлениях, расклеенных на многолюдных улицах...»

«Мне необходимо исполнить долг как по отношению к моему собственному правительству, так и по отношению к тому, при котором я аккредитован, каковой побуждает меня...» и т. д.

«Я прерываю всякие официальные сношения с правительством этой республики до тех пор, пока таковое Ее величества не примет всех тех мер, которые они найдут нужными».

Самакона писал ему, что волнения в Мексике за последние 25 лет вызывались, главным образом, интригами иностранных дипломатов. Уайк отвечал ему, что «население Мексики настолько деградировало, что представляет опасность не только для него самого, но и для всех, кто приходит с ним в соприкосновение!»

Самакона писал Уайку, что предложения последнего кладут конец самостоятельности республики и оскорбительны для всякого независимого государства. Уайк отвечал: «Извините меня, если я добавлю, что сделанные мною предложения не становятся еще непременно недостойными и невыполнимыми из-за одного того, что Вам, лицу заинтересованному» (id est* как министру иностранных дел Мексики), «угодно это утверждать».

Однако satis superque**...

Судя по письму Шили к Рейнлендеру дела в Париже идут очень неважно, и Баденге*** без войны не продержится и года. Какое несчастье для этого субъекта, что ему приходится править парижанами, а не восхищающимися им берлинцами!

Привет.

Твой К. М.


* - то есть. Ред.

** - более чем достаточно. Ред.

*** - Наполеон III. Ред.


183
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 8 МАРТА 1862 г.

Р. S. 1) Как мне перевести по-немецки «gigs»*?

2) Что такое feeders on circular frames**?

3) He можешь ли ты перечислить мне все категории рабочих (исключая лишь занятых на складе), которые имеются, к примеру, на вашей фабрике, с указанием количественных соотношений между ними? Мне для моей книги266 необходим как раз пример, показывающий, что в механических заведениях не существует разделения труда в том виде, в каком оно является основой мануфактуры и описано А. Смитом. Положение это выдвинуто еще Юром***. Подойдет любой пример.

Я должен написать этим типам в «Presse», что необходимо новое соглашение. Меня не трогает, что они не печатают самых лучших статей (хотя я все время пишу так, что они могли бы их напечатать). Но с финансовой стороны не годится, когда они печатают только одну статью из четырех - пяти и только за одну платят. Это ставит меня ниже даже penny-aliner****.


* - «ворсовальные машины». Ред.

** - подающие механизмы у циркулярного ткацкого станка. Ред.

*** А. Смит. «Исследование о природе и причинах богатства народов»; Э. Юр. «Философия фабрики». Ред.

**** - строчкогонов. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd, III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и английского 128

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 8 марта 1862 г.]

Дорогой Мавр!

Прилагаю при сем обещанное. Вторая статья последует на будущей неделе267. Лупуса я еще не видел, сегодня вечером пойду к нему. Номера «Free Press» и твое письмо получены.

Знаешь ли ты прусского эмигранта по имени Зиппель, математика по специальности? Парень этот, по слухам, является домашним учителем в семействе некоего Монтгомери в Хэмпстеде и будто бы был арестован в Пруссии во время путешествия с этой семьей, еще до амнистии, а затем, после нескольких месяцев заключения, снова выпущен на свободу; теперь он добивается кафедры математики в Белфастском университете. Один человек здесь желал бы иметь подробные


184
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 8 МАРТА 1862 г.

сведения о сем муже; у него, как видно, есть какое-то дело к последнему.

Телеграммы в будущем адресуй: 7, Southgate, St. Mary's, Manchester.

Спешу.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 129

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 15 марта 1882 г.

Дорогой Энгельс!

Ввиду того, что твоя статья не прибыла*, я не смог сегодня написать в Нью-Йорк. У меня теперь не такие отношения с «Tribune», чтобы я мог вместо продолжения (в случае, если она напечатает статью) послать ей что-либо другое, и она поместила бы это. Я скорее уверен в том, что она собирается снова выкинуть меня за борт вместе со всеми другими европейскими корреспондентами. Формат ее уменьшен; из трех статей она печатает, быть может, одну, а то и ни одной. Это обычные предвестники подобной процедуры.

Пришли поэтому ко вторнику продолжение, а еще лучше - окончание, поскольку для нее значительный интерес может представлять лишь та часть статьи, которая содержит предположения относительно будущего.

Моя книга** не очень продвигается вперед, ибо работа затрудняется, id est*** прекращается, часто на целые недели, из-за домашних неурядиц. Женничка далеко еще не поправилась окончательно.

Привет.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 177. Ред.

** См. настоящий том, стр. 183. Ред.

*** - то есть. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


185
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 АПРЕЛЯ 1862 г.

130

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 апреля 1862 г.

Дорогой Фредерик!

Чувство такта подсказало моей жене не писать Дана. Каковы в действительности были намерения этих молодцов, теперь ясно видно уже из того, что они больше не посылают мне «Tribune».

При сем прилагаю письмо от Фридлендера, полученное в субботу. Что за фантазии у этих немцев! Я должен ему прислать статью об открытии выставки, которая, вместе с сезонным билетом, необходимым для этого, и костюмом, который мне пришлось бы приобрести, а также всякими другими побочными расходами, обошлась бы мне по меньшей мере в 10 гиней; взамен мне дают надежду поместить от четырех до шести статей - всего на 8 ф. ст. (summa summarum*), или, в лучшем случае, на 12 фунтов стерлингов. И так как у этих молодцов всегда приходится рассчитывать на минимум, то выходит, что к этим четырем статьям я должен буду добавить еще свои деньги! Я написал ему, что мне нельзя выходить на улицу и что поэтому я не могу снабдить их в четверг желаемой проповедью об открытии; но при случае я пришлю, среди прочих, несколько статей и о выставке268. Что касается «прочих» статей, то по сути дела оказалось, что речь идет об одной статье в неделю (по 1 ф. ст.), да и это еще сомнительно. Но я, конечно, вынужден это принять и уже принял, ибо что-нибудь все же лучше, чем ничего. Их теперь особенно интересует Америка, и было бы хорошо, если бы ты прислал мне еще на этой неделе статью о ходе войны (я имею в виду сражение у Коринта269) и вообще писал бы регулярно при каждом повороте военных событий.

Это нужно хотя бы для того, чтобы распространять в Германии через печать правильные воззрения на это важное дело. (Твои прежние статьи я уже обработал для них, и они уже напечатаны**.)

В своей «Новой науке» Вико заявляет, что Германия является единственной страной в Европе, где говорят еще «на героическом языке». Если бы старый неаполитанец имел удовольствие ознакомиться с языком венской «Presse» или берлинской «National-Zeitung», он отказался бы от этого предрассудка.


* - в общей сложности. Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Гражданская война в Америке». Ред.


186
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 АПРЕЛЯ2 г.

По возвращении в Лондон270 я обнаружил письмо от домовладельца, в котором он извещал меня о своем посещении сегодня (28 апреля), дабы получить остаток долга в 20 фунтов стерлингов. Но он не сможет получить ни одного сантима. За время моего четырехнедельного отсутствия список долгов по предметам первой необходимости, естественно, увеличился.

К тому же нужно срочно уплатить два долга, которые еще менее терпят отлагательства, чем долг домовладельцу. Это, во-первых, 7 ф. ст. учителю музыки, поскольку жена должна была, при создавшихся обстоятельствах, предупредить его об отказе от уроков, - следовательно, ему необходимо заплатить. Во-вторых, надо выкупить на 10 ф. ст. вещей из ломбарда, куда перекочевали не только вещи детей, но и вещи прислуги, вплоть до башмаков. Из-за домовладельца я здесь для всех (excepte* Боркхейма) пока еще инкогнито, так что моя жена скажет ему, будто я еще не вернулся и постарается отвлечь его на неопределенное время. Итак, все дело в изворотливости.

Боркхейм дал мне пока 20 фунтов; обещает вручить остальное в начале следующей недели.

Жена видела на улице Дронке с мадам и отпрыском, они ее не заметили.

Относительно Ариадны - adhuc sub judice lis est**. Речь идет здесь именно о юридическом споре. У Диодора она фигурирует в качестве звезды. Созвездия такого я не нахожу. Но зато есть такая малая планета - .№ 43, таблица II, Медлер, последний выпуск, 5 издание (оно у меня имеется), Берлин, 1861271. Таким образом, эта девица во всяком случае на небе имеется.

Остается лишь весьма щекотливый юридический вопрос: кто из вас выиграл пари - ты или Лупус. Твое общее утверждение, что все персонажи, помещенные греками среди звезд, продолжают существовать в астрономических картах, остается все же очень сомнительным.

Что ты еще хотел, кроме проекта бюджета английской армии? Как только обрету вновь «подвижность», постараюсь это достать.

Кинкель уехал с видом побитой собаки. Он не отвечает. Вместо этого несколько строк от негодяя Беты, в которых последний свидетельствует, что лишь после настояний с его стороны в течение полугода Готфрид прислал ему нужные биографические сведения (ими тот же негодяй с давних пор регулярно пользовался каждые два года), а фотографию и т. д. предоста-


* - за исключением. Ред.

** - спор продолжается и поныне (Гораций. «Наука поэзии»). Ред.


187
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5 МАЯ 1862 г.

вил, согласно желанию Кейля, издателя «Gartenlaube». Но вся суть-то в том, что после истории с Макдоналдом Кейль и Бета (соответствующее письмо последнего имеется у Юха, и Эйххоф знаком с его содержанием) отказывались выступить с этим, и Готфрид лишь с трудом добился, наконец, этого «выступления»272. Пишу, однако, Эйххофу, чтобы он пока ничего не предпринимал, поскольку это может лишь смягчить поражение Готфрида. Дело в том, что Юх слишком труслив, чтобы выступить с письмом Беты, иначе он бы уже сделал это по собственной инициативе в виде ответа на заявление последнего.

Привет.

Твой К. М.

Женничка все еще далеко не та, какой следовало бы быть. Ребенок был серьезно болен; теперь поправляется.

Прилагаемую подборку извлечений из Уркарта тебе надо прочесть.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. III, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд.,т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 131

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 5 мая 1862 г.

Дорогой Мавр!

На прошлой неделе у меня было очень много хлопот по конторе и, кроме того, я был немного нездоров, оттого и не писал. Благородное письмо Фридлендера пересылаю обратно. У этих людей странное представление о Лондоне!

Что касается «Tribune», то в «Manchester Examiner and Times», в отделе литературных новостей, я нашел заметку, в которой говорится об уходе Дана из «Tribune» «ввиду разногласий во взглядах с мистером Хорасом Грили». Таким образом, виной всему, по-видимому, этот старый осел с ангельским ликом273. Я бы так просто им этого не спустил, а, по крайне» мере, потребовал бы от Дана дополнительных объяснений, -


188
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5 МАЯ 1862 г.

что все это должно означать ц кто теперь вместо него заправляет в «Tribune», чтобы знать, с кем теперь нужно иметь дело. Если они хотят порвать, то заставь их хотя бы сказать об этом.

Я бы не согласился так просто, без всяких разговоров, принять к сведению их косвенные намеки. Если ты после этого уйдешь в какую-нибудь другую нью-йоркскую газету, то они всегда смогут изобразить дело так, будто это ты, изменил им. А кроме того, должны же они указать какую-нибудь причину.

Боркхейм пишет мне, что он выплатил тебе остающуюся сумму; надо полагать, что ты, таким образом, избавлен от ареста.

Ad vocem* Ариадны, то я безусловно прав**. Старые изображения созвездий все еще существуют на современных картах. Утверждения Диодора не авторитетны. Он не был астрономом. Кроме того, важен буквальный текст. Я держал пари за созвездие. Что она фигурирует среди новооткрытых астероидов, это мне самому пришло потом в голову, однако это, разумеется, не имеет никакого отношения к делу.

Помимо сметы расходов военного министерства (pro*** 1862 г.) мне нужен представленный парламенту доклад, в котором излагается новая организация индийской туземной армии (в том виде, как она существует сейчас, с 1861 г., то есть число полков с их старыми и новыми наименованиями, поскольку частью они сохранились и теперь, а частью перенумерованы заново)274.

Не можешь ли ты достать мне «Free Press» за апрель? За май постараюсь раздобыть ее здесь.

Об Америке: 1) Сражение под Коринтом****. Стоит в одном ряду со всеми большими, хорошо проведенными современными сражениями, в которых силы обеих сторон примерно равны: Эйлау, Ваграм, Люцен, Бауцен (здесь французы, правда, имели значительное превосходство в численности, но без кавалерии они были не в состоянии преследовать противника), Бородино, Маджента, Сольферино. Битва, по выражению Клаузевица, разгорается медленно, как мокрый порох, истощает силы обеих сторон, и в итоге преимущества, определенно завоеванные победившей стороной, носят скорее моральный, чем материальный характер275. Во всяком случае, временные преимущества, достигнутые Борегаром в воскресенье, были гораздо ощутимее и значительнее тех выгод, которых добились Грант и Бьюлл в поне-


* - Что касается. Ред.

** См. настоящий том, стр. 186. Ред.

*** - за. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 185. Peд.


189
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5 МАЯ 1862 г.

дельник. Конфедератам досталась масса трофеев, хотя они, в конечном счете, были побеждены, то есть вынуждены отказаться от своего наступления и отойти назад. Это - что касается тактической стороны. Стратегическая же сторона заключается вот в чем: Борегар сконцентрировал все войска, которые он смог получить, чтобы разбить подступавшие дивизии федералистов по возможности поодиночке. Это ему не удалось. Войска Гранта, Бьюлла и Уоллеса оказались достаточно сильными, чтобы отразить его. Проиграв сражение, федералисты потеряли бы и Теннесси, теперь же они утвердились там. Только благодаря своим укреплениям у Коринта Борегар не оказался вынужденным сразу же отступить дальше к югу. Смогут ли эти укрепления защитить его от наступления Галлека (принявшего теперь командование), этого мы знать не можем. Так же мало можно верить слуху, что он получил колоссальные подкрепления из Миссисипи, Луизианы и Алабамы. Если это отчасти и так, то ведь это же сплошь рекруты, которые скорее будут для него помехой, чем принесут пользу. С другой стороны, силы при Питтсбург-Ландинге были так близки к равновесию, что без подкреплений Галлеку будет также нелегко атаковать укрепленный лагерь или вести какие-либо иные крупные наступательные действия. Мы не знаем, какие еще войска, помимо использованных в бою под Питтсбург-Ландингом, имеются у федералистов в Теннесси и Кентукки, и поэтому трудно сказать, каковы шансы обеих сторон. Пока что унионисты перерезали железнодорожную линию от Мемфиса на Чаттанугу (id est* на Ричмонд, Чарлстон и Саванну) как западнее, так и восточнее Коринта. Таким образом, Борегару приходится довольствоваться только одной железнодорожной линией (на Мобил и Новый Орлеан), и весьма сомнительно, сможет ли он снабжать провиантом свои войска в Коринте в течение длительного времени276.

2) Виргиния. Герой Мак-Клеллан зашел в тупик. Полагаю, что здесь он похоронит свою фальшивую славу. Он заставил Мак-Дауэлла уступить ему еще одну дивизию, но это ему мало поможет. Спасти его могут лишь броненосцы, из которых один («Галена») снова ушел в Монро. Посмотри об этом корреспонденцию из Америки в сегодняшнем номере «Morning Star», весьма интересную для Австрии. В этой заметке ты найдешь также объяснение того, почему недавно «Монитор» спокойно остался на месте, когда «Мэрримак», «Йорктаун» и др. захватили


* - то есть. Ред.


190
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5 МАЯ 1862 г.

три транспортных судна. Эти суда, очищая реку по обеим сторонам и действуя своим фланговым и кормовым огнем, могли бы вновь спасти осла или предателя*, так же как канонерские лодки спасли при Питтсбург-Ландинге Шермана (у него были сплошь молодые войска, еще не побывавшие в огне).

3) Горный округ. Фримонт все еще остается в Уилинге, вследствие чего горная часть Южной Виргинии, так же как и Восточный Теннесси все еще находятся в руках врага. Стало быть, самые лучшие области Союза/ В чем дело, объяснить невозможно. Во всяком случае, полк конфедератов, набранный еще в начале апреля в Ноксвилле (Теннесси), перейдет, наверное, при первом же выстреле.

Бонапарт снова интригует в Америке. Но он побоится влезть в это осиное гнездо. Еще до истечения года (vide** «Morning Star») его броненосцы, так же как и все торговые суда французов, исчезли бы с океана, и тогда - пиши пропало!

Кстати. В сегодняшнем номере «Standard» (или в «Morning Herald») ты, наверное, прочитал, что генерал Геккер сделался главным вербовщиком негров (сообщение Манхэттэна). Сохрани же эту газету.

Что ты скажешь по поводу выборов в Пруссии? Поражение правительства столь велико, что оно равносильно его решительной победе277. Ведь это же побудит красавца-Вильгельма обратиться к самым крайним мерам. Теперь же они шлют ему сплошь демократов! Гамбургский корреспондент также уже говорит, что с ныне действующим избирательным законом ничего не создашь и что с ним невозможно управлять. Достопочтенный Твестен снова целиком погряз в парламентском кретинизме и хочет предложить вотум недоверия министрам.

Так или иначе, затруднения растут, а волны вздымаются все выше.

Как обстоит дело с вином для Женнички? Напиши мне, какие сорта Аллен рекомендует больше всего? Теперь могу послать немного также и портвейна, который очень рекомендую - старый, легкий, не отдает водкой; но его нужно сначала хорошенько профильтровать, так как пробка несколько отошла.

Сердечный привет.

Твой Ф. Э.


* - Мак-Клеллана. Ред.

** - смотри. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Enge!s und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


191
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 МАЯ 1862 г.

132

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 6 мая [1862 г.]

Дорогой Фредерик!

Прилагаемое в высшей степени любопытное письмо, напечатанное, хотя и в урезанном виде, газетами «Siecle», «Temps» и «Progres de Lyon» от имени венгерской молодежи в Париже и присланное мне Шили278, - верни обратно, после того как покажешь Лупусу. Эта «молодежь» собирается теперь выпустить памфлет о парижском триумвирате Кошут - Клапка - Тюрр с небезынтересными разоблачениями.

Кстати. Факты, содержащиеся в этом письме, ты можешь сообщить Эйххофу по адресу: 57, Ranelagh Street, Liverpool. Он сможет поместить это в «Zeitung fur Norddeutschland» (Ганновер).

Шили пишет мне, что недавно в бернской газете «Bund» (не можешь ли ты просмотреть это у себя в клубе?) было напечатано заявление одного венгерского эмигранта, в котором он называет Фогта «откормленной свиньей Пале-Рояля», а Фази, Кошута, Клапку и Тюрра изображает как «мошенников и игроков».

Получил от негодяя Коллера обратно 330 экземпляров «Фогта»*. Если бы только у меня была какая-нибудь возможность! Теперь, быть может, самый подходящий момент, чтобы вернуть себе 100% убытка. А именно, в Женеве и Берне. Как это было бы сейчас кстати.

«Press»** за апрель и май тебе пришлю. Впредь ты будешь получать ее регулярно. То, что ты просишь, id est*** проект бюджета, я тебе обеспечу.

Что касается вина, то детям, разумеется, больше всего нравится пестрая смесь разных сортов. Аллен же считает, кажется, наиболее подходящим бордо и портвейн.

Дана напишу еще раз. Особенно болезненно я ощущаю прекращение высылки «Tribune».

Это низость со стороны Грили и Мак-Элрата. Из последних номеров «Tribune» за март я узнал две вещи. Во-первых, что Мак-Клеллан точно знал об отступлении конфедератов за неделю до этого; во-вторых, что Рассел из газеты «Times» воспользовался тем, что ему удалось разнюхать


* К. Маркс. «Господин Фогт» (см. настоящий том, стр. 162-163, 174-175). Ред.

** - «Free Press». Ред.

*** - то есть. Ред.


192
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 МАЯ 1862 г.

в Вашингтоне во время инцидента с «Трентом»279, для игры на нью-йоркской бирже.

В Пруссии дело дойдет до coup d'etat, хотя и не произойдет coup d'eclat*.

Нынешний маневр Бонапарта в Мексике280 (первоначально эта затея исходила от Пама**) объясняется тем, что Хуарес признает лишь официальный долг Франции в 46000 фунтов стерлингов. Но Мирамон и его банда выпустили, при посредничестве швейцарского банкира Жеккера и К°, на 52000000 долларов государственных облигаций (уплатив в счет этой суммы около 4 млн. долларов). Эти государственные облигации - Жеккер и К° лишь подставные лица - перешли за гроши в руки Морни и К°. Они требуют от Хуареса признания этих долговых обязательств. Hinc illae lacrimae***.

Шурц - бригадный генерал у Фримонта!!!

Твой К. М.

Боркхейм выплатил мне остававшуюся сумму в прошлую пятницу.


* Игра слов: «coup d'etat» - «государственный переворот», «coup d'eclat'» - «взрыв», «доблестный подвиг». Ред.

** - Пальмерстона. Ред.

*** - Вот отчего эти слезы (Публий Теренций. «Девушка с Андроса», акт I, сцена первая). Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 133

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 12 мая 1862 г.

Дорогой Мавр!

Спешу отправить тебе 10 фунтов (О/А 40602, Манчестер, 24 января 1862), дабы ты мог успокоить мясника. Так как я прибуду в Лондон завтра в 5 часов утра, а в 7 часов уеду обратно, то мне, к сожалению, не удастся встретиться с тобой.

Что меня смущает у янки при всех их успехах, так это не военное положение само по себе.

Оно является лишь результатом вялости и тупости, проявляющихся на всем Севере. Где же тут в народе революционная энергия? Они позволяют


193
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 МАЯ 1862 г.

себя колотить, да еще порядком гордятся полученными тумаками. Имеется ли на всем Севере хотя бы единый симптом, свидетельствующий о том, что они принимают все это всерьез?

Ничего подобного я не видывал в Германии даже в самые худшие времена. Янки, напротив, больше всего, кажется, радуются тому, как они проведут своих государственных кредиторов.

До свидания.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 134

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 18 мая 1862 г.]

Дорогой Мавр!

Ты должен извинить меня за молчание. Мне никогда еще не приходилось принимать столько гостей, как на этой неделе. Австрийцы, хинтервальдцы281, французы, а сегодня Боркхейм посылает мне на шею еще своего компаньона - милая перспектива! У меня уже голова идет кругом от всего этого. А тут еще приходится со всем этим сбродом таскаться по трактирам и быть любезным. Черт бы побрал эту выставку!

Спешу.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 135

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 19 мая 1862 г.

Дорогой Энгельс!

Неделю тому назад, в прошлый четверг, ты мне писал, что намерен прислать вино для Женнички и компании*. Я показал


* См. настоящий том, стр. 190. Ред.


194
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 МАЯ 1862 г.

письмо детям. Но вино не прибыло, и дети были разочарованы. А между тем мне бы хотелось в данный момент доставить им удовольствие, так как в нашем доме сейчас царит большое уныние.

Нет ничего фатальнее того гнета, который тяготеет над всем нашим домом.

Я, к счастью, ничего не видел и не слышал о выставке и ее посетителях и надеюсь, что и впредь останусь «незатронутым» ею, так как я теперь совершенно не в состоянии принимать кого-либо из людей.

Как только у тебя будет время, напиши мне вкратце свое мнение о военных действиях в Соединенных Штатах, в частности о геройских деяниях Мак-Клеллана.

Привет.

Твой К. М.

Впереые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3,1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 136

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 23 мая 1862 г.

Дорогой Мавр!

Вино задержалось по той же причине, что и письмо. В этих делах я должен сам обо всем позаботиться, и пока купишь корзину и т. д., случается много проволочек. Вот и на этот раз мне пришлось отказаться от посылки портвейна, потому что он находится на моей квартире, и я не мог устроить, чтобы его доставили на склад. Корзина будет отправлена сегодня. Красное вино и хохгеймское 1846 года - специально для Женнички. Три бутылки, запечатанные красным сургучом и без этикетки, содержат рюдесгеймское 1857 года (то самое, которое мы здесь пили). На больных последнее действует слишком возбуждающе, для здоровых же людей оно, напротив, очень хорошо.

Штрон побывал здесь (как видишь, визитам нет конца). Он был в Берлине незадолго до роспуска палаты и много бражничал с рейнскими депутатами. Они чрезвычайно серьезно относятся ко всему положению, верят в свое всемогущество и почти


195
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 23 МАЯ 1862 г.

столь же сильно погрязли в парламентском кретинизме, как когда-то в 1848 году. Красный Беккер*, волосы которого за это время сильно поблекли, бегал целыми днями в вечернем одеянии, черный сверху донизу, облаченный во фрак. Его пузо сейчас толще, чем когда-либо. Там шатался и г-н Рудольф Шрамм, бывший от Штригау**, и плакался всякому, кто хотел его слушать, по поводу того, что публика нигде не желала его избирать и что ему это совершенно непонятно282. Однажды вечером Шрамм болтал ужасный вздор об Англии, на что Штрон ему сказал: «Послушайте, г-н Шрамм, если бы я пробыл в Англии так долго, как Вы, я бы постыдился молоть такую чепуху. Вы, как видно, все это время занимались там только тем, что спали». Обычно столь нахальный Шрамм ответил на это: «Видите ли, в Англии я был вынужден из-за своей жены вращаться в обществе, к которому я не подходил, и по той же причини не мог видеть тех людей, с которыми охотно бы встречался!!!»

Мак-Клеллан продолжает все в том же духе. Конфедераты постоянно ускользают от него, так как он никогда не нападает на них, оправдываясь тем, что они намного сильнее его. Очевидно, поэтому-то они все время и удирают. Ни одна война еще никогда не велась таким образом, и его когда-нибудь отблагодарят за это. Между тем, этих мелких неудачных боев при отступлении и этого непрерывного бегства уже достаточно, чтобы серьезно деморализовать конфедератов, и это даст себя знать, когда дело дойдет до решающего сражения.

Взятие Нового Орлеана - мастерская операция флота. Особенно великолепно прохождение мимо фортов. После этого все остальное было уже просто283. Моральное воздействие этого события на конфедератов было, по-видимому, исключительно велико, да и материальный результат его уже начинает ощущаться. Борегару теперь больше нечего защищать в Коринте. Эта позиция имела смысл лишь постольку, поскольку она прикрывала Миссисипи и Луизиану, в особенности же Новый Орлеан. В стратегическом отношении положение Борегара теперь таково, что в результате одного проигранного сражения у него не оставалось бы никакого иного выбора, кроме как разбить свою армию на партизанские отряды, так как он не сможет удержать под своим командованием массу войск, не располагая в тылу своей армии большим городом, где концентрируются железнодорожные линии и средства снабжения.


* - Герман Беккер. Ред.

** Польское название: Стшегом. Ред.


196
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 23 МАЯ 1862 г.

Если армия конфедератов в Виргинии будет разбита, то после всех предшествующих деморализующих событий она скоро сама собой распадется на партизанские отряды. Правда, эта армия имеет лучшие шансы, потому что на пути ее отступления имеются многочисленные реки, сбегающие наискось с гор в море, и потому что ей противостоит этот осел Мак- Клеллан. Однако логика вещей заставит ее либо принять решающий бой, либо без боя распасться на банды. Подобно тому, как русские должны были драться под Смоленском и у Бородино вопреки воле генералов, правильно оценивавших положение.

Если Борегар или армия, находящаяся в Виргинии, выиграют какое-либо сражение, хотя бы даже и большое, то это им мало поможет. - Конфедераты не в состоянии извлечь из этого никакой пользы. Они не могут продвинуться вперед и на 20 английских миль, не застряв на месте, и, стало быть, должны будут ожидать нового наступления противника. У них нехватка во всем. - Впрочем, такой случай я считаю совершенно невозможным без прямого предательства.

Судьба армий Конфедерации зависит теперь, стало быть, от исхода одной-единственной битвы. Остается еще взвесить шансы партизанской войны. Но крайне поразительно, что именно в этой войне население принимает весьма слабое участие или, вернее, не принимает никакого участия. В 1813 г. коммуникации французов то и дело нарушались и подвергались беспрестанным нападениям со стороны Коломба, Люцова, Чернышева и двадцати других партизанских и казачьих командиров; в 1812 г. в России население совершенно исчезло с пути французских войск; в 1814 г. французские крестьяне вооружались и убивали патрули и отставших солдат союзников. Здесь же ничего этого нет. Покорно мирятся с исходом крупных сражений и утешают себя тем, что victrix causa diis etc.*. Хвастливые речи о войне не на жизнь, а на смерть оказываются чистейшей ерундой. Разве мыслима на такой почве партизанская война? Правда, я допускаю, что после окончательного разложения армий «white trush»** Юга попытается устроить что-нибудь в этом роде, но я слишком убежден в буржуазной природе плантаторов, чтобы хотя бы на миг усомниться в том, что это сразу же сделает их ярыми сторонниками Союза. Как только те попытаются заняться разбоем, плантаторы повсюду станут встречать янки с распростертыми объятиями.


* - victrix causa diis placuit, sed victa Catoni - боги были за победителя, но Катон за побежденного (Лукиан.

«Фарсалия»). Ред.

** - «белый сброд» (презрительное название белых бедняков в южных штатах, употребляемое плантаторами-рабовладельцами). Ред.


197
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 МАЯ 1862 г.

Поджоги на Миссисипи основываются исключительно на свидетельстве двух кентуккийских жителей, якобы прибывших в Луисвилл, - разумеется, не по Миссисипи. Пожар в Новом Орлеане было нетрудно организовать, он будет повторен и в других городах, и, наверное, еще многое будет сожжено. Но это неизбежно доведет до крайности раскол между плантаторами и купцами, с одной стороны, и «white trush», с другой стороны, и тогда - с сецессией будет покончено.

Фанатическая преданность новоорлеанских купцов Конфедерации объясняется просто тем, что они вынуждены были приобрести за наличные деньги массу облигаций, выпущенных конфедератами. Мне самому известен ряд таких случаев. Этого не следует забывать.

Солидный принудительный заем - отличное средство приковать буржуа к революции, ибо в этом случае его классовые интересы отступают на второй план перед его личными интересами.

Сердечный привет твоей жене и девочкам.

Твой Ф. Э.

Лупуса опять сильно донимала подагра. Недель через пять он уезжает в Германию.

Ты, наверное, прочел относительно Бернара, что они упрятали его в дом для умалишенных. Что, это верно, или тут какое-нибудь мошенничество?

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 137

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 27 мая 1862 г.

Дорогой Фредерик!

Дети и вся семья благодарят тебя за корзину с винами. Прилагаемое письмо Эйххофа вновь даст тебе ощутимое представление о том роде полемики, которую обожает поп Кинкель. Чем был бы Готфрид без его недержания мочи!


198
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 МАЯ 1862 г.

Д-р Клейн в Кёльне выиграл 35000 талеров в прусской лотерее, о чем я тебе еще не писал.

Его брак с г-жей Даниельс становится теперь вероятным, если только он останется при своих прежних представлениях.

Бернар, всегда весьма эксцентричный, а в последние недели еще и сильно переутомившийся, действительно начал страдать «галлюцинациями». Подлость же в этой истории заключается в том, что тотчас же ухватились за этот повод, чтобы упрятать его; между тем в этом не было никакой необходимости, поскольку семья в Доркинге, где он давал уроки, хотела взять на себя как уход за ним, так и ответственность за него. То же хотел сделать и Олсоп. Однако присутствие Олсопа, субсидировавшего покушение Орсини, и его новые встречи с Бернаром уже давно беспокоили бонапартовскую полицию, по поручению которой английская полиция с давних пор следила за Бернаром.

В прошлую субботу я получил от газовой компании лаконичное требование уплатить в недельный срок 1 ф. 10 шилл., в противном случае (это последнее предупреждение) меня «отключат». Так как я сижу теперь без гроша, то вынужден из-за этой мерзости обратиться к тебе.

То, что «Мэрримак» был взорван, я расцениваю как явную трусость со стороны конфедератских негодяев284. Эти собаки могли бы все же рискнуть. Как это великолепно получается, когда «Times» (столь рьяно отстаивавшая все Coercion bills против Ирландии) с сокрушением заявляет, что «свобода» погибнет, если Север будет тиранить Юг285. Хорош также и «Economist ». В своем последнем номере он заявляет, что ему кажется непостижимым финансовое благополучие янки - отсутствие обесценения бумажных денег (хотя дело обстоит крайне просто). До сих пор он из номера в номер утешал своих читателей этим обесценением. Теперь же он, хотя и признается, что ничего не понимает в той области, которая является его специальностью, и в том, что вводил своих читателей в заблуждение, - утешает их мрачными размышлениями по поводу «военных действий», в которых он уже вообще ничего не смыслит286.

Операции янки с бумажными деньгами были чрезвычайно облегчены (помимо основного момента - веры в свое дело и доверия к своему правительству), безусловно, тем обстоятельством, что вследствие сецессии Запад был почти совершенно лишен бумажных денег, то есть средств обращения вообще. Все банки, главное обеспечение которых состояло в закладных бумагах рабовладельческих штатов, потерпели банкротство. Кроме


199
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 29 МАЯ 1862 г.

того, из обращения исчезло на много миллионов денежных знаков, циркулировавших на Западе в виде прямых банковских билетов южных штатов. Далее, янки все это время, частично благодаря тарифу Моррилла287, частично вследствие самой войны, в значительной степени способствовавшей прекращению ввоза предметов роскоши, имели активный торговый баланс с Европой, а следовательно, и благоприятный вексельный курс. Неблагоприятный вексельный курс мог бы серьезно подорвать патриотическое доверие филистеров к бумажным деньгам.

Однако до чего смешна эта озабоченность Джона Буля из-за процентов по государственному долгу, который должен будет платить Дядя Сэм! Как будто это не является пустяком по сравнению с государственным долгом самого Буля, не говоря уже о том, что Соединенные Штаты сейчас безусловно богаче, чем Буль в 1815 г. с его миллиардным долгом.

А разве не здорово поддел Пам* Бонапарта в Мексике!288

Сейчас - наверное, с отчаяния - основательно засел за работу и пишу напропалую, - я имею в виду историю с политической экономией289.

В «Presse» каждую неделю появляется одна статья. Я им только одну и посылаю, согласно письму г-на Фридлендера**.

Привет.

Твой К. М.

Кланяйся от меня миссис Бортман и ее сестре.


* - Пальмерстон. Ред.

** См. настоящий том, стр. 185. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 138

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 29 мая 1862 г.

Дорогой Мавр!

При сем почтовый перевод на 2 фунта. Выплата в Кентиш-таун; если я не ошибаюсь, это - ближайшее от тебя отделение. У Зибеля радостное событие - родилась дочка.


200
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 29 МАЯ 1862 г.

Аннеке находится при армии Бъюлла и пишет с сегодняшнего дня в «Аугсбургской газете»*. Я немного опасаюсь за армию Галлека; дело так затянулось, и все еще не видно, чтобы он получил какие-либо подкрепления, хотя вранье Спенса в «Times» безусловно ничего не доказывает290. Виллих в чине полковника (вечный полковник!) командует 32-м Индианским полком.

История с беднягой Клейном** весьма радует меня.

Письмо Эйххофа я отошлю тебе обратно, как только прочту его Лупусу. Сейчас, однако, не могу пойти к нему, так как из-за распухших миндалин мне приходится уже несколько дней сидеть по вечерам дома.

Кажется, теперь все же начинается нечто вроде партизанской войны, но нельзя сказать, чтобы это было что-то очень значительное, и если только будет одержана победа, то прибывающие пополнения вместе с некоторой частью кавалерии быстро с этим делом справятся. В случае же поражения дело приняло бы, пожалуй, скверный оборот.

Твой Ф. Э.


* - «Allgemeine Zeitung». Ред.

** См. настоящий том, стр. 198. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 199. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 139

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 4 июня 1862 г.

Дорогой Мавр!

Надеюсь, что ты получил 2 фунта, посланные тебе почтовым переводом в прошлую пятницу на Кентиш-таун***.

Итак, из письма Аннеке мы, наконец, узнаем, что Галлек на 26 апреля имел свыше 100000 человек и 300 орудий, включая войска Попа и Митчела, и что он ожидает прибытия Кертиса и Зигеля с дальнейшими подкреплениями. До 29 апреля состояние армии было, в общем, повидимому, сносным; Аннеке ничего не говорит о болезнях. Поэтому разглагольствования о болезнях я считаю просто вымышленными. Надо, впрочем, признать, что Стантон и Галлек умеют настраивать недовер-


201
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 ИЮНЯ 1862 г.

чиво прессу и публику. Ведь в самом деле, совсем не трудно иметь при каждой армии корреспондента, которому генерал указывает, что ему следует писать, чтобы публика получала хоть какие-нибудь сведения. - Итак, большое сражение произойдет, по-видимому, как только прибудут Зигель и Кертис.

Расчеты Спенса, что необходимы 120000 человек, чтобы удерживать в повиновении пограничные штаты, просто смешны291. В Кентукки, кажется, нет почти ни одного человека (не считая лагеря для обучения рекрутов под Луисвиллом, из которого, вероятно, будет образован корпус Зигеля), а в Нашвилле, по словам Аннеке, были только выздоравливающие и т, д.

Кроме того, помимо армий Галлека и Мак-Клеллана, в пограничных штатах находятся еще только Фримонт (у него, по-видимому, все еще нет армии). Банкс (который, должно быть, очень слаб) и Мак-Дауэлл, но все они причисляются к действующей армии. Спенс заблуждается и в другом отношении: 1) силы федералистов в данный момент в целом безусловно не превышают 500000 человек, 2) они рассредоточили на побережье, несомненно, более чем 90000 человек. Мой подсчет примерно таков: На побережье ....................................................100 000 человек Банке и Фримонт ................................................30 000 »

Зигель и Кертис ..................................................30 000 »

Мак-Клеллан ......................................................80 000 »

В районе Вашингтона ........................................30 000 »

Мак-Дауэлл .........................................................30 000 »

Галлек ................................................................100 000 »

Всего, стало быть, под ружьем 400000 человек; к этому надо прибавить около 60000 рекрутов, выздоравливающих, и небольшие отряды, рассеянные в Миссури, по обоим берегам Нижнего Огайо и Теннесси, а частью в городах Северо-Востока, summa summarum* 460000 человек. В этом мнении меня убеждает новый набор 50000 человек, за которым, вероятно, очень скоро последует второй, подобной же величины; кажется, хотят сохранить обычную численность армии в 500000 человек.

Было величайшей ошибкой и чистым хвастовством со стороны Стантона приостановить набор рекрутов. Это нанесло серьезный материальный ущерб и явилось причиной всей той потери времени, которая имела место у Коринта и Ричмонда; а в моральном отношении этот нынешний отказ наносит еще больший вред, не говоря уже о том, что теперь будет гораздо труднее


* - в общей сложности. Ред.


202
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 ИЮНЯ 1862 г.

получить рекрутов. Вообще же людей там достаточно; в северных штатах, благодаря иммиграции, населения в возрасте от 20 до 35 лет имеется по меньшей мере на 3-4% больше, чем в какой-либо другой стране.

В остальном же г-н Аннеке представляется в своих письмах прежним брюзгливым хулителем и умничающим критиком, который судит об армии не на основании существующего положения дел, а также данного ее противника, но исходя из представлений о старых обученных армиях, да и эти последние берутся им не такими, какие они есть, а такими, какими они должны быть. Болвану все же следовало бы помнить о том замешательстве, которое ему самому приходилось неоднократно испытывать во время прусских маневров.

Комедия в Берлине принимает весьма веселый характер. Министерство заверяет палату в своем либерализме, а палата, со своей стороны, клянется королю в роялизме. Поцелуйтесь, - и дело с концом!292

Впрочем, несомненный прогресс, что эти люди так легко и быстро оказались впутанными в парламентскую интригу; а тем временем конфликт не заставит себя ждать. Весьма пикантно притом, что из всей кургессенской истории ничего не получалось, пока курфюрст не нанес личного оскорбления красавцу-Вильгельму, а после этого из нее тем более ничего не могло получиться293.

Как поживает Женничка?

Сердечный привет твоей жене и детям. Возвращаю при сем письмо Эйххофа.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 140

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон, около 6 июня 1862 г.]

Дорогой Энгельс!

Извини, что только сейчас извещаю тебя о получении двух фунтов. В течение этой недели мне так надоедали, что у меня


203
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 18 ИЮНЯ 1862 г.

совсем не было времени. Домовладелец и полдюжины других чудовищ совсем затравили меня.

Прилагаю два экземпляра книги Лассаля* (один для тебя, другой для Лупуса). Сообщи свое мнение о ней.

Получил письмо от Штеффена; пришлю его тебе в ближайшие дни, как только напишу ответ. Он находится в Бостоне. По-видимому, очень хандрит. Вейдемейер произведен в подполковники.

Привет.

Твой К. М.


* Ф. Лассаль. «Г-н Юлиан Шмидт, историк литературы». Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 141

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 18 июня 1862 г.

Дорогой Энгельс!

Мне в высшей степени неприятно вновь занимать тебя своими злоключениями, но что поделаешь? Жена говорит мне каждый день, что лучше бы ей с детьми лежать в могиле, и я, право, не могу осуждать ее за это, ибо унижения, мучения и страхи, которые нам приходится переносить в этом положении, в самом деле не поддаются описанию. Все 50 фунтов пошли, как тебе известно, на покрытие долгов, из которых не удалось уплатить и половины. Два фунта пошло за газ. Жалкие деньги из Вены прибудут лишь в конце июля, и их будет чертовски мало, ибо эти собаки не печатают теперь и одной статьи в неделю. К этому надо прибавить новые расходы с начала мая. Я не хочу уж говорить о той по-настоящему опасной в условиях Лондона ситуации, когда приходится в течение 7 недель оставаться без единого гроша, поскольку это стало у нас хроническим явлением. Но ты хорошо знаешь по собственному опыту, что всегда имеются текущие расходы, по которым надо платить наличными.

Для этого пришлось вновь заложить вещи, взятые из ломбарда в конце апреля. Но этот источник за последнее время уже


204
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 18 ИЮНЯ 1862 г.

настолько иссяк, что моя жена предприняла на прошлой неделе тщетную попытку сбыть некоторые из моих книг. Бедных детей мне тем более жаль, что все это происходит во время выставочного сезона, когда их знакомые развлекаются, а они только страшатся, чтобы к ним кто-нибудь не зашел и не увидел всей этой мерзости.

Что касается остального, то я теперь усиленно подвигаюсь вперед, и, как это ни странно, моя черепная коробка уже несколько лет не работала так хорошо, как сейчас, при всей окружающей меня нищете. Я значительно расширяю этот том, так как немецкие собаки определяют ценность книг по их физическому объему294. Заодно я наконец-то разделался также с поганой земельной рентой (которой, однако, в этой части работы не хочу даже касаться). У меня уже давно были сомнения относительно полной правильности теории Рикардо, а теперь я, наконец, вскрыл обман. С тех пор как мы не виделись, сделал также еще несколько интересных и неожиданно новых открытий, которые войдут уже в этот том.

У Дарвина*, которого я снова просмотрел, меня забавляет его утверждение, что он применяет «мальтусовскую» теорию также к растениям и животным, между тем как у г-на Мальтуса вся суть заключается как раз в том, что эта теория применяется не к растениям и животным, а только к людям - численность которых возрастает, мол, в геометрической прогрессии - в противоположность растениям и животным. Примечательно, что Дарвин в мире животных и растений узнает свое английское общество с его разделением труда, конкуренцией, открытием новых рынков, «изобретениями» и мальтусовской «борьбой за существование». Это - гоббсова bellum omnium contra omnes**, и это напоминает Гегеля в «Феноменологии», где. гражданское общество предстает как «духовное животное царство», тогда как у Дарвина животное царство выступает как гражданское общество.

Бокль сыграл с Руге скверную шутку - взял да и умер. Руге виделась в его фантазии еще целая библиотека, которую Бокль напишет, а он, Руге, «передаст» по-немецки. Бедный Руге!

И бедный Бокль, которого еще сегодня в «Times» оклеветал некий «друг»295, выдав ему testimonium pietatis***.

Получили ли вы с Лупусом высланные мною два экземпляра «Юлиана Шмидта»****?


* Ч. Дарвин. «Происхождение видов путем естественного отбора». Ред.

** - война всех против всех (Гоббс. «Левиафан»). Ред.

*** - свидетельство о благочестии. Ред.

**** Ф. Лассаль. «Г-н Юлиан Шмидт, историк литературы». Ред.


205
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, ОКОЛО 3 ИЮЛЯ 1862 г.

Кстати! Если ты можешь сделать это совсем кратко, не утруждая себя, то мне хотелось бы иметь образчик итальянской бухгалтерии (вместе с пояснением). Мне это пригодилось бы при освещении «Экономической таблицы» д-ра Кенэ296.

У меня ни одна душа не бывает, и это меня радует, ибо здешнее человечество может меня - - -. Отъявленный сброд!

Привет.

Твой К. М.

Лассаль прислал мне письмо. Возможно, что в июле он приедет сюда. С конца осени он приступает к первоначальной разработке своей «политической экономии», которая, однако, займет у него «много времени». Он еще увидит!

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 142

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 3 июля 1862 г.]

Дорогой Мавр!

Так как начался новый деловой год, а 50 фунтов Боркхейму я должен уплатить примерно только через две недели, то мы можем снова повторить операцию. Прилагаю посему чек I/Q 86445. 10 фунтов, Манчестер, 31 января 1861 года. Билет Английского банка. Вторая половинка последует завтра.

Махинации на хлопковом рынке и вызываемое этим ежедневное повышение цен до такой степени поглощают меня, что голова идет кругом. Как только будет время, напишу.

Как дела у Женнички?

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


206
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 5 ИЮЛЯ 1862 г.

143

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 5 июля [1862 г.]

Дорогой Энгельс!

Большое спасибо за 10 фунтов, первая половинка которых прибыла сегодня.

Слыхал, что г-н Гумперт был здесь; ко мне он не зашел. Что ж, попробую обойтись без него.

Посылаю один номер «Press»* и две очень умные «речи» Лассаля297.

Прилагаемое письмо Лассаля привез мне австрийский «капитан в отставке» Швейгерт - добрый, глупый парень. Суть вот в чем: Рюстов - при поддержке еще двух братьев Рюстовых - желал или желает использовать Национальный союз298, Гимнастический союз и т. д., чтобы по крайней мере в мелких немецких государствах иметь в своем распоряжении гражданскую гвардию, находящуюся под командой г-на Рюстова и способную в решительный момент противостоять армии. План этот архиглуп. И для этой цели должны в придачу прибыть деньги из Лондона! Не думаю, чтобы Лассаль разделял подобные иллюзии. Ему нужно было только поважничать перед Швейгертом и т. д.

Я надеюсь, что ты, во всяком случае в течение выставочного сезона, побываешь в Лондоне. Женничка уже больше не больна, но она стала довольно худенькой, больше чем ей полагалось бы по ее сложению. Надо будет непременно устроить ей морские купанья.

В Германии ли уже Лупус?

Как обстоит дело с «членами» Британской ассоциации299? Действительны ли еще старые карточки? Моя осталась у Лупуса.

Привет.

Твой К. М.


* - «Free Press». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


207
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 ИЮЛЯ 1862 г.

144

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 11 июля [1862 г.]

Дорогой Энгельс!

Вот уже два дня, как здесь находится Лассаль; он собирается пробыть тут несколько недель. Тебе следует приехать сюда на пару дней, поскольку он и без того очень «обижен» тем, что вы с Вольфом ничего не написали ему после получения его сочинений. Ты ведь все равно собирался приехать сюда на несколько дней для осмотра выставки.

Пишу тебе так мало потому, что работаю, как вол, над книгой*.

Привет.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 204. Ред.

** - Лассаль. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 145

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 21 июля [1862 г.]

Дорогой Энгельс!

Был у Фрейлиграта, все в порядке.

Итциг** - над его тщеславием ты, наверное, очень посмеялся бы - уезжает на будущей неделе. Если сможешь, приезжай в пятницу. Вчера у нас был также Рейнхардт, ставший коммерсантом.

Привет.

Твой К. М.

Что ты скажешь по поводу Мак-Клеллана?

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


208
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 30 ИЮЛЯ 1862 г.

146

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 30 июля 1862 г.

Дорогой Мавр!

Я очень сожалею, что не смог приехать в пятницу. Ко всем другим причинам прибавилось еще то, что я немного повздорил с Эрменом, и мне не хотелось ни просить его об одолжении, ни просто уехать, не сказав ему ни слова. Иначе я безусловно приехал бы в пятницу, даже если бы мне грозила опасность упустить что-либо существенное в субботу.

Дела в Америке идут неважно. Главная вина в конечном счете ложится на Стантона, который после завоевания Теннесси из чистого хвастовства приостановил набор солдат и обрек, таким образом, армию на беспрестанное ослабление в тот самый момент, когда она больше всего нуждалась в подкреплениях для быстрого и решительного наступления. Благодаря непрерывному притоку рекрутов война, если и не была до сих пор выиграна, то все же победоносный исход ее не вызывал сомнений. При постоянных победах и рекруты шли хорошо.

Нелепость этого шага усугублялась тем, что как раз тогда Юг призвал под ружье всех мужчин в возрасте от 18 до 35 лет, поставив таким образом все на одну карту. Вот эти-то люди, оказавшиеся тем временем в рядах войск, и дают теперь конфедератам повсюду перевес, обеспечивая им инициативу. Они остановили Галлека, вытеснили из Арканзаса Кертиса, разбили Мак-Клеллана и, под командованием Джэксона в долине Шенандоа, дали сигнал к партизанским набегам, которые совершаются теперь уже вплоть до Огайо. Трудно было поступить глупее, чем Стантон300.

Далее. Когда Стантон увидел, что ему не удастся отстранить Мак-Клеллана от командования Потомакской армией, он совершил другую глупость: чтобы ослабить его, он предоставил особые командные права Фримонту, Банксу и Мак-Дауэллу, раздробив силы ради смещения Мак-Клеллана. Следствием этого было не только поражение Мак-Клеллана, но и то, что общественное мнение считает виновником поражения не Мак-Клеллана, а Стантона. Поделом г-ну Стантону.

Все это не имело бы никакого значения и могло бы даже принести пользу, если бы войну повели, наконец, по-революционному. Но этого-то как раз и нет. Поражения не подхлестывают янки, а расслабляют их. Если уж дошло до того, что рекрутов


209
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 30 ИЮЛЯ 1862 г.

приходится заполучать обещанием взять их только на девять месяцев, то это означает не что иное, как признание: мы зашли в тупик, и нам нужна лишь видимость армии как средство для демонстраций во время мирных переговоров. Эти 300000 добровольцев были пробным камнем, и Север, отказываясь их дать, тем самым заявляет, что ему, в сущности, наплевать на все это дело. К тому же, какая трусость в правительстве и в конгрессе. Боятся введения воинской повинности, решительных финансовых мер, боятся затронуть рабство - словом, всего того, что крайне необходимо; дают всему идти как попало, и если та или иная показная мера проходит, наконец, через конгресс, то доблестный Линкольн опутывает ее еще такой кучей оговорок, что от нее уже ровно ничего не остается. Эта дряблость, это свойство съеживаться как лопнувший свиной пузырь под гнетом поражений, уничтоживших самую лучшую и многочисленную армию и фактически открывших дорогу на Вашингтон, это полное отсутствие всякой эластичности во всей массе народа - все это служит для меня доказательством того, что все кончено. Несколько массовых митингов и т. д. ни о чем не говорят, - они ни разу еще не достигли той степени возбуждения, которая бывает при выборах президента.

К тому же полное отсутствие талантов. Один генерал глупее другого. Нет ни одного, способного на малейшую инициативу или самостоятельное решение. Вот уже три месяца, как инициатива снова полностью в руках противника. Затем финансовые мероприятия - одно безрассуднее другого. Беспомощность и трусость повсюду, кроме простых солдат. Таковы же и политики - столь же нелепы и нерешительны. A populus* еще более беспомощен, чем если бы он 3000 лет пробездельничал под австрийским владычеством.

Южане, напротив, - нет смысла закрывать глаза на факты, - относятся к делу необычайно серьезно. Доказательством служит уже то, что мы не получаем хлопка. Другим доказательством является партизанская война в пограничных штатах. Тот факт, что земледельческий народ, отрезанный от всего мира, в состоянии выдерживать подобную войну и, после тяжелых поражений и потерь ресурсами, людьми и территорией, смог снова предстать победителем и угрожать наступлением в глубь Севера, - это, как мне кажется, решает все. К тому же они отлично дерутся, и все, что осталось еще от сочувствия Союзу, за исключением горных районов, будет теперь, при вторичном занятии Кентукки и Теннесси, наверняка утрачено.


* - народ. Ред.


210
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 30 ИЮЛЯ 1862 г.

Если южане завоюют Миссури, то они завоюют также и территории301, - и тогда дела Севера плохи.

Словом, если Север не станет немедленно действовать по-революционному, то он будет нещадно бит, и поделом - кажется, так оно и будет.

Как здоровье Женнички? Сердечный привет твоей жене и детям.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 147

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 30 июля [1862 г.]

Дорогой Энгельс!

Из прилагаемых бумажонок ты отчасти увидишь, как меня терзают. Домовладельцу, которого пока что удалось утихомирить, я должен уплатить 25 фунтов. Фортепьянщик, которому я плачу в рассрочку за фортепьяно, должен был получить от меня 6 фунтов еще в конце июня, а это очень грубый тип. Извещение об уплате 6 фунтов налога лежит у меня дома.

Школьный счет приблизительно в 10 фунтов я, к счастью, оплатил, так как делаю все, чтобы избавить детей от прямого унижения. Мяснику заплатил в счет долга 6 фунтов (а это весь мой доход за четверть года от «Presse»!), но он опять пристает ко мне, не говоря уже о булочнике, бакалейщике, зеленщике и всех других чудовищах.

Еврейский nigger* Лассаль, отъезжающий, к счастью, в конце этой недели, снова благополучно потерял 5000 талеров на какой-то сомнительной спекуляции. Человек этот готов скорее швырнуть свои деньги в грязь, чем одолжить их взаймы «другу», даже если ему гарантируются проценты и капитал. При этом он исходит из представления, что должен вести образ жизни, подобающий еврейскому барону или баронизированному (вероятно, через графиню**) еврею. Представь себе, что этот


* - чернокожий, негр. Ред.

** - Гацфельдт. Ред.


211
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 ИЮЛЯ 1862 г.

субъект, которому известна история с Америкой и т. д., следовательно, известен кризис, в котором я нахожусь, имел наглость спросить меня, не соглашусь ли я отпустить одну из дочерей к графине Гацфельдт в качестве «компаньонки» и даже - не просить ли ему о покровительстве для меня у Герстенберга (!). Парень отнял у меня немало времени. Этот олух полагал, что поскольку у меня теперь нет «никакого дела» и я занимаюсь лишь «теоретической работой», то я с таким же успехом могу убивать свое время с ним! А чтобы соблюсти некоторый декорум по отношению к этому парню, моей жене пришлось отнести в ломбард все до последней нитки!

Если бы я не был в таком отчаянном положении и если бы меня не злило похлопывание этого выскочки по своей мошне, он бы доставил мне поистине царское развлечение. За год, что я его не видел, он совсем рехнулся. Пребывание в Цюрихе (вместе с Рюстовым, Гервегом и т. д.), затем поездка в Италию и, наконец, его «Юлиан Шмидт»* и т. д. совершенно вскружили ему голову. Он убежден теперь, что он не только величайший ученый, глубочайший мыслитель, гениальнейший исследователь и т. д., но и, сверх того, Дон-Жуан и революционный кардинал Ришелье. При этом непрерывная болтовня фальшиво-взволнованным голосом, неэстетичные демонстративные движения, менторский тон!

Он сообщил мне и жене под величайшим секретом, что дал совет Гарибальди не предпринимать наступления на Рим, а отправиться в Неаполь, объявить себя там диктатором (не ущемляя Виктора-Эммануила) и призвать народную армию к походу - на Австрию. Лассаль полагал, что у того из-под земли вырастет армия в 300000 человек и что пьемонтская армия, разумеется, присоединится к ней. А затем, - согласно плану, одобренному, по его словам, Рюстовым, - особый отряд должен будет перейти или, вернее, переправиться на Адриатическое побережье (в Далмацию) и поднять восстание в Венгрии. в то время как главные силы под предводительством Гарибальди двинутся, пренебрегая четырехугольником крепостей302, из Падуи на Вену, где население тотчас восстанет. Все свершится за шесть недель. Рычаг движения - политическое влияние Лассаля в Берлине или его перо. А Рюстов должен примкнуть к Гарибальди во главе отряда немецких партизан. Бонапарт же был бы совершенно парализован этим coup d'eclat** Лассаля.


* Ф. Лассаль. «Г-н Юлиан Шмидт, историк литературы». Ред.

** - доблестным подвигом. Ред.


212
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 30 ИЮЛЯ 1862 г.

Он был также и у Мадзини, и «этот также» одобрил сей план и «восхищен» им.

Он разговаривал с этими людьми как «представитель немецкого революционного рабочего класса» и вообразил (дословно!), что им известно, будто он (Итциг) своей «брошюрой об итальянской войне* предотвратил вмешательство Пруссии» и фактически направлял «историю в течение последних трех лет». Лассаль приходил в бешенство, когда я и жена высмеивали его планы, дразнили «просвещенным бонапартистом» и т. д. Он кричал, неистовствовал, вскакивал и, наконец, окончательно убедился в том, что я слишком «абстрактен», чтобы разбираться в политике.

Что касается Америки, то она, по его мнению, совершенно неинтересна. У янки нет никаких «идей». «Свобода индивидуума» есть лишь «негативная идея» и т. д., и все это - не более как старый, давно истлевший спекулятивный хлам.

Я уже говорил тебе, что при других обстоятельствах (и если бы он не мешал мне работать) этот парень в высшей степени позабавил бы меня.

К тому же, какое неимоверное обжорство и какая разнузданная чувственность у этого «идеалиста».

Мне теперь совершенно ясно, что он, как это доказывают также строение его черепа и шевелюра, - происходит от тех негров, которые присоединились к толпе, предводительствуемой Моисеем, при исходе из Египта (если только его мать или бабушка с отцовской стороны не согрешила с каким-нибудь негром). Такое сочетание еврейства и германизма с негритянской субстанцией должно было дать своеобразный продукт. Навязчивость этого малого также негритянская.

Если, впрочем, автором плана похода от Падуи на Вену является г-н Рюстов, то и он, как мне кажется, не в своем уме.

Твой К. М.

Одно из великих открытий нашего негра, - о котором он, однако, поведал мне, как своему «интимнейшему другу», - заключается в том, что пеласги происходят от семитов.

Главное доказательство: в книге Маккавеев** евреи отправляют в Грецию послов с просьбой о помощи, ссылаясь при этом на племенное родство. В Перудже, кроме того, найдена этрусская надпись, которую одновременно расшифровали гофрат Штюккер в Берлине и один итальянец, причем оба они, независимо


* Ф. Лассаль. «Итальянская война и задачи Пруссии». Ред.

** Первые 3 книги Маккавеев (одна из составных частей библии). Ред.


213
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ИЮЛЯ 1862 г.

друг от друга, истолковали этрусские буквы как древнееврейские.

Для того чтобы мы не могли ему больше указывать на «Синие книги»303, он накупил их себе (под руководством Бухера) на 20 фунтов стерлингов.

Уверяет, что обратил Бухера в социализм. А Бухер - тонкий, хотя и несуразный человечек, во всяком случае, я не могу поверить, чтобы он одобрял «внешнюю политику» Лассаля.

Бухер - это «жена наборщика» в «Юлиане Шмидте»304.

Если бы ты только приехал сюда на несколько дней - ты имел бы на целый год над чем посмеяться. Вот почему мне так хотелось, чтобы ты был здесь. Подобная возможность предоставляется не каждый день.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung. Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 148

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 31 июля 1862 г.]

Дорогой Мавр!

Ты понимаешь, что после крупных платежей в прошлом месяце я не могу раздобыть теперь для тебя 25 фунтов. Все свои собственные крупные платежи (квартирной хозяйке и по квартальному счету) я отложил до августа; к тому же мне пришлось из-за векселя выдать Боркхейму ордер, уплата по которому предстоит также в августе. Постараюсь все же что-нибудь сделать до завтрашнего дня. Затем я должен еще Лупусу 10 фунтов, а он потребует их тотчас же по возвращении, что может случиться со дня на день. Сосчитай все это да прибавь еще платежи, сделанные в прошлом месяце, и ты увидишь, какая солидная брешь пробита в балансе очередного года. Впрочем, сегодня вечером посмотрю, сколько мне предстоит уплатить и сколько, следовательно, смогу тебе выслать.


214
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 31 ИЮЛЯ 1862 г.

Если бы я только знал, каков баланс и каково мое положение! Но Чарлз* уезжает послезавтра в Варшаву, где у нас имеется неприятный долг, и тогда все дело опять станет.

Твой Ф. Э.


* - Рёзген. Ред.

** См. настоящий том, стр. 211-212. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 149

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 1 августа 1862 г.

Дорогой Мавр!

Прилагаемые 10 фунтов - это все, что я в состоянии выслать тебе сегодня. Дело обстоит так. В прошлом месяце мне пришлось заплатить: за четверть года содержания лошади - 15 фунтов, квартирной хозяйке - 25 (старик Хилл посчитал это мне еще за июль, поскольку я уплатил вчера), Боркхейму - 50 фунтов, тебе - 10 фунтов, итого - 100 фунтов. В течение этого месяца мне предстоит уплатить: Лупусу - 10 фунтов, Боркхейму по ордеру - 15 фунтов, книготорговцу - около 10 фунтов (остаток с 1861 года). Далее, мелочи: портному, сапожнику, рубашки и т. п., сигары - около 25 фунтов и вышеупомянутые 10 фунтов тебе, итого - 70 фунтов, или за 2 месяца - 170 фунтов, помимо текущих расходов. Ты видишь, в каком я положении. Кроме того, у меня почти полная уверенность, что за истекший бюджетный год я допустил перерасход и что в этом году мои доходы будут крайне ничтожны. Надеюсь, что тебе удастся еще некоторое время сдерживать своих кредиторов; я же со своими ничего не могу поделать, так как здешняя публика имеет обыкновение присылать счета в контору, в результате чего чувствуешь себя морально вынужденным платить после двухтрех напоминаний.

Если Лупусу не понадобятся до конца сентября те 10 фунтов, которые я ему задолжал, или если он согласится на уплату в рассрочку, то я, разумеется, пришлю их тебе.

История с Лассалем в высшей степени забавна. Его стратегический план** - самое прелестное из всего, что мне когда-либо довелось слышать. Вполне вероятно, что Рюстов его одобрил; этот молодец столь же тщеславен, как и Итциг, и


215
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 АВГУСТА 1862 г.

находится на верном пути к тому, чтобы стать таким же сумасбродом. Смотри его писанину о кампании 1860 г. во втором томе «Demokratische Studien»305.

Автор «Европейской пентархии»* разразился новым опусом - «Кабинеты и союзы Европы». Вот уж, подлинно, русские приобрели себе великолепного осла. Никогда еще не встречал столь глупого и путаного произведения. Особенно он бесподобен в том месте, где рассуждает о международном праве, строя при этом три или четыре различных теории, каждая из которых противоречит другой. И все это в духе крайней христианской ортодоксии, а лесть по отношению ко всему русскому так груба, что можно вдоволь посмеяться над тем, что русские потратили на него столько денег. К чести Германии надо сказать, что немцы не сумели купить ни одного порядочного человека, который выступал бы в печати за Россию**, а когда, наконец, заполучили такого, как Б. Бауэр, то он сразу же сделался глуп, как пробка306. Главные моменты: русско-французский союз; Пруссия во главе Малой Германии307; Австрия, переместившая свою столицу в Будапешт, получает Дунайские княжества и всю область севернее Балкан. Все это размазано пространнейшим образом на 300 страницах скучнейшей болтовни. Если эта вещь тебя интересует, я пришлю.

Твой Ф. Э.

O/Д 13134, Манчестер, 27 янв. 1862 - 5 фунтов стерлингов O/Д 24296, Манчестер, 27 янв. 1862 - 5 » » ------------ 10 фунтов стерлингов


* - Гольдман. Ред.

** В оригинале описка: «за Германию». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 150

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 2 августа 1862 г.

Дорогой Фредерик!

Большое спасибо за 10 фунтов.

Мне очень неприятно, что тебе из-за меня приходится стеснять себя в денежном отношении, но что поделаешь? Кто


216
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 АВГУСТА 1862 г.

может противостоять такому кризису, как американский? К тому же мне особенно не повезло, что я связался с такой паршивой газетенкой, как венская «Presse». Будь иначе, она могла бы в какой-то степени заменить мне «Tribune». He считаешь ли ты, что настало время обратиться, скажем, в «Evening Post» (аболиционистская газета в Нью-Йорке) с предложением своих корреспонденции?

Просто чудо, что мне все же удалось в такой степени продвинуть свои теоретические работы. Я все-таки собираюсь дать теорию ренты уже в этом томе, включив ее в виде главывставки, id est* как «иллюстрацию» к ранее выдвинутому положению308. Хочу изложить тебе в нескольких словах эту весьма пространную и запутанную историю, чтобы ты мог сообщить мне свое мнение.

Ты знаешь, что я различаю две части капитала: постоянный капитал (сырье, вспомогательные материалы, машины и пр.), стоимость которого лишь снова проявляется в стоимости продукта, и, во-вторых, переменный капитал, то есть капитал, затраченный на заработную плату и содержащий меньшее количество овеществленного труда, чем рабочий отдает взамен его. Например, если ежедневная заработная плата равна 10 часам, а рабочий работает 12 часов, то он возмещает переменный капитал плюс 1/5 последнего (2 часа). Этот избыток я называю прибавочной стоимостью (surplus value).

Предположим, что норма прибавочной стоимости (то есть продолжительность рабочего дня и избыток прибавочного труда сверх необходимого труда, который рабочий выполняет для воспроизводства заработной платы) дана - например, она равна 50%. В таком случае рабочий при 12-часовом рабочем дне работал бы 8 часов на себя, а 4 часа (8:2) на хозяина.

Предположим также, что это отношение существует во всех отраслях промышленности, так что возможные отклонения от среднего рабочего времени являются лишь компенсацией за большую или меньшую трудность работы и т. д.

В таком случае, при одинаковой эксплуатации рабочих в различных отраслях промышленности различные капиталы равной величины дадут в различных сферах производства весьма различные суммы прибавочной стоимости и отсюда весьма различные нормы прибыли, так как норма прибыли есть не что иное, как отношение прибавочной стоимости ко всему авансированному капиталу. Это будет зависеть от органического строения капитала, то есть от его деления на постоянный и переменный капитал.


* - то есть. Ред.


217
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 АВГУСТА 1862 г.

Предположим, как и выше, что прибавочный труд составляет 50%. Значит, если, например, 1 ф. ст. = 1 рабочему дню (все равно, подразумевается ли под этим рабочая неделя и т. п.), рабочий день равен 12 часам, а необходимый труд (воспроизводящий заработную плату) равен 8 часам, то заработная плата 30 рабочих (или за 30 рабочих дней) будет равна 20 фунтам, стоимость же их труда равна 30 фунтам; переменный капитал на одного рабочего (в день или неделю) равен 2/3 фунта, а создаваемая рабочим стоимость равна 1 фунту. Сумма прибавочной стоимости, производимой капиталом в 100 фунтов в различных отраслях промышленности, будет весьма различна в зависимости от того отношения, в каком капитал в 100 фунтов делится на постоянный и переменный капитал. Обозначим постоянный капитал С, а переменный V. Если, например, в хлопчатобумажной промышленности строение капитала было бы С80, V20, то стоимость продукта была бы равна 110 (при 50% прибавочной стоимости или прибавочного труда). Масса прибавочной стоимости составила бы 10 и норма прибыли - 10%, ибо норма прибыли равняется отношению 10 (прибавочная стоимость) к 100 (общая стоимость затраченного капитала). Предположим, что в крупной портняжной мастерской строение капитала такое: С50, V50, так что продукт равен 125, прибавочная стоимость (при ее норме в 50%, как и выше) равна 25 и норма прибыли равна 25%. Возьмем другую отрасль промышленности, в которой существует отношение: С70, V30, тогда продукт равен 115, норма прибыли равна 15%. Наконец, возьмем отрасль, в которой строение - С90, V10, тогда продукт равен 105 и норма прибыли равна 5%.

Мы имеем здесь при одинаковой эксплуатации труда весьма различные суммы прибавочной стоимости, а отсюда и весьма различные нормы прибыли на капиталы равной величины, приложенные в различных отраслях.

Возьмем все 4 вышеуказанных капитала вместе, и мы получим: Стоимость продукта 1. С 80, V 20, 110 Норма прибыли = 10% 2. С 50, V 50, 125 » » =25% Норма прибавочной 3. С 70, V 30, 115 » » =15% стоимости вовсех 4. С 90, V 10, 105 » » =5% случаях = 50% --------------------------------------- Капитал 400 Прибыль =55

Это дает на каждые 100 фунтов норму прибыли в 133/4%.

Если рассматривать совокупный капитал (400) класса [капиталистов], то норма прибыли = 133/4%, а капиталисты -


218
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 АВГУСТА 1862 г.

братья. Конкуренция (перемещение капитала или отлив капитала из одной отрасли в другую) приводит к тому, что равновеликие капиталы в различных отраслях, несмотря на их различное органическое строение, приносят одну и ту же среднюю норму прибыли. Другими словами: среднюю прибыль, которую приносит капитал, скажем, в 100 фунтов, вложенный в известную отрасль, он приносит не в качестве данного, особо примененного капитала и, стало быть, не в том отношении, в каком он сам производит прибавочную стоимость, а в качестве соответствующей части совокупного капитала класса капиталистов. Это - доля, дивиденды по которой уплачиваются пропорционально ее размерам из всей суммы прибавочной стоимости (или неоплаченного труда), производимой всем переменным (то есть затраченным на заработную плату) капиталом класса [капиталистов].

Для того чтобы в приведенном примере [владельцы капиталов] 1, 2, 3, 4 получили одну и ту же среднюю прибыль, каждый из них должен продавать свои товары за 1133/4% фунта; 1 и 4 будут продавать их выше их стоимости, 2 и 3 - ниже их стоимости.

Эта установленная таким образом цена, равная затратам капитала плюс средняя прибыль (например, 10%), и есть то, что Смит называет естественной ценой, ценой издержек [cost price] и т. д.309 Это та средняя цена, к которой конкуренция между различными отраслями (путем перемещения капитала или отлива капитала) сводит цены в различных отраслях производства. Конкуренция, следовательно, сводит товары не к их стоимости, а к их ценам издержек, которые в зависимости от органического строения капиталов бывают то выше, то ниже, то равны их стоимостям.

Рикардо смешивает стоимости и цены издержек. Поэтому он думает, что если бы существовала абсолютная рента (то есть рента, не зависящая от разницы в плодородии различных категорий почвы), то земледельческие продукты и пр. продавались бы постоянно выше своей стоимости, потому что они продавались бы выше цены издержек (авансированный капитал плюс средняя прибыль). Это опровергало бы основной закон. Таким образом, он отрицает абсолютную ренту и признает только дифференциальную ренту.

Но его отождествление стоимостей товаров с ценами издержек товаров в корне неправильно; он перенял это по традиции от А. Смита.

Дело обстоит так: Допустим, что среднее строение всего неземледельческого капитала - С80, V20, тогда продукт (при 50% норме прибавочной стоимости) будет равен 110 и норма прибыли = 10%.


219
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 АВГУСТА 1862 г.

Допустим далее, что среднее строение земледельческого капитала = С60, V40 (по данным статистики эти цифры для Англии довольно близки к действительности; скотоводческие ренты и т. д., при рассмотрении этого вопроса не имеют значения, потому что они определяются не сами по себе, а хлебной рентой). Тогда продукт - при той же степени эксплуатации труда, что и выше, - будет равен 120 и норма прибыли равна 20%. Поэтому, если фермер продает земледельческий продукт по его стоимости, то он продает его за 120, а не за 110, не по цене издержек. Земельная собственность, однако, препятствует тому, чтобы фермер, подобно своим собратьям-капиталистам, приравнивал стоимость продукта к его цене издержек. Конкуренцией капиталов нельзя этого добиться. Тут вмешивается земельный собственник и присваивает себе разницу между стоимостью и ценой издержек. Небольшая величина постоянного капитала по сравнению с переменным вообще является выражением низкого (или относительно низкого) развития производительной силы труда в той или иной сфере производства. Поэтому, если среднее строение земледельческого капитала равняется, например, С60, V40, тогда как среднее строение неземледельческого капитала равно С80, V20, то это доказывает, что земледелие не достигло еще той ступени развития, какой достигла промышленность. (Это вполне понятно, так как, не говоря уже обо всем остальном, промышленность основывается на более старой науке - механике, а земледелие - на совершенно новых науках: химии, геологии, физиологии.) Если отношение в земледелии будет равно С80, V20 (при вышеуказанных условиях), тогда абсолютная рента отпадает. Остается одна дифференциальная рента, теорию которой я развиваю таким образом, что рикардовская предпосылка о непрерывном ухудшении земледелия становится в высшей степени смешной и произвольной.

По поводу вышеприведенного определения цены издержек в отличие от стоимости нужно еще заметить, что, кроме различия между постоянным капиталом и переменным капиталом, - различия, вытекающего из непосредственного процесса производства капитала, имеется еще различие между основным и оборотным капиталом, вытекающее из процесса обращения капитала. Но если бы я принял в расчет еще и это, то формула получилась бы слишком сложной.

Вот тебе, в грубых чертах, - ибо вещь эта довольно сложная, - критика рикардовской теории. Ты должен будешь во всяком случае признать, что благодаря тому, что учитывается органическое строение капитала, отпадает множество кажущихся противоречий и проблем.


220
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 АВГУСТА 1862 г.

Кстати. Для определенной цели, о которой я тебе сообщу в следующем письме, было бы очень желательно, чтобы ты прислал мне подробную критику с военной точки зрения (политическую сторону я беру на себя) лассалевско-рюстовских освободительных благоглупостей*.

Твой К. М.

Привет дамам.

Имандт возвестил о своем приезде. Итциг** отбывает в понедельник.

Ты увидишь, что при моем понимании «абсолютной ренты» земельная собственность действительно (при известных исторических условиях) удорожает цены на сырье. С коммунистической точки зрения это можно хорошо использовать.

Если вышеизложенная точка зрения правильна, то совсем не обязательно, чтобы абсолютная рента уплачивалась при всех обстоятельствах и с земель всех категорий (если даже принять взятое выше строение земледельческого капитала). Она не выплачивается там, где - фактически или юридически - нет собственности на землю. В этом случае применение капитала в земледелии не встречает особенных препятствий. И капитал движется в этой стихии столь же непринужденно, как и во всякой другой. Тогда продукты земледелия продаются, как это постоянно бывает с массой продуктов промышленности, ниже своей стоимости, - по цене издержек. Фактически земельная собственность может отпасть также и в том случае, когда капиталист и земельный собственник соединяются в одном лице и т. д.

Но здесь не стоит останавливаться на этих деталях.

Просто дифференциальная рента, - которая возникает не из-за того, что капитал вложен в землю, а не в какую-либо другую область его применения, - не представляет в теоретическом отношении никаких трудностей. Она - не что иное, как добавочная прибыль, существующая в любой сфере промышленного производства для любого капитала, действующего в условиях выше средних. Только в земледелии она упрочивается, так как имеет под собой такую солидную и (относительно) прочную основу, как различные степени естественного плодородия различных категорий земли.


* См. настоящий том, стр. 211-212, 214, 225, 231. Ред.

** - Лассаль. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


221
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 АВГУСТА 1862 г.

151

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 7 августа [1862 г.]

Дорогой Энгельс!

В понедельник ко мне явился домовладелец и заявил, что если я после проявленного им долготерпения не уплачу ему в кратчайший срок, то он передаст дело своему агенту. Это значит, что ко мне будет прислан брокер310. Вместе с тем - и по странному стечению обстоятельств в тот же самый день - я получил извещение о немедленной уплате налога, а также письма от большей части знакомых с домовладельцем лавочников, которые угрожают мне судом и прекращением отпуска продуктов .

Лассаль отбыл в понедельник вечером. Я встретился с ним еще раз уже после того, как произошли все эти события. По моему расстроенному виду он понял, что кризис, о котором ему было известно уже давно, привел к какой-то катастрофе. Спросил меня. После моего сообщения заявил, что может предоставить мне 15 фунтов до 1 января 1863 года; он разрешил также учесть на его имя вексель на любую сумму, если ты или кто-либо другой гарантирует ему уплату суммы свыше 15 фунтов. Большего он, будто бы, сделать не может при своих стесненных обстоятельствах. (Этому я верю, так как здесь он только на одни сигары и извозчиков тратит ежедневно 1 фунт 2 шиллинга.)

Может быть, таким способом ты смог бы, привлекши Боркхейма в качестве дисконтера, устроить что-нибудь, чтобы предотвратить кризис. Из 10 фунтов я уплатил 6 фортепьянщику, иначе этот грубый тип без всяких разговоров подал бы на меня в суд графства. 2 фунта я отнес в ломбард, чтобы забрать вещи, а остаток отдал в распоряжение жены.

Уверяю тебя, что если бы не трудности, которые угрожают семье, я предпочел бы переселиться в меблированные комнаты, чем постоянно оказывать давление на твой кошелек.

К этому присоединяется еще одно обстоятельство. Д-р Аллен заявил мне, что Женничке абсолютно необходимо поехать хотя бы на две недели к морю. То же требуется и для самой младшей*, - у нее в прошлом году было нечто вроде желтухи и она опять не совсем здорова.


* - Элеоноры Маркс. Ред.


222
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 АВГУСТА 1862 г.

Итциг* сообщил мне еще, что он, может быть, начнет издавать газету, когда вернется в сентябре. Я ответил ему, что за хорошее вознаграждение охотно стану английским корреспондентом, не принимая на себя никакой ответственности и не вступая с ним в политическое сотрудничество, так как в политическом отношении мы ни в чем не сходимся, кроме некоторых весьма отдаленных конечных целей.

С твоими суждениями относительно Гражданской войны в Америке** я не совсем согласен. Я не думаю, что все кончено. Северяне с начала войны оказались во власти представителей пограничных рабовладельческих штатов, которые и поставили во главе армии Мак- Клеллана, этого старого приверженца Брекинриджа. Юг, напротив, с самого начала действовал единодушно. Север сам превратил рабство в военную силу Юга, вместо того чтобы обратить его против последнего. Юг переложил весь производительный труд на плечи рабов и получил таким образом возможность без ущерба для себя поставить под ружье все свои боевые силы. У Юга имелось единое военное командование, а у Севера нет. Что никакого стратегического плана у северян не было тоже, ясно уже из всех операций кентуккийской армии после завоевания Теннесси. По моему мнению, все это скоро примет иной оборот. Север, наконец, начнет вести войну всерьез и прибегнет к революционным средствам, отстранив от руководства деятелей из пограничных рабовладельческих штатов. Один только полк, составленный из негров, окажет поразительное действие на нервы южан.

Трудность получить 300000 человек кажется мне чисто политической. Северо-Запад и Новая Англия311 стремятся заставить и заставят правительство отказаться от своего прежнего дипломатического способа ведения войны - они выдвигают теперь условия, на которых будут предоставлены эти 300000 человек. Если Линкольн не уступит (а он уступит), то произойдет революция.

Что касается недостатка в военных талантах, то практиковавшийся до сих пор подбор генералов исключительно путем дипломатических и партийных интриг вряд ли способствовал выдвижению талантов. Все же генерал Поп кажется мне энергичным человеком.

Что касается финансовых мероприятий, то они неискусны, как и следовало ожидать в стране, где до сих пор (для государства в целом) фактически никаких налогов не существовало,


* - Лассаль. Ред.

** См. настоящий том, стр. 208-210. Ред.


223
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 8 АВГУСТА 1862 г.

но все же они далеко не так бессмысленны, как мероприятия Питта и К°312. Нынешнее обесценение денег объясняется, на мой взгляд, не экономическими, а чисто политическими причинами - недоверием. При другой политике это, стало быть, изменится.

Короче говоря, я считаю, что подобные войны надо вести по-революционному, янки же до сих пор пытались вести ее по-конституционному313.

Привет.

Твой К. М.

Имандт - здесь. Значит, снова перерыв, столь нежелательный в настоящий момент. Думаю, что объем моей книги составит 30 печатных листов314.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 152

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 8 августа 1862 г.

Дорогой Мавр!

Если я прислал перечень своих расходов, то отнюдь не для того, чтобы затруднить тебе дальнейшее «давление», как ты выражаешься, на мой кошелек. Напротив, я уверен, что мы и впредь будем помогать друг другу, где только возможно, совершенно независимо от того, кто из нас в тот или иной момент является «давящим» или «давимым», ведь роли могут снова перемениться. Единственной целью этого подсчета было показать тебе, что я не имею возможности выслать в данный момент больше, чем 10 фунтов.

15 фунтов Лассаля ты, конечно, немедленно взял наличными, иначе как понимать выражение: «до января»? Или он тогда только собирался их дать? Что касается векселей, то я могу уже сейчас выдать на Лассаля, сроком до трех, а то и до четырех месяцев на сумму хотя бы в 40-45 фунтов или от 260 до 300 талеров, если Боркхейм возьмется их реализовать.

Кроме того, смогу выслать тебе еще 10 фунтов наличными, если Боркхейм согласится подождать до сентября с уплатой тех


224
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 8 АВГУСТА 1862 г.

денег, которые я ему должен за вино. Это составило бы: 10 фунтов от меня, 45 за вексель, 15 от Лассаля, - итого 70 фунтов. Я был бы тогда основательно опустошен на довольно продолжительное время, но это не имеет никакого значения, лишь бы ты таким образом выбрался из лужи и Женничка смогла бы поехать к морю. Поскольку Боркхейму приходится постоянно производить платежи на континенте - и так как он знает, что в любом случае я должен буду заплатить по его векселю, если не желаю подорвать свое положение здесь, то ты можешь совершенно спокойно пойти к нему и спросить, согласен ли он устроить нам это дело.

Можешь сказать ему, что при нынешнем плохом состоянии хлопчатобумажного дела я чувствую себя вынужденным брать как можно меньше денег у фирмы и потому предпочитаю указанный путь. Тебе в данном случае приходится еще меньше стесняться в отношении него, чем мне,- итак, отправляйся к нему немедленно и устрой это дело с тем, чтобы я мог тотчас же выдать вексель на г-на барона*.

Лупус приехал в понедельник больной гриппом и ревматизмом; эти. болезни приковали его в Лондоне к постели на целый день, тот единственный день, что он там пробыл. Как только ему стало немного лучше, он сразу же выехал сюда. Этим объясняется то, почему он не зашел к тебе. Теперь ему лучше, по в денежном отношении он также совсем опустошен и потому сразу же обратился ко мне за 10 фунтами.

Тебе непременно нужно снова устроить финансовый фокус, иначе я решительно не представляю, чем мы возместим отсутствие «Tribune». Прочие нью-йоркские газеты ни в какой мере не смогут заменить тебе «Tribune», но при случае все же стоило бы попытаться, - может быть, при этом что-нибудь перепадет. Книга**, если даже считать 30 листов, в лучшем случае даст около 70 фунтов. Но как обстоит дело с Брокгаузом? Договорился ли ты на этот счет с Лассалем? И как долго это будет еще продолжаться? - С «Allgemeine Militar-Zeitung» я снова установил связь и посмотрю, что из этого выйдет, но там можно помещать самое большее одну статью в полтора месяца. Не можешь ли ты через своего mussurus*** или как-нибудь иначе устроить мне сотрудничество в военном отделе какой-либо из английских газет в Лондоне? Но это ведь все мелочи, и если мы не придумаем способа делать деньги, то у тебя вряд ли останется другой выход, кроме как попытаться тем или иным путем добыть немного денег у своих родных. Подумай об этом.


* - Лассаля. Ред.

** См. настоящий том, стр. 223. Ред.

*** - помощника (от еврейского слова «m'schores»). Peд.


225
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 АВГУСТА 1862 г.

О военных планах Лассаля и о твоей теории ренты*, причем мне далеко еще не ясно существование «абсолютной» ренты - это ты должен еще доказать, - напишу на днях. У меня отвратительный геморрой, и я не могу дольше оставаться в сидячем положении.

Привет всей семье.

Твой Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 216-220. Ред.

** См. настоящий том, стр. 218. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 153

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 9 августа 1862 г.

Дорогой Энгельс!

Итциг собирается уплатить 15 фунтов только 1 января. Был у Боркхейма. Тебе придется выдать вексель на имя Лассаля на сумму в 400 талеров (Боркхейму я, разумеется, ничего не стал говорить о Лассале, - о тех 15 фунтах, которые он должен уплатить). Срок - три месяца. Затем этот вексель будет возобновлен, так как я сказал Боркхейму, что платить буду только 1 января. (Это - срок, назначенный Лассалем.) Главное, чтобы ты послал этот вексель Боркхейму. Что касается теории ренты, то я, конечно, должен сначала дождаться твоего письма. Но для того, чтобы упростить «дебаты», как сказал бы Генрих Бюргерс, скажу следующее: I. Единственное, что я должен теоретически доказать, это возможность абсолютной ренты без нарушения закона стоимости. Это тот пункт, вокруг которого вертится теоретический спор со времени физиократов и до наших дней. Рикардо отрицает эту возможность; я ее утверждаю. Я утверждаю вместе с тем, что его отрицание основывается на теоретически ложной, перенятой от А. Смита догме - на предполагаемом тождестве цены издержек** и стоимости товаров. Я утверждаю далее, что во всех тех случаях, когда Рикардо иллюстрирует вопрос примерами, он постоянно предполагает такие условия, при


226
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 АВГУСТА 1862 г.

которых либо не существует капиталистического производства, либо не существует - фактически или юридически - земельной собственности. А ведь речь идет именно о том, чтобы исследовать закон при наличии этих вещей.

II. Что касается существования абсолютной земельной ренты, то это такой вопрос, который следовало бы разрешать для каждой страны на основании статистики. Но важность чисто теоретического решения явствует из того, что вот уже в течение 35 лет статистики и вообще практики отстаивают наличие абсолютной земельной ренты, а (рикардовские) теоретики путем весьма искусственных и теоретически слабых абстракций пытаются ее отрицать.

До сих пор я всегда убеждался, что в подобного рода спорах теоретики постоянно оказываются неправыми.

III. Я доказываю, что если даже предположить существование абсолютной земельной ренты, то из этого вовсе еще не следует, что худшая из всех обрабатываемых земель или худший рудник при всех обстоятельствах уплачивает ренту; наоборот, очень возможно, что они вынуждены продавать свои продукты по рыночной стоимости, но ниже их индивидуальной стоимости. Чтобы доказать обратное, Рикардо «се время исходит из предположения - а это теоретически неверно, - что рыночную стоимость, при любых условиях рынка, всегда определяет товар, произведенный при самых неблагоприятных условиях. Против этого ты правильно возражал еще в «Deutsch-Franzosische Jahrbucher»*.

Вот что я хотел добавить относительно ренты.

Что касается Брокгауза, то Лассаль обещает сделать все возможное, и я ему верю, ибо он торжественно заявил, что опубликует свой magnum opus** по политической экономии или примется за работу над ним - что для него по сути означает одно и то же - лишь после того, как появится мое сочинение***.

Привет.

Твой К. М.

Боркхейм дополнительно заявляет: Ты должен выписать вексель на 400 талеров сроком до трех месяцев на имя Лассаля и возобновить его за две недели до 4 января 1863 года. Боркхейм позаботится о том, чтобы Лассаль получил деньги к первому сроку платежа в случае, если


* Ф. Энгельс. «Наброски к критике политической экономии». Ред.

** - великий труд. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 223-224. Ред.


227
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 13 АВГУСТА 1862 г.

ты не сможешь платить по частям. Что касается «Evening Post», то было бы хорошо, если бы ты составил для меня это письмо, - ведь я очень плохо владею обиходным английским языком.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 154

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 12 августа 1862 г.]

Прилагаю вексель на барона Премудрого*. Ты должен послать ему уведомление с указанием даты подписания, дня платежа, а также известить его, что он получит деньги по истечении срока, но должен будет продлить вексель до 1 января, к каковому дню я выплачу ему разницу в 15 фунтов.

Твой Ф. Э. [Надпись Маркса]

Подписано 12 августа 1862 г. (сроком на три месяца). 12 августа 1862 г.


* - Лассаля. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 155

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 13 августа 1862 г.]

На вышеуказанное письмо315 я не могу ответить, так как не знаю, в частности, что ты сказал Боркхейму, и поэтому боюсь что-нибудь напутать. Я, разумеется, считал, что Лассаль возвратился в Берлин. Сходи сейчас же к Боркхейму и проследи


228
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 13 АВГУСТА 1862 г.

за тем, чтобы вексель был отослан обратно, а затем от тебя к Лассалю для акцептации. Без этого, конечно, ничего нельзя сделать. Как могло произойти такое недоразумение - мне совершенно непонятно.

Твой геморроидарий Ф. Э.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 156

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 14 августа 1862 г.

Дорогой Фридрих!

Пишу всего несколько строк, так как мне предстоит сегодня уйма беготни по делам.

Все недоразумение заключается в том, что «ни одно» из твоих предположений не соответствовало действительности.

Я говорил Боркхейму, прежде чем писать тебе, что мне неизвестно, в Берлине ли Лассаль, что я, следовательно, не гарантирую немедленную акцептацию. Боркхейм, несмотря на это, обещал учесть вексель, как только будет иметь твою подпись. Позже он снова передумал. - Вопреки своему первоначальному намерению, он решил, что сам не будет дисконтировать вексель, а сделает это через одного из своих друзей, связанных с Берлином.

Для этого, естественно, ему требовался акцепт Лассаля. Последний, как я узнал вчера от Бухера, находится теперь в Вильдбаде, где Лассаль-старший* пребывает в состоянии, более или менее близком к смерти. Я немедленно написал барону Итцигу**.

Привет.

Твой К. М.


* - Хейман Лассаль, отец Фердинанда Лассаля. Ред.

** - Лассалю (см. настоящий том, стр. 520-521). Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


229
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 20 АВГУСТА 1862 г.

157

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 20 августа [1862 г.]

Дорогой Энгельс!

С векселем у меня целый ряд приключений.

Сначала Боркхейм, у которого очень хорошие намерения, но который любит похвастать и post festum* некстати становится нерешительным, обещал, что он сам (из своих средств) учтет этот вексель. При этом он знал, что акцепт Лассаля будет получен лишь некоторое время спустя. Затем он, не говоря мне ни слова, посылает вексель через Брукнеров (братьев) в Берлин для учета его упомянутыми Брукнерами. Возможно, - он прикидывается, будто забыл об этом исходном пункте, - что за это время он успел испугаться.

Во-вторых: барон Премудрый**, с которым я условился об этой операции в предпоследний вечер, поскольку он заявил, что «готов на все», пишет мне сегодня из Вильдбада, куда я послал ему уведомление, следующее: «Для того чтобы акцептировать, мне нужно обязательство от самого Энгельса о предоставлении мне за 8 дней до истечения срока суммы, необходимой для уплаты по векселю. Это нужно, разумеется, не потому (!), чтобы я сомневался в том, что ты пишешь по его поручению, а просто потому, что коль скоро я должен пойти на такой вексель, который я сам не смогу оплатить, то я, по крайней мере во избежание всяких непредвиденных обстоятельств, а также на случай смерти, должен иметь личное письменное обязательство того, кто должен и может позаботиться о покрытии».

В ответ на это я написал барону, который сейчас в Цюрихе (из Вильдбада он уехал) и через несколько дней, «может быть», поедет оттуда в Италию, весьма ироническое письмо***, в котором сообщил ему, что немедленно попрошу тебя прислать мне это обязательство, каковое обещание сим и выполняю.

Боркхейм прочитал мне вчера свое письмо к тебе. Было бы хорошо, если бы ты написал ему частным образом, чтобы он постарался раздобыть для меня эти деньги, так как, с одной стороны (что соответствует действительности), я нахожусь в страшной нужде, а с другой - возвращение Лассаля из его полного приключений путешествия может затянуться.


* - после праздника, то есть после того, как событие уже произошло. Ред.

** - Лассаль. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 522. Ред.


230
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 20 АВГУСТА 1862 г.

(Впрочем, я написал Итцигу*, чтобы он по получении твоего обязательства сообщил «братьям Мейер» в Берлин, у которых находится вексель, что акцептирует его после своего возвращения. Это в том случае, если он ни в одном месте не задержится на такой срок, чтобы туда можно было послать для акцептации сам вексель.)

В самом деле, дружище, ты можешь говорить все, что тебе угодно, но для меня невыносимо причинять тебе столько беспокойства своими злоключениями! Если бы я только мог подыскать себе какое-нибудь занятие! Сера, мой друг, всякая теория, и лишь дело зелено**. К сожалению, я слишком поздно убедился в этом.

Из тех 20 фунтов, которыми меня ссудил Боркхейм, я прежде всего уплатил налоги, затем долг сапожнику, который грозил мне судом, и т. д. С 5 фунтами я послал вчера свою семью в Рамсгет, так как Женничке здесь нельзя было дольше оставаться. Не знаю, как тебя и благодарить за то, что ты дал ей эту возможность. Это лучшее и способнейшее дитя в мире. Здесь же она страдала вдвойне. Во-первых, физически. А во-вторых, на нее ужасно действовали домашние неприятности. Как я рад был сегодня, что жена и дети уехали и что им не пришлось пережить вместе со мной письмо Итцига!

Не можешь ли ты приехать сюда на несколько дней? Своей критикой я ниспроверг так много старого, что мне хотелось бы предварительно посоветоваться с тобой относительно некоторых пунктов. Писать же обо всем этом скучно и мне, и тебе.

Один из таких пунктов, относительно которого ты, как практик, наверное, осведомлен, заключается в следующем. Предположим, что при открытии какого-нибудь предприятия стоимость его машин равна 12000 фунтов стерлингов. Эти машины, в среднем, изнашиваются за 12 лет. Если каждый год накидывать на товары по 1000 фунтов стерлингов, то цена машин окупается за 12 лет. Так говорит А. Смит и все его последователи. Но на самом деле это лишь средний расчет. С машинами, которым предстоит просуществовать 12 лет, дело обстоит приблизительно так же, как с лошадью, которой суждено прожить 10 лет или которая будет работоспособна 10 лет. Хотя ее через 10 лет придется заменить новой лошадью, но на деле все же было бы неправильно сказать, что она каждый год отмирает на 1/10. Г-н Несмит в одном из своих писем к фабричным инспекторам отмечает, напротив, что машины (по край-


* - Лассалю. Ред.

** Перефразированные слова из трагедии Гёте «Фауст», часть I, сцена четвертая («Кабинет Фауста»). Ред.


231
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 21 АВГУСТА 1862 г.

ней мере, некоторые) работают на втором году лучше, чем на первом316. Во всяком случае, ведь не каждый же год в течение этих 12 лет приходится заменять in natura* 1/12 машин? Что происходит с фондом, предназначенным на возмещение каждый год 1/12 машин? Не является ли он на деле фондом, накапливаемым для расширения воспроизводства, независимо от всех превращений дохода в капитал? Не объясняет ли отчасти наличие этого фонда сильное различие в норме накопления капитала у наций с развитым капиталистическим производством, то есть с большим основным капиталом, и наций, которые не достигли такого уровня развития?

Несмотря на геморрой, ты можешь на это, во всяком случае вкратце, ответить.

Что касается рюстовско-лассалевского плана**, то для меня твоя критика важна из-за Бухера.

Привет.

Твой К. М.


* - в натуральной форме. Ред.

** См. настоящий том, стр. 211-212, 214-215, 220. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 523. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 158

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, 21 августа 1862 г.|

Дорогой Мавр!

Прилагаю записку для Лассаля***. Не расстраивайся так сильно из-за этих глупостей. Потребуй просто-напросто вексель обратно и пошли его для акцептации Лассалю; или распорядись, чтобы это было сделано немедленно прямо из Берлина. У Боркхейма, как ты сам понимаешь, я добьюсь не больше, чем ты, скорее меньше. Что он любит прихвастнуть, это я знаю.

Очень спешу.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx», Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


232
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, НАЧАЛО СЕНТЯБРЯ 1862 г.

159

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, начало сентября 1862 г.]

Дорогой Мавр!

Погружен с головой в хлопчатобумажную спекуляцию, принявшую колоссальные размеры, - тот, кто обладает смелостью, загребает большие деньги, но, к сожалению, ни Эрмен, ни Энгельс такой смелостью не обладают - при этом у меня по горло работы; при первой возможности напишу тебе.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe, Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 160

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 9 сентября 1862 г.

Дорогой Мавр?

Ты даже не представляешь, как здорово меня запрягли в последнее время. Проклятые хлопчатобумажные ткани поднялись в цене в среднем в пять раз, и ты не можешь даже вообразить, что это за работа беспрестанно извещать клиентов о неуклонном повышении цен.

Надеюсь, что лассалиада с этим несчастным векселем* уже улажена и что деньги тобой получены. Я, наконец, добился того, что в пятницу смогу уехать в Германию на две недели.

В Лондоне я, к сожалению, не смогу остановиться, - времени у меня в обрез, а дурацкая выставка мне и понаслышке так опротивела, что я просто рад, что не увижу ее317. Черкни мне, однако, еще, прежде чем я уеду, несколько строк по поводу истории с векселем и относительно здоровья Женнички.

В этой хлопчатобумажной сутолоке теория ренты** показалась мне действительно слишком абстрактной; надо будет об этом


* См. настоящий том, стр. 227-231. Ред.

** См. настоящий том, стр. 216-219. 225-226. Ред.


233
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 СЕНТЯБРЯ 1862 г.

подумать, когда окажусь в более спокойной обстановке. То же и относительно износа машин, хотя я твердо убежден, что в данном вопросе ты на ложном пути. Период износа ведь вовсе не одинаков для всех машин. Но об этом подробнее по возвращении.

Некоторые молодцы заработали здесь огромные деньги во время этого повышения. У нас же ничего не останется, отчасти потому, что бравый Готфрид* все-таки трус, а отчасти оттого, что прядильщики вообще ничего не зарабатывают в такие периоды. Весь заработок прикарманили себе комиссионные дома.

Булл-ранская история № 2 представляет собой великолепную штучку Джэксона-Каменная стена, который несомненно является наилучшим парнем в Америке. Будь он поддержан лобовой атакой главных сил конфедератов и будь все согласовано (хотя бы наполовину), то мосье Попу пришел бы, по всей вероятности, конец318. В данном же случае это не дало конфедератам ничего, кроме большого морального успеха - уважения к их предприимчивости и к Джэксону - да выигрыша нескольких квадратных миль на суше; но зато это сильно ускорило соединение и концентрацию всей армии Союза у Вашингтона. Следующий пароход привезет нам, наверное, дальнейшие известия о новых сражениях, в которых федералисты могли бы одержать победу, если бы их генералы не были так непроходимо глупы. Но что поделаешь с таким никудышным народом! Поп - самый паршивый из всех, умеет только хвастать, отпираться, врать ц скрывать поражения. Поистине, генерально-штабной хлыщ.

Мак-Клеллан снова производит впечатление разумного человека. К тому же еще приказ, чтобы все будущие генерал-майоры держали экзамен на прусского портупей-прапорщика319.

Это уж слишком жалкое зрелище, и эти молодцы с Юга, которые, по крайней мере, знают, чего они хотят, кажутся мне героями по сравнению с вялыми северянами. Или ты все еще продолжаешь думать, что эти господа северяне сумеют подавить «мятеж»?

Прощай!

Твой Ф. Э.


* - Эрмен. Peд.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


234
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 10 СЕНТЯБРЯ 1862 г.

161

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 10 сентября [1862 г.]

Дорогой Энгельс!

Моя семья возвратилась из Рамсгета. Женничка очень хорошо поправилась.

Письмо Лассаля, в которое он вложил письмо с акцептом для братьев Мейер в Берлине, у которых находится вексель, прибыло только вчера. Тем временем Боркхейм уже успел отправиться в путешествие. Он выплатил до сих пор по частям 40 фунтов, из них последние 15 фунтов - тринадцать дней тому назад, когда я уезжал320. Дело в том, что я хотел насесть на своего дядюшку*. Но тот, как оказалось, сам отбыл на континент. Оттуда я (через Кёльн и т. д.) проехал к своей матери в Трир, но без успеха, что я и предвидел, не застав дядюшки.

17-го числа мне нужно платить мяснику по векселю 6 фунтов, но Боркхейм к тому времени еще не вернется, поскольку он собирается еще около месяца шататься по Швейцарии и т. д.

Что касается янки, то я по-прежнему убежден, что в конце концов победит Север**; конечно, гражданская война может пройти еще через различные эпизоды, возможно и через перемирия, и может затянуться надолго. Юг мог бы заключить мир и пошел бы на это лишь при условии, что он получит пограничные рабовладельческие штаты. В этом случае к нему перешла бы также и Калифорния, а за ней последовал бы и Северо-Запад, так что весь Союз, за исключением разве штатов Новой Англии, снова составил бы одну страну, но на сей раз уже под признанным верховенством рабовладельцев. Это означало бы реконструкцию Соединенных Штатов на основе, которой добивается Юг. А это невозможно, и этого не произойдет.

Север, со своей стороны, может пойти на заключение мира лишь в том случае, если территория Конфедерации будет ограничена пределами старых рабовладельческих штатов, замкнутых между рекой Миссисипи и Атлантическим побережьем. Но в этом случае Конфедерация очень скоро бы тихо скончалась. Перемирия же и т. д. на основе status quo*** означали бы, самое большее, временные паузы в ведении войны.


* - Лиона Филипса. Ред.

** См. настоящий том, стр. 208-210, 222-223, 233. Ред.

*** - существующего положения. Ред.


235
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 16 ОКТЯБРЯ 1862 г.

Способ, которым Север ведет войну, именно таков, какого и следовало ожидать от буржуазной республики, где так долго и суверенно царил обман. Юг, как олигархия, гораздо больше подходит для таких вещей, в особенности такая олигархия, где весь производительный труд лежит на неграх, а 4 миллиона «white trush»* являются профессиональными флибустьерами. Несмотря на все это, я готов поручиться головой, что они скоро будут разбиты, несмотря ни на каких «Джэксонов-Каменная стена». Возможно, правда, что прежде дело дойдет еще до своего рода революции на самом Севере.

Виллих - бригадный генерал, а теперь, как рассказал мне Капп в Кёльне, и Штеффен собирается на войну.

Мне кажется, что твоя точка зрения определяется чисто военным взглядом на положение дел.

Что касается моей экономической работы**, то я не хочу отягощать тебя «балластом» во время твоего путешествия.

Привет.

Твой К. М.

Но ты мог бы, пожалуй, написать мне, где и когда ты будешь проездом в Лондоне. Если у меня будет какая-нибудь возможность, я постараюсь тебя найти.

Возможно (хотя это еще связано с затруднениями всякого рода), что в начале будущего года я получу место в одной из английских железнодорожных контор.

Что слышно о Гарибальди?


* - «белого сброда». Ред.

** См. настоящий том, стр. 223-224. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 162

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 16 октября 1862 г.

Дорогой Мавр!

Всю прошлую и эту неделю я изо дня в день собирался написать тебе, но проклятые хлопчатобумажные дела не давали возможности сделать это. Эти господа забросили за время моего


236
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 16 ОКТЯБРЯ 1862 г.

отсутствия решительно все, что только можно было, так что у меня теперь работы по горло.

Лупус просит передать, что все посланное тобой* он получил. Случай - в высшей степени забавный. Бедные изолгавшиеся пруссаки, которые срамятся при каждом своем литературном выступлении!

Надеюсь, что ты получил 10 фунтов, которые я выслал тебе в день своего отъезда. Опять я слишком надолго застрял в Бармене и Энгельскирхене, так как целых две недели бродил по берегам Мозеля, Рейна и по Тюрингии. Через Брюссель и Люксембург я направился сразу в Трир, а оттуда пешком до Кохема и т. д. В Кёльне вовсе не был.

Назначение Бисмарка буржуазия встретила оглушительным смехом321. Вообще эти господа были необычайно самоуверенны и до известной степени отважны. Они наконец-то ущемили бравого Вильгельма в денежном вопросе и знают, что здесь он, в конце концов, должен будет им уступить. Однако они чрезвычайно идиллически представляют себе ход дела, полагая, что если только его некоторое время помучить, то он должен прийти к ним уже сам. Но они еще узнают. Так или иначе к весне дело дойдет до кризиса. Однако же можно умереть со смеху, глядя, какое воодушевляющее действие оказывают на филистеров денежные вопросы.

Шульце-Делич и компания становятся весьма забавными, и только Вирхов остается «серьезным». Впрочем, нет; наряду с ним держит себя с подобающим достоинством еще и Генрих Бюргерс в Веймаре, выступая за имперскую конституцию стародавних времен. Должен сказать, что Шульце-Делич, этот касса-сберегательный человечек, всегда бывший и стремившийся быть только паршивым мещанином, кажется мне весьма достойным уважения по сравнению с такими собаками, как Бюргере или великий Микель, которые в Веймаре спасают отечество при помощи «прусского верховенства»322.

Кинкель мне теперь также понятен. Он - форменная копия одного обойщика из Кобленца, представляющего собой единственный в своем роде образец рейнского жителя со всеми предрассудками и ограниченностью, свойственными этой расе: проклинает пруссаков, ненавидит французов, симпатизирует австрийцам, при этом католик и демократ одновременно, но прекрасный ходок. Парень этот был моим попутчиком при перевале через Кохемскую горную цепь. Если бы Кинкель видел этого малого, смешным подобием которого он является с ног до головы, он бы пришел в ужас.


* См. настоящий том, стр. 523. Ред.


237
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 29 ОКТЯБРЯ 1862 г.

Какого ты мнения об Америке? Финансовый крах, неизбежный при таких неразумных мерах в отношении бумажных денег, кажется мне уже близким. А военное положение Севера теперь, очевидно, снова улучшается.

Как поживает Женничка?

Сердечный привет твоей жене и девочкам.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано с сокращением в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 163

МАРКС-ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 29 октября 1862 г.

Дорогой Энгельс!

Это не дело, что ты даже во время своего отпуска не можешь улучить денек, чтобы побывать в Лондоне.

Женничке после морских купаний значительно лучше, хотя она все еще не такова, какой ей следует быть. Вот уж год, как она убывает в весе, вместо того чтобы прибавлять.

Лассаль, который очень сердит на меня, сообщает, что деньги на уплату по векселю надо послать лично ему, по его берлинскому адресу: 13, Bellevuestrase, - так как у него нет своего банкира. В этом месяце ему предстоит процесс в связи с одной из его знаменитых речей323.

Шили пробыл здесь неделю, у него весьма несчастный и болезненный вид. Зато друг его, Имандт, который также был здесь перед моим отъездом в Голландию и в Трир*, страшно растолстел. На его старой спине форменным образом выросла как будто новая спина.

Что касается Америки, то я полагаю, что кампания в Мэриленде имела решающее значение324, поскольку она показала, что даже в этой части пограничных штатов, наиболее сильно


* См. настоящий том, стр. 234. Ред.


238
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 29 ОКТЯБРЯ 1862 г.

настроенной в пользу Юга, сторонников Конфедерации очень немного. А ведь вся борьба ведется из-за пограничных штатов. Кто ими владеет, тот и господствует над Союзом. Издание Линкольном своего многообещающего акта об эмансипации как раз в тот момент, когда конфедераты вторглись в Кентукки, свидетельствует одновременно о том, что перестали считаться с лояльными рабовладельцами в пограничных штатах325. Переселение рабовладельцев со всем их «black chattel»* из Миссури, Кентукки, Теннесси на юг уже и сейчас приняло огромные размеры, а если борьба затянется еще на некоторое время - в чем нет сомнения, - то Юг потеряет там всякую опору. Он начал борьбу за территории326. Война же сама оказалась средством для уничтожения его влияния в пограничных штатах, связь которых с Югом и без того с каждым днем ослаблялась по той причине, что «разведение» рабов и внутренняя работорговля не находили для себя больше рынка. Таким образом, по моему мнению, для Юга дело идет только об обороне. Между тем только наступление могло принести ему успех. Если подтвердится известие, что Хукер получает активное командование Потомакской армией, Мак-Клеллан «удаляется» на «теоретический» пост главнокомандующего, а Галлеку передается верховное командование на Западе, то это будет означать, что и в Виргинии военные действия примут более энергичный характер. А кроме того, самое удобное для конфедератов время года уже миновало.

Моральное значение провала мэрилендского похода было безусловно огромно.

Что же касается финансового положения, то Соединенные Штаты знают со времени войны за независимость, а мы знаем из австрийского опыта, как далеко может заходить обесценение бумажных денег327. Факт, что янки никогда еще не вывозили в Англию столько зерна, как в этом году, что нынешний урожай снова значительно выше среднего, а торговый баланс никогда еще не был для них столь благоприятен, как за последние два года. Как только вступит в силу новая налоговая система (правда, весьма тривиальная и чисто питтовская328), начнется, наконец, и отлив бумажных денег, которые до сих пор лишь беспрестанно выпускались. Продолжение выпуска бумажных денег в нынешнем масштабе станет благодаря этому излишним, дальнейшее обесценение их будет таким образом приостановлено. Но даже и наблюдавшееся до сих пор обесценение менее опасно, чем оно было при анало-


* - «черным скотом». Ред.


239
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 29 ОКТЯБРЯ 1862 г.

гичных условиях во Франции или даже в Англии, ввиду того что янки никогда не запрещали двух цен - цены в золоте и цены в бумажных деньгах. Настоящее зло во всем этом заключается в государственном долге, за который никогда не было получено должного эквивалента, и в премиях за биржевую игру и спекуляции329.

Если англичане хвастают тем, что у них обесценение никогда не превышало 111/2 процента (хотя, по другим источникам, временами оно превышало эту цифру более чем вдвое), то они изволят забывать, что при этом они не только продолжали платить старые налоги, но и ежегодно к старым добавляли новые, так что с самого начала был обеспечен отлив банкнот, между тем как янки за последние 11/2 года действительно обходились без всяких налогов (если не считать весьма сниженных ввозных пошлин) и обеспечивали ведение войны исключительно путем неоднократно повторявшихся эмиссий бумажных денег. Ввиду такого процесса, достигшего теперь своего поворотного пункта, обесценение является в сущности сравнительно незначительным.

Ярость, с которой южане встретили линкольновскне акты, свидетельствует о важности последних330. Все эти акты имеют вид расчетливо составленных и снабженных оговорками условий, посылаемых одним адвокатом другому, представителю противной стороны. Но это не умаляет их исторического значения и, право, забавляет меня, когда я сравниваю их с теми драпировками, которыми французы обвешивают самые незначительные вещи.

Я, разумеется, так же, как и все, вижу все отталкивающее в формах движения у янки, но я нахожу это естественным ввиду «буржуазного» характера этой демократии. Тем не менее происходящие там события имеют всемирное значение, и во всей истории нет ничего более отвратительного, чем отношение англичан к этому.

Кланяйся Лупусу. Привет.

10 фунтов я получил.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


240
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 НОЯБРЯ 1862 г.

164

МАРКС-ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 4 ноября 1862 г.

Дорогой Энгельс!

Только что вернулся от Фрейлиграта. Он перешлет эти 400 талеров Лассалю. А ты пошлешь Фрейлиграту 60 фунтов, после чего он сообщит тебе курс и т. д.

Что касается возобновления векселя, то это не вызовет никаких затруднений. Ты можешь выписать вексель на 45 фунтов или на любую сумму менее 60 фунтов и прислать его мне для того, чтобы Лассаль сделал на нем передаточную надпись. Как только это будет сделано, его можно будет здесь учесть. Можешь выписать его на три месяца. Но для возобновления необходима подпись Лассаля, следовательно, с этим платежом уже ничего не выйдет. После моего письма Лассаль сам ожидает этого возобновления. Напиши мне тотчас же, что надо сделать.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 165

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 5 ноября 1862 г.

Дорогой Мавр!

60 фунтов Фрейлиграту высылаю завтра. Что нужно предпринять для возобновления векселя, я смогу сообщить тебе только тогда, когда буду знать, что вексель наверняка будет учтен, как только Лассаль его акцептирует, а также знать, кто обеспечит этот учет. С одной стороны, было бы бесполезно чрезмерно докучать Лассалю векселями, не дающими тебе непосредственно никаких денег, а с другой, и мне мало пользы от того, что Боркхейм (к нему относятся те же самые соображения) будет все время присылать мне деньги по мелочам. К тому же еще расходы.

Что касается Америки, то я, разумеется, также считаю, что конфедераты неожиданно получили в Мэриленде моральный удар большого значения. Я точно так же убежден, что оконча-


241
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5 НОЯБРЯ 1862 г.

тельное овладение пограничными штатами решит исход войны. Но я вовсе не уверен в том, что это произойдет в такой классической форме, как ты, по-видимому, думаешь. Несмотря на весь шум, поднятый янки, налицо еще нет никаких симптомов, свидетельствующих о том, что они рассматривают это дело действительно как вопрос национального существования.

Напротив, успехи демократов на выборах показывают скорее, что партия, недовольная продолжением войны, растет331. Если бы имелось хотя бы одно доказательство, хотя бы один признак того, что массы на Севере начинают действовать так, как во Франции в 1792 и 1793 гг., то все было бы прекрасно. Но единственной «революцией», которую можно ожидать, будет, кажется, прежде всего контрреволюция со стороны демократов и худой мир, который поделит также и пограничные штаты. Что на этом дело далеко еще не закончится, согласен. Но пока что все же должен сказать, что не могу испытывать энтузиазма в отношении народа, который в деле такой колоссальной важности позволяет какой-то четверти своего населения беспрестанно колотить себя и после полутора лет войны обогатился лишь открытием того, что все его генералы - ослы, а гражданские чиновники - мошенники и предатели. Нет, дело все-таки должно идти иначе, даже в буржуазной республике, если только она окончательно не погрязла в болоте. С тем, что ты говоришь по поводу подлого отношения англичан к этому делу, я совершенно согласен.

Нужда здесь постепенно начинает обостряться. Гумперт рассказывает мне, что все случаи серьезных заболеваний в его больнице носят тифозный характер и что число туберкулезных заболеваний за последние 8-9 месяцев сильно увеличилось. Думаю, что через месяц-другой рабочим надоест состояние плаксивой пассивности, в котором они пребывают сейчас.

Привет.

Твой Ф. Э.

Фрейлиграта посетил один немецкий коммерсант из Копенгагена, экс-демократ времен 1848 года. Поскольку разговор зашел о Шлезвиг-Гольштейне, тот посоветовал своему гостю обратиться к Блинду. Я заявил этому господину, что Блинд - сплетник.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dvitte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


242
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 НОЯБРЯ 1862 г.

166

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Спешно.

Лондон, 9 ноября [1862 г.]

Дорогой Энгельс!

У Эккариуса от скарлатины умерли один за другим трое детей. К тому же ужасная нужда.

Собери немного денег среди знакомых и пошли их ему по адресу: 22, Denmark Street, напротив церкви св. Джайлза.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 167

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 14 ноября 1862 г.

Дорогой Энгельс!

Так как ты только что послал деньги Эккариусу и, кроме того, уплатил огромную сумму по лассалевскому векселю, то ты, наверное, совсем «опустошен». Тем не менее я должен просить тебя прислать мне до понедельника немного денег, так как мне надо закупить угля и «жизненных средств»; вот уже три недели, как лавочник отказал мне в кредите до уплаты долга, и я, чтобы он не подал на меня в суд, вынужден покупать у этой свиньи за наличные.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


243
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 НОЯБРЯ 1862 г.

168

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 15 ноября 1862 г.

Дорогой Мавр!

Ты прав, я основательно опустошен и серьезно занят сейчас вопросом «сбережений» на манер прусского правительства. Но в надежде покрыть этот расход семейной жизнью на Хайд-род посылаю тебе при сем пятифунтовый билет O/L 28076, Манчестер, 28 января 1862 г. Одновременно высылается через «Чафлина и Хорна» корзина с винами, в которой дюжина бордо и две бутылки старого рейнвейна 1846 года для Женнички, а остальные - рейнвейн 1857 года. Всего 24 бутылки.

С нетерпением ожидаю парохода, который должен привезти известия о нью-йоркских выборах*. Если демократы победят в штате Нью-Йорк, то я уж не знаю, что и думать об этих янки. Никак не могу понять, каким образом народ, поставленный перед великой исторической дилеммой, когда дело идет о его собственном существовании, может после полутора лет борьбы стать в своей массе реакционным и голосовать за малодушную уступчивость.

Хотя это, с одной стороны, и хорошо, что буржуазная республика основательно оскандалилась также и в Америке, так что в будущем уже нельзя будет проповедовать ее как самоцель, а придется говорить о ней только как о средстве и переходной форме к социальной революции, - но все же меня злит, что какая-то паршивая олигархия, с населением в два раза меньшим, оказывается столь же сильной, как и неуклюжая, большая, беспомощная демократия. К тому же, если победят демократы, то верх возьмет бравый Мак-Клеллан и уэстпойнтцы332, и тогда всему делу конец. Эти люди способны заключить мир, если Юг вернется в Союз на том условии, что президентом должен быть всегда южанин, а конгресс всегда будет состоять из равного числа южан и северян. Более того, они способны немедленно объявить Джефферсона Дэвиса президентом Соединенных Штатов и даже отказаться от всех пограничных штатов, если мира нельзя будет добиться иначе. И тогда прощай, Америка.

Провозглашенная Линкольном эмансипация** также не имела, по-видимому, до сих пор другого действия, кроме того, что


* См. настоящий том, стр. 245-246. Ред.

** См. там же, стр. 239. Ред.


244
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 15 НОЯБРЯ 1862 г.

Северо-Запад голосовал за демократов из страха перед чрезмерным наплывом негров.

Переходя от великого к малому, - что ты скажешь о бравом Вильгельме? Он, наконец, опять стал самим собой; покаялся в своих либеральных прегрешениях и сказал хромой Елизавете*: mater, peccavi**. За это господь даровал ему силу, чтобы рассеять хилую рать либералов, и тогда Вильгельм сказал: «для этого мне нужны солдаты». Он так разъярен, что даже Бисмарк кажется ему уже недостаточно реакционным. Что ты, Шаппер, глуп - это мы знаем, и это ты знаешь сам, но что ты так глуп и т. д. и т. п. Дела идут превосходно, и что может быть лучше такого положения, когда либеральная буржуазия спустя 14 лет после 1848 г. оказывается поставленной перед самой крайней революционной дилеммой из-за каких-то дрянных 6 млн. талеров, то есть примерно 850000 фунтов стерлингов. Только бы этот старый осел не пошел снова на попятную. Правда, сейчас он в великолепной форме, но у этих пруссаков нельзя полагаться ни на что, даже на их глупость. Если и дальше дело пойдет таким же образом, то драка совершенно неминуема, а когда дойдет до крайности, то Вильгельм будет удивлен, услышав, каким образом разговаривают «военные», в частности, простые солдаты, которые постараются отблагодарить его за то, что им приходится сражаться за трехлетний срок службы вместо двухлетнего333.

Сердечный привет твоей жене и девочкам.

Кстати. Пришли мне последние четыре номера «Free Press». Мне никогда не удается получить их здесь, если не схожу за ними в тот же день, что я всегда забываю сделать.

Твой Ф. Э.


* - жене Фридриха-Вильгельма IV, королеве Пруссии. Ред.

** - мать, я согрешил. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т.. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


245
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 17 НОЯБРЯ 1862 г.

169

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 17 ноября [1862 г.]

Дорогой Энгельс!

Большое спасибо за 5 фунтов.

Мне кажется, что ты обращаешь слишком много внимания лишь на одну сторону американской драки. Я просмотрел в Американском кафе массу южных газет и убедился, что Конфедерация находится в весьма затруднительном положении. Английские газеты полностью замолчали сражение «под Коринтом»334. В южных же газетах оно изображается как самое ужасное несчастье, которое с ними приключилось со времени начала войны. Штат Джорджия объявил «акт о наборе в армию», принятый Конфедерацией, недействительным и не имеющим никакой законной силы. Виргиния в лице вора Флойда оспаривает право «креатур» (дословно!) «Джефферсона Дэвиса» набирать и далее солдат в их штате. Олдхем, представитель Техаса на конгрессе в Ричмонде, выступил с протестом против отправки «отборных войск» с юго-запада на восток, id est* в Виргинию. Из всех этих споров следуют два неоспоримых вывода: что правительство Конфедерации зашло слишком далеко в своих принудительных мероприятиях для пополнения рядов армии; что штаты в борьбе против Зондербунда ссылаются на «права штатов» подобно тому, как тот использовал их в качестве предлога для борьбы против Союза335.

Победы демократов на Севере** я рассматриваю как реакцию, наступление которой было облегчено для консервативного и предательского элемента плохим ведением войны и финансовыми промахами, допущенными со стороны федерального правительства. Впрочем, это тот род реакции, который бывает в каждом революционном движении и который, например, во времена Конвента был силен настолько, что намерение поставить на всенародное голосование вопрос о смертной казни для короля*** расценивалось как контрреволюционное, а во времена Директории он был так силен, что г-ну Бонапарту I пришлось обстреливать Париж из пушек336.


* - то есть. Ред.

** См. настоящий том, стр. 243. Ред.

*** - Людовика XVI. Ред.


246
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 17 НОЯБРЯ 1862 г.

С другой стороны, выборы до 4 декабря 1863 г.* не окажут никакого влияния на состав конгресса и послужат только лишь для подхлестывания республиканского правительства, над головой которого занесен меч337. И уж во всяком случае республиканская палата представителей лучше использует остающееся для ее работы время, хотя бы из одной ненависти к партии противника.

Что касается Мак-Клеллана, то в его собственной армии имеются Хукер и другие республиканцы, которые в любой момент арестуют его по приказу правительства.

К этому присоединяется попытка французского вмешательства338, которая вызовет реакцию против реакции.

Поэтому я не столь мрачно смотрю на эти вещи. Что меня смущает гораздо больше, так это овечья покорность рабочих в Ланкашире. Ничего подобного свет еще не видывал. Тем более, что эта фабрикантская свора даже и не пытается делать вид, будто она «приносит жертвы», а предоставляет остальной Англии честь содержать ради нее ее же армию; это значит, что на остальную часть Англии возлагаются расходы по содержанию переменного капитала этой своры.

Англия за это время оскандалилась сильнее, чем любая другая страна: рабочие из-за своего христианского рабского духа, буржуа и аристократы, - яростно защищая рабство в его самой неприкрытой форме. Впрочем, оба эти явления дополняют одно другое.

Что касается нашего «красавца-Вильгельма», то этот малый и впрямь радует. Впрочем, министерство Бисмарка есть не что иное, как осуществление благого пожелания малогерманских прогрессистов339. Они восхищались Луи Бонапартом, как «человеком прогресса».

Теперь они видят, что означает «бонапартистское» министерство в Пруссии. Ведь Бисмарк некоторым образом назначен Бонапартом (и Россией).

«Press»** тебе соберу.

Привет (также и дамам).

Твой К. М.


* В оригинале описка: «1864 г.». Ред.

** - «Free Press». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


247
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 ДЕКАБРЯ 1862 г.

170

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 20 ноября 1862 г.

Дорогой Энгельс!

Спешу с искренней благодарностью подтвердить получение первой половинки 10- фунтового билета.

Если бы мексиканцы (последние из людей!) еще раз поколотили crapauds*, а то эти собаки - мниморадикальные буржуа - даже в Париже говорят теперь о «чести знамени»!

Если Спенс не одолеет северян в малой войне, то ничто не поможет; даже жалкое военное искусство Мак-Клеллана!

Привет.

Твой К. М.


* - французов. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx», Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 171

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 24 декабря 1862 г.

Дорогой Энгельс!

С тех пор, как от тебя уехал340, я пережил весьма богатое событиями время.

В понедельник нагрянули манихеи341, но, согласно уговору, не все сразу. Разделил между ними 15 фунтов. Самому злостному из них выдал вексель на 12 фунтов сроком на 6 недель (собственно говоря, 7 недель, поскольку я пометил вексель концом этого года), в расчете на непредвиденные обстоятельства.

В среду моя жена уехала в Париж. Вчера вечером она вернулась обратно. Все было бы хорошо, если бы Абарбанеля как раз перед ее приездом не хватил удар, так что он лежал беспомощно в кровати, хотя и с ясной головой. Вообще ей пришлось пережить целый ряд трагикомических злоключений.


248
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 ДЕКАБРЯ 1862 г.

Сначала - сильная буря на море; их корабль проскочил, другой, находившийся неподалеку (он следовал через Булонь), пошел ко дну. Абарбанель живет в окрестностях Парижа. Жена отправилась к нему по железной дороге. Испортился локомотив, и ей пришлось два часа прождать в пути. Затем опрокинулся омнибус, в котором она ехала. А вчера в Лондоне везший ее кэб столкнулся с другим экипажем. Она выбралась оттуда и прибыла домой пешком в сопровождении двух мальчиков, несших ее вещи. Впрочем, одно дело ей удалось в Париже, где она виделась с Массолем и др. Как только моя книга появится, она будет издана и пофранцузски342.

А теперь о самом большом несчастье. Марианна (сестра Ленхен), которую Аллен еще в прошлом году лечил от болезни сердца, почувствовала себя плохо как раз в день отъезда жены. Во вторник вечером, за два часа до приезда жены, она умерла. Мы вместе с Ленхен всю неделю ухаживали за ней. Аллен выражал опасения с самого первого дня. В субботу, в 2 часа дня, состоится погребение, и я должен буду заплатить похоронному бюро 71/2 фунтов. Эти деньги надо достать. Хорошее рождественское развлечение для бедных детей.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 172

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 26 декабря 1862 г.

Дорогой Мавр!

Лупус передал мне вчера твое письмо; посылаю тебе 5-фунтовый билет Английского банка O/I 85335, Манчестер, 28 января 1862 г. и 5-фунтовый билет Бостонского банка, М. 97, выплата по которому у Мастермена в Лондоне. К сожалению, у старика Хилла нет 10- фунтового билета Английского банка, но и другой билет - тоже деньги.

События в твоем доме и во время поездки твоей жены действительно удивительны и, что еще важнее, свидетельствуют о каком-то совершенно особом невезении. Зато очень хорошо,


249
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 30 ДЕКАБРЯ 1862 г.

что имеются виды на французское издание. Как это будет сделано? Имеешь ли ты какие-нибудь вести о Брокгаузе*?

Боюсь, что почтенный Бёрнсайд будет побит на Раппаханноке. Да он, должно быть, этого и добивается, ибо никак не может решиться поставить сразу на карту более 40000 человек.

Меня удивляет, между прочим, что конфедераты вступили в бой там, а не предпочли отступить постепенно к Ричмонду с тем, чтобы принять бой в этом месте. Возможно, что это еще произойдет.

Большой привет.

Твой Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 226. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 173

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 30 декабря 1862 г.

252, Hyde Road Дорогой Мавр!

В пятницу я послал тебе заказное письмо с 10 фунтами: 5-фунтовый билет Английского банка и на 5 фунтов билет Бостонского банка, выплату по которому производит банкирская контора Мастермен и К° в Лондоне. Так как ты мне с тех пор не писал, то я немного беспокоюсь.

Поражение Бёрнсайда страшно преувеличено343. Ясно, что оно должно повлиять на моральное состояние армии, но далеко не в такой степени, как если бы оно было нанесено в открытом поле. Тактические приготовления были проведены, по-видимому, очень плохо. Нужно было, очевидно, сначала отбить фланговую атаку слева, прежде чем предпринимать под командованием Самнера фронтальную атаку. Но это было совершенно упущено. Самнер, повидимому, завяз по уши, до того как Франклин перешел к серьезным действиям. Затем Бёрнсайд, как кажется, никак не мог принять какого-либо решения об


250
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 30 ДЕКАБРЯ 1862 г.

использовании своих резервов. Успехи на левом фланге должны были бы побудить его направить туда по меньшей мере часть этих резервов, поскольку именно там должны были произойти решающие события. Вместо этого он направил их в центр, да и то слишком поздно, поскольку они были посланы - 1) для смены, а не для поддержки разбитых войск Самнера, и 2) посланы незадолго до наступления темноты, так что настала ночь, прежде чем половина их могла начать действовать. Все это я пишу, разумеется, на основании тех скверных материалов, которые приводятся в американских газетах, и без знания местности. Мне все же кажется, что Бёрнсайд мог бы прогнать этих каналий путем обхода, особенно если у него действительно было 150000 человек против 100000. Но ему помешало сделать это, очевидно, убеждение в том, что Вашингтон может оставаться в безопасности лишь до тех пор, пока преграждается путь врагу. Дать конфедератам месяц времени для того, чтобы они укрепились на своих позициях, и затем предпринять против них лобовую атаку - это такая глупость, которую можно критиковать только розгами.

Мери и Лиззи* шлют привет.

Твой Ф. Э.


* - Мери и Лиззи Бёрнс. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


251

1863 год 174

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 2 января 1863 г.

Дорогой Фредерик!

С Новым годом!

У меня на этой неделе было столько беготни, - да при этом болезнь, - что я не собрался уведомить тебя о получении денежного письма*.

От Брокгауза все еще нет ответа**. Впрочем, я слышал, что «главы дома», как выразился бы Бандья, сейчас нет в Лейпциге.

В Париже моя жена познакомилась через Абарбанеля с неким Реклю, который занимает известное место в экономической литературе, а также понимает по-немецки. Этот Реклю хочет вместе с Массолем (посредником в этой сделке), который по-немецки не понимает, и некоторыми другими взяться за обработку моей книги***. В Брюсселе в их распоряжении имеется книготорговец. В Париже, в социалистической партии, все еще господствует дух партийности и единения. Даже такие люди, как Карно и Гудшо, заявляют, что при ближайшем движении надо будет поднять на щит Бланки.

Бёрнсайд, по-видимому, допустил много тактических промахов во время сражения у Фредериксберга. Он, очевидно, проявил нерешительность в распоряжении столь значительными войсковыми массами. Что же касается основной глупости - 1) выжидания в течение 26 дней, - то тут безусловно имело место прямое предательство в военном управлении в Вашингтоне.


* См. настоящий том, стр. 248-249. Ред.

** См. там же, стр. 226, 249. Ред.

*** См. там же, стр. 248. Ред.


252
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 2 ЯНВАРЯ 1863 г.

Даже нью-йоркский корреспондент газеты «Times»* подтверждает, что подкрепления, обещанные Бёрнсайду немедленно, были получены им лишь через несколько недель; 2) предпринятое им, несмотря на это, наступление доказывает моральную слабость этого человека.

Бравая «Tribune» начала подозревать его и грозит ему отставкой. Эта газета, со своим энтузиазмом и своим невежеством, причиняет большой вред.

Демократы и мак-клелланисты, разумеется, в один голос кричали, чтобы преувеличить размеры беды. «Слух» о том, что Мак-Клеллан, этот таймсовский «Монк», вызван в Вашингтон, обязан своим происхождением г-ну Рейтеру.

В «политическом отношении» поражение было полезно. У этих молодцов не должно было быть неудачи до 1 января 1863 года. Это могло бы свести на нет «провозглашение»344.

«Times» и компания ужасно злятся по поводу рабочих митингов в Манчестере, Шеффилде и Лондоне345. Очень хорошо, что таким образом у янки снимается пелена с глаз. Впрочем, Опдайк (майор из Нью-Йорка и знаток политической экономии) уже заявил на одном митинге в Нью-Йорке: «Мы знаем, что рабочий класс Англии с нами и что правящие классы Англии против нас».

Я очень сожалею, что в Германии не устраиваются демонстрации подобного же рода. Это ничего не стоит и много дает в смысле «международного» значения. Германия тем более имеет на это право, что она в этой войне делает для янки больше, нежели Франция в XVIII столетии. Это старая немецкая глупость - не проявлять себя на мировой арене и не подчеркивать того, что действительно делается.

От Итцига получено письмо, а также брошюра**. Содержание письма: я должен отослать ему Рошера***. Содержание брошюры: продолжение доклада о прусской конституции****.

Суть: Лассаль - величайший политик всех времен и в особенности своего времени. Это, несомненно, он, Лассаль, открыл, исходя притом из чисто беспредпосылочной и беспредпосылочно чистой теории, что действительной конституцией страны является неписаная конституция, но что действительная конституция определяется реальным «соотношением сил» и т. д. Даже «Neue Preusische Zeitung», и Бисмарк, и Роон - все они, как он доказывает с помощью цитат, являются приверженцами


* По-видимому, имеется в виду Маккей. Ред.

** Ф. Лассаль. «Что же теперь? Второй доклад о сущности конституции». Ред.

*** В. Рошер. «Система народного хозяйства». Ред.

**** Ф. Лассаль. «О сущности конституции». Ред.


253
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 ЯНВАРЯ 1863 г.

«его» теории. Его слушатели поэтому могут быть спокойны, - раз он открыл правильную теорию, то у него имеется и правильное решение для данного «момента». И это решение состоит в следующем: «Так как правительство продолжает производить военные расходы и т. д. вопреки постановлению палаты и т. д. и так как благодаря этому существование конституционного правительства становится ложью и т. д., то палата прерывает свои заседания до тех пор, пока правительство не заявит, что оно прекращает эти расходы».

В этом - сила «высказывания фактов».

Чтобы избавить палату от труда, он сразу же формулирует и декрет, который ей следует принять.

Старый Хейман* благополучно возвратился в лоно Авраамово.

Привет и новогодние пожелания дамам.

Твой К. М.

Я вижу, что цены на хлопчатобумажные изделия упали, но это, по-моему, временное явление.


* - Хейман Лассаль, отец Фердинанда Лассаля. Ред.

** В оригинале ошибочно: «1862». Ред.

*** - Мери Бёрнс. Ред.

**** - Лиззи Бёрнс. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 175

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 7 января 1863 г.**

Дорогой Мавр!

Мери*** умерла. Вчера вечером она рано пошла спать, и когда Лиззи**** в 12-м часу ночи собралась лечь в постель, Мери была уже мертва. Совершенно внезапно; сердечная болезнь или удар. Узнал об этом только сегодня утром, в понедельник вечером она была еще совсем здорова. Я не в состоянии


254
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 7 ЯНВАРЯ 1863 г.

тебе высказать, что делается у меня на душе. Бедная девочка любила меня всем своим сердцем.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd, III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 176

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 8 января 1863 г.

Дорогой Энгельс!

Известие о смерти Мери меня столь же сильно поразило, как и потрясло. Она была так добродушна, остроумна и так к тебе привязана.

Черт знает что такое, но в нашем кругу теперь не бывает ничего, кроме несчастий. Я тоже совсем потерял голову. Мои попытки достать немного денег во Франции и в Германии не увенчались успехом, притом было ясно, что с помощью этих 15 фунтов мне удастся задержать лавину лишь на несколько недель. Не говоря уже о том, что мне перестали отпускать в долг все, кроме мясника и булочника, да и те в конце недели тоже прекратят, - ко мне пристают с ножом к горлу из-за школы, из-за квартиры и из-за всего на свете. Те из кредиторов, которые получили по нескольку фунтов в счет долга, ловко прикарманили эти деньги, чтобы с удвоенной энергией наседать на меня. К тому же у детей нет ни обуви, ни одежды, чтобы выйти на улицу. Словом, дьявол сорвался с цепи, как я это и предвидел, когда уезжал в Манчестер и в виде последней отчаянной попытки послал жену в Париж*. Если мне не удастся при помощи ссудного общества или путем страхования жизни (и в этом шансе я не вижу никаких перспектив; с первым обществом я уже тщетно пытался договориться; оно требует поручителей, и ему нужно предварительно представить квитанции об уплате квартирной платы и налогов, чего я сделать не могу) раздобыть сколько-нибудь значительную сумму, то все хозяйство не продержится и двух недель.

Чудовищно эгоистично с моей стороны в такой момент рассказывать тебе об этих кошмарах. Но это гомеопатическое


* См. настоящий том, стр. 247-248. Ред.


255
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 13 ЯНВАРЯ 1863 г.

средство. Одно бедствие рассеивает печаль по поводу другого. И в конце концов, что мне остается делать? Во всем Лондоне нет ни одного человека, с которым я мог бы хоть поговорить по душам, у себя же дома я играю роль молчаливого стоика, чтобы уравновесить бурные взрывы с другой стороны. Но работать при таких условиях становится совершенно невозможно. Разве не могла бы на месте Мери оказаться моя мать, которая все равно влачит теперь существование, преисполненное всяческих физических недугов, и достаточно пожила на своем веку..? Ты видишь, к каким странным мыслям приходят «цивилизованные» под гнетом некоторых обстоятельств.

Привет.

Твой К. М.

Как ты думаешь теперь устроиться со своим жильем? Для тебя это исключительно тяжелый удар, ведь у Мери был твой дом, где ты чувствовал себя свободным и где ты всегда, стоило тебе только пожелать, мог укрыться от всей человеческой мерзости.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 177

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 13 января 1863 г.

Дорогой Маркс!

Ты, конечно, поймешь, что на этот раз мое собственное несчастье и твое ледяное отношение к нему сделали для меня совершенно невозможным ответить тебе раньше.

Все мои друзья, в том числе и знакомые обыватели, проявили ко мне при этих обстоятельствах, которые не могли не затронуть меня достаточно глубоко, больше участия и дружбы, чем я мог ожидать. Ты же счел этот момент подходящим для того, чтобы проявить превосходство своего холодного образа мышления*. Пусть будет так!


* В черновом наброске письма далее следует: «Пользуйся своим преимуществом, его у тебя никто не оспаривает»). Ред.


256
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 13 ЯНВАРЯ 1863 г.

Ты знаешь, в каком положении мои финансы, знаешь также, что я делаю все для того, чтобы вызволить тебя из беды. Но более крупной суммы, о которой ты говоришь, я теперь не могу достать, как тебе тоже должно быть известно.

Имеются три пути: 1) Ссудное общество. Надо узнать, в какой мере мое поручительство может при этом помочь; думаю, что весьма мало, ведь я не домовладелец.

2) Страхование жизни. Джон Уотс является управляющим «Европейского общества страхования жизни», лондонское отделение которого ты во всяком случае найдешь по адресной книге. Не вижу, что могло бы помешать тебе застраховать свою жизнь в 400 фунтов стерлингов; 200 под полис он безусловно даст, ведь он же этим живет. Если это не слишком разорительно, то это безусловно самый лучший путь. Ты должен немедленно туда пойти, узнать все условия и тотчас же мне обо всем сообщить.

3) Если же ничего из этого не получится, то я смогу в феврале - раньше невозможно - наскрести около 25 фунтов, а кроме того, готов подписать вексель на 60 фунтов, но только при условии, что уплата будет произведена наверняка после 30 июня 1863 г., то есть что вексель непременно будет продлен до этого срока. Это должно быть гарантировано мне надлежащим образом. Недостающую сумму тебе придется тогда уже непременно выколотить из своего голландского дядюшки*.

Иного пути я не вижу.

Дай мне знать, какие шаги ты намерен предпринять, а я со своей стороны сделаю все, что смогу.

Твой Ф. Э.


* - Лиона Филипса. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 178

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 24 января 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Я счел за лучшее немного подождать, прежде чем ответить тебе. Твое положение, с одной стороны, а мое - с другой, затрудняли «хладнокровное» рассмотрение ситуации.


257
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 ЯНВАРЯ 1863 г.

С моей стороны было большой ошибкой написать тебе то письмо, и я сейчас же пожалел об этом, как только отослал его. Но произошло это отнюдь не вследствие бессердечности.

Моя жена и дети могут подтвердить, что, получив твое письмо (оно пришло рано утром), я был потрясен так, как будто умер один из самых близких мне людей. Но когда я вечером взялся за письмо к тебе, то произошло это под влиянием совершенно отчаянных обстоятельств. Дома у меня находился брокер346, присланный домовладельцем, получен был опротестованный вексель от мясника, в доме не было угля и провизии, и Женничка лежала больная в постели. При таких обстоятельствах я спасаюсь вообще только при помощи цинизма.

Что меня еще особенно бесило, так это то, что жена моя думала, что я недостаточно точно изобразил тебе истинное положение вещей.

В этом отношении как раз было кстати твое письмо, так как оно ясно показывало - «non possumus»*. Ведь она отлично знала, что я не нуждаюсь в твоем совете, чтобы обратиться к своему дядюшке**; что я не могу в Лондоне обратиться к Уотсу, который вместе со своей конторой находится в Манчестере; что после того как Лассаль опротестовал вексель, я не могу больше выдавать в Лондоне векселей и что, наконец, 25 фунтов в феврале не могут нам ни помочь прожить январь, ни дать возможность предотвратить наступающий кризис. Так как ты не мог помочь нам, хотя я сообщил тебе, что мы находимся в положении манчестерских рабочих, то ей пришлось осознать «non possumus». А я этого и хотел, ибо тому состоянию, в котором мы пребывали до сих пор, этому поджариванию на медленном огне, - сжигающему голову и сердце, поглощающему сверх того драгоценное время и поддерживающему одинаково вредную для меня и для детей фальшивую видимость благосостояния, - должен быть положен конец! Три недели, прожитые нами с тех пор, заставили, наконец, мою жену согласиться на то предложение, которое я ей давно уже делал и которое, несмотря на все свои неприятные стороны, не только является единственным выходом из создавшегося положения, но и гораздо лучше той жизни, которую мы вели за последние три года, в особенности самый последний, и которое к тому же даст возможность снова восстановить наше чувство самоуважения.

Я напишу всем кредиторам (за исключением домовладельца), что если они меня не оставят в покое, то я путем неоплаты


* - «не можем». Ред.

** - Лиону Филипсу. Ред.


258
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 ЯНВАРЯ 1863 г.

векселя в суде по делам о банкротствах добьюсь признания себя несостоятельным должником. Это, конечно, не относится к домовладельцу, имеющему право на мебель, которая должна за ним остаться. Две моих старших девочки* получат через семью Каннингем место в качестве гувернанток. Ленхен поступит на место в другой дом, а я с женой и Туссинькой** перееду в один из тех меблированных домов в Сити, где когда-то обитал со своей семьей Красный Вольф***.

Прежде чем прийти к этому решению, я написал еще, конечно, различным знакомым в Германии, но, разумеется, совершенно безрезультатно. Во всяком случае такой исход лучше, чем то положение, в котором мы находимся сейчас и которое никак не может продолжаться.

Мне пришлось довольно долго повозиться, прежде чем при помощи всяких унижений и ложных обещаний удалось убедить хозяина и мясника убраться от меня вместе с брокером и векселем. Послать детей в школу в новой четверти я не смог, так как не заплатил еще по старому счету, да и, кроме того, у них совершенно непрезентабельный вид.

Благодаря вышеизложенному плану я надеюсь, по крайней мере без какого-либо вмешательства третьих лиц, вновь обрести покой.

В заключение нечто, с предыдущим не связанное. Подойдя к разделу своей книги, трактующему о машинах347, я оказался в большом затруднении. Мне всегда было не ясно, как сельфакторы изменили процесс прядения, или, вернее, так как уже и раньше применялась сила пара, в чем выражаются функции двигательной силы прядильщика, помимо силы пара?

Был бы рад, если бы ты мне это разъяснил.

Кстати. Моя жена без моего ведома обратилась к Лупусу за 1 фунтом на необходимые текущие расходы. Он прислал ей два. Мне это очень неприятно, но factum est factum****.

Твой К. М.

Абарбанель умер. Ditto***** Сазонов в Женеве.


* - Женни и Лаура Маркс. Ред.

** - Элеонорой Маркс. Ред.

*** - Фердинанд Вольф. Ред.

**** - факт остается фактом. Ред.

***** - Тоже. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


259
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 26 ЯНВАРЯ 1863 г.

179

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 26 января 1863 г.

Дорогой Мавр!

Я благодарен тебе за твою откровенность. Ты сам понимаешь, какое впечатление произвело на меня твое предпоследнее письмо*. Если так долго прожил с женщиной, то смерть ее не может не произвести потрясающего действия. Я почувствовал, что с ней вместе похоронил последнюю частицу своей молодости. Когда я получил твое письмо, она. еще не была похоронена. Должен сказать тебе, что это письмо целую неделю не выходило у меня из головы, я не мог его забыть. Но покончим с этим; твое последнее письмо искупает его, и я рад, что одновременно с Мери** не потерял также и своего самого старого и лучшего друга.

Перейдем теперь к твоим делам. Сегодня же я побывал у Уотса, про которого думал, что он еще в Лондоне; впрочем, у него есть контора в Лондоне на Пелл-мелл, 2. Но с ним ничего не вышло. Его общество больше ссуд не выдает. Он дал мне другой адрес. Тот человек готов это сделать, но требует, смотря по обстоятельствам, двойного или даже большего обеспечения за проценты, - страховую премию и возврат ссуды. А этого у нас, к сожалению, нет. К кому мы могли бы обратиться? Разумеется, к Гумперту, но его вряд ли примут. А так как мы оба люди без солидного положения, то от нас во всяком случае потребовали бы еще и третьего; наконец, все издержки по этому займу вычитаются вперед из занятой суммы, так что в результате осталось бы очень мало.

Я думал сначала продать часть пряжи, купленной для спекулятивных целей, и послать деньги тебе, вместо того чтобы вернуть их по принадлежности Эрмену. Это во всяком случае можно было бы сделать, так как эта операция обнаружилась бы только в июле, а к тому времени ведь многое может измениться. Но нам не везет. Рынок сейчас такой вялый, что пришлось бы продать не только без прибыли, но прямо-таки себе в убыток, а на этой неделе, может быть, и вовсе не удалось бы продать.

Просто взять деньги я не могу, - Эрмен может мне в этом отказать, и по всей вероятности откажет, а на это я не могу пойти. Занять здесь у третьего лица, у ростовщика, значило


* См. настоящий том, стр. 254-255. Ред.

** - Мери Бёрнс. Ред.


260
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 26 ЯНВАРЯ 1863 г.

бы дать Эрмену самый лучший повод порвать со мной контракт. И все же я никак не могу примириться с тем, что ты осуществишь свое намерение, о котором мне пишешь. Поэтому я обратился к старику Хиллу и взял у него прилагаемый вексель на 100 фунтов на имя Джона Раппа и К°, срок которого истекает 28 февраля, сделав передаточную надпись на твое имя.

Думаю, что это не обнаружится до июля, и тогда у нас снова будет отсрочка на короткое время. Это чрезвычайно рискованный шаг с моей стороны, так как теперь у меня уже наверняка будет дефицит, но придется рискнуть. Уверяю тебя, что я не отважился бы на это, если бы Чарлз*, составивший нечто вроде суммарного баланса за последние 6 месяцев, не заявил мне сегодня днем, что дело складывается для меня примерно на 30-50 фунтов благоприятнее, чем можно было предполагать. За эти 6 месяцев я заработал приблизительно 330-350 фунтов.

Но теперь уж ты и сам должен понять, что после тех необычайных усилий, которые мне пришлось приложить, начиная с 30 июня 1862 г., я совершенно выжат и что поэтому до 30 июня тебе не придется рассчитывать на какую-либо помощь с моей стороны, кроме разве каких-нибудь мелочей. Что будет после 30 июня, не знает сам черт, - ведь мы теперь ничего не зарабатываем, потому что рынок больше не оживляется.

Вексель это то же, что и наличные деньги. Фрейлиграт учтет его тебе с наслаждением, более надежных бумаг почти не имеется в обращении. Но будь добр подтвердить немедленно получение письма, теперь много крадут на почте, а так как ты в мире коммерции неизвестен, то каждый сможет выдать себя за д-ра Карла Маркса.

Твой Ф. Э.


* - Рёзген. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 180

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 28 января 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Целый ряд необычных обстоятельств никак не позволил мне вчера известить тебя о получении письма с векселем.


261
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1863 г.

Я очень хорошо понимаю, как рискованно для тебя оказывать мне подобным образом столь большую и неожиданную помощь. Не могу выразить, как я тебе благодарен, хотя мне, перед моим внутренним форумом, не нужно было новых доказательств твоей дружбы, чтобы знать, как она самоотверженна. Впрочем, если бы ты видел радость моих детей, это было бы для тебя прекрасной наградой.

Могу тебе теперь также откровенно сказать, что, несмотря на весь тот гнет, под которым я жил все последние недели, ничто меня и в отдаленной степени так сильно не угнетало, как боязнь, что в нашей дружбе образовалась трещина. Я много раз говорил своей жене, что для меня вся эта мерзость - ничто по сравнению с тем, что мне пришлось еще из-за всех этих житейских дрязг и ее крайнего возбуждения надоедать тебе своими личными нуждами вместо того, чтобы утешать тебя в такой момент. В результате домашний мир был сильно нарушен, и бедной женщине пришлось поплатиться за эту историю, в которой она была совершенно неповинна; ведь женщины вообще привыкли требовать невозможного. Она, конечно, не имела представления о том, что я тебе пишу, но если бы немного подумала, то могла бы догадаться, что выйдет нечто подобное. Женщины - даже те из них, которые одарены большим умом, - забавные создания. Утром моя жена так плакала над Мери* и над твоей утратой, что совершенно забыла свои собственные горести, которые как раз в этот день дошли до своего апогея, а вечером она была уверена, что, кроме нас, нет ни одного человека на свете, который мог бы так же страдать, если у него в доме нет брокера и нет детей.

В прошлом письме** я спрашивал тебя относительно сельфактора. Вопрос в следующем: в чем заключалась работа так называемого прядильщика до изобретения сельфактора? Сельфактор для меня понятен, но я не представляю, как обстояло дело до него.

Я вношу некоторые добавления в раздел о машинах. Там есть ряд любопытных вопросов, которые я обошел при первой обработке. Для того чтобы уяснить себе все это, я перечитал целиком свои тетради (выписки) по технологии348 и слушаю практический (чисто экспериментальный) курс для рабочих профессора Уиллиса (на Джермин-стрит в Геологическом институте, где читал свои лекции также и Гексли). С механикой у меня та же история, что и с языками. Математические


* - Мери Бёрнс. Ред.

** См. настоящий том, стр. 256-258. Ред.


262
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1863 г.

законы я понимаю, но простейшая техническая реальность, связанная с наглядным представлением, дается мне с большим трудом.

Ты знаешь, а может быть, и не знаешь - дело это само по себе не представляет интереса, - что идет большой спор по поводу того, чем отличается машина от орудия. Английские механики (математики) со свойственной им манерой грубого упрощения называют орудие простой машиной, а машину сложным орудием. Английские же технологи, несколько больше считающиеся с экономической стороной вопроса (а вслед за ними и многие, даже большинство английских экономистов), видят различие между ними в том, что в одном случае двигательная сила исходит от человека, а в другом - от какой-либо силы природы. Немецкие ослы, великие мастера по части таких пустяков, сделали отсюда вывод, что плуг, например, - машина, а сложнейшая «Дженни»349 и т. п., раз она приводится в движение рукой, не машина. Но если мы взглянем на машину в ее элементарной форме, то нам станет совершенно ясно, что промышленная революция исходит не от двигательной силы, а от той части машины, которую англичане называют working machine*. Таким образом, дело не в замене, например, ноги, приводившей в движение прялку, водой или паром, а в изменении самого непосредственного процесса прядения и в вытеснении не той части человеческой работы, где человек действует как простая сила (как, например, нажатие на педаль колеса), а той, которая относится к обработке, к непосредственному воздействию на обрабатываемый материал.

С другой стороны, столь же очевидно, что если речь идет не об историческом развитии машин, а о машинах на базисе нынешнего способа производства, то единственно решающей является рабочая машина (например, у швейной машины), ибо раз этот процесс уже механизирован, то всякий теперь знает, что механизм этот, в зависимости от его размеров, может приводиться в движение рукой, водой или паром.

Для чистых математиков эти вопросы безразличны, но они становятся очень важными, когда речь идет о том, чтобы показать связь между общественными отношениями людей и развитием этих материальных способов производства.

Перечитав свои выписки по истории технологии, я пришел к выводу, что если оставить в стороне изобретение пороха, компаса и книгопечатания - эти необходимые предпосылки буржуазного развития, - то за время с XVI до середины XVIII в.,


* - рабочей машиной. Ред.


263
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1863 г.

то есть за период мануфактуры, развивающейся из ремесла до собственно крупной промышленности, имелись две материальные основы, на которых внутри мануфактуры происходит подготовительная работа для перехода к машинной индустрии, это - часы и мельница (сначала мельница для помола зерна, а именно водяная), причем оба эти механизма унаследованы от древности. (Водяная мельница была занесена из Малой Азии в Рим во времена Юлия Цезаря.) Часы - это первый автомат, употребленный для практических целей. На их основе развилась вся теория производства равномерного движения. По своему характеру они сами базируются на сочетании полу художественного ремесла с теорией в прямом смысле слова.

Так, например, Кардано писал (и давал практические советы) об устройстве часов. «Ученое (нецеховое) ремесло», - так называли часовое ремесло немецкие писатели XVI века; на развитии часового дела можно было бы проследить, как сильно отличается соотношение между ученостью и практикой на основе ремесла от соотношения между ними, например в крупной промышленности. Не подлежит также ни малейшему сомнению, что в XVIII в. часы впервые навели на мысль применить автоматы (а именно, пружинные) к производству. Можно исторически доказать, что попытки Вокансона в этом отношении оказали чрезвычайно большое влияние на фантазию английских изобретателей.

С другой стороны, в мельнице с самого начала, с тех пор как была создана водяная мельница, имелись все существенные элементы организма машины: механическая двигательная сила; первичный двигатель, который она приводит в действие; передаточный механизм; и, наконец, рабочая машина, захватывающая материал; все эти элементы существуют независимо друг от друга. На примере мельницы было создано учение о трении, а вместе с тем были проведены исследования о математических формах зубчатой передачи, зубьев и т. д. На ее же примере впервые было разработано учение об измерении величины двигательной силы, о лучших способах ее применения и т. д. Почти все крупные математики начиная с середины XVII столетия, поскольку они занимаются практической механикой и подводят под нее теоретическую основу, исходят из простой водяной мельницы для помола зерна. Отсюда и название: Muhle и mill*, которое стали применять ко всякому механическому двигателю, употребляемому для практических целей; это название возникло в мануфактурный период.


* - мельница. Ред.


264
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 28 ЯНВАРЯ 1863 г.

Но в мельнице совершенно так же, как и в прессе, механическом молоте, плуге и т. п., собственно работа, то есть удары, расплющивание, размалывание, раздробление и т. д., производится с самого начала без человеческого труда, даже если двигательной силой является человек или животное. Оттого-то этот род машин, по крайней мере в своем первоначальном виде, очень древнего происхождения, и в них раньше, чем в других, применялась собственно механическая двигательная сила. Оттого-то они и являются почти единственными машинами, которые мы встречаем в период мануфактуры. Промышленная революция начинается тогда, когда механизм применяется там, где издавна для получения конечного результата требовалась работа человека, следовательно, не там, где, как в вышеописанных орудиях, к собственно обрабатываемому материалу рука человека с самого начала никогда не прикасалась.

Иначе говоря, промышленная революция начинается с применения механизма там, где человек по самой природе вещей не действует с самого начала лишь как простая сила. Если же вместе с немецкими ослами называть применение силы животного (то есть, по существу, такого же произвольного движения, как и человеческое) - машиной, то никак нельзя упускать из виду, что применение этого рода двигателей гораздо древнее самого простого ремесленного инструмента.

Итциг прислал мне - это было неизбежно - свою защитительную речь на суде350 (он осужден на 4 месяца). Macte puer virtute!* Во-первых, этот хвастун снова напечатал в Швейцарии брошюрой речь о «рабочем сословии» - у тебя она есть - под громким заглавием: «Программа работников»351.

Ты знаешь, что это не что иное, как скверная вульгаризация «Манифеста»** и других часто проповедуемых нами вещей, ставших уже до известной степени прописными истинами. (Этот малый называет, например, рабочий класс «сословием».)

Итак, в своей речи на суде в Берлине он имел бесстыдство заявить следующее: «Я утверждаю, далее, что эта брошюра не только является таким же научным произведением, как многие другие, произведением, излагающим уже известные результаты, но что она во многих отношениях является даже научным открытием, развитием новых научных мыслей... Я напечатал ряд обширных трудов в самых различных и трудных областях науки, не жалея сил и бессонных ночей, чтобы расширить пределы самой науки, и, может быть, имею право сказать подобно Горацию: Militavi non sine


* - Хвала твоей доблести, отрок! (Вергилий. «Энеида», книга IX). Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии». Ред.


265
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 13 ФЕВРАЛЯ 1863 г.

gloria*. Но я сам вам заявляю: никогда, ни в одном из своих обширных трудов я не написал ни одной строки, которая была бы по своему замыслу более строго научной, чем это произведение от первой строки до последней... Итак, бросьте взгляд на содержание этой брошюры. Содержание ее состоит не в чем ином, как в философии истории, сжатой на 44 страницах... Это развитие объективного разумного мыслительного процесса, лежащего вот уже более тысячелетия в основе европейской истории, развитие внутренней души...» и т. д.

Разве это не беспредельное бесстыдство? Этот субъект, очевидно, думает, что он тот человек, которому суждено унаследовать наш инвентарь. При этом он до нелепости смешон!

Привет.

Твой К. М.

Возьми у Лупуса сегодняшний «Star» и прочти там перепечатанные из «Morning Herald» письма по поводу «Times» и Делейна.


* - Я сражался не без славы. (Гораций. «Оды»). Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx - Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 181

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 13 февраля 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Прилагаю различные уркартовские произведения. За последнее время эти молодцы особенно отличаются своей глупостью. Такова, например, их «философия» по поводу движения в Соединенных Штатах352.

Я бы написал тебе раньше, но вот уже почти 12 дней, как мне строго-настрого запрещено всякое чтение, писание и курение. У меня было нечто вроде воспаления глаз, связанного с весьма неприятными болями головных нервов. Теперь я


266
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 13 ФЕВРАЛЯ 1863 г.

настолько поправился, что в настоящий момент впервые снова отваживаюсь писать. Во время болезни я предавался всевозможным психологическим мечтаниям, как это, вероятно, бывает у людей, которые слепнут или сходят с ума.

Что ты скажешь по поводу польской истории353? Ясно одно - в Европе снова широко открылась эра революций. И общее положение дел хорошее. Но наивные иллюзии и тот почти детский энтузиазм, с которым мы приветствовали перед февралем 1848 г. революционную эру, исчезли безвозвратно. Старые товарищи, как Веерт и др., умерли, иные отошли или потеряны, а нового пополнения все еще не видно. Кроме того, теперь мы уже знаем, какую роль в революциях играет глупость и как негодяи умеют ее эксплуатировать. Впрочем, «прусские» поклонники национальной «Италии» и «Венгрии» уже попали в переделку.

«Пруссаки» не откажутся от своего «русофильства». Будем надеяться, что на сей раз лава потечет с востока на запад, а не наоборот, так что мы избавимся от «чести» французской инициативы. Мексиканская авантюра является уже достаточно классическим завершением фарса lower Empire354.

«Герценовские» солдаты, кажется, действуют обычным образом355. Но отсюда еще нельзя сделать никаких выводов ни о массах в России, ни даже о главной массе русской армии. Мы знаем, что проделывали «мыслящие штыки» французов356 и даже наши собственные рейнские бродяги в 1848 г. в Берлине. Но ты должен теперь внимательно следить за «Колоколом», ибо теперь Герцену и К° представляется случай доказать свою революционную честность, - хотя бы в той мере, в какой это совместимо с пристрастием ко всему славянскому.

Уркартисты, вероятно, решат, что польское восстание вызвано петербургским кабинетом в качестве «диверсии» против задуманного Уркартом вторжения на Кавказ.

В Соединенных Штатах дело подвигается чертовски медленно. Надеюсь, что Дж. Хукер как-нибудь выкарабкается357.

Напиши мне, прежде всего, что ты теперь поделываешь в Манчестере. Наверное, чувствуешь себя там ужасно одиноким. Знаю по себе, как меня до сих пор еще пугают окрестности Сохо-сквер, когда я туда случайно попадаю358.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


267
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 17 ФЕВРАЛЯ 1863 г.

182

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 17 февраля [1863 г.]

Дорогой Фредерик!

Твое молчание в самом деле начинает тревожить меня. Надеюсь, что ты не болен. С другой стороны, надеюсь, что не причинил тебе опять неприятностей помимо своей воли. Если в письме, подтверждавшем получение 100 фунтов, я писал тебе о машинах и т. д.*, то делал это лишь для того, чтобы рассеять тебя и отвлечь от твоих мучительных переживаний.

Польская история и прусское вмешательство359 - это, действительно, такая комбинация, которая заставит нас высказаться. Но не от себя лично, отчасти чтобы не показаться конкурентами студиоза Блинда360, отчасти же чтобы не закрывать себе дороги в Германию. И для этого подходит здешнее рабочее общество**. Необходимо - и немедленно - выпустить манифест от его имени. Ты должен написать военную часть, id est*** о военно-политической заинтересованности Германии в восстановлении Польши. Я напишу дипломатическую часть.

Отвечай же, старина, и если у тебя есть что-нибудь на душе, скажи открыто, как мужчина; будь уверен, что ни один человек на свете не принимает так близко к сердцу все твои горести и радости, как твой Мавр


* См. настоящий том, стр. 261-264. Ред.

** - лондонское Просветительное общество немецких рабочих. Ред.

*** - то есть. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 183

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 17 февраля 1863 г.

Дорогой Мавр!

Ты должен меня извинить за долгое молчание. Я был в очень тяжелом состоянии, из которого мне в конце концов надо было


268
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 17 ФЕВРАЛЯ 1863 г.

выбраться. Я взялся было за славянские языки, но одиночество стало для меня невыносимым. Я решил рассеяться насильственно. Это помогло, и теперь я снова тот же.

Поляки - молодцы. И если они продержатся до 15 марта, то вся Россия придет в движение361. Вначале я страшно боялся, что дело пойдет плохо. Но сейчас уже, пожалуй, больше шансов на победу, чем на поражение. Не надо забывать, что молодая польская эмиграция имеет свою собственную военную литературу, в которой все вопросы рассматриваются под углом зрения специально польских условий и в которой идея партизанской войны в Польше играет весьма значительную роль и весьма подробно обсуждается362. Характерно также, что единственными известными до сих пор вождями являются варшавский еврей Франковский и прусский лейтенант Лянгевич. Господа русские при своей неповоротливости, наверное, сильно страдают от партизанской войны.

Заметил ли ты, что Бакунин и Мерославский выставляют друг друга лжецами и сцепились из-за будущих русско-польских границ? «Колокол» я уже заказал себе и надеюсь найти в нем подробности этой истории363. Впрочем, мне придется основательно позубрить, прежде чем я снова овладею языком.

Пруссаки, как всегда, ведут себя гнусно. Мосье Бисмарк знает, что ему не сдобровать, если Польша и Россия будут революционизированы. Впрочем, с прусским вмешательством не спешат. До тех пор, пока оно не необходимо, русские его не допустят, а когда оно станет необходимым, пруссаки поостерегутся туда двинуться.

Если дело в Польше кончится плохо, то нам предстоят, очевидно, несколько лет жестокой реакции, ибо тогда Православный Царь* опять стал бы главой Священного союза, по сравнению с которым мосье Бонапарт покажется глупым crapauds** великим либералом и защитником наций. Как это курьезно, впрочем, что вся английская буржуазия стала ругательски ругать Бустрапу, с тех пор как Кинглек предал гласности маленькую, полупереваренную, полунедослышанную частицу тех историй о Наполеоне и его клике364, которым, поскольку они исходили от нас, не хотели верить в течение 10 лет! Разоблачительная литература о парижском дворе снова пошла в ход, и г-н Том Тейлор в «Guardian» с важным видом преподносит публике все эти истории о Зольмс, Бонапарте, Уайзе, Жеккере и т. д., которые известны нам гораздо лучше


* Слова «Православный Царь» написаны Энгельсом по-русски. Ред.

** - французским обывателям. Ред.


269
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 19 ФЕВРАЛЯ 1863 г.

с давних пор. Одно только интересно: Жеккер дал деньги уже для страсбургского или булонского заговора; для какого именно - Тейлор не знает. Вот, значит, в чем дело.

В стране янки дела неважны. Правда, по обычной иронии мировой истории, в сравнении с филистерами, демократы стали теперь партией войны, и обанкротившийся поэтик Ч. Маккей снова основательно осрамился. Слышал также из частных нью-йоркских источников, что Север продолжает вооружаться в масштабе, до сих пор неслыханном. Но, с другой стороны, с каждым днем все больше множатся признаки морального ослабления, и неспособность одержать победу возрастает с каждым днем. Где та партия, победа и приход к власти которой были бы равнозначны доведению войны до победного конца и притом всеми средствами? Народ оплеван - вот в чем беда; счастье еще, что мир сейчас физически невозможен, иначе они бы его давно заключили, чтобы только иметь возможность жить в мире и ради всемогущего доллара.

Майор-конфедерат, принимавший участие в боях у Ричмонда в составе штаба Ли, рассказал мне на днях, что у мятежников - по бумагам, показанным ему самим Ли, - было к концу этих боев не менее 40000 отставших солдат! В частности, о западных полках федералистов он отзывался с большим почтением; впрочем, в остальном он - осел...*


* Конец письма отсутствует. Ред.

** См. настоящий том, стр. 267. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 184

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 19 февраля 1863 г.

Дорогой Мавр!

Относительно Польши совершенно согласен с тобой**. У меня в голове уже недели две бродит мысль о брошюре. Но лучше так, как ты предлагаешь, потому что тогда заодно войдет


270
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 19 ФЕВРАЛЯ 1863 г.

и дипломатическая часть, и вообще будет то преимущество, что мы эту вещь сделаем совместно.

Сколько листов должно занять все в целом и сколько из них придется, по-твоему, на мою долю? От этого более или менее зависит план работы. Кем это будет напечатано? И когда твоя часть будет готова к печати?

О машинах напишу на днях.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 185

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 20 февраля 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Я думаю, с польским делом лучше всего поступить следующим образом: Прокламация для обывателей, id est* от имени Общества, должна занимать один печатный лист максимум, считая и военную, и политическую часть, вместе взятые. Поэтому напиши сначала ты. Я же буду действовать сообразно этому. Напечатает это Общество365.

Но в то же время будет хорошо, если мы осветим этот вопрос подробнее в брошюре, и тут уж ты должен сам определить число листов, сообразуясь с материалом. Дипломатическая часть, к которой я всегда готов, будет лишь добавком. Что касается издателя, то я немедленно напишу в Ганновер, как только ты мне сообщишь число листов.

Кстати. Пришли мне доверенность на имя Бухера для переговоров с Дункером по поводу «По и Рейна»**.

Твой К. М.


* - то есть. Ред.

** Ф. Энгельс. «По и Рейн». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


271
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 ФЕВРАЛЯ 1863 г.

186

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер, около 21 февраля 1863 г.]

Дорогой Мавр!

Историческую часть для манифеста я тебе пришлю, - совсем краткую, но в ней все же, наверное, будет кое-что, относящееся наполовину к твоему ведомству, - это уже придется тебе самому привести в порядок.

Ad vocem* брошюры, то я думаю расположить материал следующим образом: 1) военное положение России по отношению к Западу и Югу до; 2) ditto** - после трех разделов Польши366; 3) ditto - после 1814 года; 4) позиция России и Германии после восстановления Польши. (Здесь нужно сказать кое-что о прусской Польше, о языковых границах и статистических данных относительно смешанного населения.) Все н целом - максимум три-четыре листа. Заглавие: «Германия и Польша. Размышления военно-политического характера в связи с польским восстанием 1863 года»367. А тебе надо бы за это время перечитать свои заметки и все подготовить так, чтобы сразу же по получении манифеста ты мог вставить их в соответствующие места или присоединить в виде дополнения и сослаться на них, где нужно.

Если у тебя имеются еще какие-нибудь замечания по этому поводу, то напиши мне как можно скорее, чтобы я мог их принять во внимание.

Твой Ф. Э.


* - Что касается. Ред.

** - тоже. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 187

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 21 февраля 1863 г.

Дорогой Энгельс!

Когда кризис мой дошел до апогея, я как-то написал Дронке. Приблизительно месяц спустя получил от него письмо


272
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 21 ФЕВРАЛЯ 1863 г.

с сообщением, что он был в отъезде. Вчера он нагрянул ко мне сюда, а сегодня, после вторичного рандеву, уже уехал.

Он сам (по своей инициативе) заявил, что хотел бы помочь раздобыть крупную сумму, чтобы я мог- спокойно работать целый год. Говорил затем о тебе. Я сказал ему (не считая, однако, нужным посвящать его в детали), что ты очень много сделал и что на несколько ближайших месяцев ты совершенно опустошен. Он - опять за свое: речь идет не о месяцах, а о годе или двух. Он лично снесется с тобой.

В какой мере это серьезно или - лишь бахвальство, ты сам сможешь лучше всего решить.

Кстати. Моя «печенка» сильно опухла, и, кроме того, у меня колики во время кашля; не совсем хорошо чувствую себя также при надавливании. Спроси у Гумперта о каком-нибудь домашнем средстве. Если я пойду к Аллену, то последний предпишет мне курс лечения, для чего у меня сейчас, не говоря уже о других соображениях, совсем нет времени.

Чего я больше всего опасаюсь в этой польской истории, так это того, что свинья Бонапарт найдет какой-нибудь повод, чтобы двинуться к Рейну и таким путем выкарабкаться из своего весьма скверного положения.

Пришли мне (поскольку у тебя под рукой больше материала об этом) несколько заметок (точных) о поведении Фридриха-Вильгельма Справедливого anno* 1813, после провала Наполеона в России. Это нужно мне для того, чтобы произвести нападение на обветшалый дом Гогенцоллернов.

Я не дал Дронке ясного ответа насчет того, печатается ли уже второй том или еще нет368.

Привет.

Твой К. М.

Сейчас увидел из второго издания «Times», что прусская палата депутатов сделала, наконец, нечто хорошее369. Скоро у нас будет революция.


* - в году. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


273
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 МАРТА 1863 г.

188

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 24 марта 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Ты знаешь, что недели две из-за болезни глаз я почти совершенно не мог ни писать, ни читать. Потому мне необходимо наверстать упущенное время усиленной работой. Hinc* мое молчание.

Дронке перевел мне 50 фунтов.

Из прилагаемого письма д-ра Кугельмана**, которое ты мне, пожалуйста, перешли обратно, ты увидишь, что за путаники эти немецкие «товарищи по партии». Моя, мол, экономическая работа «не своевременна», и тем не менее я должен, после того как выйдет первый том, продолжать и далее работать над всей этой историей для теоретического успокоения некоторых прекрасных душ. На что мне тем временем существовать, занимаясь «несвоевременными работами», это, разумеется, вопрос, над которым эти господа не задумываются ни минуты.

История с Лянгевичем отвратительна370. Надеюсь все же, что дело еще не закончено даже временно. Я несколько медлил с работой о Польше***, чтобы увидеть, как дальше будут развиваться события.

Политические выводы, к которым я пришел, суть следующие: Финке и Бисмарк в сущности правильно представляют прусский государственный принцип. «Государство» Пруссия (создание, весьма отличное от Германии) не может существовать без теперешней России и вместе с самостоятельной Польшей. Вся история Пруссии приводит к этому заключению, которое уже давным-давно было усвоено всеми Гогенцоллернами (включая и Фридриха II).

Это сознание отцов отечества стоит значительно выше «ограниченного разума верноподданных»371, разума прусских либералов. Так как существование Польши необходимо для Германии, но немыслимо наряду с государством Пруссией, то сие государство, Пруссию, надо стереть с лица земли. Или - польский вопрос является лишь новым поводом для того, чтобы еще раз доказать, что невозможно отстоять интересы Германии, пока существует гогенцоллернская вотчина. Лозунг:


* - Вот отчего. Ред.

** См. настоящий том, стр. 527-529. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 267, 269-271, 272. Ред.


274
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 24 МАРТА 1863 г.

«Долой русскую гегемонию над Германией!» - вполне равнозначен лозунгу: «Смерть исчадью старого содомита!»*

Что я считаю чрезвычайно важным в новейшей истории американцев, так это то, что они опять собираются раздавать каперские свидетельства. Это придает всей истории - по отношению к Англии - совершенно другой вид и при благоприятных условиях может повести к войне с Англией, так что самодовольному Булю пришлось бы увидеть, как не только хлопок, но и хлеб уплывает у него из-под носа. В начале гражданской войны Сьюард имел дерзость заявить на свой страх и риск, что постановления Парижского конгресса 1856 г. пока что считаются действительными и для Америки. (Это всплыло наружу при печатании депеш о трентском инциденте.)372 Вашингтонский конгресс и Линкольн, возмущенные тем, что в Ливерпуле и т. д. происходит снабжение военным снаряжением южан-пиратов, положили теперь этому конец. Это вызвало большой испуг на здешней бирже, но верные клевреты прессы, послушные приказу, не упоминают об этом в газетах.

Ты, наверное, уже не без удовольствия заметил, что старый пес Пам** в точности повторяет свою старую игру времен 1830-1831 гг. (я сравнил речи)373 и ditto*** заставляет действовать «Times». На сей раз в этом деле хорошо следующее: Луи Бонапарт должен втянуться в эту историю (а при незадачливом Луи-Филиппе в 1831 г. это было вредно для всей Европы) и очутиться перед очень скверной дилеммой по отношению к своей собственной армии.

Мексика и расшаркивание перед царем в «Moniteur» (к этому Бустрапу**** побудил Пам) могли сломить ему шею. И вот, испугавшись, он распорядился напечатать депеши, доказывающие, что его добрая воля разбилась лишь о сопротивление Пама. (Незадачливый Луи- Филипп - хотя случай был совершенно такой же - позволил еще бесстыжему Паму хвастливо заявить в парламенте: «Если бы не вероломство французов и не вмешательство Пруссии, Польша существовала бы и поныне».) Этим он думал воздействовать на общественное мнение Англии, точно для последнего не вполне достаточно успокоительных заверений Пама, что Бонапарт стремится к Рейну! И точно не сам Пам фабрикует три четверти этого общественного мнения! У жалкого Плон-Плона не хватает мужества заявить, что Пам работает на Россию, и потому он говорит, что «злая Россия» хочет посеять вражду между Фран-


* Гейне. «Оборотень». Ред.

** - Пальмерстон. Peд.

*** - так же. Ред.

**** - Наполеона III. Ред.


275
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 8 АПРЕЛЯ 1863 г.

цией и Англией! В этом опять сказывается наш деятель Bas Empire374 - жалкий трус, осмеливающийся устраивать свои coups d'etat au dela des frontieres* лишь с высочайшего разрешения Европы. Если бы у этого несчастного хватило духа вывести Пама на чистую воду (или хотя бы пригрозить этим), то он мог бы спокойно предпринять прогулку на Рейн. Но сейчас он связал себя по рукам и ногам, всецело отдав себя в руки Пама, точь-в-точь как покойный Луи-Филипп. Ну, что ж, на здоровье!

Истории в Стейлибридже и Аштоне весьма утешительны375. Наконец-то пролетариат утратил «уважение» толстомордых и толстопузых! Эдмунд Поттер весьма осрамился сегодня в «Times», а последняя по причине столь сильно возросшей за последнее время непопулярности, нападает на этого осла, чтобы хоть на грош увеличить свою популярность.

Привет.

Твой К. М.


* - государственные перевороты по ту сторону границ. Peд.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 189

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 8 апреля 1863 г.

Дорогой Мавр!

Вот уже шесть дней, как я все собираюсь написать тебе, но всякий раз мне кто-нибудь мешает. Больше всех - почтенный Эйххоф. Беднягу так околпачили в Ливерпуле всякие бежавшие из Пруссии поручики и плуты-коммерсанты, что у него теперь около 100 фунтов долга, не считая капитала, растраченного не им, а его компаньоном. Он, несомненно, вернется сюда и, по его уверению, пробудет здесь некоторое время; охотно примет любое место, которое ему будет предложено;


276
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 8 АПРЕЛЯ 1863 г.

он тщательно скрывает то, что делает здесь сейчас, и т. д. Вскоре, однако, выяснилось, что, вместо того чтобы подыскивать службу, он занимался здесь всякими таинственными агентурными делами, и теперь для меня ясно, что он здесь по поручению маленького Дронке, который основательно занялся этой отраслью, выполняя контрабандные операции для южных штатов. Вот откуда вся эта таинственность, которая из-за неопытности нашего друга (превосходящей действительно все границы) то и дело выдает его. Наконец, парень теперь мало занят и все послеобеденное время торчит у меня. Так как он со мной не откровенен, то я, разумеется, не могу ничего для него сделать, кроме тех случаев, когда он спрашивает моего совета.

Боюсь, что польская история принимает плохой оборот. Поражение Лянгевича начинает уже чувствоваться в Королевстве*. Литовское движение - сейчас самое важное376, так как оно: 1) выходит за границы конгрессовой Польши377, и 2) в нем принимают большое участие крестьяне, а ближе к Курляндии оно приобретает даже прямо аграрный характер. Если это движение не будет благоприятно развиваться и не оживит вновь движения в Королевстве, то я не думаю, чтобы были большие шансы на успех. Поведение Лянгевича кажется мне весьма сомнительным. Какая партия первой нарушила соглашение о союзе, абсолютно необходимом для успеха восстания, трудно установить. Но интересно было бы знать, насколько верны слухи, связывающие, с одной стороны, Мерославского, с другой стороны - Косцельского с Плон-Плоном. Что касается Браницкого, то, если не ошибаюсь, он давно уже был плонплонистом.

Бравый Кугельман имеет в отношении тебя, по-видимому, весьма благородные намерения. Что гениальным людям также надо есть, пить, жить и даже платить за все, - это для наших честных немцев столь прозаическая мысль, что она им даже в голову не приходит, и они готовы считать ее прямо-таки оскорбительной. Хотелось бы знать, кто та умная голова, которая сообщила ему по секрету, что я отрекаюсь от своей книги**. На этот счет ты должен дать ему нужные разъяснения. Что касается нового издания (которое, судя по их представлениям, все что угодно, только не «своевременно»), то для этого данный момент, когда революционная энергия у английского пролетариата почти совершенно исчезла и он объявляет себя


* - Королевстве Польском. Ред.

** Ф. Энгельс. «Положение рабочего класса в Англии». Ред.


277
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 8 АПРЕЛЯ 1863 г.

совершенно примирившимся с господством буржуазии, является во всяком случае неподходящим.

Прочитал новые вещи Лайеля и Гексли*, обе они очень интересны и хороши. У Лайеля несколько больше фразы, но зато и несколько тонких шуток; так, например, перебрав всех естествоиспытателей в тщетных поисках доказательств качественного различия между человеком и обезьяной, он цитирует, наконец, и архиепископа Кентерберийского, утверждающего, что человек отличается от животных благодаря религии. Впрочем, здесь теперь то и дело совершаются нападки на старую религию, и притом со всех сторон. Скоро придется состряпать в защиту религии какую-нибудь раздутую, как пузырь, систему рационализма. В «Edinbourgh Review» Оуэн предоставляет некоему лицу отвечать Гексли; в этом ответе содержатся уступки по всем существенным пунктам, и спор идет лишь о выражениях378.

Маленький Дронке счел проявлением невероятного героизма со своей стороны, что по моему акцепту хотел взять у своего банкира 250 фунтов и даже согласился взять на себя все связанные с этим расходы и проценты в размере около 15 фунтов. Ему показалось в высшей степени мелочным с моей стороны то, что я перед лицом такого героизма не захотел (ты лучше всех знаешь, почему я этого не мог) взять на себя обязательства раздобыть эти 250 фунтов в течение года. Уверяю тебя, что, если бы речь шла не о тебе, я дал бы пинка в зад этому маленькому негодяю. От досады я напился и написал тебе в пьяном состоянии свирепое письмо по этому поводу379. Воображаю, что я там наплел, так как решительно ничего не помню из того, что писал. Для того, однако, чтобы ты знал истинное положение вещей, снова напоминаю здесь об этом.

Vale**.

Твой Ф. Э.


* Ч. Лайель. «Геологические доказательства древности человека»; Т. Г. Гексли. «О положении человека в ряду органических существ». Ред.

** - Будь здоров. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


278
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 АПРЕЛЯ 1863 г.

190

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 9 апреля 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Туссинька* была в восторге от письма и его содержания** и не удержится от того, чтобы «лично» тебе не ответить.

О плон-плонизме Мерославского мне известно с давних пор во всех деталях от И. Ф. Беккера и Шили. Впрочем, я это еще раньше увидел из его книги, вышедшей во время последней войны между Россией и Турцией380. Сей благородный муж предложил, между прочим, разделить Германию на две части. Что же касается Косцельского, то это для меня ново. Относительно смешного тщеславия и безграничного легковерия Мерославского, если задето его тщеславие, - об этом мне Беккер написал в 1860 г. из Италии весьма занятный отчет.

Итциг опубликовал еще две брошюры о своем процессе381; к счастью, он мне их не прислал. Зато прислал мне третьего дня свой «Гласный ответ» на обращение Центрального комитета по созыву лейпцигского конгресса рабочих (читай: ремесленников)382. Он ведет себя совсем как будущий рабочий диктатор, с важным видом разбрасывая вокруг себя заимствованные у нас фразы. Конфликт между заработной платой и капиталом он разрешает «шутя, легчайшим образом» (verbotenus***). А именно: рабочие должны агитировать за всеобщее избирательное право и затем послать в парламент таких людей, как он, - «вооруженных холодным оружием науки». Затем они создадут для рабочих фабрики - капитал будет авансирован государством, - и эти заведения постепенно охватят всю страну. Как это поразительно ново! Один абзац я тебе процитирую: «Что в германском рабочем движении уже сейчас дискутируется вопрос о том, следует ли понимать ассоциацию в его» (Шульце-Делича) «или моем смысле - это является преимущественно его заслугой. И это является как раз его истинной заслугой, и эту заслугу нельзя не оценить достаточно высоко... Горячность, с которой я признаю эту заслугу, не должна, однако, мешать нам...» и т. д.

Ca ira!****

В то самое время, когда в Глазго был Пальмерстон, туда решил приехать еще один великий человек, студиоз Карл


* - Элеонора Маркс. Ред.

** См. настоящий том, стр. 277. Ред.

*** - дословно. Ред.

**** - Дело пойдет! Ред.


279
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 АПРЕЛЯ 1863 г.

Блинд. Перед своим приездом туда он прислал в издающуюся в Глазго газету «North British Mail» заметку, озаглавленную «Г-н Карл Блинд» и преподнесенную редакцией под многозначительной рубрикой: «Как сообщалось».

Это замечательное коммюнике - написанное, как и все газетные заметки о нем, им самим и доставленное в редакцию ослом Мак Адамом - начинается следующим, единственным в своем роде «Введением»: «В настоящий момент, когда к нам в Глазго собирается приехать эмигрант-патриот с целью осветить перед публикой истинный характер польского вопроса, уместно будет привести некоторые данные о политической карьере этого эмигранта, в особенности в связи с тем несчастливым стечением обстоятельств, что он сравнительно мало известен в Шотландии. Немец по происхождению и немец в эмиграции, Карл Блинд не столь настойчиво и постоянно давал о себе знать Европе, чтобы стать предметом всеобщего поклонения со стороны партии свободы или предметом всеобщего проклятия со стороны партии угнетения. Он до сих пор находится на той средней линии, на которой его почтили любовью и ненавистью. Но не вся Европа разделилась на эти два лагеря, из которых каждый платит ему дань своего рода, и Карл Блинд доволен тем, что знает: имеется и третья группа его друзей, которые остались просто индифферентными. Следовательно, при его появлении у шотландской публики меньше предубеждений против него, чем это имело место по отношению к другим выдающимся эмигрантам, которые предшествовали ему».

За этим следует краткая биографическая заметка о великом незнакомце, в которой до сведения Шотландии и «третьей группы человечества» доводится, что означенный «г-н Карл Блинд» родом из Бадена и первоначально, подобно Кошуту и Мадзини, изучал право; что «баденская революция... явилась результатом его пропаганды»; что «правительства Бадена и Пфальца» послали его в июне месяце в Париж «в качестве дипломатического представителя» и т. д.; что он работает «в том духе взаимной поддержки, который так отличает самых знаменитых эмигрантов»!

Разве это не «великолепно»?

Моя жена две недели лежит больная и почти совсем потеряла слух неизвестно по какой причине. У Женнички снова нечто вроде дифтерии. Если сможешь прислать мне немного вина для обеих (для Женнички Аллен рекомендует портвейн), то буду очень рад.

Здесь в Лондоне сейчас какой-то поп (в отличие от атеистов, проповедующих на Джонстрит) произносит деистические проповеди для граждан, в которых чисто по-вольтеровски высмеивает библию. (Моя жена и дети были там раза два и хвалят его как юмориста.)

Я присутствовал на митинге, устроенном тред-юнионами, на котором председательствовал Брайт383. Он выглядел совершенно


280
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 9 АПРЕЛЯ 1863 г.

как индепендент, и каждый раз, как он говорил: «В Соединенных Штатах нет ни короля, ни епископов», - раздавался гром аплодисментов. Сами рабочие говорили превосходно, без всяких следов буржуазного фразерства, и ничуть не скрывая своего антагонизма по отношению к капиталистам (на которых, впрочем, обрушился также и папаша Брайт).

Скоро ли избавятся английские рабочие от явного их развращения буржуазией, покажет будущее. В остальном же, что касается главного в твоей книге*, то все это до мельчайших подробностей подтвердилось дальнейшим развитием после 1844 года. Я как раз снова сравнил твою книгу с моими заметками о позднейшем времени. Только мелкие немецкие мещанишки, меряющие всемирную историю на свой аршин и судящие о ней по последним «интересным газетным сообщениям», могут вообразить, что в подобных огромных процессах 20 лет означают нечто большее, чем один день, хотя впоследствии могут снова наступить дни, в которых сосредоточивается по 20 лет.

Когда я вновь перечитывал твою книгу, то с сожалением заметил, что мы старимся. Как свежо, страстно, с каким смелым предвидением, без ученых и научных сомнений написана эта вещь! И сама иллюзия, что завтра или послезавтра можно будет воочию увидеть исторический результат, придает всему так много теплоты и жизнерадостности, по сравнению с которыми наша более поздняя манера писать «в мрачных тонах» порождает чувство чертовской досады.

Привет.

Твой К. М.


* Ф. Энгельс. «Положение рабочего класса в Англии». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и английского 191

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 18 апреля 1863 г.

Дорогой Энгельс!

Прилагаемый листок (это - газета Э. Мейена) с подчеркнутыми красным карандашом местами Лассаль прислал мне


281
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 21 АПРЕЛЯ 1863 г.

неделю тому назад384. Она получена, стало быть, на следующий день после того, как я выслал тебе письмо с кратким резюме последней брошюры Итцига*. Он, очевидно, хочет, чтобы я за него вступился. Что делать?

Твой К. М.


* - Лассаля (см. настоящий том, стр. 278). Ред.

** - свидетельств. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 498. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 192

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 21 апреля 1863 г.

Дорогой Мавр!

Как поступить с Лассалем - сказать трудно; в конце концов, думается мне, было бы ниже достоинства великого Итцига пускать в ход тяжелое орудие опровергающих заявлений в ответ на мелочные сплетни Мейена. Пусть он сам расхлебывает заваренную им кашу; если он может что-нибудь сделать, то для этого ему не нужно никаких testimonia** от тебя; и зачем тебе компрометировать себя, после того как ты уже сказал ему, что он не может идти вместе с нами или мы вместе с ним***. Какая глупость уже одно то, что он вмешивается в эти истории с шульце-деличевскими неучами385 и пытается создать себе партию именно там на основе наших прежних работ. Стремление Шульце-Делича и прочей шатии в это буржуазное время поднять невежд-ремесленников до высоты буржуазного сознания является, с нашей точки зрения, только желательным, иначе нам пришлось бы возиться с этим делом во время революции, а в Германии, где дух мелкогосударственности и без того необычайно все осложняет, нам могли бы противопоставить это крохоборство как нечто новое, практическое.

Теперь же со всем этим покончено, наши противники занимают должную позицию, а тупоголовые ремесленники осознали себя и перешли таким образом в лагерь мелкобуржуазной демократии. Но


282
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 21 АПРЕЛЯ 1863 г.

считать их представителями пролетариата - это мы предоставим Итцигу.

Анекдот со студиозом Блиндом* весьма развеселил нас с Лупусом. У Лупуса опять был тяжелый приступ подагры, осложненный его своенравной манерой выходить на улицу и бегать по урокам полувылеченным, а доктора звать только тогда, когда уже слишком поздно и все лекарства истреблены. Но тут не помогают никакие наставления: «Я пойду» - и все тут!

В последнее время занимался русской историей в обратном порядке, то есть читал сначала о разделе Польши и о Екатерине, а теперь - о Петре I. Должен сказать, что только глупец может увлекаться поляками 1772 года. В большинстве европейских стран дворянство пало в ту эпоху с достоинством, частью даже с некоторым блеском, несмотря на то, что в этой среде всеобщим было представление, будто материализм состоит в том, чтобы есть, пить, совокупляться, выигрывать в карты или получать вознаграждение за совершенные мерзости. Но никакое дворянство не поступило так глупо, как польская шляхта, усвоившая себе один метод - продаваться России. Впрочем, всеобщая продажность «жантийомов» во всей Европе являет собой зрелище весьма забавное. Далее меня очень заинтересовала история мосье Паткуля. Этот тип действительно является изобретателем всей русской дипломатии и заключает в себе in nuce** все уловки последней. Если ты не можешь достать его донесений русскому правительству, изданных в 1795 г. в Берлине***, то надо попытаться приобрести хотя бы один экземпляр путем объявлений в «Buchhandlerborsenblatt». Между прочим, как мало нового внесли его преемники! Все те же приемы, все та же манера по отношению к каждой стране.

Впрочем, для этого и нужна была именно объективность лифляндца, у которого нет абсолютно никакого национального чувства, а имеются, самое большее, местные и частные интересы. Русский бы никогда не мог проделать всего этого.

Очень мила также история с государственным переворотом, совершенным Екатериной II против Петра III. На этом опыте Бустрапа**** больше всего научился и взял себе за образец русскую низость в самых ее мельчайших деталях. Забавно, как всякая подобная дрянь повторяется до мелочей.


* См. настоящий том, стр. 279. Ред.

** - в зародыше. Ред.

*** И. Р. Паткуль. «Донесения царскому кабинету в Москве». Ред.

**** - Наполеон III. Ред.


283
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 МАЯ 1863 г.

Портвейна у меня сейчас нет и в ближайшее время не предвидится. Впрочем, я еще поищу, а сейчас отправляюсь в погреб за рейнвейном и бордо (первое - для здоровых, второе - для больных). Посему заканчиваю письмо и вкладываю еще несколько строк для Туссиньки*.

Твой Ф. Э.

Многие марки в двух экземплярах. Дублеты идут здесь на обмен. Итальянскими, швейцарскими, норвежскими и некоторыми немецкими марками могу снабдить в большом количестве.


* - Элеоноры Маркс. Ред.

** - деяниях. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart. 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung. Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 193

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 20 мая 1863 г.

Старый Мавр, старый Мавр, Ты с пушистой бородой!

Что с тобой приключилось, что не слышно более ничего ни о тебе, ни о твоих злоключениях и твоих rebus gestis**? Болен ты или застрял в дебрях своей политической экономии?

Или назначил Туссиньку ведать твоей перепиской? Или еще что?

Что скажешь по поводу наших молодцов в Берлине, которые пришли к заключению, что неизвестно, имеет ли председатель право призвать к порядку министра, заявляющего, что вся палата знает его вдоль и поперек386 и т. д. Еще ни один парламент не придерживался так упорно и так некстати принципа, что буржуазная оппозиция в своей борьбе против абсолютизма


284
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 20 МАЯ 1863 г.

и юнкерской камарильи обязана получать пинки. Это все те же наши старые друзья 1848 года. Между тем, на этот раз настали ведь другие времена.

Лассалевские истории и скандал, вызванный ими в Германии, начинают становиться неприятными387. Самое время, чтобы ты закончил свою книгу, хотя бы для одного того, чтобы у нас появились популяризаторы иного рода. В остальном же - это вполне хорошо, так как таким путем вновь завоевывается почва для антибуржуазных выступлений; противно лишь, что при этом пресловутый Итциг создает себе положение. Впрочем, этому мы никак не можем помешать, как не можем помешать и Карлу Блинду принимать героические воинственные позы перед публикой в отношении эрцгерцога Баденского*.

Сколько времени, однако, проходит, пока новые научные открытия пробьют себе дорогу, даже в совсем далеких от политики областях, - об этом прочти в книге Лайеля «Древность человека». Шмерлинг еще в 1864 г. нашел в Люттихе** череп ископаемого человека из Анжиса и показал его Лайелю; тогда же он опубликовал свою толстую книгу***. И, несмотря на это, до настоящего времени ни один человек не счел достойным труда хотя бы серьезно исследовать это дело. Точно так же Буше де Перт еще в 1842 г. нашел в Абвиле, в бассейне Соммы, кремневые орудия и правильно определил их геологический возраст; но лишь в конце 50-х годов его открытие получило признание. Блюстителями науки являются такие ничтожества.

У Лупуса опять были сильные приступы подагры, но он снова выздоровел.

Я много занимаюсь сербским языком, в частности песнями, собранными Вуком Стеф. Караджичем. Этот дается мне легче, чем какой-либо другой из славянских языков.

Прилагаю снова несколько марок. По этой части в конторе сейчас происходит большое воровство.

Твой Ф. Э.


* - Фридриха I. Ред.

** Бельгийское название: Льеж. В оригинале описка: «в 1843 г.». Ред.

*** Ф. Ш. Шмерлинг. «Научно-исследовательские работы об ископаемых останках, найденных в пещерах в районе Льежа». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого Первая страница письма Энгельса Марксу от 20 мая 1863 года


287
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 29 МАЯ 1863 г.

194

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], Британский музей, 29 мая 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Ты поймешь сразу причину моего долгого молчания, если представишь себе опухшую печень и все, что этому «сопутствует». За последние 3 месяца мне пришлось из-за этой ерунды перенести больше страданий, чем когда-либо прежде. И ты не поверишь, как сильно это действует на моральное состояние человека: эта тупость в голове и паралич во всех членах. В частности, нельзя ни за что приняться, даже за писание писем. За последние две недели положение снова стало сносным. Из-за этой истории писать я был настолько не в состоянии, что, несмотря на многочисленные попытки, не мог довести до конца польской штуки*; впрочем, сейчас я только рад, что так вышло, ибо иначе я лишил бы себя возможности поехать в Пруссию, не принесши непосредственно никакой пользы.

Конечно, в это время я отнюдь не бездельничал, но работать не мог. Занимался тем, что старался заполнить свои пробелы (дипломатические, исторические) по части русскопольско-прусской истории, и, кроме того, читал и делал выписки по истории литературы, относящейся к обработанной уже мной части политической экономии388. Все это - в Британском музее**. А теперь, когда я снова сравнительно работоспособен, хочу свалить, наконец, с себя эту обузу и переписать политическую экономию начисто для печати (а также и отделать ее окончательно). Если бы я мог теперь уединиться, дело пошло бы у меня очень быстро. Во всяком случае, рукопись в Германию я отвезу сам.

Женничка еще не совсем здорова. Вот уже две недели, как к ней привязался противный кашель.

Что касается Итцига***, то он, - как мне по секрету сообщил Фрейлиграт (показавший мне письмо Итцига), - попросил его написать стихотворение в честь «нового» движения, alias**** - воспеть Итцига. Но Фрейлиграт на это не пошел. В письме он между прочим пишет: «Сотни газет разносят


* См. настоящий том, стр. 267, 269-271, 272. Ред.

** - библиотеке Британского музея. Ред.

*** - Лассаля. Ред.

**** - иначе говоря. Ред.


288
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 29 МАЯ 1863 г.

ежедневно мое имя в отдаленнейшие уголки Германии». «Мои пролетарии!» и т. д. Поскольку Фрейлиграт его не воспел, он нашел себе другого поэта. Вот образец: Сюда, немецкий пролетариат, Сюда! Призыв не оставляй бесплодным: Ведь ты стоишь пред мужем благородным, Который путь тебе расчистить рад.

Он не сидит в парламентском собранье, Чуждается крикливых излияний;

Дитя народа, Фердинанд Лассаль Кует слова, могучие, как сталь.

«Довольно вы других обогащали, За них обильно проливая пот, Довольно роскошью их окружали, А сами изнывали от забот!

Пусть впредь не издеваются над вами: Плоды трудов должны вкушать вы сами!»

Так говорит вам Фердинанд Лассаль, И клич его ко всем несется вдаль.

Macte puer!* Коль для клопов уж это не годится!**

Мой наилучший привет Лупусу. Не отвечай молчанием на молчание, а скорее дай знать о себе.

Привет.

Твой К. М.


* - Macte puer virtute! - Хвала твоей доблести, отрок! (Вергилий. «Энеида», книга IX). Ред.

** - Коль для клопов уж это не годится, то лучше вряд ли даже и приснится (немецкая поговорка, распространенная в Рейнской области). Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 195

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 10 июня 1863 г.

Дорогой Энгельс!

В будущий понедельник (15 июня) истекает срок моего векселя (мяснику) на 6 фунтов.

Если ты пришлешь мне к этому


289
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 11 ИЮНЯ 1863 г.

сроку деньги, то я смогу вернуть их тебе, как только завершится успехом операция с Дронке.

Привет.

Твой К. М.

Что ты скажешь по поводу Франции, а? И Польши? И наших «храбрых земляков» в Берлине?

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 196

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 11 июня 1863 г.

Дорогой Мавр!

Прилагаю 5 фунтов, билет Английского банка R/X 46271, 31 января 1862, Манчестер, и 5 фунтов того же банка S/R 92394, 14 октября 1862, Лондон, - при помощи которых тебе, надеюсь, удастся утихомирить мясника. Так как я не сам сдаю это письмо на почту, то уж будь любезен, подтверди получение.

Твое долгое молчание меня очень тревожило, между тем я слышал, что ты был болен. Теперь, надеюсь, это уже прошло? Как кашель Женнички?

Дела в Польше идут в последнее время, кажется, уже не так хорошо. Движение в Литве и в Малороссии развивается явно слабо, да и в самой Польше повстанцы как будто не добились успеха. Командиры все гибнут или попадают в плен и там их расстреливают; это доказывает, по-видимому, что им приходится сильно выдвигаться вперед, чтобы увлечь за собой своих людей. В качественном отношении повстанцы теперь уже не те, что были в марте и апреле - лучшие люди потеряны. Впрочем, об этих поляках трудно сказать что-либо наперед, и дело еще может принять благоприятный оборот, хотя шансов теперь меньше. Если они еще продержатся некоторое время, то все же смогут влиться в общеевропейское движение, которое их спасет. Но если дела пойдут плохо, то Польша лет на 10 выбудет из строя - восстание, подобное этому, истощает боеспособное население на долгие годы.


290
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 11 ИЮНЯ 1863 г.

Европейское движение кажется мне весьма вероятным, потому что буржуа опять потерял всякий страх перед коммунистами и, в случае необходимости, тоже готов выступить. Это доказывают как французские выборы, так и истории в Пруссии со времени последних выборов389. Но я не думаю, чтобы подобное движение началось во Франции. Выборы в Париже дали все же слишком буржуазные результаты; везде, где рабочие выставили своих собственных кандидатов, они провалились, и у них не хватило даже силы на то, чтобы принудить буржуа хотя бы к радикальным выборам. Кроме того, Бонапарт знает способ, как держать в узде крупные города.

В Пруссии они продолжали бы болтать, если бы бравый Бисмарк не заткнул им рот. Но как бы там дальше дело ни пошло, мирное конституционное развитие пришло к концу, и филистер должен быть готов к драке. Это уже много. Как ни низко я ценю храбрость наших старых друзей демократов, мне все же кажется, что именно там накапливается больше всего горючего материала, и так как вряд ли можно предполагать, что Гогенцоллерны не впутаются в области внешней политики в самые глупые истории, то очень легко может случиться, что войска, занятые наполовину на польской границе, наполовину рассеянные по Рейну, оставят Берлин незащищенным, и тогда последует удар. Будет достаточно скверно для Германии и Европы, если Берлин окажется во главе движения.

Что меня больше всего удивляет, так это то, что в Великороссии не начинается крестьянское движение. По-видимому, польское восстание оказывает тут определенно неблагоприятное действие.

В Америке дела идут превосходно. Рубака Джо* позорно оскандалился, несмотря на все свое бахвальство390. Розекранс спит, и только один Грант действует хорошо. Его движение на Виксберг с юго-запада на северо-восток, способ, которым он отрезал армию, шедшую на выручку, и отбросил ее назад, затем его стремительный марш на Виксберг и даже его безрезультатные энергичные атаки - все это очень хорошо. В возможность своевременно собрать силы, достаточные для смены, я не верю. С другой стороны, мы часто видели, как американские генералы недели две оперируют прекрасно, а затем вдруг начинают делать величайшие глупости, - так что совершенно ничего нельзя сказать об их будущих маневрах.

Стихотворение Лассаля (genitivus objectivus**) мне известно по брошюре, присланной Зибелем, которая, очевидно,


* - Хукер. Ред.

** - родительный падеж, указывающий на объект, то есть, в данном случае, стихотворение о Лассале. Ред.


291
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 12 ИЮНЯ 1863 г.

имеется и у тебя. Весьма забавно. Этот парень работает теперь прямо-таки на Бисмарка, и в один прекрасный день может случиться, - когда он надоест мосье Бисмарку, - что его швырнут в тюрьму и он познакомится с прусским гражданским правом, которое он, повидимому, все время путает с Code. Впрочем, после его выступления в деле с Фогтом391 получается очень мило, что он оказался теперь под эгидой не только «Аугсбургской газеты»*, но и «Kreuz-Zeitung».

Читаю сейчас Кинглека**, и он все больше и больше убеждает меня в том, что у каждого англичанина в каком-то месте мозга приколочена доска, где все кончается.

Твой Ф. Э.


* - «Allgemeine Zeitung». Ред.

** А. У. Кинглек. «Вторжение в Крым». Ред.

*** Ф. Лассаль. «Косвенные налоги и положение трудящихся классов». Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 197

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], Британский музей, 12 июня 1863 г.

Дорогой Энгельс!

Подтверждаю с благодарностью получение 10 фунтов. Так как я не был уверен, что ты сможешь прислать деньги к понедельнику, и так как, с другой стороны, у меня в доме страшно боятся векселей, то одновременно я написал и Дронке.

Женничка снова покашливает вот уже с месяц. Послал ее сегодня к д-ру Аллену.

Сам я также еще не вполне оправился, но основная болезнь уже прошла. Тем временем я поглощал серу, что должно весьма обрадовать Фогта392.

Итциг прислал мне (вероятно, также и тебе) свою судебную речь о косвенных налогах***.

Отдельные места хороши, но все в целом написано, прежде всего, невыносимо назойливо, трескуче и с самыми смешными претензиями на ученость и важность.


292
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 12 ИЮНЯ 1863 г.

Кроме того, ведь это по существу пачкотня «ученика», который изо всех сил торопится разрекламировать себя как «глубокоученого» человека и самостоятельного исследователя. Его работа поэтому так изобилует историческими и теоретическими ошибками. Достаточно одного примера (на случай, если ты сам не читал эту стряпню): желая импонировать суду и публике, он пытается дать нечто вроде ретроспективного исторического обзора возражений против косвенных налогов и при этом, обращаясь к прошлому, цитирует вкривь и вкось, переходя от Буагильбера и Вобана к Бодену и т. д. Тут-то и сказывается стопроцентный ученик. Он оставляет в стороне физиократов, - очевидно, не зная, что все сказанное на эту тему у А. Смита и т. д. списано у них и что они вообще были первыми в этом «вопросе». Точно таким же, совершенно ученическим, является его представление, будто «косвенные налоги» суть «налоги буржуазные»; они были таковыми «в средние века», но не теперь (по крайней мере не там, где буржуазия развита). Более подробные сведения об этом он может получить у г-на Р. Гладстона и К° в Ливерпуле393. Осел этот, видимо, не знает, что полемика против «косвенных» налогов - это лозунг английских и американских друзей «Шульце-Делича» и К°, и, следовательно, никак не может служить лозунгом против них, то есть против фрнтредеров. Совершенно ученическим (то есть в корне ошибочным) является также применение одного положения Рикардо к прусскому поземельному налогу. Трогательно то место, где он преподносит суду следующие «свои» открытия, добытые из глубочайших «недр науки и истины» ужасным трудом в «бессонные ночи», а именно: что в средние века господствовала «земельная собственность», в новое время - «капитал», а сейчас - «принцип рабочего сословия», «труд», или «нравственный принцип труда». И в тот же самый день, когда он поведал о своем открытии тупоголовым ремесленникам, оберрегирунгсрат Энгель, не зная ничего о Лассале, заявил то же самое более изысканной публике в консерватории394. Лассаль и Энгель «письменно» поздравили друг друга по поводу своих «одновременных» научных открытий.

«Рабочее сословие» и «нравственный принцип» действительно являются достижениями Итцига и обер-регирунгсрата.

С самого начала этого года я никак не могу решиться написать этому малому.

Критиковать его вещи - значило бы терять время; кроме того, он присвоит себе каждое слово и будет выдавать за свое собственное «открытие». Попытаться ткнуть его носом в его


293
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22 ИЮНЯ 1863 г.

плагиаты - было бы смешно, потому что я вовсе не хочу отнимать у него наше в замаранном им виде. А мириться с его хвастовством и бестактностями тоже нельзя. Парень использовал бы это немедленно.

Поэтому не остается ничего иного, как ждать, пока он не разразится гневом. Если это случится, тогда прекрасным поводом послужит то, что он (подобно обер-регирунгсрату Энгелю) постоянно заявляет, что это не «коммунизм». И тогда я ему отвечу, что эти неоднократные заявления, - если мне уж придется заняться его персоной, - заставляют меня: 1) показать публике, как и что именно он списал у нас; 2) как и в чем именно наши взгляды отличаются от его стряпни.

Поэтому, не желая ничем поступиться по части «коммунизма» и не желая обидеть его лично, я предпочел вовсе его игнорировать.

Впрочем, парень этот подымает шум из одного лишь тщеславия. В течение 1859 г. он всецело принадлежал к прусской либерально-буржуазной партии. Теперь он, очевидно, считает более удобным для себя нападать под защитой правительства на «буржуа», чем на «русских».

Ругать австрийцев и восторгаться Италией было издавна столь же характерно для берлинцев, как и помалкивать насчет русских, что этот храбрый молодец и делает.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 198

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 22 июня 1863 г.

Дорогой Энгельс!

«Малыш»* пишет мне сегодня из Ливерпуля, что историю с деньгами надо теперь же окончательно уладить, id est** закончить, так как может случиться, что ему в любой день придется уехать по делам, а он должен лично позаботиться об этом.


* - Дронке. Ред.

** - то есть. Ред.


294
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22 ИЮНЯ 1863 г.

Поверь, мне очень неприятно то, что тебе придется из-за меня взять на себя некоторые обязательства по отношению к Малышу. Но что поделаешь?

Я все время провожу в Британском музее, и так будет продолжаться до конца этого месяца, ибо приходится, хотя бы уже из-за одной «печенки», по возможности избавлять себя от выслушивания неизбежных сетований дома, вызываемых pressure from without*. Как только наступит успокоение, я возьмусь за переписку начисто моей проклятой книги, которую хочу сам отвезти в Германию и там издать ее395. Лишь когда это будет сделано, наступит время для того, чтобы снестись с Парижем и Лондоном насчет французского перевода или английской переработки. Уже один Итциг** вынуждает нас не оставлять наш светильник под спудом.

Привет.

Твой К. М.


* - давлением извне, затруднительными обстоятельствами. Ред.

** - Лассаль. Ред.

*** - Дронке. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 199

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 24 июня 1863 г.

Дорогой Мавр!

Я совершенно не понимаю, чего хочет этот маленький хлопотун***. Почему он не напишет мне, что хочет теперь устроить это дело? Мне он писал в свое время, что если я ему не отвечу, то он выпишет вексель на меня, согласно условию. Так как у меня, что условлено, то условлено, - то я и не считал нужным за две недели до срока давать еще особые письменные заверения, что я выполню то, к чему обязался устно и письменно. Что же касается его письма к тебе, в котором он выдвигает совершенно иные мотивы, то я ему теперь написал все, что нужно. Мой акцепт будет на 250 фунтов. Смотри, чтобы он прислал тебе всю сумму, так как он обязался взять на себя издержки и проценты.


295
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 ИЮЛЯ 1863 г.

Кинглека прочитал*. Никогда не было ничего более поверхностного (несмотря на то, что частично материал очень хороший, хотя и неполный), глупого и невежественного, чем описание сражения на Альме. Только участие французов изображено хорошо и верно, по крайней мере в общем. Но многое весьма комично для военного читателя396.

В Польше дела плохи. Великий эффектный акт польского правительства - массовое восстание в июне - потерпел крушение397, очевидно, из-за недостатка оружия, и если не наступит каких-либо внешних осложнений, то постепенный упадок теперь неизбежен.

Твоя политика по отношению к Итцигу** совершенно правильна. Что может дать благодушное отношение к человеку, который в решительный момент или будет вынужден обстоятельствами идти все же с нами, или же станет нашим открытым врагом. Позволять этому глупцу интеллектуально эксплуатировать себя в течение ряда лет и в благодарность за это быть обязанным вступаться за него, несмотря на все его глупости, - это уж, действительно, слишком.

Меня зовут.

Твой Ф. Э.


* А. У. Кинглек. «Вторжение в Крым» Ред.

** - Лассалю. Ред.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K, Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 200

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 6 июля 1863 г.

Дорогой Энгельс!

Прежде всего большое спасибо за 250 фунтов. Дронке прислал мне месяца четыре тому назад 50 фунтов, а сегодня - 200.

Женничка, к сожалению, все еще не пришла в норму. Кашель еще не прошел, и она стала слишком «легкой». Я пошлю ее


296
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 ИЮЛЯ 1863 г.

вместе с другими на купанья тотчас же по окончании учебного года. При всем моем доверии к Аллену, мне все же очень хотелось бы, чтобы Гумперт, который, наверное, поедет во время отпуска на континент, навестил нас здесь и, осмотрев ее, сообщил мне свое мнение. Должен тебе прямо сказать, - я полон страха за дитя. Столь явное исхудание в этом возрасте кажется мне очень опасным.

Пальмерстон ведет в польских делах свою старую игру. Ноты, врученные русским, были в оригинале пересланы из Петербурга в Лондон. Пальмерстон перекупил Хеннесси у Уркарта, предоставив этому ирландскому прохвосту доходное место (синекуру) на одной из англофранцузских железных дорог во Франции. Продажность здешних политиканов воистину затмевает все, что делается по этой части на континенте. Ни у нас, ни у французов и понятия не имеют о таком абсолютном бесстыдстве. Что касается «графа Замойского», то я неоднократно говорил уркартистам, что в 1830-1831 гг. этот субъект предал поляков, направив корпус в полном составе не против России, а через австрийскую границу. А теперь и у них, наконец, зародились на его счет подозрения из-за его постоянных личных шашней с Памом398.

Экспедиция южан против Севера399 была, по-моему, навязана Ли шумом, который подняли ричмондские газеты и их прихвостни. Я рассматриваю это как coup de desespoir*. Впрочем, война эта затягивается, и с точки зрения европейских интересов это очень желательно.

Итциг прислал мне свою новую брошюру - речь во Франкфурте-на-Майне400. Так как мне теперь ex officio** приходится но 10 часов в день заниматься политической экономией, то от меня нельзя требовать, чтобы остальное свое время я убивал на чтение его ученических упражнений. Итак, до поры до времени я отложил это ad acta***. В свободное время занимаюсь дифференциальным и интегральным исчислением. Кстати. У меня избыток книг по этим вопросам, и я готов одну из них переслать тебе, если ты хочешь этим делом заняться. Я считаю это почти необходимым для твоих военных занятий. Кроме того, этот раздел математики гораздо легче (поскольку речь идет о чисто технической стороне), нежели, например, высшие разделы алгебры. Никаких предварительных знаний, кроме обычных алгебраических и тригонометрических вещей, здесь не требуется, но необходимо общее знакомство с коническими сечениями.


* - акт отчаяния. Ред.

** - по необходимости. Ред.

*** - к делу: здесь: в сторону. Ред.


297
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 ИЮЛЯ 1863 г.

Напиши мне более или менее мотивированный отзыв о прилагаемой брошюре «герцога Руссийонского» - его ты, наверное, помнишь под именем «Пи», - так как он каждый день осаждает меня письмами с просьбой вынести свое «суждение».

Прилагаемую «экономическую таблицу», которой я заменяю таблицу Кенэ401, просмотри более внимательно, если сможешь это сделать в такую жару, и сообщи мне свои замечания, если таковые будут. Она охватывает весь процесс воспроизводства.

Как тебе известно, Адам Смит составляет «естественную» или «необходимую цену» из заработной платы, прибыли (процента), ренты, то есть целиком сводит ее к доходу. Эта бессмыслица воспроизводится и у Рикардо, хотя он и исключает из перечня ренту, как явление только акцидентальное. Почти все экономисты переняли это у Смита, а те, которые с этим по согласны, приходят к другим нелепостям.

Смит сам чувствует, что допускает нелепость, сводя совокупный продукт общества к одному только доходу (который может быть ежегодно потреблен), тогда как в каждой отдельной отрасли производства он разлагает цену на капитал (сырье, машины и т. д.) и доход (заработная плата, прибыль, рента). Если бы это было так, то общество должно было бы ежегодно начинать сызнова, без капитала.

Что же касается моей таблицы, фигурирующей в одной из последних глав моего сочинения в качестве резюме, то для ее понимания надо иметь в виду следующее: 1. Цифры безразличны, обозначают миллионы.

2. Под жизненными средствами здесь понимается все, что ежегодно входит в фонд потребления (или все, что могло бы войти в фонд потребления без накопления, которое из таблицы исключено).

В классе I (жизненные средства) весь продукт (700) состоит из жизненных средств, которые, следовательно, по самой своей природе не входят в постоянный капитал (состоящий из сырья, машин, зданий и т. д.). Точно так же в классе II весь продукт состоит из товаров, образующих постоянный капитал, то есть вновь входящих в процесс воспроизводства в виде сырья и машин.

3. Восходящие линии отмечены пунктиром, нисходящие - непрерывной линией.

4. Постоянный капитал - это та часть капитала, которая состоит из сырья и машин. Переменный капитал - тот, который обменивается на труд.

5. В земледелии, например, и т. д. одна часть какого-либо продукта (например, пшеницы) образует жизненные средства, тогда как другая его часть (опять-таки пшеницы) в своем


298
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 ИЮЛЯ 1863 г.

натуральном виде (как семена, например) вновь вступает в процесс воспроизводства в виде сырья. Но это дела не меняет, так как подобные отрасли производства фигурируют в силу одного свойства в классе I, а в силу другого свойства - в классе II.

6. Итак, суть всего дела в следующем: Категория I. Жизненные средства.

Материал труда и машины (то есть та часть машин, которая вследствие износа входит в годовой продукт; непотребленная часть машин вообще не фигурирует в таблице) равны, например, 400 фунтам. Переменный капитал, обмененный на труд = 100. Он воспроизводится в виде 300, из которых 100 возмещают в продукте заработную плату, а 200 представляют собой прибавочную стоимость (неоплаченный прибавочный труд). Продукт = 700; в том числе 400 представляют стоимость того постоянного капитала, который целиком перенесен на продукт и который, следовательно, должен быть возмещен.

При этом соотношении переменного капитала и прибавочной стоимости предполагается, что рабочий 1/3 рабочего дня работает на себя, а 2/3 - на своих «естественных начальников».

Итак, 100 (переменный капитал), как показывает пунктир, выплачивается деньгами в виде заработной платы. Рабочий покупает на эти 100 продукт этого же класса, то есть жизненные средства на 100 (показано нисходящей линией). Таким образом деньги притекают обратно к капиталистам класса I.

Прибавочная стоимость 200 в своей общей форме = прибыли, которая, в свою очередь, распадается на промышленную прибыль (включая и торговую), затем на процент, который промышленный капиталист выплачивает деньгами, и на ренту, которую он тоже выплачивает деньгами. Эти деньги, выплаченные в виде промышленной прибыли, процента и ренты, притекают обратно (показано нисходящими линиями) благодаря тому, что на них покупается продукт класса I. Таким образом, все деньги, затраченные промышленным капиталистом внутри класса I, притекают к нему обратно благодаря тому, что 300 из всего продукта в 700 потребляется рабочими, предпринимателями, денежными капиталистами и земельными собственниками. В классе I остается излишек продукта (в виде жизненных средств) = 400 и дефицит в постоянном капитале = 400.

Категория II. Машины и сырье.

Так как весь продукт этой категории - не только та часть продукта, которая возмещает постоянный капитал, но и та, которая представляет эквивалент заработной платы и прибавочной стоимости, - состоит из сырья и машин, то доход этой категории не может быть реализован в своем собственном про- Таблицы, приложенные Марксом к его письму от 6 июля 1863 г. для иллюстрации процесса общественного воспроизводства (русский перевод этих таблиц см. на стр. 300)


301
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 6 ИЮЛЯ 1863 г.

дукте, а лишь в продукте I категории. Если оставить в стороне накопление, как мы здесь и делаем, то категория I может купить у категории II только столько, сколько ей нужно для возмещения своего постоянного капитала, а категория II может затратить на продукты категории I только ту часть своего продукта, которая представляет заработную плату и прибавочную стоимость (доход). Итак, рабочие категории II затрачивают свои деньги = 1331/3 на продукт категории I. То же самое происходит и с прибавочной стоимостью категории II, которая, как и в первом случае, распадается на промышленную прибыль, процент и ренту. Таким образом, к промышленным капиталистам категории I притекает от категории II в форме денег 400; категория I предоставляет за это категории II свой остаток продукта = 400.

На эти 400 (в форме денег) класс I покупает у категории II то, что ему нужно для возмещения своего постоянного капитала = 400, и таким образом к категории II вновь притекают деньги, затраченные ею на заработную плату и потребление (самих промышленных капиталистов, денежных капиталистов и земельных собственников). От всего ее продукта категории II остается, следовательно, 5331/3, чем она и возмещает износ своего собственного постоянного капитала.

Движение, отчасти в пределах категории I, отчасти между категориями I и II, показывает в то же время, каким образом к соответствующим промышленным капиталистам обеих категорий притекают обратно деньги, из которых они снова выплачивают заработную плату, процент и земельную ренту.

Категория III представляет все воспроизводство.

Совокупный продукт категории II выступает здесь в качестве постоянного капитала всего общества, а совокупный продукт категории I - в качестве той части продукта, которая возмещает переменный капитал (фонд заработной платы) и доходы классов, делящих между собой прибавочную стоимость.

Под своей таблицей я поместил таблицу Кенэ, которую вкратце поясню в следующем письме402.

Привет.

Твой К. М.

Кстати. Эдгар Бауэр получил место - в прусском департаменте печати.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


302
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 15 АВГУСТА 1863 г.

201

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 15 августа 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Черт меня побери, как говаривал Красный*, если я вот уже целую неделю не вставал ежедневно с твердым намерением написать тебе. Но как только я входил в рабочую комнату, я успокаивал свою совесть тем, что хотел прибавить всего лишь шесть строк к тому, что написал вчера. Но «ведь зло еще и тем ужасно, что неизменно порождает зло»**.

Семья моя уехала в прошлую пятницу в Гастингс. Отъезд запоздал из-за того, что Ленхен пришлось по семейным делам съездить на две недели в Германию.

За прилагаемыми фотографиями (дети заставили меня сняться) последуют вскоре фотографии Женни и Лауры.

Моя работа (подготовка рукописи к печати)403 в одном отношении подвигается хорошо.

Вещи эти в окончательной обработке принимают, как мне кажется, довольно популярную форму, не считая некоторых неизбежных Д - Т и Т - Д. С другой стороны, несмотря на то, что я пишу целыми днями, дело все же подвигается не так быстро, как это желательно моему столь долго испытываемому терпению. Во всяком случае, это будет на 100 процентов понятнее, нежели первая часть***. Вообще же, когда я теперь смотрю на всю эту махину и вспоминаю, как мне пришлось решительно все опрокинуть и даже историческую часть**** обработать на основе частью совершенно неизвестного до тех пор материала, - прямо-таки смешно глядеть на Итцига*****, у которого «его» политическая экономия уже готова. А между тем, из всего им до сих пор написанного видно, что это - приготовишка, трескуче и болтливо преподносящий миру - в качестве наиновейших открытий - положения, которые мы уже 20 лет тому назад - и вдесятеро успешнее - пустили в оборот среди своих сторонников в качестве ходячей монеты. Тот же Итциг вообще собирает наши партийные экскременты двадцатилетней давности на свою фабрику удобрений, которыми он хочет унавозить мировую историю. Так, напри-


* - Красный Вольф, то есть Фердинанд Вольф. Ред.

** Шиллер. «Пикколомини», действие V, явление первое. Ред.

*** К. Маркс. «К критике политической экономии». Ред.

**** К. Маркс. «Теории прибавочной стоимости». Ред.

***** - Лассаля. Ред.


303
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 15 АВГУСТА 1863 г.

мер, он напечатал в «Nordstern» приветственное письмо «Гервега», который безусловно сохранил свою платоническую приверженность к «принципу труда». Эту «Nordstern» редактирует промотавшийся Брун, которого Лассаль перекупил у Блинда. Так, Итциг назначил «Мозеса Гесса» своим «наместником в Рейнской провинции» и т. д. Он все еще носится с навязчивой идеей - быть воспетым Фрейлигратом, хотя последний и не помышляет об этом. Он снова обратился по этому поводу через своего лейпцигского «наместника»* к Фрейлиграту с самой настоятельной просьбой, указывая ему на добрый пример Г. Гервега. Если б он только знал, как смеялись мы с Фрейлигратом по поводу этого нового покушения!

«Каким ты, Итциг, был попутан бесом, Когда связался с Гервегом и Гессом!»

Здешние филистеры очень сердиты на «Times», которая так здорово надула их с займом конфедератов. Этим обывателям пора бы знать, что «Times», как это вскрыл еще Коббет, есть не что иное, как «коммерческое предприятие», которому нет никакого дела до того, как сводится баланс, лишь бы баланс был в его пользу404. Молодчики из «Times», как например, Дж.

Спенс («этому человеку, - по словам «Richmond Enquirer», - заплачено звонкой монетой»), получили облигации займа частью даром, частью с 50% скидкой к их номинальной цене.

Они сделали недурный гешефт, взвинтив при помощи рекламы курс до 105.

Я считаю очень важным для Соединенных Штатов, чтобы они прежде всего постарались овладеть оставшимися еще портами (Чарлстон, Мобил и т, д.); это нужно из-за того столкновения, которое они каждый день могут иметь с Бустрапой**. Этот царственный Ласарильо с Тормеса - карикатура теперь уже не только на своего дядю***, но и на самого себя. Ибо «плебисцит» в Мексике - великолепная карикатура не только на тот плебисцит, посредством которого он сделался французом сам, но и на тот, при помощи которого он сделал французскими Ниццу и Савойю405. Для меня не подлежит сомнению, что на Мексике он сломает себе шею, если еще до того не будет повешен.

Польское дело совершенно испорчено тем же Бустрапой и влиянием, которое получила благодаря его интригам партия Чарторыского. Полковник Лапинский, всего несколько дней


* - Гесса. Ред.

** - Наполеоном III. Ред.

*** - Наполеона I. Ред.


304
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 15 АВГУСТА 1863 г.

тому назад возвратившийся из своих скитаний, предпринятых совместно с Бакуниным и столь великолепно приконченных Пальмерстоном у шведского побережья406, очень сетует на то, что комитеты в Варшаве, Лондоне и Париже целиком находятся под бонапартистскочарторыским влиянием.

Наше отечество являет крайне жалкий вид. Без тумаков извне с этими собаками ничего не поделаешь.

Кстати. Со времени выхода твоей книги об Англии* только теперь, наконец, появился второй отчет «Комиссии по обследованию условий детского труда»407. Из него видно, что все мерзости, изгнанные из некоторых отраслей промышленности благодаря фабричным законам, с новой силой бешено устремились в свободные области! Когда появятся все отчеты полностью, можно будет сделать превосходное дополнение к твоей книге.

Поздравляю Гумперта. Он во всяком случае позаботился о том, чтобы его брак не остался бесплодным.

У Борхардта плоть, видимо, сильней, чем это полагалось бы при его священническом сане. Он вызовет ревность всех остальных еврейских женщин.

Вернулся ли Лупус? Если да, передай ему от меня сердечный привет. Как хочется мне побыть с тобой здесь пару деньков, поболтать и пображничать. Так давно уже мы не были вместе.

Привет.

Твой К. М.

«Пи» я уже ответил. Кстати. Среди курьезов, найденных мной в Британском музее, имеется следующий: «Истинное изобретение, то есть вклады Германии, впервые найденные ею не благодаря вину, как скептически инсинуирует один клеветник» (некий англичанин), «а благодаря духовной и физической мощи, и переданные ею всему остальному миру». Автор Михаэль Майер. Франкфурт, 1619 год.

Изобретения и munera Germaniae** суть: «титул римских императоров, порох, книгопечатание, улучшение религии, лекарства, найденные Теофрастом Парацельсом, таинства розенкрейцеров408 - Inventum politicum, bellicum, litteraricum, theologicum, medicum, chymicum»***.


* Ф. Энгельс. «Положение рабочего класса в Англии» Ред.

** - вклады Германии. Ред.

*** - изобретения в области политики, войны, литературы, теологии, медицины, химии. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


305
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 12 СЕНТЯБРЯ 1863 г.

202

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 12 сентября 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Моя семья вернулась домой дней 10 тому назад. Женничка очень хорошо поправилась и перестала кашлять. Она принимает сейчас дома морские ванны, то есть ванны с морской солью. Я тоже вот уже около двух месяцев стал принимать дома каждое утро ванны, а также обливаться холодной водой с головы до ног, и с тех пор чувствую себя лучше.

Самый интересный человек, с которым я здесь познакомился, - полковник Лапинский.

Это безусловно самый остроумный поляк, - и притом homme d'action*, - из всех, кого мне до сих пор довелось узнать. Симпатии его целиком на стороне немцев, хотя по своим манерам и языку он француз. Вместо национальной борьбы он признает лишь борьбу расовую.

Он ненавидит всех сынов востока, причисляя к ним с одинаковой готовностью русских, турок, греков, армян и т. д. Некоторое время он возился здесь с Уркартом, а теперь не только именует его «шарлатаном», но даже - что совершенно несправедливо - сомневается в его честности.

«Черкесские» князья, которых Уркарт и Лапинский выставляли напоказ в Англии, оба - лакеи. Лапинский утверждает, что Уркарта водит за нос Замойский, который, в свою очередь, является орудием Пальмерстона, следовательно, косвенно, орудием русского посольства. Хотя-де он от роду сам католик, ему (Лапинскому) весьма подозрительны отношения между Уркартом и католическими епископами в Англии. Когда нужно было «действовать», - например, снарядить польский корпус для вторжения на территорию Черкесии, - что и Лапинский считает наилучшей диверсией, - Уркарт под влиянием Замойского отказался содействовать этому предприятию. Вообще дальше «болтовни» дело у него не идет. Он «большой враль», и этот (Лапинский) особенно не может ему простить, что тот сделал его (Лапинского) соучастником своей лжи, не запросив предварительно его мнения. В Черкесии, мол, ни один человек не знает Уркарта, который, не зная языка, пробыл там всего одни сутки. В качестве примера уркартовской фантазии он привел мне тот факт, что Уркарт похвалялся ему, будто он (Уркарт) сокрушил чартизм в Англии!


* - человек действия. Ред.


306
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 12 СЕНТЯБРЯ 1863 г.

В Варшаве опять произошла чистка Национального правительства409. Благодаря интригам Бонапарта-Пальмерстона в него тайно пробрались в свое время сторонники Чарторыского.

Троих из них теперь закололи, и это pro nunc* запугало остальных. (Во главе этой партии Чарторыского стоял Мелинский**.) Насколько Национальное правительство сильно, видно из того, что сам великий князь Константин принял от него паспорт на выезд за границу. Герцен и Бакунин, по словам Лапинского, совершенно приуныли, ибо стоит русского несколько поскрести, как он все-таки оказывается татарином.

Бакунин стал похож на чудовище - огромная гора мяса и жира; передвигаться он может лишь с трудом. Помимо того, бешено ревнует свою семнадцатилетнюю польку, которая вышла за него замуж в Сибири из-за его мученичества. Сейчас он в Швеции, где делает «революцию» вместе с финнами.

Лапинский говорит, что в Польше крестьян, этот «извечно реакционный сброд», на первых порах пришлось оставить в покое. Но сейчас они уже созрели и, наверное, поголовно восстанут по призыву правительства.

По его словам, без Австрии движение давно уже погибло бы, и если бы Австрия всерьез закрыла свои границы, то с восстанием было бы покончено в три недели. Но Австрия ведет с поляками какую-то нечистую игру. Во Франкфурт Франц-Иосиф поехал только с отчаяния, зная, что ему грозит русско-сербско-румынско-итальянско-французско-венгерско-прусская бомба, и по той же, мол, причине и папа*** издал свое последнее послание за Польшу410.

Лапинский заявил мне, что нет ни малейшего сомнения, что не только у Бандьи, но и у Штейна, Тюрра, Клапки и Кошута существует соглашение с Россией.

Его целью в Лондоне является сейчас сформирование немецкого легиона, хотя бы в 200 человек, который выступил бы под черно-красно-золотым знаменем411 против русских в Польше, отчасти для того, чтобы «позлить» французов, отчасти же для того, чтобы узнать, возможно ли еще тем или иным способом образумить немцев в Германии.

Чего недостает, так это денег. Пытаются использовать здесь для этой цели немецкие общества и прочее. Тебе лучше других известно, можно ли сделать что-нибудь в этом отношении в Манчестере. Дело само по себе превосходно.


* - на время. Ред.

** По-видимому, описка; вероятно, имеется в виду Маевский. Ред.

*** - Пий IX. Ред.


307
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 24 НОЯБРЯ 1863 г.

Привет Лупусу; скажи ему, что я отослал его письмо Эккариусу.

Твой К. М.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 203

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 24 ноября 1863 г.

Дорогой Мавр!

Поскольку твоя жена мне ничего не пишет, то надеюсь, что тебе уже лучше и ты уже покончил со своими нарывами. Продолжай только пить вино и есть мясо, - это самое главное.

В последние дни мне сильно мешали вечерами в конторе, а это единственное место, где я могу заняться частной перепиской. Если бы не это, я бы давно уже тебе написал.

В Германии дела принимают критический оборот. История с Данией412, с одной стороны, некстати, но, с другой стороны, она может лишь ускорить кризис. Смешно только, как английская пресса вдруг решила, что шлезвиг-гольштейнский вопрос необычайно прост и ясен.

И это после того, как она в течение целого ряда лет утверждала, что вопрос этот столь запутан, что, как говорит Дендриери, «ни один человек не в состоянии понять его». Впрочем, признаний английской прессы с нас хватит. Но каким мастерским ударом со стороны русских был протокол 1852 года413! Читая об этом только в глупой «Free Press», я никак не мог добраться до сути дела; своим искусством запутать все, что угодно, эти ослы перещеголяли даже самого Дендриери. Что Пруссия и Австрия подписали этот протокол, это такая мерзость, которой нет названия, и им придется кровью поплатиться за это.

Совершенно смехотворно и то обстоятельство, что весь вопрос о престолонаследии сводится сейчас к тому, может ли аугустенборжец* стать наследником несмотря на свое морганатическое происхождение.


* - Аугустенборгский, Фридрих. Ред.


308
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 24 НОЯБРЯ 1863 г.

В Пруссии бисмарковская наглость все же, по-видимому, пошла на убыль. Неодобрение, высказанное по поводу злоупотреблений со стороны ландратов во время выборов и отмена закона о печати - серьезные симптомы414. Думаю, что они отступают только для того, чтобы лучше прыгнуть. В прениях о печати играет некоторую роль и Лассаль. Вагенер имел бестактность (по отношению к своему смолчавшему союзнику Лассалю) сослаться на отзыв Лассаля о либеральной прессе в оправдание закона о печати415. Оглушительный хохот и несколько плоских острот Вирхова и Гнейста были ему ответом. Лассаль основательно испортил себе свою кампанию, но это, конечно, не помешает ему начать снова. А между тем этому ослу пора бы из «Манифеста»* усвоить, как следует держаться в отношении буржуазии в такие времена.

Привет твоей жене и девочкам.

Твой Ф. Э.


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 204

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 2 декабря 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Два часа тому назад пришла телеграмма о смерти моей матери. Судьба требовала кого-нибудь из семьи. Я сам стоял уже одной ногой в могиле. При существующих обстоятельствах я во всяком случае пока был нужнее старой.

Для урегулирования вопроса о наследстве я должен поехать в Трир. Было весьма сомнительно, чтобы Аллен разрешил мне эту поездку - ведь совершать ежедневно получасовую оздоровительную прогулку я стал всего три дня тому назад.

Однако Аллен, снабдив меня на дорогу двумя огромными бутылями лекарства, нашел эту поездку даже полезной. Рана еще не отгноилась, но на всем пути у меня будет достаточно самаритянок, чтобы класть на нее пластырь.


309
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 3 ДЕКАБРЯ 1863 г.

Прошу тебя поэтому прислать мне срочно столько денег, чтобы я мог тотчас же выехать в Трир.

Привет.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 205

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 3 декабря 1863 г.

Дорогой Мавр!

Прилагаю для твоей поездки в Трир два пятифунтовых билета, U/O 16055 и 56, всего на 10 фунтов, помеченных Манчестером, 13 января 1863 года. Надеюсь, что шлезвиггольштейнский энтузиазм соотечественников не слишком отравит тебе тамошнее пребывание. Я проштудировал весь этот вопрос и пришел к заключению: 1) что шлезвиг-гольштейнская теория - ерунда; 2) что в вопросе о Гольштейне аугустенборжец*, видимо, действительно прав; 3) что относительно Шлезвига трудно сказать, кому принадлежит право наследования, - но если мужская ветвь вообще имеет какие-либо права, то лишь в качестве ленного вассала Дании; 4) что Лондонский протокол** безусловно имеет силу для Дании и совершенно неприменим к Шлезвигу и Гольштейну, так как представители сословий там не были опрошены; 5) что право немцев на Шлезвиг ограничивается только югом, который по своему национальному составу и по своему свободному волеизъявлению является немецким; Шлезвиг, следовательно, должен быть разделен; 6) что в данный момент единственный шанс Германии на освобождение герцогств заключается в том, чтобы начать войну против России в пользу Польши. Тогда Луи-Наполеон станет нашим покорным слугой, Швеция тотчас же бросится


* - Аугустенборгский, Фридрих. Ред.

** См. настоящий том, стр. 307. Ред.


310
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 3 ДЕКАБРЯ 1863 г.

нам в объятия, а Англия, hoc est* Пам**, окажется парализованной; тогда мы беспрепятственно отберем у Дании все, что пожелаем.

Таково мое мнение. У меня есть намерение развить это в брошюре, если ты найдешь для нее в Германии издателя416. Само собой разумеется, что я подпишу ее своим именем. Что скажешь ты на этот счет?

Лупусу лучше, но он все еще плоховат. Сердечные приветы твоей семье. Был чертовски рад снова узреть нацарапанное твоей лапой.

Твой Ф. Э.


* - то есть. Ред.

** - Пальмерстон. Ред.

*** - то же. Ред.

**** - Элеонора Маркс. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K, Marx»,Bd. III, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 206

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 4 декабря 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Большое спасибо за 10 фунтов. Ditto*** - с запозданием - за портвейн. Он творит со мной чудеса. Кроме вина мне предложено еще (по сей день) выпивать ежедневно по 11/2 кварты крепчайшего лондонского портера. Это кажется мне недурной темой для новеллы.

Спереди человек, угощающий своего «внутреннего человека» портвейном, бордо, портером и грудами мяса. Спереди - кутила. А сзади на горбу - «внешний человек», распроклятый карбункул. Если бы черт заключил с кем-нибудь договор, обязавшись кормить на убой человека при таких обстоятельствах, - он сам послал бы его к черту. Впрочем, голова моя еще слаба, и колени трясутся, однако, надеюсь, что мое путешествие ликвидирует все это. Туссинька**** сказала по поводу «внешнего человека»: «Но ведь это твоя собственная плоть!».

Отношение же ко мне д-ра Аллена выше всяких похвал. В связи с операцией он, между прочим, заявил, что немецкие философы всегда остаются верны самим себе.


311
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22 ДЕКАБРЯ 1863 г.

Что касается «омываемого морем»*, то я в общем и целом согласен с тобой. Само собой разумеется, что весь вопрос о праве наследования имеет лишь дипломатическое значение.

Что же касается Дании, то я считаю, что Лондонский договор417 для нее не обязателен, поскольку русские военные корабли терроризировали датский риксдаг во время голосования.

Прилагаю при сем уркартовскую чепуху, чепуху Р. Шрамма** и, наконец, датский памфлет, который интересен, по крайней мере, в двух пунктах: 1) в отношении тех молодцов, которые были первыми зачинателями шлезвиг-гольштейнского движения; 2) в отношении положения крестьян в Гольштейне.

В сегодняшнем номере «Times» под рубрикой «Шлезвиг-Гольштейн» ты найдешь выступление д-ра Тудихума, чрезвычайно характерное для немецких «кропателей истории».

Издателя для тебя в Германии я найду наверняка, так что ты сейчас же принимайся за работу.

Как только приеду в Трир, напишу тебе несколько строк. Я должен буду еще заехать в Голландию, так как мой дядя*** является моим монстром-кредитором418.

Привет.

Твой К. М.

Не следует только дразнить датчан. Они должны понять, что у немцев и скандинавов одни и те же интересы по отношению к России и что для них самих самое полезное - отделение немецкого элемента.


* - «Омываемый морем Шлезвиг-Гольштейн» (слова из немецкой патриотической песни, популярной в 1848-1850 годах). Ред.

** Р. Шрамм. «Красное знамя 1848 года и черно-белое знамя 1863 года»». Ред.

*** - Лион Филипс. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 207

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Залтбоммел, 22 декабря 1863 г.

Дорогой Энгельс!

Как видишь из адреса, я снова в Голландии, куда вчера благополучно прибыл. В Трире, где оставшиеся после моей


312
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 22 ДЕКАБРЯ 1863 г.

матери бумаги и вещи были опечатаны, снять печати пока не удается, так как все еще не получены доверенности из Голландии, которым приходится проделывать весьма длинный путь по разным инстанциям. Я оставил для трирского суда доверенность на имя моего шурина Конради и отправился сюда, в «главный штаб», ибо мой дядя, во-первых, держит в своих руках самую значительную часть состояния, а во-вторых, является душеприказчиком. Но пройдет еще по меньшей мере пять-шесть недель, пока мне выплатят мои деньги. А так как моей жене 10 января 1864 г. предстоит уплата мяснику по счету (то есть по векселю) 10 фунтов, то я был бы рад, если бы ты об этом позаботился.

Карбункул постигла участь всех смертных, но моему горбу пришлось еще очень много перенести от фурункулов, так что я не мог сомкнуть глаз, например, всю прошлую ночь, а было бы совсем не грешно поспать после путешествия сюда из Франкфурта. Муж моей кузины* здесь единственный врач и городской лекарь, так что на отсутствие медицинской помощи мне жаловаться не приходится.

Во всей Рейнской провинции, от Трира до Франкфурта-на-Майне, и оттуда через Гисен до Кёльна, до самой голландской границы я слышал одни ругательства по адресу пруссаков.

Мало, очень мало шлезвиг-гольштейнизма. Его расценивают чаще всего как «прусскую уловку».

Во Франкфурте (где мне нужно было навестить двух старых теток**) я пробыл всего один день и потому не мог повидаться ни с одним книготорговцем. Но я разговаривал там с одним знакомым, который напишет мне сюда (переговорив по моему поручению с каким-либо книготорговцем).

Если ты работаешь теперь над своей брошюрой***, было бы хорошо дополнить ее некоторыми событиями, не упустив при этом систематических скандальных провалов прусского правительства, прогрессистов и ординарных, неисправимых с 1815 г. шлезвиггольштейнских шарлатанов.

Привет.

Твой К. М.

Напиши мне пару слов. Мой адрес: г-ну Лиону Филипсу, для передачи Карлу Марксу, Залтбоммел, Голландия.

«Ты не янки», - вскричал фанатик... «Я наблюдаю тебя с тех пор, как ты здесь. В лице англосакса есть нечто от быка и волка, в твоем же


* - А. ван Анрои, муж Генриетты Филипс. Ред.

** - Бабетту Блюм и Эстер Козель. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 309-310. Ред.


313
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ДЕКАБРЯ 1863 г.

лице - нечто от обезьяны и собаки. Ты боишься свободы, ты говоришь о том, чего не знаешь, ты говоришь пустые слова. Ты - француз!» (стр. 195- 196, «Париж в Америке». Эдуара Лабулей). (Париж, 1863.)

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 208

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Залтбоммел, 27 декабря 1863 г.

Дорогой Фредерик!

Прошлую среду я писал тебе о вновь появившихся у меня фурункулах и об «отчаянно» проведенной ночи. На следующий день доктор ван Анрои обнаружил, что рядом с фурункулом образовался также несносный карбункул, как раз под тем местом, где был прежний. С этого момента - помимо неприятного морального впечатления от этого открытия - я до сих пор испытываю ужасные боли, особенно по ночам. Мой дядя*, великолепный старик, сам прикладывает мне пластырь и припарки, а моя милая, остроумная кузина**, наделенная бедовыми черными глазами, печется обо мне и ухаживает за мной на славу. Тем не менее, при таком положении я охотно поехал бы домой, но при моем физическом состоянии об этом пока нечего и думать. Доктор раскрыл мне приятную перспективу, что ввиду затяжного характера этой отвратительной болезни мне придется провозиться с ней еще значительную часть января. Он сам скажет, когда состояние моего здоровья позволит мне отправиться в Лондон.

Пока что второй кошмар на моей спине далеко не так лют, как первый в Лондоне. Ты видишь это уже из того, что я могу писать.

Вот уже два с половиной месяца, как я бросил курить, думаю, что вряд ли скоро начну снова.

Если хочешь, чтобы от политики тебя стошнило, нужно принимать ее ежедневно в виде тех телеграммных пилюль, которые преподносят читателю маленькие голландские газеты.

А между тем предстоит большой спектакль, - и не курьезно ли для Германии, что он откроется движением в пользу


* - Лион Филипс. Ред.

** - Наннетта Филипс. Ред.


314
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 27 ДЕКАБРЯ 1863 г.

«легитимного» герцога* - шумно выраженным пожеланием получить тридцать шестого отца отечества419.

Собаки парламентского кретинизма, собравшиеся во Франкфурте-на-Майне, отклонили без дебатов резолюцию, внесенную одним немцем из Познани, в которой очень разумно была изложена суть вопроса о взаимоотношениях между Германией и Россией420.

Шлю наилучшие пожелания к Новому году. Передай их также Лупусу.

Твой К. М.

Р. S. Кстати. У моей кузины, как у всех здешних «дамочек», есть альбом, и я обещал ей помочь в собирании фотографий, между прочим, обещал и твою. Поэтому, если у тебя имеется под рукой фотография, будь добр приложи ее к письму, которое, надеюсь, ты мне сюда, наконец, напишешь.

Р. S. Только собрался запечатать письмо к тебе, как вошел доктор и без лишних разговоров снова меня оперировал. Это было сделано в одно мгновение, и теперь дело пойдет как по маслу.


* - Аугустенборгского, Фридриха. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx», Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


315

1864 год 209

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЗАЛТБОММЕЛ Манчестер, 3 января 1864 г.

Дорогой Мавр!

Неоднократные рождественские попойки и вызванная ими последующая полная неспособность к деловым занятиям совершенно не давали мне возможности ответить тебе раньше.

К счастью, теперь все это уже позади.

Жене твоей посылаю условленное*. Очень рад, далее, что твой второй карбункул оперирован и что тем самым миновал и этот последний кризис. Из-за этой скучной истории ты отчаянно похудеешь.

Дело со Шлезвиг-Гольштейном опять основательно запуталось. Если, как я думаю, весной разразится война, то против нас будут Дания, Швеция, Франция и Италия, возможно, и Англия. В Венгрии и Польше в полном расцвете плон-плонизм, начало которому положил ведь уже Кошут. При этом я вижу лишь два исхода: 1) либо в Берлине, как только оттуда уйдут войска, начнется революция, а в Вене - соответствующее движение с определенными уступками Венгрии, а может быть и Польше. Это - самый благоприятный исход, и в этом случае опасаться было бы нечего. Но при существующей неразберихе это и наименее вероятный исход. Либо же - 2) восстановление Священного союза, скрепит который, как всегда, раздел Польши (Россия больше заинтересована в Польше, чем в Дании, а кроме того, у нее есть шансы держать в своих руках Австрию и Пруссию к моменту заключения мира и иметь, таким образом, возможность ставить свои собственные условия). - Тогда в Берлине


* См. настоящий том, стр. 312. Ред.


316
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 3 ЯНВАРЯ 1864 г.

русские сменили бы пруссаков и сыграли бы роль жандарма; мы были бы выданы, а Бонапарт стал бы главной персоной.

Показная война в Шлезвиге под начальством Врангеля не может продолжаться долго421.

Во-первых, датские укрепления делают уже первые сражения чересчур кровопролитными, а во-вторых, Бустрапа* слишком нуждается в популярной войне, чтобы не ухватиться за этот повод. Может ли он желать большего, чем реставрация Священного союза и война из-за Рейна и за Польшу одновременно, имея к тому же на своей стороне Англию и Италию и все малые государства Европы.

Кстати. Наш бравый Фаухер, выступающий в палате как ярый шлезвиг-гольштейнзондербург-аугустенборжец, пишет одновременно в «Manchester Guardian» антинемецкие статьи, в которых пресмыкается перед английскими собаками из «Times». Не предпринять ли что-нибудь для разоблачения этого паршивца?

Если бы у этих собак в прусской палате нашлось теперь достаточно смелости, они могли бы уладить свое дело за шесть педель. Ответ красавца-Вильгельма свидетельствует о том, как основательно правительство сидит на мели422. Никто не дает взаймы, даже благородный фон дер Хейдт, и они знают, что силой им денег не получить.

Только что за мной зашел Лупус, он шлет тебе сердечный привет. Наилучшие пожелания и поздравление с Новым годом!

Твой Ф. Э.


* - Наполеон III. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 210

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Залтбоммел, 20 января 1864 г.

Дорогой Фредерик!

Ты видишь, я все еще здесь, и «скажу вам больше» - в самом деле снова не могу двинуться с места. Это истинно христианская коварная болезнь. Когда пришло твое письмо, я поздравлял сам себя с излечением от старых ран, но уже в тот же вечер выскочил большой фурункул над левой грудью,


317
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 20 ЯНВАРЯ 1864 г.

около шеи, а другой - его антипод - на спине. Хотя это и было скверно, но, по крайней мере, не мешало при ходьбе, и я действительно совершал прогулки пешком за Рейн (Ваал) в сопровождении дяди и кузины*. Но несколько дней спустя снова появился карбункул на правой ноге, как раз под тем местом, о котором у Гёте сказано: «И если зада не дано, - На что же сядет рыцарь?»**

И вот этот-то нарыв и оказался самым болезненным и неудобным из всех, что у меня были до сих пор; надеюсь, что он, наконец, завершит собой всю серию. Пока же я не могу ни ходить, ни стоять, ни сидеть, и даже лежать мне чертовски тяжело. Видишь, мой дорогой, как меня испытывает мудрость природы. Не разумнее ли было бы ниспослать эти испытания терпения кому-либо из добрых христиан, людям типа Сильвио Пеллико? Надо тебе сказать, что кроме этого карбункула ниже задней части появился новый фурункул на спине, а тот, что на груди, едва стал залечиваться, так что я, как настоящий Лазарь (alias*** Лассаль), поражен сразу со всех сторон.

Кстати, в связи с Лазарем мне вспомнилась ренановская «Жизнь Иисуса». В некотором отношении это просто роман, полный пантеистически-мистических видений. Все же эта книга имеет и некоторые преимущества по сравнению с ее немецкими предшественницами, и так как она не слишком велика, ты должен ее прочесть. Она является, естественно, результатом немецких исследований. Весьма достопримечательным. Здесь, в Голландии, немецкое богословско-критическое направление настолько в порядке дня, что попы открыто проповедуют его с амвонов.

Надеюсь, что шлезвиг-гольштейнская история приведет к коллизиям в самой Германии.

Насколько хорошо Россия знает своих приспешников, австрийцев и пруссаков, явствует из того холодного бесстыдства, с которым «Петербургская газета»**** именно в данный момент позволяет себе публикацию Варшавского протокола423.

Мелкие немецкие государи относятся весьма серьезно к видимости шлезвиггольштейнского движения. Они, действительно, полагают, что их в Германии все еще слишком мало и что она поэтому страстно желает возвести на трон еще тридцать пятого424.


* - Лиона и Наннетты Филипс. Ред.

** Из эпиграммы Гёте «Целостность». Ред.

*** - иначе. Ред.

**** - «Journal de Saint-Petersbourg». Ред.


318
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 20 ЯНВАРЯ 1864 г.

Пишу тебе лишь несколько строк, да и это делаю с большим усилием, так как сидеть для меня мучительно. Но ожидаю от тебя немедленно ответа. Уже один вид твоего почерка прибавляет мне бодрости.

Не забудь приложить свою фотографию. Я обещал ее моей кузине*, а как же она поверит в нашу дружбу Ореста и Пилада, если мне не удается заставить тебя прислать фотографию?

Адрес прежний: г-ну Л. Филипсу, для передачи.

Привет тебе и Лупусу.

Твой К. М.


* - Наннетте Филипс. Ред.

** - Аугустенборгского, Фридриха. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 211

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 25 февраля 1864 г.

Дорогой Фредерик!

Пока что ограничиваюсь этими строками, чтобы известить тебя о своем возвращении425.

Как только позволит погода, снова приеду на два дня в Манчестер, чтобы повидаться с тобой лично и одновременно дать отчет о своих делах.

Я совершенно излечился и только еще в некоторых местах (особенно сверху на ноге) меня немного стесняет последний процесс заживления. Несмотря на болезнь, я не похудел, а наоборот, располнел. Правда, курение пришлось совсем бросить.

Полной неожиданностью было внезапное появление здесь Пипера. Он приехал сюда, чтобы устроить свою сестру в качестве гувернантки. В течение четырех лет он был школьным учителем в Бремене. Последний год он «ел хлеб Национального союза»426 и даже ездил за счет аугустенборжца** в Италию. Это все такой же скучный болван.

Горячий привет тебе и Лупусу.

Твой К. М.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


319
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 АПРЕЛЯ 1864 г.

212

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], пятница [11 марта] 1864 г.

Дорогой Фредерик!

Завтра в 10 часов утра выезжаю отсюда с Юстонского вокзала, буду в Манчестере около 5 часов вечера427.

Выжидать и дальше благоприятной погоды было бы бессмысленно.

Что меня помимо этого задерживало в течение последних двух недель, так это - несколько новых фурункулов, неожиданно появившихся на различных частях тела.

Твой Мавр Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3,1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и английского 213

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Лондон, 19 апреля 1864 г.

1, Modena Villas, Maitland Park, Haverstock Hill, N. W.

Дорогой Фредерик!

Фурункулез затянулся почти до прошлой недели, что меня весьма «раздражало», и лишь несколько дней тому назад я получил возможность снова приняться за работу.

Привилегия первого апреля - быть днем всех дураков - растянулась на сей раз, по крайней мере в Лондоне, на весь апрель. Гарибальди и Пальмерстон увековечены навсегда (!) на стенах Лондона. Гарибальди у Пама*, Кланрикарда и, прославляемый английскими полисменами, в Хрустальном дворце! В Англии нет шпионов! Братья Бандьера могли бы коечто порассказать


* - Пальмерстона. Ред.


320
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 19 АПРЕЛЯ 1864 г.

об этом428. Гарибальди и «Карл Блинд»! Какой талант по части важничанья обнаруживает последний, эта вошь с головой, вздутой от водянки! «Г-н Карл Блинд, - сообщает «Athenaeum », - вступил в Шекспировский комитет»!429 А ведь этот тип ни бельмеса не смыслит в Шекспире. Мне пришлось оказать сильное сопротивление и, по-видимому, целиком лишиться уважения Вебера*. Дело в том, что Рабочее общество** (подстрекаемое Вебером) хотело, чтобы я составил адрес Гарибальди, а затем отправился к нему с депутацией. Я отказался наотрез.

Когда ты сюда явишься? Вся семья ожидает тебя.

Завтра открывается конференция430, и у тевтонов спадет пелена с глаз. Коллет просил принять его в четверг и при этом прислал мне целую груду немецких сочинений о шлезвиггольштейн-лауэнбургской дряни. Мне придется поэтому завтра серьезно проштудировать эту неприятную материю, чтобы подготовиться к беседе с этим молодцом, который знает наизусть всю генеалогию и т. д. Ты, очевидно, заметил, что жалкий Дизраэли старается избавить Пальмерстона от труда отвечать на запросы Осборна и Кинглека о Шлезвиг- Гольштейне в связи с предстоящей конференцией. Дизраэли вчера объявил, что он сделает предварительный запрос. Вот уже два или три года, как он при всех серьезных делах (как, например, в истории с Афганистаном431) вызволяет старого Пальмерстона из запутанного положения.

До чего жалок (то есть глуп) Гарибальди, - впрочем, он почти убит объятиями Джона Буля, - ты можешь судить по следующему факту, разумеется, широко еще не известному.

На тайном конгрессе революционеров в Брюсселе (в сентябре 1863 г.) - с Гарибальди в роли номинального руководителя - было решено, что Гарибальди отправится в Лондон, но инкогнито, чтобы захватить таким образом город врасплох. Затем он должен был самым решительным образом выступить в защиту Польши. Вместо этого он братается с Памом***!

«Лучше б мне быть вошью в овчине, чем проявлять такую отважную глупость», - говорит Шекспир в «Троиле и Крессиде»****.

Сердечный привет Лупусу и Лиззи*****.

Твой К. М.


* - Йозефа Валентина Вебера. Ред.

** - лондонское Просветительное общество немецких рабочих. Ред.

*** - Пальмерстоном. Ред.

**** Шекспир. «Троил и Крессида», действие III, сцена третья. Ред.

***** - Лиззи Бёрнс. Ред.


321
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 29 АПРЕЛЯ 1864 г.

Женничка все еще покашливает, но, мне кажется, ей все-таки значительно лучше. Новый дом ее действительно оживил432.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 214

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 29 апреля 1864 г.

Дорогой Мавр!

Надеюсь, что тебе в конце концов все же удалось избавиться от фурункулеза. Все это время Лупус отчаянно страдал от ревматических головных болей, которые у него начались, когда ты был еще здесь*; с тех пор боли не оставляли его, напротив, становились все сильнее, так что он не спит, как следует, уже несколько недель. Ему опять пришлось слечь в постель на несколько дней, а свинья Борхардт ничего не предпринимает против этого, лечит его колхикумом от незначительной подагры ног (но она его теперь совсем не беспокоит, между тем как головные боли и бессонница определенно губят его) и совсем не дает ему время от времени хотя бы немного опиума. Я несколько раз говорил с Лупусом довольно серьезно на эту тему, но ты знаешь, как мало это помогает. Он считает себя обязанным по отношению к Борхардту, и тут уж ничего не поделаешь. Единственное, что этот шарлатан сделал, это - выпустил ему позавчера 10 унций крови! Сегодня вечером опять пойду к Лупусу и посмотрю, как обстоят дела. У меня недели три тому назад тоже был сильный приступ ревматизма с болями в дыхательных мышцах, но Гумперт справился с ним в 24 часа.

Гарибальдиада получила достойное завершение. Способ, каким его выпроводили, после того как лондонские хлыщи разглядывали его в продолжение целой недели, уж очень хорош и притом чисто английский. Для всякого иного человека, кроме Гарибальди, все было бы кончено, но даже и для него это тоже совершенно исключительный позор - служить для английской


* См. настоящий том, стр. 319. Ред.


322
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 29 АПРЕЛЯ 1864 г.

аристократии диковинкой в течение девяти дней и затем быть выставленным за дверь. Они обращались с ним как с чистым романтиком. Как только мог такой человек пойти на это и как у него хватило глупости принимать этих Дендриери за английский народ. Как бы там ни было, для кого и теперь не ясен всецело буржуазный характер этого господина, тому уж ничто не будет ясно. Ибо почтение к английской прессе - это, пожалуй, еще хуже, чем преклонение перед полисменами. Но уход, уход со сцены превосходит все433.

Наш друг Бисмарк - тоже светоч. Вот уж поистине: не всякому дано быть Сулуком*.

Сначала он подражал Бонапарту в предостережениях прессе, а теперь посылает бравого капрала Вильгельма в Шлезвиг, чтобы заставить народ голосовать за присоединение к Пруссии!434 Этот осел, очевидно, воображает, что Савойи и Ниццы во множестве валяются на дороге и что их нужно только подбирать. Впрочем, «Dagbladet» совершенно правильно отмечает, что после взятия Дюппеля435 в прусской реакционной прессе царит такое воодушевление и эти субъекты заносятся до такой степени, что можно с уверенностью предвидеть очень скорое и весьма глубокое падение этой банды.

Признаться, прусская армия удивила меня этим штурмом. Атака была совершена четырьмя бригадами (24 батальона) против 4 датских бригад (16 батальонов); для такого штурма это отнюдь не столь уж значительный численный перевес. Правда, датчане были основательно ослаблены артиллерийским огнем, что, однако, - и в еще большей степени - имело место и у русских в Севастополе. Но то, что пруссаки за 20 минут взяли первые шесть укреплений, а затем на протяжении двух часов - nota bene, без приказа, так как бравый принц** хотел этим удовольствоваться, - овладели всем полуостровом***, включая предмостное укрепление, и причинили примерно 16000 датчан потери в 5000 человек, - это больше, чем можно было ожидать от них. Впрочем, ты помнишь, что я всегда считал прусское огнестрельное оружие - как ружья, так и пушки - самым лучшим в мире, и это теперь подтвердилось. Но зато конференция скоро покажет, какими марионетками являются прусские дипломаты. Стиснутым между Россией, Бустрапой**** и Пальмерстоном, а также с помощью «великой» политики Бисмарка, - им едва ли долго придется ожидать удара, который будет нанесен их высокомерию. И как будет с деньгами?


* Перефразированные слова из памфлета Гюго «Наполеон Малый». Ред.

** - Фридрих-Карл. Ред.

*** - Ютландией. Ред.

**** - Наполеоном III. Ред.


323
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 МАЯ 1864 г.

22 миллиона, выкачанные из государственной казны, и 6 миллионов, полученные от железнодорожного займа, уже растранжирены, а что будет дальше?

Нагряну к вам скоро в одну из пятниц вечером, но прежде, разумеется, напишу тебе.

Отвечай мне поскорей и кланяйся семье.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 215

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], воскресенье, 1 мая 1864 г.

6 ч. 50 м. вечера Дорогой Мавр!

Только что возвратился от Лупуса, где были также Гумперт и Борхардт. Они не согласны между собой в диагнозе, но это пока что не имеет значения, так как речь идет о том, чтобы прежде всего вернуть ему силы, и тут Гумперт тотчас же взялся за дело с большой энергией.

Еще вчера я спрашивал Борхардта относительно портвейна, но он заявил, что поскольку у Лупуса немного кружится голова, то портвейна ему лучше не давать, и еще сегодня утром предлагал поставить ему - шпанскую мушку! А сегодня Лупусу через каждые два часа дают по стакану шампанского, и, кроме того, ночью он получит еще и брэнди с мясным бульоном, который ему дают в промежутках. А ведь собака Борхардт еще в среду выцедил из него 10 унций крови!! Вообще положение очень серьезно, ибо какой бы диагноз ни являлся правильным, и тот, и другой одинаково плохи. Диагноз Борхардта - менингит, воспаление оболочки головного мозга с тенденцией к эксудату. Сегодня утром Гумперт еще не мог поставить диагноза, но, кроме вышесказанного, он предполагает также уремию (проникновение в кровь мочи вследствие перерождения почек) или анемию с местным поражением нервной системы. Так как после консилиума ему нужно было сделать еще один визит, я не мог поговорить с ним подробнее; как только узнаю его мнение, напишу тебе.


324
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 1 МАЯ 1864 г.

Не сможешь ли ты завтра приехать сюда на несколько дней, мне бы очень хотелось этого436. Я предвижу, что буду очень сильно занят на этой неделе, а ведь необходимо, чтобы хоть кто-нибудь из нас обоих виделся с врачами раза два в день и заботился о выполнении всех предписаний. Да и кроме того, мне это вообще было бы очень приятно. Если ты приедешь, телеграфируй мне с вокзала, откуда будешь садиться, по адресу: 7, Southgate, St.

Mary's; это стоит всего один шиллинг.

Вынужден был сказать вчера Борхардту, чтобы заставить его устроить консилиум, что ты питаешь к Гумперту такое же доверие, как и я, и никогда не простил бы мне, в случае смерти Лупуса, если бы я не привлек к консилиуму Гумперта. Это было для него очень неприятно, но ведь не допустим же мы убийства Лупуса ради тщеславия этого прохвоста.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 216

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 2 мая 1864 г.

Дорогой Мавр!

Положение Лупуса ухудшается с каждым днем. Бессознательное состояние, в котором он находится, становится все более и более продолжительным. Он еще довольно хорошо узнает людей, которые навещают его, но временами говорит совершенно бессвязно, и моменты просветления сознания наступают лишь после приема изрядной дозы возбуждающих средств. Но и эти моменты становятся все более затемненными и короткими. У Гумперта осталось очень мало надежды; его диагноз: размягчение мозга вследствие упорных головных болей, вызванных гиперемией мозга, и связанной с этим бессонницы. О борхардтовском менингите больше нет и речи, - он согласился с диагнозом Гумперта и вообще делает все, что предлагает Гумперт, но, кажется, у него очень неясное представление о происхождении этих головных болей.

Каждый день, проводимый Лупусом в этом бессознательном состоянии - если только возбуждающими средствами


325
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 МАЯ 1864 г.

не удается привести его в себя, - естественно, ухудшает его положение, и если ближайшие три-четыре дня не принесут никакого улучшения, то бедняга умрет от слабости или от апоплексии, а если и выживет, то станет идиотом. Эта альтернатива - смерть или слабоумие - слишком ужасна. Гумперт говорит о своем коллеге, разумеется, очень осторожно, но для меня ясно, что Лупуса можно было бы спасти, если бы его правильно лечили от головных болей и, в особенности, если бы позаботились о том, чтобы наладить ему сон. Но лишь в прошлый четверг - после бессонницы, которая длилась пять недель, - Борхардт дал ему немного опиума. А к тому же еще это кровопускание в среду! Он все это время продолжал лечить его от подагры и не давал ему ничего, кроме колхикума и т. п. Только наступившая потеря сознания заставила его призадуматься.

Завтра в 9 часов утра снова состоится консилиум, я тоже пойду туда посмотреть, как обстоят дела. Борхардт хочет взять к нему сиделку. Если бы только бедняга выкарабкался из беды!

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 217

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], понедельник, [2 мая 1864 г.] 8ч. 30 м. вечера Дорогой Маркс!

Болезнь Лупуса быстро прогрессирует. У него появились галлюцинации, он постоянно вскакивает с постели и т. д. У нас же нет человека, который бы бодрствовал при нем и не допускал, чтобы он причинил себе вред. Тут имеется только один профессиональный больничный служитель, да и тот занят. Правда, Борхардт мог бы достать такового из ближайшего дома умалишенных, но, пока не исчезла последняя надежда на выздоровление, он не хочет брать такого рода людей, чтобы потом не пошли сплетни, которые могли бы повредить Лупусу. Поэтому он спрашивает, нет ли у тебя на примете заслуживающего доверия человека, которого ты мог бы прислать сюда завтра, - ему незачем быть профессиональным санитаром,


326
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 МАЯ 1864 г.

даже лучше, если это будет не больничный служитель, а просто человек, заслуживающий доверия в том отношении, что будет бодрствовать и исполнять все, что ему будет сказано; пока мы обеспечены лишь до завтра и - periculum in mora*. Если таковой найдется, направь его немедленно к Борхардту, по адресу: Rusholme Road, Manchester.

Если же у тебя никого нет, то Борхардт все же просит немедленно протелеграфировать ему завтра утром (стоит один шиллинг), чтобы он и Гумперт знали, нужно ли искать кого-нибудь здесь.

Я только что телеграфировал тебе об этом, и посылаю это письмо, чтобы телеграмма была понятна.

Твой Ф. Э.


* - опасность в промедлении. Ред.

** См. настоящий том, стр. 540-545. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III. Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 218

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР ДОВЕРЕННОСТЬ НА ПОЛУЧЕНИЕ НАСЛЕДСТВА, ЗАВЕЩАННОГО ВИЛЬГЕЛЬМОМ ВОЛЬФОМ**

Лондон, 23 мая 1864 г.

1, Modena Villas, Maitland Park, Haverstock Hill, N. W.

Настоящим прошу и уполномочиваю Вас принять все необходимые шаги к приведению в исполнение воли нашего общего друга Вильгельма Вольфа, действуя при этом в качестве моего представителя.

Карл Маркс, д-р философии [Надпись на конверте]

Фр. Энгельсу, эсквайру. 6, Thorncliffe Grove, Oxford Street, Manchester.

Впервые опубликовано на языке оригинала в Marx-Engels Gesamtausgabe.

Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского


327
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 26 МАЯ 1864 г.

219

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], четверг, 26 мая 1864 г.

Дорогой Фредерик!

К своему весьма «приятному» удивлению, обнаружил сегодня утром у себя на груди два новых «почтенных» фурункула (уже прошлой ночью я не мог уснуть). Спроси у Гумперта, что мне делать. Железа не хочу теперь принимать, поскольку у меня и без того приливы крови к голове. К Аллену мне тоже не хотелось бы обращаться, так как я более всего боюсь возобновлять серьезное лечение, которое в данное время помешало бы мне в моей работе, а ведь должен же я, наконец, ее закончить. Вопреки тому, что мне говорили по поводу моего здорового внешнего вида, я все время чувствовал какое-то недомогание, и то большое усилие, которое мне приходилось делать при разработке сравнительно более трудных тем, также, по-видимому, было связано с этим чувством неадекватности. Извини меня за этот спинозистский термин. Отправлены ли книги нашего бедного Лупуса в Лондон437? Меня беспокоит их отсутствие, ведь - если я правильно понял - твои служащие со склада должны были отправить их еще в четверг (прошлый).

Что ты скажешь об операциях Гранта? «Times», конечно, восхищается лишь стратегией Ли, которая скрывается за его отступлениями438. «По-видимому, - сказала Тусси* сегодня утром, - она считает ее очень хитрой». Я ничего так не желаю, как удачи Батлеру. Это было бы неоценимо, если бы он первым вступил в Ричмонд. Было бы скверно, если бы Гранту пришлось отступить, но полагаю, он знает свое дело. Во всяком случае первый поход в Кентукки, Виксберг и те удары, которые Брагг получил в Теннесси, являются его делом.

При сем записка от Джонса, - ты можешь ввиду этого пригласить его на какой-нибудь другой день439.

Привет от всей семьи.

Твой К. М.


* - Элеонора Маркс. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


328
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 30 МАЯ 1864 г.

220

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН [Манчестер], 30 мая 1864 г.

Дорогой Мавр!

Книги еще не отправлены, также и вино; все пойдет вместе. Не имел никаких сведений ни от Борхардта, ни от адвоката; к последнему пойду послезавтра и передам ему доверенность*.

Гумперт считает, что в отношении фурункулов ничего больше предпринимать не нужно, если они являются лишь последними отзвуками прежних. Говорил с ним и о Женничке. Он сказал, что это состояние кажется ему бледной немочью - при этих заболеваниях часто бывает внезапное астматическое стеснение в груди, вызываемое нарушением кровообращения.

При таком состоянии рекомендуются лишь общие меры, - он не находит нужным добавлять что-либо к лечению Аллена да и вообще, по-видимому, не придает этому серьезного значения.

Кампания в Виргинии снова характеризуется нерешительностью, точнее говоря, трудностью вообще довести дело до какого-нибудь решения на этой территории. Известиям, полученным через Шотландию, я не придаю значения, они свидетельствуют лишь о том, что длившийся неделю дождь избавил Ли от необходимости беспрерывно давать бои a la Сольферино440. А это для него много значит. Еще два таких сражения, и его армия, вынужденная каждый вечер отступать на новые позиции, оказалась бы во всяком случае в очень плохом состоянии и вряд ли была бы способна закрепиться еще где-либо до Ричмонда. Грант, несомненно, тоже кое-что выиграл благодаря этой приостановке, но не в такой степени. Получаемые им теперь подкрепления не имеют большой ценности. Однако меня не удивит, если Ли вскоре отступит к Ричмонду. Тогда там произойдет решающий бой.

Бисмарку, кажется, колоссально повезло; похоже на то, что будет заключен аугустенборгский мир441. Я еще совершенно не в состоянии понять этого, но сегодняшняя весьма тревожная статья в «Morning Post» служит для меня подтверждением вышесказанного. (В ней говорится, между прочим, будто Шлезвиг подлежит разделу, а Эйдер должен образовать новую границу


* См. настоящий том, стр. 326. Ред.


329
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 30 МАЯ 1864 г.

между датским и немецким Шлезвигом!) Несмотря на то, что все это выглядит правдоподобным, мне все же не верится, что русские так легко откажутся от всех своих успехов 1851- 1852 гг.442, тем более что для них не предвидится никакого эквивалента.

Читая твой экземпляр Франкёра, я углубился в арифметику; ты, кажется, с ней в довольно далеких отношениях, - судя по невыправленным позорным опечаткам в числах. Отдельные места весьма изящны, практическая же часть арифметики, напротив, постыдно плоха и поверхностно разработана; в любой из немецких школ можно встретить лучшую разработку.

Сомневаюсь также, практично ли даже в элементарной форме излагать такие вещи, как корни, степени, ряды, логарифмы и т. д., при помощи одних только чисел (совершенно не прибегая к алгебре и по существу не предполагая у читателей даже элементарных алгебраических познаний). Как ни хорошо пользоваться числовыми примерами для иллюстрации, мне все же кажется, что ограничение в данном случае числами было бы менее наглядным приемом, чем простое алгебраическое изложение при помощи а + b, именно потому, что общее выражение в алгебраической форме проще и нагляднее, а без общего выражения здесь также не обойтись. Правда, это как раз та часть алгебры, которая для математиков par excellence* - ниже их достоинства.

Датские газеты пришлю тебе завтра. Судя по их сообщениям, в некоторых городах Ютландии прусские офицеры весьма упирались, прежде чем выполнить приказ о наложении ареста; вообще на солдат нигде не жалуются, а лишь на генералов и их приказы. Ругательства по адресу Англии в «Dagbladet», пожалуй, еще резче, чем в Германии.

В остальном ничего нового, за исключением того, что отчаянно холодно. Сердечный привет твоей жене и девочкам. Надеюсь, что Тусси** довольна нитками.

Твой Ф. Э.


* - по преимуществу, в истинном значении слова. Ред.

** - Элеонора Маркс. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


330
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ИЮНЯ 1864 г.

221

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 3 июня 1864 г.

Дорогой Фредерик!

При сем прилагаются: 1) пачкотня, которую прислал мне сегодня бандеролью из Брюсселя осел Кертбени443; 2) вырезка из «Rheinische Zeitung» с некрологом, посвященным Лупусу и написанным Эльснером, который состоит теперь одним из редакторов «Breslauer Zeitung», откуда «Rheinische Zeitung» и перепечатала это; 3) другая вырезка из «Rheinische Zeitung», в которой обращаю твое внимание на статью «Феодальный социализм»444; 4) письмо от некоего Клингса из Золингена к некоему Моллю. Чтобы ты мог понять это письмо, сообщаю следующее: Молль (а также еще один его товарищ*) - золингенский рабочий, скрывшийся (вместе с только что упомянутым товарищем) от четырехмесячного тюремного заключения (последствия выступлений Лассаля в прошлом году). Клингс - ditto** рабочий, состоит уполномоченным барона Итцига для Золингена445.

Оба бежавших золингенца явились ко мне с визитом, поделились со мной своим энтузиазмом в отношении Итцига и рассказали о том, как рабочие впряглись в его экипаж, когда он был последний раз в Золингене. Они считали само собой разумеющимся, что мы оба находимся в самом полном согласии с Итцигом (произнесшим во время своего последнего пребывания в Эльберфельде речь о Лупусе446). Они заявили мне, что Клингс был членом Союза*** и что таковыми же являются все руководители итциговского движения в Рейнской провинции из числа рабочих; все они, как и прежде, являются нашими решительными сторонниками. Молль познакомил меня также с письмом Клингса, и я спросил его, не согласится ли он оставить это письмо у меня для пересылки тебе. Он ответил утвердительно. Поэтому возвращать письмо не нужно. Разумеется, я не стал разъяснять подробно этим людям наши отношения с Итцигом пли, вернее, отсутствие этих отношений, а сделал им лишь несколько очень отдаленных намеков.


* - Мельхиор. Ред.

** - тоже. Ред.

*** - Союза коммунистов. Ред.


331
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ИЮНЯ 1864 г.

Люди эти теперь выброшены на улицу. 50 талеров им присылают из Золингена, 2 ф. ст. им дает здешнее Рабочее общество*, мы здесь еще что-нибудь соберем, и было бы хорошо, если бы и в Манчестере собрали несколько фунтов. Этих парней придется отправить в Америку, так как фабричные рабочие (золингенские ножовщики и т. д.) для лондонского ремесла совершенно непригодны.

«Что здесь такое», - спрашивал я себя неоднократно, читая итциговский «Наемный труд и капитал»**. Дело в том, что основные положения этой работы показались мне знакомыми от слова до слова (хотя и были разукрашены на итциговский манер), и все же это не было заимствовано прямо из «Манифеста»*** и т. д. Но вот несколько дней тому назад я просмотрел случайно серию моих статей о наемном труде и капитале в «Neue Rheinische Zeitung» (1849), являющихся в сущности простой перепечаткой лекций, прочитанных мною в 1847 г, в брюссельском Рабочем обществе. Тут-то я и нашел непосредственный источник вдохновения моего Итцига. Из чувства особой дружбы к нему я в приложении к моей книге напечатаю, как примечание, всю эту штуку из «Neue Rheinische Zeitung», разумеется, под вымышленным предлогом, без малейшего намека на Итцига447. Вряд ли ему это понравится.

Книги прибыли****, ditto***** и вино, за что выражается сердечная признательность. Тусси****** поручает мне «передать тебе свой привет и сказать, что твои нитки стали несколько лучше».

Боркхейм, пользуясь покровительством Оппенхейма, египетского «еврея Зюсса», заработал около 2000 фунтов стерлингов. Оппенхейм - у которого он, по его собственному описанию, играл в стране пирамид роль шута - хотел непременно удержать его у себя. Но европейцы там мрут, как мухи, и Боркхейм поэтому предпочел принимать время от времени те или иные поручения от Абул-Хаима, как арабы называют Оппенхейма. В конце лета он опять поедет в Константинополь с этой целью.

Девицы и мадам сердечно кланяются тебе.

Привет Лиззи*******.

Твой К. М.


* - лондонское Просветительное общество немецких рабочих. Ред.

** Ф. Лассаль. «Г-н Бастиа-Шульце-Делич, экономический Юлиан, или: Капитал и труд». Ред.

*** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Манифест Коммунистической партии»). Ред.

**** См. настоящий том, стр. 327. Ред.

***** - также. Ред.

****** - Элеонора Маркс. Ред.

******* - Лиззи Бёрнс. Ред.


332
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 3 ИЮНЯ 1864 г.

Кстати. Друг Фрейлиграт не может, разумеется, отсутствовать там, где воздаются почести.

Смотри некролог Эльснера*. Вспомни о речи Гарни на могиле Шрамма448. И вот теперь в Нью-Йорке появляется весьма дорогостоящая «Летопись революции»** - издание одного нью-йоркского общества, в котором отражены все события, документы и т. д. нынешней гражданской войны с момента ее возникновения. Хорошо! Эта «Летопись» рассылается бесплатно приблизительно 20-30 лицам (включая и различные европейские библиотеки), среди них: королева Англии, Дж. Ст. Милль, Кобден, Брайт и - Фрейлиграт. Он сообщил мне об этом, заявив, что янки «его весьма сильно порадовали и оказали ему честь», дал мне также прочесть сопроводительное письмо и приложенный к нему напечатанный список осчастливленных. Хотелось бы знать, что этот молодец сделал для янки или что он может сделать или хочет сделать. Но всеобщее правило таково: Фрейлиграту должны воздаваться почести за немецкую нацию, потому что сей благородный гражданин столь благородно держится нейтралитета; впрочем, он действительно «ничему не научился»449.


* См. настоящий том, стр. 330 Ред.

** - «The Rebellion Record». Peд.

*** См. настоящий том, стр. 328. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 222

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 3 июня 1864 г.

Дорогой Мавр!

Почтительнейше подтверждая свое последнее письмо***, могу тебе сегодня сообщить, что завещание Лупуса прошло третьего дня через суд по делам о завещаниях450, и мне выдан на руки соответствующий документ. Я предъявил его также для регистрации в банк, а в понедельник или во вторник получу деньги (вполне смогу это сделать сам, без Борхардта) и переведу их тебе. Это составит около 230 фунтов стерлингов. Завтра или в понедельник постараюсь повидать Борхардта и сделать все Фридрих Энгельс (Манчестер, 1864 г.)


333
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 ИЮНЯ 1864 г.

возможное, чтобы ускорить дело. Примерную сумму налога на наследство - 12 ф. ст.* - я оставлю здесь, а также еще кое-что для уплаты адвокату и т. д. Последний сказал мне, что для того, чтобы обеспечить себя от всевозможных позднейших претензий, нужно примерно через месяц после вступления завещания в силу (следовательно, с 1 июля) поместить трижды одно за другим в «Gazette»**, «Times» и местных газетах уведомление неизвестных кредиторов с указанием срока для явки. Это также вызовет еще некоторую затяжку в окончательном оформлении. К сентябрю поступит требование об уплате налога (стало быть, до того нужно спасти проценты с этой суммы), после чего мы должны будем произвести расчет с Вудом, уплатив деньги, и тогда дело можно считать окончательно завершенным.

Я разыскал человека, у которого Лупус фотографировался, - у него сохранился негатив; заказал ему 24 снимка, 4 из них прилагаю; ты можешь дать по одному снимку Пфендеру и Эккариусу, а если тебе понадобятся еще, то можешь получить. По этому случаю я тоже сфотографировался, результат чего при сем прилагается; здесь находят, что вышло весьма хорошо.

«Free Press» получил, благодарю. Что теперь будет делать бедный Коллет, лишившись занятия Отелло? А бедное умное дитя***, посвященное во все тайны высшей дипломатии?!

Сердечный привет. Как обстоит дело с фурункулами?

Твой Ф. Э.


* В оригинале, по-видимому, описка: «120 ф. ст.». Ред.

** - «London Gazette». Peд.

*** По-видимому, Уркарт. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III. Stuttgart. 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 223

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 7 июня 1864 г.

Дорогой Фредерик!

Твою фотографию, также как и карточки Лупуса, получил. Последних мне нужно еще по крайней мере 4 штуки. Твоя фотография очень хороша. Дети говорят, что ты на ней являешь собой «приятный вид». Поскольку намеченное новое фотографирование еще не состоялось, то Женничка послала тебе вчера дагерротип. «Dagbladet» получил, благодарю.


334
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 ИЮНЯ 1864 г.

Прилагаемое письмо Либкнехта, полученное мной вчера, в некотором отношении тебя заинтересует. Ты должен присоединить его к архиву, как и другие письма такого рода, которые я тебе посылаю. Либкнехту я тотчас же ответил, похвалив его в общем за его поведение; побранил только за вздорное условие - наше сотрудничество, - поставленное им, когда речь шла о предполагаемом издании лассалевской газеты; от этой идеи ныне, к счастью, уже отказались. Разъяснил ему, что хотя мы и находим политичным до поры до времени не мешать Лассалю действовать, все же мы никоим образом не можем отождествлять себя с ним... На этой неделе пошлю ему (Либкнехту) немного денег. Дела у бедняги, кажется, идут преотвратительно. Он держал себя молодцом, и его постоянное пребывание в Берлине для нас очень важно.

Боркхейм показал мне письмо великого Оргеса, находящегося сейчас в Вене. Оргес возвещает, что «размягчение мозга» в аугсбургской «Allgemeine Zeitung» «победило», что в газете господствует «партикуляризм» вместо «германизма», что один из четырех владельцев аугсбургской «Allgemeine Zeitung» подверг его («великого Оргеса») «почти личным оскорблениям», что у него долгое время были связаны руки, но что теперь он, наконец, выступил и т. д. Поделом Оргесу. Этот субъект вел себя крайне низко по отношению к нам в истории с Фогтом*.

Боркхейм сообщил мне в письме очень точные, проверенные на месте подробности о сооружении Суэцкого канала. Пошлю об этом Дауд-паше** заметку451.

Что касается датских дел, то положение русских весьма затруднительное. С помощью самых заманчивых обещаний они вовлекли Пруссию в войну, подав ей большие надежды на Шлезвиг-Гольштейн в качестве эквивалента за все продолжающуюся прусскую помощь в польских делах452. От красавца-Вильгельма теперь, когда он выступает в роли Вильгельма Завоевателя, нельзя будет, конечно, отделаться так же легко, как от его гениального предшественника***. У Пальмерстона, со своей стороны, связаны руки из-за королевы****. Бонапарт, которого русские и их Пам***** хотели двинуть против немцев в качестве козла отпущения, имеет свои собственные причины притворяться глухонемым. Впрочем, независимо от существующего, возможно, тайного договора с Пруссией, русские теперь должны прежде всего добиваться «немецких симпатий». Вполне вероятно


* См. настоящий том, стр. 9-12. Ред.

** - Уркарту. Ред.

*** - Фридриха-Вильгельма IV. Ред.

**** - Виктории. Ред.

***** - Пальмерстон. Ред.


335
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 ИЮНЯ 1864 г.

поэтому, что при таких обстоятельствах они «пожертвуют» Шлезвиг-Гольштейном, - подобно тому как Екатерина II объявила большой жертвой со своей стороны, что она предоставила Пруссии во время третьего раздела Польши нынешнее Королевство Польское453, - разумеется, с оговоркой, позволяющей в подходящее время отобрать назад эту «жертву». Чрезвычайный шаг, предпринятый в настоящее время русскими на Кавказе454, - шаг, на который Европа взирает с идиотским равнодушием, почти вынуждает их закрывать глаза на то, что делается на другой стороне, а также облегчает им такую возможность. Эти два дела - подавление польского восстания и овладение Кавказом - я считаю самыми серьезными европейскими событиями со времени 1815 года. Пам и Бонапарт могут теперь сказать, что они не напрасно правили, и если шлезвиг-гольштейнская война послужила лишь тому, чтобы отвлечь внимание Германии и Франции от этих крупных событий, то она эту задачу в отношении русских выполнила полностью, каков бы ни был исход Лондонской конференции455. Из письма Либкнехта ты видишь, что прусские либеральные газеты слишком трусливы, чтобы хотя бы констатировать тот факт, что Пруссия беспрерывно выдает беглецов из Польши.

Шлезвиг-гольштейнским делом Бисмарк совершенно заткнул им рот.

Американские новости кажутся мне очень хорошими; особенно позабавила меня сегодняшняя передовица «Times», в которой доказывается, что Гранта все время бьют и что за свои поражения он будет, вероятно, «наказан» взятием Ричмонда.

Привет.

Твой Мавр Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 224

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 9 июня 1864 г.

Дорогой Мавр!

Телеграмму получил, при сем следует вторая половинка пятифунтового билета. Дагерротип* я немного почистил и нахожу его теперь очень хорошим; сегодня вечером покажу это Гумперту и его супруге.


* См. настоящий том, стр. 333. Ред.


336
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 9 ИЮНЯ 1864 г.

То, что Либкнехт находится в Берлине, имеет для нас, разумеется, очень важное значение, это даст нам возможность захватить Итцига* врасплох и в подходящий момент разъяснить рабочим нашу позицию по отношению к нему. Мы должны его непременно там удержать и оказать некоторую поддержку. Если ты теперь пошлешь ему денег, это очень его ободрит, и если ты считаешь, что нужно будет опять это сделать, напиши мне, - я пришлю тебе для него пятифунтовый билет.

По поводу некролога, посвященного Лупусу. Мы должны составить нечто вроде биографии; я думаю, ее позволят напечатать в Германии в виде брошюры, с приложением всего парламентского отчета456. Не стоит этого затягивать.

Как же обстоит теперь дело с Суэцким каналом по сведениям Боркхейма? Действительно ли уже сделано что-нибудь, что позволяло бы надеяться на скорое окончание?

Очень любопытно, как будут развиваться события в Виргинии. Силы все еще, кажется, почти равны, и какой-нибудь незначительный случай, возможность поодиночке разбить тот или иной обособленный отряд Гранта может снова дать перевес Ли. Борьба у Ричмонда может развернуться уже при совершенно иных условиях; ведь Батлер, несомненно, слабее, чем Борегар, иначе он не позволил бы навязать себе оборонительную тактику; а если даже у обоих из них равные силы, то все же в Ричмонде благодаря соединению с Борегаром Ли будет сильнее Гранта, несмотря на соединение его с войсками Батлера; дело в том, что Ли из своего укрепленного лагеря может бросить все свои силы на любой берег реки Джеме, между тем как Грант должен выделить часть своих сил (на южный берег реки). Но я надеюсь, что Грант все же сделает свое дело; во всяком случае, несомненно, что после первого сражения при Уилдернессе Ли мало был склонен давать решающие бои в открытом поле457, напротив, свою главную силу он постоянно держал в укрепленных позициях и отваживался лишь на короткие наступательные удары. Мне нравится также методический ход грантовских операций. Для данной местности и для данного противника это - единственно правильный метод.

Для золингенцев** здесь ничего не удастся сколотить при помощи сборов, но само собой разумеется, что я тебе для них что-нибудь вышлю. Когда дело подойдет к этому, дай мне знать, сколько у вас собрано на их поездку и сколько она будет стоить.


* - Лассаля. Ред.

** - Молля и Мельхиора (см. настоящий том, стр. 330-331). Ред.

Биографические заметки о Вильгельме Вольфе, написанные К. Марксом в июне 1864 года458


339
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 16 ИЮНЯ 1864 г.

Наш старый Хилл четвертого дня, наконец, сдал свою кассу, но все еще, понятно, никак не может совсем расстаться с конторой; он по-прежнему еще приходит сюда каждый день, совсем как бывало. Лишь сегодня он отсутствовал, по крайней мере первую половину дня, но после обеда уже не мог больше выдержать и пришел.

Привет всем.

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано с сокращениями в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913; полностью опубликовано в Marx- Engels Gesamtausgabe. Dritte Abteilung, Bd. 3, 1930 и в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXIII, 1930 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 225

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 16 июня 1864 г.

Дорогой Фредерик!

Спасибо за «Dagbladet».

Прежде чем приступить к письму, хочу задать тебе - чтобы не забыть - вопрос: имеют ли какую-нибудь ценность следующие сопоставления слов, найденные мною у одного бельгийского этимолога*?

Санскритское Wer (покрывать, покровительствовать, уважать, почитать, любить, ласкать), прилагательное Wertas (превосходный, почтенный), готское Wairths, англосаксонское Weorth, английское worth, литовское werthas, алеманское Werth.

Санскритское Wertis, латинское virtus, готское Wairthi, германское Werth.

Санскритское Wal (покрывать, укреплять), Valor, Value (???).

Штрон здесь. Приехал вчера. Завтра опять уезжает в Брадфорд. Мне кажется, он очень поправился. Прибавилось у него также и бодрости.

Для обоих золингенцев** я вместе с некоторыми другими лицами путем самообложения собрал здесь столько, что не хватает еще всего лишь 2 ф. ст., чтобы эти парни могли отправиться


* О. Ж. Шаве. «Опыт философской этимологии». Ред.

** - Молля и Мельхиора (см. настоящий том, стр. 330-331, 336). Ред.


340
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 16 ИЮНЯ 1864 г.

отсюда парусным судном в Нью-Йорк и прибыть туда тоже с не совсем пустыми карманами.

Даю им с собой также записку к д-ру Якоби. Кстати, узнаем, что теперь поделывает этот маленький скромник.

Получил от Либкнехта прилагаемое письмо вместе с извлечением из «Grenzboten» о Лупусе459. Либкнехт получит теперь мое второе письмо с «реальным знаком внимания» (как г-н Паткуль называет это в своих секретных депешах*).

Русские, кажется, потребуют для себя Шлезвиг-Гольштейн под маркой Ольденбургской династии, а Пруссия за это получит какое-нибудь «возмещение». Эта сделка была бы очень ловкой.

Один голландский ориенталист, профессор Дози из Лейдена, выпустил книгу**, в которой доказывает, что «Авраам, Исаак и Иаков» являются фантастическими образами; что израильтяне были идолопоклонниками; что они таскали с собой «камень» в «киоте»; что колено Симеона (изгнанное при Сауле) перекочевало в Мекку, выстроило здесь языческий храм и поклонялось камням; что Ездра после освобождения из вавилонского пленения сам составил все предание, начиная с сотворения мира и до Иисуса Навина, и затем написал законы и догматы, подготовившие реформу, монотеизм и т. д.

Так пишут мне из Голландии, наряду с тем, что книга эта вызывает много шума среди тамошних богословов особенно потому, что Дози - наиученейший ориенталист в Голландии и к тому же - профессор в Лейдене! Во всяком случае, за пределами Германии (Ренан, Колензо, Дози и т. д.) происходит достопримечательное движение против религии.

Дети кланяются тебе сердечнейшим образом, а жена, кроме того, напоминает относительно ее цепочки.

Привет.

Твой К. М. (Сообщи мне свой «личный адрес» на случай, если нужно будет что-нибудь написать тебе еще в субботу вечером.)

Пришли мне адрес Эрнеста Джонса.


* И. Р. Паткуль. «Донесения царскому кабинету в Москве». Ред.

** Р. Дози. «Израильтяне в Мекке». Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


341
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 ИЮЛЯ 1864 г.

226

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 1 июля 1864 г.

Дорогой Фредерик!

Получил ли ты письмо, которое я послал тебе примерно две недели тому назад* с приложением письма Либкнехта и т. д.?

От Эльснера еще нет ответа460.

Вот уже около десяти дней, как я снова лечусь, и, кроме того, сегодня у меня еще нечто вроде инфлюэнцы. Поэтому не в состоянии сегодня написать больше.

Благодарю за «Dagbladet».

Привет.

Твой К. М.


* См. настоящий том, стр. 333- 335. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 227

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 4 июля 1864 г.

Дорогой Фредерик!

3 июня ты писал мне, что на следующий же день сможешь уладить денежные дела с Борхардтом. Есть три причины, по которым я хотел бы, чтобы с этим делом было покончено: 1) из-за Борхардта; 2) не знаю, откуда (возможно, что из Германии, из Трира) обо мне пошла молва, как о «наследнике». Присылаемые мне счета, начиная с древнейших времен (в том числе периода «Neue Rheinische Zeitung»), принимают сказочные размеры.

3) Если бы у меня в распоряжении были деньги в последние десять дней, я мог бы выиграть много денег на здешней бирже. Теперь опять настало время, когда при уме и некоторых средствах в Лондоне можно заработать.


342
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 4 ИЮЛЯ 1864 г.

По этим причинам я желал бы завершения дела, разумеется, с вычетом из моей доли суммы, требующейся для покрытия налога, гонорара для адвоката и т. д.

Буду тебе очень признателен, если ты покончишь со всем этим до 15 июля. Извини, что надоедаю тебе, несмотря на твою сильную занятость, но тут поставлены на карту весьма серьезные интересы.

Большое спасибо за сделку с Фрейлигратом*. Портрет, который он тебе прислал, это тот самый - фаустовски-мрачный, что имеется у Женнички в альбоме?

Моя жена купила тебе на аукционе нож и вилку для жаркого вместе с некоторыми не достававшими ей самой вещами; отошлет их тебе сегодня. Я сказал ей как-то, что этих предметов не достает в твоем хозяйстве.

Привет от Китайского императора** и К°.

Твой К. М.

У меня все еще инфлюэнца, поразившая и нос, и рот и т. д., так что я потерял и обоняние и вкус.

За это время, когда был полностью неработоспособен, прочитал: «Физиологию» Карпентера, ditto*** - Лорда, «Учение о тканях» Кёлликера, «Анатомию мозга и нервной системы»

Шпурцгейма, о клетках - Шванна и Шлейдена****. В «Популярной физиологии» Лорда содержится хорошая критика френологии, хотя субъект этот и религиозен. Одно место напоминает гегелевскую «Феноменологию», а именно следующее: «Они пытаются растворить дух в ряде предполагаемых изначальных свойств, которые ни один метафизик ни на одно мгновение не согласится признать; точно так же они пытаются разложить и мозг на равное число органов, которые анатом тщетно просит ему указать; а затем они переходят к тому, чтобы связать одну из упомянутых выше (не признанных) предпосылок в качестве способа действия с только что упомянутыми (не доказанными) существованиями»461.

Ты знаешь, что, во-первых, у меня все приходит поздно и что, во-вторых, я всегда следую по твоим стопам. Поэтому возможно, что в ближайшее время основательно займусь анатомией и физиологией и, кроме того, буду посещать лекции (где предмет демонстрируется ad oculos***** и анатомируется).


* См. настоящий том, стр. 551-552. Ред.

** - Женни Маркс. Ред.

*** - то же. Ред.

**** Т. Шванн. «Исследования с помощью микроскопа о соответствии в строении и росте животных и растений»; М. Я. Шлейден. «Данные о фитогенезисе». Ред.

***** - наглядно. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


343
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 5 ИЮЛЯ 1864 г.

228

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 5 июля 1864 г.

Дорогой Мавр!

Когда я 3 июня писал тебе, что 4-го урегулирую денежные дела*, то это могло относиться лишь к деньгам, находившимся в банке; это я сразу же и урегулировал. Что ты хотел бы получить сразу большую сумму денег, я не предполагал. Ведь было же условлено, что если ты захочешь получить больше, ты должен мне об этом написать; поэтому я преспокойно оставил деньги у филистера Штейнталя, который как-никак платит 5%.

Но оформить все наследство за один день - с 3 по 4 июня, - это больше, чем я или кто-либо иной мог тебе обещать. Кажется, я даже писал тебе, что дело может затянуться еще на довольно долгое время, так как это зависит от целого ряда формальностей, предписываемых законом (извещение об уведомлении неизвестных кредиторов Лупуса, уплата налога на наследство и т. д.). которые займут немало времени. С моей стороны, конечно, будет сделано все, чтобы покончить с этим возможно быстрее.

Но это ничуть не помешает тебе получить примерную сумму твоей доли наследства, как только ты этого пожелаешь. На твою долю придется минимум 600 ф. ст., возможно, даже больше; мы сможем, стало быть, выслать тебе еще около 350 ф, ст., и я позабочусь, чтобы ты получил их еще на этой неделе. Потороплю также и Борхардта, чтобы он представил свой счет, так как это тоже задерживало окончательное урегулирование дела.

Если бы ты написал мне об этом хоть два слова раньше, я мог бы всегда раздобыть для тебя эти 350 ф. ст. сразу, то есть за несколько дней. Сегодня этого уже не могу сделать. Весь день проторчал в конторе, дебатировал с адвокатами и Г. Эрменом (документ об участии в деле еще не готов462, а до той поры Г. Эрмен не хочет признавать за мной права выступать в качестве компаньона), и к тому же у меня был здесь Дронке. Сейчас почти 7 часов, а я еще не обедал и все еще не покончил с делами. Ты видишь, в каком я положении.

Привет всем.

Твой Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 332-333. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


344
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 25 ИЮЛЯ 1864 г.

229

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР Рамсгет, 25 июля 1864 г.

46, Hardres Street Дорогой Фредерик!

Как видишь по адресу, я уже несколько дней нахожусь в Рамсгете.

К моему далеко не приятному удивлению, оказалось, что у меня не фурункул, а скорее злокачественный карбункул, бесстыдно развивающийся у самого пениса. Так что пришлось почти 10 дней большей частью пролежать в кровати - и это в такую жару! Рана быстро залечивается, однако я действительно теряю всякую надежду из-за этих неожиданных рецидивов болезни в столь злокачественной форме.

Женни и Тусси* здесь со мной; Лаура приезжает послезавтра, и примерно через 8-10 дней мы отправимся в Голландию, а жена тем временем поедет к морю.

Кстати. Не забудь отослать ее цепочку, которая нужна ей для часов во время поездки к морю. Жена говорит, что для этого требуется лишь взять маленькую коробочку и сдать на почту, так что отправка не причинит тебе много хлопот.

Надеюсь, что с Эрменом ты теперь все уладил и адвокаты тебе больше не надоедают.

Что касается шлезвиг-гольштейнской истории, то я еще не вполне уверен, что дело не кончится личной унией герцогств с Данией. Соперничество между Пруссией и Австрией и их обеих с Германским союзом, спор между Аугустенборгом** и выдвигаемым Россией Ольденбургом*** и т. д. - все еще делают такое решение вопроса в данный момент, по меньшей мере, возможным. Впрочем, Пальмерстон как-то мимоходом и как меньшее зло предложил еще в 1851 г. герцога Ольденбургского в качестве кандидата для Шлезвиг-Гольштейна.

Лауре напишу, чтобы она послала тебе «Free Press».

Здесь царят развлекающиеся филистеры и в еще большей степени их лучшие половины со своими отпрысками. Очень грустно видеть, как старику Океану, этому первобытному ти-


* - Элеонора Маркс. Ред.

** - Аугустенборгским, Фридрихом. Ред.

*** - Ольденбургским, Петером. Ред.


345
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 31 АВГУСТА 1864 г.

тану, приходится позволять этим человечишкам плясать у себя на носу и служить им для их времяпрепровождения.

Женни и Тусси шлют наилучшие пожелания. На обеих жизнь у моря действует превосходно. Прощай.

Мавр Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 230

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 31 августа 1864 г.

Дорогой Фредерик!

Сегодня ровно три недели, как я вернулся из Рамсгета. С поездкой в Голландию ничего не вышло, так как в доме моего дядюшки* одна служанка внезапно заболела оспой.

У жены последнюю неделю был острый приступ холерины, который одно время, казалось, становился опасным. Вчера она (одна) уехала в Брайтон.

У меня здесь несколько писем от Либкнехта, но я их не посылаю, так как не уверен, в Манчестере ли ты. Прилагаемая пачкотня Коллета тебя позабавит, а если тебя не окажется, то это тоже не беда. Наивность Коллета велика: после того как я (выражаясь по-австрийски) изготовил ему большую статью о русских претензиях, не напечатанную им463, он считает, что я должен интересоваться его глупейшей чертовщиной.

Прилагаемое письмо Эльснера - ответ моей жене, обратившейся к нему по поводу биографических заметок о Лупусе**.

Уже несколько дней, как снова взялся за работу. До этого времени меня все еще мучило нездоровье, и я был неработоспособен. Если ты еще не уехал, дай нам немедленно знать. Мы во всяком случае надеемся, что ты побываешь у нас проездом. Дети шлют сердечный привет.

Женни никак не может дождаться, когда она покажет тебе свою оранжерею.


* - Лиона Филипса. Ред.

** См. настоящий том, стр. 566. Ред.


346
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 31 АВГУСТА 1864 г.

В отношении шлезвиг-гольштейнской истории мне еще не все ясно, требуются новые факты, чтобы разобраться. Возрождение Священного союза ты верно предвидел*. У Бонапарта, кажется, большая «склонность» быть «четвертым в союзе»**. Все убожество этого субъекта в это время - начиная с момента возникновения польского восстания и до сих пор - предстало в наиболее чистом, нефальсифицированном виде.

Мне попалась в руки книга Грова «Соотношение физических сил». Это, безусловно, наиболее склонный к философии натуралист среди английских (а также и немецких!) естествоиспытателей. Наш друг Шлейден имеет врожденное предрасположение к безвкусице, хотя он, благодаря какому-то недоразумению, и открыл клетку. Прилагаемое извещение о помолвке Пипера по ошибке попало в руки Либкнехта, он мне его переслал.

Привет.

Твой К. М.

Будь добр, пришли мне манчестерский адрес Эрнеста Джонса. Не забудь!


* См. настоящий том, стр. 315-316. Ред.

** Перефразированные слова из баллады Шиллера «Порука». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 344-345. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 231

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 2 сентября 1864 г.

Дорогой Мавр!

Судя по твоему последнему письму***, я был уверен, что ты глубоко застрял в голландских болотах, этим и объясняется мое упорное молчание. А твоего адреса в Голландии никак не мог найти. Жене твоей послал часы и цепочку 6 августа в коробочке заказной почтой и надеюсь, что они благополучно прибыли.


347
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 СЕНТЯБРЯ 1864 г.

В ближайший четверг - 8 или в субботу 10 сентября рассчитываю выехать из Гулля в Гамбург, - взглянуть на наши новые владения в Шлезвиге и Гольштейне и в случае, если не будет никаких паспортных затруднений, заехать из Любека также и в Копенгаген. Вернусь не раньше конца сентября и на обратном пути, если удастся, остановлюсь на один день в Лондоне.

Вопрос о моем участии в деле, наконец, улажен, контракты подписаны, и я надеюсь, таким образом, в этом отношении быть спокойным на целые 5 лет.

Мы оставили свою квартиру на Теннент-стрит и недели две тому назад переехали примерно на пятьсот шагов дальше, в несколько больший дом с двумя жилыми комнатами внизу. Этим мы достигли приблизительно такого же улучшения, как ты своим последним переездом. Адрес: 86, Mornington Street, Stockport Road, Manchester. Письма, как всегда, на мое имя.

Адрес Джонса: 52, Cross Street, Manchester.

Датчане считают или, вернее, все еще опасаются, что будет восстановлена личная уния, и так как редакторы Билле из «Dagbladet» и Плау из «Faedrelandet» оба являются депутатами и наверняка имеют хорошие источники информации, а нынешние министры являются русофилами, - то я убежден, что Россия ведет в этом направлении сложную интригу. Мосье же Бисмарк имеет, конечно, в виду нечто совершенно другое, и чтобы добиться положительных результатов, то есть медиатизации Шлезвиг-Гольштейна, он, мне кажется, довольно-таки сильно нуждается в аугустенборжце*. Во всяком случае несомненно одно, что прусская традиционная политика раздела Германии по линии Майна еще никогда не проповедовалась так нагло, как теперь, а между тем либеральный сброд относится к этому, кажется, весьма благосклонно. Если это так - а уж это я увижу в Германии - то прусская буржуазия дает нам в руки сильнейшее оружие для ближайшей борьбы. Впрочем, я убежден, что Эльснер прав и что по крайней мере в старых провинциях ликование по поводу победы невыносимо464. Не хотел бы туда являться. Даже на Рейне будет достаточно скверно.

Что у мосье Бонапарта чрезвычайно сильное желание вступить в Священный союз, об этом я сказал бравому Готфриду** в тот самый день, когда эта история, к его величайшему ужасу, сделалась известна465. Парень все же скверно кончит. Вечное ломание головы насчет «гешефта» очень старит, как я это вижу по Готфриду, который ведет в торговле примерно такую же


* - Аугустенборгском, Фридрихе. Ред.

** - Эрмену. Ред.


348
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 2 СЕНТЯБРЯ 1864 г.

линию, как Бонапарт в политике, и обладает аналогичным ходом мыслей. С годами появляется желание удалиться на покой, а если этого нельзя сделать, то страдает здоровье. Не всякому дано быть Пальмерстоном466. Наш дорогой Бонапарт, сдается мне, стремительно приближается к закату. Тем лучше; если уж он однажды начнет выдыхаться, с ним будет быстро покончено.

Сердечный привет девочкам. Почему ты не написал мне ни слова о том, что не поедешь в Голландию и что твоя жена больна?

Твой Ф. Э.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 232

МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 2 сентября 1864 г.

Дорогой Фредерик!

Вчера после обеда получил письмо от Фрейлиграта, копию которого привожу ниже; из него ты видишь, что Лассаль ранен на дуэли в Женеве, и жизнь его в опасности. В тот же вечер я отправился к Фрейлиграту. Но он не получал никаких новых телеграмм. Попутно он сообщил мне - между нами, - что его банк в состоянии кризиса, вызванного женевской историей и ролью в ней Фази467.

Привет.

Твой К. М. [Письмо Фрейлиграта]

«Дорогой Маркс!

Только что получил письмо из Женевы от Клапки с печальным известием, что Лассаль смертельно ранен на дуэли с каким-то валашским псевдокнязем*, которая состоялась 30 августа в Женеве. Вот подробности из письма Клапки...

«У Лассаля была здесь любовная история, но абсолютно безупречная, так как он собирался жениться на этой девушке, дочери баварского посланника фон Дённигеса. Отец был против этого брака, девушка же обманывала бедного Лассаля; ее прежний жених, вышеупомянутый лжекнязь, явился из Берлина, дело дошло до объяснений, до неприятного обмена письмами, последовал вызов. Секундантами Лассаля были полковпик Рюстов и мой земляк, генерал граф Бетлен. Лассаль держался, как подобает человеку с его репутацией и его политическим положением, -


* - Раковицем. Ред.


349
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 СЕНТЯБРЯ 1864 г.

мужественно и с достоинством. Пуля попала ему в живот, и теперь он лежит при смерти в отеле «Виктория». К несчастью для него, пуля засела глубоко в теле, поэтому рана очень легко может воспалиться. Я посетил его сразу же после своего приезда и застал диктующим завещание, но готовым спокойно встретить смерть. Мне бесконечно жаль его; часто узнаешь человека по-настоящему лишь в последние минуты его жизни. Будем надеяться, что, несмотря на скверные отзывы врачей, он благополучно переживет кризис».

Так пишет Клапка».

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwiechen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 233

ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ В ЛОНДОН Манчестер, 4 сентября 1864 г.

86, Mornington Street, Stockport Road Дорогой Мавр!

Твоя телеграмма468 прибыла вчера еще до того, как я вскрыл твое письмо, так как меня сразу же захлестнули всевозможные дела. Можешь себе представить, как это известие поразило меня. Каков бы Лассаль ни был как личность, как литератор, как ученый, но что касается политики - это был, несомненно, один из самых значительных людей в Германии. Он был для нас в настоящем очень ненадежным другом, в будущем - довольно несомненным врагом, но все же становится очень больно, когда видишь, как Германия губит всех сколько-нибудь дельных людей крайней партии. Какое ликование будет теперь в лагере фабрикантов и прогрессистских собак, - ведь в самой Германии Лассаль был единственным человеком, которого они боялись.

Но что за оригинальный способ лишиться жизни: серьезно влюбиться - с его претензией быть Дон-Жуаном - в дочь баварского посланника*, желать на ней жениться, вступить в конфликт с получившим отставку соперником, к тому же еще валашским мошенником**, и позволить убить себя. Это могло случиться только с Лассалем, - благодаря той удивительной смеси фривольности и сентиментальности, торгашества и рыцарских замашек, которая была свойственна лишь ему


* - Елену Дённигес. Ред.

** - Раковицем. Ред.


350
ЭНГЕЛЬС - МАРКСУ, 4 СЕНТЯБРЯ 1864 г.

одному. Как мог такой политический деятель, как он, стреляться с каким-то валашским авантюристом!

С какой быстротой распространил ось это известие, ты можешь, впрочем, судить по тому, что сообщение о его смерти было напечатано уже в четверг вечером в «Kolnische Zeitung», которая прибыла сюда вчера в полдень - 4 часа спустя после твоей телеграммы.

Что ты думаешь об американских делах? Ли мастерски использовал свой укрепленный лагерь у Ричмонда; не удивительно, что это уже третья по счету кампания, ведущаяся против этого пункта469. Он сдерживает сравнительно небольшими силами крупные войсковые массы Гранта, используя большую часть своих солдат для наступательных действий в Западной Виргинии и для создания угрозы Вашингтону и Пенсильвании. Вот прекрасный образец для пруссаков, которые могли бы на нем усвоить во всех подробностях, как следует вести кампанию, опираясь на укрепленный лагерь в Кобленце, но они, конечно, слишком высокомерны, чтобы учиться чему-нибудь у этих импровизированных генералов. Грант - лейтенант, уволенный из армии шесть лет тому назад за пьянство, а затем спившийся инженер в Сент- Луисе - обладает ясным сознанием цели и большим презрением к жизни находящегося в его распоряжении пушечного мяса. У него, кажется, много данных для малой стратегии (то есть для движений, рассчитанных на короткий срок), но я тщетно ищу признаков, свидетельствующих о том, что у него имеется достаточный кругозор для охвата всей кампании в целом. Кампания против Ричмонда, кажется, начинает терпеть неудачу, - нетерпение, с которым Грант атакует противника то здесь, то там, но ни в одном месте не может надежно продвинуться вперед с помощью сап и мин - плохой признак. Инженерное дело, по-видимому, вообще плохо поставлено у янки; помимо теоретических знаний, для этого нужны также традиции и практика, которые не так легко заменить импровизацией.

Справится ли Шерман с Атлантой, неизвестно, однако полагаю, что у него большие шансы470. Партизанские и кавалерийские набеги с тыла вряд ли сильно повредят ему. Падение Атланты явилось бы тяжелым ударом для Юга, - вслед за ней тотчас же пал бы и Ром, где находятся их пушечные заводы и т. д. К тому же они потеряли бы железнодорожную линию, связывающую Атланту с Южной Каролиной, - Фаррагут все тот же. Парень-то знает, что ему делать. Но падет ли также Мобил, это еще вопрос. Город этот укреплен очень сильно и, насколько мне известно, может быть взят лишь со стороны


351
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 СЕНТЯБРЯ 1864 г.

суши, так как корабли с глубокой осадкой не могут подойти к берегу на достаточно близкое расстояние. Но какая глупость это раздробление сил, ведущих наступление на побережье, - во что бы то ни стало хотят и Чарлстон и Мобил взять одновременно, вместо того чтобы атаковать их поочередно, но зато каждый раз всеми силами.

Разговорам о мире, так широко распространяющимся теперь, я не придаю большого значения. Не верю также слухам о прямых переговорах, которые будто бы ведет Линкольн.

Считаю все это предвыборным маневром. Пока что, при нынешнем положении дел, переизбрание Линкольна мне кажется более или менее обеспеченным471.

Моя мать находится в Остенде и в субботу возвращается домой; ввиду этого известия я изменил свой план поездки* и в четверг вечером выезжаю в Остенде. Боюсь, что прибуду в Лондон лишь с ночным поездом, который прибывает около 6 часов утра. Но если будет возможность, выеду в 4 ч. 15 м., так что в 9 ч. 15 м. буду на Юстонском вокзале, и тогда либо проеду в Дувр (если это будет возможно), либо заночую в гостинице на станции Лондонбридж. В этом случае сообщу тебе заранее, чтобы мы могли встретиться472. Напиши мне, что ты думаешь об Америке.

Сердечный привет девочкам.

Твой Ф. Э.


* См. настоящий том, стр. 347. Ред.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und К. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 234

МАРКС-ЭНГЕЛЬСУ В МАНЧЕСТЕР [Лондон], 7 сентября 1864 г.

Дорогой Фредерик!

Несчастье, происшедшее с Лассалем, мучило меня все эти дни. Ведь все же он принадлежал еще к старой гвардии и был врагом наших врагов. Притом все это случилось так неожиданно, что трудно поверить, что этот шумливый, непоседливый,


352
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 СЕНТЯБРЯ 1864 г.

беспокойный человек теперь замолк навеки и никогда уже не произнесет больше ни единого слова. Что касается обстоятельств, вызвавших его смерть, то ты совершенно прав. Это одна из многочисленных бестактностей, которые он совершил за свою жизнь. Вместе с тем мне больно, что в последние годы наши отношения были омрачены, - правда, по его вине. С другой стороны, я очень рад, что не поддался подстрекательствам с различных сторон и ни разу не выступил против него во время его «года торжества»473.

Черт возьми, отряд становится все меньше, новые не прибывают. Впрочем, я убежден, что, если бы Лассаль, будучи в Швейцарии, не вращался в кругу военных авантюристов и революционеров в желтых перчатках, дело никогда не дошло бы до этой катастрофы. Но его все время роковым образом тянуло в этот Кобленц европейской революции474.

«Дочь баварского посланника»* - не кто иная, как дочь берлинского Дённигеса, одного из университетских демагогов, группировавшихся вокруг Рутенберга и компании, принадлежавшего первоначально к дворянской молодежи или, вернее, так как это не были подлинные дворяне, к юнцам, окружавшим ничтожного сморчка Ранке, которых он заставлял издавать отвратительные анналы старых германских императоров475. То, что приплясывающий карлик Ранке считал относящимся к «духу» - собрание анекдотов и сведение всех крупных событий к мелочам и пустякам, - было этим деревенским юнцам строжайше воспрещено.

Они должны были придерживаться «объективного», а область «духа» предоставить своему наставнику. Наш друг Дённигес слыл до некоторой степени крамольником, так как он оспаривал у Ранке монополию на область «духа», по крайней мере фактически, и различным способом доказывал ad oculos**, что он не в меньшей степени, чем Ранке, является прирожденным «камердинером истории»476.

Теперь любопытно знать, что станет с организацией, сколоченной Лассалем***. Гервег, этот платонический друг «труда» и практический друг «муз», не тот человек, который нужен. Вообще все, игравшие там у него роль помощников, представляют собой негодный хлам. Либкнехт пишет мне, что берлинский союз Шульце-Делича477 насчитывает всего лишь 40 членов. Каково там общее положение, ясно из того, что наш Вильгельм Либкнехт является в нем важной политической персоной. Если


* - Елена Дённигес. Ред.

** - наглядно. Ред.

*** - Всеобщим германским рабочим союзом. Ред.


353
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 СЕНТЯБРЯ 1864 г.

смерть Лассаля даст таким субъектам, как Шульце и т. д., повод к наглым выступлениям против покойного, то остается пожелать, чтобы официальные приверженцы Лассаля держали себя так, что в случае необходимости можно было бы выступить в его защиту. Я должен теперь навести справки относительно того, кто унаследовал его письма, и тотчас же наложу запрет, чтобы ни одна строка, моя или твоя, не была напечатана. Дело в том, что около этого наследства жадно кружится падкий до мемуаров сброд - Людмила* и т. д. В Пруссии этого можно добиться в случае необходимости и судебным порядком.

Что касается Америки, то, говоря откровенно, я считаю настоящий момент весьма критическим. Если это кончится большим поражением Гранта или большой победой Шермана, то это еще хорошо. Опасен непрерывный ряд мелких неудач как раз теперь, во время выборов.

Я вполне с тобой согласен, что пока переизбрание Линкольна обеспечено довольно определенно, все еще 100 против 1. Но период выборов в этой классической стране демократического мошенничества полон случайностей, которые совершенно неожиданно могут перевернуть весь «разум событий» (выражение, которое великий Уркарт считает столь же нелепым, как «справедливость локомотива»), Юг, кажется, сильно нуждается в перемирии, чтобы избегнуть полного истощения сил. Он первым заговорил об этом не только в своих газетах на Севере, но и непосредственно в ричмондских печатных органах, хотя теперь, когда это нашло отклик в Нью-Йорке, «Richmond Examiner» издевательски приписывает этот пароль янки. Весьма характерно, что г-н Дэвис решился рассматривать негритянских солдат как «военнопленных» - таков последний официальный приказ его военного министра**.

Линкольн располагает большими средствами для проведения выборов. (Мирные предложения с его стороны являются, конечно, всего лишь маневром.) Избрание кандидата враждебной партии привело бы, вероятно, к настоящей революции. Но при всем этом нельзя упускать из виду, что в ближайшие восемь недель, в течение которых прежде всего будет решаться дело, многое будет зависеть от превратностей войны. Это, несомненно, самый критический момент со времени начала войны. Если он минует благополучно, то старина Линкольн может и дальше совершать глупости, сколько его душе угодно. Впрочем, старик совсем не умеет «делать» генералов. Министров он уже лучше


* - Ассинг. Ред.

** - Седдона. Ред.


354
МАРКС - ЭНГЕЛЬСУ, 7 СЕНТЯБРЯ 1864 г.

выбирает. Но ведь и газеты конфедератов столь же яростно нападают на своих министров, как янки на вашингтонских. Если Линкольн и на этот раз пройдет - что весьма вероятно - то только на основе гораздо более радикальной платформы и при совершенно изменившихся обстоятельствах. Поэтому старик, в соответствии со своей манерой юриста, решит тогда, что более радикальные средства не противоречат его совести.

Завтра надеюсь тебя повидать. Поклон мадам Лиззи*. При сем фотография Лауры. Фотография Женни, которую ожидаю с часу на час, к сожалению, еще не получена.

Привет, старина.

Твой К. М.


* - Лиззи Бёрнс. Pед.

Впервые опубликовано в книге: «Der Briefwechsel zwischen F. Engels und K. Marx». Bd. III, Stuttgart, 1913

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


355

Часть вторая ПИСЬМА К. МАРКСА и Ф. ЭНГЕЛЬСА К РАЗНЫМ ЛИЦАМ ЯНВАРЬ 1860-СЕНТЯБРЬ 1864 357 1860 год 1

МАРКС - БЕРТАЛАНУ СЕМЕРЕ В ПАРИЖ Лондон, 12 января 1860 г.

Дорогой сэр?

Благодарю за хлопоты по моим делам478. Это письмо задержалось потому, что я вступил в переговоры по поводу Вашей книги с издателем, который тянул с ответом со дня на день и, в конце концов, отказался479.

Бентли Вам не подходит. Попытайте счастья с Джоном Марри. Когда будете писать этим людям, не забудьте подписываться: бывший министр. Для таких низкопоклонников это что-нибудь да значит.

Искренне Ваш А. У.*

Не будете ли Вы так любезны сообщить мне в следующем Вашем письме о действительном положении вещей в Венгрии?


* - А. Уильямс, конспиративный псевдоним Маркса. Peд.

** См. настоящий том, стр. 5. Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в журнале «Revue d'histoire comparee», t. IV, № 1-2, 1946

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 2

МАРКС - ФЕРДИНАНДУ ЛАССАЛЮ В БЕРЛИН Лондон, 30 января 1860 г.

Дорогой Лассаль!

Твое письмо меня очень обрадовало. Я ведь думал - об этом я писал и Энгельсу** - что ты не пишешь оттого, что рассердился на мое последнее письмо480.


358
МАРКС - ЛАССАЛЮ, 30 ЯНВАРЯ 1860 г.

Я располагаю только несколькими минутами, так как должен написать сегодня передовую для «New-York Tribune». Поэтому буду очень краток.

1. Брошюру о «Процессе коммунистов»* я вышлю тебе немедленно. Насколько я помню, ты уже раньше получил ее от меня.

2. Фогт старательно не допускал сюда свою составленную в духе Теллеринга стряпню481, то есть первое ее издание. Ее не получили ни Фрейлиграт (у которого я только что был), ни Кинкель, ни «Hermann», ни один из здешних книготорговцев. Имперский мерзавец482, конечно, хочет выиграть время.

Все, что я знаю, я узнал из «National-Zeitung»483. Все это враки в духе Штибера. Я написал своему знакомому юристу** в Берлин по поводу привлечения «National-Zeitung» к суду за клевету. Что ты думаешь о такой процедуре? Напиши об этом немедленно.

Из твоего письма видно, что Фогт сам признается, что он косвенно был подкуплен Бонапартом, ибо мне известны махинации твоих венгерских революционеров. Я разоблачил их в Лондоне в одной английской газете484 и послал пять экземпляров газеты г-ну Кошуту. Он промолчал. В Нью-Йорке и т. д. венгерские эмигранты приняли резолюцию против него.

Твоя аргументация по вопросу о Фогте мне непонятна485. Как только я получу его пачкотню, я напишу брошюру, но в то же время в предисловии я заявлю, что мне дела нет до мнения твоей немецкой публики.

Либкнехт - человек, достойный уважения. На мой взгляд, аугсбургская «Allgemeine Zeitung » нисколько не хуже «National-Zeitung» и «Volks-Zeitung».

Из тех выдержек, которые я видел в «National-Zeitung», следует, что Фогт - это своего рода Шеню или Делаод486.

3. Мое сочинение по политической экономии, - когда выйдет второй выпуск, - будет доведено лишь до конца первого отдела книги I, а всего их шесть книг. Поэтому тебе не следует дожидаться окончания работы487. Однако в твоих же собственных интересах дождаться следующего выпуска, который содержит самую квинтэссенцию. Если этот выпуск все еще не в Берлине, то виной этому отвратительные условия.

Привет.

К. М.


* К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

** - Фишелю. Ред.

Впервые опубликовано в книге: F. Lassalle. «Nachgelassene Briefe und Schriften».

Bd. III, Stuttgart-Berlin, 1922

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


359
МАРКС - СЕМЕРЕ, 31 ЯНВАРЯ 1860 г.

3

МАРКС - БЕРТАЛАНУ СЕМЕРЕ В ПАРИЖ [Лондон], 31 января 1860 г.

9, Grafton Terrace, Maitland Park, Haverstock Hill Дорогой сэр!

Из Вашего молчания я заключаю, что Вы обиделись на мое последнее письмо, но, смею сказать, без достаточного основания. Вы ведь не станете отрицать, что своим предпоследним письмом Вы сами освободили меня от данного мною Вам обещания488. С другой стороны, Вы можете в любой день написать в Берлин и удостовериться у издателя г-на Дункера, что он просил меня не откладывать далее посылку ожидаемой им рукописи489. Наконец, мое предложение о г-не Кевене имело, конечно, целью оказать услугу Вам, а не мне, и я внес его только за неимением лучшего.

Между тем, я позаботился поместить, через одного из своих друзей, в «Weser-Zeitung» объявление о Вашей брошюре (или, скорее, о ее предстоящем выходе в свет). Как только Ваша брошюра попадет ко мне в руки, я с радостью дам о ней большую статью в «New-York Tribune». Кошут пытался новым письмом Мак Адаму, в Глазго, привлечь общественное внимание в Англии. На этот раз его попытка окончилась полным провалом.

Есть одно дело, по поводу которого мне необходимо получить от Вас информацию, и я считаю себя вправе попросить ее у Вас.

Профессор Фогт (орудие в руках Джемса Фази в Женеве, который так же, как и Фогт, тесно связан с Клапкой и Кошутом) опубликовал брошюру о своем процессе с аугсбургской «Allgemeine Zeitung»*. Эта брошюра содержит нелепейшие измышления, направленные против меня, так что я не могу не ответить на эту постыдную клевету, хотя и сожалею, что вынужден тратить время на столь низменную тему. Так вот. Теперь он утверждает, что деньги на свою пропаганду получил от венгерских революционеров, и делает туманный намек, что деньги эти исходят прямо из Венгрии. Это неправдоподобно, ибо сам Кошут не мог ничего получить из этого источника. Не можете ли Вы осведомить меня поточнее о материальном положении Клапки перед началом Итальянской войны490? Поскольку мне придется в памфлете, который я предполагаю написать**,


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.


360
МАРКС - СЕМЕРЕ, 31 ЯНВАРЯ 1860 г.

несколько подробнее остановиться на Кошуте и К°, Вы очень обяжете меня, если сообщите мне имеющиеся у Вас новые данные о его недавних денежных сделках. Не истратил ли он из 3 миллионов какую-то часть на оплату или вооружение венгерского корпуса? (Я хочу сказать, помимо тех денег, которые были розданы военным и гражданским чинам.)

Наступают весьма критические времена, и, я надеюсь, никакие недоразумения не помешают нашим общим действиям.

Искренне Ваш А. У.*


* - А. Уильямс, конспиративный псевдоним Маркса. Ред.

** По-видимому, имеется в виду Косцельский. Ред.

*** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

Впервые опубликовано на языке оригинала в журнале «Revue d'histoire comparee», t. IV, № 1-2, 1946

Печатается по рукописи Перевод с английского На русском языке публикуется впервые 4

МАРКС - ИОАХИМУ ЛЕЛЕВЕЛЮ В БРЮССЕЛЬ [Черновик]

Лондон, 3 февраля 1860 г.

9, Grafton Terrace, Maitland Park, Haverstock Hill Дорогой Лелевель!

Начиная с 1848 г., с тех пор как один поляк** принес мне в Кёльне рекомендательное письмо от Вас, я не имел удовольствия поддерживать с Вами связи. Пишу Вам настоящее письмо по особому поводу.

Некий Фогт, женевский профессор, опубликовал брошюру***, полную самой чудовищной клеветы, направленной против меня и моей политической деятельности. С одной стороны, он изображает меня ничтожным человеком, а с другой - приписывает мне самые гнусные мотивы. Он извращает все мое прошлое. Так как во время моего пребывания в Брюсселе я имел удовольствие поддерживать с Вами близкие отношения - никогда не забуду объятие, которым Вы удостоили меня на глазах у всех по случаю празднования годовщины польской революции 22 февраля 1848 г.491, - то я прошу Вас написать мне частное письмо и подтвердить в нем свою дружбу ко мне,


361
МАРКС - ДУНКЕРУ, 6 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

а также засвидетельствовать дружеский характер отношений, которые я поддерживал в Брюсселе с польской эмиграцией492.

С братским приветом Ваш Карл Маркс Г-жа Маркс, которая надеется, что Вы ее еще помните, переписала мое письмо Вам, так как мой почерк неразборчив.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXV, 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с французского 5

МАРКС - ФРАНЦУ ДУНКЕРУ В БЕРЛИН Лондон, 6 февраля 1860 г.

Милостивый государь!

Прошу Вас не отказать в любезности поместить прилагаемое письменное заявление*, - которое я одновременно посылаю в Берлин для «National-Zeitung» и «Publicist» (направление этой газеты мне не известно, но говорят, что она там широко распространена), а также в «Kolnische Zeitung», «Frankfurter Journal», гамбургскую «Reform» и аугсбургскую «Allgemeine Zeitung».

Буду Вам очень благодарен, если Вы сообщите Лассалю следующее: У меня сегодня нет времени ему ответить.

Статья о Кошуте**, которую я послал Семере в Париж при непременном условии прислать мне ее немедленно обратно, вот уже несколько месяцев задерживается им. Теперь я пристану к нему с ножом к горлу, - конечно, аллегорически.

Лассаль окажет мне большую любезность, если пошлет книгу Фогта*** по почте прямо Энгельсу по его частному адресу: 6, Thorncliffe Grove, Oxford Road, Manchester, куда я уезжаю493. Наконец, я очень хотел бы, чтобы он прислал по этому же адресу


* К. Маркс. «Заявление в редакции немецких газет». Ред.

** К. Маркс. «Кошут и Луи-Наполеон». Ред.

*** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.


362
МАРКС - ДУНКЕРУ, 6 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

экземпляры берлинских газет, которые напечатают мое заявление.

С уважением преданный Вам К. Маркс Впервые опубликовано в книге: F. Lassalle. «Nachgelassene Briefe und Schriften».

Bd. III, Stuttgart-Berlin, 1922

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 6

МАРКС - ФЕРДИНАНДУ ФРЕЙЛИГРАТУ В ЛОНДОНЕ Лондон, 8 февраля 1860 г.

9, Grafton Terrace, Maitland Park, Haverstock Hill Дорогой Фрейлиграт!

В качестве твоего старого товарища по партии и старого личного друга я считаю своим долгом сообщить тебе о шагах, которые я предпринял в интересах берлинского процесса и которые скоро - но не сейчас - должны стать известны публике.

Ты, вероятно, помнишь или, во всяком случае, знаешь из посланного тебе печатного английского циркуляра*, что в аугсбургской «Allgemeine Zeitung» (и т. д.) Блинд ссылался не только на показание Холлингера, но и на письменное заявление наборщика Вие, как на доказательство того, что я сказал «явную неправду», что «ложью было мое утверждение», будто он, Блинд, является автором листовки «Предостережение» и будто последняя напечатана для него Холлингером и вообще вышла из типографии Холлингера494. Сообщаю тебе дословный текст клятвенного заявления этого Вие перед судьей на Боу-стрит. Я получил официально заверенную копию этого заявления. Один экземпляр его уже отправлен в Берлин, для прокуратуры.

Считаю излишним хотя бы одним словом комментировать этот документ.

Твой К. М.

«В первых числах ноября истекшего года - я не помню точно даты - между 9 и 10 часами вечера я был поднят с постели г-ном Ф. Холлингером, в доме которого (3, Litchfield Street, Soho) я жил тогда и у которого работал в качестве наборщика. Он протянул мне заявление, в котором


* К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»». Ред.


363
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 8 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

говорилось, что в течение предыдущих 11 месяцев я непрерывно работал у него и что в течение всего этого времени в типографии г-на Холлингера, 3, Litchfield Street, Soho, не была ни набрана, ни напечатана некая листовка на немецком языке «Zur Warnung» («Предостережение»). Растерявшись и не сознавая значение того, что я делаю, я исполнил его желание, переписал и подписал этот документ. Г-н Холлингер пообещал мне денег, но я ничего не получил от него. Во время этой сделки г-н Карл Блинд, как сообщила мне потом моя жена, ожидал в комнате г-на Холлингера. Несколько дней спустя г-жа Холлингер (жена г-на Ф. Холлингера) оторвала меня от обеда и провела в комнату своего мужа, где я застал одного только г-на Блинда. Он предъявил мне тот же документ, который предъявил мне раньше г-н Холлингер, и настойчиво просил меня написать и подписать вторую копию, так как он нуждается в двух копиях - для себя самого и для опубликования в печати. Он прибавил, что отблагодарит меня. Я снова переписал и подписал документ.

Сим я удостоверяю правдивость вышеизложенного, а также и того, что: 1) из упомянутых в документе 11 месяцев я в течение шести недель работал не у г-на Холлингера, а у г-на Эрмани; 2) я не работал у г-на Холлингера как раз в то время, когда была напечатана листовка «Zur Warnung» («Предостережение»); 3) я слышал тогда от г-на Фёгеле, который работал в то время у г-на Холлингера, что он, Фёгеле, вместе с самим г-ном Холлингером набирал указанную листовку и что рукопись была написана почерком г-на Блинда; 4) набор листовки еще сохранился, когда я снова стал работать у Холлингера. Я сам переверстал его для перепечатки листовки (или памфлета) «Zur Warnung» («Предостережение») в немецкой газете «Volk», печатавшейся в Лондоне у г-на Фиделио Холлингера, 3, Litchfield Street, Soho. Листовка появилась в № 7 «Volk» от 18 июня 1859 года; 5) я видел, как г-н Холлингер дал г-ну Вильгельму Либкнехту, проживающему в доме 14, Church Street, Soho, London, корректурный лист листовки «Предостережение», на котором г-н Карл Блинд собственноручно исправил 4 или 5 опечаток. Г-н Холлингер сначала колебался, дать ли ему корректурный лист г-ну Либкнехту, и лишь только г-н Либкнехт удалился, он выразил мне и работавшему вместе со мной Фёгеле сожаление, что выпустил из рук корректурный лист.

Иоганн Фридрих Вие Заявлено и подписано вышеозначенным Фридрихом Вие в полицейском суде на Боу-стрит сегодня, 8 февраля 1860 г., передо мной, Т. Генри, судьей вышеозначенного суда»

Полицейский суд.

Герб Англии.

Боу-стрит*.

Прошу тебя никому пока не показывать эту копию affidavit**. Тебе, конечно, ясно, какие уголовно-судебные последствия повлекут за собой эти показания здесь, в Англии.


* Эти слова, воспроизводящие печать, у Маркса обведены кружком. Ред.

** - заявления перед судьей, равносильного показанию под присягой. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXV, 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и английского


364
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 13 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

7

МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ В БЕРЛИН Лондон, 13 февраля 1860 г.

9, Grafton Terrace, Maitland Park, Haverstock Hill Милостивый государь!

На прошлой неделе я написал в Берлин одному другу* письмо с просьбой указать мне адвоката для ведения дела о клевете, которое я должен возбудить против берлинской «National- Zeitung»495. Сегодня я получил ответ, в котором мой друг указывает на Вас, г-н юстицрат, как на наиболее крупного берлинского адвоката.

Поэтому я беру на себя смелость просить Вас выступить в качестве моего адвоката по делу о клевете, подробности которого я излагаю ниже.

Если предварительный аванс в 15 талеров, который я при сем прилагаю, недостаточен, то, пожалуйста, телеграфируйте, - я тогда немедленно дошлю требуемую сумму.

Прилагаю мою доверенность и надеюсь, что этого документа будет достаточно.

Я убедительно прошу Вас немедленно подать жалобу в суд, чтобы не упустить срока давности, а также не отказать в любезности и известить меня по телеграфу, беретесь ли Вы предпринять необходимые шаги.

Одновременно я возбудил здесь, в Лондоне, дело о клевете против «Daily Telegraph», так как эта газета воспроизвела по-английски пасквиль «National-Zeitung».

С совершенным почтением преданный Вам д-р Карл Маркс (см. на обороте)

Статьи «National-Zeitung», на которые указывается в настоящем письме, помещены в № 37 (от воскресенья, 22 января 1860 г.) и № 41 (от среды, 25 января 1860 года). Обе статьи передовые. Я еще буду иметь случай охарактеризовать Вам в дальнейших сообщениях тот дух, которым проникнуты эти статьи. Что же касается определенных пунктов, на основании которых я хотел бы возбудить дело о клевете и которые, по моему мнению,


* - Фишелю. Ред.


365
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 13 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

являются с юридической стороны наиболее важными, то они таковы: 1) в № 41 (статья озаглавлена «Как фабрикуют радикальные листовки») в конце третьего столбца говорится: «Блинд дважды категорически заявил в «Allgemeine Zeitung», что он не является автором» (листовки «Предостережение») «и что он говорит это не в оправдание Фогта, с которым он не согласен, а против Маркса - Либкнехта - Бискампа... Очевидно, он» (Блинд) «не член узкой партии Маркса. Нам кажется, что последней не очень трудно было сделать его козлом отпущения, а чтобы выдвинутые против Фогта обвинения имели вес, они должны были исходить от какого-нибудь определенного лица, которое взяло бы на себя ответственность за них. Партия Маркса могла очень легко взвалить авторство листовки на Блинда именно в силу того и после того, как последний в беседе с Марксом и в статье в «Free Press» высказал аналогичные взгляды; воспользовавшись этими высказываниями и оборотами речи Блинда, можно было так сфабриковать листовку, чтобы она выглядела, как его» (то есть Блинда) «изделие».

Итак, здесь меня прямо обвиняют в том, что я от имени другого лица «сфабриковал» листовку. Далее: так как «National-Zeitung» в той же самой статье (см. тот же самый столбец, выше) сама рассказывает своим читателям, что я прислал в аугсбургскую «Allgemeine Zeitung » «свидетельство наборщика Фёгеле», в котором этот последний говорит, что «он знает почерк Блинда по прежним рукописям и сам набирал первую часть листовки в типографии Холлингера, а сам Холлингер - вторую»496, то тем самым «National-Zeitung» в цитируемом выше месте лживо обвиняет меня не только в том, что я сфабриковал листовку, которой я с целью обмана придал вид блиндовского «изделия», но и прямо утверждает, что я сознательно послал в аугсбургскую «Allgemeine Zeitung» поддельный документ. И как бы для того, чтобы увенчать этим свой animus calumniandi*, газета продолжает: «На это Холлингер 2 ноября заявляет, что утверждение, будто листовка была напечатана в его типографии или будто автором ее был Блинд, является злостным измышлением, а работавший у него 11 месяцев наборщик Вие подтверждает это заявление. Всегда находчивый Маркс отвечает в «Allgemeine Zeitung» 15 ноября: «Заявление Холлингера просто смешно. Холлингер знает, что он формально нарушил английский закон, издав листовку без указания места ее печатания». Кроме того, Маркс несколько раз ссылается на то, что еще до появления листовки Блинд устно передавал ему ее содержание и писал то же самое, что впоследствии вошло в листовку; поэтому ввиду сходства по содержанию и форме Блинд с самого начала считался ее автором».

Чтобы соответственно преподнести цитированное выше позорящее меня место, «National- Zeitung» намеренно опускает


* - вкус к клевете. Ред.


366
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 13 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

здесь наиболее важную в глазах юристов - в особенности английских юристов - часть моего заявления, напечатанного в приложении к аугсбургской «Allgemeine Zeitang» от 21 ноября 1859 года*. Я прилагаю вырезку из аугсбургской «Allgemeine Zeitung», подчеркнув для Вас то место из моего заявления, которое было намеренно опущено «National-Zeitung».

Согласно всем юридическим обычаям. «National-Zeitung» обязана представить доказательства истинности выдвинутого ею и позорящего меня обвинения. Но я пришлю Вам судебные доказательства того, что обвинение ложно. Вы увидите, что согласно английскому праву я могу даже - если захочу - отправить теперь г-на Блинда на каторгу за «тайный сговор» против меня.

2) В № 37 «National-Zeitung», в передовой статье, озаглавленной «Карл Фогт и «Allgemeine Zeitung»», во втором столбце, говорится дословно следующее: «Фогт сообщает на стр. 136 и следующих: Под именем серной банды, или также бюрстенгеймеров, среди эмиграции 1849 г. была известна группа лиц, которые сначала были рассеяны по Швейцарии, Франции и Англии, затем постепенно собрались в Лондоне и там в качестве своего видного главы почитали г-на Маркса».

Я пришлю Вам доказательства того, что здесь спутаны два совершенно различных женевских общества, которые никогда не находились со мной ни в какой связи и не устанавливали ее497. Но я считаю это несущественным. Наиболее важное место, которым я хочу обосновать второй пункт обвинения в клевете, следует дальше и гласит дословно следующее: «Одним из главных занятий серной банды» (находящейся якобы под моим начальством) «было так компрометировать проживающих в отечестве лиц, что они должны были платить деньги, чтобы банда хранила тайну и не компрометировала их. Не одно, сотни писем посылались в Германию с угрозой разоблачить причастность к тому или иному акту революции, если к известному сроку по указанному адресу не будет доставлена определенная сумма денег».

Пусть «National-Zeitung» в доказательство этой безграничной подлости, в которой она меня обвиняет, предъявит суду не сотни писем, даже не одно письмо, а хотя бы однуединственную строку, свидетельствующую о подобном гнусном вымогательстве, - единственную строку, относительно которой можно было бы доказать если и не то, что она исходит от меня самого, то хотя бы то, что она исходит от кого-либо, находившегося когда-либо в какой-либо связи со мной. В приведенном выше месте газета продолжает:


* К. Маркс. «Заявление в редакцию «Allgemeine Zeitung»». Peд.


367
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 13 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

«Согласно принципу: «кто не безусловно с нами, тот против нас», всякого, выступавшего против этих интриг» (то есть против упомянутых выше угрожающих писем с требованием денег), «не просто компрометировали среди эмигрантов, но и «губили» в печати. «Пролетарии»» (вождем которых я изображен) «заполняли столбцы реакционной печати Германии своими доносами на тех демократов, которые не признавали их; они стали союзниками тайной полиции во Франции и Германии».

«National-Zeitung» легко будет, конечно, показать на заполненных «столбцах реакционной прессы» хоть одну-единственную строку, исходящую от меня или моих друзей и содержащую «донос» на кого-либо из «демократов».

Совершенно правильно, - и это единственный случай, - что Фердинанд Фрейлиграт написал сатирическое стихотворение* против революционного займа г-на Кинкеля и его революционного путешествия в Соединенные Штаты498; стихотворение это он поместил сначала в нью-йоркском журнале**, издаваемом моим другом Вейдемейером, а затем в «Morgenblatt »***. Это, конечно, не было «доносом». А так называемая демократическая эмиграция (немецкая) действительно заполняла немецкую прессу глупейшими сплетнями обо мне. В том единственном случае, когда я счел нужным ответить, газета, которой я послал опровержение, не поместила его499.

Единственной немецкой газетой, в которую я писал после того, как вынужден был эмигрировать, была «Neue Oder-Zeitung». Мои корреспонденции печатались в ней приблизительно с начала января до июля 1855 года. Я ни разу, ни одним словом не упоминал в них об эмиграции.

Что касается корреспонденции Либкнехта в аугсбургской «Allgemeine Zeitung», в которых также ни разу ни одним словом не упоминалось об эмиграции и которые, между прочим (я имею в виду их содержание), делают ему большую честь, то они меня абсолютно не касаются. Об этом я напишу Вам подробнее****.

Мой союз с тайной полицией Германии и Франции является для меня, конечно, пикантной новостью.

3) В цитированном выше № 41, в статье «Как фабрикуют радикальные листовки» «National- Zeitung» обвиняет «партию пролетариев», вождем которой она меня именует, - а следовательно, и меня - «в постыднейшем заговоре с массовой фабрикацией фальшивых ассигнаций и т. д.», который якобы имел место в 1852 г. в Швейцарии, а также в подобных же «маневрах»


* Ф. Фрейлиграт. «Иосифу Вейдемейеру» (стихотворное послание I). Ред.

** - «Die Revolution». Ред.

*** - «Morgenblatt fur gebildete Leser». Ред.

**** См. настоящий том, стр. 385-386. Ред.


368
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 13 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

в 1859 г., в результате которых немецкие государства «после заключения Виллафранкского мира» вынуждены были будто бы внести запрос в швейцарский «Союзный совет»*.

Позже я подробнее коснусь вопроса о том, что со всем этим я не имел абсолютно ничего общего и что с сентября 1850 г. я вообще прекратил всякую агитацию и еще в то время, к которому относится кёльнский процесс коммунистов (1851-1852 гг.), распустил коммунистическое общество, к которому я принадлежал500, и с тех пор не принадлежу ни к какому тайному или открытому обществу. Преднамеренная клевета «National-Zeitung» также и в этом пункте явствует из того, что уже из материалов кёльнского процесса коммунистов она должна была знать, что я сам через кёльнских адвокатов разоблачил действовавшего будто бы в 1852 г. в Швейцарии субъекта как полицейского агента и что субъект этот - что вынужден был признать сам Штибер - с 1850 г. находился со мной во враждебных отношениях. В случае необходимости я приведу доказательства того, что этот субъект (Шерваль, настоящее имя которого Кремер) никогда, даже и до 1850 г., не был со мной связан.

4) Последний пункт обвинения в клевете следует обосновать следующим местом в № 41, в статье «Как фабрикуют радикальные листовки», столбец 2, где говорится: «Откуда брались деньги для этой щедро раздававшейся газеты» (то есть для издававшейся в Лондоне газеты «Volk»), «знают боги; что у Маркса и Бискампа лишних денег нет, знают люди».

Эта фраза, если ее связать с общим духом обеих передовых статей, где меня изображают как лицо, действующее заодно с тайной полицией, реакционерами и серной бандой, вымогавшей деньги путем шантажа и угроз разоблачения революционной деятельности, намекает на то, что я доставал деньги для газеты «Volk» бесчестным и гнусным путем. Пусть «National- Zeitung» докажет это клеветническое заявление. Я же сообщу Вам факты о деньгах, добытых мной для «Volk», а если это понадобится, и вообще о моем финансовом положении, которое представляется сомнительным г-ну Цабелю, - факты, которые могут доказать совершенно обратное тому, что говорится в гнусных инсинуациях «National-Zeitung».

Я прошу Вас в Вашем ответе указать мне одновременно те пункты, относительно которых Вам нужны дополнительные разъяснения.


* - название правительства Швейцарии. Ред.


369
ЭНГЕЛЬС - ДУНКЕРУ, 20 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Р. S. Чтобы не опоздать с отправкой этого письма, я отошлю Вам доверенность позднее - завтра, а если удастся, еще сегодня вечером, в отдельном конверте.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXV, 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 8

ЭНГЕЛЬС - ФРАНЦУ ДУНКЕРУ В БЕРЛИН Манчестер, 20 февраля 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road Милостивый государь!

Ваше письмо от 13 числа я получил, но прилагаемую при сем рукопись могу отослать, к сожалению, только сегодня501. Я думаю, что в ней не более трех печатных листов.

Ваши оговорки из-за сомнений принципиального характера я не вполне понимаю, разве только что Вы вообще хотите воздержаться от принятия решения, пока не увидите рукописи.

Я не могу представить себе, чтобы Вы желали брать на себя ответственность за моральную, логическую и эстетическую стороны всего того, что у Вас выходит, начиная с Маркса и кончая Якобом Венедеем и начиная с Лассаля и кончая Пал-леске, или чтобы Вы хотели приспособить свое издательство к тенденциям «Volks-Zeitung», о которых я не могу судить, так как «Volks-Zeitung» в Манчестере не получают. Но если Ваши сомнения принципиального характера находятся в связи с брошюрой Лассаля об Италии, которая действительно не соответствует моему пониманию этого вопроса502, то я, конечно, отдаю должное подобным соображениям с Вашей стороны. Но я знаю также, что Лассаль первый был бы против того, чтобы с этими соображениями считаться. Поэтому я пишу Лассалю, так как убежден, что он сочтет себя оскорбленным, если о нем подумают, что он способен хотя бы в малейшей мере помешать опубликованию сочинения, которое расходится с его пониманием данного предмета.

В том случае, однако, если размеры брошюры или высказанные в ней принципы покажутся Вам неприемлемыми для


370
ЭНГЕЛЬС - ДУНКЕРУ, 29 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Вашего издательства, я прошу Вас в течение 24 часов с момента. получения брошюры переслать ее скульптору г-ну Б. Афингеру.

Linienstrase, 173, Berlin.

Письмо Боркхейму я переслал.

С уважением, преданный Вам Фридрих Энгельс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., m. XXV, 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 9

ЭНГЕЛЬС - ФЕРДИНАНДУ ЛАССАЛЮ В БЕРЛИН Манчестер, 20 февраля 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road Дорогой Лассаль!

Большое спасибо за присылку фогтовской мазни*. Подробнее об этом ниже.

Дункер, вероятно, сообщил Вам, что я предложил ему нечто вроде продолжения брошюры «По и Рейн»**, которое он и принял, сделав оговорку насчет «сомнений принципиального характера». Хотя для меня довольно ново, что за принципы, излагаемые в том или ином сочинении, отвечает издатель, а не автор, тем не менее я все же старался, хотя и тщетно, уяснить себе, что он под этим подразумевает. Ведь не стремится же Дункер к тому, чтобы его издательство было простым дополнением к «Volks-Zeitung», которую я, между прочим, здесь так и не вижу. Наконец, мне пришло в голову, что Дункер, может быть, пронюхал, что по итальянскому вопросу я придерживаюсь иного взгляда, чем Вы, и сделал эту оговорку вследствие чрезмерно деликатного отношения к Вашей брошюре***. Я убежден, что если это действительно так, то мне достаточно обратить на это Ваше внимание и Вы успокоите на этот счет Дункера. Я знаю, что при Вашей объективности Вы сочли бы себя оскорбленным, если бы кто-либо предположил, что Вы способны хотя бы в малейшей степени пожелать, чтобы какая-либо работа не была напечатана только потому, что она в таком вопросе противоречит Вашим взглядам. По правде сказать,


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** Ф. Энгельс. «Савойя, Ницца и Рейн». Ред.

*** Ф. Лассаль. «Итальянская война и задачи Пруссии». Ред.


371
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 21 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

я долго раздумывал, прежде чем решился обратить Ваше внимание на это, так как боялся, что Вы можете рассердиться на меня уже за одно то, что я допускаю возможность подобных предположений даже у других. Но мне не остается ничего иного, потому что иначе объяснить себе сомнения Дункера я не могу.

Справиться с Фогтом ничего не стоит. С этой старой чепухой, которую снова вытаскивают на свет и с которой мы разделались еще восемь лет тому назад503 (о чем женевский обывателишка в своем медвежьем углу ничего не знает), мы покончим таким образом, что от всего этого останется одна только присущая Фогту и распространяемая им вонь. Впрочем, заявления Блинда, Бискампа и особенно Лупуса уже настолько скомпрометировали этого субъекта, что если и дальше дело пойдет таким образом, то нам, право же, нечего будет делать. Ко всему этому присоединяется еще заявление Шайбле о происхождении листовки «Предостережение». Это заявление сводит на нет весь аугсбургский процесс504 и принудит в конце концов Фогта вести процесс в Лондоне, если он захочет доказать обратное. Нам пришлось, конечно, в связи с этим снова перерыть весь наш архив, где можно найти историю всей демократической шайки, историю, с помощью которой мы можем покончить с любым из них. Мы еще ему покажем, этому невежде Фогту с его письмом Техова (которое он к тому же украл)505 и его мелочными женевскими сплетнями, хотя он и воображает, что мы, прочие, так же невежественны, так же подлы и так же трусливы, как он.

С дружеским приветом Ваш Энгельс Впервые опубликовано в книге: F. Lassalle. «Nachgelassene Briefe und Schriften», Bd. III, Stuttgart-Berlin, 1922

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 10

МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ В БЕРЛИН Манчестер, 21 февраля 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road Глубокоуважаемый г-н юстицрат!

Я не послал Вам доверенности сразу же после моего первого письма*, потому что в том же письме я дополнительно просил


* См. настоящий том, стр. 364-369. Ред.


372
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 21 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Вас телеграфировать мне. Я ждал несколько дней и счел затем более целесообразным подождать до того срока (то есть до вчерашнего дня, 20 февраля), когда могло прийти в Лондон Ваше ответное письмо из Берлина.

Так как письмо не пришло, а с другой стороны, Вы по телеграфу не отклонили моей просьбы выступить в качестве моего адвоката, то я считаю, что Вы приняли мое предложение, и во избежание дальнейшей потери времени, посылаю Вам настоящим заказным письмом: 1) Доверенность.

2) 7 приложений, вместе с переводом их в тех случаях, когда оригинал написан поанглийски.

Приложения эти следующие: 1) Affidavit А. Фёгеле*.

2) Affidavit И. Ф. Вие**.

3) Мой, направленный против Блинда, английский циркуляр***.

4) и 5) 2 письма ко мне аугсбургской «Allgemeine Zeitung» по этому делу.

6) Заявление д-ра Шайбле в лондонской газете «Daily Telegraph» от 15 февраля 1860 г., стр. 5, столбец 5, параграф под заглавием «Памфлет против Фогта».

7) Письмо К. Блинда Либкнехту от 8 сентября 1859 года506.

Завтра, когда Ваше письмо, быть может, будет уже у меня, я позволю себе послать Вам комментарии к этим документам. Но с первого же взгляда Вы увидите, что подлое обвинение против меня в № 41 «National-Zeitung», где я изображен анонимным составителем документов, пускаемых мной в обращение от имени других людей, неопровержимо может быть разоблачено перед судом как гнусная клевета.

Относительно affidavits (заявлений, сделанных перед судьей и заменяющих показания под присягой) я замечу только следующее: Вы увидите, что в affidavit, составляющем приложение 2, слова «upon oath» (под присягой) вычеркнуты судьей. Судья объяснил нам, что сделанное перед ним заявление считается заявлением, данным под присягой, и что ложное заявление приравнивается к уголовному преступлению и наказуется ссылкой, но что, согласно английскому праву, настоящая присяга может даваться только в присутствии обвиняемого.


* См. настоящий том, стр. 32. Ред.

** См. настоящий том, стр. 28 и 262-263. Ред.

*** К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»». Ред.


373
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Все остальное я откладываю до завтрашнего дня.

Остаюсь с глубоким уважением преданный Вам д-р Карл Маркс Я не знаю, сколько времени я здесь останусь, и потому прошу адресовать все письма на мою квартиру: 9, Grafton Terrace, Maitland Park. Haverstock Hill, London.

В доверенности я оставил незаполненное место для проставления имен редакторов «National- Zeitung».

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXV, 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 11

МАРКС - ФЕРДИНАНДУ ФРЕЙЛИГРАТУ В ЛОНДОН Манчестер, 23 февраля 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road Дорогой Фрейлиграт!

Пишу тебе еще раз, притом в последний раз, по делу Фогта. Ты даже не подтвердил получения моих первых двух писем507, что ты сделал бы по отношению к любому филистеру. Я не могу поверить, чтобы ты мог вообразить, будто я хочу добиться от тебя письма с целью его опубликования. Тебе известно, что у меня есть не менее двух сотен твоих писем, в которых достаточно материала, чтобы - в случае надобности - установить твое отношение ко мне и к партии.

Я пишу тебе это письмо потому, что ты, как поэт, да и к тому же еще и очень занятой человек, ошибаешься, по-видимому, относительно значения процессов, возбуждаемых мною в Лондоне и Берлине508. Они имеют решающее значение для исторического оправдания партии и для ее будущего положения в Германии; значение берлинского процесса увеличивается еще тем, что одновременно с ним состоится процесс Эйххофа - Штибера, в центре внимания которого будет кёльнский процесс коммунистов509.

У тебя, по-видимому, ко мне следующие претензии: 1) Я злоупотребил твоим именем (как ты сказал Фаухеру).

2) Я устроил тебе в твоей конторе нечто вроде «сцены».


374
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

К пункту 1. Я сам никогда не называл твоего имени, если не считать того, что в аугсбургской «Allgemeine Zeitung» я заявил, что Блинд рассказал тебе приблизительно то же самое, что и мне*. Это факт. Я с самого начала сознавал, как важно указать на истинное происхождение листовки**, и я имел право сослаться на свидетеля, слышавшего слова Блинда.

Что касается письма Либкнехта в редакцию аугсбургской «Allgemeine Zeitung», в которой он ссылается на тебя и на меня (по поводу Блинда)510, то в случае надобности он клятвенно подтвердит, что сделал это без моего ведома; точно так же без моего ведома во время моего пребывания в Манчестере он послал в аугсбургскую «Allgemeine Zeitung» листовку «Предостережение». Когда аугсбургская «Allgemeine Zeitung», привлеченная Фогтом к ответственности, обратилась к Либкнехту, он еще сомневался, не воспользуюсь ли я возможностью дезавуировать его, и даже удивился, когда я сразу же заявил ему, что всемерно буду ему помогать.

В адресованном тебе письме511 я встал на его защиту, возражая против твоего письма к нему просто потому, что мне показалось невеликодушным с твоей стороны, со стороны человека с именем и общественным положением, обрушиваться в такой резкой форме на безвестного и ютящегося в мансарде члена партии, с которым ты был до того в самых хороших отношениях.

А что касается раздраженного тона моего письма, то это объяснялось различными обстоятельствами.

Прежде всего меня глубоко задело, что ты, по-видимому, веришь Блинду больше, чем мне.

Во-вторых, из твоего письма ко мне по поводу «Morning Advertiser» (статьи о шиллеровских торжествах), письма, написанного в весьма раздраженном тоне, как будто вытекало, что ты считаешь меня способным на такую гнусность, чтобы я не только тайком втиснул в статью Блинда оскорбительное для тебя место, но и изобразил это затем тебе как махинации Блинда512. Право, не знаю, чем мог я заслужить такое позорное для меня подозрение.

В-третьих, мое личное письмо к тебе ты показал Блинду.

Наконец, я вправе был ожидать, в особенности после статьи в «Gartenlaube»***, что ты к своему заявлению в аугсбургскую «Allgemeine Zeitung» добавишь хотя бы одно замечание,


* К. Маркс. «Заявление в редакцию «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** Маркс имеет в виду листовку «Предостережение». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 112. Ред.


375
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

которое рассеяло бы видимость того, что это заявление знаменует личный разрыв со мной и публичное отречение от партии. Не могло меня радовать и то, что твое второе заявление появилось вместе с заявлением Блинда513 и что твое имя служило прикрытием его лживым утверждениям и искажениям. Как бы то ни было, даю тебе честное слово, что все заявления Либкнехта в аугсбургскую «Allgemeine Zeitung» до их появления в газете были мне совершенно неизвестны514.

К пункту 2. Как раз в тот день, когда я заходил в твою контору, ко мне домой из Берлина пришли оба номера «National-Zeitung» (в первом из них были напечатаны гнусные выдержки и комментарии, которые появились впоследствии в «Telegraph»*). Дома все были крайне возбуждены, и состояние моей бедной жены было поистине ужасно. В то же время я получил из Германии письмо, в котором мне сообщали, что кроме твоих заявлений в аугсбургской «Allgemeine Zeitung» есть еще твое письмо в гнусной книге Фогта515. Из этого-де письма видны твои близкие отношения с Фогтом и выясняется, что твое имя - это единственное значительное имя, на котором Фогт наживает политический капитал и которое придает его гнусностям вес в глазах публики. Представь себя в моем положении и спроси себя, не потерял ли бы, может быть, и ты в этот момент самообладание?

Повторяю еще раз: в этом письме речь идет не о частном интересе. В лондонском процессе я могу без твоего разрешения добиться вызова тебя в суд в качестве свидетеля. Для берлинского процесса я имею в своем распоряжении твои письма, которые в случае надобности могу приобщить к делу. К тому же в этом деле я отнюдь не одинок. Постыдное нападение Фогта дало мне во всех странах - в Бельгии, Швейцарии, Франции и Англии - неожиданных союзников, даже в лице людей, принадлежащих к совершенно иному направлению.

Но в наших общих интересах и в интересах самого дела, конечно, лучше действовать согласованно.

С другой стороны, откровенно признаюсь, что я не могу решиться из-за незначительных недоразумений потерять одного из тех немногих людей, кого я любил как друга в лучшем смысле этого слова.

Если я чем-либо перед тобой виноват, то я в любое время готов признаться в своей ошибке. «Nihil humani a me alienum puto»**.


* - «Daily Telegraph». Ред.

** - «Homo sum humani nihil a me alienum puto» - «Я человек и ничто человеческое мне не чуждо» (Публий Теренций. «Самоистязатель», акт I, сцена первая). Ред.


376
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 23 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Я вполне понимаю, конечно, что в твоем теперешнем положении всякая история, вроде этой, должна быть тебе крайне неприятна.

Но ты, со своей стороны, не можешь не согласиться с тем, что оставить тебя совсем в стороне от этого дела невозможно.

Во-первых, потому, что Фогт наживает на твоем имени политический капитал и делает вид, что он, с твоего одобрения, забрасывает грязью всю партию, которая гордится тем, что считает тебя в своих рядах.

К тому же, случайно, ты являешься единственным членом бывшего кёльнского Центрального комитета*, жившим с конца 1849 г. до весны 1851 г. в Кёльне, а с тех пор находящимся все время в Лондоне.

Если мы оба сознаем, что мы, каждый по-своему, отбрасывая всякого рода личные интересы и исходя из самых чистых побуждений, в течение долгих лет несли знамя «самого трудолюбивого и самого обездоленного класса»**, подняв его на недосягаемую для филистеров высоту, то я счел бы за недостойное прегрешение против истории, если бы мы разошлись изза пустяков, которые все в конце концов сводятся к недоразумениям.

С искреннейшей дружбой твой Карл Маркс


* Речь идет о Союзе коммунистов. Ред.

** Маркс перефразировал выражение Сен-Симона «самый многочисленный и самый бедный класс», встречающееся в ряде работ Сен-Симона. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 378-395. Ред.

Впервые опубликовано в журнале «Die Neue Zeit», Erganzungshefte, № 12, 1911-1912

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 12

МАРКС - ФЕРДИНАНДУ ЛАССАЛЮ В БЕРЛИН Манчестер, 23 февраля 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road Дорогой Лассаль!

Сейчас, когда мне приходится заниматься двумя процессами, одним в Берлине, другим в Лондоне***, а с другой стороны,


377
МАРКС - ЛАССАЛЮ, 23 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

выполнять работу исключительно для заработка, я могу написать тебе только несколько строк.

То, что ты открыл в фогтовском романе* «много правды», весьма удивило меня, после того как я просмотрел книгу; точно так же удивили меня и те робкие советы, которые ты мне давал.

Единственный не вполне вымышленный факт - письмо Техова516. Но это письмо, или, вернее, его содержание, я так основательно опроверг семь лет тому назад в памфлете, вышедшем в Нью-Йорке под заглавием «Рыцарь благородного сознания», что все крикуны, которые тогда держались еще вместе, прикусили языки и не осмелились возразить ни единым словом.

Что я от тебя хочу и что для меня чрезвычайно важно, - это узнать, кто является берлинским корреспондентом газеты «Daily Telegraph» и где в Берлине живет эта скотина - улица и номер дома. Кажется, это один еврей по фамилии Мейер. При твоем положении в Берлине для тебя, конечно, не составит никакого труда разузнать это. Пожалуйста, сообщи мне об этом немедленно. Прилагаю брошюру о процессе коммунистов**.

Твой К. М.

Р. S. Что касается моего недоверия (ты заставляешь меня говорить языком государственного мужа Блинда - см. аугсбургскую «Allgemeine Zeitung»)517, то ты во всяком случае не можешь на это пожаловаться. Я посылаю тебе, например, вместе с этим письмом записку из Балтимора (Соединенные Штаты). Эту записку я получил частным путем518. Официальные обвинения против тебя (между прочим, показания одной рабочей депутации из Дюссельдорфа***) находятся в бумагах Союза, которые мне не принадлежат и которыми я не могу распоряжаться.


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 26. Ред.

Впервые опубликовано в книге: F. Lassalle. «Nachgelassene Briefe und Schriften», Bd. III, Stuttgart-Berlin, 1922

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


378
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

13

МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ В БЕРЛИН Манчестер, 24 февраля 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road Милостивый государь!

Меня удивляет, что и вчера я не имел из Берлина уведомления о получении Вами посланного Вам 13 февраля заказного письма*.

Вчера я послал Вам отсюда - из Манчестера - второе заказное письмо с доверенностью и семью приложениями**. Сегодня я позволю себе, ссылаясь на упомянутые нумерованные приложения, сделать несколько дальнейших пояснений к тем главным пунктам, на которых необходимо, по моему мнению, сосредоточить внимание при привлечении к суду берлинской «National-Zeitung» за клевету. Одновременно я прилагаю письмо от 19 ноября 1852 г.519 и 1 экземпляр опубликованных мною в 1853 г. «Разоблачений»***.

I а) Анонимная листовка «Предостережение».

В № 41 берлинской газеты «National-Zeitung», в передовой, озаглавленной «Как фабрикуют радикальные листовки», на стр. 1, в столбце 3 буквально сказано: «Партия Маркса могла очень легко взвалить авторство листовки на Блинда именно в силу того и после того, как последний в беседе с Марксом и в статье в «Free Press» высказал аналогичные взгляды; воспользовавшись этими высказываниями и оборотами речи Блинда, можно было так сфабриковать листовку, чтобы она выглядела, как его» (Блинда) «изделие».

И вообще весь смысл этого столбца заключается в том, чтобы изобразить меня человеком, сфабриковавшим указанную листовку, и в то же время бросить мне подлое обвинение в том, что я придал этой листовке такой вид, будто она сфабрикована Блиндом.

Прежде чем перейти к доказательствам, содержащимся в посланных вчера приложениях, я считаю необходимым вкратце сообщить Вам историю этого дела.

Во время своего судебного процесса с Фогтом аугсбургская «Allgemeine Zeitung» опубликовала среди прочих документов следующее мое письмо:


* См. настоящий том, стр. 364-369. Ред.

** См. настоящий том, стр. 371-373. Ред.

*** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.


379
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

«Лондон, 19 октября 1859 г.

9, Grafton Terrace, Maitland Park, Haverstock Hill Милостивый государь!

Пока я участвовал в немецкой прессе, я нападал на «Allgemeine Zeitung», a «Allgemeine Zeitung» нападала на меня. Но это, конечно, отнюдь не мешает тому, чтобы я по мере сил помог «Allgemeine Zeitung» в том случае, когда она выполняет, по моему убеждению, первую обязанность прессы - обязанность разоблачать шарлатанство. Прилагаемый документ имел бы здесь в Лондоне значение судебного документа. Не знаю, так ли это в Аугсбурге. Я достал этот документ ввиду того, что Блинд отказался подтвердить сделанные им мне и другим лицам заявления, о которых я в свою очередь рассказал Либкнехту и которые не оставили у последнего никаких сомнений относительно разоблачений, содержащихся в анонимной листовке.

Ваш покорный слуга д-р К. Маркс»*.

Документ, приложенный к этому письму в «Allgemeine Zeitung» и тоже опубликованный последней, гласит: «Настоящим заявляю в присутствии д-ра Карла Маркса и Вильгельма Либкнехта, что листовка под названием «Предостережение», появившаяся анонимно и без указания места печатания и перепечатанная в № 7 газеты «Volk», 1) была набрана и напечатана в типографии Фиделио Холлингера, 3, Litchfield Street, So ho, причем одну часть рукописи набирал я сам, а другую - Ф. Холлингер; 2) что рукопись была написана почерком Карла Блинда, который известен мне по рукописям Карла Блинда для газеты «Hermann» и по написанным Карлом Блиндом анонимным листовкам, на которых в качестве места печатания указывался «Франкфурт-на-Майне», между тем как на самом деле они набирались и печатались у Ф. Холлингера, 3, Litchfield Street, Soho; 3) что сам Фиделио Холлингер указывал мне на Карла Блинда как на автора направленной против профессора Фогта листовки «Предостережение». Август Фёгеле, наборщик. Подлинность настоящей подписи удостоверяют В. Либкнехт, д-р К. Маркс. Лондон, 17 сентября 1859 года»520. (См. брошюру Фогта: «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Документы, стр. 30, 31.)

В ответ на это в № 313 «Allgemeine Zeitung» и в газете «Kolnische Zeitung» появилось следующее письмо Карла Блинда вместе с приложенными к нему показаниями Холлингера и Вие.

«London, 23, Townshead Road, St. John's Wood 3 ноября 1859 г.

В опровержение заявления, будто я являюсь автором листовки «Предостережение», я публикую нижеследующий документ. Я делаю это только


* К. Маркс. «Письмо редактору «Allgemeine Zeitung»». Ред.


380
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

ради самозащиты, а не ради оправдания Карла Фогта, образ действий которого после всего того, что нам стало известным полгода тому назад, я и мои друзья из республиканской партии безусловно осуждаем. Я могу удостоверить правильность сообщения г-на Юлиуса Фрёбеля, что со стороны Фогта здесь действительно делались предложения денежного вознаграждения с целью побудить здешних немцев воздействовать в известном смысле на отечественную прессу. Карл Блинд». а) «Настоящим заявляю, что помещенное в № 300 «Allgemeine Zeitung» утверждение наборщика Фёгеле, будто упомянутая там листовка «Предостережение» была напечатана в моей типографии или будто г-н Карл Блинд, ее автор, представляет злостное измышление. Фиделио Холлингер, 3, Litchfield Street, Soho, Лондон, 2 ноября 1859 года». б) «Нижеподписавшийся, живущий и работающий 11 месяцев в доме № 3, Litchfield Street, со своей стороны, свидетельствует о правильности заявления г-на Холлингера. Лондон, 2 ноября 1859 года. И. Ф. Вие, наборщик». (Сравни книгу Фогта. Документы, стр. 37 и 38521.)

Я ответил на это в № 325 «Allgemeine Zeitung»*. Соответствующую вырезку из аугсбургской «Allgemeine Zeitung» я приложил к моему первому письму, посланному Вам из Лондона**.

Карл Блинд, со своей стороны, поместил новое возражение в приложении к «Allgemeine Zeitung» от 11 декабря. В этом приложении редакция заявляет: «Г-н Карл Блинд говорит в основном следующее: «Ссылаясь повторно на документы, подписанные владельцем типографии г-ном Холлингером и наборщиком Вие, я заявляю в последний раз, что носящее теперь уже характер инсинуации утверждение, будто я автор этой часто упоминавшейся листовки - явная неправда. В других утверждениях на мой счет содержатся грубейшие извращения. Еще раз повторяю, что заявляю это лишь с целью самозащиты против Маркса - Бискампа - Либкнехта, а не в оправдание Фогта, против которого я уже раньше выступал»».

По поводу этого заявления редакция «Allgemeine Zeitung» замечает следующее: «Так как дальнейшее выяснение этих обстоятельств и пререкания о них в этой газете давно потеряли всякий интерес для широкой публики, то мы просим лиц, которых это касается, отказаться от дальнейших взаимных возражений»522. (Сравни книгу Фогта. Документы, стр. 41, 42.)

Опубликование документов временно на этом прекратилось. Как только я увидел статьи «National-Zeitung», где приводились извлечения из брошюры Фогта и комментарии к ним, я прежде всего опубликовал английский циркуляр, адресованный редактору лондонской газеты «Free Press»*** (приложение III). Это


* К. Маркс. «Заявление в редакцию «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** См. настоящий том, стр. 365-366. Ред.

*** К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»». Ред.


381
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

было сделано с целью заставить К. Блинда предъявить мне иск за оскорбление, что дало бы мне возможность, во-первых, представить в лондонский суд доказательства относительно печатания и авторства листовки «Предостережение», а во-вторых, заставить подлинного автора этой листовки предъявить английскому суду имеющиеся у него доказательства против Фогта.

Ближайшим следствием этого циркуляра (приложение III), который я немедленно, как только он был напечатан, отослал Карлу Блинду, было заявление К. Блинда, появившееся в «Allgemeine Zeitung» от 13 февраля, в приложении к «№ 44. В этом заявлении, озаглавленном «Против Карла Фогта», Блинд снова повторяет, что он не является «автором» направленной против Фогта листовки «Предостережение», но, вынужденный к этому моим циркуляром, он приводит некоторые аргументы в подтверждение того, что Фогт является агентом бонапартистской пропаганды в Лондоне. Таков был непосредственный результат первого предпринятого мною шага - опубликования циркуляра (приложение III).

Тем временем я достал affidavits* наборщиков Фёгеле и Вие (приложение I и II). Эти affidavits доказывают: во-первых, что мое утверждение относительно того, что листовка «Предостережение» напечатана в типографии Холлингера и написана почерком Блинда, - соответствует истине. Во-вторых, что показания Холлингера и Вие, сообщенные Блиндом в № 313 «Allgemeine Zeitung» и в «Kolnische Zeitung» и затем снова упоминаемые им в приложении к «Allgemeine Zeitung» от 11 декабря, - ложны. В-третьих, что Блинд и Холлингер (см. affidavit наборщика Вие, приложение II), вступили в conspiracy (тайный сговор), чтобы получить ложные показания против меня и опорочить меня в общественном мнении как лжеца и клеветника. По английскому праву такой тайный сговор является уголовно наказуемым деянием. Единственно ради семьи Блинда я не возбудил против Холлингера и Блинда уголовного преследования.

Копии affidavits (приложения I и II) обоих наборщиков, Фёгеле и Вие, я послал некоторым эмигрантам, которые встречаются с Блиндом и которые показали ему их. Непосредственным результатом этого было заявление д-ра Шайбле в «Daily Telegraph» от 15 февраля 1860 г., в котором Шайбле называет себя автором листовки «Предостережение» и берет на себя ответственность за содержащиеся там обвинения против Фогта (см.


* - заявления перед судьей, равносильные показанию под присягой. Ред.


382
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

приложение VI). Поэтому, если Фогт хочет доказать свою невиновность, он должен начать процесс снова, и притом в Лондоне. Заявление Шайбле о том, что он является автором листовки «Предостережение», отнюдь не изменяет тех фактов, что листовка была напечатана в типографии Холлингера, что печатать ее дал Блинд, что она была написана почерком Блинда, что представленные этим последним показания Холлингера и Вие были ложны и, наконец, что Холлингер и Блинд пытались выпутаться сами и скомпрометировать меня посредством ложных показаний.

Нет нужды далее разъяснять Вам, что affidavits Фёгеле и Вие (приложение I и II) и заявление д-ра Шайбле от 14 февраля в «Daily Telegraph» (приложение VI) дают Вам положительные доказательства лживости клеветнического обвинения газеты «National-Zeitung», которое я привел в пункте Iа настоящего письма. б) Мои отношения с «Allgemeine Zeitung».

Оба письма ко мне редакции «Allgemeine Zeitung» от 16 октября 1859 г. (приложение IV и V) и мой ответ на них от 19 октября 1859 г., цитированный выше в пункте Iа, составляют всю мою переписку с «Allgemeine Zeitung». Она ограничилась, следовательно, только тем, что я предоставил в распоряжение «Allgemeine Zeitung» письменный документ, который должен был выяснить происхождение листовки, за перепечатку которой «Allgemeine Zeitung» была привлечена к суду Фогтом.

9 мая 1859 г., на публичном митинге, созванном Давидом Уркартом, К. Блинд сообщил мне все обвинения против Фогта, воспроизведенные впоследствии в листовке «Предостережение», которая вышла в свет только в следующем месяце, в июне. Он уверял меня, что в его руках имеются доказательства этих обвинений. Я не придал особого значения этому сообщению. Брошюра Фогта, озаглавленная «Исследования о современном положении Европы», далее связь Фогта с «женевским тираном» Фази и связь Фази с Луи Бонапартом уже раньше убедили меня в том, что Фогт является бонапартистским агентом. Был ли он им со злым умыслом или с благими намерениями, за плату или бесплатно, мне было совершенно безразлично. Через два или три дня после сообщения Блинда ко мне на дом явился г-н Бискамп, с которым я никогда не был связан ни лично, ни политически и которого привел ко мне Либкнехт. Бискамп просил, чтобы я и мои друзья оказали материальную помощь и литературное содействие основанной им газете «Volk». Сначала я отклонил его предложение, сославшись, с одной стороны, на недостаток времени, а с другой стороны, на то, что я должен


383
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

ближе познакомиться с газетой «Volk», прежде чем предлагать моим друзьям сотрудничать в ней, между тем как пока вышел еще только первый номер. При этом я подчеркнул, что до сих пор я вообще принципиально избегал участвовать в лондонских немецких газетах. Во время этого свидания я передал Либкнехту, в присутствии Бискампа, сообщение Блинда на уркартовском митинге. При этом я упомянул, что южные немцы из хвастовства склонны к преувеличениям. Впоследствии, в № 2 газеты «Volk» от 14 мая, г-н Бискамп написал и поместил на свою собственную ответственность и с лично им сделанными дополнениями - статью под заглавием «Имперский регент в качестве имперского предателя»523. Статья эта цитируется в брошюре Фогта «Мой процесс и т. д.» в разделе «Документы», стр. 17, 18, 19.

Затем, приблизительно в середине июня, в то время, когда меня не было в Лондоне - я находился в Манчестере, - Либкнехт получил от Холлингера, в типографии последнего, корректурный лист листовки «Предостережение», в которой он тотчас же обнаружил воспроизведение сделанного мне Блиндом устного сообщения и рукописный оригинал которой, как он узнал от наборщика Фёгеле, передал Холлингеру для печатания Блинд. Этот корректурный лист Либкнехт послал в «Allgemeine Zeitung», которая перепечатала его и тем навлекла на себя со стороны Фогта судебное преследование за клевету. Либкнехт был вправе это сделать (я ничего не знал об этом, так как меня не было в Лондоне), тем более, что ему было известно о том, что обвинитель Фогта Блинд сам приглашался Фогтом к участию в проведении намечавшейся пропаганды. Против человека, который обещал уплачивать премии за все статьи в немецкой прессе, благоприятствующие планам Бонапарта (см. соответствующее признание Фогта в его книге*, письмо д-ру Лёнингу, «Документы», стр. 36), необходимо было использовать в целях «предостережения» такие широко распространенные газеты, как «Allgemeine Zeitung».

Как только Фогт возбудил судебное преследование против аугсбургской «Allgemeine Zeitung » по обвинению ее в клевете за перепечатку листовки «Предостережение», редакция «Allgemeine Zeitung» написала Либкнехту, настоятельно прося его представить доказательства. Либкнехт обратился ко мне. Я указал ему на Блинда и по его требованию сам пошел с ним к Блинду, как Вы можете видеть из письма Блинда (приложение VII). Блинда мы не застали дома, он находился на курорте в Сент-Леонардсе. Либкнехт написал ему два письма.


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.


384
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

В течение нескольких недель они оставались без ответа, вплоть до того момента, когда, по расчетам Блинда, аугсбургский процесс был близок к окончанию. (Эти расчеты не оправдались вследствие отсрочки процесса, которой тем временем удалось добиться «Allgemeine Zeitung».) Наконец, в письме от 8 сентября (приложение VII) Блинд с развязным бесстыдством ответил Либкнехту, что как он «уже раньше говорил», он «не имеет никакого отношения к указанному делу», а относительно «замечаний, высказанных в частной беседе» собирается «позже поговорить при случае устно». С этим письмом Либкнехт пришел ко мне.

Я понял, что теперь понадобится пустить в ход принуждение, чтобы развязать Блинду язык. Я вспомнил, что в лондонской газете «Free Press» от 27 мая я читал анонимную статью («Великий князь Константин - будущий король Венгрии»)524, которая передавала в основном содержание листовки «Предостережение» и сделанные мне Блиндом устные сообщения.

Стиль и содержание этой статьи не позволяли ни на минуту усомниться в том, что автором ее был Блинд. Чтобы удостовериться в этом, я отправился вместе с Либкнехтом к г-ну Коллету, ответственному редактору «Free Press». После некоторого колебания он заявил, что автор упомянутой статьи - Блинд. Вскоре после этого я получил письменное заявление наборщика Фёгеле, гласившее, что листовка была напечатана в типографии Холлингера и что рукопись была написана почерком Блинда.

Тогда Либкнехт еще раз написал Блинду более подробное письмо, в котором сообщил ему, что у нас есть теперь доказательства его причастности к листовке «Предостережение» и, сославшись, между прочим, на статью в «Free Press», потребовал от него еще раз, чтобы тот представил имеющиеся в его распоряжении данные. К. Блинд ничего не ответил и ни до, ни во время судебного разбирательства в Аугсбурге ни на одну минуту не нарушил своего молчания. Стало совершенно ясным, что Блинд окончательно решил придерживаться системы отрицания и дипломатического игнорирования. Ввиду этого я заявил Либкнехту, что готов, если «Allgemeine Zeitung» письменно от меня этого потребует, переслать ей находящееся в моем распоряжении заявление Фёгеле. Получив оба письма «Allgemeine Zeitung» от 16 октября, я так и сделал, приложив заявление к моему ответу от 19 октября.

Мотивы, побудившие меня к этому шагу, были следующие: Во-первых: я считал, что Либкнехту, который от меня впервые услышал о сообщениях Блинда относительно Фогта, я обязан доставить доказательства того, что он не разглашал обвинений против третьих лиц, без достаточных на то оснований.


385
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Во-вторых: я считал, что «Allgemeine Zeitung» имела полное право перепечатать листовку «Предостережение», так как она знала, что листовка исходила от лица, которое сам г-н Фогт старался привлечь к участию в проведении своей пропаганды. То обстоятельство, что «Allgemeine Zeitung» принадлежит к враждебной мне партии и всегда проявляла враждебное отношение лично ко мне, не раз публиковала даже глупейшие сплетни обо мне, дела не меняло, так же как и то обстоятельство, что я случайно нахожусь вне досягаемости аугсбургского суда, и «Allgemeine Zeitung» не имела возможности принудительно вызвать меня в суд в качестве свидетеля.

В-третьих: в приложении к № 150 бильского «Handels-Courier» от 2 июня (сравни стр. 31

«Документов» в книге Фогта) Фогт напечатал пасквиль против меня*, предполагая, очевидно, что я являюсь автором направленной против него и опубликованной Бискампом в «Volk» от 14 мая статьи. В своем обвинении против «Allgemeine Zeitung» он точно так же исходил из предположения, что автором листовки «Предостережение» являюсь я. Блинд, очевидно, решил увековечить это столь удобное для Фогта qui pro quo**.

В-четвертых - и это было для меня самое важное: я хотел свести лицом к лицу Фогта и его обвинителей, и притом в таком месте, где дело непременно должно было прийти к развязке и где обе стороны лишены были бы возможности прибегать к каким-либо уверткам.

Для этого важно было насильно вытащить на свет действительного автора и публикатора листовки «Предостережение». Что я был прав, - доказывает заявление д-ра Шайбле (приложение VI) и цитированное выше письмо Блинда в «Allgemeine Zeitung» от 13 февраля в приложении к № 44.

Моя переписка с «Allgemeine Zeitung» ограничивается двумя письмами д-ра Оргеса (приложение IV и V) и моим собственным вышеприведенным (в пункте 1а) ответным письмом от 19 октября. Этого оказалось достаточно, чтобы г-н Фогт (и «National-Zeitung») объявил меня сотрудником «Allgemeine Zeitung», а себя самого изобразил перед немецкой публикой в качестве невинной жертвы заговора «реакционеров» и крайних левых.

Корреспондентом «Allgemeine Zeitung» Либкнехт состоит с 1855 г., так же как и сам г-н Фогт раньше был ее корреспондентом. В случае необходимости Либкнехт под присягой подтвердит тот факт, что я никогда не использовал его, чтобы протащить


* См. настоящий том, стр. 18. Ред.

** - одно вместо другого, подмена одного другим. Ред.


386
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

в «Allgemeine Zeitung» хотя бы одну строку. Его отношения с «Allgemeine Zeitung» меня абсолютно не касались и не касаются. Вообще его корреспонденции ограничиваются исключительно областью английской политики, и те взгляды, которые он отстаивает в «Allgemeine Zeitung», он отстаивал и отстаивает и в радикальных немецко-американских газетах. В его корреспонденциях нет ни единой строчки, которая не выражала бы его взглядов и которую, следовательно, он не мог бы отстаивать где угодно. В области внешней английской политики Либкнехт проводит приблизительно такие же антипальмерстоновские взгляды, какие проводит Бухер в берлинской «National-Zeitung». В области внутренней английской политики он всегда отстаивал взгляды наиболее передовой английской партии. Он ни разу не написал в «Allgemeine Zeitung» ни единой строчки о лондонских эмигрантских сплетнях. Вот и все о моих мнимых связях с «Allgemeine Zeitung».

II) В № 41 «National-Zeitung», в передовой статье, озаглавленной «Как фабрикуют радикальные листовки», стр. 1, столбец 2, строчка 45 сверху и след., дословно говорится следующее: «В мае прошлого года упомянутый выше Бискамп основал в Лондоне газету «Volk»... Откуда брались деньги для этой щедро раздававшейся газеты, знают боги; что у Маркса и Бискампа лишних денег нет, знают люди».

В свете всей статьи в № 41 и передовой в № 37 «National-Zeitung», где меня изображают «союзником тайной полиции во Франции и Германии», и особенно в связи с местом, которое цитируется мною в разделе III, приведенное выше место имеет тот смысл, что деньги для «Volk» добывались мною бесчестным путем.

По этому поводу надо заметить следующее: Сам Фогт в своей брошюре, о которой говорится в «National" Zeitung», на стр. 41 «Документов», составляющих начало его книги, цитирует следующую заметку от редакции, помещенную в № 6 «Volk» от 11 июня: «Мы с удовлетворением можем сообщить нашим читателям, что К. Маркс, Фр. Энгельс, Ферд. Фрейлиграт, В. Вольф, Г. Хейзе и т. д... приняли решение оказать поддержку «Volk»»525.

Итак, до середины июня я не оказывал еще никакой поддержки газете «Volk», и ее финансовое положение до этого времени меня абсолютно не касается. Между прочим, я попутно могу заметить следующее: Бискамп, который жил тогда в Лондоне уроками, всегда редактировал «Volk» даром. Равным образом и все прочие сотрудники, начиная с первого номера и вплоть до закрытия газеты, присылали свои статьи даром. Поэтому


387
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

единственные издержки, которые приходилось оплачивать, заключались в расходах по печатанию и рассылке. Но эти расходы всегда были значительно выше, чем получаемая от газеты выручка. До того, как я стал сотрудничать в газете, дефицит покрывался публичными сборами среди живущих в Лондоне немцев. Впоследствии я достал 20-25 ф. ст. (133-166 талеров), которые все до единого были даны д-ром Борхардтом, практикующим врачом, д-ром Гумпертом, тоже врачом, д-ром Хекшером, тоже врачом, Вильгельмом Вольфом, учителем, Фридрихом Энгельсом, коммерсантом (все эти лица живут в Манчестере), и мною самим.

Часть этих лиц совершенно не разделяет политических взглядов моих, Энгельса и В. Вольфа.

Тем не менее все они считали чрезвычайно своевременным выступить против бонапартистских интриг среди эмиграции (а это и было главной задачей «Volk»).

В конце концов за газетой «Volk» остался долг, кажется, в 8 ф. ст. (53 талера), за который отвечает Бискамп. Долговой документ от него на эту сумму находится у Холлингера. Вот и вся финансовая история газеты «Volk». Что касается г-на Бискампа, то в приложении к № 46

«Allgemeine Zeitung» от 15 февраля 1860 г. он теперь сам заявил: «Вся моя политическая связь с г-ном Марксом ограничивается несколькими статьями, которые он доставил для основанного мною... еженедельника «Volk»».

Что касается моих собственных источников дохода, то я замечу только, что с 1851 г. я являюсь постоянным сотрудником «New-York Tribune» - лучшей англо-американской газеты, для которой я пишу не только корреспонденции, но и передовые статьи. Газета эта насчитывает 200000 подписчиков и платит соответствующим образом. Далее, уже в течение нескольких лет я состою сотрудником «Американской энциклопедии»*, издаваемой г-ном Дана, одним из редакторов «New-York Tribune». Полагаю, что к судебному разбирательству я еще успею получить на этот счет письмо от г-на Дана из Нью-Йорка526. Но если это письмо не придет своевременно, то достаточно будет сослаться на г-на Фердинанда Фрейлиграта, управляющего отделением Генерального швейцарского банка, 2, Royal Exchange Buildings, London, который в течение многих лет любезно инкассировал мои векселя на Америку.

Бесстыдство Фогта и ставшей на его сторону «National-Zeitung», берущих меня под подозрение из-за моего участия


* - «Новой американской энциклопедии» («New American Cyclopaedia»). Ред.


388
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

в газете, которая не платила, тем более велико, что тот же самый Фогт на стр. 226 своей книги, о которой говорится в «National-Zeitung», открыто заявляет, что он «и в дальнейшем будет брать» на свои цели деньги «отовсюду, где он сможет их получить».

III) В № 37 «National-Zeitung», в передовой статье, озаглавленной «Карл Фогт и «Allgemeine Zeitung»» (стр. 1, столбец 2, строка 22 сверху и сл.), говорится дословно следующее, и я считаю это место наиболее отягчающим пунктом обвинения в клевете: «Фогт сообщает на стр. 136 и следующих: Под именем серной банды, или также бюрстенгеймеров, среди эмиграции 1849 г. была известна группа лиц, которые сначала были рассеяны по Швейцарии, Франции и Англии, затем постепенно собрались в Лондоне и там в качестве своего видного главы почитали г-на Маркса... Одним из главных занятий серной банды было так компрометировать проживающих в отечестве лиц, что они должны были платить деньги, чтобы банда хранила тайну и не компрометировала их. Не одно, сотни писем посылались в Германию с угрозой разоблачить причастность к тому или иному акту революции, если к известному сроку по указанному адресу не будет доставлена определенная сумма денег... «Пролетарии» (вождем которых меня изображают) «заполняли столбцы реакционной печати Германии своими доносами на тех демократов, которые не признавали их; они стали союзниками тайной полиции во Франции и Германии».

По поводу этого гнусного места, которое «National-Zeitung» без всяких оговорок заимствовала у г-на Фогта и которое она распространила среди 9000 своих подписчиков, замечу следующее: Во-первых: как я уже заметил в моем первом письме к Вам, обязанностью «National- Zeitung» будет привести из «сотен» угрожающих писем хотя бы одно-единственное письмо или одну-единственную строку письма, автором которого являюсь я или кто бы то ни было из действительно связанных со мною лиц.

Во-вторых: я повторяю то, что я уже сказал в моем первом письме: с июля 1849 г. я никогда не писал ни в одной немецкой газете, за исключением выходившей в Бреславле* «Neue Oder-Zeitung» (1854 г.), в тот период, когда она редактировалась д-ром Эльснером и д-ром Штейном. Как показывают номера самой газеты и что несомненно охотно подтвердят гг. Эльснер и Штейн - я никогда не считал нужным хотя бы одним словом упоминать об эмиграции.

Пусть «National-Zeitung» приведет хотя бы один-единственный столбец из тех столбцов «реакционной прессы», которые


* Польское название: Вроцлав. Ред.


389
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

были «заполнены доносами», исходящими от меня или моих друзей. Но что верно и может быть доказано, так это то, что значительная часть лондонской немецкой эмиграции в течение ряда лет систематически заполняла немецкие газеты всех оттенков сплетнями обо мне. Я же никогда не использовал своих связей с «New-York Tribune», с чартистскими газетами и с «Free Press», чтобы взять реванш.

Что касается «связи с тайной полицией во Франции и Германии», то Хёрфель, известный французский полицейский агент, был долгое время в Париже главным агентом кинкелевского Эмигрантского союза. Он, в свою очередь, находился в связи с Бекманом, состоявшим одновременно и прусским полицейским агентом, и корреспондентом «Kolnische Zeitung». С другой стороны, Энглендер, точно так же известный французский полицейский агент, был долгое время парижским корреспондентом клики Руге. Таким образом, лондонская «демократическая эмиграция» - сама того не подозревая, разумеется, - полностью установила «связь с тайной полицией во Франции и Германии».

Наконец, Фогт, а вслед за ним и «National-Zeitung» говорит «о группе лиц, которые были известны среди эмиграции 1849 г. под именем серной банды, или также бюрстенгеймеров, которые сначала были рассеяны по Швейцарии, Франции и Англии, затем постепенно собрались в Лондоне и там в качестве своего видного главы почитали г-на Маркса».

Место это я считаю второстепенным, но для разъяснения и разоблачения клеветнических намерений Фогта и газеты «National-Zeitung» замечу все же следующее: Серной бандой называлось общество молодых немецких эмигрантов, которые в 1849- 1850 гг. поселились в Женеве и устроили свою штаб-квартиру в кафе «Европа». Это общество не носило ни политического, ни социалистического характера, а представляло собой в настоящем смысле слова «общество гуляк», которые сумасбродными выходками старались побороть первую горечь изгнания. Оно состояло из: Эдуарда Розенблюма - студента-медика, Макса Конхейма - торгового служащего, Корна - химика и аптекаря, Беккера - инженера и Л. С. Боркхейма - студента и канонира. Я ни разу не видал ни одного из них, за исключением г-на Беккера, с которым я однажды встретился на конгрессе демократов в Кёльне в 1848 году527. В середине 1850 г. члены этого общества, за исключением Корна, были высланы из Женевы и разъехались на все четыре стороны.

Приведенные выше сведения об этом совершенно неизвестном мне раньше обществе я получил благодаря любезности


390
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

г-на Боркхейма, стоящего сейчас во главе одного крупного торгового дела в Сити (44, Mark Lane). С самим г-ном Боркхеймом я познакомился только около двух недель тому назад, после того как я обратился к нему с письменной просьбой сообщить мне эти данные528.

Вот и все о серной банде.

Что касается бюрстенгеймеров, то это название было бранной кличкой, которую некий Абт, ныне секретарь епископа фрейбургского*, дал Просветительному обществу рабочих в Женеве. Дело в том, что Абт был объявлен бесчестным на одном общем собрании эмигрантов, на котором наряду с бывшими франкфуртскими парламентариями находились также и члены (эмигранты) Просветительного общества рабочих. В отместку он написал памфлет, в котором окрестил Просветительное общество рабочих бюрстенгеймерами, так как председателем его был в то время один щеточник [Burstenmacher] по имени Зауэрнгеймер529. Это женевское Просветительное общество рабочих не было связано ни со мной, ни с лондонским коммунистическим обществом**, к которому я принадлежал. Летом 1851 г. два члена этого женевского общества - адвокат Шили, живущий теперь в Париже, и П. Имандт - преподаватель семипарии в Данди, были высланы швейцарскими властями; они отправились в Лондон, где вступили в руководимое тогда Виллихом и Шаппером общество рабочих530, из которого через несколько месяцев, однако, вышли. Их отношение ко мне было отношением земляков и старых личных друзей. Единственный человек в Женеве, с которым я когда-либо поддерживал связь после моей высылки из Пруссии (1849 г.), был д-р Дронке, сейчас купец в Ливерпуле.

Итак, названия серная банда и бюрстенгеймеры, так же как и обозначаемые ими два различных общества, имеют отношение исключительно к Женеве. Оба эти общества никогда не находились ни в какой связи со мной. В Лондоне о них впервые узнали из передовой статьи «National-Zeitung», воспроизведенной в выдержках лондонской ежедневной газетой «Daily Telegraph».

Моя связь с «серной бандой» и «бюрстенгеймерами» является, следовательно, сознательной ложью Фогта, которую распространяет и «National-Zeitung».

IV) «National-Zeitung», в № 41, в передовой статье, озаглавленной «Как фабрикуют радикальные листовки», стр. 1, столбец 1, строка 49 сверху, пишет:


* - Марийе. Ред.

** - Союзом коммунистов. Ред.


391
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

«Сначала Фогт говорит только о «партии пролетариев», возглавляемой Марксом».

Этим самым газета отождествляет меня с «партией пролетариев», а потому все, что она говорит об этой партии, касается и лично меня. Между тем дальше в той же статье, столбец 2, строка 18 сверху и сл., говорится: «Таким образом в 1852 г. против швейцарских обществ рабочих был затеян постыднейший заговор с массовой фабрикацией фальшивых ассигнаций (подробности смотри у Фогта), заговор, который причинил бы швейцарским властям величайшие неприятности, если бы он не был своевременно раскрыт».

Ниже, в том же самом столбце, строка 33 сверху, говорится: ««Партия пролетариев» питает особую ненависть к Швейцарии и т. д.».

Из кёльнского процесса коммунистов в октябре 1852 г. «National-Zeitung» должно было быть известно (как знал это и Фогт из моих «Разоблачений о кёльнском процессе коммунистов»), что я никогда не был связан с Шервалем, который в 1852 г. занимался якобы этими происками в Швейцарии (г-н Карл Шаппер, живущий в Лондоне, 5, Percy Street, Bedford Square, с которым до кёльнского процесса Шерваль поддерживал отношения, готов дать все разъяснения по этому поводу). Она должна была знать, что во время кёльнского процесса коммунистов я через адвокатов разоблачил Шерваля как союзника Штибера; что, согласно вынужденным показаниям самого Штибера, Шерваль в 1851 г., то есть в то время, когда под руководством Штибера он составлял в Париже немецко-французский заговор531, принадлежал к враждебному мне обществу. Из книги Фогта, которой она посвятила две передовых статьи, «National-Zeitung» знала, что и после окончания кёльнского процесса я в печатавшейся в Швейцарии брошюре «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов» изобличал Шерваля как шпиона. Когда во время кёльнского процесса Шерваль якобы убежал из парижской тюрьмы, а на самом дело приехал в Лондон в качестве шпиона, тогдашнее виллихошапперовское общество рабочих приняло его с распростертыми объятиями, но в результате запроса о Шервале, который, по моим указаниям, адвокаты в Кёльне (а именно Шнейдер II) сделали на судебном следствии Штиберу, он был исключен из общества.

Итак, со сторолы Фогта и присоединившейся к нему «National-Zeitung» было бесстыднейшей и вполне сознательной клеветой возлагать на меня ответственность за швейцарские


392
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

подвиги, якобы совершенные заведомо враждебным мне индивидуумом, который был мною разоблачен и которого я преследовал. Фогт говорит о «приспешниках Маркса в Женеве», с которыми общался Шерваль. Но и теперь, как и в 1852 г., я не поддерживаю связей ни с кем из живущих в Швейцарии.

Повторяю то, о чем я Вам уже раньше писал*: 15 сентября 1850 г. я и мои друзья отделились от той части лондонского Центрального комитета существовавшего тогда немецкого коммунистического общества (называвшегося Союзом коммунистов), которая под руководством Виллиха занялась игрой «демократической эмиграции» в революцию и заговоры (впрочем, игрой, чрезвычайно ребяческой и безопасной). Мы перенесли Центральный комитет в Кёльн и не вели никакой переписки ни с какой частью континента, за исключением Кёльна. Эта переписка, как доказал кёльнский процесс, не содержала в себе ничего криминального. С весны 1851 г., как только в Кёльне были арестованы отдельные члены общества, мы (то есть лондонская часть общества) прервали все и всяческие сношения с континентом.

Я продолжал переписываться только с одним, впрочем лично мне незнакомым, другом арестованных (г-ном Бермбахом, бывшим депутатом франкфуртского Национального собрания) по вопросу о средствах защиты. Мои друзья в Лондоне собирались раз в неделю и принимали меры к тому, чтобы расстраивать бесстыдно применявшиеся и ежедневно возобновлявшиеся полицейские маневры Штибера. В середине ноября (1852 г.), после окончания кёльнского процесса, я, с согласия моих друзей, объявил Союз коммунистов распущенным и с того времени вплоть до настоящего момента не принадлежу ни к какому тайному, ни к открытому обществу. Фердинанд Фрейлиграт, бывший членом коммунистического общества и находившийся с осени 1848 г. до весны 1851 г. в Кёльне, а с весны 1851 г. до настоящего времени в Лондоне, может засвидетельствовать, что вышеприведенные утверждения в точности соответствуют истине. Впрочем, достаточным доказательством этого является прилагаемое письмо от 19 ноября 1852 г.**, найденное моим другом Ф. Энгельсом в его старых бумагах, на котором есть лондонский и манчестерский почтовые штемпели.

Прилагаемая брошюра***, цитируемая Фогтом и «National-Zeitung», была мною напечатана в Бостоне (в Америке), после того как первое ее издание, вышедшее в Базеле у Шабелица


* См. настоящий том, стр. 368. Ред.

** Текст указанного письма Маркса Энгельсу см. в настоящем томе, стр. 401-402. Ред.

*** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.


393
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

тиражом в 2000 экземпляров, было конфисковано на баденской границе. Вы увидите из нее, так же как позднее и из затеянного в Берлине процесса Штибера - Эйххофа532, что в деятельности коммунистического общества, к которому я до середины 1852 г. принадлежал, не было никакого состава преступления, который давал бы основание для обвинения. А с другой стороны, я и мои лондонские друзья, несмотря на чрезвычайную ограниченность наших средств, так энергично разрывали все сети полицейской интриги, что под конец, - как говорит в своих признаниях в «New-Yorker Criminal-Zeitung» от 22 апреля 1853 г. некий Гирш533, бывший агент Штибера, находящийся в настоящее время в заключении в Гамбурге, - для того чтобы обеспечить осуждение заключенных, Гирш должен был под фамилией Хаупта поехать в Кёльн и, выступив в роли Хаупта, дать на суде ложные показания под присягой.

Но, по словам Гирша, накануне выполнения этого плана г-н фон Хинкельдей написал: «Государственный прокурор надеется, что при благоприятном составе присяжных будет вынесен обвинительный приговор и без чрезвычайных мер и поэтому он» (Хинкельдей) «просит пока ничего не предпринимать».

Само собой разумеется, что прилагаемая брошюра имеет юридическую ценность лишь для выяснения моей борьбы против Штибера - Хинкельдея и тогдашней прусской полицейской системы. Упоминаемые в ней общества уже давно принадлежат истории.

V) В заключение, чтобы Вам было ясно, какое значение имеет для меня этот процесс против «National-Zeitung» по обвинению ее в клевете, я коснусь еще вкратце тех последствий, к которым привели в Лондоне передовые статьи «National-Zeitung».

В «Daily Telegraph» (лондонской ежедневной газете) от 6 февраля 1860 г. появилась статья в два с половиной столбца, озаглавленная «The Journalistic Auxiliaries of Austria» («Газетные пособники Австрии»).

Эта статья, помеченная Франкфуртом-на-Майне, а на самом деле написанная в Берлине, является, как показывает уже самое поверхностное сравнение, отчасти простым пересказом, а отчасти дословным переводом передовых статей в № 37 и № 41 «National-Zeitung», которые я вменяю в вину этой газете. Соответствующий номер газеты «Daily Telegraph» я пришлю Вам в ближайшие дни. В этой статье «Telegraph», так же как и «National-Zeitung», вопервых, превращает меня и моих друзей в «союзников тайной полиции». И, во-вторых, дословно переводит приведенное мной в разделе IV место из «NationalМАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г. 394

Zeitung» относительно серной банды, угрожающих вымогательских писем, а также место о моей связи с фабрикацией Шервалем фальшивых ассигнаций в Швейцарии и т. д.

Как только появилась эта статья, я немедленно написал редактору «Daily Telegraph»* и, угрожая ему процессом о клевете (action for libel), потребовал, чтобы on принес мне amende honorable**. Он ответил, что послал мое письмо своему немецкому корреспонденту и будет ждать его ответа. Ответ этот появился в номере «Daily Telegraph» от 13 февраля 1860 г. и в дословном переводе (оригинал Вы получите через несколько дней) гласит: «Франкфурт-на-Майне, 8 февраля. Я лишь вкратце отвечу на те замечания, которые сделал д-р Маркс по поводу одной из посланных мною Вам корреспонденций. Он просто обратился не по адресу. Если бы этот ученый господин обратился со своими замечаниями к самому д-ру Фогту или к одному из той сотни немецких редакторов, которые цитировали книгу д-ра Фогта, то его поведение соответствовало бы тому, что требуется в данном случае. Но д-р Маркс оставляет без опровержения многочисленные обвинения, выдвинутые против него в его собственном отечестве, и предпочитает изливать свой гнев на единственную английскую газету, поместившую на своих страницах утверждения, которые печатались и перепечатывались почти во всех сколько-нибудь значительных немецких городах. Этот ученый господин забывает, по-видимому, то обстоятельство, что он не имеет ни малейшего права жаловаться на опубликование в английской газете некоторых неприятных для него сведений, раз он не считает нужным привлечь к ответственности авторов и распространителей порочащих его слухов в его собственном отечестве. В заключение я изъявляю мою полную готовность признать ложность утверждений, имеющихся в указанных сообщениях, как только д-р Маркс убедит мир в ложности этих последних. Если у него есть необходимые для этой цели доказательства, то для него ничего не может быть легче, как добиться столь желательного для него результата. В его распоряжении имеется по меньшей мере 50 немецких городов, где он может начать процессы и добиться присуждения редакторов к надлежащему наказанию. Если же он не желает стать на этот путь, то английский корреспондент вовсе не обязан опровергать утверждения, которые исходили не от него и которые он только повторял, полагаясь на бесспорный авторитет чрезвычайно почтенных источников».

Отмечу мимоходом те преувеличения, которыми берлинский корреспондент газеты «Daily Telegraph» (кажется, некий еврей по имени Мейер***) старается прикрыть свой плагиат из «National-Zeitung». Сначала он говорит о сотне немецких редакторов, потом о многих тысячах (а именно, о количестве редакторов, соответствующем числу имеющихся в Германии сколько-нибудь


* К. Маркс. «Письмо редактору газеты «Daily Telegraph»». Ред.

** - извинения. Ред.

*** Берлинским корреспондентом «Daily Telegraph» был Абель (см. настоящий том, стр. 442-443). Ред.


395
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 24 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

значительных городов), а в конце концов говорит, что я должен был бы возбудить обвинение против 50 редакторов по меньшей мере. А под чрезвычайно почтенными источниками он подразумевает свой единственный источник - берлинскую «National-Zeitung».

Замечу также мимоходом, что в моем письме редактору «Daily Telegraph» от 6 февраля, которое, как он сам мне писал, он переслал своему немецкому корреспонденту, я извещал редактора «Telegraph», а через него и его корреспондента, что я начну процесс о клевете против берлинской «National-Zeitung».

Единственным обстоятельством, которое, по моему мнению, имеет здесь решающее значение, является то, что «Daily Telegraph», прикрываясь своим корреспондентом, отказывает мне в каком бы то ни было удовлетворении, прежде чем я не проведу процесса против одной из немецких газет. Газета ссылается на «почтенный» авторитет «National-Zeitung», которая одна только и поместила в этой связи опубликованные «Daily Telegraph» утверждения.

Вы понимаете, какой скандал вызвала в Лондоне статья «Telegraph». Этим скандалом я обязан газете «National-Zeitung». Уже в интересах моей семьи я должен начать процесс о клевете (action for libel) против «Telegraph», предварительные расходы по которому - до окончания процесса - составят здесь по меньшей мере 200 фунтов стерлингов. До какой безграничной подлости может дойти Фогт, видно из того, что он распространяет гнусную инсинуацию, будто моя мнимая связь с «Neue Preusische Zeitung» объясняется тем, что моя жена - сестра бывшего прусского министра фон Вестфалена.

Я жду немедленного извещения (если Вы еще не отправили мне письма) о получении Вами следующих писем: 1) Письма из Лондона от 13 февраля вместе с авансом в 15 талеров.

2) Письма из Манчестера от 21 февраля вместе с доверенностью и 7 приложениями.

3) Настоящего письма из Манчестера от 24 февраля с приложением брошюры «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов» и письма, которое я написал 19 ноября 1852 г. Ф.

Энгельсу и на котором имеются лондонский и манчестерский почтовые штемпели.

С глубоким уважением преданный Вам д-р Карл Маркс Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXV, 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого


396
МАРКС - ЛИБКНЕХТУ, 27 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

14

МАРКС - ВИЛЬГЕЛЬМУ ЛИБКНЕХТУ В ЛОНДОН [Черновик]

Манчестер, 27 февраля 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road Дорогой Либкнехт!

Познакомь Шаппера с книгой Фогта*. Сходи к нему. Он расскажет тебе, что я ему написал.

Судя по письму, которое я получил вчера от моего берлинского адвоката**, с этим делом все в порядке. В информации, которую я ему послал, я одновременно изложил необходимое и относительно тебя. Проработай полностью относящуюся к тебе часть книги Фогта, так чтобы я в любой момент мог этим воспользоваться. Но придерживайся в точности фактов.

Далее, необходимо, чтобы резолюция против Фогта, принятая в мою защиту Просветительным обществом рабочих 6 февраля 1860 г.534 и подписанная председателем общества***, была немедленно засвидетельствована судьей (то есть подпись).

Сердечный привет твоей жене и тебе.

Твой К. М.


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

** - юстицрата Вебера. Ред.

*** - Мюллером. Ред.

**** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

***** - «Daily Telegraph». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXV, 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 15

МАРКС - КАРЛУ ШАППЕРУ В ЛОНДОН [Черновик]

Манчестер, 27 февраля 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road Дорогой Шаппер!

В письме к Либкнехту я попросил его познакомить тебя с книгой Фогта****, чтобы ты сам мог убедиться, насколько важен берлинский процесс против «National-Zeitung» (процесс против «Telegraph»***** имеет второстепенное значение) для исторического оправдания нашей партии и для ее дальнейшего положения в Германии. Я получил вчера письмо от моего берлин-


397
МАРКС - ШАППЕРУ, 27 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

ского адвоката*, из которого видно, что г-ну Цабелю из «National-Zeitung» придется искупить свое усердие по отношению к Фогту более близким знакомством с тюрьмой. Мой адвокат считает важным, чтобы ты как можно скорее дал перед лондонским судьей (судья с Боустрит подходящий человек, он уже знает Либкнехта, который может пойти с тобой) нижеследующий affidavit** или affidavit в этом роде: «Сим заявляю, что в таком-то году и т. д. Шерваль (иначе Кремер и т. д.) вступил по моей рекомендации в лондонское отделение немецкого общества взаимопомощи под названием «Der Bund» (Союз)*** (общество, которое, кстати сказать, давно уже прекратило существование); в 1848 г. вышеназванный Шерваль, проезжая через Кёльн, имел короткую беседу со мной, о которой я даже не упомянул д-ру Карлу Марксу. Шерваль был в то время лицом, ему совершенно неизвестным; в 1851-1852 гг., во время своего пребывания в Париже, Шерваль принадлежал к тому отделению немецкого общества взаимопомощи под названием «Союз» - и вел с ним переписку, - которым руководили в то время я и г-н Виллих, проживающий в настоящее время в Цинциннати, в Соединенных Штатах. Осенью 1852 г., по возвращении из Парижа в Лондон, Шерваль вступил в открытое немецкое рабочее общество, называемое «Просветительное общество рабочих», членом которого он был прежде и которым в то время руководили я и вышеназванный г-н Виллих. В результате публичного разоблачения Шерваля в Кёльне во время судебного процесса д-ра Беккера**** и прочих и в результате сведений, полученных из других источников, вышеназванный Шерваль был публично исключен из указанного клуба немецких рабочих и вскоре после этого исчез из Лондона»535.

Энгельс шлет тебе сердечный привет; впрочем, весной он сам как-нибудь приедет в Лондон. Прошу тебя, не теряй времени.

Твой К. М.

В affidavit говорится об «обществе взаимопомощи», так как такого рода вещь звучит в ушах английского судьи совсем невинно; к тому же под «обществом взаимопомощи» можно понимать все что угодно.


* - юстицрата Вебера. Ред.

** - заявление перед судьей, равносильное показанию под присягой. Ред.

*** Имеется в виду Союз коммунистов. Ред.

**** - Германа Беккера. Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXV, 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого и английского


398
МАРКС - МУЗЕМБИНИ, 27 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

16

МАРКС - МУЗЕМБИНИ В ЛОНДОН [Черновик]

Манчестер, 27 февраля 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road*

Дорогой Музембини!

Г-н Фаухер, должно быть, уже сказал Вам, что как раз теперь я занят двумя процессами о клевете, из которых один возбуждается против «National-Zeitung» в Берлине, другой - против «Daily Telegraph» в Лондоне. Оба они связаны с Фогтом, с брошюрой этого бонапартистского агента, направленной против меня**.

В связи с этим мне в высшей степени важно иметь точные сведения о связи генерала Клапки с Генеральным швейцарским банком и Оттоманским банком, о взаимоотношениях этих двух банков, о связях Оттоманского банка с Мусурусом и об отношениях последнего с Россией. Вы меня в высшей степени обяжете, если доставите нужные мне сведения, послав мне их по моему теперешнему манчестерскому адресу.

Кланяйтесь от меня г-же Музембини.

Остаюсь преданный Вам Карл Маркс


* Под датой надпись Маркса: «Вложено в письмо к моей жене; адресовано Музембини под вышеозначенным числом следующее:». Ред.

** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

Впервые опубликовано на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXV, 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с английского 17

МАРКС - ФЕРДИНАНДУ ФРЕЙЛИГРАТУ В ЛОНДОН Манчестер, 29 февраля 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road Дорогой Фрейлиграт!

Мне было очень приятно получить твое письмо, так как я вступаю в дружбу лишь с очень немногими, но зато дорожу


399
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 29 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

ею. Люди, бывшие моими друзьями в 1844 г., остались ими и поныне. Что же касается собственно официальной части твоего письма, то она основана на крупных недоразумениях. Поэтому скажу в пояснение следующее: 1. Процесс Эйххофа - Штибера536.

«Материал», который я доставил Юху (при этом я ему заявил, что ни он, ни Эйххоф не заслуживают моей поддержки по двум причинам: во-первых, из-за того, в каком духе они писали в «Hermann» о кёльнском процессе; во-вторых, потому, что я убежден, что Эйххоф является прочным орудием в руках бывшего полицейрата Дункера, который хочет отомстить Штиберу, совершенно так же, как некогда в Париже Видок отомстил Жиске, но что я тем не менее сделаю все возможное, чтобы содействовать падению и наказанию Штибера, хотя бы для того, чтобы отомстить за смерть моего друга д-ра Даниельса), - этот «материал» сводится к следующему: Я дал Юху экземпляр «Разоблачений о кёльнском процессе коммунистов» - заметь, мое печатное произведение, изданное сначала в Швейцарии; а затем в Бостоне и цитируемое Фогтом в качестве общеизвестной книги, то есть отнюдь не «секретный материал».

Я сказал Юху, что эта книга содержит все, что я знаю.

Наконец, я указал ему на то, что Левальду (защитнику Эйххофа) следует допросить в качестве свидетеля находящегося в гамбургской тюрьме Гирша. Это было сделано. Гирш показал теперь под присягой, что «книга протоколов» была прусским изделием и все остальное с юридической точки зрения было противозаконным.

Итак, «разоблачения», которые будут сделаны на этом процессе на основании моих «материалов», снимают с бывших членов Союза даже видимость юридической виновности и «разоблачают» прусскую полицейскую систему, которая, раз утвердившись в результате «кёльнского процесса» и гнусной трусости кёльнских присяжных, выросла в Пруссии в господствующую силу, ставшую теперь, наконец, невыносимой даже для самих буржуа и для министерства Ауэрсвальда. Вот и все.

К тому же меня просто удивляет, что тебе могла прийти в голову мысль, будто я способен предоставить что-либо к услугам полиции. Вспомни небезызвестные тебе письма из Кёльна (1849-1850 гг.), в которых меня прямо упрекали в том, что я дал заглохнуть агитационной деятельности Союза (я это сделал тогда, имея на то веские причины и уж, конечно, не из личных соображений).


400
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 29 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

2. Мой процесс против «National-Zeitung».

Прежде всего замечу, что с тех пор, как в ноябре 1852 г., по моему предложению, Союз был распущен, я больше никогда не принадлежал и не принадлежу ни к какому тайному или открытому обществу, и, следовательно, партия в этом совершенно эфемерном смысле слова вот уже восемь лет как перестала для меня существовать. Лекции по политической экономии, которые я читал после выхода моей работы* (с осени 1859 г.) некоторым передовым рабочим, в том числе и бывшим членам Союза, не имели ничего общего с закрытым обществом, даже меньше, например, чем доклады г-на Герстенберга в Шиллеровском комитете.

Ты помнишь, что я получил от руководителей довольно разветвленного нью-йоркского Коммунистического союза537 (в числе их был и Альбрехт Комп, директор Генерального банка, 44, Exchange Place, New-York) прошедшее через твои руки письмо, в котором меня в сущности просили реорганизовать старый Союз. Прошел целый год, прежде чем я ответил, а затем я написал, что с 1852 г. я не связан ни с каким объединением и что я глубоко убежден в том, что мои теоретические работы приносят больше пользы рабочему классу, чем участие в объединениях, время для которых на континенте миновало. После этого в лондонской газете «Neue Zeit» г-на Шерцера не раз помещались резкие нападки на меня за эту «бездеятельность»; хотя мое имя и не упоминалось, но было совершенно ясно, о ком идет речь.

Когда Леви приехал (в первый раз) из Дюссельдорфа - он и тебя тогда часто посещал, - он вздумал даже соблазнять меня обещанием поднять восстание фабричных рабочих в Изерлоне, Золингене и т. д. Я резко высказался против такого бесполезного и опасного безумства. Кроме того, я ему заявил, что не принадлежу больше ни к какому «союзу» и ни в коем случае не могу вступать в такого рода объединения, хотя бы уже потому, что подобные связи опасны для наших людей в Германии. Леви вернулся в Дюссельдорф и, как мне вскоре оттуда написали, с большой похвалой отзывался о тебе, всячески обличая в то же время мое «доктринерское» безразличие538.

Итак, о «партии» в том смысле, в каком ты о ней пишешь, я ничего не знаю начиная с 1852 года. Если ты - поэт, то я - критик, и, право, с меня хватит опыта 1849-1852 годов.

«Союз», так же как и Общество времен года в Париже539, как сотни других обществ, был лишь эпизодом в истории партии,


* К. Маркс. «К критике политической экономии». Ред.


401
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 29 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

которая повсюду стихийно вырастает на почве современного общества.

В Берлине мне нужно доказать две вещи (в отношении старой и уже устарелой истории с Союзом): Во-первых, что с 1852 г. не существует подобного рода общества, членом которого я бы состоял.

Затем, что г-н Фогт - гнуснейший клеветник, поскольку он забрасывает существовавшее до ноября 1852 г. общество коммунистов большей грязью, чем это делал Теллеринг.

Последнее ты, несомненно, сам можешь подтвердить, и твое письмо к Руге (написанное летом 1851 г.) служит доказательством того, что в течение периода, о котором здесь только и идет речь, ты рассматривал подобного рода нападки как направленные и против тебя лично.

Заявление в «Morning Advertiser», «Spectator», «Examiner», «Leader», «People's Paper» было подписано также и тобой*. Одна из копий этого заявления находится среди судебных материалов кёльнского процесса.

К тому же ты не сделал никаких возражений, когда об этом было вновь упомянуто в моих «Разоблачениях» (стр. 47 бостонского издания)540.

Ты фигурировал также в качестве кассира в нашем печатном воззвании по сбору пожертвований в пользу осужденных541.

Впрочем, едва ли нужно напоминать об этом.

Но совершенно необходимо, чтобы мой берлинский адвокат** имел в руках следующее мое письмо Энгельсу, которое является юридическим документом, так как было послано без конверта и на нем имеются оба почтовых штемпеля - Лондона и Манчестера: «Лондон, 19 ноября 1852 г.

28, Dean Street, Soho Дорогой Энгельс!

В прошлую среду*** Союз**** по моему предложению распустил себя и объявил несвоевременным дальнейшее существование Союза также на континенте. Впрочем, на континенте он фактически уже не существует со времени ареста Бюргерса и Рёзера. Прилагаю заявление для английских газет и т. д. Кроме того я пишу еще литографированную корреспонденцию» (вместо нее я выпустил впоследствии у Шабелица


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Заявление в редакции английских газет». Ред.

** - юстицрат Вебер. Ред.

*** - 17 ноября 1852 года. Ред.

**** - Союз коммунистов. Ред.


402
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 29 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

брошюру*) «с подробным изложением подлостей, совершенных полицией, и т. д., а для Америки воззвание о пожертвованиях в пользу арестованных и их семей. Кассиром является Фрейлиграт. Подписано всеми нашими». (Остальные несколько строк не имеют значения.)

«Твой К. М.»542

В подобном документе я, разумеется, не могу вычеркнуть ни одного имени. Это единственный случай, когда я пользуюсь твоим именем с целью установления факта, а именно факта роспуска Союза, поскольку твое имя случайно встречается в моем письме от 1852 года. Я не вижу в этом ничего для тебя компрометирующего.

Одно твое письмо, написанное в 1851 г., я хотел бы использовать для брошюры**, которая выйдет после процесса. В нем нет абсолютно ничего компрометирующего в юридическом смысле. Но так как это продлится еще много недель, то я переговорю с тобой по этому поводу лично.

Из вышесказанного следует: «Собрания, постановления и деяния партии» после 1852 г. относятся к миру фантазии, о чем ты, впрочем, мог бы знать и без моих заверений и, судя по твоим весьма многочисленным письмам ко мне, по-видимому, знал.

Единственная деятельность, которую я вместе с несколькими единомышленниками по ту сторону океана продолжал и после 1852 г., пока это было нужно, то есть до конца 1853 г., - была «система презрительных насмешек», как окрестил ее г-н Людвиг Симон в 1851 г. в «Tribune»543, насмешек над демократическим эмигрантским жульничеством и игрой в революцию. Твое стихотворение против Кинкеля***, так же как и твоя переписка со мной в течение этого времени, доказывают, что ты был в этом со мной вполне солидарен.

Впрочем, это не имеет никакого отношения к предстоящим процессам.

Теллеринг, Бандья, Флёри и т. д. никогда не принадлежали к «Союзу». Что в бурю поднимается пыль, что во время революции не пахнет розовым маслом и что время от времени кто-нибудь даже оказывается забрызганным грязью, это - несомненно. Или - или. Однако, если принять во внимание, какие огромные усилия употребляет весь официальный мир в борьбе против нас, официальный мир, который, чтобы нас погубить,


* К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

** К. Маркс. «Господин Фогт». Ред.

*** Ф. Фрейлиграт. «Иосифу Вейдемейеру (стихотворное послание I)». Peд.


403
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 29 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

не только слегка нарушал уголовный кодекс, а прямо-таки глубоко в нем увязал; если принять во внимание грязную клевету «демократии глупости», которая не может простить. что у нашей партии больше ума и характера, чем у нее самой; если знать историю всех остальных партий того же периода; если, наконец, спросить себя, какие же факты (а не гнусности какого-нибудь Фогта или Теллеринга, которые можно опровергнуть перед судом) могут быть выдвинуты против всей партии, - то приходишь к заключению, что в этом XIX столетии наша партия выделяется своей чистотой.

Разве в обиходе и деловых отношениях буржуазного общества возможно избежать грязи?

Как раз там ее естественное место. Пример - сэр Р. Карден (см. парламентскую Синюю книгу о подкупах во время выборов)544; пример - г-н Клапка, о личности которого я теперь получил самые точные сведения. Клапка ни на йоту не лучше, пожалуй, даже хуже, чем «Бандья», которому, впрочем, он и Кошут, несмотря на его черкесские подвиги и на мои публичные разоблачения*, до сих пор в Константинополе оказывают протекцию, только потому, что он слишком близко заглянул им в карты. В личном отношении Бандья был приличнее, чем Клапка. Он содержал любовницу, Клапка же долгие годы сам жил на содержании у своей любовницы и т. д. Пусть чистота Беты уравновешивает грязь Теллеринга, и пусть даже распутство Рейфа находит свой эквивалент в целомудрии Паулы, которая, во всяком случае, не была членом партии, да и не выдавала себя за такового.

Респектабельную подлость или подлую респектабельность платежеспособной (впрочем, и это, как показывает всякий торговый кризис, лишь с весьма двусмысленными оговорками) морали я не ставлю ни на грош выше нереспектабельной подлости, от которой не были вполне свободны ни первые христианские общины, ни Якобинский клуб, ни наш покойный «Союз». Только при буржуазных взаимоотношениях привыкаешь к тому, что теряется чувствительность к респектабельной подлости или подлой респектабельности.

3. Особое дело Фогта - Блинда.

После affidavits** Фёгеле и Вие (ложные affidavits, как известно, караются ссылкой) и после вынужденных благодаря этим показаниям заявлений Блинда в аугсбургской «Allgemeine Zeitung» и д-ра Шайбле («Daily Telegraph» от 15 февраля)545


* К. Маркс. «Предатель в Черкесии». «Любопытная страничка истории». «Еще одна странная глава современной истории». Ред.

** - заявлений перед судьей, равносильных показанию под присягой. Ред.


404
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 29 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

дело настолько выяснилось, что твое показание по этому вопросу стало теперь совершенно излишним. В деле Блинда мне мешает только слишком большое обилие данных.

По этому делу я обратился к Эрнесту Джонсу, с которым я уже два года не встречался изза его глупого отношения к Брайту, Гилпину и т. д., от чего он теперь публично отказался546.

Я обратился к нему, во-первых, потому, что он по собственному почину, как и многие другие, в том числе совершенно неизвестные мне лица, немедленно по выходе «Telegraph» от 6 февраля выразил мне свое глубокое возмущение по поводу гнусности Фогта547, который имеет наглость утверждать, что Союз коммунистов был основан - и действовал и этом направлении в 1849-1852 гг. - с целью вымогать деньги у скомпрометированных в Германии лиц, угрожая им доносом, и, на основании моего «родства» с фон Вестфаленом делает вывод о моей «связи» с «Neue Preusische Zeitung» и т. д. (я был рад этой демонстрации Джонса из-за своей жены, так как от дам нельзя требовать, чтобы они были нечувствительны к политическим неприятностям и так как они обычно измеряют степень серьезности или несерьезности дружбы как раз по катастрофам); во-вторых, потому, что я не хотел по поводу весьма неприятного в юридическом отношении для Блинда дела обратиться к настоящему английскому адвокату - не из-за самого Блинда, а из-за его жены и детей. По этим же соображениям я не послал английского циркуляра* в «Morning Advertiser» и вообще ни в одну английскую газету, кроме «Telegraph». Джонс сказал мне следующее: «Ты можешь - и я сам пойду с тобой в суд - на основании affidavit Вие добиться немедленного приказа об аресте Блинда по обвинению его в тайном сговоре. Однако имей в виду, что это - уголовное преследование и коль скоро оно будет начато, приостановить его ты уже не сможешь».

Тогда я спросил Джонса (который может тебе все это подтвердить; адрес его: 5, Cambridge Place, Kensington, W.), не может ли он предостеречь Блинда и, таким образом, заставить его рассказать все, что он знает о Фогте, и сознаться в ложности сделанных им в аугсбургской «Allgemeine Zeitung» показаний.

Джонс ответил: «В случаях тайного сговора, ввиду их уголовного характера, всякая попытка со стороны, адвоката уладить дело или содействовать компромиссу сама уголовно наказуема».


* К. Маркс. «Процесс против «Аугсбургской газеты»». Ред.


405
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 29 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

Джонс выступит в деле с «Telegraph» в качестве моего адвоката.

После сказанного Джонсом я очутился в затруднительном положении, так как, с одной стороны, в интересах своей семьи я обязан заставить «Telegraph» напечатать опровержение, а с другой стороны, я не хотел предпринимать никаких шагов, которые могли бы юридически повредить семье Блинда. Я нашел выход, послав другу Блинда, Луи Блану, копию обоих affidavits вместе с письмом, в котором написано, между прочим, буквально следующее: «Я буду очень сожалеть, не ради самого г-на Блинда, который вполне заслужил это, а ради его семьи, если я буду вынужден возбудить против него уголовное преследование».

Этот мой шаг привел к появлению заявления Шайбле (бедняжка!), точно так же, как мой печатный циркуляр, который я немедленно по его выходе послал Блинду, вызвал в тот же день публикацию в аугсбургской «Allgemeine Zeitung» его заявления против Фогта. Блинд с его баденскими провинциальными уловками позабыл, что имеет дело с человеком, который бывает беспощаден, когда дело идет о его личной чести или о чести его партии.

Положение теперь таково: дело против «Daily Telegraph» возбуждено, но мой адвокат будет затягивать его, пока не кончится процесс против «National-Zeitung». Если бы Шайбле открыто сообщил мне все, что он знает о Фогте (Шайбле, конечно, tame elephant* в руках Блинда), то, после его заявления в «Telegraph» от 15 февраля, мне было бы совершенно незачем передавать в лондонский суд эти affidavits. В Берлине же, где это не может иметь никаких судебных последствий для Блинда, избежать этого, конечно, нельзя. Является ли Шайбле подлинным (в литературном смысле) автором «листовки»** или нет, - это не может изменить установленных на основании affidavits фактов, что приведенные Блиндом в аугсбургской «Allgemeine Zeitung» показания*** ложны, что они добыты путем тайного сговора, что листовка была набрана в типографии Холлингера, написана рукой Блинда и передана им Холлингеру для напечатания.

Все эти вещи, конечно, отвратительны, но не более отвратительны, чем вся история Европы, начиная с 1851 г., со всем ее развитием в области дипломатии, военного дела, литературы и кредита.


* - буквально: ручной слон; в переносном смысле: послушное орудие. Ред.

** - листовки «Предостережение». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 379-380. Ред.


406
МАРКС - ФРЕЙЛИГРАТУ, 29 ФЕВРАЛЯ 1860 г.

«Да, вопреки всему, всему»*, девиз «филистеры идут на меня»** всегда будет для нас предпочтительнее девиза «под пятой филистера».

Я открыто высказал тебе свой взгляд и надеюсь, что в основном ты его разделяешь. Кроме того, я постарался рассеять недоразумение, будто под «партией» я понимаю «Союз», переставший существовать восемь лет тому назад, или редакцию газеты***, прекратившую свое существование двенадцать лет тому назад. Под партией я понимал партию в великом историческом смысле.

Твой искренний друг К. Маркс Р. S. Я только что получил письмо от жены, из которого следует, что было бы очень желательно, чтобы ты выдал мне в субботу (послезавтра) (не в пятницу, ибо я еще присчитываю статью, посланную во вторник) 16 ф. ст. в счет «Tribune». Мой «главный уполномоченный»**** нанесет свой визит, как обычно.


* Слова из стихотворения Фрейлиграта «Вопреки всему», написанного по мотивам Роберта Бёрнса. Ред.

** Перефразированное выражение из Библии (Книга судей, глава 16). Ред.

*** - «Neue Rheinische Zeitung». Ред.

**** По-видимому, Женни Маркс. Ред.

Впервые опубликовано со значительными сокращениями в журнале «Die Neue Zeit», Erganzungshefte, № 12, 1911-1912 и полностью на русском языке в Сочинениях К. Маркса и Ф. Энгельса, 1 изд., т. XXV, 1934 г.

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 18

МАРКС - ФЕРДИНАНДУ ЛАССАЛЮ В БЕРЛИН Манчестер, 3 марта 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road Дорогой Лассаль!

Отвечаю тебе немедленно, но пишу кратко (надеюсь, однако, ясно), так как по горло занят работой по подготовке двух процессов.

1. Относительно моего процесса против «National-Zeitung».

Об исходе процесса ты не можешь судить потому, что не знаешь, во-первых, какими документами я располагаю, а во-вторых, какой чистейшей выдумкой являются лживые измышления


407
МАРКС - ЛАССАЛЮ, 3 МАРТА 1860 г.

Фогта. Но ты должен был с самого начала стоять за атаку. Второй процесс возбуждается мною против лондонской газеты «Daily Telegraph» за то, что она воспроизвела и распространила статьи «National-Zeitung». «Telegraph» - гнуснейшая ежедневная газета в Лондоне, - а это кое-что значит, - но отнюдь не маленькая газетка. Из всех лондонских ежедневных газет у нее самый большой тираж. Она специально субсидируется Пальмерстоном, вот почему в ней так охотно поместили эту мерзость против меня.

«Рыцаря благородного сознания»* ты получишь.

2. «Величественный жест» существует только в твоем воображении548, а вот то, что в обоих твоих письмах ко мне, которые я показал Энгельсу, Вольфу и моей жене, по их единогласному мнению, чувствуется некоторое замешательство из-за мерзкой брошюры Фогта**, - это, по-видимому, несомненно, если только tres faciunt collegium***.

Я послал тебе эту записку**** и пр., чтобы ad oculos***** продемонстрировать тебе, в какую ярость ты придешь от такой дряни, хотя записка не напечатана и не идет ни в какое сравнение с клеветническими измышлениями Фогта.

Фогт инкриминировал мне уголовно-наказуемые проступки. В твоих письмах я не заметил никакого негодования по отношению к этому филистеру, по твоему мнению, мне следовало даже принести ему публичные извинения. Если бы Фогт знал о твоих отношениях со мной и имел записку Висса, то он напечатал бы ее в качестве аутентичного документа из истории серной банды549. Твое предположение, что я уже где-то публично упоминал (помимо одного письма к тебе550) о доказательствах, имеющихся у Блинда против Фогта, - легкомысленно.

Что Фогт - бонапартистский агент, мне стало совершенно ясно из его книги******. Когда Виллих (Техов написал лишь то, что нашептывал ему Виллих в 1850 г.) в 1853 г. в Соединенных Штатах обливал меня подобной же грязью, Вейдемейер, д-р Якоби и Клусс сами, прежде чем я узнал об этом, публично объявили все это бесчестной клеветой551. В Германии ни один из моих тамошних друзей не заявил ни единого слова протеста против этих неслыханных нападок; вместо этого - письма с отеческими увещеваниями по моему адресу.


* К. Маркс. «Рыцарь благородного сознания». Ред.

** К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.

*** - трое составляют совет. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 377. Ред.

***** - наглядно. Ред.

****** К. Фогт. «Исследования о современном положении Европы». Ред.


408
МАРКС - ЛАССАЛЮ, 3 МАРТА 1860 г.

Поэтому было вполне уместно, послав тебе эту записку и пр., поставить тебя в мое положение или, вернее, сделать так, чтобы у тебя создалось правильное, несколько более пристрастное и менее доктринерское мнение о моем положении.

Я послал тебе не копию письма д-ра Висса, а оригинал (то есть присланную мне из Америки копию). Дронке ничего не знает об этой записке.

О составлении кондуита не может быть и речи552. В личном письме к лицу*, получившему записку Висса, я отзывался о тебе как об одном из самых способных людей нашей партии и как об интимном друге моем и Энгельса. Получатель письма, которого я не могу назвать, предварительно его не запросив, показал, по-видимому, это письмо Виссу или, по крайней мере, передал ему его содержание. Отсюда излияния Висса. Я не нахожусь и никогда не находился ни в какой связи с Виссом. В былые времена он предлагал свои услуги «Neue Rheinische Zeitung» и прислал одну корреспонденцию, которую я бросил в корзину, ничего ему не ответив. В Нью-Йорке (в газете Вейтлинга «Republik der Arbeiter») он напечатал полдюжины идиотских статен против меня.

Слова «официальные» обвинения** я употребил, только противопоставляя их «конфиденциальному» письму Висса. Сейчас это слово мне самому кажется чрезвычайно забавным - я ведь тогда писал второпях.

Я не могу сказать, кто эти люди из Дюссельдорфа, не нарушив доверия***. Достаточно будет заметить, что я не вступал с ними ни в какую связь. Что касается неблагодарности рабочих, то неблагодарность по отношению к тебе - это детская игра по сравнению с тем, что испытал я на своей собственной шкуре. Леви, во всяком случае, не является этим лицом или одним из этих лиц. Беккер, Бермбах, Эрхардт, Улендорф (последнее имя мне неизвестно} никогда не писали мне ни единой строчки против тебя или относительно тебя553.

Я не «вступал в связь» с Беккером****. Центральный комитет Союза***** был перенесен в Кёльн. Окончательные решения принимались там. (Этот Союз, как и все с ним связанное, давно уже отошел в прошлое. Его документы, за исключением двух или трех, находятся в Америке.) В Кёльне и приняли Беккера. Таким образом он вступил в связь со мной.


* - Клуссу. Ред.

** См. настоящий том, стр. 377. Ред.

*** Там же.

**** - Германом Беккером. Ред.

***** - Союза коммунистов. Ред.


409
МАРКС - ЛАССАЛЮ, 3 МАРТА 1860 г.

Если ты теперь сравнишь упомянутые факты с твоим истолкованием их, то ты убедишься, что обладаешь особым талантом «недоверия».

Что касается моего недоверия, то за те восемнадцать лет, что я выступаю публично, я знаю только два случая (ты сделаешь мне одолжение, если приведешь другие факты), когда с некоторым кажущимся основанием можно было бы обвинить меня в этой душевной болезни: а) В «Neue Rheinische Zeitung» я поместил полученный из Парижа донос на Бакунина. Он исходил из двух совершенно независимых друг от друга источников. Одним из этих источников был один знакомый мне поляк*. Другим - парижский литографированный бюллетень, который все равно подсунул бы донос редакциям всех газет, если бы я его и не напечатал. Публичное предъявление обвинения было в интересах дела и в интересах Бакунина. Бакунинское опровержение в «Neue Oder-Zeitung» я сейчас же перепечатал. Косцельский, которого он послал в Кёльн, чтобы передать мне вызов на дуэль, после просмотра писем из Парижа убедился в том, что я, как редактор, обязан был поместить этот донос (напечатанный в качестве корреспонденции без комментариев), и сейчас же написал Бакунину, что он не может больше действовать в качестве его представителя. Косцельский стал одним из лучших и ценнейших друзей «Neue Rheinische Zeitung». Бакунину я дал публичное удовлетворение в «Neue Rheinische Zeitung», лично помирился с ним в Берлине (в августе 1848 г.) и впоследствии в «Tribune» (1851 г.) ломал копья в его защиту554. б) В «Разоблачениях о кёльнском процессе коммунистов»** некоторые лица, в особенности Шаппер, О. Диц и в меньшей степени Виллих, подверглись несправедливым нападкам, однако сам Шаппер (и Диц в одном письме к Шапперу) признал, что принципиально я был прав в своем выступлении против них; что они наделали глупостей и, пожалуй, было бы чудом, если бы они оказались вне подозрений; что Виллих тогда свихнулся и готов был на любой шаг против меня, да и на самом деле допустил ряд бесчестных шагов по отношению ко мне и моим друзьям.

Наконец: Фраза «что касается моего недоверия, то ты во всяком случае не можешь на это пожаловаться»***, - была справедливой репликой на твою фразу (я цитирую ее здесь по памяти): «В глазах


* - Эвербек. Ред.

** К. Маркс. «Разоблачения о кёльнском процессе коммунистов». Ред.

*** См. настоящий том, стр. 377. Ред.


410
МАРКС - ЛАССАЛЮ, 3 МАРТА 1860 г.

того, кто тебя знает, фогтовская брошюра не может повредить тебе и т. д.» На это успокоительное заверение я и ответил.

Что касается слов «много правды»*, то мне придется позднее, в Лондоне, еще раз просмотреть твое письмо.

Надеюсь, что теперь все пункты исчерпаны.

Твой К. М.

Еще одно. Ты советовал мне подождать с «возбуждением дела», пока я не прочту самой книги Фогта. Но разве недостаточно было выдержек, напечатанных в «National-Zeitung»?

Разве кто-либо, кто «integer vitae scelerisque purus»**, мог после этого ждать?

Не знает ли Адольф Штар корреспондента «Telegraph»***? Во всяком случае в связи со смертью г-жи Кинкель последний поместил вещи, от которых так и несло Фанни Левальд555.


* См. настоящий том, стр. 377. Ред.

** - «в жизни своей безупречен и чужд преступленьям» (Гораций. «Оды». Книга первая, ода 22). Ред.

*** - «Daily Telegraph». Ред.

**** См. настоящий том, стр. 413-414. Ред.

Впервые опубликовано в книге: F. Lassalle. «Nachgelassene Briefe und Schrifien».

Bd. III, Stuttgart-Berlin, 1922

Печатается по рукописи Перевод с немецкого 19

МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ В БЕРЛИН Манчестер, 3 марта 1860 г.

6, Thorncliffe Grove, Oxford Road Милостивый государь!

Ваше письмо от 22 февраля я получил и прежде всего выражаю Вам мою живейшую благодарность за то, что Вы взяли на себя ведение моего процесса.

Я вполне согласен с тем, как Вы предполагаете вести дело. Если выдвинутое мною обвинение по формальным причинам не будет иметь юридических последствий, то во всяком случае перед лицом общественности крайне важно, чтобы оно было выдвинуто.

В качестве комментария к нижеследующим приложениям**** и для того, чтобы закончить мою информацию, я позволю себе 556


411
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 3 МАРТА 1860 г.

сделать следующие пояснения, причем считаю нужным заранее отметить, что так как у меня нет копии письма, отосланного Вам 13 февраля, то нумерация пунктов обвинения соответствует моему последнему письму от 24 февраля*.

К пункту IV относительно Шерваля.

Как Вы могли видеть из пересланных Вам «Разоблачений о кёльнском процессе коммунистов», г-н Карл Шаппер был одним из двух руководителей той части Союза коммунистов, которая в 1850 г. стала ко мне во враждебные отношения и которую я обвинял в том, что она неверно представляет себе цель существовавшего тогда тайного общества; по моему убеждению, это общество должно было заниматься распространением определенных взглядов, но держаться в стороне от всякой заговорщической деятельности. Я, таким образом, открыто обвинял г-на Шаппера и компанию как через выступавшего в кёльнском суде адвоката**, так и в моей вышеупомянутой, вышедшей позднее в Швейцарии и Америке брошюре - в том, что они создали предлог для полицейских происков Штибера и его агентов и тем вызвали судебное преследование моих друзей в Кёльне.

Как ни тяжело было, должно быть, для самолюбия г-на Шаппера признать перед судьей свои ошибки, я все же знал, что он честный человек (в 1848-1849 гг. он был корректором «Neue Rheinische Zeitung»), и потому попросил его в посланном отсюда письме дать перед лондонским судьей affidavit*** по этому пункту****. Он немедленно исполнил мою просьбу (см. приложение «а». Перевод: приложение «f, 1»).

Подобно мне г-н Шаппер уже в течение многих лет стоит в стороне от всякой агитации.

Affidavit Шаппера устраняет последнюю неясность в вопросе о моих отношениях с негодяем Шервалем; впрочем, у «National-Zeitung» не осталось бы никаких сомнений по этому поводу, если бы она даже поверхностно просмотрела официальные отчеты о кёльнском процессе коммунистов (октябрь и ноябрь 1852 г.), перепечатанные в наиболее влиятельных прусских газетах. Она обязана была это сделать, прежде чем возводить на меня позорящие меня обвинения. Она тем более обязана была сделать это, что сама она в своих передовых статьях неоднократно упоминала об этом процессе. Affidavit Шаппера доказывает, что Шерваль никогда не был связан со мной, а был


* См. настоящий том, стр. 378-395. Ред.

** - Шнейдера II. Ред.

*** - заявление перед судьей, равносильное показанию под присягой. Ред.

**** См. настоящий том, стр. 396-397. Ред.


412
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 3 МАРТА 1860 г.

связан лишь с моими тогдашними противниками. Я могу добавить о Шервале еще следующее, приведя выдержку из старого письма, которое я писал Фридриху Энгельсу в Манчестер (28 октября 1852 г.) и которое он сохранил: «Что Шерваль - полицейский шпион, доказывает следующее: Во-первых, странное бегство его из парижской тюрьмы сразу же после вынесения приговора.

Во-вторых, беспрепятственное пребывание в Лондоне, хотя он считается уголовным преступником.

В-третьих, г-н фон Ремюза (я уполномочил Шнейдера II в случае необходимости назвать его) сообщил мне, что Шерваль предлагал ему свои услуги в качестве агента принца Орлеанского и что он написал после этого в Париж и получил документы (показанные мне в копии), из которых следует, что Шерваль был сначала прусским полицейским агентом, а теперь он бонапартистский агент»557.

Содержание вышеприведенного отрывка из письма подтвердит г-н адвокат Шнейдер II из Кёльна, если Вы сочтете необходимым пригласить его в Берлин в качестве свидетеля. Упомянутый в цитируемом письме к Энгельсу г-н де Ремюза был, если я не ошибаюсь, министром при Луи-Филиппе и во всяком случае одним из наиболее выдающихся депутатов в эпоху Луи-Филиппа, а также одним из значительнейших писателей так называемой партии доктринеров того периода.

К пункту II. (Относительно денег для газеты «Volk».)

Я посылаю Вам в приложении «b» (перевод: приложение «f, 2») мое собственное заявление, заменяющее показание под присягой558, относительно происхождения, денег, переданных мною в распоряжение «Volk».

Так как я должен был на некоторое время задержаться в Манчестере, потому что там живет мой адвокат по делу о клевете против лондонской «Daily Telegraph», то свой affidavit мне пришлось сделать перед манчестерским Justice of the Peace (мировым судьей). Вследствие этого, согласно английскому закону, на показании нет печати.

К пункту I мне нечего добавить.

По поводу пункта III я замечу следующее: Что касается вопроса о моей «связи» с «тайной полицией», то я мог бы требовать, чтобы в качестве свидетеля был вызван мой шурин, бывший прусский министр фон Вестфален. Но моя жена, его сестра, хотела бы, если это возможно, избежать семейного скандала. Я целиком предоставляю это на Ваше усмотрение.


413
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 3 МАРТА 1860 г.

Приложение «с» (перевод: приложение «f, 3») содержит заменяющее показание под присягой заявление Г. Мюллера, председателя легального Просветительного общества немецких рабочих в Лондоне. Это единственное общество рабочих (кроме упомянутого тайного общества - Союза коммунистов, распущенного, по моему предложению, в ноябре 1852 г.), к которому я принадлежал в Лондоне, начиная с момента моего прибытия туда (в сентябре или августе 1849 г.) и вплоть до моего выхода из общества (в середине сентября 1850 г.), о чем я тогда публично заявил в различных немецких газетах* (в том числе и в существовавшей тогда «Deutsche Londoner Zeitung»). Это вообще единственное общество немецких рабочих, с которым я состоял за время моего пребывания в Лондоне в какой-либо связи. В годовщину своего основания (6 февраля 1860 г.) это общество (статья из «National-Zeitung» была перепечатана лондонской газетой «Daily Telegraph» как раз в этот день) единогласно приняло резолюцию против Фогта в мою защиту, хотя я не состою в нем уже в течение 10 лет.

Как Вы увидите из приложения, председатель этого общества оформил резолюцию в Лондоне таким образом, чтобы она могла фигурировать на суде в качестве официального документа.

К пункту V. Я прилагаю здесь (в приложении «d») появившийся в «Daily Telegraph» пересказ статьи «National-Zeitung», а также присланный после моего протеста ответ (берлинского) корреспондента «Daily Telegraph» (в приложении «e»), перевод которого я дал в своем письме от 24 февраля**.

Я считаю совершенно излишним упоминать в ходе процесса в какой бы то ни было связи имя моего друга Фердинанда Фрейлиграта, за исключением упоминания его в моем письме к Фридриху Энгельсу от 19 ноября 1852 г., которое я переслал Вам в письме от 24 февраля***. Это письмо я считаю существенным для судебного установления фактов.

Кроме следующей ниже дополнительной информации, я прилагаю к этому письму следующие приложения: Приложение a) affidavit Шаппера; b) мой собственный affidavit; с) affidavit Г. Мюллера; d)

«Daily Telegraph» от 6 февраля, стр. 5, столбец 1, статья под названием «The Journalistic Auxiliaries of Austria» («Газетные пособники Австрии»); е) «Daily Telegraph» от 13 февраля, стр.

2, столбец 6, корреспонденция под названием «Германия (от нашего собственного


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Заявление о выходе из лондонского Просветительного общества немецких рабочих». Ред.

** См. настоящий том, стр. 394. Ред.

*** См. настоящий том, стр. 378, 392 и 401-402. Ред.


414
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 3 МАРТА 1860 г.

корреспондента), Франкфурт-на-Майне, 8 февраля»; f) перевод трех affidavits; g) брошюра «Рыцарь благородного сознания», Нью-Йорк, декабрь 1853; h) письмо Флокона, члена временного правительства, Париж, 1 марта 1848 года; i) письмо Лелевеля, Брюссель, 10 февраля 1860 года; k): 1) письмо Л. Жотрана, Брюссель, 19 мая 1848 г. и 2) его же письмо, Брюссель, 25 февраля 1848 года; l) 1 экземпляр брошюры «Два политических процесса. Слушались в феврале в суде присяжных в Кёльне». Кёльн, 1849; m) письмо Эрнеста Джонса, Лондон, 11 февраля 1860 года; n) письмо шеффилдского комитета по иностранным делам, 6 мая 1860 г., Шеффилд559; o) письмо Давида Уркарта, Глазго, 9 декабря 1854 года; p) перевод приложений «m», «n» и «o».

Единственный документ, который я должен еще представить Вам, это письмо редактора «New-York Tribune» о моих отношениях с этой возглавляющей англо-американскую прессу газетой, начиная с середины 1851 г. и до настоящего момента560. Я жду это письмо со дня на день.

С совершенным почтением преданный Вам д-р Карл Маркс Дополнительные сведения Само собой разумеется, что в процессе против «National-Zeitung» я касаюсь только тех пунктов фогтовского пасквиля, которые «National-Zeitung» сама приводит в своих передовых статьях либо в виде цитат, либо в виде комментариев к ним; при этом в отношении «National- Zeitung» я затрагиваю только те пункты, которые являются уголовно наказуемыми. Все остальное я приберегаю для моего литературного ответа Фогту, который может выйти в свет только по окончании судебного процесса.

Эти дополнительные сведения преследуют поэтому лишь следующую цель: 1) На случай реплик адвокату противной стороны я добавляю некоторые замечания по поводу тех мест из «National-Zeitung», которые для самого иска не имеют никакого значения.

2) Так как я сам сын адвоката (покойного юстицрата Генриха Маркса в Трире, который долгое время был там старшиной адвокатского сословия и выделялся как своей личной безупречностью, так и своими юридическими талантами), то я знаю, насколько важно для добросовестного адвоката иметь совершенно ясное представление о личности своего клиента.

Кроме того, Вы увидите, что кое-что из приведенного к пункту 2 может пригодиться во время судебного разбирательства.


415
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 3 МАРТА 1860 г.

К пункту 1.

В «National-Zeitung» после того места, которое я привожу в письме от 24 февраля, в пункте III*, говорится следующее (№ 37 «National-Zeitung», столбец 2, строка 65 и сл. сверху): «Для дальнейшей характеристики Фогт, между прочим, приводит длинное письмо бывшего лейтенанта Техова от 26 августа 1850 г., в котором и т. д. ...»

Но письмо это, прежде всего, не содержит, как склонен будет предполагать читатель, прочитавший только «National-Zeitung», но не читавший пасквиль самого Фогта, ничего, ни одной строки о том, что непосредственно перед этим утверждала вместе с Фогтом и вслед за ним «National-Zeitung», a именно - о «компрометировании проживающих в отечестве лиц, чтобы под угрозой доноса выманивать у них деньги», о «связи с тайной полицией во Франции и Германии» и т. п.

На самом деле сказанное Теховым сводится к тому, что он как-то выпивал вместе со мной, Энгельсом и Шраммом (ныне умершим, а тогда - в 1850 г. - являвшимся ответственным издателем журнала, издававшегося в Гамбурге Энгельсом и мной**) и принял за чистую монету наши шутки над ним, когда он пытался импонировать нам, разыгрывая из себя весьма серьезного и важного уполномоченного тайного общества в Швейцарии561. Это относится к теоретической части его письма, где он описывает свою беседу с нами (в таком виде ее никогда не было) с самыми невероятными искажениями и комическими извращениями. Никто не станет требовать от меня, чтобы я, в течение более чем 15 лет печатно излагавший свои взгляды на немецком, французском и английском языках, стал серьезно обсуждать изложение моей теории, сделанное бывшим лейтенантом, который за всю свою жизнь провел со мной только несколько часов, да и то в пивной. Тогдашняя двуличность и недобросовестность г-на Техова ясно видны из того, что раньше в сообщениях мне и Энгельсу из Швейцарии он поносил Виллиха (см. приложение «g»: «Рыцарь благородного сознания», стр. 3- 4562), а впоследствии в своем неопубликованном письме безоговорочно повторял измышления и клевету, которые распускал против меня Виллих (Виллих в то время проявлял глупейшее самомнение, веря в важность своей собственной персоны и фантазируя насчет козней, которые якобы строились против него воображаемыми соперниками).


* См. настоящий том, стр. 388. Ред.

** - «Neue Rheinische Zeitung. Politisch-okonomische Revue». Ред.


416
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 3 МАРТА 1860 г.

Между тем Техов - если бы он обладал хоть каплей ума - должен был бы, конечно, понять, что, пробыв в Лондоне всего несколько дней и общаясь исключительно с нашими тогдашними противниками, он не может вставать ни на ту, ни на другую сторону.

До сих пор я говорил только о, так сказать, теоретической части письма Техова (оно перепечатано у Фогта на стр. 142 и сл.*, хотя я, конечно, не знаю - не искажено ли оно).

Теперь я перейду к той части письма, которая якобы усугубляет мою вину, к той части, где Техов говорит о дуэли моего покойного друга Конрада Шрамма с Виллихом. Если бы «National-Zeitung» перепечатала это письмо, то я приложил бы письмо Шрамма, в котором он - уже много времени спустя после дуэли - упрекал меня в том, что я нахожусь под влиянием Виллиха, так как я уговаривал его, хотя и тщетно, не драться на дуэли.

Здесь достаточно указать только на приложение «g», стр. 5-9563. (Когда эта брошюра появилась в Нью-Йорке в декабре 1853 г., оба они - и Виллих, и К. Шрамм - находились уже в Америке.)

Что касается брошюры (приложение «g»), то необходимо сообщить кое-что об истории ее возникновения.

В декабре 1852 г., через несколько недель после окончания кёльнского процесса коммунистов, я послал рукопись моих «Разоблачений» об этом процессе в Базель издателю Шабелицу. Задержав печатание на несколько месяцев, Шабелиц наделал таких глупостей при пересылке брошюры, что все посланное в Германию издание было конфисковано на баденской границе. Вследствие этого я послал рукопись в Соединенные Штаты Северной Америки, где она и была напечатана в Бостоне, сначала в нескольких номерах «Neu-EngIand-Zeitung» в марте 1853 г., а затем в виде отдельной брошюры.

Одновременно с опубликованием в Америке «Разоблачении» там появился г-н Виллих вместе с Кинкелем. Оба они приехали для проведения революционного займа564, так как, согласно взглядам Кинкеля, которые он изложил тогда в американских немецких газетах, «революции делать так же легко, как строить железные дороги», если только для этого имеются «необходимые деньги»565. Я решительно высказался против подобных глупостей. Виллих после опубликования в Америке «Разоблачений» выжидал по крайней мере 4 месяца и потом только напечатал ответ в «New-Yorker Criminal-Zeitung»566.


* К. Фогт. «Мой процесс против «Allgemeine Zeitung»». Ред.


417
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 3 МАРТА 1860 г.

Этот ответ содержит те же глупости и ту же клевету, что и письмо Техова (в 1850 г. Техов писал в Швейцарию в сущности только то, о чем нашептывал ему тогда в Лондоне Виллих и что Виллих напечатал в Нью-Йорке в 1853 году). Я тем более обязан был ответить, что благодаря моим статьям в «New-York Tribune» я уже и тогда занимал в англо-американской прессе признанное общественное положение. Я решил, однако, разобрать дело хотя и по существу, но в шутливой форме, как это и сделано в «Рыцаре благородного сознания». Техов, а также и Виллих могли, конечно, мне ответить, но они предпочли молчать и не нарушали своего молчания в течение 7 лет, вплоть до настоящего времени.

Насколько же нечестно и нелепо со стороны «National-Zeitung» (постаравшейся отомстить за критику, которой я ее подвергал в 1848-1849 гг. в «Neue Rheinische Zeitung»567) преподносить публике в качестве достоверной истины давным-давно публично опровергнутую сплетню!

Между прочим, после того как книга Фогта была получена в Лондоне, я послал ее вместе со своим письмом г-ну Техову в Австралию и через 4 месяца смогу, вероятно, сообщить публике его ответ.

К тому же, характерной для Фогта является нижеследующая история публикации письма Техова.

Живущий в Париже адвокат Шили в письме с пометкой: Париж, 6 февраля 1860 г., пишет мне по этому поводу: «Это письмо» (письмо Техова), «пройдя через несколько рук, в конце концов попало ко мне и хранилось у меня до того времени, пока в результате моего изгнания из Швейцарии (летом 1851 г.) оно не попало через Раникеля (рабочего, который был связан с Виллихом) в руки Фогта. Дело в том, что я не мог привести в порядок своих бумаг, так как меня неожиданно, без всякого предварительного уведомления о высылке или какого бы то ни было иного предупреждения схватили на улице в Женеве, где я был интернирован, и немедленно же по этапу, через различные тюремные пункты переправили в Базель, а оттуда дальше. Бумаги мои были приведены в порядок моими друзьями, в числе которых был и Раникель. Вот каким образом ему удалось завладеть письмом.

Впоследствии из Лондона я письменно затребовал у Раникеля это письмо, но не получил его. Как у особо доверенного лица Виллиха (он раньше жил с ним вместе в Безансоне), у него, вероятно, были другие проекты или другие инструкции... В настоящее время Раникель владелец прекрасного переплетного заведения, причем оно обслуживает женевское правительство (во главе которого стоит патрон Фогта Фази). Будучи поклонником Виллиха, Раникель в то же время был наушником Фогта».

Вот каким честным путем г-н Фогт получил это письмо Техова.

Если Вы будете вообще касаться этого пункта, то я прошу Вас не упоминать имени Шили, так как Фогт как бонапартист-


418
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 3 МАРТА 1860 г.

ский агент достаточно силен, чтобы добиться его высылки из Франции.

К этому пункту я еще должен добавить, что как только Виллих (1853 г.) опубликовал воспроизведенные ныне в письме Техова нелепости, то в той же самой «New-Yorker Criminal- Zeitung», прежде чем я мог что-либо узнать об этом в Англии, появился сокрушительный ответ Иосифа Вейдемейера (раньше он был прусским артиллерийским лейтенантом, впоследствии одним из редакторов франкфуртской «Neue Deutsche Zeitung», а теперь занимает место помощника главного землемера в штате Айова), который находился во время лондонского раскола и в период кёльнского процесса коммунистов во Франкфурте-на-Майне и был членом Союза коммунистов. Это заявление было подписано также д-ром А. Якоби, который сам был в числе обвиняемых в Кёльне, но был оправдан и сейчас - практикующий врач в Нью- Йорке568.

Относительно следующего места в «National-Zeitung» № 37, столбец 2, строка 31 и сл. сверху: «В среде эмигрантов они» (то есть я и компания) «продолжали дело «Rheinische Zeitung», которая в 1849 г. вела агитацию против всякого участия в движении и постоянно нападала на всех членов парламента и т. д.», - я замечу: Совершенно правильно, что «Neue Rheinische Zeitung» никогда не старалась, не в пример «National-Zeitung», сделать из революции дойную корову; только ценой больших денежных жертв и подвергаясь личной опасности мне удалось сохранить газету вплоть до тех пор, пока она не была запрещена прусским правительством. Смешное обвинение - особенно в устах «National-Zeitung», - будто «Neue Rheinische Zeitung» «в 1849 г. вела агитацию против всякого участия в движении», лучше всего опровергается самим содержанием газеты. Впрочем, для характеристики того, как я выступал во время революции, сошлюсь на приложение «l»: «Два политических процесса и т. д.».

Совершенно верно также и то, что «Neue Rheinische Zeitung» всегда иронически отзывалась о г-не Фогте и прочих пустых фразерах франкфуртского Национального собрания, оценивая их по достоинству. К тому же Фогту, который, по собственному признанию в своей брошюре, уже в 1846 г. был натурализованным швейцарским гражданином, то есть гражданином иностранного государства, нечего было делать в Германии. Неверно, что «Neue Rheinische Zeitung» «нападала на всех членов парламента». Она состояла в самых дружественных отношениях с многими членами крайней левой. Насколько сам Фогт и иже


419
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 3 МАРТА 1860 г.

с ним почти до самого закрытия газеты заботились о том, чтобы снискать ее расположение, видно хотя бы из того, что, основав Мартовский союз, они разослали по всей Германии циркуляр, в котором настойчиво рекомендовали своей публике подписываться на определенные газеты, отмечая «хорошие» газеты одной звездочкой, а «наилучшие» двумя. «Neue Rheinische Zeitung» они удостоили «двух звездочек». Как только этот листок попал мне в руки, я сейчас же в короткой передовой статье в «Neue Rheinische Zeitung» (кажется, в одном из мартовских номеров 1849 г.) заявил протест против этого непрошенного покровительства со стороны людей, личные качества и политическую мудрость которых я одинаково мало уважал569.

К пункту 2. В 1842 г. (в то время мне было 24 года) я был главным редактором старой «Rheinische Zeitung», которая находилась сперва под простой, а затем под двойной цензурой и в конце концов была насильственно закрыта прусским правительством (весной 1843 года).

Одним из тех, с кем я тогда вместе работал, был г-н Кампгаузен, ставший после мартовской революции министром-президентом Пруссии. Старая «Rheinische Zeitung» несомненно сломила силу прусской цензуры. (Замечу конфиденциально и, конечно, не для огласки: после закрытия «Rheinische Zeitung» прусское правительство обратилось ко мне с предложениями через тайного ревизионного советника Эссера, друга моего отца. Эссер находился в то время вместе со мной на курорте в Крёйцнахе, где я сочетался браком с моей теперешней женой.

После того, как он сообщил мне об этих предложениях, я покинул Пруссию и уехал в Париж.)

В Париже вместе с Фридрихом Энгельсом, Георгом Гервегом, Генрихом Гейне и Арнольдом Руге (с Гервегом и Руге я впоследствии порвал) я издавал «Deutsch-Franzosische Jahrbucher ». В конце 1844 г. по требованию прусского посольства в Париже я был выслан (г-ном Гизо) и уехал в Бельгию570. Какое положение я занимал во время моего пребывания в Париже среди французских радикалов, лучше всего видно из приложения «h», то есть из письма Флокона от 1 марта 1848 г., в котором от имени временного правительства он просил меня вернуться во Францию и сообщал, что приказ Гизо о моей высылке отменен. (Конфиденциально: летом 1844 г., после банкротства издателя «Deutsch-Franzosische Jahrbucher» (Юлиуса Фрёбеля), я получил в Париже письмо (с вложением 1000 талеров) от д-ра Классена, писавшего от имени Кампгаузена и прочих акционеров «Rheinische Zeitung». В этом письме мои заслуги были настолько преувеличены, что уже по одному этому я его здесь не прилагаю.)


420
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 3 МАРТА 1860 г.

В Брюсселе я жил с начала 1845 г. до начала марта 1848 г., после чего меня снова выслали, и я, руководствуясь письмом Флокона, вернулся во Францию. В Брюсселе кроме бесплатных статей в различных радикальных парижских и брюссельских газетах я написал, совместно с Энгельсом, «Критику критической критики» (философское сочинение, вышедшее в 1845 г. во Франкфурте-на-Майне в издательстве Рюттена)*, «Нищету философии» (экономическое сочинение, 1847 г., изданное Фоглером в Брюсселе и Франком в Париже), «Речь о свободе торговли» (Брюссель, 1848 г.), двухтомное сочинение о новейшей немецкой философии и социализме** (в печати не появилось, см. мое предисловие к работе «К критике политической экономии», изд. Ф. Дункера, Берлин, 1859571) и ряд листовок572. В продолжение всего моего пребывания в Брюсселе я читал бесплатно лекции по политической экономии в брюссельском Просветительном обществе немецких рабочих. Печатание брошюры, в которой я собрал эти лекции, было прекращено из-за февральской революции573. Какое положение я занимал среди брюссельских радикалов (весьма различных оттенков), видно из того, что я был избран членом комитета открытого международного общества574 в качестве представителя от немцев. Лелевель (ныне 80-летний старик, ветеран польской революции 1830- 1831 гг. и ученый историк) был избран от поляков, Энбер (впоследствии комендант парижского Тюильри) - от французов и Жотран, брюссельский адвокат, бывший член учредительного собрания575 и вождь бельгийских радикалов - от бельгийцев, он же был и председателем. Из обоих писем ко мне Жотрана (теперь он уже старик) (приложения «k, 1» и «k, 2») и из письма Лелевеля (приложение «i») Вы увидите, каково было мое отношение к этим лицам во время моего пребывания в Брюсселе. Письмо Жотрана (приложение «k, 2») написано после разногласий, которые возникли у меня с ним на одном публичном собрании 22 февраля 1848 г., после чего я подал ему заявление о своем выходе из международного общества576.

Второе письмо он написал мне, когда я основал в Кёльне «Neue Rheinische Zeitung».

Второй раз я жил в Париже с марта до конца мая 1848 года577. (Конфиденциально: Флокон предлагал мне и Энгельсу деньги для основания «Neue Rheinische Zeitung». Мы отклонили это предложение, так как мы как немцы не хотели брать субсидии даже и от дружественного французского правительства.)


* К. Маркс и Ф. Энгельс. «Святое семейство, или Критика критической критики». Ред.

** К. Маркс и Ф. Энгельс. «Немецкая идеология». Ред.


421
МАРКС - ЮСТИЦРАТУ ВЕБЕРУ, 3 МАРТА 1860 г.

С мая 1848 до конца мая 1849 г. я издавал в Кёльне «Neue Rheinische Zeitung».

Из приложения «l» Вы увидите, что я был избран одним из трех руководителей рейнсковестфальских демократов578. (Конфиденциально: Когда я прибыл в Кёльн, один из друзей Кампгаузена предложил мне поехать к нему в Берлин. Эту попытку воздействия я оставил без внимания.)

С июня 1849 по август 1849 г. я был в Париже. В бытность Бонапарта президентом был выслан.

С конца 1849579 и по нынешний 1860 г. я нахожус